Сохранить .
Боги Авроры Евгений Александрович Гарцевич
        В Эфире #3
        Временная аннотация:
        Отряды стальных чудовищ, пугающе-реалистичные квесты, отсылки к мифологии ацтеков и майя - фантазия сценаристов цветёт в этой онлайн-игре буйным цветом. А ещё игра помогает скрыть неприглядные тайны из реального мира. И чтобы их разгадать, Даниле - геймеру и мошеннику - придётся вживаться в новую роль, которую он даже представить себе не мог.
        Продолжение цикла "В Эфире".
        Первая книга: Обложка временная.
        Боги Авроры
        Глава 1
        Я вдавил кнопку «ВЫХОД», перед глазами пронеслось несколько зеленых вспышек и строчки системного кода. Картинка мигнула еще раз и выключилась. Я смотрел на внутреннюю подсветку капсулы, слышал звук включившихся приводов и даже зажмурился от света, полившегося в щель открывающейся крышки. Я не верил! Но! У меня получилось! Выкусите, уроды! Легендарные гении, вас переиграл какой-то пацан!
        Но что-то было не так. Я ощущал себя в реальном мире, но не чувствовал тело. Не так, будто нервные окончания не откликаются или что-то онемело, но будто с задержкой.
        Я вспомнил четыре силуэта в темноте, и флешбеком всплыли слова, услышанные однажды: «У него была сестра-близняшка Аннелиса. Они были не так уж сильно похожи внешне, но мозг у них работал одинаково».
        Аннелиса, больше известная как Алиса…
        А если «одинаково», то…
        Крышка уже открылась полностью и можно было выбираться наружу. Я открыл глаза, вздрогнул и выругался.
        Над капсулой возвышался человек. На которого я когда-то каждый день смотрел в зеркало. Человек в моем теле явно был перевозбужден, дышал резко, даже скорее жадно, и главное, замахивался на меня какой-то дубиной, похожей на ножку от стула.
        - Сучка, ты кто такая? - рявкнул человек в моем теле голосом, который всегда казался мне чужим.
        - Я Данила, а ты что за… - я осекся на полуслове, когда услышал истеричный сейчас женский голос Алисы. - Ты Уокер? Какого хрена происходит?
        Я с трудом выдавил последние слова, пытаясь тупо не заорать матом. Как это все происходит? Как? И главное, почему со мной? Это же не Эфир уже с его приколами, хотел тело - получите и распишитесь. А какое - это уже вопрос десятый. То, что передо мной не Эйп, было понятно по отломанной от стула ножке. Хозяин дома сейчас не так бы меня встречал.
        - Докажи, - Уокер перекинул дубину в левую руку и чуть отошел, оглядываясь на дверь в комнату, - и быстро!
        - Да мы ведь даже не знакомы! - я не мог управлять чужим голосом и почти перешел на визг. Что такого могу знать я, чего не знает Алиса? Думай-думай! - Подожди, подожди! У Фрисби скоро свадьба со Жгучей.
        - Сойдет. Не мешай мне, - сказал Уокер и вырубил меня ударом кулака.
        
        ***
        - Данила, очнись, - я услышал женский голос и вроде знакомый, это была Ника. Я открыл глаза и понял, что лежу на полу, что меня вынули из капсулы и, судя по мягкому пледу под головой, заботливо положили на пол, а теперь трясут за плечи, - Да, очнись же ты! Времени нет!
        - Ника? Я не понимаю...
        - Ты должен это посмотреть, - сказала девушка и впихнула мне в руки планшет.
        
        На экране застыло игровое видео из Эфира с Алисой, а точнее с ее персонажем. Ника нажала на кнопку воспроизведения.
        
        «Данила, слушай меня внимательно. Если хочешь жить, то выслушай! И это не угроза из виртуального мира, не гневные проклятия из-за того, что произошло. Это реальный факт. Слушай и запоминай!
        Организация, скорее всего известная тебе под названием Тринайти, в которой мы состоим с братом, это не клуб по интересам, и уж тем более не дружественная тусовка старых друзей. Тут жестко, только бизнес и ничего личного. Есть протоколы на случай утечки. Лакки Эйп потерял контроль над своей оболочкой в реале. Рисковать никто не будет - спасать, возвращать, просто устранят угрозу.
        Есть договоренности и протоколы на случай смерти акционера в реальной жизни. Нет ножек, нет и скакалки, как бы тупо это не звучало.
        Братишка налажал. Он не только допустил ситуацию, что вы с Уокером поменялись сознанием с нами, но главное, что о нем узнал Найтгард. Может растерялся, может запаниковал, не знаю пока. Но знаю, что уже сейчас к нам домой едет группа зачистки, и если ты мне не подыграешь, то мы все умрем. Про меня пока не знают, а я очень хочу еще пожить. Я не бросаю брата, не предаю своих, но, когда ты получаешь доступ к по сути бессмертию, по-другому начинаешь смотреть на многие вещи. А я очень хочу выжить, и ты, надеюсь, тоже».
        
        Алиса в кадре была в какой-то лесной локации, все время перемещаясь между деревьями. Лицо сосредоточенное, никаких улыбок или хитрых подмигиваний, во взгляде смесь страха и надежды.
        
        «Я понимаю, что ты сейчас не в себе. Черт, как-то двусмысленно это прозвучало. Но поверь моему опыту, привыкнешь быстро. Не переживай, что попал в женское тело, притворяться мной очень легко. У меня уже сложилась определенная репутация. Тебе даже разговаривать ни с кем не придется, смотри на всех, как на пустое место, и уже поверят, что ты - это я. Приставать к тебе никто не будет - все знают, что меня не интересуют мужчины. Были давно какие-то полунамеки, но пара сломанных рук быстро расставили все на свои места.
        У тебя есть выбор сейчас: ныть, что попал в женское тело, или воспользоваться ситуацией и поучаствовать в интересной истории, да еще и время отлично провести с Никой, если ты понимаешь, о чем я! А потом и тело свое вернуть! Я не могу без реала, Эфир для меня вторичен. Мне земная жизнь нужна!
        Но сейчас важно другое! В дом едет группа захвата. Скорее всего это группа Итона. Ты с ними не сталкивался, они в реале работают. Это полные отморозки и преданы только Найтгарду. Меня будут проверять. Как - не знаю, может, спросят что-то такое, что знаю только я.
        Угадать, что спросят, нереально, поэтому нападай сам - я бы именно так и сделала. Итону просто напомни, что знаешь о том, что произошло в Праге пять лет назад. Этого должно хватить, если придет кто-то другой, то просто посылай на хер. Не тот у них уровень, оправдываться перед ними я бы не стала. Так, что еще? Итона ни с кем не перепутаешь, он лысый, а на щеке старый шрам. На мою охрану просто наори за то, что допустили побег Уокера, и то, что не уберегли меня. Ника сказала, что у меня лицо разбито, обидно, конечно, но нам на руку. Как разберешься со всеми, прими ванную, я всегда отмокаю после рейдов. А потом приходи в Эфир, многое обсудить нужно - я знаю, как обеспечить условия перехода независимо от релиза игры».
        
        Ника выключила планшет, отложила его и помогла мне подняться. На Алисе был тонкий облегающий спортивный костюм, специально разработанный для капсул, трехслойный для улучшенной вентиляции, но я все равно обливался потом. Левый глаз заплыл и сильно болела щека. И только я начал осматривать себя, как послышался звонок в дверь.
        Звонили настойчиво, только трель обрывалась, как сразу же истерично возобновлялась. Длинный, три коротких, опять длинный. В комнату вбежал мужчина в черной форме и бронежилете, в руках компактный пистолет-пулемет, а на лице смесь тревоги и возбуждения.
        
        - Аннелиса, там люди компании, впустить? - он покосился на мое лицо и робко добавил, - Как вы? Может, врача вызвать?
        Ника напряглась и замерла, да и сам я словил волну адреналина и только и думал, какие бы слова подобрать. Так, что там Алиса бы сейчас делала? Хамила и ругалась? Я попробовал выдавить нечто грозное, но язык будто отказался поворачиваться. Так что я просто махнул рукой. Получилось нечто среднее между тем, как принцессы протягивают ручку для поцелуев и жестом «делайте, что хотите».
        
        - Понял. Мы будем рядом, если что, - кивнул боец и ушел открывать дверь.
        
        Когда я вышел в гостиную, в тот самый зал, в котором когда-то играл в шахматы с Эйпом, там уже набилась толпа народа.
        Ближе ко мне, а также на втором этаже стояла охрана дома. Я насчитал пятерых, все крепкие ребята, вид собранный, минимум растерянности. Да и ребятами они казались только на фоне вошедших, а так крепкий трехсотый уровень. У входа же стояло всего трое, но уже под пятисотый уровень. Я улыбнулся от мысли, что оцениваю их критериями игры, а потом скривился от боли в щеке.
        Первым стоял тот самый Итон, про которого говорила Алиса. Крепкий высокий мужик, с гладко выбритым подбородком и лысой блестящей головой, одет в черный костюм с белой рубашкой и тонким галстуком. Спортивное тело, пиджак расстегнут, видна кобура. Этакий Джеймс Бонд на подработке телохранителем. В чем-то даже приятный, если бы не лицо уголовника, плюс шрам создавал впечатление презрительной ухмылки. За его спиной стояло два космонавта в военных экзоскелетах со штурмовыми винтовками в руках.
        
        - Где он? - спросил лысый, и я даже моргнуть не успел, как быстро и при этом плавно он оказался рядом со мной, поднес палец к моему подбородку и чуть повернул голову, будто на свету хотел рассмотреть наливающийся фингал. - Красиво получилось.
        
        Я отшатнулся. Холодное прикосновение, будто меня зомби погладил, а еще взгляд. Я не знаток грустных мужских взглядов, но в этом было столько сожаления, что не он расквасил мне лицо, а кто-то другой, что стало страшно. Алиса похоже действительно тут многих бесит.
        
        - Убежал, - я попытался произнести это слова максимально холодно и даже голос не дрогнул, но понять, какой эффект это произвело, я не смог.
        - Передайте ориентировку, - он обернулся на космонавтов, а потом опять на меня, и сказал шутливым тоном, - Аннелиса, ты ли это?
        
        Тон, манера речи, надежда в глазах, рука, опустившаяся к кобуре на поясе, - все говорило о том, что он хочет, чтобы это была уже не Алиса. Он реально хочет меня пристрелить, и пусть не меня, а ее, но легче от этой мысли не стало. Похоже, приплыл котенок, можно было так не стремиться в реал. Я покосился на защитников, которые еще несколько минут назад обещали меня прикрыть, а теперь стояли и усиленно делали вид, что разглядывают все что угодно, кроме меня и лысого отморозка. В голове что-то переключилось, может след сознания Алисы, а может понимание, что терять уже нечего. Я мысленно включил пассивку «импровизация», не зря же мне ее в Эфире дали, еще раз улыбнулся, и понеслась.
        
        - Итон, ты охренел? - тяжело далось только имя, а потом будто плотину прорвало, - Проверки мне будешь устраивать? Ну, давай, рискни! Давай поиграем в игру, ты спрашиваешь что-то такое, что знаю только я, а я отвечаю. Не тупи, спрашивай! Хотя стой! Поиграем по моим правилам. Есть классная тема, называется «я знаю, что вы сделали прошлым летом». Ну-ка, ну-ка! О, может, тебе напомнить, что произошло в Праге? Думаешь, пять лет прошло, и все забыто?
        
        Я разошелся так, что уже начал бояться, не переигрываю ли я, но заметил легкую улыбку на лице Ники и чуть расслабился. Голос Алисы скакал в диапазоне между хамством и презрением, как по крайней мере я себе его представлял. Итон пару раз пытался вклиниться в мой стремительный монолог, но, когда я упомянул Прагу, его будто ударили. Лицо скривилось, а рука легла на рукоять пистолета.
        Черт, так ведь и пристрелит, чтоб про эту гребаную Прагу больше никто не узнал. Надо было Алисе что-нибудь попроще мне подсказать. Но он сдержался, снял руку с пистолета и поднес ее к уху, похоже, там был микрофон. Замер на пару секунд, а потом кивнул невидимому собеседнику.
        
        - Найтгард рад, что ты еще с нами, - он обернулся к своим помощникам и покрутил пальцем в воздухе, мол, сворачиваемся.
        - Что с братом?
        - По последним сведениям, он словил окончательную смерть персонажа, попал на контракт НПС недалеко от Динасдана. Потом встретил отряд Хранителей, с которым отправился в клановую штаб-квартиру. Но до туда не дошел. Отряд уже респанулся, их допрашивают.
        - С… - я чуть было не сказал «спасибо», но вовремя себя одернул, - Солдатиков своих забирай, и приберите там, наследили.
        
        Конечно же, ничего они не убрали, но я понял, что злить Итона мне понравилось. Я разогнал домашнюю охрану, презрительно обозвав их защитничками и приказав не попадаться мне на глаза. Шепнул Нике, что хочу сначала в ванную, а потом есть, и позволил увести себя, дабы не палиться изучением планировки дома.
        Ванна, а точнее трехметровое джакузи так меня расслабило, что я с трудом воспринимал рассказы Ники. Но пытался. Знал, что это важно, как для меня, так и для Ники. Я не понимал ее, не понимал ее мотивов и отношения к ситуации. Предложил снять крупную сумму денег со счета и купить ей билет в любую точку мира, куда она захочет. Она заплакала и отказалась.
        Возможно, какой-нибудь профи назвал бы ее состояние стокгольмским синдромом, возникшим в доминантных отношениях (как я погуглил позже), я же видел подавленного человека с перепадами настроения, и острым, даже жертвенным желанием помочь. Вот только совершенно не понимал, мне в теле Алисы или настоящей Аннелисе.
        Вся ситуация была странной. Против кого теперь дружить-то? «Враг моего врага - мой друг» уже не работало. Тринайти, Хранители, Эйп, Алиса, Уокер, Орда…
        Я полез на игровые форумы за новостями. Отвык уже от тактильного управления гаджетом, да и пальцы от воды набухли, так что только с пятого раза смог нормально доскроллить до нужных новостей. У Орды все получилось. Даже без помощи основных сил Легиона, варвары взяли плацдарм, высадились и заняли все побережье. Хранители под постоянными нападками мурлоков отступили к Динасдану. Судя по восторженным комментариям с одной стороны и гневным отзывам с другой, многие заново открыли для себя расу мурлоков. Прям персоны года, два часа назад битва закончилась, а уже половина интернета в мемах и гайдах.
        Про стычку на Утесе Черепа информации почти не было, только легкая истерика репортеров. Кто-то из гильдии картографов-блогеров создал тему, пытаясь призвать Хранителей к ответственности, но ее быстро заминусовали, а автора зачмырили флудеры.
        То, что я вернулся в реал, не только не меняло планы по поиску Слезы, а, наоборот, еще больше подстегивало ее заполучить. Мне нужна сила в Эфире, очень много силы и очень быстро. Второго Утеса Черепа у меня нет в загашнике, чтобы завалить игрока на порядок более сильного, чем я. А валить теперь нужно не просто легенду, а топ-один из топа всех топов!
        Я прогнал все мысли, которые противно шептались в голове, рассказывая, что я не успею еще раз провернуть двойное убийство до выхода релиза в Эфир и, что придется ждать следующего крупного ивента. Но рано пока делать выводы, надо будет с Алисой обсудить. Как бы мне не хотелось завалить эту дрянь, сейчас у нас общие интересы. Мы оба хотим, чтобы это тело было в безопасности ближайшее время, а потом я его освободил. Дальше наши цели расходятся в диаметрально противоположные стороны, и если я хочу разрушить Тринайти, то сделать я смогу это только изнутри.
        Пока я размышлял над ситуацией, от Алисы пришло несколько видео сообщений с заголовками: «что нужно знать, чтобы не спалиться».
        Первый урок базовый - привычки, поведение, имена охранников и прислуги, логины и пароли. Что заказывать на завтрак, куда ходить, как гулять, какую книгу дочитать, кого избегать, - любые мелочи, на которые могли обратить внимание. Список того, что Алиса ела и пила, напомнил мне китайскую грамоту - все эти парфе, смузи, кейл детоксы, так даже хипстеры в начале века не говорили. Потом Алиса перешла к перечню косметических процедур и где-то на ультразвуковом три-д лифтинге я подумал, что могу и не справиться даже с максимально прокачанной импровизацией.
        Все видео Алиса транслировала из личной комнаты в игре, не выходя наружу. Опасалась, что в ее собственном доме могут быть шпионы Найтгарда. Точнее была уверена, что они есть среди прислуги или охраны, а может и там, и там. Чтобы не спалиться на рассинхроне - я тут смузи пережевываю, а она там на баррикадах Орду месит, установили простые правила входа и выхода в Эфир. Точнее я согласился с ее аргументами, свои идеи и предложения озвучу ей при встрече.
        От потока информации, меня начало клонить в сон, но при этом выходить из джакузи не хотелось. Я раскинул руки на краю, откинулся и под бубнеж Алисы в наушниках начал дремать. Вздрогнул, когда услышал шаги, все еще никак не мог почувствовать себя в безопасности. Все время казалось, что фарс закончится, сюда ворвется Итон или местные и начнут палить до контрольного в голову. Но это оказалась Ника. Принесла два темных коктейля и приглушила в комнате свет. Увеличила темп струй гидромассажа, разделась и погрузилась ко мне в воду.
        Глава 2
        Я не смог оценить ни вечерних водных процедур с Никой, ни в принципе осознать и прочувствовать себя в женском теле. Уснул будто наэлектризованный, даже не пытаясь пересчитать все новые ощущения, которые испытал. Решил подумать обо всем завтра, но уже с пяти утра словил такой приступ головной боли, что единственная мысль была - когда же это прекратится.
        Но становилось только хуже. Болели глаза, казалось, что еще чуть-чуть и просто лопнут, волнами подступала тошнота, а мышцы ныли будто я ночью вагоны разгружал, а не в джакузи с девочкой плескался. Что-то подобное я испытывал только в детстве, когда в Таламусе всех совершеннолетних вакцинировали и у меня появились побочные эффекты.
        Встать я не мог, свернулся калачиком на огромной кровати и только скрипел зубами. Ника, посмотрев на мои мучения, куда-то ушла, но быстро вернулась со стаканом, в котором шипела, растворяясь оранжевая таблетка. Подождала, когда я выпью, и протянула мне планшет с очередным видео от Алисы.
        
        «Привет, милый! Головные и прочие боли первый признак того, что тело не принимает сознание. Дерьмово, но такое бывает. Обычно, конечно, позже, но прецедентов по смене пола еще не было. Исследований нет. Дыши глубоко, спокойно, пей микстурку. Просто времени у нас меньше, чем я предполагала. Погружайся в Эфир, там проще терпеть».
        
        Я с трудом удержал выпитое, но чуть отпустило. От завтрака отказался, принял контрастный душ и затупил в гардеробной, пытаясь понять, что же мне одеть. Выручила Ника и подкинула мне спортивный костюм наподобие вчерашнего, только абсолютно новый. Для погружения самое то, да и в реале оказалось удобным, все что нужно держит, нигде не давит. Еще раз проделал дыхательную гимнастику и морщась от боли поковылял по лестнице в игровую комнату, как ее тут называли.
        Хорошо они тут устроились, одна игровая метров под тридцать и тут капсула только для Алисы. У Ники комнатушка была по соседству, а Эйп, как истинный вампир, обитал где-то в подвале. Здесь же огромные окна, цветы вдоль стен, половину из которых я даже на картинках не видел. Вчера толком ничего не разглядел, и сейчас не получится, за окном прогуливались охранники с доберманами, которых я когда-то видел с Алисой. М-да, как бы они проблемой не стали, собаку-то сложнее обмануть, одним презрительным взглядом не отделаешься. Однако на охрану он сработал: вроде и не смотрели в мою сторону, а как ветром сдуло, стоило на них покоситься.
        Я прикинул, что может случиться, пока я буду в Эфире, и решил, что если к Алисе в игре не приближаться, то смысла ей террорить мое тело нет. И полез в капсулу.
        
        «В Эфире! Добро пожаловать на Аврору!»
        «В Эфире! Вы можете войти в игру у ближайшей к месту вашей гибели стелы возрождения или выбрать другую привязку при наличии дома или оплаченной комнаты в гостинице».
        
        Аренда номера в Ханагге уже закончилась, да и делать мне там было нечего. Так что я выбрал ближайшую точку и возродился на лесной полянке километрах в пяти от Утеса Черепа, только погрызенную верхушку было видно над деревьями. На полянке оказалось довольно людно. Человек двадцать игроков разной степени потасканности, кто без оружия, кто-то в частичном доспехе, а парочка так вообще в одежде для новичков. Я узнал эмблемы Хранителей и несколько значков гильдии наемников. За кругом действия защиты стелы стояли ордынцы. Немного, пятеро спереди и еще трое растянулись по кругу. Не самые крутые в сравнении с теми, кого я наблюдал в трансляции. Но держались нагло, громко шутили над ожившими, но боящимися выйти за круг, то предлагали сдаться в плен, то опять ржали, отпуская сальные шуточки.
        Один из Хранителей подскочил ко мне, потянул за стелу, чтобы скрыться от взглядов варваров, и прошептал:
        
        - Друг, давай с нами! Эти черти гасят каждого, кто здесь возрождается, и пройти к своим не дают. Ты из какого клана? Не вижу знака.
        - Из самого лучшего, - я отцепился от Хранителя, что-то бесили меня уже эти временные партнерства, и если в реале вариантов других я не видел, то тут возникло желание сначала Орду перебить, а потом и остальных, которые на радостях из защитного круга выйдут. Смогу ли перебить? Ну так сейчас посмотрим, как говорится, подержите мое пиво.
        Головная боль и правда прошла или по крайней мере не пробивалась в игру. Чувства и ощущения притупились, никакого уже цифрового оргазма, никакой плавности и контроля каждой клеточки тела. Острые, будто рубленые команды нервной системе: неприятный запах от Хранителя - пот, понижение температуры затылка - ветерок подул, пониженные характеристики силы, выносливости и ловкости - прион заканчивается. М-да, даже цвета вокруг потеряли пару тонов, а в пении лесных птиц будто битрейт порезали. Насколько в реале все стало ярким и настоящим, настолько тут превратилось в унылую серость. Все, конечно, познается в сравнении, и когда-то такое качество я считал верхом реализма. Но с другой стороны играют же как-то в Майнкрафт уже почти сто лет и похоже еще сто будут играть. Не понимаю этого, но будем привыкать заново.
        «Хоукмун» на месте, удавка «Медноголовка» на месте, дневник Магнуса в кармане, доспех с минимумом прочности, но еще один запасной в инвентаре лежит. Яйцо драйка чудным образом сохранилось, но похоже скоро треснет. Надо бы его отдать, если оно, конечно, сиротой не стало после извержения вулкана. Маска, взятая с чихуатетео осталась, кольцо-ключ от Утеса, не работающий до релиза свиток телепорта на Аквилон, пара склянок здоровья, горсть патронов, несколько книг из библиотеки Охирры и все. Не считая мелочевки, утерян клинок Тиутококана, сердце Вендиго и вся бижутерия. За клинок обидно, но с учетом прионовых лезвий пережить можно.
        Потерянный опыт было больше жалко, все-таки почти сотню тысяч сняли. Зато пропали прионовые язвы, счетчик заражения обнулился и сняли штрафы опыта для оцифрованных. Я полез в систему смотреть, что осталось.
        
        Имя: Дантекуачитлан
        Уровень: 124
        Раса: Аврорианин
        Племя: Изгой (в прошлом Дубовокожие)
        Расовый бонус: плюс одно очко запаса сил за каждый уровень.
        Класс: симбионт
        Классовые навыки: трансформация - 5-й уровень
        Пассивные навыки: жажда приона, защита от яда, защита от мороза, защита от огня, ускоренная перезарядка, экономия боезапаса, тихий выстрел, твердая рука, отсвет вспышки, ночное зрение, импровизация…
        Ремесленные навыки: механическое дело, кузнец, травник, шкуродер, охотник.
        Достижения: равный среди первых, изгой Уасиока, живец, консервный нож, один выстрел - один труп, резня трупоедов, живучесть, подводный охотник, гурман, трофейщик…
        Питомец: механический огненный пес Ку-Кулек - 8 уровень.
        
        Кажется, я готов. Облачился в новый доспех, дозарядил «Хоукмун», по старой привычке поводил плечами, разминаясь, но знакомого хруста не услышал. Зато мои действия заметили окружающие, варвары из Орды притихли и поглядывали с интересом, но без опаски. А осажденные Хранители зашептались. Жалкое, конечно, зрелище - их в три раза больше, в среднем по уровням не уступали Ордынцам, а только шепчутся и боятся. Самые крутые парни во дворе, топовый клан, который всех в страхе держал, а как пришли соседские ребята, так хвост поджали. Я не то что помогать им не собирался, меня даже совесть не мучала от того, что я сделать хотел.
        Я подозвал Хранителя, который набивался в друзья. Оружия у него не было, но судя по еще целым доспехам, парень отыгрывал в роли танка. Самое то!
        
        - Ты помочь хотел, герой?
        - Ну, че ты сразу начинаешь, - обиженно протянул танк, - Это же Орда, они же больные.
        - Ясно все с вами, - я чуть обошел парня, чтобы он оказался между мной и границей круга и положил руку ему на плечо, - Как там у вас говорят, ничего личного...
        
        Резко развернул его и со всей дури пнул в сторону Ордынцев. Заданного разгона хватило чуть больше, чем на метр, но ни упасть, ни упереться он уже не успел. Я применил рывок и, пихая живой щит плечом, ломанулся в сторону Орды. Толкнул вопящего парня на варваров и, пока те не опомнились, начал палить из «Хоукмуна».
        Я стрелял исключительно в головы, возвышающиеся над телом моего импровизированного тарана. Когда он, вопя и размахивая руками, налетел на варваров, часть из них развернулась, а висок - это зона потенциального критического урона. С такого расстояния я не промахнулся, выбив сразу два хэдшота.
        Я прыжком ушел в сторону, уходя от метательного топора, и услышал крик боли за спиной. Хранители все же не протупили, подорвались толпой, чтобы поддержать мою атаку и теперь неслись в разные стороны. Кто-то отсечь ордынцев с той стороны круга, а кто-то за мной, желая завалить и меня, и варваров. Я еще больше ушел в сторону, оттолкнул рейнджера из наемников, бросившегося на меня с ножом, и выстрелил. Пришлось потратить на него три пули - тощий и верткий оказался.
        Несмотря на меньшинство, варвары держались более чем, уверенно. В две секиры и двуручный меч, не подставляясь под удары друг друга, не только держали толпу на расстоянии, но и каждую минуту, сокращали ее поголовье.
        Я подстрелил еще одного здоровяка, выцелил в момент замаха слабо защищенную подмышку и всадил туда три разрывных пули, частично оторвав руку. И опять сменил позицию, держась в зоне эффективного действия «Хоукмуна», но не приближаясь к бойне. У Хранителей тоже оказались игроки с дальнобойным оружием и даже парочка магов, они как раз спешили к нам с другой стороны стелы.
        С поддержкой магов картина боя сменилась на классическую: варваров теснят танки, дамагеры лупят издалека, плюс и лекарь среди наемников нашелся. Алые, огненные росчерки полетели в ордынцев, а зеленые и фиолетовые с баффами и лечением в Хранителей. В меня прилетело заклинание замедления, но стоило направить «Хоукмун» в толпу и продолжения атаки не последовало. Еще один варвар упал.
        Главарь ордынцев, оставшись в одиночестве, заревел не слабее механического гризли. Раскинул руки, зарычал и покрылся магическим сиянием, а потом будто схлопнулся и горой упал на землю. Кажись, отбились! Но, к моему удивлению, Хранители стали орать совсем не победно. Толпа расступилась и понеслась в разные стороны, то и дело слышались крики «берсерк», «оборотень», «валим скорее», «щас будет, как на Утесе!», «бежим!» А в меня прилетело еще одно заклинание, теперь заморозка. Без урона, не больно, но тело перестало слушаться.
        Шустрые, однако, все оказались. Пока я в непонятках хлопал глазами и ждал, что спадет заморозка, вокруг уже никого не оказалось. Только черная туча всплывала над горой трупов. Хм, и правда ведь оборотень, да похоже еще и берсерк сразу. Не иначе мама варг согрешила с гризли, а выросло то, что выросло, и сейчас смотрит на меня горящими огнем глазами.
        Оборотень опустился на четвереньки, вздыбил шерсть, выпрыгнул из кучи тел и помчался на меня. Я несколько раз выстрелил из «Хоукмуна», но приличный урон прошел только от последнего патрона, сработала пассивка, остальные же просто вязли в шерсти оборотня. Когда до морды варга оставалось меньше метра, я, чувствуя себя неопытным тореадором, сместился влево, выставил револьвер рукояткой вперед и активировал рывок. Коготь на рукоятке пробил шкуру, зацепил глаз монстра, разорвал ухо и, погрузившись на пару сантиметров, прошел вдоль всего тела оборотня, оставляя кровавую борозду. Монстра закрутило, он рычал и пытался достать меня когтистой лапой, но я уже разрывал дистанцию, перезаряжаясь на ходу.
        Крепкий зараза, визуально всего процентов пятнадцать здоровья потерял, хотя наверняка и критический урон прошел, и дебаффы кровотечения повесились. Может глюк, но показалось, что рана на боку уже начала затягиваться. Хреново, с такой регенерацией я тут его до вечера гонять буду. Наша коррида повторилась, только на этот раз варг, зная о моем маневре, заранее сменил направление в сторону, куда я должен был сместиться, но меня там уже не было. Я не полез в ближний бой, а сделал сальто, уходя дальше и расстреливая монстра в полете. И опять нормальный урон прошел, только с последним выстрелом. Пуля попала в пострадавшее ухо и, как тараном, откинула оборотня на несколько метров, но он встал. Зарычал, тряся головой и разбрасывая капли крови во все стороны.
        Вся правая сторона морды превратилась в одну сплошную рану, глаз вытек, а ближе к уху сквозь мясо белели обломки черепа. Я стал обходить его слева, стараясь оставаться в слепой зоне. Он вертелся на месте, рычал, а в момент, когда я начал заряжать револьвер, прыгнул в мою сторону. А потом еще раз и еще, я уворачивался, он прыгал зигзагами то стараясь достать меня, то приземлиться на опережение. И, наконец, у него получилось. Я кувырком ушел в сторону, но уперся в тело одного из Хранителей, и черная туша налетела на меня сверху. Будто мешок с песком на хребет уронили, а в плечо вгрызлись клыки. Меня спас воротник доспеха, дав драгоценные доли секунды на активацию трансформации до момента, как челюсти сомкнулись на моей шее.
        Вкус приона оборотню не понравился. Не то чтобы он начал плеваться, давиться ядом и кислотой, но один клык точно подломился, и оборотень подвис на мгновение. Может, системные сообщения читал, не важно. Запаса приона у меня было мало, так что вся трансформация продлится не больше десяти секунд. Я дернулся из-под туши, чуть отбросив его в сторону, и напал на него сам. Увернулся от лапы, сформировал прионовый клинок и пырнул варга в уже начавшее заживать ухо, оборотень взвыл первый раз за время боя, рана от клинка зашипела, будто туда кислоты налили, и вместе с легким дымком в нос шибанул запах разлагающейся плоти. Ну, сволочь, где там твоя регенерация? Какая-то у них непереносимость что ли, будто качка зожника покурить заставили.
        Я разошелся, бил в одну точку, уворачивался от клыков и слабеющих лап, сам вцепился в шерсть, когда оборотень попробовал выскочить, и кричал. Сидите в своем экологическом регионе, не фиг у нас на районе делать, мы тут плохому научим! Добро пожаловать на Аврору, козлина!
        Когда трансформация вырубилась, оборотень был уже мертв. Я сполз на землю и развалился, как в кресле, на еще теплом боку варга. Сил хватило только на то, чтобы оглядеть поляну и убедиться, что Хранители сбежали, а я остался один.
        Полез читать системные сообщения и присвистнул. Столько опыта за такой короткий промежуток времени я еще не получал ни разу. Даже подумал, баг какой-то, но потом вспомнил, что меня теперь не штрафуют, как оцифрованного. Но все равно было как-то много. Покопался в руководствах и обнаружил, что еще десять процентов опыта накидывают именно за модель капсулы. Вот и верь потом разработчикам, что у донатеров нет преимуществ в игре, а только скины для красоты и небоевые петы для понтов. Ладно, тут скорее партнерство с «Эдисоном» для повышения продаж новых моделей, а для меня отличный шанс быстро прокачаться.
        Я восстановил здоровье и попытался починить покоцанный доспех. Вышло не очень, навык не прокачан, но хоть не разваливалось. Не везет мне с доспехами что-то, не приживаются на мне, душа туземца нагишом, видимо, хочет ходить.
        Лута с варваров выпало много, только совершенно бесполезного в теплом климате Авроры и не подходящего мне по классу, так что все что нашел, сразу выставил на аукцион. Меховые накидки, снегоступы, огромная секира, охотничий лук, рогатый шлем - неплохие трофеи класса не ниже редкий, но мимо. Мне нужен прион!
        Я ушел с поляны, выбрал направление на Серые Горы и, подгоняемый прионовой жаждой, побежал в чащу леса.
        Часа через три, когда забрался в такую чащу, что там не только свидетелей не было, а даже птицы не летали, открыл почтовый ящик с кучей сообщений от Алисы.
        Пролистал очередные бытовые инструкции, посмотрел видео с жестами, походкой и гримасами, которые можно было строить в различных ситуациях, и написал сообщение. Алиса прислала запрос на подключение видео и обмен данными геолокации, мол так удобнее. Первое я подтвердил, предварительно еще раз оглянувшись, а на второе поставил строжайший запрет. Хотелось бы, конечно, всегда знать, где она, но не ценой таких данных в ответ.
        Судя по картинке, она была в какой-то мастерской, а точнее в кладовке с материалами. За ее спиной стояли стеллажи с запчастями механических монстров. Руки и лицо перепачканы машинным маслом, похоже у них там всеобщая мобилизация, всех кого могли на производство отправили.
        
        - На связи. Расскажи мне, какой план?
        - О, какой деловой подход, прям так сразу и к делу! А поговорить? Как я там провожу время?
        - Давай не будем его тратить. Как мы совершим обмен, если не успеем до релиза?
        - Скучный ты, но ладно. До релиза мы точно не успеем. Если, конечно, чудо не произойдет какое-нибудь. По нашей информации Уокера нет в игре, он не появлялся в Орде с того самого момента на Утесе черепа.
        - Так, а если он вообще не придет?
        - Придет, конечно. Главное повод ему дать. Столько лет человек тут свою империю строил, таких результатов достиг. Поверь моему опыту, такое не бросают. Но сейчас делать ему тут нечего. Орда высадилась, у Орды все получается, Динасдан уже осадили.
        - Так, а что с обменом? Год после релиза ивент ждать? Ты сможешь, как акционер, продавить идею нового ивента пораньше?
        - Интересный ход мыслей, но нет, - Алиса задумалась, - Ивенты расписаны на несколько лет вперед, сдвинуть или запустить внеочередной не получится. Когда обновление выходит в релиз, сторонние наблюдатели получают доступ к коду Андреаса и Людвига. Находят баги, хоть и не понимают, что они дают, но выпускают патч и все фиксят. Не скажу за Андреса, но Людвиг искал лазейку, как все это обойти. И придумал! В теории можно создать микрообновление в рамках некого тестового сервера и пропихнуть его на основу.
        - Это как?
        - Ну вот представь, Аврора - это огромный новый материк на отдельном сервере, и в рамках этого сервера происходит обмен сознанием, капсулы нестабильны и перегружены и происходит ошибка, - Алиса подождала, пока я кивну, - Так вот, Людвиг считал, что если создать тестовый сервер, ну, типа небольшой остров в океане, то можно создать такую вот локальную зону для перехода.
        - И что же пошло не так? Почему Эйп не сделал это?
        - Не успел. Он начал разрабатывать эту идею до выхода Авроры в альфа-тест. Хотел иметь возможность не зависеть от обновлений, но не успел закончить, а потом все и так прошло, как надо и уже не до этого было. Все его разработки в доме, явки и пароли я тебе скину.
        - То есть я должен написать код, создав некий необитаемый остров, потом каким-то чудом залить его на сервера DRUGA, заманить туда Уокера, убить всех и выскочить в свое тело? И как ты себе это представляешь? - действительно вроде все просто, но, когда я это проговорил вслух, показалось невыполнимым.
        - Ну, в целом да. Прям писать код не надо, я не вдавалась в подробности, но знаю, что он почти готов. Как залить на сервера так, чтобы никто не заметил, сам придумаешь. Доступ в офис у меня есть, в моем теле пройдешь мимо охраны. С остальным разберемся! - Алиса улыбнулась, - И да, я не говорила, что будет легко!
        - Еще какие-нибудь рекомендации будут?
        - Нет, дай мне еще пару часов и выходи в реал, доступы и все заметки, которые были в работе брата, я тебе скинула, - Алиса протерла ладонью лицо, оставив новый масляный след на щеке, вздохнула, будто собираясь с мыслями, и продолжила, - По поводу Ники. Я могу только догадываться, что ты обо мне думаешь. Но мы действительно стали с ней хорошими друзьями, даже больше. И она дорога мне, и я думаю, тебе лучше от меня узнать, кто она и кто ее отец. Потому что, когда он или Найтгард это поймут, то будут проблемы.
        - Уокер ее отец?! - я вспомнил, как мурлоки рассказывали, что варвар оставил в реале беременную жену и в основном ради семьи и хотел вернуться, - Какие же вы все-таки мрази!
        - Позже - да, в тот момент - это был несчастный случай. Когда брат поменялся сознанием с Уокером, это была случайность. Никто тогда не понимал, что происходит. Жена Уокера так и не оправилась от исчезновения мужа, и я взяла Нику на воспитание, а когда открылась академия Таламус, то отправила туда, - не дождавшись от меня никакой реакции, но явно или демонстративно смутившись, Алиса продолжила, понижая голос, - Потом все изменилось. Но в начале я, правда, хотела, как лучше. Я не оправдываюсь. Но подумай, эта информация может на многое повлиять и использовать ее можно по-разному. Из наших в курсе только Ишутина, пришлось рассказать, когда мы с братом отправляли ее академикам.
        - Ника знает? - как же мне было противно. Никогда не возникало желания поднять руку на женщину, но образ, как я избиваю сейчас некромантку, стоявшую по ту сторону экрана, сам всплыл в голове. Действительно, оправдываться не надо. Просто поздно уже. Вы все приговорены, и мной, и Уокером. Я ни разу не верю, что тебе жаль, особенно, когда ты пытаешься навязать мне идею выманить Уокера на наживку в виде дочери. Но вслух я всего этого не сказал, стиснул зубы и занес в свой дневник мести дополнительные жирные пункты.
        - Не знает. Она не всегда стабильна после той передозировки в логове этого дебила недобандита, забыла, как его зовут - Руслан? Я не хотела вносить в ее жизнь еще большую сумятицу и…
        - Да пошла ты… - я вырубил трансляцию.
        
        Понял, что сорвусь сейчас на мат, понял, что отвращение и злость пересилят здравый смысл. Надо чуть-чуть потерпеть. Не спалиться в реале перед группой зачистки и не дать облапошить меня тут.
        Из размышлений меня вывела система, заверещав, как резанная. С противным писком замигал значок инвентаря, и стоило только прикоснуться к нему, как на землю выпало яйцо драйка. Шар пульсировал, сокращаясь как сердце, светился ярче прежнего, а молнии внутри уже не били по стенкам, а сжимались в тугой клубок в центре. Я зажмурился от света, но отчетливо расслышал звук трескающейся скорлупы.
        Глава 3
        «В очередной раз приветствую вас, дорогие зрители! И начнем мы сегодня с рубрики «Рекорды». Орда высадилась на Авроре, высаживалась громко, с фейерверками и оркестром, сметая все на своем пути. Битва у Утеса Черепа не попала в историю Эфира по численности одновременно задействованных войск, не стала самой быстрой битвой в хрониках и даже не побила рекорд по числу задействованных топ игроков! Но! Собрала самый высокий рейтинг по количеству полученного опыта в столь краткий промежуток времени. «Избиение машин» - только так теперь называют эту битву на форумах, и в очередной раз поднимается тема, не чересчур ли имбовый класс варваров и не налажали ли разработчики с балансом?
        Время покажет. Силу Орды знали и ранее, но с такой концентрированной атакой столкнулись впервые. При этом стоит заметить, что лидер клана - Уокер, практически не принимал участия в битве. Засветился на берегу, а потом скрылся в неизвестном направлении. И если Орда, как на ладони, чекинится и крушит все в каждом поселении побережья, так что игроки аж воют от ее беспредела, стягивается к Динасдану и берет его в кольцо, то о Уокере нет никакой информации.
        Хранители еще не проиграли, а при поддержке НПС могут еще долго сидеть за крепкими стенами Динасдана в ожидании релиза, когда, наконец, заработают порталы и с Теллуса придет помощь. Так что ждем релиз и запасаемся попкорном!»
        
        Яркий свет пробивался даже сквозь плотно закрытые глаза. Прозвучало еще несколько тресков, потом раздался взрыв. Будто под ногами сдетонировала светошумовая граната, а по земле ураганом пронеслась взрывная волна, очищая поляну не только от мусора и веток, но и вырвав несколько деревьев. Меня отбросило на несколько метров, в полете еще припечатав стволом дерева. Я не успевал читать сообщения с уроном и дебаффами. Но было весело! У меня родился драйк! Получите и распишитесь! Вот вам оглушение, вот вам дезориентация и полное непонимание происходящего. Интересно, настоящие отцы что-то похожее испытывают, когда детей из роддома забирают?
        Я еще не разлепил глаза, как почувствовал, что мою левую руку что-то щекочет. Было приятно, но интенсивность стала возрастать, и если сначала трогали будто перышком, то теперь поскребывали иголками, а потом и вовсе так долбанули током, что судорога проскочила по всему телу. Я как заправский футбольный фанат прошлого века волну пустил на стадионе, только лежа и в одиночестве, и, наконец открыл глаза.
        На ладони сидел лохматый шарик, размером с теннисный. Сожми я руку, мог бы полностью скрыть его пальцами. Когда дебаффы отступили, и я смог приглядеться, понял что, то что я принял за взлохмаченную шерсть, на самом деле было плотной завесой из тончайших электрических импульсов. Микро-молнии длиной не более сантиметра окружали шарик со всех сторон. Я попробовал стряхнуть его, взмахнув кистью, драйк подлетел на несколько сантиметров, зашипел, на мгновение принял свою вторую форму не то птицы, не то дракона, и, снова став шариком, прилип обратно к ладони. Ну хоть током не ударил, а только защекотал.
        И что с тобой делать-то? Я сфокусировался на электрошаре в надежде прочитать описание, но ничего полезного не нашел. «Детеныш драйка, 1-й уровень, голоден».
        Полез в системные уведомления, мало ли пропустил что-то за дебаффами. Но и тут информационный вакуум, ни уведомлений о новом пете, ни квестов в духе «верните дитятко к маме». Что делать-то? Ведь так не бывает на свете, чтоб были потеряны дети? Хоть на форум бета-тестеров иди. Уже собрался сворачивать систему, как заметил подсветку в разделе со спутниками.
        
        «В Эфире! Вам доступен найм нового спутника - детеныш драйка,1-й уровень. Доступных спутников - 2. Количество спутников в привязке - 1 (Ксоко, женщина Аврорианка из племени «Шепот ветра», 237-й уровень)».
        
        Даже не понял сразу, что меня больше удивило. То, что Ксоко уже на сотню уровней меня выше и соплеменница Часового, или то, что драйк определился системой как разумный персонаж.
        Я подтвердил, что хочу такого спутника, пусть сейчас это всего лишь мячик-щекотило и толку от него будет мало, но говорят, дети быстро растут. Описания веток развития, способностей и интересов толком не было, только советы, как улучшить репутацию у спутников. На первых уровнях все как-то совсем банально - хвалите, любите, разговаривайте, будьте вовлечены и внимательны. Из конкретики только предложили дать персонажу имя.
        
        - Ну что, мой юный спутник, как мы тебя назовем? - я вытянул ладонь, разглядывая сгусток молний на свет, - Ммм, Щекотило?
        
        В ответ руку ощутимо кольнуло током. Ясно, не нравится.
        - Электровеник? - ток стал бить больнее, а я начал перечислять имена, которые лезли в голову, - Смешарик? Ай! Молния? Эй, нормальное же имя! Ну не Девастатор же?
        
        Девастатор драйку понравился, ток сменился на щекотку, но не понравился мне. Минут пять мы еще поиграли в игру «ток и щекотка», чем-то даже напомнило детство. В Таламусе были такие наборы, где, когда нажимаешь в правильное место, загорается лампочка. В итоге сошлись на имени Чаки.
        Я не стал вдаваться в подробности, почему у меня возникла такая ассоциация, а он не уточнял, но остался очень доволен и несколько раз повесил на меня дебафф «слепота», а в голове раздался неуверенный детский голосок: «спасипа».
        Ладно, с именем определились, а степень родства пока под вопросом. То ли он хотел сказать «спасибо, папа», а может и просто «спасибо». По ходу разберемся, сейчас главное, что в моем личном отряде прибыло, будет проще до Слезы добраться.
        Я вызвал Ксоко. Надо пользоваться отсутствием штрафов к опыту и скорее прокачаться. Плюс Шепот Ветра по карте ближе всего к Серым Горам, с них и начнем.
        Я уже видел, как Ксоко, будто всегда тут гуляла, вывернула на тропинку из-за толстого дерева впереди, как пришло давно забытое системное уведомление.
        
        «В Эфире! Внимание, вы находитесь в игре без перерыва 7 часов 30 минут. По рекомендациям ВОЗ длина сессии не может превышать 8 часов. Рекомендуем найти безопасное место и выйти из игры. В противном случае выход будет осуществлен автоматически через 30 минут. За сохранность персонажа администрация ответственности не несет».
        
        За оставшиеся полчаса мы успели завалить несколько диких кабанчиков, разогнали стаю волков и нашли гнездо ангиаков, но внутрь не успели. Пришлось отступить на безопасное расстояние и выйти из игры.
        
        ***
        
        Здравствуй реал, здравствуй боль. Добро пожаловать в наш маленький магазинчик по прокату тел. Сегодня у нас в ассортименте… Я вспомнил книжку, которой зачитывался в детстве, постоянно брал ее в библиотеке Таламуса, а когда подходил срок сдачи, сдавал и тут же брал обратно. «Видоизмененный углерод» с их мафами и переносом сознания сейчас сильно помогал не впадать в истерику от всего того, что со мной происходило.
        Пробуждение в реале получилось каким-то дерганным. Сначала нервным - казалось, а вдруг, опять не сработает, а потом и болезненным. Голова гудела, но хоть не так сильно, как в первый раз. Можно было потерпеть, а вот чувство голода буквально вытолкало меня из капсулы. Я тут же забыл все инструкции Алисы, куда звонить, кого звать и что заказывать, и, превозмогая болевой приступ, побрел на кухню.
        Под неодобрительные взгляды прислуги, а шеф повар так вообще показалось сейчас заплачет, я прошел прямо к холодильнику, открыл створки и завис. Никогда еще в жизни не видел так плотно набитого едой холодильника. Хотя едой ли? Контейнеры с голографическими этикетками, баночки и пробирки с мутной жижей, будто в лаборатории какой-то, а не на кухне, из знакомого только фрукты и овощи, хотя знакомым был только факт, что это именно фрукты и овощи.
        
        - Все закуплено согласно списку и графику, - сказал мужчина лет пятидесяти в голубом костюме, больше подходящем врачу скорой, а не повару, - Приготовить вам что-то особенное?
        - Спасибо, Анри, - я захлопнул дверцу и обернулся на повара, в руководстве, как выдать себя за Алису, шеф повар был единственным, с кем можно было быть вежливым, а «Р» в имени надо было тянуть на французский манер, - Просто смотрю. Покормите меня. Тяжелая игровая сессия.
        - Понимаю, - Анри подошел к холодильнику, вывел панель управления, пальцы замелькали по иконкам, будто пианист какой-то, что-то там мигнуло и загорелся пятиминутный таймер обратного отсчета, - Скоро будет готово, куда подать?
        
        Я махнул рукой, мол не беспокойтесь, здесь подожду, и подошел к окну. Меня и в самый первый раз поразил участок возле дома Эйпа, а сейчас, когда можно было все разглядеть в подробностях и без спешки, так вообще в голову закралась предательская мысль, а не остаться ли мне тут жить. Послышался лай, и на аллею из-за деревьев выскочил доберман, а за ним неспешно вышел второй, посмотрели в мою сторону и начали лаять уже вдвоем. Я отшатнулся от окна, хоть и понимал, что с такого расстояния они не могут меня видеть. В инструкциях от Алисы было сказано довольно лаконично: зовут Бони и Клайд, обучены, натасканы, как тебя воспримут «ХЗ», лучше не рискуй. И что вот с этим делать? На улицу не выходить? Так их на ночь в дом запускают.
        Из раздумий меня вывело вежливое покашливание, повар выставил композицию из дымящейся пробирки в центре подноса, обложенной двумя веточками с листиками, плюс отдельно что-то зеленое и посыпанное черными семенами.
        
        - По вторникам у нас молекулярная кухня, - сказал он, глядя на мое удивленное лицо, - Ваше любимое, микс из сельдерея, спаржи и легкий акцент из семян асаи.
        - Конечно, просто вылетело из головы, что сегодня вторник, - я улыбнулся и очень надеялся, что улыбка получилась не такой кислой, как может оказаться эта жижа. Больше не буду на кухню ходить, Нику отправлю. Как это пить-то? Кислота какая-то шипучая. Мне бы мяса, душу бы отдал сейчас за синтетический чизбургер.
        
        Мне потребовались все мои навыки импровизации, чтобы взять эту пробирку и с важным видом покинуть кухню. Будто змею держал, хотя пахло довольно приятно - свежей травой. На вкус, впрочем, оказалось таким же. Трава с горчинкой и акцент в виде застрявшей в зубах семечки, вероятно, асаи, чем бы это не являлось. Но эффект дало поразительный! Плюс десять к силе, плюс пятнадцать к выносливости, плюс не знаю сколько, не знаю к чему, но меряй я игровыми терминами, мог бы сейчас горы свернуть - и голод прошел, и энергия пополнилась, даже головная боль отступила. За такие баффы можно и потерпеть горчинку.
        Я отсалютовал пробиркой основателям на картине в гостиной. Ждите, я иду за вами! Поморщился, но допил, впитывая растекающееся по телу тепло, бросил пустую склянку на шахматный столик (все по инструкции) и пошел в подвал, искать кабинет Эйпа.
        Назвать кабинетом то помещение, куда я попал, язык отказался наотрез. Парк развлечений, ангар безумного геймера, олдскульный гараж игромана - любое словосочетание подходило больше, чем кабинет. Я попробовал прикинуть, какую часть под домом занимал этот «стадион», но сразу забил на эту затею и просто, раскрыв рот, пялился по сторонам. Свет стал зажигаться автоматически, видимо от датчика движения, по очереди включались панели, освещая помещение вглубь. Я присвистнул!
        Вдоль стен выстроились игровые автоматы из прошлого века, от стрелялок и гонок до вполне безобидных танцевальных. Одного пинбола было десять штук - настоящее стекло, хромированные блестящие окантовки на бортах, внутреннее содержание, отображающее игры, фильмы и целые вселенные из прошлого. Индиана Джонс, Терминатор, Звездные войны - все это так же, как и свет, включалось автоматически, светилось, мигало и звучало спецэффектами. Я не удержался и сыграл партейку, все-таки с Эйпом мы были похожи, и тот детский восторг, который я испытал от увиденного, напомнил мне, за что люди любят реал. С трудом взял себя в руки и буквально пронес мимо гоночных и спортивных симуляторов. Два спортивных мотоцикла, миниатюрная кабина пилота истребителя со штурвалом, клетка с вмонтированным сноубордом - да тут музей развития игровой индустрии! Но кого я обманываю, все та же симуляция.
        В дальнем конце зала стояла капсула, очередной «Эдисон 2067», без каких-либо украшательств - просто черного цвета с карбоновыми вставками. Крышка открыта, а на полу темнело подсохшее пятно, похоже Уокера стошнило с непривычки, когда он выбрался.
        Но меня интересовало не это. Я проигнорировал капсулу и пошел к рабочему месту Эйпа. Я подобное только на картинках видел, до капсул такие установки могли позволить себе только очень обеспеченные геймеры и профессиональные киберспортсмены. Передо мной стояло черно-красное кресло, на порядок круче и эргономичней, чем у пилотов в Формуле. По задней стенке шла черная конструкция, будто скелет дракона шею нагнул, в пасти которого крепилось три монитора. Удобный столик с клавиатурой и мышкой свободно перемещался между подлокотниками, а сбоку на полу стоял системный блок, больше похожий на космический корабль. На задней стенке мониторов светился логотип “HYPER STATION”. Когда-то за такое отдавали душу, а сейчас, конечно, дремучее старье.
        Включилась станция мгновенно, хотя может просто из спящего режима вышла. И первое, что я увидел - кабинет персонажа «В Эфире». Только вот персонаж был совсем не тот, которого я ожидал встретить.
        На меня смотрел гном, не какой-то там абстрактный, а очень даже знакомый, которым играл мой «хороший друг», блогер Макс. Значит, опасения насчет Макса подтвердились, только непонятно, откуда у Эйпа два персонажа, что четко запрещено правилами игры. Я посмотрел дату регистрации аккаунта и прифигел, да он старше меня! Возможно, один из самых первых, когда о виртуальной реальности только восторженно шептались, пуская слюни от предвкушения. И если он гномом играл только через комп, то вполне мог сохранить второй аккаунт. Я переключился на браузер и наткнулся на открытую админку того самого блога, который помогал редактировать.
        Так обидно стало.
        Не столько из-за того, что Эйп меня и тут развел и годами втирался в доверие, а скорее от понимания, что друзей-то в реале у меня и нет совсем. В Таламусе я друзей не заводил, Руслан - скорее приятель, а Крысу без году неделю знаю, про Нику вообще молчу.
        Головная боль вернулась с острым приступом, я чуть не выпал из кресла, не смотря на всю эргономичность. Надо было ускоряться. Я не стал углубляться в дебри жестких дисков, хотя названия некоторых папок так и притягивали внимание. Все потом, сейчас надо разобраться с кодом.
        По наводке Алисы нашел программу DRUGA DEV, созданную специально для разработчиков Эфира, залогинился от имени Эйпа и стал вникать, периодически сверяясь с руководством пользователя.
        Побродил по разделам, как-то все оказалось двояко, вроде возможностей полно, доступ максимального уровня, но реально повлиять на что-то в игре было нельзя. Стало понятно, почему Хранители не знали, как выглядит настоящая Слеза и где ее искать. По сути можно было создать какие-то новые объекты, модели, сюжетные истории, но дальше в действие вступала нейросеть и на пару с искусственным интеллектом генерировала конечный продукт и, закодировав, встраивала его в игру. Взломать, расшифровать или как-то иначе узнать детали было невозможно. Точнее технически это было возможно, но палевно и привело бы к огромному скандалу и неминуемому обвалу акций компании.
        Почему генерацию контента реализовали именно так, для меня большой вопрос. Может, иначе не успевали генерировать тонны увлекательных историй и мобов, а может, все современные игры только так и делают. Моим задачам это не мешало.
        Я нашел локальный проект Эйпа, в котором тот работал последний раз, и посмотрел, что было сделано. К процессу он подошел творчески, из базовых параметров собрал только сам остров - размер, форму, флору и фауну, добавил опцию рандомайзера по монстрам и сундукам с сокровищами, а дальше уже вручную правил мелкие детали.
        В одном месте подправил ущелье, создав вероятность обвала скалы, в другом месте устроил кислотное болото, а в третьем, так хитро спрятал логово под пока неизвестного монстра, что заметить его можно было только оказавшись внутри. Я насчитал как минимум пять локаций, в которых могли умереть за секунду даже не два игрока, а целая группа, и все это на каких-то десяти квадратных километрах. А нет, шесть - нашелся еще частично не доделанный спящий вулкан.
        Сам удивился, а руки, как чужие, хрустнули пальцами и набросились на клавиатуру. По вулканам-то я теперь эксперт, а факт недоделанного сработал как морковка для ослика. Что и как делать я разобрался быстро, головная боль отступила, и очнулся я только когда спина затекла.
        А вулкан был готов! Мелкий по меркам Охирры, но злющий насколько позволили опции настройки. Конец света с глобальными сдвигами тектонических плит не вызовет и цунами на материки не отправит, но остров к чертям снесет за несколько мгновений после извержения. Внес правки в настройки Эйпа, чтобы в сундуках генерировались предметы не ниже класса «редкий». А то, кто его знает, как сложится? Хотел, правда, легендарки, но система выдала ERROR с пометкой, что площадь острова слишком маленькая.
        В принципе остров был готов, сейчас все финально отрендерится, скомпилируется, и останется самое сложное. То, с чем собственно Эйп не успел справиться - продумать, каким образом превратить этот микро-патч в некое подобие вируса и интегрировать в игру так, чтобы хотя бы несколько дней его никто не выпилил. А потом заманить туда Уокера…
        Думать было тяжело, я постоянно тер виски и морщил брови, чтобы хоть как-то отогнать головную боль. Попробовал дыхательную гимнастику, и в момент очередного глубокого вдоха понял, что дышу в комнате не один. Я обернулся и в паре метров от себя увидел обоих доберманов. Псы высунули языки, тяжело дышали и с интересом разглядывали меня, чуть повернув головы на бок. Ближайший ко мне, оскалившись, зарычал.
        Глава 4
        - Хорошие ребятки, все в порядке, это ваша хозяйка Аннелиса, - я старался говорить как можно спокойнее, при этом, не делая резких движений, выбрался из кресла с другой стороны, - Бонни, девочка моя, Клайд, зубастый ты мой убийца. Идите погуляйте!
        
        Лесть не помогла. Да и умные черти оказались, не переставая рычать разделились и, глядя на меня сквозь преграду из кресла и мониторов, стали обходить с разных сторон. А я все говорил и говорил, менял интонации, то просил, то ругался, но псов это не остановило. И когда они оказались за креслом, практически по бокам от меня, я рванул вперед. Прыгнул, сбивая столик с клавиатурой, зацепился за системный блок и кубарем полетел вперед.
        Поднялся, поскользнулся и, с трудом удерживая равновесие, неуклюже побежал к игровым автоматам. Я не оборачивался, но цокот когтей по гладкому полу за спиной гнал меня вперед. Я стал бегать вокруг симуляторов, закрываясь от собак то гоночными кабинами, то мотоциклами. Я хоть и был в кроссовках, и практически не скользил, чужое тело жило какой-то своей жизнью, меня занесло и больно ударило о руль спортбайка. В итоге я забрался на один из пинболов и, стараясь держаться поближе к стенке и не наступать на стекло, пробежал почти до выхода. Прыгнул, но приземлился неудачно, подвернул лодыжку, сам взвыл не хуже любой собаки, и тут меня первый раз достали зубы добермана. Впиться в бедро у пса не получилось, челюсти сжались на штанах, и меня потащили назад. Я рванул и под треск рвущейся ткани выскочил из комнаты, врезался в стену и с пробуксовкой побежал к лестнице, моля чтобы не встретить никого по пути.
        Вбежав в гостиную и захлопнув за собой дверь, выпрямился, кивнул горничной, вытиравшей пыль на шахматном столике. Попытался успокоить дыхание и, прикрывая дыру на заднице, бочком по стеночке пошел в игровую Алисы.
        
        Уже стандартное томительное ожидание с мыслями, а вдруг что-то пошло не так и Эфир меня не примет, сменилось на «В Эфире! Добро пожаловать на Аврору!»
        
        Первым делом залез в почтовый ящик, где прямо на моих глазах статус Ники с серого сменился на зеленый. Следит она что ли за мной? Отправил ей сообщение с просьбой разобраться с доберманами и встретить меня на выходе с новыми штанами. Боль в заднице пробивалась даже в виртуальную реальность, и пока сознание не вытеснило ее, я не выходил из личной комнаты.
        В почтовом ящике было непрочитанное сообщение от Фрисби:
        
        «Даня, братишка! Ждем тебя на свадьбу! Считай это официальным приглашением! Скидываю координаты. Мы, наконец-то, выбрались из болот, так что в меню будут не только салат из тины и шашлычки из слизней!»
        «Ты серьезно? Да пошел ты на хер, тварь хладнокровная» - фильтр мата активировал автозамену и сгладил накал сообщения. Прям бесит, настолько заигрались, что уже берега не видят.
        «Вау, а вот сейчас обидно было! Тебя гремлины покусали что ли?»
        «Фрисби, я ведь действительно считал тебя другом, но после того, что вы сделали, не вижу смысла в дальнейшем общении».
        «Стой! Что мы сделали? Я слышал, что все отлично прошло. Эйпа не только выперли из твоего тела, да еще тут в виде непися отловили и сейчас Джагг с Уокером везут его на Аквилон. Засунут его там в клетку, не давая выполнить контракт и отрезав от всех внешних контактов, и будет он там очень долго сидеть. Ты, кстати, форумы не смотрел еще? Мы такую деятельность развернули, чтоб он в техподдержку не пробился. Его же оружием работаем, по тысячи в день обращений, что мол в плену Орда держит, вмешайтесь, спасите-помогите! В общем та еще ржака».
        «Ну не обманывай», - чертова автозамена мата, надо будет покопаться в настройках «Эдисона», а то я в жизни не смогу передать, что чувствую. Конечно, хотелось бы, чтобы Фрисби действительно был не причем, иначе вообще полный мрак. - «У Уокера все получилось, не знаю, когда вы все это задумали, но он теперь в реале в моем теле».
        «Я не знал», - в чате повисла пауза, было только видно, что Фрисби что-то печатает, - «Или не хотел знать и не замечал ничего. Мне надо понять, что происходит, и со Жгучей обсудить. Вернусь позже».
        
        Может, и есть лучик света в этом болоте. Не хочу верить, что и Фрисби такой же, как остальные, или подлый как те ангиаки, которые уже меня заждались.
        Гнездо мы вынесли минут за двадцать. И то больше привыкали взаимодействовать. Получилась нелепая, но действенная связка. Драйк выступил в роли поддержки, вырывался вперед в узких норах, ослеплял и вешал оглушение. Дальше подлетали мы с Ку-Кульком и рвали все, что вяло трепещется, а Ксоко прикрывала тылы и дамажила через наши головы. Я получил уровень и немного ушел в плюс по приону. Но мне все равно было мало.
        К моменту, как система позвала меня в реал, мы разогнали всех монстров на протяжении двадцати километров в направлении племени «Шепот Ветра». Толку от Ксоко в плане информации о родном племени не оказалось вообще. То, что с ней было в детстве, конечно, не по-настоящему, а по легенде персонажа, раскрыть она не могла. Мол, правила племени такие, а свежих новостей она не знала, так как давно уже примкнула к Вождю, когда отправилась искать лечение.
        Главное, что процесс пошел. Точнее я упорно двигался к цели, еще неделя такого темпа, и я уже постучусь в ворота племени. Слежки я не чувствовал, хотя игроки из разных кланов попадались довольно часто. К нам подходить опасались, а сам я сагрился только на отряд орков-разведчиков Орды. Но хоть и рванул в их сторону, драйка обогнать не смог. Зато посмотрел классное кино, как Чаки и Ку-Кулек на пару избивают обалдевших гостей нашей глубинки. Прям молния и пламя, один шарашит током, а второй плавит доспехи.
        В реал я старался не выходить, тянул до последнего, пока система меня сама не выкидывала. А там короткими перебежками от угла к углу, избегая камер и доберманов, протоптал дорожку от капсулы до ванны, от ванны до игрового кабинета Эйпа, от кабинета до спальни, от спальни до капсулы. Контактировал по возможности только с Никой, и один раз с шеф-поваром, попросил сельдерей готовить чаще. Оказалось, что подсел на эту гадость. И на периодическое эксклюзивное общение с Никой тоже подсел, не могу не признать. Не так много вещей в реале могли отвлечь от головной боли.
        Неделя ушла только на изучение документации по устройству серверов игры. Все, во-первых, было сложнее, чем я себе представлял, а во-вторых сильно продвинулось в технологиях с моего последнего обучения подобным штукам. Одно дело капсулу взломать, а другое разобраться с инфокластерами, в которых взаимодействовали группы серверов, обеспечивая игрокам бесшовный процесс переходов с материка на материк. Но вроде разобрался и даже соорудил небольшую тестовую модель, к которой начал писать червя.
        
        ***
        Племя «Шепот ветра» поселилось на плато, которое мы смогли разглядеть за пару дней до того, как туда добрались. Издалека гора выглядела, как каноэ, которое вытащили на сушу и перевернули. Вот только, видимо, это было каноэ богов-гигантов, потому что совершенно плоская вершина поднималась примерно километра на два, а в длину гора тянулась километров на десять.
        Со стороны, откуда мы пришли, в горе виднелось углубление - огромная по высоте километровая ниша, в которой помещался целый город. Ксоко пыталась мне объяснить всю прелесть подобной архитектуры и особенно рассказать про загадочные щели, проходящие гору насквозь и издающие звуки, похожие на шепот, когда дует сильный ветер. Но меня больше интересовал отряд всадников, сорвавшийся в нашу сторону из-за ограды.
        
        - Говорить буду я, - Ксоко подтянула кожаную ленту, поддерживающую хвост на затылке, провела руками по волосам, поправила перышки, вынула из-под жилетки простенький амулет в виде камушка с дырочкой и повернулась ко мне, - Как я выгляжу?
        - Да, откуда это у тебя? - само вырвалось, а Ксоко надула губки и наклонила голову, - Ну, вообще-то супер! Прямо лучи солнца заиграли, не могу глаз оторвать.
        - Прогиб засчитан, - улыбнулась НПС, еще раз заставив меня вздрогнуть, - Поддержку нашу отзови и стоим, ждем, готовим подарки. Кажется, я их знаю.
        - Кажется, я тоже...
        
        Взбивая легкую пыль, по равнине к нам неслось пятеро всадников. Первым ехал старый шаман, за ним три воина. Они походили друг на дружку, как братья из одной семьи, разнился только возраст и степень прионовой запущенности. У кого-то покрылись язвами руки, у других, наоборот, ноги или туловище. Тела раскрашены на манер поздних североамериканских индейцев. Скорее всего у такого боди-арта была какая-то логика, и чем ближе они подъезжали, тем больше деталей удавалось рассмотреть, а может, таким образом просто маскировались прионовые язвы. Точный уровень персонажей понять я пока не смог, но они явно были не слабее Ксоко.
        Пятым всадником оказался Часовой, он же Десятый, он же активный член группировки безумных оцифрованных «Первые люди», и пока было непонятно, дружим мы с ними или сейчас придется воевать.
        По указке Ксоко я стал сгружать подготовленные дары. Взятка, не взятка, а печать изгоя нужно было как-то компенсировать. Получилась небольшая горка: доспехи с оружием Ордынцев, шкуры зверей, трофеи с ангиаков и парочка небольших кристаллов на самом верху кучи. Все, что собрал за неделю и не успел выставить на аукцион, с облегчением вывалил на землю. Не люблю хлам с мусором коллекционировать, забитый инвентарь хоть физически и не ощущается, но на мозг давит. Только зубы ангиаков оставил, уж очень патроны из них мне понравились.
        Два всадника притормозили и приблизились к нам, остальные стали наматывать круги вокруг, размахивая копьями и выкрикивая какие-то странные звуки. Первым подошел явный шаман - пожилой лысый мужик с язвами на лице и шее, закрашенными синим цветом, весь обвешанный каменными амулетами с отверстиями, свистящими на ветру. За ним шел Часовой. Прионовые призрачные щупальца топорщились в воздухе, будто сканировали местность, а самый длинный лежал на плече у лысого.
        
        - Здравствуй, Самая Младшая Сестра, - обратился лысый к Ксоко, переведя ее имя в соответствии с местным значением, на меня даже не взглянул, зато щупальца Часового тянулись только ко мне, - Я рад, что ты вернулась домой, но огорчен видеть, с кем ты проделала этот путь.
        - Приветствую тебя, Говорящий с Предками, и незнакомого мне брата, - Ксоко едва заметно поклонилась, а потом указала на меня, - Мой спутник не виноват в своей судьбе, злые духи похитили его душу и отвернули от него родное племя. Он готов доказать чистоту своих помыслов, а также принес дары в знак дружбы.
        
        Не фига ж себе, запомнила историю, которую я ей сочинял, да еще и оценивает, что и как говорить для достижения цели. Надо будет покопаться в файлах Эйпа, понять, как они такого уровня ИИ добились.
        
        - Племя «Шепот Ветра» принимает дары и не убьет тебя за наглость, с которой ты проник на территорию племени, - шаман поднес к губам одни из камней, висевший в связке на шее, и дунул в него, - Изгой не войдет в поселение. Слово прошепчено.
        - Но, отец… - Ксоко дернулась к шаману, но тот остановил ее взмахом руки.
        - Даже не пытайся! Ты сделала свой выбор, когда покинула племя. А теперь заявляешься сюда с каким-то отребьем и просишь принять его в семью.
        - Ээ, уважаемый, Говорящий с Предками, вы не так все поняли, - я смотрел на шамана, и хоть внутренне меня распирало от смеха в этой ситуации, прям анекдот получается: возвращается блудная своенравная дочь к отцу и плохого парня приводит, - Я не по этой части, мне бы только спросить.
        - Ни я, ни предки не будут говорить с изгоем, - чувства юмора шаману похоже не завезли, - У тебя один час, чтобы покинуть наши земли, и вся жизнь, чтобы никогда не возвращаться. Слово прошепчено. Ксоко, пойдем, мать соскучилась.
        
        Шаман демонстративно плюнул мне под ноги, только постарался не задеть своих соплеменников, перетаскивающих дары в седельные сумки. Развернулся и уже собрался уходить, как одно из щупалец Часового уплотнилось и будто сдавило старику плечо.
        - У него есть право на испытание шептунов, - огоньки в глазах Часового вспыхнули, а шаман вздрогнул, будто его ударили.
        - Нет! Шептуны безумны, они больше не говорят с нами. Они несут только смерть.
        - Так это же прекрасно, - усмехнулся Часовой, - Ты ничего не теряешь, Говорящий с Предками. Если изгой пройдет испытание, значит он достоин разговора с тобой, а если нет, шептуны сами накажут его за наглость.
        - Пусть будет так, - в голове у шамана явно произошла небольшая борьба, в которой победил тот, кто желал смерти изгою, - Готовьтесь к испытанию.
        
        Я посмотрел на лица окружающих и что-то мне расхотелось идти в гости к этому племени. Контраст между испуганным лицом Ксоко и кровожадными мечтательными улыбками остальных довольно толсто намекал, что шептуны мне будут не рады.
        Надо бы взвесить все плюсы и минусы. В дневнике Магнуса была информация, что «Шепот Ветра» пошли по следу изгоев, укравших Слезу. И, добыв эту информацию, я в разы сокращу зону поиска артефакта. Но может, оно того не стоит, если эти загадочные шептуны меня прикончат? Что нам горы прошерстить, пусть и серые!
        Отсюда их уже даже видно. Я вгляделся вдаль, где горизонт будто вырос на несколько сантиметров, да и стал не линией, а синусоидой - сплошняком шли горы, где-то возвышаясь пиками, а где-то впадая в ущелья. Если глазомер не подвел, то километров сто в длину, а в глубину даже предположить страшно.
        Додумать я не успел, шаман свистнул в очередной камушек и, как по команде, в меня прилетело три болос, сильно не ударили, но спеленали крепко. Я стал заваливаться на бок, но щупальца Часового подхватили меня и положили поперек лошади за спиной одного из туземцев. Ксоко забралась к отцу, и под улюлюканье всадников мы сорвались в сторону плато.
        Глаза мне не завязали, мешок никакой на голову не надели, так что я жадно впитывал любую информацию, которую мог разглядеть. И если чуть извернуться, то кроме копыт, земли и пыли взору открывалось поселение Рорайо, как подсказала моя карта.
        Мы притормозили у ворот, кто-то из стражников приветствовал Ксоко, а кто-то спросил про меня. И при слове «испытание» голоса сменялись с шутливых на испуганные, а в чем-то даже сочувствующие.
        Войдя в поселение, туземцы спешились, оставили часть лошадей и повели под уздцы ту, на которой лежал я. В поле зрения стали появляться каменные постройки, одноэтажные овальные домики, цветом сливающиеся с горой. Похоже, где жили, из того и строили. Большой площади, как в Уасиока, здесь не было, но тут и там располагались небольшие пяточки перед домами, где кучковался народ, занятый торговлей или делами по хозяйству.
        Мастеровые трудились прямо на улице, тут же пытаясь продать или обменять то, что сделали. Пахло в Рорайо соответствующе, то мокрой кожей, то жареными лепешками, то краской, в отдалении звенели молот с наковальней. Уютненько тут, только ветер сильный и шум, будто действительно кто-то шепчет постоянно.
        На меня обращали внимание, бросали свои дела, что-то эмоционально обсуждали и шли за нами. Я разглядел несколько «слепых», как Часовой, мужчин, похоже, это у них какая-то племенная фишка. Только эти на вид были слабенькие еще, в основном не больше трех прионовых щупалец, а чаще вообще одно, мельтешившее перед ногами, на манер палочки у слепого.
        Племя производило странное впечатление, взрослых воинов было немного, зато полно молодежи, но все какие-то потерянные, будто застрявшие в развитии. По виду уже должны были в броне стоять, а они наоборот чуть ли не с игрушечным оружием.
        Пару раз в нашу сторону полетели огрызки кукурузных початков, но шаман рявкнул что-то, и толпа отступила. Только чумазая мелюзга, наоборот, подбежала вплотную и уже не отставала.
        Дети обступили меня, закрыв вид, но никто не проявлял агрессии, они толкались, пытаясь дотронуться до меня, и восторженно шептались, завидуя тому, что меня ждет испытание. Ну хоть кто-то видит в этом нечто классное и крутое! Хотя я в детстве тоже любил по краю крыши бегать и со второго этажа прыгать, считалось это очень крутым, да вот только ни разу не было безопасным.
        Сверху упала тень, а потом и вовсе стало темно, когда мы прошли под нависающий карниз скалы. Людей здесь было меньше, а «слепых» наоборот прибавилось, сидели перед домами и что-то бормотали, то ли медитируя, то ли молясь. Общий шепот усилился, а когда меня подвели к скале и сняли с лошади, так вообще гул стал постоянным, будто к ушам прилепили морские раковины.
        Меня развязали и подтолкнули к проему в скале, от которого только что два «слепых» туземца откатили здоровую глыбу, перегораживающую вход.
        
        - Иди, - прошептал шаман, - тебя ждут на вершине до первых лучей солнца. Если не придешь или опоздаешь, то умрешь. Если успеешь, с тобой поговорят.
        
        Шаман развернулся, взял за руку Ксоко и, не дав ей со мной попрощаться, потащил ее обратно в поселение. Со мной остались только несколько туземцев с копьями и Часовой. Туземцы встали полукругом вокруг меня и входа в скалу, выставили копья и стали теснить меня ко входу. Я заметил, что они нервничают, у одного даже краска на лице смазалась от потекшего пота. При этом пугал их явно не я, а то, что больше не скрыто за огромным камнем. Часовой же, как обычно, казался непробиваемо спокойным, только пальцы подрагивали, будто готовится револьвер из кобуры выхватить.
        
        - Спасибо, что помогаешь мне! - я крикнул Десятому, вроде не громко, но туземцы вздрогнули, зашипели на меня и втолкнули в проем.
        - С чего ты взял, что я тебе помогаю? - ни улыбки, ни вздоха, вообще никаких эмоций в голосе, а его щупальца потянулись к камню, закрывая проход.
        Глава 5
        «В Эфире! Вы вошли в индивидуальное подземелье - «Червоточина Рорайо».
        Уровень прохождения: 250+. Уровень опасности: неизвестен.
        Наличие легендарных предметов: вероятно. Наличие эпических предметов: вероятно. Наличие редких предметов: в избытке.
        Перерождение запрещено. Повторное прохождение запрещено.
        Запрещено применение огнестрельного и холодного оружия, а также любых магических способностей, кроме магии Куре и навыков на основе приона.
        Временно заблокирован вызов спутников и петов.
        Время на прохождение: 7 часов, 59 минут...»
        
        Я успел разглядеть узкую пещеру, прежде чем за спиной сомкнулись каменные глыбы, погрузив помещение во тьму. Еще раз перечитал ограничения и полез в инвентарь смотреть, что мне оставила система. «Хоукмун» был неактивен - просто серая кнопка в панели быстрого доступа, как и все остальное оружие. Доспех был на мне, светился, как действующий, но за минуту, что я копался в инвентаре, потерял две единицы прочности. Просто так, сам по себе стал темнеть и трескаться, так что пришлось снять его и убрать в инвентарь.
        Нормально они здесь устроились, отхватив карманное подземелье для племенного испытания, заточенное под «слепых» воинов. Шансы у чужаков пройти подземелье стремятся к нулю, но я вроде как не чужой на Авроре, хоть и изгой, но с прионовой начинкой.
        Опять меня Эфир возвращает к истокам - не подвергался разложению только комплект новичка-туземца: мокасины, штаны и жилетка - все, как в первое появление на Авроре. Вот только я уже не тот новичок, что проходил испытание Дубовокожих, а симбионт, с активными навыками трансформации, так что посмотрим, кто кого перешепчет!
        Какая-то фигня полезла в голову, вместе с шумом, гуляющим по пещере. Я потрогал стену и нащупал кучу маленьких, не больше пары миллиметров, отверстий, сквозь которые проходил воздух.
        Хотел написать Часовому с вопросом, что он там имел в виду, но понял, что некогда. Восемь часов на прохождение достаточно много, но у меня-то их было четыре, максимум пять, а потом система принудительно выкинет в реал. Я отметил, что запаса приона было чуть больше половины, собственно, если полную трансформацию не врубать, то должно хватить. Да и не верю я, что здесь не будет тех, из кого его можно добыть. Двести пятьдесят плюс, конечно, смущал, но раз Ксоко с Часовым его прошли, значит есть варианты.
        Света было мало, только в нескольких местах под потолком бледнели какие-то кристаллы, и как только глаза привыкли к темноте, я пошел вперед.
        Пока ничего, только шепот повсюду. Не так, как в тумане голоса залезают прямо в мозг, а будто за спиной кто-то стоит. Я несколько раз оборачивался, активируя клинки, но либо невидимая тварь была быстрее, либо здешняя акустика была так устроена, а голос всегда оставался за спиной.
        Я старался не трогать стены, но в моменты, когда ладонь ложилась на камень, сквозь червоточины чувствовался не только сквозняк, но и вибрации, будто вокруг большой живой организм. Метров через двести туннель повел вниз, сделал несколько поворотов, а потом сузился так, что пролезть можно было только на четвереньках. Странный путь, чтобы взобраться на вершину, но никаких ответвлений или шахт под потолком не было, только ровно подсвеченная кишка с шершавыми стенами.
        Когда пришлось ползти, света уже не было, но, когда легкий нервяк от замкнутого пространства грозил смениться на страх застрять и быть похороненным заживо, впереди забрезжил свет. А метров через пятнадцать, после очередного поворота я вывалился в огромную пещеру. Так хотел поскорее проскочить узкое место, что не удержался на краю и рухнул вниз с высоты третьего этажа. По сравнению с Утесом Черепа - так, детская забава, даже испугаться не успел, перегруппировался в полете и мягко, и тихо, как заправский ниндзя, приземлился на ноги.
        То ли голод в реале просыпался, то ли образ слишком сильно подходил, но пещера напомнила мне ватрушку. Круг диаметром метров сто и десятиметровым бортом, внутри которого во втором круге, как у ватрушки, свалили белую начинку в виде горы человеческих костей.
        Света было немного, я, по сути, стоял на дне огромного колодца, и если задрать голову, то где-то очень высоко блестело небо.
        Я вгляделся в кучу костей и разглядел на ней несколько свежих трупов разной степени разложения. В основном в неестественных позах лежали бледные тела стариков, но была и молодежь.
        Обойдя колодец по кругу, обнаружил три прохода, как и вход в подземелье, заваленных каменными плитами. Покряхтел, потужился, но не смог сдвинуть даже на миллиметр, только магические символы зажигались в центре плит. Ладно, значит, пойдем по старинке, я зачем-то поплевал на руки, активировал коготки Листолазов и, подпрыгнув, вцепился в стену. Как вцепился, так и съехал, оставив на скале крохотные бороздки. Попробовал еще раз, прыгнул дважды, не давая времени телу продавить неожиданно мягкую горную породу, но без толку. Когда опять оказался на земле, увидел, что первые царапины уже затянулись.
        Как там говорили в Таламусе? Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет! Явно есть какой-то мини-квест, спрятанный в этой пещере, где-то должен быть ключ, подходящий к дверям. Я обернулся на кучу с костями и понял, что можно больше не искать решение - оно нашло меня само.
        На вершине кучи спиной ко мне сидела сгорбленная худая фигура. Существо с синюшной голой кожей отрывало куски от трупов худыми ручками, пару раз чавкало, глотая, не жуя, и что-то бормотало в перерывах между трапезой. Голлум, дружище, ты ли это?
        На самом деле смешно чего-то не было, хоть и мелкая тварь, но веяло от нее какой-то ледяной мерзостью. Тела хоть и разлагались, но все равно слишком уж легко эти худые ручки отрывали куски, да и пропадали в невидимой с моего угла пасти слишком быстро. Когда я понял, что про Голлума я сказал вслух, а тварь меня услышала, рука непроизвольно потянулась к «Хоукмуну».
        Существо уже обернулось в мою сторону, отложило только что оторванный кусок мяса, скосило голову набок и прошептало нечто, что любой нормальный человек принял бы за смертельные проклятья, а я все еще шарил рукой на поясе в поисках заблокированного пистолета. Что-то я польстил монстру, приняв его за Голлума.
        Всплыла системная подсказка «Измененный шептун» двухсотого уровня, мешая разглядеть, с чем я столкнулся. На узкой серой морде отсутствовали нос и глаза, на их месте виднелись маленькие отверстия, прогрызенные червями. Из некоторых периодически высовывались белые личинки, и некоторые, пролетая мимо овальной пасти с игольчатыми зубами, падали на кости.
        Я метнул прионовый клинок, целясь прямо в пасть, но шептуна на месте не оказалось. Он за долю секунды превратился в туманное облачко и вспышкой телепорта ушел на другую сторону кучи. Ощерил пасть, зашипел и поднял обломок кости, поднес к морде и дунул в открытую часть. Даже с такого расстояния в меня шибанул запах гнили. Получилось на удивление довольно мелодично, но тревожно. Звук пронесся по всей пещере и эхом поднялся по стенкам колодца. А потом что-то будто хрустнуло, часть костей на кучи провалилась, а другая, наоборот, стала подниматься. Будто кто-то копошится внутри, переползает с места на место и пытается выбраться наружу. Вокруг шептуна вздыбилось несколько горок, как минимум три спереди и точно что-то сзади. Кучи выросли почти до метра, а потом рассыпались, явив на свет новых худосочных тварей. Я еще дважды метнул ножи, но скорость реакции шептунов была запредельной, я моргнуть не успел, а первый уже стоял на вершине кучи, а его товарищи облепили его со всех сторон.
        Это был не колобок, а полноценный монстр-трансформер. Каждую руку и ногу обхватило по монстру, причем кверху ногами, так чтобы на месте пальцев оказались зубастые пасти. Еще два монстра повисли на туловище, облепив дохляка на манер доспеха, а седьмой просто забрался на плечи, увеличив рост монстра. В сочленениях трансформера плотным слоем в роли страшного герметика набились белые личинки.
        Я даже не пытался понять, как это чудо трансформации будет перемещаться, только и мог, что сдерживать тошноту, да перебирать возможные варианты, как хотя бы в живых остаться. Когда туша закончила преобразование и сделала первый неуверенный шаг в мою сторону, провалившись по «колено» в кости, вокруг нее появилось несколько призраков.
        Появились и сразу исчезли, как будто у старого телевизора сигнал не проходит. Я их даже толком разглядеть не успел, только заметил сходство с Часовым и шаманом племени. Мигнуло системное сообщение, но сразу же сменилось информацией о наложенном дебаффе, замедляющем восстановление здоровья. Да и шептун уже тянул ко мне зубастые руки.
        Я сделал обратное сальто и побежал вдоль стены, метая в тушу прионовые клинки. Видел, что идет какой-то слабенький урон, а лезвия пробивают довольно большие куски в теле монстров, но в каждую дырку моментально, как какой-то наполнитель, набивались белесые опарыши. М-да, так я слона не завалю.
        Сборная тварь двигалась медленно, неуклюже разворачивалась в мою сторону, а потом вдруг растворилась облаком, вспыхнула и телепортировалась прямо передо мной. Затормозить я не успел, отскочил лицом от холодной и по ощущениям резиновой задницы одного из частей трансформера, подавил крик, чтобы не наглотаться брызнувших во все стороны опарышей, и начал рубить почти обнявшую меня зубастую лапу. Пропустил удар по ногам, голова шептуна как-то умудрилась цапнуть меня за щиколотку. Я упал, увернулся от удара сверху и, вложив максимум в трансформацию клинка, перерубил тощую шею нижнего монстра. И хоть вцепившаяся голова осталась на мне, монстр отступил телепортом на костяную кучу, где моментально из кучи выбрался новый шептун и занял место поврежденного. Опять мелькнули призраки, один из них даже попытался напасть на монстра, но растаял прежде, чем смог сделать хоть что-то полезное.
        Голова на ноге отвалилась сама, как только шептун восстановил свое тело. Я побежал в сторону монстра, на скорости прыгнул на стену, оттолкнулся, чтобы разом перерубить толстую «шею», но прионовый клинок со свистом рассек только облачко, оставшееся после телепорта. Началась игра в кошки-мышки, я метался по колодцу, резко меняя направление, чтобы подгадать место, откуда шептун выскочит из телепорта. Пару раз получилось, но чаще он оказывался быстрее и, главное, хитрее. Каждый раз, когда мне удавалось нанести хоть какой-то ощутимый урон, тварь возвращалась на костяную кучу и восстанавливала свое здоровье. У меня такой батарейки не было, я стал задыхаться, терять скорость, а здоровье стремительно неслось в желтую зону.
        Я понял три вещи: во-первых, длины прыжка телепорта хватало метров на десять, во-вторых, чем слабее становился шептун, тем активнее проявлялись призраки, глядишь когда-нибудь и помочь смогут. А в-третьих, чем ближе к центру кучи сбегал шептун, тем быстрее восстанавливался и наоборот. Приходилось экономить силы и действовать осторожней, прион расходовался даже быстрее, чем уровень здоровья.
        Я заманил монстра на максимальное удаление от центра колодца и пропустив несколько болезненных ударов, прижал его к стене, кромсая все, до чего мог дотянуться. Когда он лишился обеих «лап» и попытался сбежать, я рывком метнулся к месту возможной телепортации. И почти угадал, успел нанести еще несколько ударов, почти перерубив хребет твари, заменившей трансформеру колено. Он цапнул меня за плечо, вырвав приличный кусок мяса, так сильно, что меня развернуло. Я сбился, и теряя драгоценные секунды, начал судорожно срывать с себя опарышей, попавших в рану, а монстр уже ушел на костяную кучу.
        Призраки бесновались вовсю, кружили вокруг шептуна, бросались на него, но только замедляли процесс восстановления. Если, конечно, монстр сам не устал от боя. Новые шептуны лезли не толпой, а по одному и когда я, наконец, смог нормально соображать и совладать с приступом панического отвращения к личинкам, у монстра уже восстановилась одна «рука». Он пошатывался на куче костей, пытаясь удержать равновесие раненой «ногой», а я прыгнул в костяную кучу.
        Моментально прилетели дебаффы, к замедлению восстановления добавился повышенный расход приона и снижение скорости передвижения. Я вяз в костях, проваливался по колено, разбрасывал кости руками и пер будто в огромном снежном сугробе. Вторую подобную атаку я уже не выдержу, урон сыпался со всех сторон, каждое прикосновение к личинке, каждый укус, а они жалили, не слабее осиных, по капельке снижал здоровье. Шептун на меня не реагировал, погрузился в какое-то подобие транса, стоял и наращивал дохляков на свое тело.
        Когда перед глазами появилась красная пелена, я активировал рывок и с голыми руками, на клинки запаса уже не было, только на крючки Листолазов, бросился на тушу и начал отдирать части тела трансформеров. Уворачивался от зубов, цеплялся за шкирки и конечности отдельных «запчастей» и отдирал их от общего, выбрасывая легкие тела за пределы круга. А когда удалось сорвать «доспех» на груди монстра и добраться до самого первого, я просто вцепился в его тощую шею и давил, пока не услышал хруст кадыка, а из отверстий на месте глаз не потекли расплющенные кровавые личинки.
        
        «В Эфире! Вы убили «Измененного шептуна», получено 80 000 очков опыта. Получен новый уровень».
        «В Эфире! Вы выполнили квест племени «Шепот Ветра», очистили святилище предков от проклятия. Отныне духи предков смогут вернуться и возобновить испытания для молодых воинов племени. Получено 45 000 очков опыта».
        
        Я скатился к краю и на четвереньках выполз за границу костяного круга, рухнул на землю и, уже не сдерживаясь, извергнул из себя не только все, что было съедено и не успело перевариться, но и несколько личинок, попавших в рот во время боя. От их вида протошнился еще раз. Столько лет играю, а такая реакция впервые, не знал, что такую механику в игре сделали. Даже если перепить, такого раньше не было. Дрожащей рукой проверил штаны на заднице, а то мало ли, и рассмеялся. Все в порядке, но, может, и хорошо, что не оцифрованным этот квест проходил. Полез в системные уведомления и действительно нашел квест, видимо, полученный в момент, когда я попал в колодец. Бла-бла-бла, неизвестное проклятие, твари, поселившиеся в зале для испытаний и не дающих предкам силу.
        Красная пелена отпускала, дебаффы слетели, а здоровье поскакало вверх. Я почувствовал сразу несколько прикосновений к спине, но приятных, теплых, вливающих в меня энергию.
        Я разлепил глаза, обернулся и увидел почти материальных призраков. Меня окружила группа старцев, очень походивших на тех, кого я встретил на испытании перед посещением Уасиока. От одного из них ко мне тянулось два прионовых отростка, одновременно восстанавливая здоровье и выносливость. На лицах у дедов отражалась странная смесь нетерпения и благодарности. Погодите, минуточку…
        Я добрался до останков шептуна и, подавив очередной приступ тошноты, начал его лутать. Как реальный наркоша вцепился в кристалл приона и аж задрожал в предвкушении кайфа, когда впитал его в себя. Даже показалось, что деды зажмурились от удовольствия, понимая, мои чувства. Как там говорили, после первой не закусывают? Я нашел еще два кристалла, схомячил второй, доведя процент содержания приона в крови до уровня семидесяти процентов, а третий с грустью отложил про запас. Стал ковыряться в шептунах дальше и нашел маленькую черную треугольную табличку с выгравированными на ней личинками. Довольно детально кто-то изобразил червячков в углах треугольника, а между ними черточки-стрелочки.
        
        «В Эфире! Вы нашли основу для племенной татуировки “Телепортация” 1-го уровня».
        «В Эфире! Важно! Смешение племенных навыков Куре и способностей симбионтов - экспериментальная механика обновления «Аврора»…
        
        Вот это хорошо, такое я давно хотел. Я не стал обращать внимания на предупреждающие надписи об отсутствии тестирования на симбионтах. Зажмурился и активировал табличку. Вздрогнул, по телу пробежала волна мурашек, а потом такая резкая боль, что меня скрутило и опять стошнило, только уже какой-то желчью. Тело будто взорвалось на мельчайшие частицы, но моментально собралось обратно. Как только импровизированный тест-драйв телепортации закончился, в системной вкладке с навыками трансформации замигал ярлычок. Будем надеяться, что это система так калибровку провела, а не каждый раз так рвать меня будет.
        Система не обманула, сбоя на симбионте не произошло, и я стал обладателем нового навыка. Слабенького на первом уровне и пока с большим расходом выносливости и приона, но уже дающего возможность телепорта на три метра всего лишь с двухсекундной подготовкой к активации. Я подождал две секунды и прыгнул, а потом еще раз и еще. Дикой боли не было, только легкое покалывание и дезориентация по прибытии.
        - Кхе, кхе, - призрачный старец пытался привлечь мое внимание, - Приветствуем тебя воин, старейшины племени «Шепот Ветра» благодарят тебя за помощь.
        - Да ну, не стоит! Так, пустяки какие-то! - я глянул на время, оставался еще где-то час до выхода в реал, можно сказать, удачно все провернул, но пора и валить отсюда, - Уважаемый, эээ, старейшина. Мне не нужно награды, только немного информации о прошлых днях.
        - О, мы ценим твою тягу к знаниям, юный воин, - старик улыбнулся, - А также готовы закрыть глаза на то, что ты из потерянного племени и допустить тебя к испытанию.
        - Не понял? Что значит допустить? А вот это все, - я затряс указательным пальцем в сторону трупов шептунов, - Не считается?
        - Ты еще слишком юн, чтобы понимать. А впереди тебя ждет много испытаний, но и еще больше знаний. Всему свое время. Ты готов начать испытание?
        Глава 6
        Пока я хлопал глазами, глядя на таймер пребывания в подземелье, и осознавал, шутка это или правда, что само испытание еще даже не начиналось, в помещении стали появляться люди. Та самая пришибленная молодежь, что наконец дорвалась до опции стать воином племени. Причем среди них была и пара мелкоуровневых игроков. Они спрыгивали в колодец и рассредоточивались по кругу, садились, поджав ноги, и внимали призрачным старцам, вещавшим с костяной кучи
        
        - Дети племени, зло, пожиравшее память предков, уничтожено, - довольно громким шепотом начал один из призраков, - Зал для испытаний снова открывает свои двери. У вас есть три пути: путь Духа, путь Мужества и путь Опасности. Вам предстоит сделать выбор! На каждом пути вас ждут серьезные препятствия, и только достойные получат право пройти инициацию и стать мужчинами...
        
        Слушатели притихли, перестали шептаться и внимательно слушали старца. Прям первокурсники на первом занятии, наивно ждущие веселой взрослой жизни. В другой ситуации я тоже с удовольствием послушал бы, да еще и вопросы задал, но у меня оставался час, может, чуть больше, если капсула решит, что тело не сильно измотано.
        Старец, который до этого разговаривал со мной, не дождавшись от меня ответа, уже почти забрался на кучу к остальным. Я прыгнул за ним, пытаясь схватить за руку, но пальцы с легкой щекоткой проскочили сквозь призрачное тело, а он даже не обернулся. Зато на меня шикнули все остальные и указали на свободное место рядом с одним из игроков, чуть ли не блаженно вылупившегося на говорившего призрака и тянущего руку.
        
        - Задашь вопрос, убью на фиг! - я наклонился почти к самому уху парня, но именно в этот момент призрак сделал паузу, и мои слова эхом разнеслись по колодцу.
        
        Все обернулись на меня, а игрок с побледневшим лицом тихонечко отполз на несколько метров.
        
        - Прошу прощения, продолжайте, пожалуйста, - я виновато улыбнулся старцам, - А какой путь самый быстрый? А то очень некогда...
        
        Концовку предложения я уже пробурчал себе под нос, чтобы лишний раз не стопить замерших туземцев.
        
        - Твое желание как можно скорее пройти испытание похвально, юный изгой, - старик сделал акцент на слове «изгой» так, что все ближайшие НПС отползли от меня, как от какого-то невиданного зверя, - Со времен первого воина племени «Шепот Ветра», вставшего на пути поиска истины…
        Старика понесло, начался какой-то сюр, всплывший в памяти сценой одного из любимых фильмов детства про неуловимых мстителей красноармейцев.
        
        - Вы, наверное, знаете историю персонажей племени «Шепот Ветра», но я вам напомню... Кратко! Авраам родил Исаака, Исаак родил Иоанна...
        
        Концовку речи я, конечно, уже додумал из воспоминаний, не в силах запомнить и выговорить причудливые туземные имена. Старика понесло, так что пришлось искать ответы в другом месте. Я открыл почтовый ящик и настрочил письмо Часовому.
        
        «Я тебе помог, хотя до сих пор не понимаю, почему ты сам не разобрался. Теперь ты помоги!»
        «Спасибо! Действительно, спасибо! Сам не смог, потому что повторное прохождение запрещено, а эта гадость там только с бета-тестом появилась. Я раньше успел пройти. Спрашивай, конечно».
        «У меня времени очень мало. Как испытание быстро пройти?» - я посмотрел на таймер, оставалось меньше часа.
        «Сложный вопрос. Там рандом, насколько я успел узнать. Я проходил по пути Опасности - быстро прошел, часов за пять. Знакомый шел путем Мужества и не одолел, завис в галлюцинациях собственных страхов, причем не испугался, а именно запутался и блуждал там до закрытия пещеры. Так что это лотерея».
        «Ясно. Очень интересно, но ничего не понятно».
        «Заканчивай скорее и приходи, поговорим. Вождь очень интересуется, за фига ты сюда приперся».
        
        Прощаться я не стал, старик, похоже, закруглился, и туземцы пришли в движение, занимая очередь перед призраками. А те выстроились в ряд на краю костяной кучи. Каждый развел руки, между которыми в воздухе висело три магических ключа, чем-то похожих на ведьмачьи знаки. Неровный желтый треугольник, еще один зеленый, но с черточкой внутри, а третий фиолетовый в виде песочных часов из двух треугольников. Все три соответствовали начертаниям на дверях, которые я не смог вскрыть раньше.
        Перед стариками уже выстроилось три очереди. Но, может, и хорошо, что призрак назвал меня изгоем, даже хамить никому не пришлось, сами разошлись. Но морду кирпичом я сделал все равно, а также заготовил отмазку, что первым пришел в колодец, если деды вдруг заступятся за подвинутых студентов.
        
        - Какой путь ты выберешь, изгой?
        - Я выбираю путь Духа, о мудрейший, - я прямо грудь выпятил, как делали остальные претенденты, и напрягся, лишь бы не сморозить еще какую-нибудь глупость и нарваться на длительные ворчливые нравоучения.
        - Да будет так, слово прошепчено.
        
        Один из знаков, висевших между рук старика - желтый треугольник, вспыхнул, засветился ярче и поплыл ко мне, а остальные осыпались на землю горстками блестящей пыли. Ловить треугольник не пришлось, он пролетел мимо меня и очереди в направлении дверей, или, как сейчас было видно, радужных порталов. Покружил чуть-чуть в воздухе, выбирая нужную нам дверь, единственную, к слову, где не толпились туземцы в очереди, и с легким свистом впечатался в каменную плиту - в место, где был нарисован дублирующий силуэт. Дверь вздрогнула и стала песком опадать и разбегаться в разные стороны, открыв радужную пленку портала.
        Не так многому я научился на Авроре, но то, что не надо прыгать в неведомое, я усвоил хорошо. Я очень аккуратно шагнул в портал, разорвав мерцающую гладь и, возможно, это спасло мне жизнь.
        Пространство сменилось слишком резко. Еще мгновение назад я стоял в темном душном колодце, дышал старыми костями и молодецким потом, и хоба, свежий воздух, холодный ветер в лицо, свист в ушах. Я лечу! Вот ведь жопа!
        Я лечу, точнее камнем несусь вниз так быстро, что все внутренности сжались где-то под горлом, не давая ни вдохнуть, ни заорать благим матом. В метре от меня отвесная скала, сзади и по бокам ничего, а внизу стремительно приближается земля и только торчит несколько острых уступов из скалы.
        Схватиться было не за что, я дернулся в попытке ухватиться за стену, но не дотянулся. Получилось только чуть сместиться и рухнуть на один из уступов. В последний момент я успел включить полный «доспех» трансформации, но все равно ударом так припечатало, подбросило, хрустнуло, опять припечатало и покатило к краю, что только паническая мысль, как бы удержаться на узком уступе, спасла от слез и подступившего болевого шока.
        Я судорожно вцепился в край уступа, выдохнул, запоздало отменил трансформацию, оставив только крючки Листолазов, и подтянувшись, вернулся на неширокий острый шип, торчащий из скалы. Когда боль отступила, а дыхание и часть здоровья восстановились от выпитого зелья, я аккуратно поднялся. Сначала на четвереньки, потом, когда прополз к более широкой части, встал уже в полный рост и огляделся.
        Было красиво, ничего не могу сказать, мечта селфи-наркомана из довиртуальной жизни. Открывался просто шикарный вид на плоскую долину, подсвеченную закатным солнцем. Прям трасса Шестьдесят Шесть в южных штатах Америки. Я разглядел место, где мы подходили к поселению, и прикинул, что сейчас я где-то на боковой стороне плато на высоте около километра, по крайней мере, что вниз, что вверх расстояние было примерно одинаковым.
        Вдоль скалы, огибая ее по всей поверхности, витками вверх тянулась узкая тропинка. Получался этакий карниз в разных местах от метра до пары десятков сантиметров в ширину, в некоторых местах переходящий в неглубокие ниши или в уступы.
        
        «В Эфире! Внимание, вы находитесь в игре без перерыва 7 часов 15 минут. Вы измотаны. Зафиксировано истощение организма.
        По рекомендациям ВОЗ, длина сессии не может превышать 8 часов. Рекомендуем найти безопасное место и выйти из игры...»
        
        Гадство! Надо как-то продержаться в реале еще хотя бы чуть-чуть. Кофейку бы выпить или еще какое зелье выносливости принять. И тут меня осенило, я настолько отвык от игры через реал, что напрочь забыл о его возможностях. А между тем, у меня же даже отдельная вкладка в системе появилась по управлению капсулой. И ведь только вчера с Алисой обсуждали ее привычки и что и когда нужно обновлять и с кем на эту тему общаться.
        Так! Первым делом поправил настройки климат-контроля и сделал прохладней температуру в капсуле. Включил массажер на шею и плечи, плюс общую виброволну разогнать кровь по телу.
        Питательный блок обновить я забыл, но какие-то крохи там еще оставались, немного протеина и совсем на донышке кофеина, еле на полноценную порцию наскреблось. Даже сквозь игру прочувствовал легкое покалывание на руке, когда активировалась подача смеси в кровь. Бодренько, но этого мало. Я открыл почтовый клиент и написал Нике сообщение.
        
        «Ай нид хелп! Можешь выйти в реал и пополнить питательный блок капсулы? Нужен кофеин, таурин, гуарана, женьшень, аскорбинка - я не знаю, я не химик! Но мне нужно задержаться в игре еще хотя бы чуть-чуть! Вопрос срочный!»
        «Ок, дай мне двадцать минут».
        
        Ждать не стал, принял игровых симуляторов на выносливость и добил прион почти до максимума. Отошел на самый край уступа, поплевал на прионовые крючки на ладонях и побежал в сторону скалы. На середине уступа прыгнул, одновременно активируя рывок, и как на трамплине взлетел аж до следующего витка вокруг горы. Вцепился в карниз, легко подтянулся и легкой рысцой побежал по тропинке вверх до следующего уступа.
        Сокращал, где только мог. С уступов влетал на верхние уровни, перепрыгивал провалы, карабкался, не экономя прион и используя не только крючки, которые все же были заточены под деревья, но и клинки в роли импровизированных ледорубов. Надежно, учитывая, что скала здесь была нормальная, а не как в колодце, но очень медленно, чтобы проделать весь путь таким способом.
        Метров через двести, взобравшись на очередной уступ, наткнулся на чье-то гнездо с яйцами, больше похожими на футбольные мячи, но, к счастью, на тот момент без родителей.
        Еще через несколько уровней в одной из ниш встретился с местными обитателями. Присел в полумраке ниши, настроил питательный блок на автоматическую подачу, чтобы не отвлекаться, когда Ника все пополнит, и не заметил, что я не один. Сначала из темноты раздалось шипение, будто опять туземцы что-то шепчут. Я насторожился, стал вглядываться в темноту, еще как дурак лицо в ту сторону вытянул. Спасла меня даже не реакция, а скорее инстинкт самосохранения. Так бывает с глазами: как только в опасной близости возникает какой-то предмет, глаз моментально закрывается. Вот и у меня на автомате сформировался прионовый шлем с воротником, защитившим почти всю голову. А две змеи, выпрыгнувшие из темноты, только клацнули по защите, третью я успел сбить на подлете.
        Я отшатнулся, стал вертеться, выходя из окружения. А из темноты выползали все новые и новые твари. Сжимались в пружину, шипели и готовились к прыжку. Песочного цвета, практически неотличимые от скалы, с ярко-красными острыми кончиками хвостов, очень похожих на осиное жало.
        Змеи теснили меня к пропасти, и вроде не шибко крутые по уровням, но их было много. Каждую секунду одна или две распрямлялись и летели в мою сторону, открыв пасть, из которой капала зеленая слюна. Шипение превратилось в ровный гул, змеи появлялись уже не только из глубины ниши, но и свешивались с потолка, выползая из отверстий и трещин в скале.
        Нескольких мне удалось просто сбросить со скалы, кто-то пролетел мимо меня в прыжке, а кого-то я догонял сам и пинками отправлял в свободный полет. Но их было слишком много. Я взвыл от первого укуса, потом от второго, левую штанину и кожу под ней начало жечь, как от кислоты. А в большой палец правой вцепилась довольно толстая тварь, которую я неудачно попытался отфутболить к ее подружкам. Стало больно, полоска здоровья резко скакнула на десяток процентов, и появилось сообщение о воздействии кислоты. Вот стоило прокачивать защиту от яда, чтобы нарваться именно на кислотных змей. Я запаниковал и выхватил «Хоукмун», радуясь, что блокировка не действовала снаружи пещеры, и начал палить.
        С такого расстояния, несмотря на всю вертлявость змей, я не промахивался. Да еще заряжены были разрывные, так что уже через пару выстрелов я был весь покрыт кислотными ошметками. Но звук выстрелов оказался страшнее, грохот разнесся вокруг, разрывая вечернюю тишину, где-то сверху скатилось несколько крупных камней и с грохотом обрушились на тропинку. Надеюсь, проход хотя бы не повредился. Но главное, что звук выстрелов привлек кого-то еще - за спиной раздался протяжный крик и мимо пронеслось две огромных птицы, судя по морщинистым лысым мордам, какие-то подвиды грифов или младшие сестры гарпий.
        Птицы выглядели приличными такими тушками, но не настолько, чтобы пытаться оседлать одну из них или хотя бы схватить за лапу и первым классом залететь на вершину скалы.
        Неожиданно мир вокруг потемнел, картинка окружающего мигнула несколько раз, а потом будто яркость экрана выкрутили на минимум, чтобы батарейка дольше продержалась.
        
        «В Эфире! Внимание, вы находитесь в игре без перерыва 7 часов 35 минут. Вы измотаны. Зафиксировано истощение организма. Предупреждение! По рекомендациям ВОЗ, в случае низких показателей жизнедеятельности организма будет инициирован принудительный выход из игры.
        Рекомендуем найти безопасное место для вашего персонажа. Последующий вход в игру будет осуществлен в ближайшей точке возрождения...»
        
        Как назло, в момент чтения сообщения на меня бросилось несколько змей. Я отшатнулся, нога соскочила с края карниза, и я начал заваливаться в пропасть. Больно ударился грудью о камень. Рухнул вниз, и стирая локти о скалу, едва успел ухватиться за выступ и повис над пропастью.
        Вокруг резко стало темно, только непонятно, это солнце спряталось за горизонтом или игра начала выдавливать меня в реал. Я стал карабкаться вверх, уже выбрался почти наполовину, как в действие вступили грифы. Черная тень спикировала на меня, крыльями обдав волной прохладного воздуха, пронзительно заверещала над самым ухом и попыталась клюнуть меня в затылок, промазала, но сразу же вцепилась когтями в плечо, потянув меня назад.
        Все вокруг будто сговорились! Система не только подрубила мне свет и яркость, но и начала снижать статы. Сила, выносливость, ловкость - циферки на границе зрения поскакали вниз. Гриф продолжал нападать, творя из моей спины какое-то кровавое месиво. Так еще и змеи поперли, две попеременно кусали мои пальцы на карнизе, а еще несколько шуршали вблизи, явно готовясь прыгнуть мне в лицо, как только я смогу подтянуться. Правая рука онемела, пальцы разжались и, утащив в пропасть одну из змей, безвольно повисла. Все, хана котенку! На левой руке, судя по болевым ощущениям, я уже как минимум сломал несколько ногтей, пока скребся, а змеиная кислота разъедала кожу. Тут уже даже физика игры не поможет, не удержу я свой вес.
        Я уже собрался умирать, как в реале что-то произошло. Ника, наконец, успела обновить питательный блок, и в кровь пошла подача стимуляторов. Картинка вокруг взорвалась на миллиард цветных пикселей, разлетелась во все стороны, а потом в режиме ускоренной перемотки, втянулась обратно и обрушилась на меня. Вместе с цветом вернулись и другие ощущения. Все, как в первый раз, когда я прочувствовал игру в теле оцифрованного. По ушам ударил звук - шипение змей, трескотня их хвостов, удары крыльев грифов по воздуху, даже ветер начал шуметь иначе. Обоняние начало сходить с ума, сладкий запах тухлятины от змеиного яда, тухлое дыхание грифа, даже у скалы появился запах перегретой на солнце пыли. Параметры персонажа вернулись в норму с поправкой на тот уровень здоровья, который у меня остался. Я судорожно активировал игровую панель, просто чтобы убедиться, что кнопка «Выход» еще на месте.
        Убедился! Заорал от переполнявших меня чувств и прущей из реала энергии. Итак, в технологиях полного погружения отклик между командой и действием был минимален, но меня сейчас перло так, будто реал окончательно и бесшовно слился с виртом, сделав из меня чемпиона киберспорта. Нет, никаких читов или преимуществ в игре, только абсолютный контроль и кристальная ясность действий.
        Я нагнал приона в левую руку, обеспечивая буквально мертвую хватку и защиту от укусов. Немного направил в правую, возвращая чувствительность, выхватил «Хоукмун» и, не думая о последствиях, разрядил барабан в грифа. Подтянулся над карнизом и стал когтем на рукояти колоть шипящих змей. Расчистил небольшой пятачок перед собой, смог забросить локоть, потом следующий, а дальше уже было легко, закинул ногу, подтянулся и выбрался на карниз.
        Станцевал не пойми какой танец победителя, топча и распинывая новых змей. Перезарядился, расставил руки навстречу ветру, задрал голову и заорал, как настоящий индеец, похлопывая себя ладонью по губам. И перепрыгивая через камни и провалы побежал наверх! Пока прет, надо двигаться!
        Я успел! Система жестко, без каких-либо предупреждений выкинула меня из игры, оборвав разговор с призраком очередного старца племени «Шепот Ветра». Но главное уже было сказано, или как выражались местные: «прошепчено».
        На плоской вершине все было устроено довольно минималистично. Несколько статуй духов деревни, а у «Шепота Ветра» покровителем оказался орел, одно из его воплощений кружило над колодцем, в котором я начинал свой путь на гору. Для племени колодец был своего рода местом для жертвоприношений и точкой перехода в загробную жизнь. Я не понял всю механику, но, похоже, надо было сигануть вниз, разбиться на хрен, воспарить призраком и тут уже дух племени заберет тебя с собой в птичью Вальхаллу. Меня дух племени проигнорировал, несмотря на мой грязный, побитый и окровавленный вид, я все еще был жив, да еще и изгой.
        Но старики-шаманы отворачиваться не стали, и самый старый с черными татуировками вокруг слепых глаз даже заговорил со мной.
        
        - Ты прошел испытание, Изгой. Приходи на рассвете к духу племени, принеси дары, и он поведает тебе историю племени. А также события той ночи, что навеки опозорила наших воинов. Слово прошепчено.
        Глава 7
        Первое, что я почувствовал, очнувшись в капсуле, - была боль, будто меня поезд переехал, причем по телу просто пронесся туда-сюда, а на голове еще и остановку сделал и разгрузил там что-то тяжелое. А потом разом навалились отходняк и жуткое похмелье. Руки дрожали, во рту тяжелый металлический привкус, и в боку тянет с прострелами, хотя я всегда думал, что печень не умеет болеть. Зато сна ни в одном глазу, а сердце стучало так, будто поезд не уехал, а ушел на второй круг по грудной клетке.
        Я с трудом разлепил глаза и увидел Нику. Тяжело с ней, вообще не могу понять, что в этой красивой голове творится. Смотрит вроде сочувственно, очередную пробирку протягивает, на этот раз красного цвета, даже рубинового, а в глазах какая-то хитринка.
        
        - Что, черт побери, ты мне вколола?
        - Все как ты хотел, витаминки, стимуляторы. Особая смесь Алисы на базе эпинефрина. Применяет, когда рейд важный задерживается, - она приблизила пробирку практически к моему носу, - Это выпей, легче станет.
        - Адреналин что ли?
        - Откуда я знаю, я что врач? На упаковке написано «Жара», а инструкция по применению отсутствует.
        - А красное что? Чувствую себя вампиром, очнулся в гробу и тут бокал свежей девственной крови.
        - Мне некогда, надо еще в игру вернуться, у нас там жесткая осада Динасдана, - чувства юмора у Ники я пока так и не нашел, - Не хочешь, не пей. Оставлю в ванной, она уже готова.
        - Стой, а где собаки? - ссадина на заднице напомнила о себе, когда я выбирался из капсулы.
        - Стефан, парень из охраны, повез их к ветеринару.
        - Да ладно? Что вы прям так сразу-то! Усыплять?
        - Не поняла? У них плановый осмотр просто.
        
        Фух, а то уже подумал, что опять ничего личного, только цель и результат, и раз доберманы мешают, их сразу того. Ошибся, хотя это не отменяет факта, что со мной поступят иначе. Как только выйду из очередной схемы, сразу пустят в расход. Я все же забрал пробирку, когда Ника уходила, и размышляя, как себя обезопасить, побрел отмокать в джакузи.
        По дороге, попивая коктейль на основе томатного сока, а ни разу не кровь, и пользуясь отсутствием собак, прошелся по дому. В другой от игровой Эйпа части подвала нашел неприметную дверку без замочной скважины, но с экранчиком для сканирования сетчатки глаза. Уставился в экран, любуясь лопнувшими красными сосудиками, но аппарат это не смутило, что-то пискнуло, заскрипело и дверка уехала в стенную панель. За тонким слоем фанеры пряталось сантиметров десять стали, так что пришлось мысленно попросить прощения за то, что назвал ее «дверкой». Тут целая дверище, а за ней рай для выживальщика.
        По размеру помещение может только чуть-чуть уступало игровой и полностью было заставлено стеллажами, будто попал на склад человека, ждущего конец света. Всю правую стену занимали продукты питания, в деревянных ящиках на полках нашлась куча олдовых консервных банок и сухпайков, пластиковые бидоны с очередной разноцветной жижей и мешки с сухими протеиновыми смесями. Дальше - больше, от разнообразных запчастей, разобранных солнечных панелей и инструментов до отдельного стенда с холодным оружием. Я одних только тактических томагавков насчитал около двух десятков, а еще были мечи и сабли, и явно коллекционные, а не новоделы. Мотки веревок, канистры с топливом, несколько походных генераторов, аптечки - я мог бы спокойно закрыться и несколько жизней тут прожить, вообще не испытывая никаких проблем.
        Стенд с оружием заставил меня улыбнуться и вспомнить все законы, которые ООН вводил последние сто лет, на тему ограничений и хранения огнестрела. Эйп, похоже, про них и не слышал. На стене висел узкий плоский шкаф со стеклянными дверками, внутри которого заботливо на крючочках развесили пистолеты и короткостволы, по бокам от этого смертоносного панно стояло еще по два оружейных сейфа с винтовками и автоматами. Плюс штабелями лежали запечатанные армейские ящики. Все оружие прошлого века, на новомодную электронику Эйп, видимо, не хотел полагаться в случае конца света.
        Первая мысль, хватай все и беги. Нужно обвешаться, как Арни из фильма «Командос», ну или хотя бы, как Рембо, благо пулемет здесь тоже был. С ноги выбить дверище бункера, вызвать такси и поехать в офис DRUGA мочить акционеров.
        Но как бы Алиса ни занималась спортом, а поднять пулемет ее тело не смогло. Точнее поднять смогло, а вот удержать уже нет. Мне бы что попроще и скорее для скрытой защиты, а не нападения. Сначала я решил выбрать «глок», самой маленькой из присутствующих на стенде оказалась модель «двадцать шесть» и Алисе в руку подошла идеально, но потом сам засомневался в надежности и безотказности старичка, вдруг что пойдет не так, а я и разобрать не смогу.
        В итоге взял револьвер, тоже маленький, всего на пять патронов, черного цвета, но с серым барабаном и надписью «Ruger LCR». Спускового крючка у него не было, так что в карман входить-выходить будет без проблем. Не «Хоукмун», конечно, но резиновые щечки на рукояти, как родные, легки в ладошку. Я немного поигрался, строя из себя ковбоя, отыскал патроны, по ходу вскрыв ящик с гранатами и захватив парочку про запас, допил коктейль и пошел исследовать парк. Надо использовать возможность, пока собак нет поблизости.
        За час не спеша обошел периметр и приглядел пару слабо охраняемых калиток, ведущих на смежные участки. С одной стороны соседями были явно какие-то звезды, показалось, что смог разглядеть в окошке известную актрису, которая рекламировала одно из обновлений Эфира. Плюс там была вечеринка, слышались музыка, смех и бродили люди с бокалами. А вот с двух других сторон все было перекрыто наглухо, за калиткой прогуливались серьезные лысые мужчины в костюмах с проводками в ушах. И все время как-то так выходило, что они оказывались на одном уровне со мной, идя вдоль забора. Так что если бежать, то только на праздник жизни.
        Я вернулся в дом, по дороге и внутри сделал несколько закладок. Одну гранату спрятал в беседке на пути возможного побега, вторую прикопал в цветочном горшке возле капсулы Алисы, а пистолет засунул под матрас в спальне. Расставаться с новыми «друзьями» не хотелось, но каким бы скрытным не был «Ругер», в обтягивающем костюме для погружения его даже слепой бы заметил, а, как мне кажется, девушки с сумочкой по дому не ходят.
        
        ***
        
        Я развалился в джакузи и вошел в игру с планшета. Да - серость двумерная, да - все мелкое, но мне только историю послушать. Персонаж вошел в игру у стелы возрождения в метрах трехстах от деревни, и уже через несколько минут я стоял перед входом в поселение и выбирал диалоговые окна, чтобы переспорить охранников. А где-то и вводил текст вручную, но как бы красноречив я не был, пройти мимо стражи удалось только, вызвав старого шамана.
        Я переключился на вид от третьего лица, и пока меня вели к проходу в скале, попутно изучал деревню. Проход в пещеру с испытанием был открыт и воспринимался системой как пройденное подземелье. То есть войти туда было можно, но никаких новых предупреждений или квестов уже не дали. Шаман со мной не пошел, подтолкнул, ворча, что нечего изгоям без дела слоняться по деревне, да нужно быстрее сваливать. Спорить я не стал, время - штука дорогая.
        По пещере все так же гулял ветер, разносивший шепот, только тональность сменилась, пропала тревожность. Или удвоилось количество светящихся камней, или просто уровень восприятия яркости с планшета увеличился. До колодца я дошел без приключений, прополз последние метры, покликал на всплывающие подсказки и аккуратно спрыгнул на землю в помещение с кучей костей. Участников испытания здесь уже не было, но все равно шла какая-то явно жреческая движуха. В зале появилось четыре маленьких алтаря, между которыми перемещались пожилые туземки, разжигали причудливые глиняные светильники и украшали алтари перьями, камушками и тонкими косточками, похожими на птичьи.
        В центре, на костяной горе, воздев руки к небу, мерцали призраки старцев, и еще несколько туземцев, уткнувшись лбами в землю, будто молились перед кучей, периодически что-то бросая перед собой.
        Я подслушал ближайшего ко мне, присел рядом, поклонился, и на планшете возникли окна с выбором действий:
        «Обратиться к духам предков» - клик.
        «Принести дары - выбрать из инвентаря или пожертвовать денежную сумму» - клик, и еще клик на выбор суммы. Я заплатил максимальную из предложенных, а то бывает такое в играх, что дополнительным благословением могут одарить за щедроты или, наоборот, ничего не дать, если пройдешь по минималке.
        Как только сумма списалась со счета, включился синематик трейлер. Уже даже забыл, как DRUGA реализует подачу контента без полного погружения. Старо, но прикольно, этого у сценаристов не отнять. Я приглушил гидромассажные струи в джакузи, чтобы лишний шум не отвлекал, и приготовился смотреть кино.
        Каменный колодец, гора костей и алтари с туземками - все чуть отдалилось, закружилось, и камера, чуть взлетев вверх, развернулась, показав моего персонажа. Крепкий, загорелый красавчик, и это не оборот речи, персонаж действительно был отлично проработан, вот только с блаженной улыбкой переборщили. На лицо Данте упала тень, а потом камера опять развернулась, и в кадре появились стенки колодца со звездами на кусочке светлеющего неба и огромной птицей, кругами, спускавшейся вниз.
        На меня летел орел - дух племени «Шепот Ветра» в своем материальном воплощении. Птица легко приземлилась на вершину кучи, потревожив всего несколько косточек, раскинула крылья, предлагая полюбоваться ее красотой и грациозностью. Из крыла вылетело перо, и в несколько зигзагообразных перелетов плавно опустилось в руки Данте.
        А потом экран мигнул и почернел. И на фоне красивого арта с видом на гору и поселение туземцев закрутилось окно загрузки. Да по низу экрана побежали подсказки из разряда - капитан очевидность пришел нас тут всех уму-разуму учить. Фу, такими быть!
        Через несколько секунд картинка включилась вновь. Крупная поляна среди джунглей, опять круг, чем-то похожий на капище друидов. По кругу стоит двенадцать статуй духов племен. Первым я узнал некогда родного ягуара, потом волка из поселения Вождя и орла, отправившего меня в это путешествие. Остальных я пока не встречал, но фигуры в основном узнавались без всяких подсказок: кабан, гризли, кайман, бык, парочка каких-то видов обезьян, еще пара птиц и какая-то тварюга, похожая на пиранью. Неизвестный скульптор не заморачивался с масштабом прототипов, все статуи были примерно одинакового размера, чуть выше полутора метров. Рядом с каждой статуей стояло по три представителя племени. Как правило старые вождь с шаманом и молодой воин, мужчин было примерно две трети, причем женщины встречались не только воины, но и пара вождей.
        В центре круга стоял «слепой» шаман-туземец из «Шепота Ветра», я даже сначала подумал, что это Часовой, настолько они были похожи. И только вглядевшись, я различил совсем иной узор черных татуировок вокруг глаз. Толпа галдела и о чем-то спорила, то и дело какая-нибудь троица рвалась в сторону соседей, выкрикивала явно что-то оскорбительное, но до драки не доходило. Я понимал не все, точнее, вообще ничего не понимал, система подсыпала субтитры в нижней части экрана, но они менялись с такой скоростью, что понять происходящее на поляне получалось какими-то отрывками.
        
        «...дать отпор...»
        «...нельзя обращать силу во зло…»
        «...гибель племен…»
        «...смерть захватчикам…»
        «...краснолобые не трусы…»
        «...поджали хвосты, позорные койоты…»
        «...приплывут еще…»
        
        Атмосфера на поляне накалялась, и судя по контексту, племена спорили о возможности использовать силу Слезы для войны с людьми Магнуса. Видеоряд ускорился, будто невидимый режиссер сначала удвоил частоту кадров, а потом вообще включил на ускоренную перемотку. По поляне из одного угла в другой пробежала тень от деревьев, да и общее освещение начало темнеть, а на небе появилась яркая полная луна.
        На фоне происходящего зазвучал закадровый голос: довольно приятный тембр диктора, нагоняя максимальный пафос, комментировал, как племена спорят о назначении Слезы Авроры. Вопрос стоял просто - выбрать по самому отважному воину из каждого племени и дать им силу, превратив в супербойцов, которые выступят против захватчиков, пришедших из-за большой воды, или оставить все как есть и продолжить использовать силу артефакта для лечения последствий применения приона.
        И судя по сюжету ролика, победил все-таки первый вариант. Скорость воспроизведения вернулась в нормальный режим. В центр круга вышли двенадцать молодых воинов и, образов тесный полукруг, расселись, поджав под себя ноги. Вокруг них скакало два шамана, нараспев бормотавших благословения и обмахивая их веточками и перьями. В кадре появилось два здоровых туземца из племени Краснолобых, они внесли деревянный сундук, и по напряженным мышцам было видно, что им довольно тяжело.
        Я собрался, поднес планшет поближе. Похоже, я наконец-то увижу, как эта треклятая Слеза выглядит. Торжественный момент ожидал не только я, туземцы притихли, расступались и кланялись, когда мимо них проносили сундук. И даже духи защитников племен на мгновение появлялись перед статуями, приветствуя носильщиков.
        Сундук поставили перед молодыми воинами, и шаманы перекинулись на него и запустили миниатюрный хоровод. В задних рядах поляны в руках у некоторых туземцев появились бубны, где-то за кадром начали выбивать ритм барабаны.
        Все, кто был на поляне, погрузившись в легкий транс, пустились по кругу, а песнопения слились в один общий ритмичный гул.
        Меня даже через слабые динамики планшета затянуло, непроизвольно сам начал отбивать свободной рукой ритм по стенке джакузи.
        Мелодия стала замедляться и затихать, и тем резче, на контрасте с монотонным речитативом, ночной воздух разорвали крики, раздавшиеся из джунглей. Со всех сторон слышались улюлюканья. Громкие, сочные крики охотников, загоняющих свою жертву. В кадр начали влетать, оставляя дымный след, глиняные кувшины. Биться о землю, людей и статуи, выпуская облака сиреневого дыма.
        Люди на поляне кашляли, но держались на ногах, доставали оружие, пытаясь сформировать защитный круг вокруг сундука. Дыма становилось все больше, он стелился по земле и, как живой, стягивался к статуям духов племен. Поднимался, обволакивая их, и расширялся, как строительная пена, покрывал статуи целиком, не давая духам материализоваться. А тех, кто уже почти проявился, втягивал обратно и запечатывал.
        Когда с духами было покончено, полетели дротики и стрелы. Но в лучшем случае только двадцатые находили цели. Люди на поляне хоть и выглядели потерянными, лишившись поддержки духов, но все же здесь были лучшие. Шаманы бросились к статуям, что-то колдуя с вязким туманом. Воины собрались, в кадре замелькало ассорти прионовых умений, воздух стал еще чернее от заклинаний Куре, и когда на поляну из джунглей стали выпрыгивать темные силуэты, защитники бросились в бой.
        Нападавших было раза в два больше, причем я не сразу поверил, что это изгои. Если раньше я встречал только каких-то прокаженных доходяг и считал себя чуть ли не белым лебедем среди гадких утят, то сейчас на поляну вступала явно какая-то суперэлита. Не толпа клонированных НПС, а уникальные отрисованные персонажи, первая мысль даже была, что это спецназ Вождя каким-то образом в прошлом оказался. Но нет, похоже и тут принцип, что раньше и трава была зеленее, небо голубее, и изгои красивше, и прогоняли их не из-за слабости, а от боязни конкуренции. Рослые, крепкие, во всем походившие на своих соплеменников, только больше татуировок на теле и в одинаковых черных доспехах. И главное, они были едины, в отличие от тех, кто сейчас жался по кучкам на поляне.
        Как же жалко, что я все это смотрю, как киношку, а не могу не то что присутствовать, но даже в полном погружении ощутить. Я все равно мысленно аплодировал постановщикам боя, хотя скорее побоища. Не запечатай изгои статуи духов, может, исход не был бы предопределен, а так чистая физика и количество были на стороне нападавших. Да, они тоже теряли бойцов, с трудом справились со «слепцом» из «Шепота Ветра», только с третьей попытки смогли вырубить «Дубовокожих» - вождь с молодым воином, похожие, как отец с сыном, встав спина к спине, окружили себя горой трупов, но, истратив защиту, полегли там же.
        Недолгое противостояние перешло в разряд обычной бойни. Как если бы футбольный клуб, победитель Лиги Чемпионов, собравший элиту со всего мира, в пух и прах разбирал местечковые клубы, пусть даже из Первой лиги, да с претендентами на попадание в сборную.
        Может, конечно, меня приглючило, а может, неписей рисовали с реальных прототипов. Только вчера нашел в файлах Эйпа папку с названием «Легенды футбола», а сейчас будто воочию наблюдал, как на стороне изгоев мелькают Рональду с Неймаром, а маленький шаман Месси вместе с лысым Пепе лутают бывших соплеменников. Мда, это какие-то неправильные изгои, и у них неправильный прион, но, глядя на картинку, я точно решил, что хочу попасть в этот клуб.
        Пять минут, и все было кончено. Изгои добили раненых, и после нескольких торжественных выкриков подняли сундук и скрылись в джунглях.
        Но кино не закончилось. Опять экран загрузки, только на скринах арты с непролазными джунглями, и закадровый голос вещает о напастях, свалившихся на совет старейшин.
        Когда все загрузилось, оказалось, что я лечу и вижу все вокруг. Вообще все вокруг, в узком широкоугольном окошке. Скорость бешеная, проносятся верхушки деревьев, все ближе и ближе горы серого цвета, по бокам и сзади, наоборот, удаляются холмы, промелькнуло несколько озер. Голос вещал, напуская все больше пафоса:
        «...и когда отважный Каутли смог выбраться из колдовского тумана, то бросился в погоню за презренными предателями племен. Невзирая на опасность, Каутли летел над землей, выслеживая воров, покусившихся на самое ценное, что подарила нам Богиня-мать…»
        
        Скукотень страшная, но оказалось, что если вертеть планшет, то птица как бы поворачивает голову, фокусируясь по сторонам. Управлять только ей было нельзя.
        Я понял, что замерз. Вода в джакузи давно уже остыла, но вылезать все равно не хотелось. Несколько дней назад к головным болям присоединились какие-то спазмы в груди. И находиться долго в реале помогало только обезболивающее вкупе с водными процедурами. Кряхтя, как старая бабка, я выбрался и запахнулся в толстый махровый халат. Надо было еще как-то накрутить полотенце вокруг головы, но и сил не было, и навыков так и не приобрел. Так что просто накинул капюшон, мельком глянул на Алису в зеркало, вздрогнув от вампирского вида красных глаз с полопавшимися сосудиками, и босиком пошлепал в спальню.
        Орел все еще парил, а голос начал комментировать места, которые мы пролетали. Я переключился на игровую карту, хоть с этим повезло - на затуманенном неоткрытом участке материка проявлялась узкая полоса с подписанными географическими названиями.
        В очередном просвете, когда джунгли расступились, явив нечто похожее на дорогу, ведущую к горам, я заметил маленькие человеческие фигурки. Сундук, как гроб, несли сразу четверо, бежали быстро, практически не отставая от остальных. Картинка взмыла вверх - орел задрал голову в крике, а потом рухнула вниз и стремительно понеслась к земле.
        До спины ближайшего изгоя оставалось меньше десяти метров, и орел начал чуть забирать вверх, готовясь схватить человечка когтями, как сбоку мелькнула тень. В правой части широкоугольного экрана я легко разглядел оскаленную морду черного ягуара. Не болезного в язвах, как проклятые баламы, а вполне живенького молодого самца с острыми клыками. Орел не успел среагировать, птицу сбили на землю, и картинка закрутилась. Полетели перья, кровавые брызги. Динамики планшета плохо передали звук ломающихся костей и рвущегося мяса, но я перестал жалеть, что участвую в этом эпизоде без полного погружения.
        Синематик трейлер закончился. Вернулся экран загрузки, и погрустневший закадровый голос промямлил что-то про крах надежд, потерю следа воров и вечный позор на седые перья племени, а потом предложил мне квест.
        
        «В Эфире! Помогите племени «Шепот Ветра» вернут утерянную Слезу Авроры. Выследите изгоев и сообщите их местонахождение вождю племени «Шепот Ветра».
        Опционально: разыщите Слезу Авроры и доведите до конца ритуал передачи силы избранным воинам племен.
        Награда: опыт, повышение репутации среди племен и отмена статуса «изгой»».
        
        Я нажал кнопку «принять» и выключил планшет. Спать хотелось страшно, если бы не динамика полета и жажда догнать похитителей, которая даже сквозь двумерную игру передалась от орла, уже давно бы вырубился. Боль возвращалась, надо либо в капсулу идти, где меня по рекомендациям организации здравоохранения не ждут еще часа четыре, либо принять обезболивающее и спатеньки. Я выбрал второй вариант, и уже через несколько минут голова уткнулась в подушку.
        Первый раз проснулся, будто почувствовал, что на меня кто-то смотрит в темноте. Оказалось, что Ника закончила игровую сессию и пришла меня проведать. Протянула мне очередную сладенькую на вкус микстуру, но видно забористую, я даже сказать ничего не успел, моментально отключился обратно.
        Второй раз проснулся ближе к рассвету, в голове так стрельнуло, будто оса в затылок ужалила. Уснуть уже не смог, пробрался на кухню, подкрепился и отправился в капсулу.
        «В Эфире! Добро пожаловать на Аврору!»
        Очнулся в позе лотоса все в том же колодце. Не считая старух, менявших светильнички на алтарях, в полном одиночестве. Ни шаманов, ни духа племени. Ну и прекрасно, немного тишины и прохлады не помешает, а потом в бой! Прям соскучился по Эфиру после планшета.
        Прокрутил в памяти сюжет ролика, сверился с картой - путь не близкий, но реальный. Вспомнил черного ягуара, надо будет с Часовым обсудить, откуда у изгоев свои духи-защитники. Уже собрался написать ему письмо, но открыв почтовый ящик, чертыхнулся от удивления. За что выслушал гневный шепот от старух в свой адрес.
        В ящике пестрело несколько не отвеченных сообщений, которые сыпались потоком каждую секунду сразу от двух адресатов. Попеременно приходили сообщения то от Алисы, то от Ники.
        
        «Срочно!»
        «Ты уснул что ли?»
        «Это не шутка!!!»
        «Не тупи!!!»
        
        Что за люди, нельзя одним сообщением отправить всю суть разговора? Надо непременно по слову на строчку, чтоб пиликало и пиликало, а важную часть теперь искать? Хорошо хоть голосовое не отправили.
        А нет, пришло и голосовое от Алисы: «Данила, не тупи! Срочно! Срочно выходи в реал!!! Уокер объявился».
        Глава 8
        Организму явно не понравились все эти скачки туда-обратно, и из капсулы я вылез полностью разбитым, головная боль сместилась в район бровей, будто туда свинцовые гирьки запихнули, и они-то тянут вниз, то как шарик в пинболе скачут по черепной коробке. Меня встречала не только Ника, но и трое местных охранников. И как только я выбрался из капсулы, взяли меня в кольцо, накинули бронежилет и, не дав даже слова вымолвить, аккуратно, но настойчиво повели из комнаты.
        Мда, при таком раскладе до гранаты я никогда не дотянусь, надо будет придумать что-то новое.
        В голове чуть-чуть прояснилось, стало понятно, что охрана не угрожает, а, наоборот, от чего-то спасает и ведет меня в сторону подземного бункера. Я остановился и уперся ногами в пол, не давая подталкивать меня сзади.
        - Стоп, стоп, стоп! - я развел руки в стороны, придерживая охранников, - Стоять! И объясните, какого черта происходит!
        - Активирован протокол защиты от вторжения, - нас догнала Ника, - Совершено нападение на одного из акционеров.
        - Кто, где, на кого?
        - Напали на центральный офис Академии Таламус, - Ника задумалась, явно подбирая правильные слова. - Камеры наблюдения засекли одного из бывших воспитанников. Предположительно, Данила Кенарев, бежавший из Таламуса несколько лет назад, вернулся и захватил в заложники недавно назначенную главу Академии. Статус на данный момент неизвестен.
        
        Так, переводим на понятный мне язык. Уокер в моем теле пошел крушить Тринайти и начал с Кристины Ишутиной. Развить мысль я не успел, Ника протянула смартфон с мигающей на экране аватаркой звонящего Найтгарта.
        
        - Андреас, привет, - я вздохнул, собрался и принял звонок, - Что происходит?
        - Привет, Аннелиса, - тихий, вкрадчивый голос, тут все переполошились, а этот старый пердун спокоен, как удав, - Я рассчитываю, что ты мне это и расскажешь.
        - А на чем, прости, основан твой расчет? - я поддал желчи в голос Алисы, не понимая, к чему он клонит, провокация что ли очередная.
        - Из ближнего круга ты сейчас, прости за тавтологию, ближе всех к офису Таламуса, и насколько я помню, в детстве тебе очень нравилась Нэнси Дрю?
        - Не тяни, что с Кристиной? - я не стал играть в эти кошки-мышки, Нэнсю Дрю, конечно, всем в Академии нравилась, даже сам зачитывался, но вдруг Алиса и тут исключение и это проверка.
        - Скучно с тобой, - Андреас вздохнул, - собирайся, Итон заберет тебя минут через пятнадцать, и через час вы должны быть в аэропорту. По прилету вас встретят. Кристина мертва, и долго не получится полицию сдерживать. Надо архивы вывезти, не мне тебе объяснять, насколько это важно, иначе я бы не просил.
        - Так это просьба? - я усмехнулся, - ладно, можешь не отвечать.
        - Уже четырнадцать минут. Отзвонись, как будешь на месте.
        
        Найтгард отключился, а у меня в голове прозвучала фраза из вообще доисторического фильма: «еще никогда Данила не был так близок к провалу». Явки, пароли, документы и самый главный вопрос, что надеть, а на все четырнадцать минут. Но все оказалось не так страшно, точнее, спасибо Нике. Пока я объяснял охране, что протокол защиты можно отменить, она собрала все необходимое: международный айдипасс, пластиковый пузырек с запасом обезболивающего, надеюсь, законного, фонарик и блокнот с массивной ручкой. Сначала не понял, зачем мне фонарик с блокнотом, даже не знал, что их еще производят после скандала с экоактивистами, но потом пригляделся и понял, что фишка в ручке - тактическая алюминиевая «Смит и Вессон», не дубина и не кастет, конечно, но больно ткнуть и пробить способна, мало не покажется. Да и в аэропорту не должны докопаться. Фонарик тоже непростой, а по словам Ники, с какой-то запредельной мощностью, которым при прямом попадании в глаз можно и ослепить, а функция стробоскопа так вообще дезориентирует все, до чего доберется. Как я понял, Алисиной охране командировочные не выписали, лететь нужно
будет одному, так что с фонариком и ручкой я прям вооружен и очень опасен! Оделся под стать - полувоенные ботинки, джинсовые мотоштаны с карманами и кожаная куртка, прям дерзкая Лара Крофт.
        С Итоном мы не разговаривали, чем-то Алиса его сильно раздражала, а я с обнимашками не лез. С Тринайти он был с самого начала, первый официальный директор безопасности DRUGA, а в последующем бессменный неофициальный. Входит в ближний круг, тело сменил в позапрошлом обновлении, но по мнению Алисы, как был психом и больным на голову жестоким ублюдком, так только хуже стал. К ней он подкатывал еще когда игра только создавалась, в чем-то даже был одержим, но каждый раз жестко посылался на фиг. Сначала Алиса отшивала его не задумываясь, просто отдавая предпочтения другим, а потом жестко и с конфликтами. Последний как раз произошел в Праге, и как я понял, только вмешательство Эйпа с Найтгартом не дали пролиться Итоновской крови. Та многоходовочка, так любимая в этой семье, которую провернула Алиса, лишний раз укрепила меня в мысли, что больной на всю голову жестокий ублюдок тут именно она. И тем, пожалуй, опасней оценка Итона, который вроде как отстал, но обидищу затаил.
        Я отделался от провожавшей охраны и медленно пошел к черному тонированному мерседесу с мигалкой.
        Домчали до аэропорта быстро и молча, и хоть в салон набились под завязку, Итон спереди, парни со мной сзади, но мне тесно не было. Крепкие бойцы Итона, в этот раз одетые в гражданскую одежду, как от прокаженной теснились от Алисы и жались по стенкам. А я еще и развалился, широко расставив ноги, сидел и перебирал в пальцах ручку. Итон пару раз звонил кому-то и спрашивал статус, но полученными ответами не делился, только хмурился.
        В аэропорту, несмотря на все мигалки, дорогие костюмы и прочую важность и крутость, нас все равно пропустили через металлоискатель, но хоть без очереди. И время раннее, и зона вип-класса не для обычных туристов. На фонарик с ручкой покосились, но ничего не сказали.
        Потом короткое ожидание в баре, где только я, под неодобрительный взгляд Итона, заказал себе водки. Не то чтобы я фанат этого напитка, но что-то перенервничал на ID-контроле, все думал, что сейчас -то меня и разоблачат. И на нервяке не смог удержаться, подмигнул молодому официанту и сказал: «Мальчик! Водочки мне принеси - я домой лечу». А ведь действительно домой, пусть я был не головном отделении Таламуса, а в российском филиале, но другого дома у меня и не было.
        От водки полегчало, причем эффект был сравним с таблетками, только ощутился сразу. Но вторую выпить не дали, подъехал новый местный электрокар и нас позвали на посадку. Я не растерялся и забрал с собой всю бутылку, а в новеньком самолете с надписью на борту DRUGA vs Cessna Spaceship Jet отсел подальше и сделал вид, что придремал, дабы избежать любых разговоров. А сам крутил в памяти все, что знал об Академии Таламус.
        Основана в две тысячи сорок седьмом году в рамках благотворительной поддержки одаренных сирот и детей из неблагополучных семей и развивающихся стран. Идеолог - Кристина Ишутина, член совета акционеров DRUGA. На данный момент насчитывает три отделения: условно российское в Калининграде, американское в Денвере и первый офис во Франции, в пригороде Пуатье, куда мы как раз и направляемся.
        Птичка, на которой мы летели, несмотря на название в космос не взлетела, не доросли еще технологии, да и после вирта скорее всего уже не дорастут. Не мечтает больше человечество развиваться в этом направлении, все лучшие умы либо стремятся, либо уже задействованы в разработке технологий полного погружения. Может, только пара фриков еще и осталась, сидят в глубинках затворниками да космолеты проектируют.
        Мы приземлились в маленьком аэропорту с милым названием Пуатье-Беар, где нас встречало два микрофургона с бойцами, одетыми в черный камуфляж. Я разглядел нашивку Amarante Securuty. На меня все пялились как-то странно и скорее удивленно. Ребята были при оружии - у каждого кобура, только вот, что внутри, было непонятно. Итону с помощниками выдали такие же, я было собрался попросить и себе, думаю, Алиса бы так поступила, но меня опередил Итон и шепнул на ухо: «Следи за языком, это частники, они не в курсе всей темы, думают, что ты аудитор, эксперт по финансам». Ладно, обойдусь без пистолета, если что Итан не станет меня валить на глазах у удивленных частников, теперь хоть понятно, отчего так смотрят. Я улыбнулся, спрятал во внутренний карман бутылку водки, с которой до этого не расставался, достал блокнот и полез в фургон.
        Все отделения Таламуса строили, точнее устраивали по схожему принципу: удаленность от цивилизации, красивая природа и древняя многокомнатная постройка. Все обновлялось и перестраивалось под нужды учеников, и хоть комнаты у всех были свои, но интернат, он и в Африке интернат.
        В Калининграде мы жили в заброшенном пионерском лагере. О пионерах я только читал, типа еще сотню лет назад существовала такая политическая организация для активной молодежи. В Денвере проживание детей организовали в каком-то историческом отеле. А здесь мы в итоге подъехали к высокой ограде, за которой виднелся самый настоящий замок.
        Перед воротами стоял полицейский автомобиль с включенной мигалкой, но без сирены. Внутри спал один страж порядка, а второй прогуливался рядом и, завидя нас, подошел для встречи. Итон что-то у него уточнил, а потом приложил смартфон к коммуникатору полицейского. Вот они современные технологии контактной оплаты, какая сумма упала полицейскому на счет, я не знал, но судя по тому, что полицейский бросился открывать нам ворота, там все было в порядке.
        Мы обогнули красивый парк, наполненный живыми подстриженными геометрическими фигурами и белыми статуями, похожими на античные. В пионерлагере тоже была статуя, бело-серая пара с облезшими кусками штукатурки и торчащими прутьями арматуры - мальчик с большой дудкой и девочка, отдающая честь, с флагом. Но у нас хотя бы весело было, а тут все какое-то торжественно-пафосное, хоть и замок, но далеко не Хогвардс.
        В окнах торчали любопытные детские лица, человек двадцать разного возраста и пола, но парней больше. Жалко их, не знают, к чему жизнь их готовит. Но мы еще посмотрим, кто кого, - одного ребенка Уокер уже точно сегодня спас.
        Пока я разглядывал окружение, Итон уже вовсю раздавал команды. Бойцы рассредоточились по периметру, а пухленький бледный мужичок, то ли дворецкий, то ли администратор, уже открывал нам двери.
        Если и пытались в замке навести тепла и уюта, то ничего у них не получилось. Гулкий отзвук шагов по коридору, массивные бледные светильники на лестнице, сквозняки с запахом недавнего обеда - все наводило такую тоску, что водка опять пришлась совсем кстати. Мне даже показалось, что Итон зыркнул уж не осуждающе, а с ноткой зависти.
        Зря завидовал, стоило зайти в кабинет директора, как я с трудом удержал в себе выпитое. Уокер явно попутал реал с виртуалом и чутка так перестарался. Не придушил тихонечко или там один контрольный в голову, как было принято во времена его молодости. А конкретно так рвал и метал, ведя допрос с пристрастием. Поломанное тело Ишутиной было распято на стене среди рамочек с грамотами и благодарственными письмами. И вид совсем не смиренный, как у Христа. Ноги сломаны и торчат в разные стороны, некогда белая блузка с бежевой юбкой порваны и залиты кровью, на ладонях, прибитых к стене, оторваны ногти, а лицо - сплошная кровавая тарелка со спагетти, бесформенная маска с лоскутами кожи и остатками скотча. И кровь, повсюду много крови. Пятна на полу и огромная надпись над телом под потолком на английском языке: «Я иду за вами».
        Под ногами хрустнули вырванные зубы, и я разразился отборным матом, судя по одобрительному взгляду Итона, в лучших традициях Алисы. Уокер - точно уже не человек, и, если бы у нас тут был конкурс больных психов, я бы отдал ему первое место. Гребанный псих, но эффективный черт побери. Пробрался мимо охраны, никого не потревожил, по-тихому пытал, гвозди даже забивал под бой старинных часов, стоявших в углу, а потом так же тихо скрылся. В камеру наблюдения и то попал скорее всего специально, чтобы знали, кто это сделал.
        Все это была версия дворецкого, боясь переступить через порог, он отчитывался перед Итоном. Старался не смотреть на тело, но тянулся рукой указывая на важные моменты в комнате. Где лежали архивы с досье, и где Кристина хранила документы, а где прятала стикер с логином и паролем от компьютера. Мда, вот вам и люди старой эпохи.
        - Твой выход, - Итон чуть подтолкнул меня вглубь кабинета и протянул резиновые перчатки и сумку. - Забираем архив. Посмотри, что могло пропасть, и это, дай хлебнуть.
        
        Я даже ерничать не стал, выпил сам, не глядя отдал бутылку и, стараясь не наступать на зубы и кровавые следы, прошел за письменный стол к старомодному стеллажу. Открыл дверки и уставился на выдвижные ящики, с отмеченными на них буковками в алфавитном порядке. Архив сделали на старинный манер, но с современным содержанием. Длинные узкие ящики были плотно забиты плоскими пластиковыми прозрачными коробочками, где-то пять на пять сантиметров, с миниатюрными картами памяти. На самих коробках были выбиты фамилии.
        Я узнал несколько имен, и как только понял, что архив общий, бросился искать файл со своим именем. Пусто. В ящичке с буквой «К», как раз между соседними фамилиями с моей, коробочка отсутствовала, рядом с местом, где должен был стоять файл Ники, тоже дырка. И еще с десяток пустых мест. Стараясь не привлекать внимание Итона, незаметно отправил сообщение Нике, и пока осматривал стол и включал компьютер, получил ответ с полным списком имен членов Тринайти, сменивших тело. Всего двадцать две сдвоенных (до и после) фамилии, включая Итона, Танаку и Найтгарта. Остальных я не знал, это были уже не основатели, а какой-то первый круг доверенных лиц, плюс парочка видных политиков и пяток известных миллионеров. Данные на всех из списка в архиве отсутствовали.
        Пустая треснутая коробочка с именем Ники нашлась под столом, я прям даже представил, как Уокер, узнав что-то от директрисы, торопится проверить файл, смотрит на компе и в бешенстве сжимает пластмаску. Уокер знает про дочь - это факт.
        По истории операций в компьютере и по открытым вкладкам удалось установить еще несколько фактов: Уокер знал теперь расписание встреч Ишутиной, данные банковских счетов (уже пустых), адреса акционеров, офисов и всей остальной недвижимости Тринайти, и главное - все возможные коды доступа, которые были у Кристины.
        
        - Ну что там, - спросил Итон, фотографируя надпись на стене.
        - Он все забрал.
        - Что?
        - Все, что смог. Явки, пароли, контакты, деньги.
        - Собирай флешки и жесткий диск, пять минут осталось, полиция уже не готова ждать.
        
        Я, как пылесос, сгреб из ящиков все карты памяти, потом, не глядя, папки и документы со стола. Вскрыть корпус системного блока было нечем, поэтому я забрал его весь, благо размер у последних моделей был не больше, чем у обычного планшета.
        Я отдал мешок одному из бойцов, уже ждавших нас за дверью, и мы шустро двинулись к черному ходу, чтобы не столкнуться с полицией. Их пустили в дом, и я, конечно, не знаток французского мата, но «мерд» и «пута» с явно офигевшим «о-ла-ла», разнесшиеся у нас за спиной, более чем универсально рассказали, что разминулись мы совсем чуть-чуть.
        По дороге мы получили доклад о внешнем осмотре, как Уокер приехал, где проник, как ушел, точно ли ушел, а не прячется ли где-то в засаде. Неподалеку в лесу обнаружили остатки туристической стоянки, самодельный наблюдательный пункт на дереве и следы от мотоцикла, оборвавшиеся на трассе. Несколько дней он жил в лесу, следил, поджидая удобного момента, как чертов мстительный дух, пришел, сделал дело и ушел.
        Кристину мне было не жалко. Жестоко, конечно, с ней поступили, и это мягко говоря, но как ни пытался, я не смог найти в сердце сочувствие к ней. То количество загубленных детей, вся эта лицемерная мерзость, что творилась за ширмой дома-интерната, не перевесила бы и трех смертей Кристины. И все бы вообще ничего, можно было Уокеру спасибо сказать, что за меня работу делает, только вот жаль, что буквально в моем теле. И очень скоро Данила Кенарев станет знаменит на весь мир, и не в том образе, в котором я бы хотел. А мне потом с этим жить.
        Всю обратную дорогу я проспал уже по-настоящему, благо летел один. Итон с парнями остались ждать рейс до Лондона прямиком в штаб квартиру, а я отправился домой. Меня встретили, вывели из аэропорта окольными путями, прикрывая от возможной атаки Уокера. Я не сомневался, что Уокер продолжит, но сомневался, что следующей будет Алиса. Делиться с охраной мыслями я не стал, и уже тем более говорить, откуда у меня такая уверенность, просто расслабился и с ветерком и мигалками наслаждался видами ночного города. А через пару часов уже погружался в Эфир.
        
        «В эфире! Добро пожаловать на Аврору!»
        
        В поселении «Шепот ветра» многое изменилось за время моего отсутствия, если первый раз было ощущение какого-то экономического кризиса, когда куча здоровой молодежи слоняется без дела в поисках работы, то сейчас деревня скорее напоминала место военных сборов. Народ суетился, метался между сюжетными НПС, а к мастерам по доспехам и оружию стояли очереди. Будто одновременно завезли кучу квестов, причем как для игроков, так и для НПС. Но бардака не было, все строго, как по команде, организовано - никакого трепа, минимум действий. Отстоял очередь, получил то, что нужно, метнулся квест выполнять, выполнил, сдал и в новую очередь. И все это координировал Часовой, раздавая команды как неписям, так и игрокам, которые при ближайшем рассмотрении оказались членами клана «Первые люди».
        Я было хотел пообщаться, но Часового окружили довольно плотной толпой, так что я решил не тратить время. И так уже засиделся в реале, а у меня еще ни Слезы, ни плана, как заманить Уокера на остров.
        В деревне довольно быстро мне напомнили, что я все еще изгой. Успел только закупиться эликсирами, как на выходе из шаманской лавки меня встретило несколько воинов вместе со старостой.
        
        - Твое время вышло, Изгой! - староста даже не пытался быть вежливым, плюнув под ноги. - Мы благодарим тебя за помощь племени. Мы выполнили свое обещание, и тебе пора уходить.
        - Обращайтесь, - грусть, я-то надеялся на какие-нибудь полезные плюшки, но с благодарностью, похоже, тут туговато. - Выход сам найду.
        
        Я сверился с картой, потом со статусом своих спутников. Ксоко еще была в деревне, а Чаки охотился неподалеку. Каким-то образом, пока я был в реале, оба прибавили себе по уровню. Пускай для туземцев я изгой, для Хранителей - враг, а для Орды - заноза в жопе, хоть они об этом еще и не знают, но небольшая команда, пусть и с искусственным интеллектом, у меня уже есть
        Километров через двадцать, после потненькой, но освежающей мечущиеся мысли пробежки, устроил привал и обнаружил несколько новых входящих сообщений.
        
        От неизвестного контакта:
        «Это Уокер. Надо поговорить, прими контакт, созвонимся».
        
        От Алисы:
        «Шеф! Все пропало!»
        «И я, к сожалению, не стебусь».
        «Найтгард сменил все коды доступа».
        «Надеюсь, у тебя есть план!»
        «Ведь есть?»
        «Кстати, как там было то? А то фоткам не все понятно».
        
        От Джагга:
        «Уокер хочет поговорить про Нику. Ответь ему, не будь козлом».
        
        Я чуть не поперхнулся чаем, который только успел заварить на привале, от такой наглости мурлока. Это я-то козел, жаба ты мерзкая? Ну вы там совсем берега попутали, черти ордынские.
        Ответ я дал короткий: «пошел в жопу» и точка. Нет, лучше так: «Иди в мурлочное очко!»
        Теперь точка, и потом сразу в бан обоих, а на Уокера, не удержался, еще и как на спамера жалобу отправил. И что-то меня переклинило, психанул, подскочил и проорался, распинал горящий костер и начал круги вокруг углей наматывать. У меня с вами разговор короткий, намного короче, чем у Уокера с Ишутиной, но с тем же результатом.
        Бррр, успокоился только когда понял, что в обуви осталось меньше трети прочности, а угли начинают снижать здоровье.
        А потом вдруг понял, что я больше не один в этой чаще. Что за мной кто-то наблюдает. На периферии зрения мелькнул призрачный силуэт черного ягуара.
        Глава 9
        «Дамы и господа, мальчики, девочки и неопределившиеся, добро пожаловать в специальный выпуск Вечернего Эфира с кратким обзором произошедшего за неделю. И начнем мы с новостей с Авроры. Что принес нам этот чудный новый мир, материк приона, мифрила, страшных проклятий и жреческих культов, временных союзов и, по слухам, отличной рыбалки?
        Огненный город Динасдан в очередной раз оправдывает свое название - он горит. Орда взяла город в плотное кольцо и каждый день устраивает бомбардировки Аквилонским огнем, пытаясь сломить дух защитников. По прогнозам наших аналитиков, падение города - это вопрос всего лишь нескольких дней. Армия Легиона выдвинулась из Ханагги, и как только они соединятся с осаждающими, произойдет финальный штурм. Не переживайте, корреспонденты Вечернего Эфира уже занимают лучшие съемочные места и будут вести прямые трансляции с места событий.
        Но не стоит думать, что у Орды все в порядке. Армия мурлоков вместе со своей королевой, без объяснения причин, в разгар очередной атаки снялась со своих позиций и покинула поле боя в неизвестном направлении. По информации сразу из нескольких источников - это не спланированная акция или тактическая операция по переброске резерва, а неизвестный внутренний конфликт.
        Переходим к новостям экономики. На аукционах очередной виток роста цен на информацию о Слезе Авроры. К установленным ранее запросам и ставкам присоединилась Орда, и цены с драконьей скоростью помчались вверх. А когда я говорю про драконов, я имею ввиду не медлительных хромых виверн и не мешки с костями от некромантов, а самых настоящих изумрудных, установивших новый рекорд скорости на прошлогодних гонках.
        На Теллусе и Веспере дефицит оружия и брони, зато рухнули цены на корабли и массово закрываются только недавно открытые верфи. Все ждут релиза Авроры, открытия порталов между материками и второй волны переселенцев и захватчиков.
        Новости есть и из реала. К сожалению, очень плохие. Мне кажется, об этом уже все написали, но если по какой-то причине вы все свое время проводите в виртуальной реальности и пропустили события реального мира, то сейчас мы это исправим. Эфир скорбит о потере, а корпорация DRUGA хоронит одного из своих акционеров - Николь Берже, совсем недавно получившая в наследство акции компании, но уже полюбившаяся общественности за благотворительные проекты, в которых она участвовала, возглавляя инновационный интернат-центр для одаренных детей сирот и беженцев из стран третьего мира.
        Трагедия произошла вчера ночью. По информации парижской полиции, злоумышленники проникли в здание интерната с целью ограбления. Силой и пытками вынудили сделать перевод на крупную сумму. От полученных травм несовместимых с жизнью девушка скончалась. Подозреваемые не установлены, но ведется следствие.
        Похороны пройдут через несколько дней, и по мнению остальных акционеров, лучший способ почтить память человека, беззаветно влюбленного в игру, это выпустить обновление в релиз. Есть несогласные с этим решением, но их меньшинство. Так что в ближайшие три дня нас ждет серия стресс-тестов серверов, а потом торжественный старт обновления Авроры.
        И сопутствующая новость для гильдии скульпторов - объявлен конкурс на создание статуи…»
        
        Я успокаивался, мельком читал новости и краем глаза косился на черного ягуара, отсвечивающего сквозь деревья. Крупная черная кошка с редкими коричневыми подпалинами, мощные толстые лапы, короткие уши и яркие глаза цвета солнечного лайма. Вроде тот же самый, что завалил орла в ролике, только старше что ли. Заматерел бродяга, ухо одно порвано, через всю морду идет белый шрам. Как только зверь понял, что я его заметил, тут же бесшумно растворился в тени деревьев.
        И сразу как он исчез, вокруг будто вернулась жизнь. Послышались шуршания листьев, приближающиеся крики зверей, на лиане свесилась огромная змеюка и зашипела в мою сторону. С уходом ягуара будто защитный периметр открылся, и чаща вспомнила, что совсем не дружелюбна для туристов. А рекомендованный уровень нахождения в локации между прочим двести плюс, так что опрометчиво я булки расслабил, чаек попивая.
        Явление духа ягуара сбивало с толку. Может, очередной баг, а может, я скрытый квест активировал, когда в орла вселился. Не нападает, и уже хорошо, вот только, что ему нужно, пока непонятно.
        Зато резко стало понятно, что нужно всем остальным обитателям этого леса. Одновременно из-за деревьев выскочила здоровая свинья, похожая на мутировавшего тапира, а сверху упало несколько змей. И понеслась!
        От града змей я просто ушел новым навыком телепорта, а с тапиром оказалось сложнее. Странная конструкция, очень уж похожая на обрез двустволки, которую природа установила животному вместо носа, дуплетом харкнула в место, где я появился. Зеленая слизь на лету преобразовалась в газовое облако, моментально ударив по всем органам чувств. Слух и зрение будто уполовинили, руки и ноги налились тяжестью, а когда я, наконец, смог выбраться из облака и проморгался, тапир уже был передо мной и скалил тупые гнилые зубы, задрав «двустволку» к небу. Первый укус я пропустил, на второй уже ответил прионовым клинком. Ударил наотмашь и сразу прыгнул сверху, пробив несколько раз за ухом. Зверь заверещал, и из ран вместо крови брызнула новая порция ядовитого тумана. Я закашлялся, дернулся назад, но споткнулся о поваленное дерево. И все бы ничего, но дерево резко изогнулось и бросилось на меня. Мигнула системная подсказка «Анаконда Че-Ру», а потом свет пропал совсем, а голову и шею сдавило что-то холодное.
        Вместе с удушьем начался приступ паники, я лихорадочно включал и выключал умения, пытаясь спастись. Помогла только полная трансформация, на пару секунд в голове прояснилось, и я смог сделать вдох. А потом вцепился зубами в толстую шкуру, прокусил и под действием навыка «гурман» стал впитывать отголоски приона из анаконды. Сформировал короткие клинки и стал потрошить змею, где только мог дотянуться, по сути кромсая ее на куски. Хватка разжалась, с меня свалился примерно метровый кусок, а часть с головой корчилася на земле, пытаясь сбежать, но скорее рефлекторно.
        Добить голову я не успел, получив боковой удар тараном от нового тапира. Да, что же вы лезете-то? Меня отбросило в сторону, а тапир заскользил, спотыкаясь на внутренностях анаконды, и не смог быстро развернуться. В дело вступил «Хоукмун». Я отполз, уперся спиной в толстое дерево, чтобы никто не подкрался сзади, и начал палить во все, что на меня неслось. И только успевал перезаряжаться.
        Когда тапиры кончились, на меня напали обезьяны, какой-то подвид мордастых мартышек, которые раньше никогда не нападали на игроков, а сейчас будто словив вирус бешенства, скакали по лианам, скалились и устроили целый артобстрел яркими плодами с колючей шкуркой. Если такая попадала на открытые участки тела, то колючки впивались на пару сантиметров, как занозы, и по капельке вытягивали единицы здоровья.
        Передохнуть я смог только расстреляв четыре барабана, но не истребив даже половины той живности, что пыталась меня сожрать. Просто из чащи шло что-то большое, что спугнуло остальных. Очень хотелось, чтобы вернулся ягуар, но судя по звукам трескавшихся веток, там шло нечто совсем не грациозное. Я ушел телепортом на толстую ветку дерева, а потом выше и еще выше, забравшись под самую крону и спрятавшись в большом дупле, предварительно пристрелив там бешеную белку. Если конечно это была белка, по размерам она скорее походила на крупную собаку. На земле послышалось тяжелое дыхание и то ли обиженное, то ли удивленное сопение. Ствол задрожал от удара, а потом что-то очень тяжелое прилегло на землю. Я аккуратно высунулся, но смог разглядеть только широкую чешуйчатую спину и затылок с воротником из костяных наростов. Трицератопс что ли какой-то?
        
        «В Эфире! Внимание! На серверах Авроры активирован режим стресс-теста. Повышен уровень агрессии у мобов. Возможна временная миграция именных боссов вне зон их обитания. Если уровень опасности окажется для вашего персонажа слишком высок, рекомендуем остаться за стенами крупных городов и практиковать мирные профессиональные навыки. С подробным списком гильдейских активностей, запущенных на время стресс-теста вы можете ознакомиться на форуме бета-тестеров в разделе для гильдий».
        «В Эфире! Получен новый уровень. Текущий уровень 127»
        «В Эфире! Получен новый уровень. Текущий уровень 128»
        «В Эфире! Получен новый уровень. Текущий уровень 129»
        
        Только новость о трех полученных уровнях, хоть как-то сгладила новость об очередной подставе разрабов. Хотя кому подстава, а кому царский подгон опыта! Поглядывая на замершего трицератопса внизу, уснул он там что ли, я восстановил здоровье с прионом, вызвал спутников и активировал Ку-Кулька. Зарядил в «Хоукмун» свои любимые риповские пули, вылез на ветку и как заправский прыгун с трамплина, красуясь перед обезьянами, через тройное сальто бросился вниз...
        
        ***
        
        Никогда не любил однотипный и бессмысленный гринд, если только не нужно было отвлечься и подумать о чем-то важном и зудящем в голове, но сейчас это был какой-то неправильный гринд, неправильные пчелы, тапиры, обезьяны, кайманы, койоты и еще десяток наименований монстров, вылезающих из всех щелей. Неправильным гринд был именно из-за сложности и разнообразия монстров и из-за повышенной редкости добычи. Не знаю, что досталось игрокам в обжитых землях, но у меня тут был Клондайк, даже из игры выходить не хотелось.
        Чуть сменив тактику, мы с Ку-Кульком стали выполнять роль танков, а Чаки с Ксоко дамажили издалека. Прионовые кристаллы валились с каждого пятого монстра, зато патроны быстро закончились, а новые среди лута практически не появлялись. Вот уж действительно, ценность предмета определяется степенью важности в данный момент. За один кристалл приона в Ханагге можно было взять два ящика не самых простых пуль. А тут и за три ящика кристаллов никто не продаст даже гильзы.
        В общем, это был кайф! Кайф от быстрого роста уровней, а к моменту выхода из игры мне накинули еще шесть штук. Кайф от лутания монстров, я не только собрал пять редких трофеев для гильдии монстроловов, но и поднял денег на собственный трактир где-нибудь в развлекательном квартале в вольном городе Коба. Кайф от трансформации, которая перешла на следующий уровень, ускорив перезарядку всех навыков и позволив создавать сдвоенные клинки и удваивать очки силы в отдельных частях тела. Уже не просто Веном, а микс из Россомахи и Железного кулака, который способен концентрированным ударом свалить дерево или пробить броню очередного динозавра. Очень хотелось проверить новый навык на созданиях Механиков, но настолько миграция монстров в игре не произошла.
        Прошли мы мало, не больше десяти километров, постоянно отвлекаясь на избиение монстров или поиск обходных путей, когда встречалась настолько дикая тварюга из древних преданий туземцев, что даже толпой шансов справится не было.
        Постоянно зудело чувство, будто за нами кто-то следит. И несколько раз я замечал ягуара, но от любой попытки приблизится кошка растворялась в тени. Чувство, будто кто-то не только наблюдает, но и зовет куда-то, проходило не всегда, а ближе к концу игровой сессии, наоборот, только усилилось. Сначала я решил, что это новый приступ боли, пробивающийся из реала. Но потом понял, что такая тяга мне уже знакома - это «Зов предков», один из навыков Вождя.
        
        ***
        
        - Добро пожаловать в реальный мир, - Ника встречала возле капсулы, протягивая таблетку и стакан с водой. - Там, говорят, что ты на сообщения не отвечаешь, а вопросы важные задают.
        - Черт, вылетело из головы, - совсем забыл про Алису и про эти доступы, заигрался, а теперь все как нахлынуло, что аж настроение испортилось, - Ща ответим. Дома все в порядке?
        - Усилили охрану, Итон прислал дополнительных мордоворотов. Но все тихо.
        
        Я как-то очень быстро перехватил привычку и любовь Алисы к водным процедурам. Тропический душ, гидромассаж в джакузи и просто заплывы в бассейне - мышцы приходили в тонус, да и думалось продуктивней. А вот хамам, баня и флоатинг мне не зашли, от жары болела голова, а ванна с соленой водой, создававшая эффект невесомости, слишком сильно напоминала ощущения от пустоты Эфира. Но приходилось терпеть, расписание в этом мини аквапарке, когда-то составленное Алисой, соблюдалось неукоснительно.
        После всех процедур последовал довольно вкусный ужин по древнему русскому рецепту, когда кусочки мяса обваливают в тесте, варят это все и подают с белым молочным соусом, мы такое в Таламусе ели иногда. Название еще было смешное, но как ни пытался, вспомнить не смог. Съел много, остановился только, ощутив тяжесть в животе, удостоверился, что собаки на улице, и побрел в игровую Эйпа.
        Патч с островом был готов, последние дни я только вносил косметические, или, как любят говорить разработчики, минорные правки. Добавил на остров маленькую деревню, несколько десятков неписей и сгенерировал квест, по которому мог стать старостой этого поселения. Кто знает, как сложится, хоть будет у меня собственный остров с недвижимостью и культурой.
        Как установить обновление на резервные сервера и активировать их в нужный момент, я тоже придумал. Объединил старые наработки по скрытому воздействию на капсулы, замаскировал патч под безобидную диагностику. И даже провел небольшое тестирование, используя коды доступа Эйпа. Активировать патч было рано, во-первых, снесут при первом же обновлении или с релизом, а во-вторых, оставалось в Эфире все подготовить, в-третьих, нужно было еще обмануть саму капсулу. Геопозиции и айпи адреса у меня и у Уокера в момент перехода должны совпадать. Данных Уокера у меня нет и скорее всего не будет, манипулировать я смогу только капсулой Алисы и сбить калибровку в момент анализа системы. Звучит, конечно, не надежно, но может и сработать. Как это сделать, я пока не представлял, но время и объект для экспериментов, который не жалко сломать (капсула Эйпа), как раз стоял у меня перед глазами.
        А теперь все - лавочка закрылась. Что данные Эйпа, что Алисы - все выдавало ошибку подключения. Об удаленной установке можно было забыть. Но ножками, по старинке, все еще было возможно.
        Пообщались с Алисой на эту тему, копнули архивы и поисковики, оказалось, что даже город покидать не придется. Один из дата-центров как раз находился в Новом Берлине, в одном из первых офисов DRUGA, том самом, где все и началось. Сейчас там базировались гейм-дизайнеры и сценаристы с доступом к серверам для проверки гипотез и тестов. И подходил он идеально, если бы не факт, что это, возможно, самое охраняемое здание в городе.
        Алиса там бывала неоднократно, но сказать что-то путное об устройстве службы безопасности или банально нарисовать план здания она не могла. Как она выразилась, не ее сфера интересов обращать внимание на всякую фигню.
        Пришлось поднимать те немногие связи, которые у меня были в реале. Крыса по своим каналам пообещала найти план здания, заодно я пригласил ее в путешествие за легким опытом и бешеными монстрами, а Руслан за нескромный гонорар взялся искать уязвимости в охране офиса.
        Я перенес свой патч-вирус на флешку, поколдовал немножко так, чтобы программа смогла спрятаться и развернуться сама, как только попадет на сервер. Сделал несколько копий и попрятал их по игровым автоматам, кроме одной, которая теперь висела у меня под футболкой в виде кулончика и всегда была под рукой.
        Пока проводил все эти манипуляции, параллельно ругался с Алисой. Она никак не могла понять, почему я не заманил Уокера, если тот сам готов встречаться. Алиса напирала, что он узнал про Нику и готов теперь рвать и метать, лишь бы получить хоть какую-то информацию, а на встречу с дочерью прибежит хоть на край света, не то что на какой-то остров, благо кораблей у него полно.
        Но я так не мог. Одно дело заманить его пусть и хитростью, но зато какой-то честной и благородной. И совсем другое дело давить на, возможно, самое больное, что есть у человека. И на мой взгляд, пусть чрезмерно озлобленного, но все же еще человека. Так я не мог, а Алиса не могла понять меня. И, пожалуй, это было самым приятным - начни я думать, как основатели, согласись я на такие методы - можно было бы дальше и не продолжать ничего, пойти в спальню, достать «ругер» да вышибить себе и Алисе мозги. Не мой это путь, зато пока спорили, мне пришла другая идея.
        Я просто заберу у Уокера то самое ценное, что есть у него в игре, - я угоню его корабль-остров!
        Алиса согласилась, что затея может сработать, но продолжала меня обрабатывать, поэтому я просто отключился и пошел спать.
        
        ***
        
        Сон, еда, обезболивающее, взлом капсулы, гринд, опыт, лут, зов Вождя, сон, еда, гринд, опыт, лут, тень ягуара, сон, водка... И так по кругу - медленно, но верно я продвигался к месту последней известной стычки изгоев с туземцами. В Эфире ко мне присоединилась Крыса, и продвижение чуть ускорилось, могло бы быть и быстрее, если бы охотница не тратила время на свежевание монстров и сбор трофеев для гильдии. Но я не жаловался, просто шел вперед или пытался догнать черного ягуара. Чем ближе мы подходили к цели, тем чаще он появлялся, но по-прежнему не шел на контакт. Зато зов Вождя становился все сильнее и сильнее и будто нагонял в момент входа в игру, отступая к концу сессии.
        В игре я был от звонка до звонка, точнее до системного сообщения с рекомендациями организации здравоохранения. Была четкая цель собрать максимальное количество опыта, пока он сам вместе с монстрами бежит тебе в руки. И результат мог любого задрота заставить плакать от зависти. Моему персонажу добавили двадцать пять уровней на основу и два уровня к трансформации. Патроны давным-давно закончились, даже тот запас, что Крыса принесла, и я отрабатывал связку клинков и телепорта, доведя их возможности до максимума.
        Драйк со своих первых уровней скакнул сразу к сотому и хоть внешне не изменился, но молниями начал жарить так, что Крыса потом не могла трофей отскоблить от обугленных тел. Ку-Кулек продвинулся слабо и перевалил только за десятый уровень, у пета была какая-то своя система прокачки, и шла она уже медленней. Зато наглядней, еще пару уровней и можно будет его в ездовое животное переделывать.
        В реале много спал, закидывался таблетками, запивал все водкой, и как только боль отпускала, вырубался. Но все равно перед глазами яркими пятнами мельтешили монстры, пройденные за день, а руки, будто еще с клинками, рефлекторно тискали подушки.
        Опробовать обновление игры удалось не сразу. Сам релиз я проспал, точнее специально подгадал с графиком, чтобы игра ушла на техобслуживание, пока я в реале.
        А потом пришлось участвовать в онлайн-похоронах Кристины. Во Францию я не поехал, но пришлось смотреть трансляцию процесса в прямом эфире и даже прочитать короткую, подготовленную Никой речь. Так, впрочем, поступили все члены Тринайти, при этом народу на прощание согнали много, как детей из Таламуса, так и нанятых актеров для массовки и красивой картинки для прессы.
        Еле вытерпел до конца, развлекался тем, что запоминал лица и продумывал прощальные речи, которые реально хотел бы сказать каждому из них. Как только этот фарс закончился, побежал в игру, благо до места из видео с битвой оставалось всего пара километров.
        Крысы онлайн не было, но ждать я ее не стал. Адаптировался к зову Вождя, сначала режет, будто комар над ухом, а потом ничего - привыкаешь. Собрал банду и, уже не чувствуя повышенного внимания монстров, ломанулся вперед.
        Не знаю, как там в столицах встретили релиз, но у нас в глуши особо ничего не поменялось, может, только чуть ярче краски стали, да новые запахи появились.
        Хотя нет, не новые, просто незнакомые. Чудилось что-то трупное с примесью сушеной рыбы, мочи и карамели, но будто почти выветрилось.
        Источник запахов обнаружился почти сразу, стоило пройти чуть дальше по заросшей сорняками дороге. Несколько присыпанных землей обветренных полуразложившихся трупов изгоев и большая куча птичьих костей и перьев. Там, где не осела пыль с землей, торчали желтые кости, покрытые фиолетовой пленкой, похожей на сопли. Оно то и воняло, но что-то я не припомню в киношке ничего подобного, там только чистая физика мелькала без ядов и прочих химикатов.
        Подойдя ближе, я увидел следы, которых по фильму тут быть не могло. В центре отпечаталась круглая подушечка, из которой по кругу торчало десять длинных пальцев, судя по углублениям в земле, с загнутыми когтями, а чуть дальше, где у нормального существа предполагалась пятка, в землю впился след сдвоенного копыта. Длина шага едва не дотягивала до двух моих, и это при том, что неведомый зверь передвигался на четырех конечностях. Интересный кто-то заглянул к изгоям на огонек, вопрос только тогда вмешалось или уже на трупы приползло. Зажав нос, я зачем-то потрогал слизь пальцем и через жгучую боль получил опыт и новые знания в дневнике Артейла.
        Уктена - он же рогатый змей, он же местный аналог кислотного дракона, которого всегда сопровождает свита из падальщиков, откладывающих яйца в трупы поверженных врагов, и сочится ядовитая слюна, которая переполняет его пасть.
        По отметкам этой слюны я и пошел дальше. Если следы в каких-то местах затянулись или покрылись травой, то прожженные попахивающие дырки от слюны природа будто обходила стороной.
        Начались горы, сначала совсем дохленькие и невзрачные, действительно будто серые. А потом дорогу пересекла широкая река, которая завела в затопленную долину. Из воды, как щупальца гигантского кракена, торчали обломки скал. Где-то острые, направленные в небо, а где-то загнутые наподобие радуги. Самый дальний кусок горы, который я мог разглядеть, вообще был завернут кругом, как бублик, а в центре горел магический сгусток.
        И тишина, и мертвые с косами стоят - как-то нервно стало, что опять флешбеки из Таламуса полезли. Но тишина пробирала, жуткая, мрачная и мертвая, и только шелест воды где-то вдалеке.
        Я телепортировался с берега на ближайший кусок скалы и замер. Из-за каменного отростка выплыло тело. Разбухшее, перепачканное зеленой слизью тело туземца-изгоя, за ним еще одно, а потом еще несколько медленно проплывали в паре метров от меня. Будто где-то за углом вдруг открыли запруду, выпустив мертвецов на свободу.
        После седьмого тела появился небольшой просвет, тут же заполнившийся зеленой слизью, а потом появились рога, зубастая морда с абсолютно пустым взглядом и высунутым раздвоенным языком, и довольно долго тянулось длинное чешуйчатое тело. Страшная уктена во всей красе. Только мертвая. За ней опять поплыли тела изгоев, и я понял, что опоздал.
        Глава 10
        Я не мог определить время смерти по внешнему виду трупов. А их становилось все больше и больше, из-за разных скальных отростков появлялись тела женщин, детей и стариков - все разбухшие от воды, часть покрыта слабо светящейся слизью, а другая со вполне обычными ранами, но, как говорится, несовместимыми с жизнью.
        К виду мертвых в игре привыкаешь довольно быстро, и не такое видали, но абсолютная тишина - это уже было что-то новенькое. Кроме тел все вокруг замерло или затаилось. Я поежился, будто на рассвете на рыбалке, когда зябко, пар над водой стоит легкой дымкой и едва слышны всплески воды, но там все равно чувствуется хоть какая-то жизнь. Лягушка квакнет, рыбка заиграется, огонек сигареты треснет в момент затяжки.
        Потом выглянет солнце и начнет пригревать, пробуждая весь мир вокруг. Но не здесь, тут хоть два солнца врубай на полную мощность, все равно мертвый вакуум не разогнать.
        Я телепортировался еще несколько раз, перескакивая со скалы на скалу, и нашел маленькую незаметную пристань с узкими плоскодонками, гибридом каноэ и гондолы.
        Дальше поплыл - следующие скальные фрагменты были уже на приличном расстоянии, могло не хватить дальности телепорта, а в темную воду бултыхнуться где-то посередине желания не было.
        Плыл медленно, стараясь не сталкиваться с телами, и каждый раз вздрагивал от громких на фоне тишины ударов веслом по воде. Чем ближе я подплывал к «бублику» со светящимся шаром, тем больше с новых сторон открывалось поселение изгоев. Причем открывалось в прямом смысле этого слова - все скалы были полые с обратной стороны. Те, что поменьше, просто с дуплами-выемками, перекрытыми стенками из тростника. А в тех, что побольше, поместились целые дворы с домами, сараями, мастерскими и огородами. В одной из центральных скал нашелся аналог торговой площади, где одновременно могло поместиться под сотню человек.
        Довольно хитро придумано, если смотреть со входа в долину, увидишь только мутную воду и скалы. И если бы не светящийся, как прожектор, «бублик», никто вообще бы не подумал, что в долине не то что кто-нибудь живет, а просто есть хоть что-то ценное.
        У каждой полости в камне вырубили удобный причал с креплениями для лодок и ступеньками, дальше шла ограда из аккуратно подогнанных сухих веток, а потом все как у обычных селян в зависимости от вида промысла хозяина - где-то висели рыболовные сети, где-то верстак для починки лодок, встретилась даже кузня. Почти везде стояли кособокие клетки для домашнего зверья или птиц, но сейчас пустые. Изгои жили в хижинах, бедненьких, но добротных, окрашенных в серо-песочный цвет и расписанных яркими символами племен.
        И опять никого, будто разом все подскочили и куда-то сбежали, побросав недоделанные дела или не съеденный обед. Я немного побродил по домам, поискал, чем бы поживиться, но все же изгои жили небогато. В одном из домов вспомнил одно из своих первых воплощений, когда нашел детскую люльку и грубые, вырезанные из дерева фигурки духов племен. Собрал их с земли, аккуратно расставил по полкам и поскорее поплыл дальше.
        Чем ближе к «бублику», тем крупнее и добротнее попадались дома, и стали появляться следы явной драки: заваленные ограды, сломанная мебель, пятна засохшей крови, но опять ничего живого. Что-то явно согнало всех со своих мест, умертвило и отравило в воду, но что и когда - я так и не смог понять.
        Я высадился на острове и стал разглядывать светящийся шар метрового диаметра. Оказалось, что, как и со скалами, тут тоже был подвох - никакой это не шар, а плоский круг, отдаленно похожий на окно портала. От яркого перламутрового света резало глаза, казалось, что круг - единственное живое существо в окрестности. Края шара переливались цветом и едва подрагивали, будто у плывущей медузы, которую нам когда-то показывали в симуляции в Таламусе, чувствовалась легкая вибрация воздуха.
        Я проверил системные оповещения на наличие аур или дебаффов, но ничего не нашел. Молниями, огнем или ядом эта штука тоже не плевалась, так что я осмелел, подошел вплотную и протянул руку. Аккуратно кончиком указательного пальца дотронулся до пленки и отдернул руку. Насквозь палец не прошел, но вызвал рябь, побежавшую кругами по всей поверхности.
        Я снова протянул руку, и в этот момент что-то черное метнулось на меня с той стороны. Я заметил оскаленную кошачью морду, а в следующее мгновение пленка разлетелась на мельчайшие брызги, и на меня вылетел черный ягуар. И прошел сквозь меня. Мягко приземлился, развернулся и одновременно с системным сообщением, мяукнул, как гудок игрушечного теплохода.
        
        «В Эфире! Вам доступен квест «Путешествие в омут памяти» духа предков, охраняющего детей без племени. Узнайте историю духа-покровителя изгоев - черного ягуара, первого изгнанного из пантеона младших богов Авроры. Пройдите последний путь духа-защитника вместе и докажите, что вы достойны носить имя «Равный среди первых».
        Награда в случае прохождения: опыт, навык слияния с духом черного ягуара, неизвестно.
        Штраф в случае провала: опыт, снижение репутации до уровня «презрение» со всеми духами-защитниками Авроры, усиление побочных эффектов от применения приона, неизвестно.
        Принять? Да или нет?»
        
        Я пока отодвинул системное окошко, чтобы не мельтешило, сделал это очень аккуратно, дабы не нажать случайно на кнопки выбора. Жестковаты что-то условия.
        Из плюсов обретение тотема - звучит круто, но как работает, не известно. Из минусов - - крест на репутации, а значит, и дальнейший игнор с отказом в помощи. Хотя, не особо то они мне раньше помогали, даже прошлые заслуги в Уасиока без внимания оставили. Так что страшнее потеря опыта и усиление прионовых ломок и язв, которых на теле за время бешеного кача во имя стресс-теста уже и так прибавилось. Правая нога сзади уже как будто с варикозом на последней стадии, и на шее чешется какая-то корка. От этих бы избавится, а тут новые, ускоренные предлагают.
        Я посмотрел на ягуара. Боец, красавец, мечта, а не тотем, вот только сейчас он совсем уж по-кошачьи сидел и вылизывал заднюю лапу. Надеюсь, что лапу и что, в случае принятия квеста, облизываться ко мне не полезет.
        
        - Эй, черный, или как там тебя. Большой брат? - я подошел к кошке, присел на корточки и протянул руку, пытаясь понять, призрак он все-таки или материален, да и погладить хотелось. - Ты ведь просто так не расскажешь, куда вы Слезу уволокли?
        
        На ответ я не рассчитывал, а он и не ответил. Поднял голову, опять мяукнул, хотя больше подошло бы слово ряукнул, и уставился на меня пронзительным тяжелым взглядом. Я ответил таким же, еще и глаза прищурил, типа подвох ищу и цену себе набиваю. Понятно, что надо соглашаться. Плюсы, минусы - такая фигня, когда речь идет о чем-то уникальном, что возможно только раз в жизни.
        Я дал команду системе, подтверждая согласие на квест, и не в силах уже играть в гляделки, отпустил и будто растворился в этих красивых глазах цвета солнечного лайма.
        
        ***
        
        Я опять попал в синематик трейлер и снова в тело духа-защитника, только на этот раз не смотрел картинку, а стал непосредственно главным действующим лицом. Первый эпизод не требовал никаких усилий, я, будучи совсем маленьким котенком, носился туда-сюда, охотился или играл с другими зверятами. По сути стандартное обучение прошел, только не хватало мерцающих стрелочек, куда бежать, да подсказок, какую кнопку нажать, чтобы ускориться или подпрыгнуть.
        Дальше пошло интересней и чем-то напоминало мой собственный жизненный путь. Счастливое звериное детство закончилось довольно быстро, родители, однажды уйдя на охоту, не вернулись, и началось время скитаний. По ходу пьесы ягуар постоянно вляпывался в какие-то проблемы, то на чужую территорию залезет и наваляет кому-нибудь, то сам огребет от старших.
        Складывалось ощущение, что историю под духа-защитника писала какая-то влюбленная молодая стажерка из гейм-дизайнеров, хотя могли и конкурс провести среди геймеров на лучший сценарий, в котором опять же победил кто-то чересчур романтический. Так это было или нет, если не лезть в архивы DRUGA, я уже не узнаю, но из родного племени ягуара поперли как раз за влюбленность в самку вожака.
        Битву с вожаком я, конечно, же проиграл - другой опции в сценарий не заложили. Но считай прошел второй этап обучения, познав несколько секретных навыков, кроме очевидного «удара лапой» и «смертельной хватки» клыками.
        Совсем коротко, в виде флешбеков, пронесся этап скитания между другими племенами, в основном с жесткими конфликтами, погонями и первыми шрамами на теле и в душе молодого ягуара. Чуть подробней показали встречу с богиней Кали, подсадившей Черныша (как я стал его называть) на прион и после серии заданий и испытаний взявшей его в ученики.
        Зудом, нервным тиком и постоянным напряжением система вместе с Чернышом передали мне всю ту гамму чувств, которую он испытывал среди других учеников. Новые квесты, дух соперничества, очередные проверки и испытания, а потом и условное распределение среди туземцев, когда на Авроре только-только зарождались племена.
        Я попытался прикинуть, сколько же ему лет, но практически сразу сбился. Картинки и события накатывали так быстро, что я боялся отвлечься, чтобы не пропустить какую-нибудь важную деталь. Единственное, что будто стержнем шло через все повествование, - это чувство глубокого одиночества. А на него уже насаживалось все остальное, при этом у Черныша был отвратительный характер, не злобный, но вредный. Насколько это можно было сделать, будучи кошкой, пусть и большой, он умудрялся подгадить каждому, кто хоть как-то оказывался рядом с ним. От каймана до гризли, каждый ощутил от Черныша какую-нибудь подставу. Прям местный Локи, причем с туземцами он также не церемонился. Поэтому, когда ни одно из племен не воззвало к нему, как к защитнику, я даже не удивился.
        Добрые туземцы видели в нем темное божество, боялись поминать по ночам и приписывали ему все самое плохое, что с ними случалось. А когда появились первые изгои, не такие, как я - тоже мне преступление, к старосте в дом вломился - а самые настоящие убийцы и подонки, которые воззвали к нему, как к покровителю, это не понравилось уже ему самому. То ли природная вредность включилась, то ли своеобразное чувство справедливости, но те самые первые изгои стали его же первыми жертвами среди людей. А вот те, кто, по его мнению, был изгнан по ошибке, стали получать поддержку и взамен приняли его, как духа-защитника.
        И вот, наконец, после череды эпизодов про тяготы изгоев я добрался до момента погони за украденной Слезой. Мотивацию ягуара, зачем воровать Слезу у племен, мне не объяснили, - только передалась тревога и переживания за близких людей. Как-то просто, но может так и надо? Это мои люди, правы они или нет, вопрос десятый. Важно, что сейчас им нужна помощь, и я должен помочь.
        Я бежал вдоль дороги, параллельно отряду, укравшему Слезу. Все было настолько реально: напряжение в мышцах, запах пота и пыли давно бегущих людей, короткие переклички, подбадривающих друг дружку, усталых людей, сундук с выжженными на нем символами и блестящими знаками. Я свернул к дороге и чуть было не выпрыгнул из кустов, чтобы поскорее уже добраться до Слезы, но вовремя понял, что из квеста-то выйти с ней не смогу. Я же по сути в закрытом подземелье, только расположено оно не где-то под землей, а во времени.
        Я заметил приближающегося орла и бросился ему наперерез. Сбил на подлете, впившись клыками в крыло, и кубарем покатился вместе с ним по земле. По прошлому ролику я знал, чем все закончится с орлом, но вот о присутствии других духов-защитников меня не предупредили.
        На дорогу спикировали еще две птицы, отставшие от орла всего на несколько секунд. К моему счастью, не хищные - одна похожая на цаплю, а другая какой-то местный вариант попугая. Да, крупные, да, обе со здоровенными клювами, отливающими прионовой пылью, но все же не бойцы. И пока цапля ввязалась в бой с изгоями, я догрыз орла и бросился на растерявшегося попугая. Думать пернатому надо было раньше, а не когда в толпе на бедных туземцев несся.
        Попугаю не хватило скорости ни на нормальный удар клювом, ни на попытку взлететь и разорвать дистанцию. Может, там была припасена какая-то магия, не зря же его хранителем сделали, но активировать я ему ее не дал. Вернул с небес на землю и совсем не грациозно, а как обычная дворовая кошка воробушка, придушил до потери сознания, но убивать не стал. Цаплю вырубил лапой, предварительно усилив ее прионом. В прыжке, с размаху так саданул по хохолку на затылке, что длинная шея хрустнула, а птицу отбросило в кусты.
        Птичку было жалко - красивая, элегантная с белыми и голубыми перьями, но, когда я увидел, как она распотрошила трех изгоев, сантименты сразу пропали. Даже подумал добить, но рассудил, что с шеей, свернутой набок, цапля не представляет прямой угрозы.
        Зато угроза пришла из джунглей. То ли шум боя, то ли скопление приона, а может, и близость Слезы Авроры, но из чащи полезли стремные, в основном неизвестные ранее монстры, только стаю тапиров узнать и смог, и мелькнуло тело рогатого змея уктены.
        Я ряукнул изгоям, призывая их поторопиться, а сам развернулся, собираясь поддержать их отход.
        
        ***
        
        До поселения я еле добрался. Весь израненный, с полоской здоровья между желтой и красной зоной. Правая задняя лапа просто волочилась по земле, морда рассечена, две глубокие раны на боку, явно сломано несколько ребер, и трещина в запястье, мешавшая скакать на трех лапах. Хорошо хоть регенерация у духа-защитника на каком-то запредельном уровне, а то от вида оголенных костей сначала даже не верилось, что дойду. И это при том, что я с уктеной так и не столкнулся, успел отползти, пока этот падальщик бросился на трупы.
        У водоема меня ждали. Древний взъерошенный старик с ожерельем из цветов стоял возле небольшого квадратного плота и бормотал что-то себе под нос. По мне так плот был удобным, особенно учитывая, что сил хватило только проползти еще пару метров и плюхнуться на переплетенные ветки. Но ягуару что-то не понравилось, может, недостаточно торжественно встречали. Система предложила порычать на деда, но я отказался, а то кто тогда грести будет.
        Мы поплыли примерно тем же маршрутом, каким я шел до квеста, огибая скалы и продвигаясь к месту с порталом. И опять вокруг не было ни души, ни парней с сундуком, ни местных, так что я лишний раз похвалил себя, что не спугнул деда.
        Людей я сначала услышал, чем ближе мы подплывали к острову-«бублику», тем громче и тем больше голосов слышалось. Ягуар напрягся, но теперь я точно понимал, от чего. Голоса были громкими, но в них не слышалось ни капли радости, наоборот, явно зрел конфликт, и совсем не детский.
        Истеричные выкрики и матерные оскорбления смешивались с недовольным гулом толпы и переходили в новые возгласы, но уже другими голосами. Крикнули, погудели, крикнули в ответ, погудели в ответ и так по кругу. Я почувствовал боль ягуара, смятение и тоску, и непроизвольно завыл. В этот момент мы выплыли из-за скалы и перед моим взором открылся вид на остров.
        Первое, что я отметил, что сундука не видно. Толпа из местных жителей плотно облепила центр острова, так что надеюсь, сундук где-то между ними. Здесь, похоже, собралась вся деревня - мужчины, женщины, старики и дети. Каждый с оружием, каждый распален и явно находится на низком старте, чтобы броситься на другого. Злые лица, полные ненависти, обернулись на меня, и только малая часть вздохнула с облегчением, остальные же напряглись еще больше. Они тут Слезу что ли делят? Как дети малые, я типа старший, пришел и наругаю всех, а предмет раздора себе заберу?
        Собственно, я так и сделал. Взвыл, зарычал и похромал к центру острова.
        Люди расступались неохотно, теснились, прятали глаза, но оружие никто не убрал.
        Я шел медленно, оборачивался на людей и рычал, выражая мнение Черныша о том идиотизме, который тут устроили. Наконец, я увидел сундук, но чтобы подойти к нему, пришлось уже не только хмурить морду, а по-нормальному так рявкнуть, демонстрируя самым близким острые клыки. Подействовало. Я смог подойти вплотную, напрячься и взобраться на покореженную крышку. Ее явно пытались вскрыть, но пока безрезультатно. Я по-кошачьи покрутился и свернулся клубочком, высоко вытянув шею и глядя на толпу.
        От меня чего-то ждали, но пока я перепроверил уже средний уровень здоровья да собирался с мыслями, принялись галдеть опять. И как назло, на незнакомом мне диалекте. Я различал только отдельные слова, но и их было достаточно, чтобы понять, что у народа сорвало башню от желания обладать Слезой Авроры.
        Моментально некогда единая группа изгоев развалилась на изгоев конкретных племен, а потом и на одиночек с собственными желаниями и целями. Точнее желание было одно - стать обладателем могущественного артефакта.
        Атмосфера накалялась, произошли первые тычки и хватания за грудки, упала полная женщина, молодой паренек, осмелев, отвесил затрещину здоровому амбалу. Упавшую туземку начали топтать в неразберихе, и она истошно завопила. Крик будто взорвал толпу, послужив сигналом к действию, блеснули клинки, и полилась кровь. Начался жуткий махач, каждый сам за себя - одни рвались к сундуку, рубя все вокруг, другие пытались их остановить только для того, чтобы самим вырваться вперед. Молодой сильный воин почти добежал до меня, но уткнулся лбом о край сундука со стрелой в шее.
        Черныш оцепенел, то ли просто офигевая от происходящего, то ли система полностью передала мне управление. Выскочили опции выбора, но стоило мне отвлечься, пытаясь вчитаться, как по кошачьей морде прилетела обитая железом дубина. Вместе с искрами из глаз пришел урон и открылась свежая рана, включились дебаффы. Кровотечение, оглушение и специфические для духа защитника - предательство и потеря веры.
        Я с таким раньше не сталкивался, но разбираться, в чем их суть, было некогда. Перепачканная кровью туземка с перекошенным от бешенства лицом и безумным взглядом уже замахивалась, чтобы ударить второй раз. А сбоку к сундуку неслось еще двое изгоев с ловчей сетью.
        Не знаю, как сценаристы задумывали прохождение этого квеста, но я че-то психанул…
        
        Остановился только, когда понял, что передо мной стоит мелкий пацан, и пусть и тычет в меня копьем, но все же пацан. Удары были слабые, практически без урона, так что я развернулся, выбирался из кучи мертвых тел и побрел в сторону сундука. Который как раз пытались унести два подраненных туземца, дергая каждый в свою сторону. Я оглядел поле боя - десятка три тел и уже непонятно, я их или сами друг друга перебили. Многие пытались сбежать, либо трусость взяла верх, либо хоть что-то кроме алчности и вожделения Слезы в голове прояснилось. Но у лодок их ждал сюрприз - из воды вынырнули сразу три уктены и, разбрызгивая свою кислотную слюну, стали бросаться на людей.
        Выносливость не успевала восстанавливаться, каждый шаг, каждое движение лапой давалось с трудом, но я все же развернулся к уктенам и зарычал. Получилось так себе, ягуар нетвердо стоял на ногах, шкура слиплась от крови, вроде не моей, хотя пару новых ран я точно получил. Трое на одного!
        Не самый худший расклад, на Авроре бывает и хуже. Я глянул в систему, подсчитать здоровье и отметить срок действия дебаффов, и с удивлением обнаружил, что в урезанной версии интерфейса все же активна одна опция. С момента, как начался квест, отключились и инвентарь, и навыки трансформации, и окно спутников, но вызов пета был доступен.
        Черныш зарычал уже на несколько тонов выше и услышал ответ - стальной рык Ку-Кулька. Даже оборачиваться не пришлось, хватило только ощутить жар за спиной, чтобы понять, что я больше не один. Хотел бы я сейчас сделать скриншот синематик трейлера, как два матерых хищника скалят зубы и готовятся к атаке, но с полным погружением даже лучше чувствовать остроту момента.
        Я атаковал первого змея, набросившись ему на спину, пока он добивал одного из последних туземцев, а лавовый пес отстал лишь на мгновение. Ему было проще, кислотная слизь не могла взять мифрил, а от жара просто с шипением и жуткой вонью испарялась. Мне досталось больше, стоило прокусить шкуру уктены, как язык и небо будто кипятком ошпарило, так что в ход шли только когти.
        Пока Ку-Кулек добивал первого, пытаясь отгрызть ему рога, уж не знаю, может косточку ему захотелось, я набросился на второго. Прыжок, уход, снова прыжок, каждый раз, сокращая дистанцию, я бил когтями, разрывая шкуру. Вошел в раж, и в какой-то момент стало казаться, что я вовсе не огромная кошка, а черный вертлявый ниндзя с керамбитами в руках. Пофиг, что у ниндзя не было керамбитов, меня перло! Я опять словил тот самый эффект полного погружения, ради которого и ломились все в подобные игры. На грани усталости и эйфории, когда тебе переполняет мощь каждой клеточки тела и отзывается легкой болью каждая мышца, - в такие моменты кажется, что можешь все на свете.
        Последнего змея я догнал на краю острова с другой стороны портала в момент, когда он пытался достать облитых слизью туземцев, забившихся в скальную щель вместе с сундуком. Помочь я им уже не смог, только сдвинул мертвую тушу уктены, упавшей на провал, и мысленно попрощался, глядя на счастливые улыбки растерзанных мужиков, сжимавших сундук со Слезой Авроры. Что же она с людьми то делает, раз помирали, а из рук сундук не выпустили?
        Ягуар во мне вдруг захотел завыть. Я мысленно отпустил управление и порадовался всплывающему системному уведомлению, а то аж сердце защемило от той боли, что транслировал дух-защитник, потеряв все свое племя.
        
        «В Эфире! Вы выполнили квест «Путешествие в омут памяти». Прогресс истории раскрыт на 23%. Вы справились, но большая часть сюжета осталась для вас загадкой. Повторное прохождение не доступно.
        Получено 120 000 опыта. Получен новый уровень.
        Вы обрели духа-защитника. Вам доступен новый навык в ветке развития трансформации симбионтов - «Превращение в черного ягуара» 1-го уровня. Длительность превращения зависит от запаса приона, но не более 20 мин. Перезарядка навыка - 2 игровых недели».
        
        Да они похоже издеваются? У меня перед глазами тысячи лет истории материка пролетели, а оказывается, всего лишь двадцать с хвостиком процентов прошел. Не очень-то и хотелось! А вот добраться до сундука именно то, что сейчас нужно!
        Я попытался лапой дотянуться в проем, еще не понимая, как буду его вскрывать в образе ягуара, но неведомая сила потянула меня в портал. Перламутровые лучи света мягко окутали мое кошачье тело, приподняли и вынесли к светящемуся шару. Пленка натянулась, завибрировала и, мигнув темнотой, меня выкинуло с обратной стороны в образе Данте.
        Глава 11
        Я вернулся в обычный игровой мир, чертыхнулся, потому что чуть не назвал его реальным. Вокруг по-прежнему тишина, из изменений только портал погас, да похоже трупы закончились или, как минимум, уплыли куда-то. Потрескивание лавы в боку Ку-Кулька, оказавшегося поблизости, и зов Вождя. Он усилился, будто ближе стал, что в принципе было возможно, так что нужно скорее забрать Слезу.
        Но прежде чем идти на другую сторону острова, я вызвал всю остальную гвардию спутников, скинул Крысе свои координаты и проверил, нет ли писем от кого-то из «Первых людей», может, хоть объяснили бы, зачем зовут. Но то ли оцифрованные староверы вдруг окрестили встроенный мессенджер ересью, то ли сюрприз готовят.
        Трещину в скале я отыскал без труда, сложнее было вернуть мозг в русло двуногого человека и отойти от пережитых событий. Ощущалась некая смесь восторга и тоски, как от просмотренного сна с фантастическим или тем более романтическим сюжетом, когда проснувшись кажется, что упускаешь нечто важное и прекрасное, что на самом деле никогда с тобой больше не произойдет.
        С этими мыслями прошел мимо потухшего портала, сразу взяв из памяти направление на место с сундуком. Скелеты двух туземцев так и лежали, переплетя руки вокруг потемневшего дерева. Только сверху кто-то кинул засохший венок из цветов, сильно похожий на тот, что носил старик, переправивший раненого ягуара на плоте. Его я, кстати, во время бойни не припомнил, но тогда понятно, кто тела убрал. Этих же достать не смог и попрощался с ними цветами.
        Я побродил вокруг расщелины, борясь с желанием наплевать на любые меры безопасности и скорее прыгнуть за сундуком. Осмотрелся, держа наготове «Хоукмун», и на всякий случай драйка направил посветить поближе да молнии шандарахнуть, если скелеты оживут или какая тварь выпрыгнет.
        Но ничего не произошло, и я спрыгнул вниз. Аккуратно расцепил кости, хоть и поперли изгои против духа-хранителя, но все же это были люди, столько лет для меня Слезу охраняли. Приподнял сундук, оказавшийся довольно легким при моих параметрах силы, и выпихнул его наверх.
        На верхней крышке, несмотря на множество трещин и сколов от попыток его вскрыть, легко считывались символы каждого из племен и резные фигурки духов-защитников с бледно-зелеными камушками вместо глаз. Время, конечно, ничего не щадит, но мастера тогда были более чем искусны, и даже сейчас камни поблекли, но создавалось впечатление, что все духи уставились на меня, причем довольно презрительным взглядом. Лицевая часть и бока тоже были расписные. Здесь уже что-то местное божественное в виде солнца, пернатого змея, ехидно улыбающейся морды и прочих символов, похожих на письмена ацтеков или майя и формировавших единый рисунок.
        От сундука шло какое-то излучение, не видимое глазу, но давящее на эмоциональном уровне. Фонило так, что я был готов поспорить, вернись ко мне темное зрение, я бы сейчас наблюдал картинку с сетью защитных лазерных лучей, как в старых фильмах про ограбления музеев. Но током не било и пальцы не отрезало, когда я аккуратно провел по шершавой и неожиданно теплой древесине рукой.
        Дневник Артейла поведал очередную байку про странный и очень прочный вид деревьев, обладающих душой и зачатками жизни, но я не стал отвлекаться. Понятно, что силой не сломать, так что больше меня заинтересовала замочная скважина в торце крышки. С первого взгляда просто дырка диаметром с мой указательный палец, при более детальном изучении отверстие походило на рот какого-нибудь червя, причем зубастого. По кругу внутренней стороны ребром стояли тонкие острые лепестки, тянулись пару сантиметров и переходили в остренькие шипы разной длины, толщиной примерно около миллиметра. Дальше разглядеть света не хватало, но и так было понятно, что подобного ключа я не встречал. Не палец же туда вставлять?
        Я перечитал все квесты, записки Артейла и дневник Магнуса - все, где хоть как-то упоминалась Слеза Авроры, заглянул на форумы от бета-тестерских до обычной флудилки. Потом прокрутил в памяти переселения в духов-защитников. Везде по нулям, ни про какой ключ ни слова. Да, даже про сундук только кадры во время погони.
        Вариантов не было, посоветоваться не с кем, а время поджимало, скоро уже в реал начнут выпихивать. Так что терять уже нечего, а как известно, первая мысль самая правильная. Я внутренне попрощался с пальцем, зачем-то прикрыл правый глаз и воткнул указательный палец в отверстие.
        Что-то внутри щелкнуло, будто шестеренки зашевелились, я почувствовал щекотку от мельтешивших по коже шипов, словно в муравейник палец засунул, а там куча маленьких ножек топчется. Пропихнул палец глубже, и тут меня проняло! Если и были там муравьи, то все они одновременно цапнули меня в палец. Впились и еще крапиву в место укуса втирают. Выдернуть палец я уже не смог, почувствовал, что выступила кровь, а система заверещала сигналами быстрой потери приона.
        Палец перестал болеть, но появилось ощущение, что он застрял в пылесосе, включенном на полную катушку. Я взглянул на статы, счетчик приона несся, как обезумевший, к нулевой отметке, где скорее всего активируется «Бешенство», и чем все закончится, вообще не понятно.
        Палец застрял наглухо, я сел на землю, ногами уперся в сундук и стал тянуть, но без всякого эффекта. Только Ку-Кулек, решив, что это игра какая-то, начал лаять и скакать вокруг. Свободной рукой я пошарил в инвентаре, вывалил на землю несколько запасных кристаллов и стал поглощать их один за другим, стараясь выиграть время. Может, горелку-резак Ку-Кулька применить?
        Я уже всерьез начал об этом думать, как заметил нечто странное на крышке сундука. Глаза нескольких фигурок духов-защитников стали ярко светиться. Причем, чем больше сокращалась полоска приона, тем больше глаз загоралось. Слева-направо, как индикатор заряда батареи коммуникатора, один за другим загорались зеленые огоньки, и сейчас на меня зыркнул гризли, пятая фигурка в ряду. Я поглотил еще несколько кристаллов, очень надеясь, что запаса хватит, а я не словлю передозировку от такого количества. Рука от запястья до плеча уже вовсю покрывалась черными язвами.
        Трижды запас приона опускался почти до нуля, а восстановить я его смог только два раза, дальше только молился, что хватит остатков. На руку я не мог смотреть без слез, сплошная черная корка шла до самой шеи, а из локтя торчало три кривых отростка, отдаленно похожие на уменьшенный коралловый риф.
        Но глаза последнего чудища в ряду, той самой рыбины, которую я принял за пиранью, наконец зажглись зеленым счетом, и давление на палец иссякло. Кожи и мяса на том, чем когда-то можно было успешно ковырять в носу, уже не было. Палец почернел и разбух, будто его в воде несколько часов продержали. Голова кружилась от слабости и казалось, что из меня не только прион откачали, а и пару литров крови.
        Все двенадцать пар глаз одновременно вспыхнули несколько раз с неровными промежутками, отправляя в небо какой-то неведомый сигнал азбукой Морзе, а потом погасли. Зазвучали невидимые шестеренки, что-то хрустнуло, и крышка приподнялась на несколько сантиметров. Правой рукой, как рычагом, потому что сгибаться она отказывалась, я отбросил крышку, прикрыл глаза и замурлыкал от удовольствия, что тот ягуар.
        Так вот ты какой, цветочек аленький!
        По центру сундука, на невидимых нитях висела Слеза Авроры. Все-таки шар! Не особо большой, по размеру с местный кокос, так что полностью в руке сжать не получится, но держать удобно. На вид и на вес, а я не стал ждать и нежно взял его левой рукой, тяжелый, как пушечное чугунное ядро. На ощупь артефакт, хоть и был выполнен из того же дерева, что и сундук, напоминал мягкую кошачью лапку, ту самую нежную подушечку, которую так приятно держать в руке.
        Неровная, слегка шершавая поверхность вся была исписана туземными письменами и пиктограммами. Как на календаре майя, от центральной картинки во все стороны разбегались лучи, сплетались в узнаваемые символы духов-хранителей в рамках первого круга, затем шел орнамент и второй ряд изображений уже связанных с главными богами Авроры. Тончайшие прожилки между символами светились мягким голубым светом. Но самое удивительное, что куда бы я не крутил шар, изображение оставалось на своем месте, и передо мной всегда маячила центральная картинка.
        В отличие от календарей майя, здесь была не целиковая мордочка аборигена с высунутым языком, а только его глаз. Причем настолько искусно вырезанный, с голубыми жилками вокруг и внутри зрачка, что создавалось ощущение кристальной чистоты. А пытаясь заглянуть внутрь, я видел все - и голубое небо, и лазурное море, но только не обработанную деревяшку.
        
        «В Эфире! Вы отыскали уникальный артефакт «Слеза Авроры». Слава о вашем подвиге разнесется по всем племенам и станет известна всем духам-хранителям Авроры.
        Получено 200 000 опыта.
        Получен новый уровень.
        Текущий уровень - 162».
        
        Ладно, если только духам-хранителям, то не страшно. Пока там до остальных информация доберется, я может уже и игру покину. Уж теперь то, со Слезой, мои шансы завалить Уокера подскачут даже у самых осторожных букмекеров.
        Что-то я размечтался уже, надо хоть изучить, что в руки попало.
        
        «Артефакт - «Слеза Авроры»
        Создатель: неизвестно
        Класс: уникальный легендарный, единственный в своем роде
        Эффекты: производство слез - ингредиента для создания лечебного эликсира, нейтрализующего побочные эффекты от использования магии Куре и приона. Скорость генерации слез - 1 мл. концентрированной субстанции в час. Накопительный эффект отсутствует.
        ПРИМЕНЕНИЕ: внутрь или на пораженную поверхность, предварительно растворив в воде. Эффект излечения зависит от чистоты и святости источника воды. Побочных эффектов или случаев передозировки среди местного населения не выявлено.
        В случае помещения Слезы в воду, способна раствориться и наделить исцеляющими свойствами водоем или создать новый источник.
        АЛЬТЕРНАТИВНОЕ ПРИМЕНЕНИЕ:ритуал полного поглощения и опустошения артефакта. Эффект - абсолютный иммунитет к побочным воздействиям приона, увеличение статистических показателей силы, выносливости и ловкости и уровня игрового персонажа в Х раз.
        Где Х для каждого параметра находится в диапазоне от 2 до 12 в зависимости от количества поддержки духов-хранителей во время ритуала опустошения Слезы. Эффект может быть разделен в случайном соотношении на всех участников ритуала, но не более чем на 12 персонажей.
        Прочность: 9 998 из 10 000.
        Не может быть привязана к персонажу, может быть украдена из личных вещей или кладовой персонажа».
        
        Вот последнее грустно, а в остальном чит и имба. Страшно представить, как раскачается Уокер со своим пятьсот плюс уровнем, если ему хотя бы просто на два параметры увеличить. А если на двенадцать?
        Я попытался вспомнить, какие статы приписывали божественным сущностям, потом прикинул, сколько накинут мне, если опустошить Слезу на текущем уровне, а сколько чуть попозже, и пришел к выводу, что если становится новым богом Авроры, а не только Уокера за шкирку отодрать, то лучше еще прокачаться. Пока так поиграем, плюшки от артефакта все равно просто праздник какой-то!
        Я посмотрел на Слезу, выгравированный глаз моргнул, и из него вытекла прозрачная капелька, здорово напоминавшая слезинку. Я заметался, пытаясь понять, как достать пробирку - в левой руке артефакт, а правая выглядит, как коряга, да и ощущается, как коряга. И ничего умнее не придумав, просто вывернул поврежденную руку и подставил ладонь в тот самый момент, как капля сорвалась с шара.
        Как будто острой сосулькой кольнуло. Все пальцы и рука до предплечья на мгновение покрылись инеем, который тут же начал превращаться в тонкую голубую корочку, а потом растрескался и вместе с черной пылью осыпался на землю. А рука вернулась в свой первоначальный загорелый вид, даже грязь из-под ногтей пропала.
        Офигеть, дайте две, как говорили у нас в Таламусе. Еще там в таких случаях говорили что-то в духе: «Эта штука посильнее, чем «Фауст» Гете», но смысла в этом я так и не нашел, хотя говорили с умным видом. Так что очень захотелось две, три, а то и четыре, но еще раз перечитав инструкцию к применению, спрятал Слезу в инвентарь, и стал ждать, когда пройдет час.
        Надо было решать, что делать дальше. От идеи отобрать у Уокера плавучий остров, я не отказывался, наоборот все больше и больше в нее верил. Даже представил картинку, как вместе с Ксоко под покровом ночи, этакими благородными смелыми пиратами мы крадемся вдоль пристани, тихонько вырезаем часовых, непременно поднимаем черный флаг, блестящий в свете полной луны, и давим по газам, или чем там эта глыбина приводится в движение. А Уокер, не дожидаясь подкрепления, бросается на первой попавшей лодочке в погоню. Но почему-то мне не верилось, что так все и произойдет.
        Я полез на форумы изучать матчасть. Почитал про плавучий остров, нашел информацию про «Раковину Ветра», это Слеза - новый артефакт, а по Раковине уже даже ушлый «Вечерний Эфир» спецвыпуск успел снять, хоть и ценой жизни десятка ассасинов-репортеров.
        У Раковины, похоже, тоже были альтернативные варианты применения, но Уокер выбрал то, которое «оживило» самый крупный остров. И сам артефакт сейчас был вмонтирован в небольшой пещере, заменившей плавучей крепости каюту капитана. Что, впрочем, не отменяло плана, прокрасться и вырезать часовых - вопрос только, хватит ли сил, если девять из десяти репортеров не смогли справиться с охраной.
        Прикинул, кого позвать на помощь и как рассчитать время на дорогу, чтобы выбраться из этой глуши и везде успеть, написал сообщение Крысе и сразу же получил ответ:
        
        «Ау, ты где там? У меня тут сюрприз века! Такую штуку нашел, закачаешься!»
        «Интересненько! Я на подходе уже. Гоняла в город за припасами. У тебя, кстати, деньги же есть?»
        «Есть, а что?»
        «Да, я тут депозит некий от твоего имени внесла. При встрече расскажу. Иду не одна, а тоже с сюрпризом, так что не пугайся».
        
        Испугаться я не успел, на голову обрушилась очередная волна зова Вождя. С таким противным ощущением, будто киселя в мозг налили, и он там щели между извилинами заполняет, погружая голову в тягучее полусонное состояние. А в уши запихнули ватные тампоны, через которые пробиваются голоса.
        
        «Дантекуачитлан, внемли зову предков, отринь сомнения и прими братьев в свое сердце…»
        «Данте, откликнись на зов Авроры…»
        «Даня, мля! Ты живой там вообще, уснул что ли?»
        
        От последнего крика, прозвучавшего как будто у меня за спиной, я встрепенулся, мысленно вырвался из обволакивающего зова и понял, что я действительно все проспал.
        На краю острова стоял Вождь, а остальные члены команды «Первые люди», как гребанные военные ныряльщики, бесшумно выходили из воды и расчехляли оружие.
        Родригес, Фифти, Топор, Восьмой, Часовой, Барабан и еще четверо незнакомых мне парней - собрал-таки Вождь свою счастливую туземную дюжину.
        Я посмотрел на развалившегося рядом Ку-Кулька, похоже система забыла ему сообщить, что мы тут как бы больше не друзья с «Первыми людьми». Так что неожиданное появление Вождя с компашкой не смутило ни его, ни Ксоко с драйком, все еще изучавших сундук. Только сейчас, чувствуя, что я напрягся, подтянулись и стали за спиной.
        
        - Ты нашел Слезу Авроры? - Вождь не делал резких движений, приглаживая мокрые волосы, но чувствовалось, что спокойствие показное. - Это хорошо, ведь боги Авроры велели делиться.
        Глава 12
        - Нашел, - я повел плечом, пытаясь незаметно понять, сможет ли рука-коряга выхватить «Хоукмун». - Здорово, парни! Рад вас видеть. Смотрю у вас пополнение?
        - Данте, отдай ее, - Вождь махнул рукой, тормозя свою команду, чтобы не растягивать приветствие. - А можешь и не отдавать, просто пойдем с нами, проведем ритуал и разделим ее среди лучших представителей племен. А потом очистим Аврору от захватчиков.
        
        О как! Да у нас, оказывается, благородные цели. Я присмотрелся к Вождю и стоявшим за его спиной, взгляды алчные, но пока не безумные, как у изгоев в воспоминаниях ягуара. Все на легком нервяке, переминаются с ноги на ногу, почесывают черные коросты. Которых, к слову прибавилось. Даже Вождь уже не казался красавчиком Тарзаном - всю шею, словно воротник, покрывала черная корка. У Восьмого вместо щитка доспеха на плече - коралловый риф в миниатюре, у краснолобого Топора огромная шишка прямо по центру красной татуировки, Фифти прячет руки в перчатках, явно на пару размеров больше, чем нужно.
        Да на каждом можно было разглядеть следы использования приона, и это при том, что у Вождя есть навык поглощения. Видать и сам уже через край хапанул.
        Делиться с нуждающимися, безусловно, правильно. Но вот только не надо тут за меня решать, кто этого достоин, а кто нет. Так что давайте посмотрим, чье кунг-фу сильнее!
        Тактику боя я выбрал максимально простую - превратиться в черного ягуара, выжать прион до минимума и прорываться на пассивке «бешенство». Авось сработает, да и до Ку-Кулька, похоже, наконец, доперло, что не дружеская вечеринка намечается. Пес завертелся и залаял, а потом с рычанием бросился к противоположному от «Первых людей» берегу.
        Из-за ближайшей скалы стали появляться лодки. На носу первой стояла Крыса, а рядом с ней смутно знакомый крупный игрок, которого здесь я в последнюю очередь ожидал увидеть. Зато сразу стало понятно, зачем Крыса спрашивала про деньги.
        Руслан собственной персоной, точнее в образе рыцаря смерти, которым он терроризировал половину Теллуса. На следующей лодке разместилось еще несколько игроков, среди которых я узнал Бормана и парочку других мордоворотов из банды. Всего на трех лодках вместе с Крысой приплыло шесть человек - боевое крыло ПК-шного клана «Зона пятьдесят один».
        Уж не знаю, как Руслан выбирал название для клана. Где они - шпана Нового Берлина, а где зона? Так что я всегда мысленно называл их «Штази». Но сейчас я им был рад.
        
        - Здорово, парни, какие проблемы? - Руслан спрыгнул на берег, не дожидаясь, пока лодка причалит.
        
        Вождь если и удивился нежданным пришельцам, то точно не испугался. Проскользнуло во взгляде что-то злое и презрительное, но скорее относилось не к ситуации, а в принципе ко всем не оцифрованным игрокам.
        
        - Я Вождь из клана “Первых людей”, а вы кто такие?
        - А на хрен это обозначалово-то нужно? Это… короче парни, это наш туземец и мы его сопровождаем, - Руслан ткнул в меня пальцем, а я не смог сдержать улыбки, когда понял, что он тут изображает. - Вы че, на теме тут сидите?
        
        Вождь явно не был знаком с российским кинематографом начала нулевых, с которым я когда-то по пьяни познакомил Руслана, и юмора не оценил. А я прям уже представил, как он сейчас скажет: «Я Вождь, это мои близкие. Мы здесь работаем, боги в курсе». Но нет, просто сделал знак «Первым людям», и вся их команда достала оружие.
        
        - Похоже, не вкурили. Я еще раз повторяю, этот туземец работает с нами и кинуть его не получится. - Руслан, а точнее двухметровый рыцарь смерти, хрустнул шейными позвонками и тоже достал оружие.
        
        Так. Это какое-то дежавю. Как только в деле появляется Слеза, то вместо счастливого единения племен зарождается конфликт. Проклята она что ли?
        Атмосфера накалилась. Стенка с той стороны с оружием наготове, стенка с нашей. Прям футбольный матч будто намечается, а играть Слезой будем, благо она круглая.
        
        - Даня, замес будем устраивать? Или просто понтуемся? - шепотом спросил Руслан. - Я тебе в личку номер счета скинул, тарифы не изменились, так что решай.
        
        Ответить я не успел, заговорил Вождь:
        - Данте, без нас ты все равно не сможешь провести ритуал. Ни один дух-защитник тебя не поддержит. А так разделим на двенадцать представителей племен, и очистим Аврору от захватчиков, окей?
        - Тут, ты, пожалуй, не прав, - я улыбнулся и на мгновение призвал черного ягуара, используя даже не навык, а опцию, которая появилась для усиления диалогов.
        
        Призрачный силуэт сформировался у меня над головой и разинул пасть. Вышло эффектно. Руслан отскочил от меня, выпучив глаза. За спиной послышался восторженный матерок, а «Первых людей» так вообще проняло. Новенькие попадали на колени, как перед каким-то божеством (по объявлению что ли Вождь таких фанатиков набирает). У Часового затрепетали щупальца, а остальные, и так уже напряженные, будто по струнке вытянулись. Вождь, явно собиравшийся что-то сказать, сбился и подвис, подбирая новые слова.
        
        - Окей. Ты обрел духа-покровителя, теперь мы можем с тобой решить вопрос на равных, - над его головой тоже проявился дух-защитник. Волк - защитник поселения Алабама, молча оскалил верхнюю губу, продемонстрировав всем десны с огромными клыками. - Данте, изгой племени Дубовокожих из поселения Уасиока, я бросаю тебе вызов! Сразимся один на один, не будем вмешивать братьев, никому не нужны лишние жертвы.
        - Да, пошел ты на хер, - я пожал плечами и отмахнулся, будто надоедливую мошку отгонял, - Вождь, ты там что себе надумал? Рыцарский поединок, по-твоему, у нас тут сейчас будет?
        
        Я развернулся и пошел к лодкам. Не был уверен, что Вождь это стерпит, но атаки не последовало. Устали ребята, понимают, что шансы более чем равны и по количеству, и по уровням, которые терять никто не хочет. А они потеряют, особенно молодняк, который на зов недавно отозвался.
        Я остановился возле Руслана и тихонько сказал:
        - Замес не нужен, просто придержите их. И встретимся позже, напишу где. Деньги переведу, собери побольше людей, - потом обернулся к «Первым людям» и крикнул, - Вождь, вы крутые, правда. Но не тебе решать, кому будет принадлежать Слеза. И выруби свой будильник, голова уже трещит. Я обдумаю все и напишу. По обычной почте.
        
        Вождь скривился и дернулся. Похоже, все-таки будет замес, но щупальца Часового упали ему и еще паре самых нервных бойцов на плечи, и я спокойно пошел дальше.
        Пошептался с Крысой, уточнил про обещанные планы здания DRUGA, а заодно выпросил парочку свитков телепорта. Аврора релизнулась, значит, порталы включили, и раз Руслан сюда добрался, то и я могу куда угодно. На дне инвентаря до сих пор валялся свиток портала на Аквилон, только мне туда не надо, если только Эйпа проведать.
        Крыса предупредила, что порталы еще не стабильны и надо быть аккуратней, над пропастью не выкинет, но адресом ошибиться можно. На выбор предложила билет в Динасдан или в Ханаггу.
        И то, и то, конечно, не предел мечтаний и кишмя кишит Хранителями, но в Ханагге меня хотя бы стража не ищет. А сейчас нужно просто свалить подальше от Вождя и спокойно выйти из игры, пока система сама не выкинула.
        Я отплыл на лодке за ближайшую скалу, распустил спутников и активировал свиток. Забыл уже, какого это, вроде щекотно, но все равно болезненно, будто по пикселю тебя разобрали, протащили через блендер и заново собрали. Да еще светомузыку добавили, в глазах радужные круги и звон в ушах.
        
        «В Эфире! Вы активировали свиток телепортации в город Ханагга. Варианты прибытия: стела возрождения за воротами города; постоялый двор «Ханергейт»; стела возрождения на торговой площади.
        Внимание! В данное время наблюдается повышенная нагрузка на сервера. Мы осведомлены о проблеме, и в скором времени будет выпущен патч, повышающий стабильность игрового процесса».
        
        Вот честно, я бы удивился, если бы попал в выбранную точку. Но хоть не в терновый куст забросило, уже радость.
        Где я проявился, я не понял, но это точно была не Ханагга. Да и вообще не город. Слева речка, справа лес, впереди поселение туземцев, места незнакомые, но не глушь и тумана нет, а карта говорит, что промахнулись мы километров на сто, не больше. Я нашел сухое упавшее дерево, спрыгнул в яму в корнях, для надежности сгреб ветки с листьями, чтобы прикрыться, и нажал кнопку «Выход».
        
        ***
        В реале было подозрительно тихо, как в доме, так и на улице. Я побродил по дому, услышал, что у охраны и прислуги нечто вроде планерки. Люди Итона проводили инструктаж на тему повышения бдительности, собрав всех в большом зале. Отсвечивать не стал, но разглядел в одном из окон, что доберманы заперты в вольере. И решив отложить пока водные процедуры, пробрался на кухню.
        Отыскал в холодильнике контейнер с мясными деликатесами и пошел налаживать контакты. Все-таки не дело, когда в любой момент тебе могут лодыжку перегрызть во время побега или просто кровавое шоу устроить.
        Я не знал, сколько у меня времени и как давно начался инструктаж, поэтому торопился. Скрытно провернуть операцию по налаживанию контактов не получилось, псы залились лаем, когда мне оставалось еще метров десять до вольера. Та что поменьше, вероятно Бонни, чуть с ума не сходила, лаяла и бросалась на сетку, второй же просто скалился не хуже духа-защитника Вождя. Пока подходил ближе, начал говорить, не пытался разубедить, твердя, что я и есть их любимая хозяйка, но хвалил и подлизывался, стараясь выдать максимально дружелюбный тон.
        Вроде сработало, то и дело псы прерывали лай, скакали по клетке, и нет-нет, да промелькнуло дерганье хвостов обрубков. Сомнение я в них точно зародил, мясо взяли не сразу, видать обучены от незнакомцев не принимать подарки, но я не сдавался, говорил и говорил. Присел на корточки вплотную к клетке и рассказывал, что я друг, а они самые классные собаки на свете. Говорят, что доброе слово даже кошке приятно, но оказалось, что и злые бойцовые доберманы не чужды к похвале, ну и к деликатесам с ценником шестьсот евро за сто грамм на упаковке. Вторую порцию съели быстрее и практически молча, хвосты виляли чаще, а лай становился все более неуверенным. И вроде только наметился прогресс, как собаки опять залаяли, но как-то мимо меня. А за спиной хрустнул гравий.
        
        - Фрау Аннелиса, у вас все в порядке? - я обернулся на подошедших охранников, одновременно холодея от мысли, что они могли услышать и сколько раз я мог спалиться в формулировках, когда убеждал собак, что я хороший. Да и задумался, как на «фрау» реагировать, таких инструкций Алиса мне не давала. Охранники были не местные, а из пополнения Итона, одеты в костюмы, но по виду бандиты-бандитами. Второй раз за день в памяти пронеслись кадры из фильма «Бумер», который так любил Руслан.
        - Собаки волнуются, много чужих в доме, - я поднялся, стараясь незаметно спрятать обертку от собачьей взятки и не смотреть на мужчин, точнее смотреть на них, как на досадное недоразумение или пустое место. Мы даже тренировали такой взгляд с Алисой, но что получилось, я не понял.
        - Это ненадолго, мы скоро со всем разберемся, - кивнул охранник. - Простите за беспокойство. Если что, знайте, мы всегда рядом.
        
        Тон мне его не понравился. Хитрый какой-то, будто подозревает. Нафиг, нафиг таких мордоворотов рядом. Надо бы с Алисой поговорить, может, закатить истерику, чтобы все это подкрепление хотя бы за территорию выставить. Но пока надо быть осторожней, уже почти все готово, спалиться в паре шагов от успеха, когда и патч готов, и Слеза на руках, совсем не охота.
        От мысли о Слезе потеплело, я непроизвольно улыбнулся, забыв совсем, что охранники все еще смотрят на меня, и пошел в дом. Офигеть, я добыл Слезу!
        Не будь сейчас очередного приступа боли, да свидетелей вокруг, я бы в пляс пустился. Три материка, сотни тысяч игроков, топовые кланы - все охотятся за Слезой, а нашел ее я. Надо будет посмотреть на аукционе, почем ее готовы купить, спасибо Эйпу - я уже не бедный, но продажа Слезы вообще бы вывела меня в ТОП рейтинга самых богатых игроков Эфира.
        Мда, а ведь еще год назад я бы с радостью согласился на честный и праведный бой с Вождем. Еще бы и гордился или победой, или хотя бы участием. Это было важно, пусть игра и какое-то детство, в одном месте бы тешилось, но я за этим то и шел в Эфир - за кайфом, за легкостью и непринужденностью. И все это у меня украли. Надо скорее завязывать с Тринайти, Хранителями, Алисой, а то весь этот деловой, беспринципный подход, который из меня лезет, мне не нравится.
        В джакузи долго размышлял о Слезе, кидал в воду шипучие ароматические бомбочки и смотрел, как они растворяются. А в голове занимался умножением, подсчитывал, на сколько может увеличиться сила моего персонажа, и искал варианты привлечь на свою сторону больше духов-защитников. В итоге задремал в сладких мечтаниях.
        Разбудила Ника, принесла поесть какой-то очередной суперфуд, похожий на ужин космонавта и протянула планшет с открытым почтовым клиентом. Пришли документы от Крысы - план здания, вентиляция, канализация, даже электрика - все в устаревшем формате, чертеж в рамочке с названиями и прочей технической информацией в правом нижнем углу.
        Я ушел в игровую Эйпа, чтобы раскрыть все это на больших мониторах и стал придирчиво все изучать. Нашел пару интересных мест возможного проникновения, и самое главное эффектного, как в кино показывают. Вот только что-то не было со мной супер команды с отбойными молотками, ломами и планом отхода.
        Уокер, конечно, подгадил с обнулением прав доступа. И самое хреновое, что новые Найтгард выдавал теперь только лично после подтверждения идентификации и полномочий, и мы с Алисой решили, что лучше не рисковать. Ни в живую, ни даже онлайн я не справлюсь, спалит меня Найтгард. Да и обоснования у нее не было, зачем ей доступ.
        Тело ее тоже перестало быть преимуществом, тихонько в офис не проскочить, а любой, кто ее встретит, обязательно доложит наверх. Прикинутся каким-нибудь курьером, пожарником или уборщиком, так ведь узнают.
        Это тот же квест, только не пойди туда, принеси то, а проникни, да подбрось. У квеста всегда есть несколько решений, и просто они пока не найдены. Я полез на сайт с кино архивами в раздел с фильмами про ограбления в надежде на готовое решение.
        Не помогло. Захват заложников с целью мнимого ограбления, создание иллюзии в виде клона серверной и переключением кабеля, соблазнение гейм-дизайнера или охранника - все мимо, как и прыжок с парашютом на крышу здания. Стал копать дальше, вспомнился Магомет, к которому не идет гора и Троянский конь. Странная смесь, но может и сработать.
        Я еще раз вернулся к чертежам, здание по нынешним меркам старое, что-то точно обновили, а что-то стоит с момента постройки. И если землетрясение мне вызвать не под силу, то пожар или потоп я вполне могу устроить. Потоп уж точно. По идее все просто - затопим серверную.
        Часть оборудования сдохнет, часть, возможно, будут сушить. Конечно, не вынесут на улицу на солнышко, но и пофиг - главное перехватить поставку новых, подменить один с предустановленным патчем.
        Я посоветовался с Алисой, идею она одобрила, хотя похоже понимала во всем этом меньше меня. Предугадать, где будет закупка нового оборудования, по ее словам, будет не сложно, подрядчика не меняли уже несколько лет. А как устроить прорыв труб, она полагалась на меня. И через пару часов изучения форумов, технической документации и устройства водоснабжения и канализаций района, у меня уже было несколько идей.
        Сон, как рукой сняло, даже боли отступили. Я поработал над программой с патчем, прикидывая варианты маскировки и пытаясь предугадать, как будут действовать измученные и офигевшие от потопа технари DRUGA. Попросил Руслана купить пару серверов для тестов и отвезти в его берлогу, а также проплатил за аренду на время тестов.
        И уже собирался выключать компьютер, как в правом мониторе выскочило уведомление новостного агрегатора. Ключевых слов, которые я забил в систему, было немного: моя фамилия и вариации известных мне в реале данных членов Тринайти.
        
        «Срочная новость! В Лондоне в отеле Ёшино Империал найден труп Анджея Квятковского, акционера компании DRUGA. По предварительным данным, мужчина совершил ритуальное самоубийство, в древности распространенное среди самураев.
        Полиция проводит проверку, назначена судебно-медицинская экспертиза».
        
        Я перечитал дважды, пока понял, что речь про Танаку и про харакири. Но что-то мне слабо верится, что он сам. Я начал писать сообщение Алисе, как в зале за спиной зажегся свет и послышались шаги. В комнату вбежало два охранника, а за ними Ника.
        
        - Фрау, Аннелиса, - даже не запыхался, гад, а мне пришлось чуть ли не со скрипом выбираться из кресла, опять что-то прихватило, - В Лондоне случилось происшествие. Герр Найтгард объявил внеочередное собрание акционеров, вам будет необходимо там присутствовать.
        Глава 13
        - Где, когда? - я старался выдержать ровный голос, с привычной для Алисы ноткой раздражения, но чересчур разволновался и затараторил. - Уже выезжаем? Лондон? Кто будет?
        - Еще нет, в связи с происшествием собрание слишком неожиданное, - охранник улыбнулся, хотя пытался это скрыть. - Собрание будет в Праге, герр Найтгард не хочет привлекать внимание прессы, поэтому штаб-квартира не рассматривается.
        - Когда?
        - Он заканчивает дела в Штатах и вылетает, остальные акционеры тоже не могут прибыть так быстро, попрятались по всему свету. Мы ближе всех, за час-полтора сможем доехать. Три дня еще точно есть, если вам нужно завершить свои дела. Но герр Найтгард настоятельно не рекомендовал покидать охраняемую территорию, здесь вы в безопасности. Мы сможем выехать, когда вы будете готовы.
        
        Я не ответил, задумался и автоматом включил режим «Алиса намекает, что можете проваливать». Конечно, мне нужно завершить свои дела! Уокер опять всю малину испортил, вот ни разу не верю, что Танака сам себя. Я покосился на охранников, заставил себя сделать удивленный вид, типа, а вы еще здесь?
        Подождал, пока они свалят, и бросился обратно к компьютеру. Зашел по старинке в Эфир, капсула меня пока не пустит, откат еще не закончился. И стал вызванивать Алису.
        
        «Что у вас там? Слышала, что Танаку нашли мертвым? Типа Уокер подстроил самоубийство?» - она ответила не сразу, я успел проверить, что с Данте все в порядке, да пересчитать нажитое в инвентаре.
        «Ага. Говорят сам себя, по доброй восточной традиции, но я тоже не верю, что сам. Найтгард вызывает всех на собрание акционеров».
        «Десять негритят отправились обедать, один поперхнулся, их осталось девять» - неожиданно ответила Алиса.
        «Что?»
        «Девять негритят, поев, клевали носом, один не смог проснуться, их осталось восемь».
        «Алиса, ау! Есть какой-то смысл в том, что ты несешь?»
        «Это в принципе не важно. Дай подумать минутку».
        «Как это не важно? Ау, ты тут? Алиса? Алиса! Что значит не важно?»
        «Не сходится просто. Но доказательств у меня все равно нет. Я сейчас не могу говорить - у нас пополнение с Веспера идет, и все как-то через одно место, ошибка на ошибке, порталы сбоят. Эх, Людвиг такого бы не допустил».
        «Что с Эйпом, кстати?» - я не смог удержаться, хотя и понимал, что Алиса все равно правду не скажет. Не верю я, что она так легко откажется от идеи брата вытащить. Будет еще подвох, и не слабый.
        «На Аквилоне где-то в теле НПС, с нулевым шансом выполнить контракт. У Орды там все схвачено».
        «Ладно, делать-то что?»
        «Пока ничего. Я накидаю тебе видео, запишу все, что смогу вспомнить, чтобы ты по-глупому не спалился на встрече».
        «Ок, буду ждать».
        «В остальном идем по плану. Я еще раз обдумала твою идею, в принципе шанс есть. Берлин хоть и новый, но строили-то его вокруг старого городка, а офис прямо в центре исторической части. Там всегда все не слава богу у коммунальных служб. Сушить технари, конечно, ничего не будут - просто закажут новое оборудование и постараются быстро в строй все вернуть. Дальше все как надо будет?»
        «В теории, да. Сделаем несколько зараженных блейд-серверов, по дороге отловим службу доставки, думаю, аварию подстроить небольшую и под шумок пару коробок заменить. А дальше будем надеяться, что технари воткнут наших троянских коней в соответствии со схемой коммутации, а настраивать потом будут, и хоть один, но сработает».
        «Слушай, не грузи! Я уже так давно отошла от всего этого. Просто скажи, получится? Да? Нет?»
        «Да. Если особых педантов или зануд на месте не будет».
        «Я тебе скину чуть позже контакты нашего эйчара в местном отделении и текст, напишешь ей, уточним, кто там повышения заслуживает за старание и какой у него график работы. Все. Убежала гостей встречать».
        
        Алиса отключилась, а я еще немного посидел, проверил в очередной раз «червивый» патч. Перевел Руслану денег за наем в игре, плюс аванс на поиск специалистов по коммуникациям города с объяснением, что и когда будет нужно. Поспал четыре часа и ломанулся в Эфир.
        
        ***
        
        «В Эфире! Добро пожаловать на Аврору!»
        
        Персонаж появился все в той же яме в корнях дерева, живой, здоровый. Я слегка приподнялся, высунул макушку и посмотрел по сторонам. Неподалеку терлась парочка совершенно обычных кабанчиков, что-то выискивали в земле метрах в десяти от меня. И вроде никого: ни засады, ни опасности.
        Я вернулся в яму и полез в инвентарь. Слеза лежала на месте в ячейке и, как только я ее достал, позволила собрать одну капельку. У меня был запас воды и склянок, так что я быстро смешал эликсир, залпом выпил большую часть, а остальное разбрызгал на поврежденную руку и растер. Пара секунд, холодок, иней - рука очистилась и приобрела здоровый, только может чуть обгоревший на солнце, красноватый цвет.
        Над головой ряукнул кто-то знакомый. Я опять выбрался из ямы и задрал голову - на самой верхушке поваленных корней сидел Черныш и выкусывал призрачных блох у себя на боку. Заметил меня, посмотрел как-то странно, будто укоризненно, встрепенулся, прыгнул в сторону поселения и растворился в воздухе, оставив после себя легкое марево.
        Спасибо за приглашение, но в поселение я не собирался.
        Надо выдвигаться к Утесу Черепа, где высадилась Орда и обустроила там нечто вроде порта. Плавучий остров, судя по форумам, был именно там и с довольно приличной охраной. Но, как говорится, форумам верь, а сам не плошай. Только сначала надо добрать уровней и заглянуть в священный туземный круг, туда, где ритуал над Слезой можно провести. Пусть меня поддержит всего один дух-защитник, но всяко уже ближе к уровню Уокера подберусь.
        Я достал второй свиток телепорта в Ханаггу и активировал.
        Опять протащило через пространство, пощекотало, ослепило, даже будто пожевало и выплюнуло обратно. Я зажмурился, пережидая радужные круги и читая уже знакомое системное сообщение:
        «В Эфире! Вы активировали свиток телепортации в город Ханагга. Варианты прибытия: стела возрождения за воротами города; постоялый двор «Ханергейт»; стела возрождения на торговой площади.
        Внимание! В данное время наблюдается повышенная нагрузка на сервера. Мы осведомлены о проблеме, и в скором времени будет выпущен патч, повышающий стабильность игрового процесса».
        
        Сначала я подумал, что ничего не произошло, точнее случился какой-то сбой, и заклинание оборвалось в самый последний момент. Такое бывало, но обычно свиток не расходовался, а оставался целым. Этот же уже догорал холодным пеплом. Вокруг ничего не поменялось - вон поселение, вон лес, вон речка, вот кабанчики, а вот и корни, под которыми я прятался. Только из ямы меня достали и метров на пять по направлению к поселению подвинули.
        В принципе у меня еще есть свиток, правда на Аквилон, но с такой местной калибровкой меня вообще не пойми куда выкинет. Я сверился с картой, топать до Утеса Черепа несколько дней, но поселение раскинулось как раз по пути.
        Хотя раскинулось - это я ему польстил. Чуть меньше чем Уасиока, выглядит богато, но в кризисе. И главное одиноко, люди там точно есть, над несколькими крышами вьется дымок, слышны отголоски пусть редких, но ритмичных ударов кузнеца по металлу.
        Но ни перед воротами, ни на вышке люди не мелькают, зато зверье шастает вокруг и чуть ли не на стены лезет. Вокруг поселения топтались мелкоуровневые, как в локациях для новичков, кабанчики, лисы и волки и при этом совсем не пуганные. Один тощий серый волк вразвалочку подошел к воротам по заросшей сорняками дороге, лениво обнюхал и едва лапу не задрал на створку.
        Системная подсказка высветила название: «Патли» - восточное поселение племени Мирикина. Я мысленно прогнал перед глазами образы «Первых людей», вспоминая, кто из них из этого племени. Вроде Третья, она же Родригес, она же боец-поддержки и по сути целитель, так что вряд ли болеют здесь все. Хотя может опять какой-то прикол Эфира - чума у них какая-то хитрая, которая только туземцев-лекарей берет.
        Звери, с виду здоровые, разбегались по мере моего приближения, но делали это неохотно, как будто привыкли уже к человеку и не видят в нем опасности. На волка, разлегшегося перед воротами, вообще пришлось шикнуть, а потом и замахнуться, чтобы дорогу освободил.
        
        - Эй! Ау! Есть кто живой? - я постучал в запертые ворота рукояткой «Хоукмуна», патронов осталось всего три штуки, но кроме меня об этом же никто не знает.
        
        В ответ тишина.
        Я еще раз постучал. Потом ударил ногой, развернулся и стал долбить пяткой. Звуки кузнечных работ прекратились, а я перестал пинать деревяшку и приник ухом к щели в досках, вроде послышались скрипучие, едва различимые, шаги.
        
        - Заперто, - за воротами раздался сиплый голос человека, которому гортань пережали.
        - Ну здравствуй, капитан очевидность, вот ты какой, - я еще раз стукнул рукояткой. - Открывай, свои.
        - Пошел прочь, изгой, - человек за воротами вложил всю злость и презрение этого мира в слова, но голос его подвел, и он закашлялся. Я услышал какой-то скрежет по дереву, а потом звук упавшего на землю тела. Кашель стал сбавлять интенсивность, а потом и вовсе перешел в сопение и всхлипы.
        
        И ведь ягуара даже не позовешь для диалога, все равно его через ворота не увидит никто. Ладно, сейчас посмотрим, кто там такой дерзкий. Я отошел на пару метров в сторону, активировал колючки листолазов и в несколько прыжков оказался на вершине забора. Я быстро перебрался на ту сторону, но увиденное мне не понравилось.
        Улицы в поселении были пусты, если не считать трех пробежавших мимо куриц. На дороге валялся мусор, где-то скрипнула калитка или оконная рама, мимо меня, подгоняемый легким ветерком, пронесся перекати-поле. Прямо в киновестерн попал, и по законам жанра все попрятались в ожидании бури, а старый шериф сейчас выйдет со страшным бандитом, то есть со мной, один на один.
        Старый шериф действительно нашелся, или местный кузнец в его роли, - сидел на земле, подпирая спиной ворота, и шарил рукой в поисках оброненного кузнечного молота, вбивая облачка пыли. Но сначала я его не признал, увидел только черную груду коралловых отростков, и лишь подойдя ближе, смог разглядеть очертания человека.
        Как он дошел-то вообще? Человеческого в нем остались только глаза и несколько пальцев на правой руке, все остальное сплошь покрывала прионовая корка, прорываясь шипами от ног и окукливая его до самого носа так, что шея практически отсутствовала. Как он говорить-то смог?
        Я, конечно, видел прокаженных, но даже Ксоко при нашем первом знакомстве выглядела получше, пусть в коросте, но хоть человек по форме. Останься у меня навык поглощения, и то не факт, что смог бы помочь. Но я пялился на него, не в силах отвести взгляд.
        Кузнец смотрел на меня в ответ со смесью злобы и обиды и пытался что-то прохрипеть, но получались только отдельные сиплые звуки. По щеке, теряясь в черных трещинах, потекла одинокая слезинка.
        Я опомнился и полез в инвентарь за Слезой. Но радость от мысли, что я все же могу ему помочь, с грустью разбилась о таймер отката артефакта. До следующей порции лекарства оставалось тридцать две минуты.
        
        - Дружище, продержись чутка еще, - я поднес к кузнецу Слезу, вдруг в ней и просто есть какое-то лечебное излучение. Глаза мужчины вспыхнули, а щеки задрожали, думаю, он попытался улыбнуться тем, что еще могло двигаться. Но Слеза не дала никакого эффекта.
        - Д-д-д...другим па-памаги, - еле слышно просипел кузнец сквозь прореху в корке и поднял дрожащую руку, - Т-т-там.
        - Эээ! Не вздумай тут помирать, держись давай!
        
        Я проследил взглядом по направлению руки, но она так тряслась, что указывать он мог на любой дом. Но заметил колодец и пошел набирать воду для готовки эликсира.
        Все-таки не додумали или перемудрили, чересчур доверившись нейросетям, сценаристы, слишком многим жизнь поломали с этими захватчиками из-за океана и последующим заклинанием Магнуса. Все понимаю - есть имба прион, есть побочка, равно все это балансу. И ведь жили как-то туземцы годами, передавали по кругу Слезу из племени в племя, успевали очищаться. А потом сценарий развился не в ту ветку.
        Во всем поселении я нашел еще восемь живых туземцев разного возраста, но примерно в одинаково запущенном состоянии, не далеко ушедших от кузнеца. Еще два десятка трупов - точнее горочек-кустиков, из которых (по подсказке системы) в скором времени вырастут кристаллы приона.
        Мерзковатое зрелище этот круговорот приона в природе. Как грибок паразит, растущий из тела донора. Отростки, похожие на еще не оформившиеся кристаллы, росли прямо из мертвых тел, покрывая не только их, но и все в радиусе метра. Я когда-то читал про грибы паразиты, которые из насекомых вырастают, - еще один довод провести ритуал поскорее и организовать себе абсолютный иммунитет к приону.
        Судя по количеству домов, раньше в деревне жило не меньше семи десятков человек, но скорее всего все, кто мог ходить, давно ушли в Алабаму. Вот только, боюсь, Вождь им уже не поможет. Его можно понять, прав-то он во многом. Только не со следствием надо бороться, а с причиной. Не захватчиков прогонять, а баланс восстанавливать и туземцев спасать. И это довод против того, чтобы забирать Слезу себе. Куда лучше растворить ее в каком-нибудь озере с красивым водопадом, и пусть паломниками туда ходят га лечение.
        Новую слезинку разделил на всех, сделал порцию эликсира, и как с чайной ложечки, напоил каждого. Никого не вылечил, но время выиграл. И неожиданно получил ощутимую прибавку в виде опыта и достижение «исцеляющий», которое сократило срок перезарядки Слезы на две минуты. Выгодное дело прокаженных лечить, но судя по реакции туземцев, не благородное.
        Как только неписи хоть дышать нормально смогли, так и голоса прорезались, сразу же обрушив на меня волну обвинений в связях с изгоями и воровстве Слезы. Больше всех сипел кузнец, кляня меня в столь изощренных махинациях, что я больше удивлялся, чем обижался. Отвечать не стал, просто ушел.
        Через час, который я провел, истребляя монстров снаружи, вернулся с новой порцией лекарства. Отпоил двоих детей, опять не вылечил, но хотя бы человеческий облик вернул и способность передвигаться самостоятельно. Снова выслушал поток критики, но общий фон негатива заметно снизился.
        В следующие два раза ворчал только кузнец.
        
        - Вы проклятые воры. Вы одним только своим присутствием на земле оскорбляете богов и духов-защитников!
        
        Я не реагировал. Молча, продолжал лечить и поставил на ноги еще двух женщин. И, наконец, получил хоть какое-то признание - женщина несмело обняла меня и заступилась перед кузнецом.
        
        - Молчи, старый. Он слишком молод, чтобы быть виновным в том, в чем ты его обвиняешь. Постыдился бы.
        - Все они одинаковые, только о себе думают, потому и изгои, - кузнец проводил меня взглядом до выхода и крикнул уже в спину, - давай, уходи! И можешь не возвращаться, нам подачки от воров не нужны.
        
        Вот ведь действительно козел старый. Опыт, конечно, приятный насыпали, но я теряю время. Четвертый час уже тут, а еще двое осталось, да кузнец. А потом что? Долечивать или оставить полуживыми? Что-то во мне горячо доказывало, что не стоит оно того, что неписей лечить, считай себя хоронить. Система потом новых сгенерирует, а я и опоздаю, и без запаса эликсиров останусь. Как все тут любят - ничего личного, только бизнес. Но какая-то другая часть меня, поменьше и послабее, как раз топила за личное. Особенно глядя на детей и женщин, которым получше стало всего ничего, а они все равно включились в игровую жизнь. Пусть и по сценарию, ну уж очень радовали детский смех в полумертвом поселении и женское доброе ворчание в попытках навести порядок на запущенных улицах.
        При этом, глядя на это простое человеческое поведение, личное приводило вполне разумные доводы, что можно вернуть репутацию среди туземцев и рассчитывать на большее количество духов-защитников во время ритуала. Отношения с Мирикини уже изменились, репутация подросла и в скором времени должна была перепрыгнуть планку «ненависть», а там уже до «неприязни» рукой подать.
        Я сделал еще одну порцию эликсира и ждал, когда смогу сделать последнюю для кузнеца, а чтобы скоротать время, бродил по деревне. По ходу вспоминал юные годы в Уасиока и пытался хоть чем-то себя занять, чиня сломанные ставни, разгребая скопившийся мусор или играя с детьми.
        Добрел до статуи местного духа-защитника. О, знакомые лица - передо мной на одной ноге стояла цапля, которой мы с Чернышом как-то перебили шею. Наверное, по местным меркам это было кощунство, но я погладил резную птицу по голове и стряхнул пыль с шеи и спины.
        
        - Прости меня, старший брат, или хотя бы не держи зла, - попытку подлизаться цапля проигнорировала, зато ко мне подбежали дети с криками, будто что-то случилось.
        - Данте, Данте, скорее! Там, там боги гневаются! Там злых людей сама Мать Земля выплевывает из пустоты, - ничего не понял, но пацан с девчонкой наперебой галдели и тянули меня в сторону ворот.
        
        Я побежал к выходу из поселения и взобрался на вышку. Щас посмотрим, что там за злые люди, где там мой халявный опыт выплевывают. Как только я выскочил на смотровую площадку, так сразу же рухнул на пол. Вспомнил и упомянул богов, правда совсем непочтительно и матерно. Аккуратно высунул голову, опять матернулся и спрятался за стенкой вышки. Активировал короткий клинок, проковырял дырку на стыке плотно подогнанных досок и приник к ней, фокусируя взгляд.
        Поляна, куда меня выкинул телепорт, была как на ладони. И можно было бы разглядеть даже корни поваленного дерева, если бы все пространство вокруг не было заполнено людьми в черных доспехах. Прямо возле дерева мерцал крупный (метра три в диаметре) походный портал, который поддерживала группа магов. Из радужной пленки по двое выходили воины. Проявлялись, вздрагивали, прикрывали золотые маски руками от слепящего солнца, немного теряли ориентацию, но потом или узнавали своих командиров, или слушались окриков магов и рассредоточивались вокруг.
        Черные доспехи в золотых масках, маги в коротких туниках - Декато и Иллюминаты - к нам пожаловали боевые кланы Тринайти прямиком с Веспера. Только почему сюда, а не сразу в Динасдан? Тут что место багами намазано?
        Я насчитал чуть больше сотни бойцов, уже сформировавших некое подобие боевых порядков в группах по двадцать человек, а они все продолжали выходить из портала. Похоже, новички в клане, уже в золотых масках, но мало кто ушел выше сто пятидесятого уровня.
        Не считая магов поддержки, на поляне было два класса персонажей. Чуть больше половины представлял класс «Войны ордена», урезанный в плане благословений аналог паладинов, но с бонусами к двуручному оружию. Верхний край портала каждый раз натягивался и вибрировал, когда воины задевали его рукоятками огромных мечей и топоров.
        Вторые - «Адепты пути» или, как их презрительно и завистливо называли на Веспере, «непутевые». Сложный и довольно редкий класс, без поддержки клана, очень долгое развитие, затратное. Зато потом способны создавать энергетические нити и лупить ими на манер кнутов с бешеным уроном и дебафами.
        Отдельно стояла группа командиров, они спорили и то смотрели вокруг, то таращились друг на друга, хотя каждый скорее всего видел в этот момент только собственную виртуальную карту. Несколько раз уже смотрели на поселение, один указал пальцем, но другой махнул рукой.
        Что-то я засиделся у радушных гостей Мирикинов, надо бы и честь знать. Местные настолько бедолаги, что путь воина не должен позволить Декато на них напасть. А вот мне лучше валить по-тихому.
        Я уже начал готовить навык телепорта, чтобы не засветиться на лестнице, как увидел одну из только что вылеченных женщин, неспешно шедшую с реки. В руках женщина несла большую корзину с постиранными тряпками. Та самая, которая меня обняла, а я даже имени ее не запомнил. Слишком сложное даже по местным меркам, так что мысленно прозвал ее Ариэль, в честь русалки из мультика. Прионовый эликсир почти вернул ей нормальный облик, но из-за половины дозы, только у верхней части туловища, а снизу черные наросты сильно напоминали рыбий хвост.
        Ни портал, ни воинов она не видела, прижалась к корзине и смотрела на землю, аккуратно передвигая еще больные ноги. Зато бойцы Тринайти ее заметили, и то ли занервничали из-за ее вида, то ли молодость победила путь воина, но один из адептов бросился к ней наперерез и на ходу скастовал свою страшную нить. Светящийся луч, похожий на меч джедая только скрученный, как кнут, распрямился и, сорвавшись с руки адепта, полетел в сторону женщины.
        Я стиснул кулаки и зажмурился, почувствовал кровь, капающую с рук, оказалось, что непроизвольно активировал колючки листолазов. Когда открыл глаза, Ариель уже не было, только край тела торчал из-за упавшей корзины, а в сторону ворот двигался один из отрядов.
        Глава 14
        В принципе я еще мог уйти. Отряд, который двинулся в сторону деревни, притормозил и ждал, пока адепт сбегает к командирам отчитаться и получить инструкции.
        Портал между тем закрылся, все прибывшие выстроились в походный порядок и стартанули в сторону Динасдана. Все, кроме одного отряда в два десятка человек, внимательно изучавших ворота поселения и ждущих команды на начало штурма. Или бойни, учитывая, как они среагировали на прокаженную.
        Я переместился к воротам, где возле приоткрытой щелки толкались пацан с девчонкой за право посмотреть. Шуганул детей, прикрыл ворота и водрузил тяжелый засов на место.
        
        - Данте, дядя изгой, кто эти люди? - спросила девочка, дернув меня за штанину.
        - Это злые помощники очень злобного бога из другого мира, - я подбирал слова, которые мог бы понять ребенок, а то слишком уж восторженные взгляды у детей, прям как те непуганые звери, что еще недавно гуляли вокруг деревни. - Пойдемте-ка отсюда потихонечку, пока нас не заметили.
        
        Я схватил в охапку обоих детей, почти невесомых, только остатки прионовой корки больно кололи голые руки, и побежал к дому старосты - местному временному лазарету. Пока поил кузнеца эликсиром, обрисовал всем остальным ситуацию. Бойцов среди вылеченных не нашлось, ставку можно было сделать только на ворчливого деда, поэтому отдал ему полную порцию.
        
        - В деревне же есть второй выход? Соберитесь все и уходите.
        - Без изгоев разберемся, - здоровье кузнеца улучшалось прямо на глазах, вот только на характер Слеза не действовала. - Воины племени Мирикина никогда не бегали от опасности, а встречали ее лицом к лицу. Уходи сам, если боишься.
        - Где ты тут видишь воинов, старый пень? - я уже закипал, мало того, что пять часов угробил на лечение, так из-за этого старого пердуна сейчас все вообще насмарку пойдет. Правильно говорили в детстве: люби себя, чихай на всех, и в жизни ждет тебя успех, а не образы рассеченных мирных туземцев перед глазами, которым не смог помочь. - Уводи женщин и детей, кузнец. Я задержу их, мне поможет дух-защитник.
        Для усиления эффекта убеждения призвал голову ягуара. Сработало, хоть и не так, как я рассчитывал. Думал, покажу, что не один и смогу справиться, но похоже просто напугал их до чертиков. Кузнец заткнулся и стал выводить из дома остальных.
        Разделились мы на главной площади, болезные похромали куда-то вглубь, а я стал собирать команду. Легкой трусцой побежал к воротам, на ходу успокаиваясь, Черныш бесновался у меня в голове, разъяренный на захватчиков. И на то, что Ариэль убили, и что вообще на Аврору приперлись. В ДНК-скрипте у них что ли ненависть к пришлым прописана?
        Все! В Патли теперь новый шериф! Так и рисовались образы из фильмов-вестернов. Рука на рукояти револьвера, я иду по центральной улице опустевшего селения, звенящая тишина, только скрипнула калитка на входе в трактир. И из каждого переулка выходят добровольцы - помощники шерифа, и продолжают путь вместе с ним.
        Ксоко с драйком, как бы невзначай, вышли из здания филиала гильдии монстроловов и пошли за мной. Ку-Кулек проявился спереди, пытался выломать жердь из чьего-то забора, но, когда я поравнялся с ним, выплюнул обугленную палку и потрусил за нами. И над всем этим возвышался призрачный дух Черныша, как знамя вспыхивающий над нашими головами. Мы встали в боевой порядок метрах в двадцати от ворот, наблюдая, как они дергаются под ударами с той стороны.
        Я сохранил пару скриншотов нашей великолепной то ли четверки, то ли пятерки, не знаю, как Черныша посчитать. Красиво стояли, мощно, опасно, но несомненно глупо.
        Я прогнал это геройское наваждение, а вместе с ним и напарников, приказав рассредоточиться и занять позиции. Тут надо по одному запускать, чтобы враги, как ручеек, втекали в деревню. Ворота бы закрывались за их спинами и, когда следующая партия проникнет в город, первые уже растворятся в мертвых облачках.
        Промелькнула мысль, а не много ли я на себя беру, там все-таки два десятка тренированных слаженных бойцов, а не неписи скриптованные, которых так легко по одному агрить и от стаи оттягивать. Но в следующий момент от очередного сильного удара ворота разлетелись в щепки, и в деревню ворвалось сразу пять игроков.
        Я метнул прионовый клинок в первого, добавил точный в голову из «Хоукмуна» второму, краем глаза проследил за росчерком стрелы, которую Ксоко отправила с крыши углового дома, и ушел телепортом за ближайший дом. Добро пожаловать в Патли, придурки!
        Прилетел опыт за убийство одного игрока. Скорее всего того, который получил и клинок, и стрелу от Ксоко. Я тоже забрался на крышу, подполз к краю и аккуратно высунулся посмотреть, что происходит. Точняк, одно зеленое облачко. Второго с окровавленной головой оттаскивали за ворота, и щуплый адепт уже колдовал над ним что-то лечебное.
        Воины Декато, это, конечно, не организованная обученная армия, но если кто из кланов и подобрался близко к такой оценке, то это они. Ни суеты, ни мата - чуть пригнулись, разобрали сектора, прикрылись обломками ворот и потекли в два ручейка за мной и Ксоко. Пока считал, сколько их, похоже высунулся слишком сильно и чуть не пропустил энергетическую нить, ударившую в крышу в десятке сантиметров от моей головы. Дернулся, скатился вниз и в два прыжка телепорта оказался на первом этаже дома. Проявился прямо за спиной бойца Декато, уже поднимавшегося по лестнице.
        Он среагировал моментально. Развернулся, замахиваясь двуручной секирой, но зацепился в узком проходе, застряв в пол-оборота. И все равно пытался ткнуть в меня острым древком. Я увернулся, поднырнул с неудобной для него стороны и, подпрыгнув на три ступеньки, ударил сдвоенным клинком в подбородок под край маски. Крит!
        Воин только начал превращаться в облачко, как в меня тоже прилетел критический урон. Два адепта заскочили в дом и одновременно атаковали меня энергонитями: первая стукнула в затылок, но вместо того чтобы отрезать мне голову, обвилась, как удавка, вокруг шеи и начала душить. А вот вторая ужалила в ногу, срезала кусок мяса чуть ниже колена, но хоть сразу же прижгла рану. Перед глазами замелькали сообщения с повреждениями и наложенными эффектами, я захрипел, пытаясь активировать телепорт, но так это не работало.
        
        «Зажмурься» - в голове пронесся шепот драйка, и в следующий момент в окно влетел электрический шар и, в лучших традициях сверхновой звезды, познавшей себя свето-шумовой гранатой, разлетелся на атомы вместе с головами адептов. С выпученными от удушья глазами зажмуриться не получилось и я, попав под дружеский огонь, ослеп и оглох одновременно, рухнул по лестнице, но пополз не понимая куда, лишь бы подальше от боли, заполонившей все вокруг.
        Сквозь яркие круги перед глазами промелькнуло еще несколько вспышек, где-то вдалеке, с эффектом ватного эха, послышался лай Ку-Кулька и чьи-то крики. Когда я, наконец, проморгался и, дрожащими руками проливая эликсир жизни, смог оглядеться, понял, что план партизанской войны закончился, не успев начаться.
        У дома осталось всего две стены, часть второго этажа завалилась в соседнюю комнату, пол вокруг меня вздыбился, а сам я лежал под чудом уцелевшим столом, ножки которого почему-то тлели, пахло жаренным мясом и какой-то медицинской химией. Ку-Кулек стоял в полуразрушенном проеме, рычал и кидался на трех бойцов, наседавших на него с длинными мечами. Ксоко, пошатываясь, стояла рядом со мной, кровь стекала из раны на голове, одна нога неестественно подвернута, но держит в руках лук и целит в сторону обрушенной стены, где периодически в просвете мелькают золотые маски. Драйк справа, но не летает в виде шара, а распластанный валяется на полу, полоска здоровья на минимуме, но из тела все еще выбиваются электровсполохи, защищая пол у выбитого окна.
        Еще пара минут, и нас тут всех положат. Я не видел всех оставшихся противников, но как минимум десять тел мелькало то в проемах, то на границе видимости в окне. Запоздало пришла мысль, что, померев, могу потерять Слезу.
        А на это я пойти не могу, так что видят боги, я не хотел того, что сейчас сделаю. То есть хотел, но не прямо сейчас. Покосился на уровень запаса приона, вырубили меня рано, так что там еще больше половины, зарычал, сжав зубы, и активировал навык «превращение в черного ягуара».
        По ощущениям напомнило переход в телепорте - только разобрать разобрали, а собрали неправильно. Хорошо хоть на полу был, когда превращение закончилось. Меня шатнуло в сторону. С непривычки я не смог удержаться на кошачьих лапах и сначала показалось, что опять попал в кино на стадии обучения. Все чувства обострились, в нос ударил резкий запах тлеющего дерева, крови, пота и, что-то новенькое, страха. Следом за запахами ворвались звуки - скулеж Ку-Кулька, ворчливый мат кузнеца, который давным-давно должен был свалить и увести остатки племени, и азартные крики бойцов Декато.
        Я зарычал еще раз, только уже по-настоящему. И в этот момент в комнату, переступив через раненого Ку-Кулька, ворвался воин ордена и метнул в меня копье. Не пробил. Шерсть в месте попадания наконечника на мгновение превратилась в стальные иглы, система оповестила о потраченной пассивке, а я бросился на удивленного игрока.
        Сбил его лапой, а Ку-Кулек, хоть и не мог подняться, сработал идеальной подножкой, а потом вгрызся в бок упавшего человека. Выскочил на улицы и бросился на спины тех, кому Ксоко мешала ворваться в дом. Неожиданностью для них не стал, но мне было плевать, Черныш, будто накаченный стимуляторами, словил кураж. Будь в этой игре понятие синергия, уверен, сейчас бы она работала на сто процентов. В детстве слышал фразу: полетят клочки по закоулочкам, но вот ощутил ее смысл только сейчас. Прошло пять минут, а Черныш уже напился вражеской крови, чуть не сломал клык о золотую маску и уменьшил поголовье бойцов Декато на четыре тушки, а сам получил всего пару легких ранений.
        В драке проблем не было, дух-защитник на голову превосходил воинов ордена, проблемы начались, когда декатовцы стали боя избегать. Все-таки сказывался опыт профессиональных игроков, быстро сообразивших, что время работает против меня. Адепты рассредоточились вокруг и нападали по очереди, и как только я бросался на одного, тот отступал, а остальные не только били в спину, но и цепляли задние лапы своими нитями и оттягивали меня назад. Урон от нитей проходил пониженный, порезать ягуара по частям они не могли, но все же проходил, вызывая боль, зуд и жжение.
        Черныш взвыл от ярости, бессилия и четкого осознания, что такое загнанный зверь. Таймер превращения тикал, оставалось меньше пяти минут до окончания трансформации, а кольцо адептов сжималось. Жгучие удары энергонитями наносили все больший урон, несколько ребер хрустело, отдаваясь болью при каждом движении. Ксоко попыталась выскочить из здания и сломать круг адептов, но ее быстро загнали обратно, я только заметил отблески магических навыков заморозки и замедления.
        Я попытался сделать последний рывок и прорваться сквозь окружение, бросился на ближайшего адепта, перезаряжавшего свой навык. Увернулся от нескольких нитей, полетевших в спину, свалил его, полоснув когтями открывшуюся шею, и уже прыгал дальше, как сразу несколько нитей закрутились вокруг туловища, сжимаясь и сдавливая треснувшие ребра.
        
        «В Эфире! Получен критический урон. На вас наложен дебафф - перелом, скорость движения снижена на 30%, эффективность действия восстанавливающих зелий снижена на 25% до момента фиксации сломанных костей».
        «В Эфире! Уровень содержания приона в крови достиг минимального значения. Вы истощены, в случае продолжения использования приона без подпитки внутреннего ресурса, будет активирован пассивный навык «Бешенство»».
        
        Говорят, что большинство битв проигрывается из-за неправильной оценки противника. Где-то недооценили, что-то не учли, как я, когда бросился в виде Черныша на толпу матерых профи. Но сейчас появился шанс поменяться местами: адепты, видя, что кошка хоть и большая, но все равно остается кошкой, которую они смогли просчитать и обыграть, расслабились. Осмелели и подошли ближе, пороть Черныша стали прицельней, замеряя проходящий урон и фиксируя слабые места. Я же закопался мордой в тело последнего убитого, пытаясь спрятать кошачьи глаза, вздрагивал от каждого удара, просчитывая в уме, что покинет меня раньше - здоровье или прион, и ждал активации бешенства.
        Хотел приберечь его для Уокера, но тут уже не до жиру. Было страшно за спутников, пета и подлеченных местных, и немного обидно, что местный дух-защитник не приходит на помощь. Но видать он сильнее обиделся.
        
        «В Эфире! Получен критический урон…» - добрались-таки до слабой точки, нить ударила где-то за ухом, а меня будто головой в гонг впечатали.
        «В Эфире! Получен урон...получен урон...пять...получен урон...четыре…»
        Давайте ближе, плотнее, теснее. Я слышу ваше тяжелое дыхание. Устали? Конечно, ведь так сложно избивать котенка. Ачивку хочется? Первым, думаешь, пантеру-оборотня завалить? В клане, говоришь, все охренеют от зависти к такому трофею? Три...два...
        «В Эфире! Активирован режим бешенства. Учитывая критический уровень здоровья персонажа, жизнеспособность организма может быть поддержана не более 120 секунд. Контроль над разумом будет на это время частично утерян».
        Контроль над разумом я потерял еще до начала активации бешенства. Где-то после последнего критического урона, когда адепты расслабились совсем, перестали бояться, стали шутить и делить шкуру по сути неубитого ягуара. А вот контроль над телом у меня остался. Как только тело преобразовалось, выскользнув из удавок, я прыгнул на ближайшего адепта. Развернул его к остальным и пробил под лопатку, вырвав его игровое сердце.
        Бросил кровавый комок в лицо следующему, а сам метнулся вправо, ближе к земле, и проскочил между ног у здорового воина, подрубив ему сухожилия под коленями. При всей своей кошачьей структуре ягуару не хватало гибкости в конечностях, ну не гнуться они в те стороны, откуда так удобно наносить удары. Сбоку, снизу, за спину, просто пробить прямо, сжать в кулак внутренние органы и вырвать обратно. Там, где кошачья лапа оставит лишь царапину, даже может выбьет глаз, сломает нос и оглушит, полноценная кисть с острыми прионовыми когтями может творить чудеса.
        Но так как разум меня покинул, я уже не мог с уверенностью сказать, вырвал ли я мозг адепту через проломленную лицевую кость или мне это привиделось, но так, как орал он, еще никто не орал за весь мой игровой опыт. Сложнее всего было не увлекаться, пассивка меняла не только тело, но и что-то в голове, снимала барьеры, повышала уровень жестокости и давила на гормоны, отвечающие за ярость, а может, и все сразу. В моменты прояснения рассудка понимал, что больше десяти секунд на тушку я не мог себе позволить. Выдохнусь - отключусь, а проснусь уже голый да насаженный на цаплю, вдобавок еще и без Слезы.
        Метался между ними, толкая, разворачивая, всячески подставляя под дружеский огонь. Половину разодрал, круша и ломая кости, часть только покалечил, а самых шустрых гнал в сторону дома, где все началось. Стена вокруг окна обвалилась, но драйк все еще лежал там, распространяя вокруг себя поле с высоким напряжением.
        Сто двадцатая секунда настигла меня на пороге дома. В голове щелкнул тумблер, выключая нервные окончания, и я мешком повалился на теплый бок Ку-Кулька. Еще живого, но очень слабого. Ног я не чувствовал, а руки, наоборот, налились свинцом, и пока я на каких-то морально волевых пытался дотянуться до ячейки быстрого доступа и вытащить эликсир здоровья, мне казалось, что это самое тяжелое, что я делал в жизни.
        Еще два адепта оставались на ногах, потасканные, порванные, со здоровьем в желтой зоне, и злые, как черти.
        Но зелье я применить успел, только не на себя, а на Ку-Кулька. И в отличии от меня, пету этой дозы хватило, чтобы подняться. Я прошептал «фас» и, глядя вслед убегающим адептам, отключился.
        Эффект отключки для неоцифрованного человека свелся к черной заглушке с полоской загрузки внизу поля зрения и открывшейся главной страницей новостного портала “Вечерний Эфир”.
        “Алоха, многоуважаемые зрители! Если кто-то планировал провести уикенд на удивительных пляжах Авроры, то скорее всего он не читает эти новости. И не будет читать завтрашние, а может… Впрочем, не будем о грустном! В пресс-службе DRUGA сообщают, что проблема с порталами, наконец-то, решена. Некоторым счастливчикам, получившим билет в жерло вулкана или пещеру людоедов, а я скажу вам по секрету, что такие были, обещают в компенсацию дни премиум аккаунта и внутриигровое имущество. Обещают рандомное, вплоть до легендарного. Но я бы с их везением на подобное не рассчитывал, ха-ха!
        А теперь серьезно! Из-за сбоев в работе порталов как минимум треть подкрепления Хранителей с Веспера не смогла прибыть вовремя к Динасдану. И запланированная осада осаждающих потерпела крах. Две армии, изнутри и снаружи, одновременно ударили по Орде и сняли блокаду. Но удержать кольцо не смогли.
        Орда, во главе с Уокером, который после релиза стал чаще появляться на публике, нашла слабое место в рядах малочисленных бойцов клана Декато и, хоть с большими потерями, но отступила в сторону Утеса Черепа. Бои продолжаются, превосходящие силы Хранителей гонят Орду к кораблям и похоже не остановятся, пока не отправят туристов-варваров прочь с острова.
        Не переключайтесь, мы продолжим после небольшого перерыва…”
        Глава 15
        Весь следующий день толком даже в игру не смог зайти. Заскочил на часик, чтобы убедиться, что все в порядке, а все остальное время искал способы вырваться из дома на встречу с Русланом. И если в Эфире все хорошо - очнулся после боя, по-быстрому облутал декатовцев, убедился, что туземцы выжили, и не дожидаясь возможной ответки, растворился в джунглях. То проблемы в реале начались с самого утра.
        Покинуть территорию дома мне не дали. Мягко, но настойчиво, руководствуясь инструкцией по безопасности, завернули все мои попытки выбраться в город. Какой бы повод я не выдумывал, будь то шопинг или поход на всевозможные ультрасовременные процедуры, необходимые женщинам для поддержания красоты и молодости, на все получал вежливый отказ. Охранники мялись, но только и твердили: опасно, герр Найтгард рекомендовал, потерпите до встречи акционеров.
        Я уже сам поверил, что поход к стилисту мне нужен именно перед встречей с акционерами, причем, как я понял, это вписывалось не только в линию поведения Алисы, а в принципе любой женщины. Я мог пойти на конфликт, оставаясь все в тех же рамках поведения Алисы, но понял, что тогда со мной отправится половина бойцов, так что шансов уединиться с Русланом все равно не будет. А он меня ждал. «Троянские» сервера закупили, и все было готово для тестов.
        Просто переслать червя по сети был не вариант, безопасность усилили со всех сторон, и, уверен, пересылка такого большого файла не останется незамеченной. Плюс я не сбрасывал со счетов и шанс прослушки. Так что сам код я писал, отключаясь от общей сети, а важные разговоры вел только через игровые мессенджеры.
        В итоге решил вызвать Руслана к себе. Пока бродил по дому, вспомнил свое первое посещение, потом проверял капсулу на момент усилителей, и все как-то само собой сложилось. Ника подсказала, кого еще надо позвать, чтобы, во-первых, не вызывать предельного внимания к одинокому курьеру, а во-вторых, не триггерить охрану, учитывая, как долго я им доказывал необходимость выхода. В итоге за день к нам приехали: стилист, маникюрша, биокосметолог и подставной курьер доставки.
        Про первых даже вспоминать не хочу. Лучше уж еще раз пережить извержение вулкана в Охирре, чем заново эти круги ада проходить. Бесконечная череда каких-то непонятных моему разуму процедур, спасали только заходы со смартфона в игру, по будильнику, ровно через каждый час, чтобы собрать слезинки.
        От Руслана приехал щуплый паренек по прозвищу Ботан, единственный из банды, кто хоть как-то напоминал курьера да еще и разбирался в технике на высоком уровне. Если я что-то не учел, был шанс, что он подправит. Была мысль устроить его на работу в DRUGA, но даже с ресурсом Алисы так быстро все бюрократические круги адского рекрутинга пройти не получилось. Хотя команду техников мы проредили, тот самый ответственный зануда, который мог нам помешать, второй день как был на больничном. И как я понял, обошлось без физического насилия. Ну почти. Наняли парочку стриптизерш, которые совершенно случайно познакомились с ответственным работником и уже вторые сутки зависали у него на квартире. Сам он взял больничный, уйдя в кураж, или помогли, подсыпав что-то, Руслан уже умолчал.
        Поговорить с Ботаном мне не дали, как только парень на порог зашел, его сразу же обыскали и буквально прилипли два охранника, причем не местные, а из ребят Итона.
        Флешку с червем и инструкцией я спрятал в глубине питательного блока и с разговорами лез именно к охранникам, чтобы отвлечь внимание от Ботана, пока он ковырялся с обновлением наполнителей. Я убрал из капсулы стандартные протеиновые смеси, пользуясь моментом, заказал туда только энергетики. Не такие экстремальные, как добавляла Ника, только законные, но все равно дававшие пару дополнительных часов в игре.
        Ботан все сделал, отчитался кодовыми фразами. Нашел, проверю, если все окей, то ночью же топим офис.
        В этом вопросе я тоже положился на Руслана. С меня общая задача и деньги, деньги, много денег. Запас, полученный от Эйпа, конечно, таял на глазах. Но здраво рассудив, что в случае неудачи, тратить будет уже некуда, даже не торговался. Руслан не только нашел толковых и главное сговорчивых людей в городских службах, но и подкупил курьеров, которые могли бы везти оборудование. А еще мы скупили сервера у всех основных дилеров в городе, чтобы исключить любые случайности. Сегодня Ботан все установит, а в следующую ночь где-то лопнет нужная для плана труба и у айтишников DRUGA начнется бессонная ночь. Я же в этот момент буду на встрече акционеров.
        В Эфир погрузился только поздно вечером и первые два часа выслушивал инструктаж от Алисы. С кем шутить, как шутить, кого демонстративно игнорировать, сколько пить, что пить, как смотреть, куда смотреть, когда говорить, а когда лучше промолчать. Обсудили, за что голосовать на совете. Повестку встречи знали только в общих чертах, так что прикидывали варианты: от спасения Эйпа с Аквилона и найма подставных акционеров для прессы до дележа бесхозных теперь акций и увеличения полномочий ближнего круга. Танака все жизнь прожил в одиночестве, ни у одного из его воплощений не было ни жен, ни детей и, соответственно, завещания он не оставил. А вот у Кристины родственники были, причем из старой, самой первой жизни, которым последние годы она помогала анонимно. Алиса всерьез полагала, что на голосовании может встать вопрос об их устранении.
        
        - За кого голосовать, сам решай, - Алиса говорила на все темы настолько будничным, незаинтересованным голосом, будто мы не приговор на казнь обсуждаем, а список покупок в магазине. Может, только при упоминании Эйпа голос чуть дрогнул, хотя могло и показаться.
        - Голосование анонимное?
        - Раньше было таким, сейчас не знаю. Найтгард может сказать, что времена изменились. Но ты не парься насчет выбора, даже если ты будешь против, большинство проголосует так, как лучше для их благосостояния.
        - То есть семью Кристины приговорят? Вот так вот просто? Незнакомых, ни в чем не виноватых людей?
        - Даня, ты такой милый. Если Найтгард вынесет этот вопрос на голосование, то их уже приговорили. Ты вроде уже давно с нами, а все еще ничего не понял?
        
        Я промолчал. Все я понял. Голос мой не зачтется, и невиновных на встрече не будет. Может, это шанс? Без всяких схем, расчетов, операций - просто осколочная граната в ограниченном пространстве. А лучше две. Смогу ли взорвать себя - это уже вопрос другой, и будет зависеть от тех вопросов, которые озвучат на встрече. Захотят избавиться от семьи Кристины, вместо бюллетеня предоставлю кольцо от гранаты. Представил себе эту картину и лицо Найтграрда и улыбнулся.
        
        - Главный вопрос встречи не в Уокере и наследниках Кристины, а в том, сколько новой власти получит Найтгард, - Алиса нахмурилась на мою улыбку, но продолжила. - Все, что сделает оставшихся в живых акционеров богаче, примут единогласно, твой единственный голос против только подозрения вызовет. А вот спасение Эйпа или вручение акций Итону или Райперу, тут уже проявится оппозиция. В такие моменты можешь и психануть, я бы так сделала.
        - О, да! С этим не переживай, психану так, что мало не покажется.
        - Соберись, - Алиса, похоже, приняла мою иронию за признак волнения и попыталась меня подбодрить. - Все хорошо пройдет! А после собрания мы ударим на Авроре. Кланы, наконец, собрались - пойдем давить Орду, так что Уокеру не до корабля будет, ты главное успей.
        
        ***
        От общения с Алисой я устал. И физически и морально уходили силы на поддержание этого вынужденного мира и четкого понимания, что ни доверять, ни расслабляться нельзя. А потом ведь обратно во враги.
        Чтобы хоть как-то переключиться, стал придумывать мелкие пакости, которые мог оставить Алисе на прощание. От колючек в постели до татуировки на память, может, успею еще заказать доставку машинки и чернил на дом, чтобы перед последним погружением в капсулу в ее теле, накарябать что-нибудь матерное на лбу.
        В итоге развеселился и успокоился, хотя нервозность от неизвестности предстоящей встречи и отвращение к акционерам осели мутным осадком где-то на уровне подсознания. Волнуюсь все же, как перед важным экзаменом с поправкой, что незачет будет смертельным.
        Эфир расслабиться не помог. Стандартное медитативное избиение мобов, опыт и вкусняшки, собранные с трупов врагов, быстро сменились очередным поселением туземцев. А потом еще одним и еще, и чем ближе к Ханагге, тем ужасней все происходило. Болезнь, запустение, грустные потерянные лица со смесью надежды на Слезу и презрения к изгою.
        Можно было подумать, что плохо все только у Миракини, но через несколько часов пути начались земли племени Коати, на которых первые два поселения просто оказались пустыми, лишь черные сорняки будущих кристаллов расползались по некогда простым, но уютным хижинам. Я пытался помочь, отдавал, а если не пускали на территорию, оставлял на земле склянки с лекарством. Но, конечно, этого было мало.
        Искалеченных, покрытых прионовыми отходами лиц было намного больше, и я понимал, что такими темпами, даже разбавляя эликсиры, помочь всем я не смогу.
        Настроение испортилось окончательно, и я вышел из игры.
        В реале закинулся обезболивающим, запил все водкой и завалился спать, несмотря на то, что уже рассвело.
        Проспал часов двенадцать, спокойно, без сновидений. Засыпал при свете, проснулся уже в темноте в слегка мутном потерянном состоянии, но отдохнувший. Встал, только когда со словами «пора» пришла Ника и предложила помощь в сборах.
        Встреча акционеров все же не бал, дресс-код не объявляли, так что я повторил наряд, в котором летал во Францию. Только толстовку-кенгурятник поддел, чтобы при необходимости чеку вырвать прямо в кармане на животе, но без подозрений. В остальном пока не стеснялся, «ругер» в правый карман куртки, гранату в левый, во внутренний карман тактическую ручку. Будут обыскивать, скажу, что для защиты от Уокера.
        В десять часов подали лимузин и две машины сопровождения. Встреча планировалась на нейтральной территории, в одном из закрытых залов клуба «Cyber Pacha», куда меня когда-то приглашали еще рекрутом. Зачем-то в голову полезли мысли о круговороте всего в природе, типа где все началось, там и закончится. Оборачиваюсь на дом, на парк, на местных охранников, ведущих собак на поводке. Те косятся, высунув языки, дышат тяжело, но не лают, что уже прогресс. Обнимаюсь с Никой, которая вышла проводить до машины и передала мне небольшую плоскую фляжку.
        Все вокруг какое-то вязкое, то ли эффект от вечернего пробуждения не отпустил, то ли предчувствие туманит реальность. Кажется, будто прощаюсь: с домом, с Никой, с этим странным фрагментом моей жизни.
        Бррр, оказывается на улице уже прохладно. Взбадриваюсь, разогреваюсь, тру ладони, дую на них, будто там зажаты игральные кости и сейчас будет бросок, от которого зависит моя жизнь!
        
        - Мальчики, поехали! Нас ждут великие дела, - хлопаю по плечу незнакомого мне охранника и сажусь в машину.
        
        Гоню от себя все негативные мысли, пытаюсь подстроиться под скорость машины. Это не страх, скорее грусть. Огни ночного города проносятся за окном, блеклые сквозь тонированное стекло, они отражаются в лужах. Оказывается, был дождь, так вроде и в реальности живешь, а все равно жизнь мимо проносится. Пью из фляжки, прошу сделать музыку погромче, открываю окно, впустив в салон холодный воздух, и закидываю голову, моргаю в такт мерцания стрелки светофора. Пофиг, что подумают охранники, пофиг на предчувствия - я хочу насладиться моментом, почувствовать, что я живой, всеми доступными средствами. Громко, мерзнут уши, слезятся глаза, алкоголь греет изнутри, в машине пахнет кожей и пластиком, я кричу в окно! Просто, без слов, без всякого смысла! Если это прощание, то я хочу, чтобы оно было таким.
        Подъезжаем в клубный район, сбавляем скорость и сворачиваем в проулок, ведущий к центральному входу. Машин и людей мало, все же день рабочий. Вижу бойцов Итона, расставленных по периметру, которые очень плохо косят под случайных прохожих, знакомый фургон на парковке, колеса просели, там явно отряд в полной боевой выкладке. Есть гражданские, но мало. Стайка девушек, ищущих приключений, которые даже в будний день надеются проникнуть на чью-нибудь вечеринку. Несколько работников клуба курят возле запасного входа, а у соседнего ресторана дежурит на низком старте группа курьеров с электромопедами, друг на друга не реагируют, каждый уперся в собственный смартфон. На углу, почти на проходе к клубу стоят вербовщики Академии Таламус, спецформа, капюшоны на головах, если бы не листовки в руках, то были бы похожи на древних монахов. Один как раз возвращается от стайки девушек, видать, так и не смог обработать.
        Я напрягаюсь, проскакивает легкая паника из прошлой жизни, я же в розыске, они же узнают. Будто я все тот же молодой Данила, только неделю назад сбежавший из интерната. Меня мягко подталкивает в спину охранник, и это приводит меня в чувство, злюсь на себя за глупость.
        
        - Аннелиса, пойдемте, - охранник не груб, но звучит сухо и обращение фрау забыл добавить, нервничает. - Не стоит долго находиться на открытом пространстве.
        - Все уже здесь?
        
        Я не стал дожидаться ответа и пошел вперед мимо сектантов Таламуса.
        
        - Отриньте соблазны виртуальной реальности. Жизнь в реале прекрасна, хоть и таит много опасностей, коварных врагов и подлых предателей. Цените каждую секунду жизни…
        
        Я споткнулся. Первая мысль - что-то новенькое в постулаты и пропагандистские речи добавили академики, не слышал раньше подобного. Вторая мысль - удивление, шок, радость, целая палитра чувств взорвалась в голове, а все от того, что я узнал голос говорящего.
        Это был мой голос, тот самый родной и близкий, который со стороны всегда кажется иным - голос Данилы.
        Я посмотрел на говорившего, капюшон натянут довольно низко, лицо не разглядеть, но телосложение вроде мое, на руке, протягивающей листовку, задрался рукав и виден край татуировки. Уокер здесь. Что это: смелость, глупость. Или это засада? Но какая-то слабая, на мой взгляд. Одно слово охране, кто стоит перед нами, и ему капец, наперегонки палить начнут, не разбираясь, что и зачем.
        
        - Путь человека запутан, опасности подстерегают не только там, где очевидно. Задумайся, - Уокер не переставал нести заунывную ересь, но тон и отдельные слова действительно были похожи на стандартных уличных рекрутеров, да и структуры дружественные, так что охрана не напряглась, даже когда Уокер сделал шаг вперед и протянул мне свернутый пополам буклетик.
        Я взял. А точнее выхватил, чтобы не показывать, как у меня трясется рука. Заставил себя даже не смотреть в лицо под капюшоном и пошел дальше. А Уокер, судя по звукам за спиной, не стеснялся и полез втюхивать такие же охранникам. Либо действительно наглость второе счастье, либо это уже слабоумие и отвага. Охранники подотстали, к моему удивлению, послышался смех, а не звуки бойни.
        Я развернул листовку, слева поверх известного мне текста, красным маркером на всю страницу было написано всего одно слово: «БЕГИ», а справа уже мелко на отступах: «это засада» и «я не убивал Танаку».
        Я поверил сразу.
        Даже не из-за того, что Уокер рискует, передавая мне предупреждение, а потому что картинка с образом Найтгарда легко сложилась в пазл и четко предстала перед глазами.
        И если сначала я думал, что общий слет акционеров - это тупая идея, которая только Уокеру поможет всех в одном месте найти. То если вспомнить постулат Тринайти - ничего личного, только бизнес, ничего не мешает Найтгарду воспользоваться ситуаций и чужими руками убрать всех остальных партнеров. Получается Танаку слили, чтобы выманить остальных акционеров, и с собрания скорее всего живым никто, кроме Найтгарда, не уйдет.
        Я запоздало оглянулся по сторонам, ища, куда бы сбежать, запихнул листовку в карман и сжал рукоять револьвера. Стало чуть спокойней, но проблему побега это не решало.
        Придумать я ничего не успел, двери клуба распахнулись и навстречу вышел Итон. Одет в смокинг, пиджак расстегнут, под мышкой кобура с пистолетом, а на белой рубашке маленькое красное пятнышко на груди, прямо киллер на корпоративе.
        
        - Аннелиса, мы тебя уже заждались, - сколько же было радости в его голосе, улыбке и разведенных мне навстречу руках, на его месте я бы так радовался только от предвкушения скорейшей расправы.
        - Прекрасно, - я скривил максимально кислое лицо и, вильнув под рукой Итона, прошел внутрь клуба. - Я буду кофе. Сделай мне пока лавандовый раф, я сейчас приду. Надо носик припудрить.
        - Мозги себе припудри, сука, - пробурчал Итон, особо не стараясь, чтобы я его не услышал, в ответ на это я, не оборачиваясь, показал средний палец над плечом и скрылся за дверью туалета.
        
        Как только она закрылась, сполз по ней на пол и выдохнул. Конечно, есть шанс, что я все выдумал, что на рубашке кетчуп, а Итон действительно рад меня видеть. И сейчас в дружеской атмосфере мы, шутя и подкалывая друг друга, посовещаемся и проголосуем. Но, нет - скорее всего, пуля в затылок в лифте или пустят в переговорную, чтобы услышать прощальное слово Найтгарда. Не сможет он без пафоса.
        Я достал литовку и перечитал ее еще раз, только уже внимательней, но ни подсказок, как выбраться, ни тайных схем проходов там не было. Зона туалетов большая, здесь совмещены мужские и женские, плюс место уборщика, заваленное чистыми полотенцами, но сейчас пустое и двери в подсобку. И как назло ни одного окна.
        Я метнулся к подсобкам. В первой оказалась кладовка с бумажными упаковками, швабрами и разноцветными бутылками с бытовой химией. Во второй стеллажи со всякой мелочевкой: лампочки, трубы, вентили и инструменты. Но самое главное под потолком шел металлический короб вентиляции.
        Пустив в дело тактическую ручку, отковырял решетку, сдвинул стеллаж и, как мог аккуратно, чтобы не сорвать короб, залез внутрь. Тесновато, но для тела Алисы терпимо, сантиметров пятьдесят в высоту и метр в ширину. Скрипит, гнется, но вроде вес пока держит. Я опрокинул стеллаж, когда забирался в короб, раздался грохот, к которому моментально добавился звук выбитой двери, топот и крики.
        Но я уже полз по коробу. Представить себя шпионом из старых боевиков мне не удалось, метра через три, конструкция опасно прогнулась, затрещали крепления, и вместе с куском короба я рухнул на пол. Хорошо хоть не параллельно земле, сначала отвалился только кусок передо мной, так что я, как с горки, покатился навстречу полу и отбил руки, но не все тело. Выбрался наружу, злорадно усмехнулся мыслям, что Алиса прибьет меня за такое отношение к свежему маникюру. Пофиг, главное, что живой и за пределами туалетов.
        Я поднялся и огляделся, ну точно в кино попал - кухня, притихшие повара-азиаты пялятся на меня, в руках сжимают неслабые такие тесаки. Но все же это кухня, а не притон триады, один даже на ломанном английском спрашивает, не нужна ли мне помощь. Я смахнул паутину с головы и выдал, наверное, самую обаятельную улыбку Алисы, а потом рванул.
        Кухня не клуба, а соседнего ресторана, ничего азиатского в «Cyber Pacha» я не помнил, сколько у меня времени - не знал. Я, как в лабиринте, метался между плит и шкафов в поисках выхода и желательно не того, который выведет меня на парковку. Навстречу выбежал один из охранников и стал кричать в рацию, что нашел меня. Я затормозил и, удивляясь собственной прыти (видимо сработали инстинкты Алисы), подцепил с плиты ковшик с чем-то кипящим, выплеснул содержимое в лицо охраннику и бросился в другую сторону.
        В итоге выбежал в общий зал, людей там было мало, но привлеченные шумом и криками ошпаренного охранника все уставились в мою сторону. Где вход сразу определить не смог, но заметил лестницу на второй этаж. Вбежал и уперся в окно, выходящее на другую сторону здания. Второй этаж, внизу очередная партия курьеров, ждут заказы на вынос, но ни паники, ни суеты пока не видно. Зато в зале раздались испуганные взвизги, когда из кухни стали выбегать вооруженные бойцы Итона.
        Схватил стул, разбежался и со всей дури зарядил им в окно. Руки отожгло болью, ножка стула треснула, а стеклу хоть бы хны. Мда, не так мое воображение это рисовало. Звуки выстрелов всполошили посетителей ресторана, внизу началась паника, я разрядил барабан в окно и уже колупал дырку стеклобоем на тактической ручке. Стекло никак не хотело рассыпаться, трескалось, крошилось, но совсем не хотело вести себя как в детстве, когда одного камня хватало, чтобы разбиться вдребезги.
        Когда на лестнице мелькнула голова Итона, я прыгнул, разнося плечом осколки. Приземление вышло жестким, кусочки стекла осыпались на голову, я ушиб руку и разодрал ладони об осколки. Кажется, ребро треснуло, нога хоть и не сломалась, но подвернулась с такой болью, что встать я смог только с третьей попытки. Натурально завыл и похромал в сторону сидящего на ступеньках курьера.
        Все нормальные разбежались сразу, как раздались выстрелы, - этот же сидел в огромных наушниках и, похоже отвлекся от смартфона, только когда я рухнул прямо перед его носом. Рот открыл, вылупился, но так ничего не сказал, даже в момент, когда я со стоном закинул больную ногу на его электроскутер, Знакомая модель, сам на такой начинал карьеру доставщика. Далеко не гоночная, но бешеная и простая в управлении табуретка, даже ключи не нужны - кнопка старта и рукоятка газа.
        Уйти на таком от настоящей погони нереально, но мне нужно было проехать всего метров пятьсот до зоны, куда заказан путь для автомобилей. Я проскочил в проулок мимо выдвижных столбиков и, разгоняя сигналом редких прохожих, погнал до ближайшего выхода из метро.
        Нога чуть отошла, но наступать все равно было больно. Ушиб с отеком, недели три бегать я уже не буду. Я усмехнулся про себя, как будто есть куда бежать. Найтгард списал Алису и не успокоится, пока не уберет меня, как конкурента и свидетеля. Надо бы понять, что с остальными акционерами, вдруг это ловушка только меня касалась и именно меня, и Найтгард давно понял, что Алисы уже нет в этом теле.
        Но если Алису не раскрыли, что бы она делала? Собрала бы преданных бойцов, открыто признав войну с Найтгардом, и пошла бы мстить? Или спряталась и сбежала? Скорее всего - первое. Ладно, разберемся по ходу, первым делом нужно предупредить Нику.
        Свой смартфон я потерял в одном из полетов, либо из короба, либо из окна. Смог по памяти набрать номер Ники, одолжив трубку у прохожего, но ответа не было. Как тот лупоглазый курьер, может сейчас быть погружена в игру, лежа в капсуле, и знать ничего не знает, что вокруг творится. Главное успеть.
        Глава 16
        Я опоздал.
        Когда окольными путями пробрался на территорию поселка, потом проскочил по соседнему участку с очередной вечеринкой, с ужасом осознал, что цветные всполохи - это не светомузыка.
        Под прикрытием деревьев обошел дом, старался не шуметь и не попадать в отсветы красно-синих мигалок полицейских и скорых машин, набившихся на пятачок перед домом. Как ни старался смотреть под ноги, пока крался вдоль живой изгороди, все равно споткнулся обо что-то холодное. Бонни или Клайд, не знаю, - я так и не научился их различать. Холодное, окоченевшее тело, влажная от крови шерсть.
        Перед домом было суетно. А еще страшно. На дорожке перед ступеньками парадного входа лежало тело, прикрытое черной пленкой, из-под которого натекла лужа крови. Окна первого этажа разбиты, видны дырки от пуль. А у комнаты, где стояла Алисина капсула, целых стекол не было вообще, да еще и рамы разворотило, будто там взрыв был.
        Два человека в белых защитных костюмах застряли в дверном проеме, пытаясь протолкнуть тележку с еще одним мешком. Этот я отметил четвертым, помимо тела на гравии возле машины скорой помощи стояло еще две тележки, а в самом фургоне сидел наш шеф-повар, которому врач перевязывал голову. Чуть в стороне стояли остальные жительницы дома: помощница повара и горничная. А вот Ники нигде не было видно.
        
        - Долго вы еще? - крикнул мужской прокуренный голос совсем близко от меня.
        - Девчонка осталась, - ответил полицейский с крылечка, - Там фарш вообще, не знаю, как мы ее собирать будем.
        - Охренеть вообще, элитный район, а они тут гранатами глушат. Может, еще и гранатомет там есть?
        - Сложно сказать, комнату нашли странную, но пока не вскрыли еще.
        
        Я похолодел. Даже не от звука голоса и шагов за кустами, которые раздались совсем рядом, а от мысли, что говорят про Нику. И про ту самую злосчастную гранату, которую я спрятал в цветочном горшке. Прикрыл лицо руками, стал тереть глаза и виски и, не открывая рта, тихонечко застонал.
        Шаги отдалились, «прокуренный» добрался до шеф-повара и стал его допрашивать, слышно было плохо и пришлось немного сместиться к самой границе кустов.
        
        - Я был на кухне, когда раздались выстрелы, - голос шеф-повара дрожал, но говорил он довольно четко, - я не знаю, что было с ребятами в гостиной, к нам ворвались люди в черном, согнали девочек на кухню. Они искали фрау Аннелису. Один бугай ударил Марику, это наша горничная. Не знаю за что, может ответ не понравился. Я попытался заступиться, но, как видите, не смог ничего сделать. А вот Ника…
        - Кто такая Ника? - перебил повара полицейский.
        - Простите, да. Ника - это Вероника Алексеева, воспитанница Аннелисы. Гостит, ой, то есть гостила в доме. Боюсь, это единственное, что я могу сказать про нее. Возможно, девочки знают больше, - повар с трудом показал рукой в сторону горничной.
        - Уточним, что было дальше?
        - Да-да, когда я отвлек нападавшего, ну то есть, когда меня ударили, а второй пытался схватить Нику, кричал, что она поедет с ними, но она вырвалась и выбежала из кухни. Побежала в сторону игровой. А потом раздался взрыв, вернулись люди в черном. Они несли раненого, а нас закрыли в кладовой и велели сидеть там два часа.
        - Шеф, там собака мертвая, - со спины зазвучал новый голос, - Застрелили.
        - Осмотрите все получше, может, еще что найдете. И дуйте на КПП, надо показания взять, как при такой охране они все профукали.
        
        Надо валить. Как ни было тошно от мыслей о Нике и моем невольном участии в событиях, нужно было уходить. Доказать или чего-то добиться при встрече с полицией я не смогу, пусть это и не Французская глубинка, где можно копами крутить как хочешь, но уверен, что у Найтгарда везде найдутся люди.
        Я бросил последний взгляд на тела, и аж задрожал от нахлынувших мыслей. При всем своем уродстве Уокер такого не заслужил. Двадцать лет ждать встречи с дочерью, а вышло все вот так. Он с ней даже поговорить не успел. Он же даже не знает еще.
        Выбирался через соседей, переживал, что заметят меня с балкона, куда набилась куча пьяного народа, один даже чуть не свалился, когда пытался разглядеть что-то за деревьями. Бухла и зрелищ, и ведь особенно интересно, что там у соседей произошло. На лужайке перед домом тоже были люди, точнее парочки - какой-то парень что-то шептал девушке, та смеялась в ответ, еще двое присели на лавочке и целовались. Несколько человек курили под балконом, но смотрели вверх, обмениваясь пьяными шутками.
        Я аккуратно приоткрыл калитку, введя код в цифровой замок, бочком прошел вдоль забора и проскочил поближе к первой парочке. Прокрался у них за спиной, подхватив начатую бутылку шампанского, выпрямился и чуть прихрамывая, не скрываясь и размахивая бутылкой, пошел к дому. Надеюсь, гости друг друга в лицо не знают.
        Сзади окрикнули, заметив пропажу бутылки, но незлобно, скорее расценив мое воровство как шутку. Я помахал бутылкой, но ходу не сбавил. Дальше стало совсем просто. С кем-то поздоровался, кому-то поулыбался, шел медленно, стараясь не нагружать ногу. Но пришлось ускориться, когда заметил полицейскую машину, подъехавшую к дому. Из нее выбрались пара следователей и пошли опрашивать свидетелей, они в дом, а я мимо, опять вдоль забора до выхода с территории.
        Сложнее было выбраться с территории поселка. Саму по себе Алису задерживать не должны, все-таки живет здесь, но сначала у КПП стояла полиция, а потом подъехал знакомый черный фургон, из которого вышел Итон. Я сидел в очередных кустах метрах в двух от круга света, лившегося от КПП, смотрел и ждал.
        Итон пообщался с полицией, предварительно предъявив им какое-то удостоверение, и те что-то долго ему рассказывали. Потом он скрылся в здании и вышел только минут через двадцать.
        Я замерз, хотел есть, а еще лучше принять несколько порций обезболивающего и лечь спать в мягкой постели, но я ждал. Грыз веточки и смотрел, пока все разъедутся и сменится охрана. Понятно, что если дали инструкцию на задержание Алисы, то ее передадут сменщикам. Но все же раннее утро, авось, успею проскочить.
        На дороге раздалась музыка, подъехало сразу несколько машин с соседскими тусовщика. Настроение у народа пьяное, но бодрое, может, и на афтепати едут, а не по домам. Навстречу им вышло сразу три охранника и стали придирчиво сверять списки и документы. Заставили выйти из машин на свет, а под сами тачки полезли с зеркальцем на палке.
        Такого шанса я упустить не мог, вскочил, упал на негнущихся ногах, опять вскочил и пригибаясь побрел к КПП. Перед входом выпрямился, растрепал волосы и как ни в чем не бывало, сделав морду пьяным кирпичом, вошел внутрь. В зале с решетчатым турникетом никого не было, у жильцов все пропуска цифровые, проход по отпечатку, нет необходимости дверку лично открывать. Но были камеры и точно был еще охранник где-то в глубине, следящий за мониторами.
        
        - Че такую очередь там собрали? - я попытался изобразить нагло-пьяный говор, глядя прямо в камеру, - Че зыришь? Глаза напузыришь, ха!
        
        Я нес всякую чушь, но мне было важно, чтобы человек по ту сторону камеры смотрел на меня, пусть ржал, пусть удивлялся, но ни в коем случае не смотрел туда, где высветились мои данные. Сомневаюсь, что они знали в лицо всех жильцов или у них есть какая-нибудь база отслеживания негативных элементов, точнее уверен, что есть, но завязанная на общую базу полиции, где Алисе быть не положено.
        Если не сработает, то у меня был запасной план, где главную роль играла, будь они все неладны, вторая граната и разряженный пистолет.
        Но вроде прокатило, турникет щелкнул, когда я приложил палец к сканеру, и прокрутился, выпуская меня на ту сторону. А дальше прямо полоса везения началась и меня предложили подвести клубные тусовщики. Я не стал отказываться и злорадно наблюдал в окно заднего вида, как из КПП повалили охранники, что-то кричали, и один начал куда-то звонить.
        Как только мы оказались в черте города, сразу попросился наружу. Долго спорил с ними, что мне так лучше и в клуб я передумал. Не мог же я сказать, что за ними уже скорее всего выехала группа захвата. При этом благодарен я им был вполне искренне.
        Зашел в круглосуточный магазин по типу Тысячи мелочей и, хоть и боялся светить кредитку, прикупил новый смартфон, набор инструментов, рюкзак, толстовку с большим капюшоном, автомобильную аптечку и немного еды, нормальной, вредной и человеческой. Там же переоделся, спрятал лицо и, стараясь не маячить перед камерами, скрылся в ближайшем метро.
        Куда ехать выбирать не приходилось, я знал только одно место, где я буду в безопасности и там есть капсула полного погружения, - берлога Руслана.
        Когда доехал, уже стало совсем светло. Несмотря на рабочее утро, людей в старом районе было мало, но там я был, конечно, не как рыба в воде, но как человек с опытом скрытого перемещения и знания местности. Зашел с черного хода, поднялся на лифте в смежную квартиру, код на замке так никто и не сменил, и помучившись с тяжелым шкафом и больной ногой минут через пятнадцать уже сидел на старом потертом диване, закинув ногу на серверную стойку, на которой тренировался Ботан.
        Здесь и раньше то чистотой не пахло, а теперь еще и коробки с запчастями добавились. Но главное, что капсула была на месте. Тот самый пятьдесят седьмой Эдиссон, к сожалению, уже не белый, а скорее сероватый, но все еще с яркими красными полосами.
        Меня опять накрыла дурацкая философия, типа здесь все началось, здесь и закончится. Круг замкнулся. Но сейчас мне от этой мысли стало хорошо, я прохромал к капсуле и включил ее - сначала ничего не происходило, но потом пошла загрузка, хрипло загудели кулеры, скрипнул жесткий диск, но все же панель управления зажглась. Надо будет только откалибровать, настроить под тело Алисы и можно идти в Эфир.
        Но поход в игру я решил немного отложить. Первым делом стянул ботинки и офигел от того, как опухла нога. Допрыгал до холодильника, наковырял льда и из подручных тряпок соорудил холодный компресс. Еще и банку пива прихватил из холодильника. Вернулся на диван, пристроил поудобней ногу, сделал несколько глотков, запивая пивом обезболивающее, и понял, что сил уже не осталось. Так и уснул с банкой в руке.
        Когда проснулся, за окном уже опять было темно. Сначала не понял, где я. Голова гудела, тело ломило, про ногу вообще молчу, чуть не заорал, когда, забыв про нее, с дивана встал. Включил телевизор и побрел на кухню, вскипятил чайник и залил китайскую лапшу, купленную утром. Соскучился я по дешевой херовой еде на этих модных сельдереях.
        Вернулся в комнату и замер, глядя на экран, с которого на меня смотрели фотографии меня в обоих воплощениях. Данила - фото из архива Таламуса, и Алиса - перекошенное лицо в момент прыжка сквозь стекло ресторана. Подкрутил громкость и стал слушать репортаж довольно противной и истеричной тетки на тему жестоких разборок в клубе, убийстве шестерых акционеров DRUGA и розыске подозреваемых. Сговор, предательство, невинные жертвы - красиво у Найтграда пиарщики поработали, Алиса с Данилой прям теперь всемирное алчное зло, решивших прибрать к рукам все акции компании и контроль над Эфиром. Так, конечно, наврали, что любой игрок возненавидит и точно в полицию сдаст при встрече.
        Я пощелкал каналы, но везде было примерно одно и то же. Оставил популярное в народе ток-шоу, где очень важный психолог спорил с профессором юриспруденции на тему, как далеко сможем зайти мы с Алисой и что сподвигло нас на эту беспрецедентную жестокость. И под мерный бубнеж периодически срывающийся на крики и оскорбления приступил к калибровке капсулы.
        Привычная работа, да со старой и отчасти любимой капсулой, отогнала дурные мысли. Не медитация, конечно, но руки делают, фокусируются, а все остальное уходит на второй план. Провозился два часа, все настроил, сделал несколько тестовых погружений для калибровки, подкрутил ряд датчиков, обойдя защиту старой модели так, чтобы меня не выкидывало из игры от переутомления и, чтобы капсула путала свои айпи адрес и геолокацию, а потом, наконец, отправился в Эфир.
        
        «В Эфире! Добро пожаловать на Аврору!»
        
        Произошедшее в реале на игре никак не сказалось. Да - шумят на форумах, возможно, перетирают в тавернах и на клановых собраниях, но в общей массе всем пофиг, свои крохи опыта, да новая снаряга ближе к телу. Переживать могли бы Хранители, траур там, торжественные поминки, но так как они эту кашу заварили сами, то выламываться нет смысла - война с Ордой важнее.
        Я пробежался по новостям и военным сводкам. Осада с Динасдана снята, Орду с ожесточенными боями теснят к Утесу Черепа, еще километров пятьдесят и выдавят за пределы материка. Корабль-остров стоит на причале и вокруг него в срочном порядке ордынцы строят укрепленный лагерь и готовятся принимать последний бой. Мне как раз туда и надо, пробраться огородами и под шумок угнать кораблик.
        Вот только осталось еще одно дело - Слеза Авроры.
        Ложась в капсулу в берлоге Руслана, после всего, что произошло, я вдруг четко осознал - это уже не игра. Что здесь убивают и в какой-то момент можно просто исчезнуть. Не перейти в вечную цифровую жизнь, не попасть в чужое тело, даже не остаться в пустоте, а просто перестать существовать. Окончательная смерть также легко может прийти ко мне, как к Нике или другим акционерам. Стереть меня из жизни, из истории, из памяти редких знакомых.
        Я и раньше это знал. Еще ребенком ворочался, плакал и не мог уснуть ночами, когда не получалось отогнать мысль, что когда-нибудь я умру. И даже мысли о загробной жизни не помогали, какая мне - Даниле Кенареву разница, что душа бессмертна и переродится? Данила-то этого не поймет и не вспомнит.
        В общем, проняло. И первое, что я решил сделать - это не профукать Слезу. Убьют в игре, отберут Слезу, еще будет шанс что-то исправить. Убьют в реале и только сценаристам известно, что случится со Слезой. Скорее всего квест откатят, дадут другим шанс попытаться. Но какая уже будет разница тому самому Даниле? Пока есть возможность, лучше поступить по совести и верить, что хоть что-то после себя оставлю, пусть и в игре. А совесть подсказывала спасать туземцев.
        Я отыскал на карте подходящий водоем, подальше от цивилизации, равноудаленный ото всех племен и достаточно большой, чтобы его было сложно взять в блокаду, пытаясь контролировать каким-то одним кланом или племенем. Прикинул время на дорогу туда и обратно к Утесу Черепа, еще раз сверился с форумами, пытаясь рассчитать скорость продвижения войск Хранителей, вызвал спутников с петом и побежал в сторону озера.
        Благодаря группе поддержки продвигался быстро, не забывая собирать опыт и кристаллы приона. Но понимал, что нашей великолепной четверки слишком мало для успешной вылазки. Поэтому во время привалов рассылал сообщения возможным союзникам.
        Крысе и Руслану с призывом встретиться неподалеку от Утеса Черепа. И еще предупредил, что Алиса погостит в берлоге, пусть не удивляется, а лучше скорей шлет отчет об успешной подмене серверов.
        Фрисби и Жгуче с вопросом, на чьей они в итоге стороне, и если на моей то пусть захватят минотавров и подтягиваются к Утесу. Мыслей, что они могут меня слить Уокеру не было, точнее были, но факт того, что я иду к Утесу, никого бы не удивил. Сейчас полматерика туда идет.
        Не забыл про Часового, на мой взгляд самого адекватного из Первых людей, рассказал, что буду делать со Слезой, и также предложил поддержать меня позже, если, конечно, мое решение по артефакту совпадает с его философией.
        Помнил и про Алису, но скорее хотелось понять, как у нее дела в свете последних событий и не пора ли уже в открытую выступить вместе.
        И все. Союзники закончились. Был, конечно, еще человек из Легиона, обещавший всяческую поддержку и ведьмаки из Ривийской пехоты, но первые как-то чересчур притихли после разгрома Ханагги, а вторые все же не настолько друзья, чтобы в такую авантюру лезть.
        На сбор и ожидание ответов не отвлекался, а пер, как танк, сминая все на пути. И ежечасно собирая слезинки из артефакта. Набрал шестнадцать штук, но две почти сразу же применил на себе, выжимая максимум способностей на встречных монстрах. И хоть чернел и покрывался язвами буквально на глазах, но получил восемь новых уровней персонажа и почти перешел на следующий в трансформации, чуть-чуть не хватило. Спутники тоже подросли, но больше всех разошелся Ку-Кулек как в эффективной агрессии, так и в размерах, еще пара уровней и смогу его, как ездовое животное использовать.
        Вышел из игры только, когда экран гаснуть начал, сгрыз двойную порцию лапши, мечтательно обещая оставить Алисе если не татуировку, то хотя бы язву в подарок. И завалился спать.
        
        «В Эфире! Добро пожаловать на Аврору!»
        
        Лапша, чипсы, радостные новости от Руслана, лапша, сон.
        
        «В Эфире! Добро пожаловать на Аврору!»
        
        К озеру подошел уже сто восьмидесятого уровня, но за счет плюшек симбионта по статам соответствовал примерно двести пятидесятому. Новое для меня ощущение, никогда еще до такого уровня не доходил. Уже не знаю, что это было тестостерон, гормоны или что-то из области психологии, но сила переполняла и рвалась наружу. Или проще говоря хотелось драки.
        Водоем появился неожиданно. Вроде еще плетешься сквозь плотные джунгли, а потом раз и перед тобой прекрасная громадина бирюзового цвета. Низенький, но широкий в несколько потоков водопад и кристально чистая прозрачная вода. Идеальное место для Слезы. Если бы нужно было придумать ассоциацию к слову чистота, то это озеро подошло бы идеально. Вокруг никого, даже на небе ни облачка, светло и ярко, птички поют негромко - мне так спокойно еще ни разу на Авроре не было.
        Я вошел в воду почти по пояс и достал артефакт. Полюбовался им на прощание, записал видео, сделал несколько селфи-скриншотов на память, собрал очередную капельку и медленно опустил его в воду. Минутная пауза, а потом рисунки на шаре пришли в движение. Линии словно ожили и стали перетекать из положения в положение, каждый раз формируя новые рисунки.
        Над озером набежали облака, и чем шустрее вертелся шар, тем быстрее облака темнели и формировались в грозовые тучи. А потом они резко уплотнились, превращаясь в туман и стали оседать на воду.
        От неожиданности я вынул шар из воды, и туман стал рассеиваться. Тучи посветлели, а потом и вовсе вернулось солнечное голубое небо. Хм. Я опять опустил Слезу в воду, и все повторилось, только туман проявился быстрее, да в голову полез противный шепот.
        Это какая-то защита от дураков и ложных срабатываний что ли? Или чтобы добрые дела делать, нужно пострадать сначала? Весь прошлый опыт взаимодействия с туманом не слабее того шепота сейчас твердил, что затея не из лучших. Но я рискнул и в третий раз погрузил Слезу в воду и практически моментально оказался заперт в молочной дымке. А потом заметил силуэты, крадущиеся ко мне со всех сторон.
        Глава 17
        «В Эфире! Вы собираетесь начать ритуал развоплощения артефакта Слеза Авроры в озере Сакнайт. В случае слияния силы артефакта с озером, озеро получит лечебные свойства и статус уникального природного объекта. Этот процесс необратим. Вы желаете продолжить?»
        
        ДА.
        
        «В Эфире! Разрушение артефакта вызовет сильный выброс магической энергии, возможные последствия: землетрясение, извержение вулкана, прионовый туман, демонический прорыв, восстание нежити, активация квестовых цепочек и прочие неприятности с катаклизмами. Степень воздействия и реакция Авроры вариативна и зависит от места проведения ритуала. Вы желаете продолжить?»
        
        Все равно - ДА.
        
        «В Эфире! Скорость проведения ритуала зависит от интенсивности воздействия прионом на Слезу Авроры. В случае прерывания ритуала артефакт будет уничтожен. Возможны последствия…»
        
        Интересно они тут информацию подают. Не то что дозированно, а как-то задом наперед, но я все равно нажал «ДА» после того, как еще раз перечитал последствия. Вулкана у нас тут поблизости нет, демоны и орды нежити на Авроре тоже пока не замечены, все-таки это сюжетки прошлых обновлений. От землетрясения может и озеро исчезнуть, а это прямо нарушит сценарий, так что вряд ли. Туман уже и так появился, в общем, не считая прочих неприятностей, вроде как и не страшно. Запас приона почти полный, так что еще раз «ДА».
        Системе надоело меня пытать, и перед глазами появилась полоска с процентной шкалой и таймером. По рукам прошла щекотка, будто кто-то мягко погладил, но потом сразу же вонзил по иголке в каждый палец, и из меня начали высасывать прион, а полоска с прогрессом дернулась и медленно поползли цифры с сотыми долями.
        Вода вокруг забурлила, а туман стал уплотнятся. Тени стали приближаться и обретать форму. Очень знакомую форму химер, с которыми пару раз уже пришлось столкнуться. Только эти были чуть помельче, будто молодые.
        Первую химеру, прыгнувшую на меня, снес драйк, во вторую прилетело несколько магических сгустков от Ксоко, и та, обозленная, сменила направление. Ку-Кулек яростно, но обиженно носился вдоль берега, пытался войти в воду, но как только терял опору на глубине, вода начинала кипеть, а он тонуть. Я мысленно отправил его на помощь к Ксоко, а сам приготовился встречать третий силуэт.
        Отцепил правую ладонь и полез за «Хоукмуном», но замигал прогресс бар и проценты побежали обратно. Э-э, нет, так дело не пойдет. Я вернул руку на Слезу, уколы стали болезненней, но процесс развоплощения восстановился.
        От химеры я увернулся, присел, с головой уйдя под воду. Но меня достала следующая, даже не погружаясь, задела плечо когтистой лапой. Я проплыл к берегу и вынырнул, надеясь на помощь спутников, но туман разросся настолько, что видимости хватало метров на пятнадцать и понять, где наши, можно было только по всполохам драйка да мерцанию лавы Ку-Кулька. И к ним стягивались монстры, как знакомые из прошлых походов в туман - проклятые кошки, измененные звери пустошей, так и не виданные ранее. Мелькнули рога вендиго.
        
        - Бегите к воде, их здесь меньше! - я закричал, понимая, что сейчас моих спутников просто затопчут, но звуки вязли в тумане и гарантии, что меня услышали, не было, зато меня услышал вендиго.
        
        Рогатый костяной монстр резко развернулся, просканировал пространство, выделил цель, заскрежетал костями и бросился на меня. Умеет ли монстр плавать, я узнать не успел. Из тумана выскочила туша, похожая на жабу, только размером с небольшой двухместный автомобиль, и вроде только легонько плечом задела вендиго, но того отбросило за границу видимости тумана. Туда же мелькнули и химеры, решив не связываться с жабой. О, кажется, местный мини-босс заглянул на огонек. В голове заиграла детская песенка-считалка: «мы делили апельсин, много нас, а он один» - мне хотелось бодриться, но вроде в оригинальной истории апельсин все же раздербанили, даже шкурки не осталось.
        Лягушкоподобный монстр уставился на меня и открыл зубастую пасть, до него метров семь, и судя по всему, это ему на пол прыжка. Совсем некстати появилась системная подсказка «Кеатли - младшие дети Тлатекутли, рожденные из ядовитых каплей крови…», и я почти пропустил жабью атаку.
        Прыгать она не стала, кислотно огненная смесь сформировалась за рядом острых зубов и со скоростью камня, запущенного из тугой рогатки, полетела мне в голову. Одновременно с этим, кто-то мелкий цапнул меня под коленку - это меня и спасло. Нога подломилась, я стал заваливаться в воду, и летящая смесь едва чиркнула меня вдоль виска, задев ухо. Но и этого хватило, полоска жизни рухнула на двадцать процентов, запахло смесью паленых волос и горелого гноя, левую часть головы жгло, и хоть пощупать я не мог, но был уверен, что ни волос, ни верхней части уха там не осталось.
        Я упал в воду, стал судорожно барахтаться, чтобы развернуться, сбить кусачую твар с ноги и при этом не выпустить Слезу из рук. Полоска прогресса перевалила через первую маленькую полоску со значением девяносто пять. Мелкую тварь с ноги я все же сбросил, с ужасом обнаружив, что это уменьшенная копия кеатли и, что она не одна - со стороны берега ко мне плыли десятки то ли братьев, то ли сестер, оставляя за собой кислотный росчерк в воде.
        С ними было чуть проще, я пустил немного приона на здоровую ногу, сформировав небольшой острый шип на пятке, сбил ее и притоптал в песчаное дно. Сработала пассивка «защита от яда», система подкинула опыта, и только вид огромной туши кеатли, летящей в мою сторону, сбил с меня налет героизма и жажду боя с мелкими гаденышами. Я бросился на глубину, активировал на минималках прионовый шлем, чтобы без защиты, но с экономией кислорода и, как те самые лягушки, не разжимая рук со Слезы, стал толкать воду ногами.
        Получалось откровенно так себе, когда стало чуть глубже, вытянул руки и начал изображать какую-то дикую смесь баттерфляя, дельфина и русалки, подтягивая воду сцепленными руками и изгибаясь ногами. Но работало! Правда, очень медленно, еще и головой вертеть приходилось.
        Туман под воду тоже проникал, создавая эффект мутной и грязной воды. Видимость ухудшилась настолько, что мелких лягушек я только чувствовал, когда они меня кусали, придавая ускорение. А вот здоровяк кеатли размылся в темное пятно и, возможно, даже отстал. Я обрадовался и еще активней заработал ногами, вот только с глубины ко мне приближалось что-то совсем огромное.
        Пришлось резко перегруппироваться, прокрутиться под водой, пытаясь затормозить, я проорался, выдохнув облако воздушных пузырьков и, как мог быстро, помчал за кеатли. Пятно с глубины рассыпалось на сотню темных осколков, по силуэтам похожих на обычных пухленьких рыб, чуть крупнее моей ладони. Вот только у каждой загорелось по два красных глаза, и хором открылись пасти. Как бы не было темно, но я отчетливо разглядел ровные ряды остро заточенных зубов, светящихся кислотным зеленым цветом.
        Ну, вот - эта долька для ежа, эта долька для стрижа, а эта долька для кеатли и пираний. Рыбки делиться не захотели и первым делом сожрали лягушат, которых я умудрился сбросить, пока менял траекторию и рвался вверх. Судя по облаку яда, почти догнавшего меня, заруба там вышла жесткая - мелкие кеатли выиграли для меня несколько секунд, я уже чувствовал ногами дно, и вертя корпусом разрезал плотную воду, стараясь как можно быстрее выбраться из воды.
        Выбежал по пояс и понял, что дальше нельзя, иначе Слеза потеряет контакт с водой и придется все делать заново. Развернулся и стал метаться вдоль берега, чувствовал, что моя банда еще жива, но не мог понять, где они.
        Зато услышал рев кеатли. Жалобный такой, обиженный - этому мурлоку-переростку явно кто-то вломил по наглой жабей морде. Бросился на звук и аж не поверил своим глазам от радости. В тумане мелькнул черный комок, мокрый и от того будто совсем тощий, но все еще грациозный, Черныш лупил кеатли лапами с такой силой, что каждый раз от жабы отлетали куски шкурки с мясом.
        Я рванул туда, но сразу три рыбы догнали меня и вцепились в раненую ногу. Брызнула кровь, окутав ногу замысловатыми разводами и скрыв пираний в двойном локальном тумане. А ближайшие, почувствовав кровь, набросились с удвоенной скоростью.
        Я не знал, куда смотреть. Полоска жизни побежала вниз, система затрещала от наложенных дебафов, а статус ритуала был всего в районе семидесяти процентов. Черныша облепили мелкие жабы, оттесняя его от кеатли и набрасываясь с разных сторон. Кеатли покрылся зеленым свечением и бешено регенерировал, а вот Чернышу явно нужна была помощь.
        Но я помочь не мог, единственный вариант - врубить на полную трансформацию, покрыться прионовой броней и закопаться в песок, там где не очень глубоко, но и с воздуха, чтобы не достали, но тогда мне не хватит приона. Расход под ударами станет космическим и Слезе ничего не обломится. Я начал проклинать сценаристов Эфира, могли бы хоть предупредить, что квест ни фига не индивидуальный, что его нужно огромной толпой проходить.
        Пираньям было пофиг на мои размышления, рыбы вцепились во вторую ногу и стали растягивать меня и тянуть обратно на глубину. Я упал, ушел с головой под воду, чуть не захлебнулся, но это привело меня в чувства.
        Вывернулся на задницу, стал барахтаться и отбиваться ногами, пытаясь сбросить рыб, больше попадал по себе, только каждый пятый удар был хоть сколько-нибудь эффективным. Отрывались пираньи с мясом, и после очередного критического урона, когда полоска жизни просела до желтого оттенка, я понял, что это бесполезно.
        Развернулся и, прижимая Слезу к груди, пополз в сторону берега, а когда глубины осталось примерно по колено, рухнул на бок, сжавшись в позу эмбриона.
        Боли я не чувствовал, может, так действовала вода вместе со Слезой, а может, уже просто шок вытеснил все за грань восприятия, хотя вероятно, и что капсула барахлила - все же старая модель. Осознавал, что кусают чаще - что кто-то вцепился в руку, что сразу четыре рыбины впились в спину, а одна цапнула за задницу.
        А потом новые укусы прекратились или это боль стала сплошным одеялом покрывать все тело, потому что ныло все тело сразу, только руки выделялись острым жжением от откачки приона. Здоровье перешло в красную зону, и картинка перед глазами начала тускнеть, переодически уходя в черното с алыми вспышками.
        Умирать не хотелось и особенно так глупо профукать Слезу. Я мысленно напрягся, пытаясь хоть как-то обойти систему и без рук вынуть из инвентаря эликсир здоровья или кристалл приона, но единственное чего добился - это просто вывалил все в воду. Из последних сил умудрился поймать флакончик и зажать его между локтями, выдернул пробку зубами и вместе с грязной окровавленной водой стал жадно пить.
        Подействовало, я вернул себя процентов пять здоровья, но сразу же два потерял обратно от кровотечения и новых укусов. Так себе математика, но пока остаюсь в плюсе, надо пробовать дальше.
        На третьем флаконе меня вырвало, к пираньям присоединились ядовитые лягушки и то ли выясняли отношения, то ли присоединились к моему избиению, но вместе с мутью, рыбной слизью и грязной водой, я хлебнул еще и разлившийся вокруг яд.
        Все. Я понял, что больше не смогу. Индикатор ритуала перескочил отметку в пятьдесят процентов, жжение усилилось, а муть вокруг была такая, что я не мог разглядеть, куда выпали остальные эликсиры. Но еще на что-то надеялся, бросался из стороны в сторону, локтями прощупывая дно, нашел кристалл приона, сразу же поглотил его, но дальше натыкался только на бесполезные вещи, на фига только вот таскал это все с собой.
        Я поднял голову к небу, лелея где-то на задворках сознания образ великой Смерти в момент разглядывания девственно-чистого голубого неба. Но быстро вспомнил, что там еще нужна травка, дерево и умные мысли о вечном, и, собственно, небо, а не молочный туман вокруг ржаво-зеленой от крови и яда воды с бешеными пираньями и кровожадными лягушками.
        Я все равно посмотрел на небо, в ту единственную светлую сторону, которая проглядывалась. Но и тут произошел облом, над головой промелькнула тень, будто кто-то крупный сначала перешагнул, а потом навис надо мной.
        Я пригляделся и решил, что это галлюцинация. Надо мной стояла цапля и, запрокинув голову, проглатывала ядовитую лягушку, только лапки в разные стороны торчали. Справилась быстро, а потом клюв со скоростью молнии обрушился на меня, но вместо того чтобы добить, оторвал пиранью с ноги и отбросил в сторону. После этого, как заведенный дятел, цапля начала клевать рыбу за рыбой.
        
        «В Эфире! Ритуал развоплощения Слезы Авроры завершен на 50%. Вам доступна помощь духов-защитников племен. Увеличивайте интенсивность насыщения артефакта прионом, чтобы призвать больше защитников».
        
        Вот это уже интересно!
        Цапля полностью очистила меня от пираний, легонько ткнула клювом по лбу, типа здороваясь и коротким перелетом бросилась помогать Чернышу. Неожиданно, но ближайшие несколько минут на меня никто не нападал, даже муть вокруг тела чуть развеялась, и я смог разглядеть разбросанные склянки и кристаллы. Огляделся и увидел еще одного духа-защитника - огромную рыбину, мало чем отличающуюся от пираний, она моталась на границе с глубиной и отсекала от меня новых нападавших. И со стороны Ксоко с драйком раздался рев гризли и явно поживее драка пошла, а Ку-Кулек так вообще выскочил на берег вместе с ягуаром из Уасиока и набросился на химер, ждавших, когда я вылезу на берег.
        Я бросился поглощать кристаллы вперемешку с эликсирами жизни, даже руками не помогал, хватал зубами, грыз пробки и проглатывал вместе с песком. Сомы, наверное, так делают, пропахивая илистое дно в поисках пищи. Но результат был, я вернул треть здоровья, остановил кровотечение, а прионом залился по самые уши.
        Туман тоже не сдавался, появились новые монстры - несколько перекошенных прионовыми корками гарпий спикировали на меня, ощутимо разорвав плечо, а на берегу появились новые химеры, только видимо водоплавающие, змеиные тела как-то уж очень легко заскользили по воде. Пришлось опять нырять и уходить дальше от берега, искать такую глубину, чтобы и на ногах стоять для маневров, и Слезу из воды не вынимать. Вынырнул неудачно, получив хвостом химеры по голове. В лоб будто колоколом ударили, я чуть Слезу не выронил, но сразу же вцепился в нее сам, и не смотря на жжение, начал давить и насыщать ее прионом. Расход пошел, как от полной трансформации, но и шкала прогресса побежала вниз.
        На сорока процентах на берегу появился волк Уокера. А на тридцати пяти меня вывел из-под очередного удара химеры, кайман, смешно пробежавший по воде, но совсем без шуток оторвавший голову одной из химер, а второй сбив хвост, которым меня пытались достать на манер скорпионьего.
        И понеслось. Туман мешал разглядеть детали того, что происходило на берегу. В вокруг меня носилось четверо заступников - две птицы в воздухе, одна рыба под водой и нетонущий кайман. Твари из тумана лезли со всех сторон, кроме берега - там, судя по звукам и отсветам заклинаний держали оборону остальные духи-защитники и учитывая, что монстры не появлялись, делали это более чем успешно. Я же только и успевал метаться из стороны в сторону, то погружаясь, то выныривая в новом месте - лишь бы избежать попаданий монстров.
        До конца ритуала оставалось совсем ничего, когда духи-защитники начали уставать и все больше пропускать ударов, цапле так вообще перебили ее многострадальную шею, и она раненая едва держалась на поверхности воды. Подвел прион, а точнее его отсутствие. Всплыло системное сообщение, что как только закончатся те крохи, что остались, Слеза начнет тянуть жизнь и выносливость.
        И действительно начала, я даже дочитать сообщение не успел, как почувствовал, что все тело налилось тяжестью, меня выгнуло и я будто ломаться изнутри начал, хрустели косточки, как пластилин, мялись клетки внутренних органов. И в этот момент прилетел очередной удар от химеры по ребрам, хвост сначала ударил сбоку, а потом обвился вокруг меня и начал давить.
        Я не стал теряться, после песка, тины, рыбьих ошметок и лягушачьего яда, мне было уже ничего не страшно. А после сельдерея в реале так и подавно - я впился зубами в хвост, молясь только о том, чтобы сработала пассивка «гурман». И она сработала! Мне даже делать ничего не пришлось, Слеза, как оголодавший кровопийца, прогнала через меня все, что можно было выкачать из химеры. Три, максимум четыре секунды и вокруг меня болталось невесомое иссушенное тело.
        Одной химеры не хватило, счетчик замерцал в районе пятнадцати процентов, и меня опять скрючило от боли. Здоровье стало снижаться, но хоть не с такой скоростью, как у химеры. Я бросился в сторону каймана, пытавшегося сдержать сразу трех штук, поднырнул и вцепился в лапу химере в районе щиколотки. Шесть секунд. И то потому что она была крупнее первой, и часть приона я умудрился преобразовать в собственное здоровье.
        Случайно или духи-защитники каким-то образом поняли, что нужно делать, но сверху на меня свалилась раненая гарпия. Без возможности пользоваться руками, я казался себе каким-то безумным щелкунчиком, который рвался куда-то и клацал зубами. С гарпией выходило туго, я наелся перьев, но никак не мог ее прокусить. И уже чуть ли не вопя от боли и ничего не видя в черном сузившимся экране, дернулся и попал на незащищенную шею. Две секунды, а птица даже квохнуть не успела.
        Но с гарпиями я больше не рисковал, помог кайману справиться с химерами и во время поглощения второй, система сообщила о завершении ритуала, а туман вокруг меня начал рассеиваться. Постепенно чистое пространство расширялось, а монстры, как вампиры, от солнечного света разбегались и прятались в остатках тумана.
        
        «В Эфире! Вы завершили ритуал развоплощения артефакта Слеза Авроры. Получено опыта: 0 очков.
        Репутация среди коренных племен Авроры повышена до уровня дружбы. Статус «изгой» - аннулирован.
        Отныне озера Сакнайт - уникальный священный объект материка Аврора, обладающий свойствами нейтрализации побочных эффектов от использования магии Куре и приона. Применение - внутрь или наружу. Эффект излечения зависит от концентрации источника и количества одновременного использования зараженными. Текущий уровень концентрации - 97%, минимально возможная концентрация - 10%. Скорость восстановления источника - 5% в день, ресурс источника - неограничен».
        
        Я понял, что все еще держу руки перед собой и, хоть артефакта между ними уже не было, скрюченные пальцы продолжали сжимать невидимый шар. Расцеплять их было больно, затекшие суставы хрустели, простреливая резкими импульсами аж до самого копчика. Но постепенно, разминая палец за пальцем, я начал оживать, а вместе со мной и все вокруг.
        Над водой появилось легкое свечение, маленькие искорки-светлячки выскакивали на поверхность, кружили вокруг меня и неслись к духам-защитникам. Я стал озираться по сторонам, на вершине водопада сидел взъерошенный Черныш, а остальные защитники рассредоточились вокруг озера. Несмотря на расстояние до самых дальних, стоило сфокусировать на них взгляд, как они будто вырастали в размерах и приближались. Я поиграл в гляделки с каждым, и каждый отвечал мне либо кивком, либо подмигивал и улыбался.
        Светлячки вспыхнули и растворились в легкой дымке, а когда она рассеялась, то вместо духов-защитников вокруг озера стояло тринадцать новеньких статуй.
        
        “В Эфире! Поздравляем! Вы помогли сформировать отряд стражей-защитников священного озера Сакнайт.
        Получено опыта: 0 очков.
        Получено достижение: “Страж озера Сакнайт”, репутация среди духов-защитников племен повышена. Получен навык: “Призыв стражей”. Перезарядка навыка - 12 игровых недель. Внимание! Если стражи решат, что призыв был осуществлен ради неблагородной цели, то навык будет аннулирован”.
        
        Я прибалдел. Как так? Дважды по нулям? Где опыт? Где богатства и сокровища? Я полстраны, считай спас от побочек, да еще и стражей сформировал, чтоб озеро в плохие руки не попало, а опыта ноль. Как же все-таки невыгодно благородными делами заниматься. Статус изгоя они сняли, великое достижение, которое прям все мои проблемы решит. Стражей призвать - согласен, имба, даже с учетом маленького шрифта, но с таким откатом его только как оружие последнего шанса использовать. Или против Уокера, но сочтут ли это дело благородным, тот еще вопрос.
        Два часа я еще бродил по мелководью, собирая все свои разбросанные пожитки, да потроша тушки туманных тварей. Неплохо тут духи-защитники порезвились, настолько неплохо, что доброе дело в раз стало мега прибыльным.
        Мои спутники уцелели, но потрепало их сильно, так что пришлось временно распустить на больничный. С Ку-Кульком все было прекрасно, пес добавил еще один уровень и сейчас лениво лежал на травке, похрустывая черепом химеры.
        Я написал сообщение Часовому:
        
        «Я сделал лечебное озеро. Лови координаты, ведите сюда туземцев на процедуры».
        «В курсе уже, духи-защитники с ума сходят в хорошем смысле этого слова! Все на ушах стоят! Многие уже в пути. Квесты новые сыпятся: от застройки нового города до мелочей типа принеси живой водицы! Ты молодец, все правильно сделал!» - он моментально настрочил в ответ кучу сообщений.
        
        Ну, не знаю, как дальше сложится, но след в истории этого мира я уже оставил! Как минимум не совсем зря попался в ловушку Эйпа. Я все-таки задрал голову в небо, теперь уже действительно голубое и прекрасное. Но помечтать о вечном опять не дали.
        Вдалеке прогремел гром, моментально набежали тучи, сверкнуло несколько молний, на периферии зрения мелькнули цифры повышенного пинга и система выдала сообщение об установке обновления. И если у Руслана все пошло так, как задумано, то поверх этого обновления незаметно встроится и мой патч вместе с островом.
        А значит пора угонять корабль.
        Глава 18
        «Здравствуйте, дорогие зрители! Безмерно рад приветствовать вас на, без ложной скромности, самом зрелищном событии этого года!
        Объединенные силы Хранителей прижали Орду к береговой линии, и отступать тем некуда. За спиной только корабли, на которых еще остался шанс, поджав хвосты, позорно вернуться на Аквилон.
        Но это не значит, что Орда сдается! И это не только мое мнение - все мы помним, что творит Уокер с топовыми игроками клана, да и тотализаторы никак не выставят финальные коэффициенты.
        Долой лирику, давайте смотреть битву! Операторы «Вечернего эфира» превзошли сами себя и, переняв часть навыков и способностей у классов «Охотник» и «Рейнджер», добились настолько глубокого погружения в события, что помимо картинок от первого лица зрителям будет доступен и звук. Мы услышим не только отборный мат (так что уберите детей от экранов), но и малейший скрип доспехов. И все это, конечно, после рекламной паузы».
        
        Я сидел километрах в пяти от Утеса Черепа, условно медитировал, а сам рассматривал раскладки «Вечернего Эфира» по бою. Киношники и правда разошлись и многому научились.
        Передо мной лежала карта близлежащих мест, стилизованная под аниме, но один в один совпадающая с картинкой со спутника, если бы он, конечно, летал над Эфиром. Приближать можно было довольно детально - лица участников не увидишь, но иконки-стикеры наглядно передавали тип войск, их численность и принадлежность к тем или иным кланам.
        За время что я отсутствовал, вокруг Утеса Черепа многое изменилось. Ордынцы основательно окопали место высадки, сделав Утес частью оборонительных сооружений. Уж не знаю, как они решили проблему взорванной вершины и использовали ли внутренние помещения, но сейчас скала выглядела, как сторожевая башня с зубчатыми бойницами по кругу.
        По сути Орда успела построить небольшой город, оградила его стеной, да еще и рвом окопала настолько широким, что там курсировало несколько кораблей, похожих на драккары викингов. Еще несколько десятков кораблей плавали вдоль побережья, как пресекая возможные попытки напасть с океана, так и имея возможность быстро высадить десант на флангах и зайти противнику в тыл. Сам город в отображении «Вечернего эфира» сейчас напоминал плотные пчелиные соты в разрезе, где в каждой ячейке стоял значок либо с эмблемой-гербом младших кланов Орды, либо с именным отрядом, или это были рода и племена орков - тут мне не хватало знаний по внутренней организации Орды. Понятно было только то, что их там до фига.
        С другой стороны разобраться было проще. В паре километров ото рва, по центру мигал крупный силуэт значка с эмблемой Хранителей, внутри которого нарисовали несколько штук поменьше, с дополнительными пиктограммами. Это уже вольная трактовка журналистов, делившая войска по типу: механики - самый крупный значок, и мелкие маги с пехотой.
        Выше и дальше от моего местоположения - правый фланг, там стояли войска кланов, про которые я много слышал, но встречаться не довелось. Главную ударную силу там представляли стихийные маги из «Ордена», разделенные на четыре крупные иконки: огонь, вода, воздух и земля, вокруг которых (и еще в нескольких местах по карте) мерцали полупрозрачные пиктограммы «Серых братьев». Итого получалась ударная сила или щит в случае контратаки из элементалей, огневое подавление из магов и ассасины на добивание или точечные атаки.
        На левом фланге стояли мои старые знакомые из клана Декато, только не тот маленький отряд, а похоже, весь клан сюда нагнали.
        Из известных мне участников Тринайти отсутствовали только «Око мира» и «Каменщики», но если верить комментатору, взахлеб расписывающему заслуги присутствующих, то они остались на Теллусе. Где, по словам очевидцев, из порталов валят силы Легиона и планируют захват чужого добра. Комментатор не стеснялся в выражениях, обозвав ближайшую битву ни много ни мало «Битвой легенд», и всячески сочувствовал кланам Тринайти. И советовал, как можно скорее заканчивать на Авроре и возвращаться на родные земли.
        Что с учетом войны на выбывание, а система ужесточила правила клановых войн и удлинила респаун до восьми часов, было практически нереальной задачей. Да еще все местные стелы возрождения стали неактивными, умирать на таких битвах нельзя, вернешься уже скорее всего на пустое поле боя. Это, кстати, была одна из фишек Эфира, выгодно отличающая ее от других игр, где крупные битвы могли затянуться на недели и превращались в круговорот смертей и воскрешений. Умер, респ, в бой, умер, респ, в бой и так до момента, когда враги передавят и начнут тебя у стелы возрождения ловить. В Эфире было проще, сколько привел бойцов на махач, теми и воюй, но оттого и интересней.
        В принципе я не удивлюсь, если где-то в верхах опять произошел передел зон влияния. И Тринайти сдали Теллус в обмен на невмешательство на Авроре. Моим планам это не мешало.
        Редакторы передачи не только пометили все основные действующие силы, но и в интерактивном режиме пытались анализировать вероятный ход битвы, помогая себе разноцветными стрелочками. Вся инфографика выглядела как шар, нижняя граница которого располагалась метрах в пятистах от моего положения. Я не знал, как они собирают информацию, но ближе подходить пока опасался, чтобы раньше времени на карте не появились новые пиктограммы моих союзников.
        Я вошел в режим редактирования инфографики, не той что сейчас транслировалась на весь мир, а копии, дававшей возможность любому игроку почувствовать себя гением диванной тактики, и начал двигать стрелочки. Много мне не надо - всего лишь дождаться момента, когда Орда вспомнит, что она Орда и пойдет в контратаку. Причем желательно на дальний от меня фланг противника. Нарисовал стрелочку от центра крепости в правый дальний угол с иконками Ордена и Серых братьев. А потом еще одну вдоль побережья - от себя до плавучего острова.
        Счетчик ставок тотализатора прокрутился и выдал значение в пять с половиной процентов на успех, а система предложила посмотреть чужие, более реальные прогнозы. На первой схеме все три стрелы от нападавших проходили насквозь укрепленного лагеря и заканчивались иконками с черепами и горящим флотом. На второй стрелочка Орды пробивала механиков в центре, но схлопывалась по флангам, попадая в окружение за пределами лагеря. Ставки тотализаторов скакали от моих пяти процентов до семидесяти, но ни разу не дошли до ста.
        Значит, будем доводить сами! Я вернулся на свою схему и нарисовал еще одну стрелочку, тоже от себя, но ведущую в спину Декато. Уничтожить весь клан я, конечно, не смогу, но оттянуть на себя большую часть и дать возможность Орде развернуться, должно получиться.
        От расчетов меня отвлек звук рога, взревевшего в трансляции и через мгновение прилетевший со стороны Утеса.
        Началось!
        Механики Хранителей сделали первый шаг, а я в прямом смысле открыл рот и смотрел на трансляцию, что-то пытаясь понять сам, а в чем-то слушая работу профессиональных аналитиков и комментаторов.
        Раздались сдвоенные залпы катапульт, видимо, пристрелочные, а потом выстрелы зарядили один за другим - какое-то новое изобретение Хранителей, навскидку раз в двести сложнее по устройству и мощнее доступной мне ученической турели. Черные ядра, размером с баскетбольный мяч, оставляя за собой серый шлейф, со свистом рассекали воздух и неслись на заграждения.
        Но до цели долетал в лучшем случае только десятый, остальные еще на подлете сбивали шаманы орды. Со стороны Орды в воздух взметались серебряные молнии, точечно сбивая снаряды. А потом над ограждением появилась настоящая туча, рассыпавшаяся на тысячи крупных насекомых, по словам комментатора - майских жуков. Насекомые разлетелись и сформировали защитную сеть, ловя и подрывая снаряды в воздухе.
        Сеть работала только в одну сторону, потому что, когда Орда ответила, то все что летело с их стороны проходило на ура. Жучья сеть рассыпалась, пропуская снаряды и заклинания, а потом схлопнулась обратно. Орда не стала мудрить, в ход пошел аквилонский огонь, вот только количество залпов удивило бы даже бывалого аналитика. Кланы покрылись защитными куполами и отступили метров на сто.
        Земля от крепости до атакующих кланов выгорела за несколько секунд, превратив поверхность в черное стекло. А когда температура чуть спала, со стороны механиков медленно выдвинулись здоровенные махины, похожие на черепах. Каждая по размеру, как четыре фуры, собранные вместе, только панцирь не закрывает тело, а в виде ровной пластины. В высоту не больше метра, но толстые ноги состояли из кучи мелких стальных деталей, так что понять, какие механизмы там спрятаны, было сложно. Машины никто не сопровождал, оружия на них не было, но Орде они не понравились. Полетели новые бомбы с аквилонским огнем, ударили молнии. Одна из черепах замедлилась, накренилась, но выпрямилась и вместе с остальными продолжила свой неспешный путь ко рву. Огонь прогорел, лишь слегка подкоптив стальных чудовищ.
        Если и были какие-то повреждения, то на общей функциональности они не сказались. Черепахи перли на ров, добрались и просто упали, ушли на дно. А через пару секунд вода забурлила и, разгоняя волны, на поверхности стали появляться спины-пластины. Всплыли и, будто играя в пятнашки, стали смещаться и с громкими щелчками формировать устойчивый мост метров сто в ширину.
        В тот же момент со стороны объединенных кланов стал формироваться туман, прикрыл войска и стал стелиться в сторону Орды. Дошел до рва, частично скрыв и черепах, а потом стал набирать силу, загустел и поднялся метра на четыре. Ордынцы пытались что-то сделать, полетели заклинания, лучи света и потоки ветра, какая-то магия солнца и воздуха, особенно усердно били с вышки на Утесе Черепа, но туман будто поглощал любое воздействие и только плотнее становился.
        А потом картинку трансляции тряхнуло, экран задрожал и стал прерываться звук, но грохот, происходящий на поле, я услышал просто так. И не только грохот, легкая вибрация прошла и под ногами. Когда трансляция возобновилась, картинку все еще трясло, а звук пришлось убавить - топот сотен стальных ног чуть ли не с уроном бил по ушам. Мехгори - стадо здоровенных, мать его, мехрогов неслось в этом тумане на ворота.
        Аналитик извинился за свою эмоциональность, но потом огласил новые ставки тотализаторов и выругался уже матом. На флангах Хранителей началось движение, воины скрылись в тумане и выдвинулись к Орде.
        И те ответили. Через стену, в каком-то гиперпрыжке сначала выскочило два огра с дубинами, прям классических - с огромными носами и клыками, лысые, со связками черепов на шее, минимум брони, максимум ярости и мощи. А потом, даже не прыгая, а просто переступив через ворота, появился настоящий, мать его, ледяной тролль. Две пары глаз, рога и костяные шипы, торчащие из голубой шкуры, настолько здоровый, что мост-черепаха, на которую он наступил, просела минимум на пару метров.
        Если огры просто приготовились, как заправские бейсболисты, встречать мехрогов, то тролль ждать никого не стал, выпрямился, а потом с широкого размаха врубил кулаком в спину ближайшей черепахе. Она схлопнулась и ушла под воду, но от места удара в туман по воде, а потом и по земле понеслись потоки льда в сторону приближающейся толпы. Грубые в начале они постепенно превращались в ровный каток. И это сработало, из тумана куда-то вбок вылетел стальной носорог, совсем как живой, болтая непослушными ножками, и пролетел мимо в ров.
        Навстречу табуну мехрогов выскочило еще несколько огров и десяток игроков-орков, не уступавших в размерах гигантским родственникам. Их поддержали шаманы и лучники со стен, и когда две силы сшиблись, то туман, ледяное крошево, пыль, кровь, магические щиты и всполохи заклинаний - все закрутилось так, что понять, что же там происходит, не смог даже аналитик.
        Все поле боя вдоль стены заволокло всполохами, огнем и дымом. Хранители, Декато, Орден, Серые братья - все кланы пошли в атаку, маги атаковали издалека, а пехота подтягивалась к мехрогам. Ордынцы держались и отвечали, чередуя аквилонский огонь с десантом из великанов. Как только провезли и как скрыть умудрились от телевизионщиков, мне было непонятно, но, впрочем, когда я увидел подкрепление Хранителей, это стало даже и неважно.
        К нам летели, мать их, настоящие драконы. Я поймал себя на мысли, что болею за Орду, потому что драконы, конечно, летели не ко мне, а жечь и убивать все вокруг Утеса Черепа. Три здоровенных мифриловых ящерицы, с затянутой прионовой пленкой глазами и живым всадником на шее самого крупного дракона.
        Наконец-то я познакомился с Найтгардом в игре. Я знал, что со времен обновления «Война некромантов» он отыгрывает класс темного друида, и даже видел несколько роликов его боев, но крупным планом, как вели его сейчас камеры, раньше не было возможности рассмотреть. Ну что сказать, - урод уродом, и это даже безотносительно к моей ненависти.
        Драконы сделали круг над полем боя и пошли на новый заход, собираясь разрушить вышку на Утесе Черепа. На земле появление Найтгарда встретили криками. Со стороны кланов раздались восторженные, а вот со стороны крепости прилетел вопль такой ненависти, что даже аналитик с комментатором на минуту замолчали.
        На стене появился Уокер, пробежал несколько метров, расталкивая и скидывая собственных бойцов, а когда драконы подлетели к утесу и вдарили огнем по вышке, метнул своего призрачного волка в дракона Найтгарда. Я не знаю, что там была за магия, но голова волка, как ракета с самонаведением, догнала дракона, вцепилась в шею, и так удачно сбила ему полет, что тот врезался в башню, а Найтгард, укутавшись щитом, исчез в каменной пыли.
        Уокер взревел и в пять прыжков оказался на вершине. Все камеры моментально стали транслировать только одну картинку - встречу Уокера и Найтгарда на вершине Утеса Черепа.
        Друида явно оглушило от падения, но к моменту, когда разъяренный Уокер оказался рядом, тот уже был готов. Из его спины на манер спрута вылезло восемь древесных корней. Нижние создали подобие ходулей и подняли его вверх, а остальные, как заостренные клешни и пики, превратились в дополнительные руки.
        Уокер набросился на него с двумя топорами. Обмен заклинаниями, проверка щитов и ловкости, и они сшиблись, не слабее, чем огры с мехрогами. Кто победит, было непонятно, они кружили по развалинам башни, Уокер рубил корни, но те моментально вырастали заново, да еще отрубленные продолжали жить и цепляли варвара за ноги.
        
        - Я убью тебя в обоих мирах, - зарычал Уокер в момент особо удачного удара, когда смог свалить Найтгарда и придавить его к камням.
        - Ты не волк, ты щенок, - прохрипел Найтгард, - и умрешь, как собака, я доберусь до тебя и прикончу, как добрался до твоей дочурки. Думал, спрятал ее от меня, урод? За тобой уже идут…
        
        Договорить им не дали, Уокер подвис, пытаясь осознать, что сказали про Нику, и пропустил удар одного из драконов. Варвара сбили лапой и пустили струю огня вдогонку, сбросив его с утеса.
        Комментаторы не поняли суть разговора, решив, что это какие-то ролевые игры глав кланов. А я вот понял, причем очень хорошо и с трудом сдержался. Нельзя сейчас раскисать и грузиться, в очередной раз пытаясь понять, насколько я виноват в том, что случилось. Найтгард обязательно ответит за смерть Ники, но сначала все должно пройти по плану.
        Я выдохнул, собрался и расслабился.
        Закрыл трансляцию и повернулся к своему воинству, к моей маленькой партизано-освободительной армии. В голове заиграла древнейшая песня, запавшая в голову во времена просмотра сериалов в Таламусе.
        Я не просто так считал нас партизанами, три дня мы ныкались по джунглям, стягивая силы, и прятались в первую очередь от вездесущих репортеров «Вечернего Эфира».
        Подошла Ксоко и тихонько запела, первые строки почти шепотом, трогательным и умирающим, но потом разгоняясь все сильнее:
        
        Уна маттина, ми сон альцато
        Белла чао, белла чао…
        
        И еще тверже, и громче:
        
        Уна маттина, ми соно альцато
        Э о тровато линвазор
        
        Я случайно узнал, что НПС еще и петь умеет, причем голос у нее оказался очень красивым. Звонкий, глубокий, томный с эффектом легкой простуженности, но все еще нежный, и - да, это не было случайным всплеском искусственного разума, я несколько дней репетировал с ней эту песню.
        Над плечом Ксоко летал драйк, а на земле сидел Ку-Кулек, неожиданно для меня, начавший поскуливать в такт мелодии.
        
        О партиджано, портами виа
        О белла чао, белла чао
        Белла чаочаочао
        О партиджано, портами виа
        Кэ ми сэнто ди морир
        
        Чуть дальше стоял Фрисби и смотрел на нас, как на идиотов, которые перед боем песенки решили попеть. Ну судя по тому, как растянулась довольная морда, его тоже зацепило. Как и толпу мурлоков вперемежку с минотаврами, которых он привел с собой, слов они не понимали, но торжественность момента передалась и им - замолчали, перестали цеплять друг друга и уставились на нас.
        
        Э се йо муойо, да партиджано
        О белла чао, белла чао
        Белла чаочаочао
        Э се йо муойо да партиджано
        Ту ми деви сеппеллир
        
        Подключился Руслан, любитель по пьяни поорать в караоке, хотя голос у него был хорош - глубокий с хрипотцой, аж мурашки побежали.
        Он привел с собой почти сотню наемников и настолько впечатлялся идеями партизанского движения, что не поленился, нашел этот сериал, посмотрел, заморочился и теперь в его отряде все наемники были одеты в красные доспехи и носили маски в виде лица Сальвадора Дали. А с Крысой они стали называть друг дружку не иначе, как Берлин и Париж, а меня Профессором.
        
        Э сеппеллире, лассу ин монтанья
        О белла чао, белла чао
        Белла чаочаочао
        Э сеппеллире, лассу ин монтанья
        Сотто ломбра ди ун бель фьор
        
        Вождь, как оказалось, не был фанатом европейского кинематографа, и взирал на все это скептически. Хотя, если вдуматься в перевод, то песня им подходила больше. Партизаны, скрывающиеся в горах, захватчики на родной земле - не проникся и ладно, главное, что пришел и привел с собой толпу. Толпу высокоуровневых НПС, заряженных прионом по самые уши и совсем недавно очищенных водами Сакнайта. Они до сих пор прибывали со стороны озера.
        Вождя уговаривать не пришлось, он и так собирался напасть на кланы, причем на все сразу. Теперь, когда появилось лечение, он уже не скрывал свои планы по освобождению Авроры. И пришел валить всех: Орда, Хранители, Легион - война была объявлена всем без исключения. Так что уговоры были не нужны, только скорректировали время и место атаки.
        То что Вождь собрал армию, а это была именно армия, пусть пока маленькая - около пяти сотен неписей и пять десятков оцифрованных игроков, мне было выгодно вдвойне. Во-первых, помощь в атаке, а во-вторых, хитрый Эфир все же не оставил меня без плюшек за создание лечебного озера. Халява, а иначе назвать я это не мог, пришла неожиданно в виде системного сообщения, что некий воин Коитль-как-то-его-там получил исцеление в водах Сакнайта и мне за это полагается ноль целых, сколько-то сотых единичек опыта. Я сначала посмеялся таким копейкам, но потом они потекли жирным ручьем с каждым новым исцеленным, и я уже получил два новых уровня.
        Наживаться на неписях было странно, а еще я, как и раньше боялся, жертвовать ими ради своих целей, но и Фрисби, и Вождь меня переубедили. Во-первых, все-таки за лечение опыт дают, а во-вторых, после релиза механика жизни НПС изменилась, и умирать им чуть ли даже не полезней стало в рамках игровых бессмертных душ и перерождений.
        
        Туттэ лэ джэнтэ, ке пассеранно
        О белла чао, белла чао
        Белла чаочаочао
        Туттэ лэ джэнтэ, ке пассеранно
        Ми диранно ке бель фьор!
        
        Я еще посмотрел на своих боевых товарищей, улыбнулся от мысли, что действительно могу их так называть. Мы все обсудили заранее, каждый знает, что делать. Руслан с Вождем ведут отряды на войну, а я с Крысой и Фрисби отправляюсь на захват корабля.
        Ксоко почти допела, а мысленно пропел тот перевод, который знал, одно слово там только изменил: «Я на рассвете уйду с отрядом Аврорианских партизан. О белла чао, белла чао, белла чао, чао, чао...Но за свободу родного края мы будем драться до конца!»
        Встал так, чтобы меня увидели, повернулся в сторону боя и поднял обе руки. Махнул и прошептал: «Валим всех!»
        Глава 19
        Из леса в сторону побережья мы выскочили тремя полупрозрачными тучками. Фрисби и я перламутровыми, будто мыльных пузырей кто-то напустил, а Крыса серым дымком. Есть болотно-астральные многоножки от Фрисби она отказалась, сославшись на мое скривившееся лицо и чудом побежденные рвотные позывы. Как многоножек выращивают, мурлок не признался. На мою версию, что растут они в тухлых селедках фаршированных оливками, Фрисби заржал и поблагодарил за идею.
        На самом деле неважно, как и где растут, главное - какой эффект дают: перламутровые разводы в воздухе становились неразличимы уже метров с пяти в отличие от дымка Крысы. Но это если смотреть на нас в упор. А истеричные вопли комментаторов в приглушенной трансляции, которую я смотрел и слушал вполуха и четверть глаза, говорили, что мы - это последнее место, куда сейчас все смотрят.
        Во-первых, в битве наметился небольшой перевес, туман с горой мертвых мехрогов рассеялся, и в бой пошли основные силы механиков. Потопала вторая партия черепах, только с панцирями в форме треугольника, выступавшем в роли тарана, и с удлиненными лапами, под которыми плотным строем шли игроки. Танки с щитами спереди и по краям и маги внутри, держащие уже магические щиты над черепахами.
        Встречали их уже обычные игроки-ордынцы, орки и варвары, точнее, не встречали, а прикрывали отступление ледяного тролля. Досталось ему сильно, но в отличии от огров, здоровяк был еще жив - правая рука оторвана, а левой он зажимал дыру в боку и в ворота крепости просто рухнул, где его уже втащили внутрь и стали отхаживать магией исцеления.
        Во-вторых, неписи Первых людей и минотавры наконец-то попали в зону боевых действий, схем букмекеров и обзоры камер. И не просто попали, а пронеслись за считаные мгновения и так вмяли левый фланг нападавших, что стройные интерактивные стрелочки на карте выгнуло дугой и отбросило на центр. А когда ошеломленные игроки из Декато попытались хоть как-то организоваться и ответить, то получили новый удар практически в спину от невидимых до этого мурлоков.
        Орда не подвела. Или просто ухватились за шанс, или, видя мурлоков, решили, что это хитрый план Уокера. Не думаю, что он всех посвятил в причины недавнего конфликта. Главное, что неожиданную подмогу восприняли в нужном для меня направлении и выдвинулись вперед, перейдя в атаку. Сам Уокер постоянно находился в гуще событий, оказываясь в самых горячих точках схватки, то ли пытался найти Найтграда и прорваться к нему, то ли просто был в состоянии аффекта.
        Я несся вдоль побережья, нацелившись на группу сторожевых драккаров, заплывших в ров и обстреливающих нападавших. Разбег, прыжок и сразу телепорт. Приземлился на ближайшую к берегу палубу, пробежал за спиной трех варваров, заряжающих баллисту, и опять разбег, прыжок, телепорт. Со вторым драккаром вышло хуже, я проявился перед раненым орком, который сидел у мачты и крошил сухие травы в рану на ноге. По инерции меня протащило вперед, и я споткнулся о выставленную ногу, орк вскрикнул и посмотрел по сторонам.
        
        - Это че за хрень такая? - сказал орк, щурясь в сторону моего мыльного пузыря, я же замер, потом развернулся и медленно попятился подальше от орка, собираясь активировать прионовый клинок, а орк схватился за топор и крикнул, - Эй, парни! Тут рога! Трево...
        
        Не успел орк дочитать свой рифмованный рэпчик, как его голова дернулась в сторону, а из уха потекла кровь. В следующее мгновение на виске появилось ровное отверстие и уже два кровавых ручейка сбежали на шею, а мимо прошелестел серый дымок.
        
        - Двигай давай, топтун, - прозвучал голос Крысы, и дымок пронесся в сторону крепостной стены.
        - А она ниче так, напомни мне, с ней не ссориться, - это уже голос Фрисби и перламутровое марево. - Тебя долго ждать?
        
        Я развернулся, сделал короткий разбег и прыгнул, а в момент, когда почти коснулся воды, активировал телепорт и впечатался в крепостную стену, так что выбил весь воздух из легких. Не рассчитал расстояние, но крючки Листолазов активировал на автомате, зацепился и шустро пополз вверх. Когда перемахнул через острые колья, услышал шепот Фрисби: «один - один». И опять споткнулся о тело ордынца, лежащего на широком выступе. На этот раз человек-варвар и крови в разы больше натекло из рассеченного горла.
        Пришлось притормозить и осмотреться. Слева тело еще одного часового, но не наша работа, там из глаза торчала стрела с золотистым оперением, насколько помню, такие Декато используют. А справа часовой успел только обернуться в мою сторону, как тут же с выпученными глазами схватился за горло, пытаясь сорвать невидимую удавку. Похоже, у Фрисби уже два - один. Дальше в стене был участок, заваленный горящими бревнами, тушить пока никто не спешил, стена огня была небольшая, но достаточная, чтобы внезапно умерших часовых не заметили.
        Я посмотрел вниз на невысокие постройки, похожие на склады, за ними ряд длинных хижин, по типу общинных домов викингов, а дальше палаточный лагерь, построенный в основном из глины и палок, и повсюду толпы раненых или рвущихся в бой игроков.
        Чтобы добраться до пристани и дальше до корабля-острова, нужно было пройти метров пятьсот через лагерь полный растревоженных людей. Кто-то кричит, кто-то лежит в отключке, несколько групп орков-шаманов выплясывают с бубнами вокруг костров, то ли призывают очередного тролля, то ли насылают проклятья на врагов, хотя может, наоборот, баффают своих. Вроде тесно, но такая суета и беготня, что даже без многоножек пройти можно, главное под удары с неба не попасть.
        А с неба сыпало так, будто я в очередное извержение вулкана попал, плотно ребята из Ордена покрывают магией крепость. То огненный шар прорвется через защиту и осыпется горящими ошметками на головы раненых, то кислотный дождь прольется. Местные отвечали, и я в итоге понял, что творят шаманы - ближайшая ко мне группа как раз выпустила в небо новое облако жуков, обновивших защитную сеть над лагерем.
        Я прикинул маршрут, вдоль каких стенок бежать, за какими домами прятаться, и спрыгнул вниз. И тут уже мне пришлось открывать счет, когда я приземлился рядом с молодым шаманом, шедшим тушить пожар. Вокруг рук у него кружили водяные струи, создавая маленькие водоворотики, и хвосты которых уходили за спину игрока и терялись где-то в стороне океана.
        Он уставился на перламутровое марево, моментально сообразил, что это такое, и ударил водными потоками, тонкими, но мощными, будто из пожарных гидрантов под давлением. Я успел активировать телепорт и оказался у него за спиной. Но и он не терял время, крикнул какое-то заклинание на орочьем языке, покрылся водяной пленкой, которая, только собравшись вокруг него, сразу же взорвалась брызгами во все стороны. Мелькнуло системное сообщение, что действие многоножки больше неактивно, но и без подсказки я уже это понял. Везде, куда попала вода на мое тело, я стал проявляться и мигать, как лампочка сигнализации.
        Шаман опять гаркнул короткое заклинание, и капельки воды слетелись обратно, формируя вокруг него защитный кокон. Но я уже ударил, левой рукой схватил его за шею поверх кокона, а правой, с трудом продираясь сквозь водную преграду, а по ощущениям будто сквозь толщу песка, тянулся активированным клинком куда-то в район печени. Сил протолкнуть руку мне так и не хватило, но зато усиленная порция приона, направленная в руку удлинила сам клинок. И эту выкидушку защита уже не смогла остановить. Я пробил дважды, а когда вода потоком хлынула на землю, нанес еще несколько ударов, а последний, как контрольный выстрел, воткнул в затылок.
        Тело орка рухнуло, и мне открылся вид на пространство внутренней стены, то что я не мог разглядеть, стоя наверху. И то, что я увидел, мне не понравилось. В упор на меня смотрело несколько немигающих глаз ледяного тролля, который, как оказалось, лежал под стеной. Голова повернута набок в мою сторону и по росту мы сейчас примерно одинаковые, я даже чуть ниже.
        
        - Не спи! Он в анабиозе, восстанавливается, - я услышал шепот Крысы, а потом практически из ниоткуда передо мной возник флакон с черной жидкостью. - Прими это, и погнали, время действия всего пять минут.
        
        Я взял флакончик, быстро просмотрев свойства, и одним махом, ожидая очередной гадкий вкус, проглотил содержимое. Оказалось, что это вкусно, и черный цвет зелью придавали не какие-нибудь эманации тьмы, а самая обыкновенная черника. Забрызганная магией шамана часть моего тела перестала фонить и мерцать, с краев побежали черные волны, перекрашивая красный, как будто горящая бумага обугливается. И когда краснота полностью исчезла с едва слышным хлопком, я превратился в облачко серого дыма. На периферии зрения возник едва видимый серый таймер отсчета, показавший пять минут.
        Я оглянулся по сторонам, метрах в десяти рухнул очередной огненный шар, криков прибавилось, но скорее стандартных для игроков под магическим обстрелом, а не ищущих шпионов в лагере, и в мою сторону никто не бежал. Неожиданно раздался голос Фрисби:
        
        - Эх, сколько опыта пропадает, - показалось, что мыльное облачко вздохнуло.
        - Не тупите, мы его все равно не завалим, - это уже Крыса. - Ходу, ходу! Зелье не бесконечное!
        
        Фрисби еще раз вздохнул, уже довольно громко, и мы побежали. Точнее я побежал, остальных я так и не смог отличить на фоне дыма и магических всполохов. До длинных домов я пробежал бегом, а потом пришлось петлять и нарезать круги, чтобы обходить очередные отряды шаманов. Учитывая, как легко они чувствовали невидимок, рисковать не хотелось. Молодого-то еле завалил, всего сто пятидесятый уровень, а здесь, чем глубже в лагерь, тем суровей были воины.
        От магии, которую творили шаманы, воздух трещал в радиусе метров двадцати. Так что дальше бочком, бочком, постоянно контролируя таймер. Я пробрался к первому дому «викингов» и там уже вообще вжался в стену, замирая от каждого хлопка дверью.
        Это было что-то типа штаба. Дверь, как вертушка, постоянно находилась в движении, то внутрь вбегали игроки, то наружу. Посыльные, начальники отрядов, шаманы нескончаемым потоком шли в обе стороны. Я заглянул в окошко и действительно внутри оказался импровизированный командный центр, где руководило трое здоровых, чуть ли в потолок не упирались, ордынца. Этакие мини Уокеры спорили, прерываясь на доклады входящих, тон был позитивный с нотками нетерпения, но никак ни истерики тех, кто близок к поражению.
        Задерживаться я не стал, проскочил к следующему зданию и, вывернув почти перед носом у двух часовых, телепортом ушел в открытое окно. Оказался на складе и чуть не задохнулся от банальной жадности, столько легендарных предметов в одном месте видеть раньше не доводилось.
        Склад охраняли, но часовые - два молодых варвара, стояли в дальнем конце дома у открытой двери и мечтательно обсуждали, что происходит на поле боя, очень уж им хотелось быть там, а не тухнуть в охране тылов. Я же быстро просматривал описание предметов и с огромным трудом, но почти смог побороть жадность, видя все эти системные подсказки: молот Трора, дубина праотцов огров, секира Аквилонской луны, но потом все же сломался, когда увидел знакомый силуэт.
        Пистолет из лимитированной коллекции, дальний родственник моего «Хоукмуна» и родной брат, ну или сестра, легендарной пушки Крысы. Уже не думая ни о чем, ни о времени, ни о возможной сигнализации, ни о стражниках, руки сами потянулись к рамке затвора с изображением стаи крыс. А губы прошептали фразу, выгравированную на рукояти: «Мы малы, но нас Легион».
        
        «Огнестрельное оружие «Крысиный король». Легендарный предмет, масштабируемый до 500 уровня. Урон на вашем текущем уровне: 675 - 960. Прочность 180 из 300.
        Парное оружие. Бонус за наличие двух предметов: удвоение урона, повышение шанса критического урона плюс 50 процентов».
        
        Сигнализация здесь была, все-таки не совсем беспечно Орда притащила с собой запасы легендарок. Сирена взвыла одновременно с криками стражников и активацией магических ловушек. Яркие вспышки с негромкими хлопками застучали под потолком, урона они не наносили, но дымок невидимости начал уплотняться и приобретать отчетливую форму моего тела. А по периметру с еще большей скоростью появились яркие, как солнечные лучи, контуры решеток, перетекли на пол и потолок и замкнулись в форме клетки.
        Телепорт не сработал, меня просто отбросило от решетки, да еще и урон прошел. Я набросился на солнечные лучи прионовыми клинками, но те лишь со свистом проскакивали насквозь, не причиняя никакого урона решетке, но стоило дотронуться рукой или надавить плечом, как тут же прилетал урон, как от химического ожога. Всполошились охранники, один нацелил на меня арбалет, а второй убежал за подмогой.
        Я стиснул зубы и стал снова и снова пытаться вырваться, то активировал телепорт, то бросался, как обезумевший на прутья. Ударил когтем «Хоукмуна» и даже выстрелил несколько раз, перепугав парня с арбалетом, но это был единственный видимый эффект - прутья лишь скрежетнули о коготь, а пули вязли, превращаясь в аккуратные лепешки.
        Снаружи громыхнуло, за окном и за открытой дверью вспучилась земля вперемежку с огнем. Дом тряхнуло, часть крыши провалилась, посыпались горящие обломки. Но солнечной клетке хоть бы хны, даже не покосилась, брусья отскакивали так, будто она стальная.
        Я понял, что потею. Не мог только понять - это от полыхающего вокруг огня или от мысли, что влип совершенно по-идиотски буквально в сотне метров от цели. Знал же, жадность до добра не доводит, говорил же себе, что просто тихонечко и незаметно проберусь до цели и выполню свой главный квест в жизни. Столько сил потратили в реале, Ника жизнь отдала, а я дебил, все испортил. И ради чего? Ради куска кода, который какие-то маркетологи обозначили легендарным?
        В дом прилетел очередной огненный шар, пробил потолок и впечатал в пол ошарашенного охранника. Запахло горелым мясом, прямо орочье барбекю какое-то. Я не понимал, сколько прошло времени, но учитывая расстояние до штаба, второй охранник давно уже должен был вернуться, а его все не было. Может, повезло, и он не дошел, ну или хотя бы не смог вернуться? В любом случае надо действовать.
        Я еще раз изучил решетку. Дневник Артейла молчал, только стандартное вики дало подсказку:
        
        «Магический артефакт «Солнечный капкан правосудия».
        Создатель мастер-кузнец Вурвар.
        Класс: эпический.
        Свойства: способен задержать более 500 видов материи известных на момент создания артефакта».
        
        Блин, как же все просто оказывается. Крутой ты мастер Вурвар, но ты же артефакт не на Авроре делал. Я активировал полную трансформацию и сразу же за ней рывок и как пробка из взболтанного шампанского, пролетел сквозь солнечные прутья, бревенчатую стену и огненное море, бушевавшее за домом. За спиной раздался взрыв от нового файрбола, меня сорвало с места и протащило еще метров тридцать, а потом приложило о землю, но защита выдержала, оставив мне около сорока процентов здоровья.
        Я обернулся, прикрывая лицо от жара, присвистнул от вида миниатюрного ядерного гриба в воздухе на месте ближайших зданий. Склада не было, уж не знаю, куда там попал фаербол, может, там запасы Аквилонского огня сдетонировали, но также не было и штаба, и вообще никаких построек в радиусе двадцати метров, только огонь.
        Ордынцы не растерялись, я заметил как минимум пятерых шаманов с водяными струями вокруг рук и, решив не попадаться им на глаза, стал забирать правее и довольно быстро скрылся в палаточном лагере, к счастью, сейчас совершенно пустом.
        
        - Ну где там возишься, чумазый? - спросил мурлок, высунувшись над бортом одного из драккаров. - Сколько у тебя? У меня уже двенадцать фрагов, а этой бешеной всего десять, ха!
        - Уже шестнадцать, - сказала Крыса, проявившись из серого дымка со стороны острова-крепости. - Путь свободен со стороны вон того леса, сколько еще там народа в замке не знаю, но точно есть.
        - У меня один, - я посмотрел на лес, куда указывала Крыса и достал новую легендарку. - Зато у меня вот что есть.
        
        Визг Крысы, как мне кажется, должны были услышать часовые даже на другой стороне острова, а это несколько километров. Там действительно был целый лес, и холмы, и несколько речек стекало по бокам в океан и самый настоящий замок на горе.
        
        - Ааааа! Продай!
        - Сам хотел предложить.
        - Неее, я не отдам. Это же мой образ, моя легенда!
        - А в аренду на пару дней? - ствол, конечно, классный, но мне действительно не нужно, а вот если на бой с Уокером, то в самый раз.
        - Я подумаю, - ответила Крыса и надулась. - А потом продашь?
        - Он подумает, - Фрисби влез в разговор. - Вы совсем долбанутые? Мы в сердце вражеской территории, в любой момент спалимся, а они тут лут делят.
        
        Мне аж стыдно стало от этой маленькой проповеди. Чертова лутомания, уже второй раз меня этот пистолет с курса сбивает да подставить норовит.
        
        - Прости, - я осмотрелся по сторонам, заодно приоткрыл трансляцию - везде огонь, кровь, крики, до нас пока точно никому нет дела. - В замок идем?
        - В замок нам не надо. Там если и есть кто, то мастеровые, а они не бойцы. Нас увидят, сами разбегутся, - Фрисби шумно выдохнул через жабры, показывая, что прощение принято, но продолжил все равно максимально занудным тоном, будто прописные истины школьникам объяснял. - Нам нужно под землю. Там по центру пещера, она ведет еще в одну пещеру, там внутри озеро с островком, на нем уже камень управления.
        - Прям какая-то игла в яйце, а яйцо в жопе утки… - подначила Крыса, но я сам на нее шикнул, глядя, как вздулись жабры у мурлока.
        - А вокруг острова охрана, я чувствую Джагга и он, похоже, привез с Аквилона своих петов, - Фрисби завис, глядя в сторону острова, только плавники дергались, как лепестки радара.
        - Это же хорошо! У меня к нему накопился ряд претензий, - я посмотрел на погрустневшего мурлока, плечи поникли и рост будто уменьшился, так что повторил я уже не так уверенно. - Это же хорошо?
        Глава 20
        Фрисби толком так и не ответил. Пробурчал, что Джагга ему не одолеть, и ушел в себя. Не думаю, что это страх, скорее догнало осознание, что поддержать меня против Уокера - это одно, а выйти в прямое противостояние с лучшим другом, оказавшимся по другую сторону баррикад, совсем другое. Как бы ни воспринимал Фрисби все в виде игровых моментов или сам себя в этом убеждал, но ссора с Джаггом все же ломала ему шаблоны.
        Я решил не лезть, сам разберется, а даже если в нужный момент зависнет, то сами справимся, главное, чтобы кораблем смог управлять на тот случай, если моих поверхностных знаний не хватит. И вообще, лезть к нам никто не собирался, по крайней мере пока шли к пещере, никого не встретили. В лесу существовала жизнь, но в основном слабые мобы, выступавшие в роли кормовой базы во время длинных путешествий.
        Мы взобрались на остров, прошли небольшой лес, потом участок с раскопками древней деревни, а дальше, переправились через реку, обошли холм с замком и спустились в узкую долину, которая вывела нас к широкому отверстию в земле. И тоже без охраны. И вот думай, ловушка это, простая халатность или план на ура сработал и все бойцы сейчас на передовой.
        Крыса обновила зелье невидимости и первая юркнула в туннель, уходящий под небольшим углом под землю. Я запоздало подумал, что надо было еще у нее взять черничного напитка, поэтому пришлось давиться многоножкой.
        Может, и зря давился, до первой пещеры мы дошли без происшествий, ни стражников, ни таинственных петов, только ровное красное свечение и россыпи сталактитов под потолком. Внутри сделали что-то вроде склада, и большая часть помещения была заставлена ящиками со съестными припасами и бочонками с разными эликсирами. Наученный горьким опытом, хватать все, что хорошо лежит, я даже трогать ничего не стал. Прошел мимо стеллажей до двери в следующий туннель, возле которой уже ковырялась Крыса, подбирая отмычки и тихонько напевая песенку про взломщика.
        От помощи она отказалась, и уже через пару минут мы аккуратно, стараясь не шуметь, двигались по очередному туннелю, похожему на первый, только в два раза уже. Мы остановились перед выходом из туннеля, разглядывая пещеру и озеро посередине, но выходить пока не спешили.
        Я видел зал с высоким потолком, сверху крупные каменные сосульки, снизу такие же, но шире и массивней, мелькали тени, но кто или что скрывается за неровными конусами, не понять. В центре небольшое озеро, которое при желании можно переплыть гребков за двадцать, а там островок со сталагмитами, выросшими на манер заборчика и одновременно похожими на ряд рычагов управления. Внутри круга Джагг смотрит в нашу сторону и крутит на пальце кривой клинок с кольцом на рукояти. Движения скупые без нервозности, скорее чувствуется нетерпение.
        
        - Эй, придурки, - крикнул мурлок, прислушиваясь к эху, пронесшемся по пещере. - Долго вы, не знал, что Серые братья такие слоупоки.
        - Он чует кого-то, но не знает, что это мы, - еле слышно шепнул Фрисби.
        - Смелей, сыкуны! Или у Хранителей нормальные ассасины закончились? Давайте поиграем! - Джагг сдвинул один из рычагов, и у нас за спиной захлопнулась недавно взломанная дверь.
        
        Знал он, мы это или нет, в принципе пофиг. Ничего это не меняло. Наглую жабью морду надо было проучить просто за факт, что притворялся пусть не другом, но союзником, а сейчас стоит ровно напротив моих целей. Удачно все складывается, и личное, и бизнес. Я дождался, пока спадет действие многоножки и сделал шаг вперед, поглядывая в сторону, где заметил тени.
        
        - О! О-о-о! - вместе с эхом повторил Джагг, - Данте, дружище. Не ожидал. Не скажу, что рад встрече, и не скажу, что не виноват перед тобой. Даже не буду просить понять меня и Уокера. Мы слишком долго хотели отомстить.
        
        Сбоку от меня зашуршала каменная крошка, и краем глаза я заметил появление Фрисби. Крыса осталась в резерве, серой дымок стелился по земле с другой стороны.
        
        - О! Наша обиженка тоже здесь, который уверен, что ничего не понимал с самого начала, - издевательским тоном попытался сказать Джагг, но чувствовалось, что обижен на Фрисби был больше он сам.
        - Я помню, как кинули нас. И, может, я не вдавался в планы Уокера, но это точно не наши со Жгучей методы, - Фрисби ответил уставшим голосом, явно эту тему с Джаггом они уже поднимали, как минимум в момент ссоры.
        - Время тогда было другое, у нас кроме реала ничего и не было. А они другое поколение, их хлебом не корми, дай еще минуточку, еще рейдик, еще квестик, еще миссию.
        - Может, ты и прав. Про поколение. Но не надо решать за меня, - я сначала вообще ничего не хотел говорить, не видел смысла, но что-то задели меня слова мурлока, так что последнюю фразу я уже прокричал.
        - Еще скажи, что попроси мы открыто, ты бы пошел на встречу? - Джагг слегка улыбнулся, хотя на жабьей морде было сложно понять степень и смысл улыбки, я не ответил, и он продолжил. - Хотя, переобулся ты быстро. Где там эта сучка, твоя новая подружка? Вернулась с Аквилона уже? Сильна ведьма, такой переполох устроила, пока брата выручала.
        
        Интересная, конечно, информация, но затягивать разговор смысла не было. Что-то уточнять или доказывать, или обвинять и надеяться, что Джагг просто отойдет в сторону, отдав нам корабль. Не понятно, уверен он в себе или время тянет, пока сюда подмога несется.
        
        - А ты слепой что ли? Она у тебя за спиной...
        
        Уверен, что мурлок не повелся, но на автомате дернулся и чуть повернул голову, в этот момент я выхватил «Хоукмун», выстрелил и начал смещаться к ближайшему крупному сталагмиту. А через мгновение палил уже из двух стволов. Попал только первыми двумя пулями, одна в плечо, а вторая в плавник на спине, когда Джагг уже метнулся за камни.
        Переглянулся с Фрисби, дождался от него кивка, что он в деле и все в порядке и пошел в противоположную с ним сторону, чтобы напасть на Джагга с двух сторон. Где-то впереди вскрикнула Крыса, я разглядел ее шляпу за одним из камней, а рядом мелькнула очередная тень. И не просто мелькнула, а неслась в мою сторону. Легко скользя между камнями, будто обтекая их.
        Сначала я решил, что это петух. Острый клюв, красный гребень и копна слипшейся шерсти, напоминавшая хохолок из перьев. Когда тварь оказалась чуть ближе, и над камнем проскочило тело, я подумал, что это дракон. Бронированная чешуя, лапы, переходящие в небольшие перепончатые крылья, когтей только не по пять на конечностях, а по одному длинному и толстому, хвост, окованный в шипастый браслет - и все это на бешеной скорости неслось на меня. Потом я вспомнил, что Фрисби что-то бормотал про василисков, но только сейчас я понял, что это было буквально, а не иносказательно.
        Я выпустил Ку-Кулька навстречу монстру, а сам телепортом сместился за камни, стараясь пробраться к Крысе и понять, что с ней. В камень, конечно, василиски обратить игрока не смогли, хотя форма некоторых сталагмитов вызывала вопросы, но нечто парализующее в арсенале монстров имелось. Крыса сползла по камню на землю, глаза навыкате, из открытого рта по подбородку тянется слюна, а ноги дрыгаются от конвульсий. Но жива и уровень здоровья почти на максимуме и постепенно приходит в себя, дергаться стала меньше, рот смогла закрыть.
        По шуму на другом конце пещеры стало понятно, что Фрисби тоже вступил в бой. Я оставил драйка на помощь Крысе и Ку-Кульку, а Ксоко отправил на поддержку мурлока. Себе решил оставить Джагга, только вот нужно было его найти.
        Оказалось, что не нужно. Мурлок атаковал первым, проскочив у меня за спиной и ударив керамбитом под колени. Я не успел среагировать, лишь чуть развернулся навстречу так, что кривой нож с хрустом зацепил верхушку берцовой кости, но не задел сухожилия. А дальше включилась полная трансформация и прыжок телепорт в сторону. Джагг либо чувствовал, где я проявлюсь, либо идеально ориентировался в россыпи сталагмитов, предугадывая мой оптимальный маршрут.
        В когтистых лапах мелькнул второй керамбит, и началась какая-то бешеная кутерьма с элементами филиппинского ножевого боя. Мелкий, юркий и очень быстрый мурлок за несколько секунд обскакал меня со всех сторон, нанес несколько неглубоких ран по корпусу и десяток порезов на руках и ногах. И если первый удар не справился с прионовой броней, то второй клинок явно был из какой-то легендарной серии и мою полную трансформацию даже не замечал, да еще и придавал усиление первому ножу.
        Еще через несколько секунд, после очередной серии атак Джагга, уровень моего здоровья снизился уже на треть, а сообщения системы о кровотечении не успевали гаснуть, как сразу появлялись новые. Я понял, что не тяну. Не только не успеваю, но и проигрываю в опыте и технике. И это притом, что я не стоял в роли тренировочного манекена. Трансформация добавляла мне отличный прирост в скорости, ловкости и реакции, и я смог нанести несколько ответных ударов. Но они лишь взбодрили мурлока, отчего он ускорился еще больше.
        Был шанс отыграться на силе и выносливости, все-таки мурлок был мне чуть выше пояса, и в момент, когда керамбиты в очередной раз пробили прион, с критическим уроном ударив меня по ребрам, я их уже не отпустил. Схватил мурлока за предплечья, направил прион на усиление рук, создав эффект стальной хватки, и поднял легкое лягушачье тело в воздух. А потом, как дубиной, обрушил мурлока на ближайший сталагмит. И еще на один, и еще.
        Что-то отчетливо хрустнуло, в глазах мурлока промелькнуло удивление, потом страх, он дергался, то пытаясь освободиться, то вырвать сидящие во мне ножи. Но после третьего удара глаза забегали и закатились, как бывает от чтения системного сообщения об оглушении.
        Но и мои дела были не лучше. Здоровье почти добралось до красной зоны, в висках стучало и подкрадывался черно-кровавый экран в зону видимости. Сил осталось максимум на один бросок. Я выбрал сталагмит поменьше и пониже, крутанулся вокруг, набирая скорость, и обрушил Джагга на острие.
        Насадить тушку, как на кол, не получилось. Не хватило ни остроты, ни крепости породы, да и Джагг в последний момент успел чуть вывернуть корпус. Но часть осколков все-таки пробила чешую на боку, а удар был такой силы, что мурлоку перебило задние лапы, раздробив все в районе тощей задницы. Кости торчали вперемежку с осколками сталагмита. Признаков жизни он не подавал.
        Я отцепился от костлявых лап и без сил опустился в пыль. Выпил зелье здоровья, практически одновременно с поглощением запаса кристаллов, и пополз добивать. Пары сантиметров не хватило, чтобы дотянуться прионовым клинком до горла мурлока, как меня атаковали сверху. С противным визгом, аж уши свело, на меня налетел потрепанный василиск и, зацепив когтем за руку, откинул на несколько метров.
        Развернулся надо мной, неровно балансируя в воздухе из-за разорванного крыла. Черт, либо вырвался, либо завалил моих спутников. Страх за близких придал скорости, и я выхватил «Хоукмун», но выстрелить не успел. Василиск отшатнулся от сдвоенной атаки молнии и магической стрелы и замешкался, не понимая на какую цель бросаться, чтобы защитить хозяина.
        Ксоко с драйком, живые, но потрепанные, неслись ко мне, на ходу стреляя в василиска.
        
        - Помогите Фрисби, - я махнул рукой, а то что-то долго новостей нет с той стороны. - Сам справлюсь!
        
        Василиск снова заверещал и бросился на меня, при этом успев регенерировать крыло. Скорость не хуже, чем у Джагга, а когти вместо лап даже крупнее керамбитов. Но я в такие игры больше играть не хотел, активировал телепорт и оказался за спиной у промахнувшегося монстра. Выстрелил в спину, дождался, пока монстр опять полетит на меня, и повторил.
        И так до тех пор, пока последний патрон в барабане с усилением на критический урон не разнес в клочья затылок василиска. Очень сомневаюсь, что такую рану можно регенерировать.
        Перезарядился и услышал, как застонал Джагг. Он лежал возле осколков сталагмита, пытался сломанными руками дотянуться до инвентаря, точнее уже запустил лапу в небольшой кожаный рюкзачок.
        Я подошел впритык и приставил “Крысиного короля” к голове мурлока.
        
        - Ничего личного, только игра… - я выстрелил, дважды, сразу с контрольным.
        
        И не успел даже обдумать, что сейчас сделал, и нафига было это пафосное выступление, как лапа мурлока выскользнула из сумки, пальцы разжались и к моим ногам выкатилась бомба с Аквилонским огнем.
        
        - Ну, вот ведь хрень…
        
        Всегда было интересно, что будет, если взрывную волну встретить в момент телепорта. Как и предполагалось, ничего хорошего. Мне показалось, что меня прожарили насквозь. Если и представить, что в момент телепортации, ты входишь в некое подпространство с замедленным временем, перемещаешься там и выходишь уже в другом месте, то огонь от бомбы в это пространство прошел вместе со мной, вот только взрывная волна не придала дополнительного ускорения.
        Я не только вывалился из телепорта, полностью обгоревшим, так еще и попал в бушевавший вокруг огонь. Спасся только потому, что сориентировался в пространстве и бросился в сторону озера. И когда рухнул в ледяную воду, осталось еще четыре процента здоровья. Ушел под воду с головой и боялся пошевелиться, не раздербанить какую-нибудь маленькую ранку, которая меня добьет и молился, чтобы враги в этом адски-гостеприимном месте уже закончились.
        Потом пришло облегчение. Ксоко направила на меня магию исцеления, простенькую, медленную, но в тот момент сравнимую с божественной. Рядом в воду опустилась раненая Крыса и, кряхтя, как старая бабка пристроилась в зону лечебной магии.
        
        - Давай меняться, - девушка протянула свой пистолет. - Что-то жесткие тут враги начались.
        - Уверена?
        - Мне будет достаточно знать, что Уокер в очередной раз словил пулю из моего ствола, - Крыса ткнула меня в плечо пистолетом. - Бери, пока я не передумала. Но только с возвратом.
        - Спасибо, - я отдал «Хоукмун» в ответ. - Верну оба, ты только мой не потеряй.
        
        Так и лежали в озере, болтая об устройстве “Крысиного короля” и увеличенном уроне от парного комплекта. А еще минут через десять остров тряхнуло, он задрожал, вода забурлила, создавая эффект джакузи, и мы тронулись.
        Фрисби стоял у рычагов управления, что-то радостно рассказывая драйку, и нервно хихикал, когда тот менял расцветку в ответ или щекотал маленькими молниями гребень мурлока. Ксоко не отходила от меня, пока здоровье не восстановилось полностью, а вот Ку-Кулек встречу с василиском не пережил и, скорее всего, не успеет респнуться до встречи с Уокером.
        Обсудили с Фрисби дальнейший план - сразу плыть на точку «Икс» или покружить по океану в зависимости от скорости реакции Уокера, которому не нужен был визуальный контакт с «Раковиной ветра». Я передал координаты острова и вышел из игры.
        
        ***
        
        По прибытии в реал первым делом связался с Русланом и попросил в точности рассказать, как все прошло с диверсией и подменой серверов. Потом почитал новости, нашел несколько небольших заметок про аварию и комментарии DRUGA, что проблема устранена и все работает в штатном режиме, а на завтра даже планируется небольшое обновление. Ни слова про саботаж или происки конкурентов, хотя сомневаюсь, что найди они червя, рассказали бы про это в прессе. Хотелось верить, что у Найтгарда сейчас есть дела поважнее, чем расследовать и вдаваться в подробности мелких аварий.
        Но точно все я узнаю завтра. Не важно какое обновление накатят, главное, чтобы оно было. Червь должен прилипнуть к нему и добавить малюсенький в рамках всей игры элемент.
        А пока можно отдохнуть и под очередную порцию очень полезной лапши с кипяточком, посмотреть: как там дела у Орды. Я устроился поудобней, вывел картинку на телеэкран, узнал, что победитель еще не определился - каждый раз, когда кто-то начинал одерживать победу, у противника оказывался какой-нибудь новый козырь. То очередное творение безумных механиков, то незарегистрированные ранее монстры с Аквилона, а то и Вождь удивлял всех прионовой магией.
        Букмекеры ставили на то, что Орда вместе с туземцами отобьется. Вот только они не знали, что туземцы после Хранителей сразу же попрут на Орду. Им даже из игры выходить не нужно, сутками могут партизанить.
        Я перемотал запись на время, когда корабль-остров начал отчаливать от берега. Посмотрел, как с него спрыгивали низкоуровневые ремесленники. А тех, кто не спрыгивал, через какое-то время начал гонять по острову и истреблять один прекрасно знакомый электрошарик на пару с молодой и симпатичной аборигенкой.
        Опять перемотал и стал переключаться между камерами, ища Уокера. Вот, какой-то пришибленный варвар протиснулся к Уокеру, быстро что-то прошептал ему, прикрывая рот рукой, чтобы избежать умельцев читать по губам. Вот лицо Уокера перекосилось, вот он в явном приступе гнева расколотил настырного механического гризли, вставшего на дороге. А вот уже несется к берегу. На ходу раздает указания, ищет кого-то, думаю, что Джагга.
        Все! Финальные кадры!
        Я аж жевать перестал и сломал биоразлагаемую вилку, так сильно кулаки сжались.
        Ну, давай!
        Уокер выбрал один из самых маленьких кораблей и, взяв с собой, небольшой отряд в десять рыл из варваров и орков шаманов, отплыл в сторону, куда скрылся остров.
        Глава 21
        Выспаться не получилось. Все время возился как на иголках, стоило только глаза закрыть и попытаться расслабиться, так в голову лезли картинки и образы предстоящей битвы. Сам уже был не рад, а мозг все прокручивал и прокручивал варианты встречи в полном составе с Уокером, Алисой и Эйпом.
        То, что Алиса явится, я не сомневался. Не додумался скрыть координаты «червивого» острова во время вынужденного перемирия. Да и ловушки все, по которым я собирался прогнать Уокера, Алиса знает.
        На всякий случай написал ей сообщение:
        «Ты как?»
        «Бывало и лучше», - она ответила довольно быстро, наставив кучу грустных смайликов, - «Видела в трансляции, что ты угнал корабль, красавчик! Держу за тебя кулачки!»
        «Какие планы?»
        «Хотелось бы принять ванну».
        
        Продолжать разговор не стал. Итак, понятно, что прямым текстом она не скажет: «мчим с братом на остров, чтоб прибить там одного варвара и одного туземца». Значит, нужно ее опередить, двойной бестелесный балласт в гонке за кнопками «Выход» мне не нужен.
        Кое-как все-таки уснул, но в итоге в игру зашел совершенно разбитый.
        Гадкий растворимый кофе, который пришлось пить без молока, не взбодрил, но взвинтил еще больше. Да еще добавил к металлическому привкусу во рту довольно мерзкое послевкусие. И так через один все органы болят, так еще и во рту теперь, явно либо от лекарств, либо нарушений в непринятом теле. Таблетки, кстати, тоже заканчиваются. Не собирался я надолго в берлоге отсиживаться, так что молоко с алкоголем закончилось еще вчера, а обезболивающих максимум на два дня, если растягивать.
        А там либо выбираться из дома по магазинам, либо все же завалить Уокера и вернуться в свое тело. Интересно только, где я появлюсь, - хотелось бы не в каком-то бомжатнике, но и не в охраняемой тайной берлоге.
        Я заставил себя не отвлекаться, уж где я окажусь в реале, точно лишние сейчас мысли. Тут бы оказаться. План, хоть и не на коленке создан, все равно как решето с кучей дырок. Одна ошибка, и второго шанса уже не будет. Заманить на остров, прогнать через ловушки, ослабить и вывести к вулкану, а еще заранее там все заминировать, чтобы извержение точно случилось. Ну и отбиться от Алисы, которой явно оцифровка пошла на пользу с точки зрения прокачки, раз она Эйпа одна вытащила.
        Я появился во внутреннем дворе замка на холме прямо на крепостной стене. Услышал гневный окрик, и сразу же бросился искать укрытие. Заметался из стороны в сторону, увидел дверь в башне и уже почти добрался до нее, как понял, что опасности никакой нет. На земле во дворе лежало несколько трупов игроков, над которыми кружили и кричали чайки, а одна сидела на крепостной стене и как раз гаркнула на меня. Больше движения не было. Только черный флаг с криво нарисованным черепом дергался на вершине замка.
        Выдохнул, успокоился, убрал пистолеты, причем сам не помнил, как доставал. Чертовы нервы, надо успокоиться, а то так дергаясь, я не то что по плану, вообще ничего не навоюю.
        В башню я все-таки забрался, нашел там на лестнице еще один труп с явными ожогами от электрошокера драйка. Спокойно облутал его, став обладателем горстки ценных, но не особо дорогих камней и набором инструментов для огранки. Не то, о чем я мечтал, но может на пенсии займусь.
        Верхушка башни идеально подошла в роли смотровой площадки, по углам даже стационарные подзорные трубы поставили. Я решил, что это нововведения Уокера, потому что выглядели они один в один как в реале на всяких туристических маршрутах с красивыми видами. Посмотрел вдаль и не увидел ничего - только океан и никаких кораблей или островов на горизонте.
        Зато сам корабль рассмотрел. Хорошо у Орды здесь. У меня на острове скорее все технично - пропасти, пещеры, болото с трясиной, кусочек зыбучих песков, этакая сборная солянка, она же полоса смертельных препятствий. А тут прям отель в природно-охраняемом заповеднике: долины, на лугах коровы пасутся, в озере рыба играет. И не только рыба. Все здесь какое-то при свете дня радостное и уютное, даже Ксоко с драйком какие-то догонялки с оленем в лесу устроили, молнии и без трубы заметно.
        Я раскинул руки навстречу ветру и прикрыл глаза, улыбаясь ассоциациям с фильмом “Титаник”, который так любили девочки в приюте. Каждый раз чуть до драки не доходило, когда воспитатель голосование за фильм устраивал. Двигался остров быстро, точных цифр система не подсказала, но я начал замерзать от ветра. Так что, когда пришло сообщение от Фрисби, я без сожаления, побежал в пещеру управления.
        
        - Не сильно топим? Не потеряет нас Уокер, а то я что-то не вижу преследователей?
        - Норм, я же говорил, что у него маячок на «Раковину ветра», - Фрисби развернулся на обломке сталагмита, заменяющему кресло капитана. - Но работает только пока артефакт внутри.
        - Нашел его?
        - А то! Как два когтя об землю, или как там говорили? - мурлок помахал лапой. - Там действительно, как утка в зайце, а в зайце яйцо... В общем, под пультом управления в воде еще пещерка махонькая, ну а там тайничок.
        - Не пойму, почему Уокер с собой-то артефакт не унес?
        - Нельзя. Если разъединить, так остров сразу глохнет, консервируется и корни пускает. Обратно заведется только часов через восемь, там небыстро все. Если бы их прижали, то не успели бы свалить.
        - Ясно, - я посмотрел на приборы, точнее, на несколько мутных кристаллов, мигающих разными цветами. - Долго еще?
        - Еще немного таким темпом, потом еще час на максималке. Можешь начинать готовиться. Свари какое-нибудь зелье удачи, лишним не будет.
        
        ***
        
        Варить, конечно, я ничего не стал, но как только выбрался на свежий воздух, нашел живописную полянку и провел небольшую ревизию. Отобрал самые крупные кристаллы приона и поместил их в ячейки быстрого доступа, расход планируется большой - и броня, и оружие, и постоянные телепорты. Добавил одно зелье здоровья, опять же самое мощное из запасов, и еще две ячейки забронировал под оружие: парные «крысиные короли» и «медноголовка». Колоть и резать буду прионовыми клинками, а вот гаррота с опциями на паралич пригодится в случае тесного контакта. Но если мне суждено сегодня победить, то только благодаря скорости и дистанции. Варвары хоть и здоровые, но тоже шустрые, много брони не носят, так что в пистолеты я зарядил свои любимые пули с маркировкой «RIP».
        По Фрисби можно было часы сверять, с момента как плавучий остров прибавил в скорости, прошло ровно пятьдесят минут, и вот впереди показалась и стала расти маленькая черная точка. А пока я думал, не сбегать ли за подзорной трубой, остров оказался уже практически перед нами.
        Фрисби сбавил ход, а потом корабль ощутимо тряхнуло, послышался скрежет, еще раз шатнуло и резко тормознуло, будто мы сели на мель. Как-то иначе я себе представлял парковку. Типа подойдем, бок о бок островами потремся, а здесь метров триста еще плыть.
        Пока я разглядывал свое творение и думал, на чем бы перебраться, подошел Фрисби и протянул мне маленькую раковину. Самую обычную с кулак размером, мы в детстве верили, что если такую к уху поднести, то шум моря услышишь. Проверять не стал, вокруг шумело так, что будь внутри даже динамик с низкими басами, все равно ничего бы не расслышал.
        Вокруг пошло какое-то движение. Мало того, что корабль стал оседать и чуть ли усаживаться, как какая-нибудь птица в гнездо, так еще и часть ландшафта стала пересобираться, как конструктор «Лего». Один из холмов шустро сначала наклонился в сторону настоящего острова, а потом шустро, вызвав волну брызг, перетек в полноценный и очень широкий мост. А за ним еще один холм, а потом и речка сменила направление и потекла за ними. Не знаю, что это за игровая механика, но острова буквально срастались друг с другом.
        
        - Не спи, - мурлок хлопнул меня по плечу и показал на быстро пронесшуюся по земле тень. - Гости летят. Всё-то у Хранителей самое лучшее, даже сюда первым классом.
        
        Я не успел разглядеть деталей. Только силуэт в легкой дымке, заходящий на посадку где-то на дальней стороне острова. Но понять, что это костяной дракон под управлением некроманта, который не только оседлал скелетную тушку, но и пассажира везет, было несложно. А в списке приглашенных, у нас только один некромант - Алиса.
        
        - Шустрая тварюга, - сказал и не понял, про кого говорю, про дракона или про Алису. - Ладно, сама напросилась. Погнали, завалим их, пока Уокер не приехал. Только вулкан заминирую сначала.
        - Ого, прям речь не мальчика, но мужа, - заржал Фрисби. - Ты мне таким прям нравишься!
        - Да пошел ты. Карту ловушек заучил?
        - А то! Прекрасный остров между прочим, аж завидую. Так что ты мне раковину верни потом, тоже свою недвижимость хочу.
        - Само собой. Выследи их, а я пока к вулкану.
        
        Не ради маскировки, но скорее наудачу, повозил пальцами в земле и нарисовал две грязевые полоски под глазами на манер камуфляжа. И уже для маскировки принял астральную многоножку, прям будто опять отвратного растворимого кофе жахнул, только еще кислого. И начал разгонять себя: пошел, ускорился и метров через десять сорвался на бег, контролируя дыхание.
        Не остров, а одно загляденье, жаль только насладиться некогда. Пусть и на заготовках все собрано, но прям гордость брала - вернусь в реал точно заделаюсь гейм-дизайнером или хотя бы тем, кто локации создает, а в игре здесь поселюсь - буду местным божеством. Не все, конечно, идеально вышло. И подлагивает иногда, и пинг скачет, плюс фризы, но для первого опыта сойдет, да и системе сложнее будет нас с Уокером различить.
        Столько раз смотрел на карту и трехмерную модель, что мог по острову с закрытыми глазами бегать. По дороге встретил несколько пачек мобов, по уровню еще очень маленьких, да и глупых - не пуганных еще. Зато спугнул несколько туземок из деревни, полоскавших какие-то тряпки на речке. Ни конкурентов, ни костяного дракона не встретил, хотя уверен, Алиса знает про план с вулканом.
        Установке зарядов никто не помешал, никто не набросился и не встретил меня на выходе из кратера, хотя я предварительно довольно долго сидел в засаде, прячась в трещинах на земле. В реальной жизни такой финт мог и не прокатить, но в игре вулкан получился, как с картинки из фэнтези фильмов. Лава стояла почти по самое горлышко, бурлила и плескалась, жерло широкое, а стенки из слоев застывшей лавы, наоборот, тонкие. Я специально так подкрутил настройки, когда все это создавал.
        Прионовые заряды я разместил вдоль одной из стен, рядом с боковым кратером, так что, может, извержение я и не вызову, но стенку обрушу, а там и само натечет. Сложнее было придумать и сделать устройство для одновременного и дистанционного подрыва, но тут Фрисби подсобил с очередными болотными гадами. Крупные личинки с жабьими выпученными глазами реагировали на специальный свисток, сделанный из камыша, и выделяли резкий выброс тепла, приводивший к мини-взрыву. Зона действия небольшая, до десяти метров, но мне больше и не надо - чем ближе, тем лучше.
        На каждую прионовую шашку я налепил и крепко привязал по пять насекомых и присыпал все песком. Слопал еще одну многоножку, но выбрал эффект астрального двойника. Отправил его в сторону деревни, а сам метнулся к ближайшему лесу и стал наблюдать за подходами к вулкану.
        
        «Вторая группа вип-клиентов на подходе», - пришло сообщение от Фрисби. - «Десять рыл, высаживаются на остров».
        «Уокер?»
        «На месте. С ним отряд Бронко - знаю его, хорошие парни. Резкие, но не следопыты. Я срисовал всех, повесил метки, прими координаты».
        
        Подтвердил системе, что хочу принять данные, и мысленно присвистнул, глядя, как на моей карте острова появилось десять ярких точек. Девять одного размера и одна в два раза крупнее - точки веером рассыпались, перейдя на нашу часть острова. Кучеряво живут ассасины, удобная опция. Надо было и мне такой класс выбирать после контракта НПС, многих бы проблем удалось избежать. Ладно, не о том думаю, не стоит гостей заставлять ждать.
        
        ***
        
        Бронко хрипел как-то уж чересчур громко. Эффект паралича от удавки не сработал, и двухметровый варвар вертелся, то пытаясь сбросить меня, то дотянуться огромной лапищей. А я перекрутил «медноголовку», уперся ногами ему в спину, и уже чуть ли не как на сноуборде, балансировал от попыток Бронко меня схватить. В итоге он просто рухнул на спину, рассчитывая придавить меня. Телепорт сработал в последний момент, я уже чувствовал жесткую землю и первое давление острых доспехов, но все-таки ушел на пару метров в сторону.
        Потеряв меня, варвар вскочил моментально, здоровья уже было меньше половины, кровь хлещет, а он, как какой-то гимнаст, закинул ноги к голове, резко выгнулся, забросил ноги вверх и оказался на ногах. Но и меня уже не было на месте, второй раз с удавкой я решил не лезть и, оказавшись у него за спиной, с двух стволов выстрелил в затылок. И не глядя, как рухнуло обезглавленное тело, в несколько прыжков ушел и потерялся в кроне стоявшего неподалеку дерева.
        К мертвому Бронко подошел практически брат-близнец, только помельче на полголовы и волосы не распущены, а в хвостик стянуты. И наклонился его облутать. То, что пульс хотел проверить на обрубке шеи, вот ни враз не поверю. А может что-то ценное забрать, чтобы врагам не досталось. Но зря он так. Мне даже близко подходить не пришлось, «крысиный король» на такой дальности не прощал ни жадность, ни заботу. Я вот только простил, промазав первым выстрелом, не привык еще к новому стволу. Но исправился быстро - сначала в открытую подмышку, а потом и в висок.
        У меня уже минус четыре. Ордынцы разделились на двойки и начали прочесывать остров. Фрисби первый начал сокращать популяцию варваров на моем острове, приговорив двоих возле деревни. Своих первенцев я достиг возле одной из ловушек, слегка увеличенной волчьей ямы с острыми копьями на дне. Провалились они жестко, один сломал ногу, а второй зацепился ребрами о кол, но ни подлечиться, ни тем более выбраться я им уже не дал.
        Еще двое просто пропали с радаров без нашего участия, подсказав, в каком районе прячется Алиса. А напарник Бронко, все же был жадиной, заметил один из тайников и отстал, пока взламывал замок.
        Уокера мы уже заманивали. Я как бы случайно попался ему на глаза, сделав вид, будто перевязываю ногу и, получив сигнал от Фрисби, что меня заметили, похромал через лес, усеянный капканами и ловушками с кольями, в сторону участка с зыбучими песками.
        
        «Триста метров, поднажми» - Фрисби, уйдя в невидимость, страховал откуда-то сбоку.
        «Принял. Алису не видишь?»
        «Хрипы костяного слышал, но визуального контакта нет».
        
        Уокер был хорош. А я поставил себе заметку, перепроверить настройки ловушек в лесу, потому что ордынцы их даже не заметили. Зыбучие пески только на отлично отработали, настолько они выбивались из общего ландшафта, что притупили бдительность. И если Уокер прошел по краю, вовремя выскочив, то напарнику повезло меньше. Когда ему кинули древко секиры, он погрузился уже по пояс. Дергался, пытаясь вырваться, но только быстрее уходил в песок.
        
        «Надо помочь» - написал Фрисби.
        «Кому? Уокеру?»
        «Зачем Уокеру? Песку надо помочь, давай отгоним!»
        «Может, наоборот? Подтолкнем, да я за ним прыгну - устроим братскую могилку?»
        «У него здоровья под тонну, он в этих песках час помирать будет, не подгадаем».
        
        Спорить с Фрисби я не стал, да и не успел бы. Как только он отправил сообщение, сразу же бросился на Уокера. Проскочил в одну сторону за спиной, подсекая ноги, а потом, уворачиваясь от волка на броне варвара, ударил ножом по рукам. Секира выскочила у него из рук, он прорычал какое-то заклинание и вокруг него появился магический щит.
        Уокер прокрутился, ища Фрисби, и не найдя, бросился поднимать секиру, уходящую в песок вместе с игроком. Но тут уже вмешался я. Выстрел - блеск купола, искры, пространство перед варваром промялось, защита выдержала, но он сделал шаг назад. К секире я его так и не подпустил, перестал стрелять только в момент, когда она полностью скрылась из виду.
        Мы стояли по разные стороны песчаного участка, напрямую около тридцати метров, в обход долгие пять секунд, за которые я могу сбежать метров на двести. Уокер закричал. И если всю погоню он хладнокровно не издал ни звука, то сейчас изобразил Кинг-Конга, только в грудь себя бить не стал, проорался и уже тише обратился ко мне.
        
        - Данила, не мешай мне! У нас с тобой одна цель!
        
        Поговорить нам не дали, сбоку с хриплым визгом спикировал костяной дракон и бросился на Уокера. Я замер, поднял пистолеты и сразу же отпустил. Дракон уже не хрипел, и я не знаю, может ли скулить детище некромантов или это трение костей, перетираемых в труху. Но кажется, я впервые увидел настоящего Уокера, того самого, о ком слагают легенды. Дракон был молод по меркам костяных сородичей, хорошо так за трехсотый уровень, а Уокер играл с ним, как с мелкой трусливой ящерицей.
        Вот, хвост отвалился. А еще моя уверенность в победе будто начала утекать в зыбучие пески. Как такое можно победить? Не дракона - при должной удаче, я бы с ним тоже справился, правда с помощью Фрисби, Ксоко и драйка. Но вот Уокер. С включенным сейчас турборежимом, а иначе я не мог понять, почему он стал больше, крепче, сильнее и быстрее, чем был даже в битве с Найтгардом.
        Если уж извержение вулкана Уокера не остановит, то абзац котенку.
        До вулкана я не добежал метров пятьсот. Чуть ли не пятой точкой почувствовал, что сейчас будет удар и в последний момент телепортировался в сторону. Уокер пронесся мимо, погасил скорость кувырком и перехватил меня на выходе из очередного прыжка. Удар пришелся в плечо по касательной, прионовая броня промялась внутрь, а рука моментально отсохла и потеряла чувствительность. Меня отбросило на несколько метров, и уже я ушел кувырком, от нового удара варвара.
        Это не человек, это даже не варвар, а какой-то дикий гибрид орка с медведем. Помимо физической атаки, подключилась ментальная. Где-то в глубине разума я понимал, что Уокер не изменился, но картинка каждый раз подводила. Несмотря на яркий день, глядя на его лицо, появилось ощущение стробоскопа: человек - медведь - орк - человек - медведь... И так по кругу.
        И весь этот зоопарк с безумным, жаждущим крови взглядом, пер на меня. В каждой руке по небольшому топору, небольшому для Уокера, а для меня так приличным двуручным. Скорость, с которой варвар перемещался, не укладывалась в голове, а с эффектом стробоскопа, вся картинка получалась размытой, только солнечные блики на лезвиях хоть как-то фиксировали положение врага. У него будто два пропеллера по бокам появилось, ускорься он еще хоть капельку, мог бы и взлететь.
        Я только отступал, стараясь не попасть под удар, обойти и прорваться к вулкану. Пробовал стрелять, но пули вязли в размытом силуэте, и непонятно было, защитное поле там внутри, или скорость взмахов попросту отбивает пули.
        Заметил Фрисби, несшегося за спиной Уокера, видимо, надеясь, повторить свой маневр. Но Уокер и тут оказался быстрее, сместился, подгадал момент и рубанул за спину, подцепив на острие маленькое тело мурлока. Встряхнул раненое тело на землю, и следующим ударом отрубил голову вместе с лапами.
        Активировав прионовые клинки, я бросился на Уокера, но он лишь отмахнулся, сбив меня в воздухе. Упал я жестко, полная трансформация давала неплохую защиту, если в тебя стреляют, колют или режут. Но заброневой урон в Эфире работал так же, как в жизни или других играх. Хрустнули ребра от удара, а потом и приземление на камни добавило трещин в бедро.
        Сообщение о полученном критическом уроне показалось самым хорошим из того списка, который посыпался. Оглушение, частичный паралич конечностей, дебафф панической атаки - из-за всего этого я мог только ползти, подволакивая ногу.
        Уокер замахнулся, чтобы добить меня, но ему помешали. Гора мышц, нависшая надо мной, закрывала обзор, и я увидел только головы варваров, появившихся за плечами Уокера. Тел при этом было на одно меньше, чем голов. Да и тех, у кого головы были, назвать красивыми стройными северянами язык уже не поворачивался. Трупные пятна на перекошенных лицах, сами сутулые и сильно подсушенные, в сравнении с тем, какими они были час назад.
        Алиса успела поднять всех убитых варваров, оживить и поставить себе на службу. Все по классике - шаманы превратились в орков-личей, а варвары просто в груду прожорливого мяса.
        Мертвяки ударили одновременно, набросились на Уокера, как шакалы на медведя в мультике про Маугли. Алиса, вся в черных облегающих доспехах, стояла в стороне и управляла мертвыми, дирижируя узким посохом. За ее спиной стоял Эйп, уже не в роли НПС, а вернувший привычный для себя образ лесного эльфа. Контракт-то они может и выполнили, но прокачаться Эйп успел только до тридцатого уровня. И хоть был одет в легендарную броню, да обвешан артефактами, все равно он тут не боец. В текущем состоянии Уокеру чихнуть на него достаточно, как тот переломится. Эйп это понимал и не лез, но четко, сфокусировано посылал стрелу за стрелой поверх голов мертвяков, с виду из очень дорогого эльфийского лука.
        Уокер рычал, бросил топоры, просто потому что зомби висели на руках, не давая нормально размахнуться. Он стаскивал их, отрывал конечности, но и сам то здесь, то там покрывался небольшими царапинами, тут же начинавшими гноиться и шипеть с зеленой пеной. Уокер чуть замедлился, на лице появилась зеленоватая бледность и едва заметно, по капельке, стало убывать здоровье. Но слишком медленно, он и десяти процентов не потерял, как раскидал всех зомби и двинулся на Алису.
        Она будто этого и не заметила, вынула из инвентаря новый посох. Этот был длинный, чуть ниже нее, с навершием в виде четырех черепов разных рас, и судя по размеру, детенышей представителей этих рас. Маленький орк, эльф, гном и человеческое дитя - все четыре черепа одновременно вспыхнули зеленым светом, и Алиса воткнула посох в землю. В сторону Уокера зеленой змейкой над землей застелился туман, добежал до него, обволакивая ноги. И Уокер закричал, от боли и удивления. Многочисленные гнойные раны засветились зеленым, вены на открытых частях тела и, главное, на лице стали чернеть, уплотняться и пульсировать. Варвара парализовало и трясло мелкой дрожью, а Алиса вдавила посох покрепче в землю и повернулась ко мне.
        С ее раскрытых ладоней сорвались черные искорки, похожие по форме на снежинки и полетели к куче мяса из растерзанных варваров. И секунды не прошло, как убитый мертвый встал в очередной раз. Только выглядел еще страшнее, чем до этого - конечно, срослись криво, из кожи торчали обломки костей, голова свернута набок, но мертвяка это вообще не волновало. Он что-то пробурчал себе под нос и рывками побежал на меня.
        Восстановился я не полностью, но отбиваться был готов. Звать спутников не стал, насчет драйка не уверен, но потерять Ксоко, а потом отбиваться от нее мертвой не хотелось. А вот кавалерия сейчас бы не помешала - я сфокусировался на призыве Черныша. Именно призыве, а не превращении в ягуара. Как бы мне ни хотелось слиться сознанием с духом-защитником и выпустить внутренних демонов против Алисы с Эйпом, но потом включится пассивка «бешенство», и я потеряю контроль. А, похоже, пора признать, что план действий где-то дал трещинку и трезвый ум мне ох как пригодится.
        Черныша я сначала услышал. Тихое рычание у меня за спиной, а потом резкий прыжок, так что ветерок по затылку прошел, и ягуар, перепрыгнув через меня, сбил с ног первого мертвяка. Второго уже встретил я, прямым попаданием в голову. А третьего, почти так же эффектно клювом пробила в лоб цапля. Причем дух-защитник сделал это с ходу, еще мгновение назад никого рядом не было, а потом воздух уплотнился, невидимый портал выплюнул птицу.
        А вот и моя кавалерия! Пусть это скорее зоопарк, но мой, и пришли они на помощь, потому что ценят за мои поступки. Да и пофиг, что кто-то это в скриптах квеста прописал. По крайней мере все честно.
        Черныш, цапля, гризли, кайман, обычно смешные. Но сейчас дико агрессивные обезьяны, даже пиранья проявилась, и чуть парила над землей, атакуя зомби. А потом мы все вместе набросились на Алису с Эйпом.
        Алиса не растерялась, у нее в руках появилось два костяных серповидных ножа, но резать она никого не бросилась. Прокрутила руками, как какой-то боец кунг-фу, еще и притопнула, а потом стала размахивать клинками. И после каждого взмаха с костяных кончиков срывались и летели в духов-защитников зеленые сгустки. Сгустки были разные, может, угол полета влиял, а может дополнительные заклинания, но в нас летели то призрачные косы, то полноценные костяные иглы, а в пиранью так вообще попало что-то среднее между костяной клеткой и паутиной - сгусток раздался вширь, растянул щупальцы, а потом схлопнулся вокруг пираньи, отправив ее в нокаут.
        Началась какая-то куча мала. Алиса вертелась, как волчок, умудряясь не только разбрасываться сгустками, но и бить ногами, выдавая красивые вертушки по мордам особо медлительных духов-защитников. Эйп держал дистанцию, бегал по кругу и стрелял, то выцеливая меня, то спины моих союзников. Только Уокер все еще стоял на месте, трясся, как припадочный, да пускал зеленые слюни.
        Один из сгустков в виде ядра с шипами задел меня и отбросил на несколько метров, опять хрустнули свежезажившие ребра, но полная трансформация не пропустила яд, гной вспенился на прионе, впустую зашипел и рассыпался в пыль. Мой полет стал для всех неожиданностью, и если Алиса воспряла и с удвоенной силой набросилась на духов-защитников, то Эйп явно был к этому не готов и оказался от меня в зоне, куда я мог попасть одним прыжком телепорта.
        Что я и сделал. Это странное чувство, когда тебя маленького достают старшие парни, а ты зубами скрипишь и представляешь, как вырастешь, станешь больше и сильнее, и отомстишь. И действительно так и делаешь. Не беспомощных старцев пинаешь, будучи еще бодрым пенсионером. А довольно скоро, как только сравняешься в массе, но превысишь в мастерстве. В реальной жизни у меня такого не было, но сейчас, оказавшись за спиной у Эйпа, пробив ему ногой под колени и не обращая внимания на вопль Алисы, я ликовал.
        
        - Это, сука, все очень личное... - я много раз мысленно проговаривал эту фразу и представлял подобную ситуацию. Много фраз представлял, но сейчас понял, что достаточно одной, мы хоть и в игре, но не в театре же, лишнего пафоса не хотелось.
        
        Я приставил ствол к голове Эйпа, и выстрел слился с очередным криком Алисы. Но надо отдать ей должное, пришла в себя она быстро. Поняла, что брат выпал из викторины на раздачу реальных тел, а она еще в игре, и продолжая отбиваться от духов-защитников, попыталась говорить уже иначе.
        
        - Даня, ты был в своем праве, и это ничего не меняет. Уокер скоро подохнет, это заклинание Ганеша, это не просто посох - это легендарный сет. Да чтоб вас, - Алиса зарычала, когда Черныш достал ее лапой. - Останови их, давай поговорим.
        - Ты права в одном, это ничего не меняет, - я поднял пистолеты, прицелился так, чтобы не задеть оставшихся в живых духов-защитников.
        - Давай договоримся. Скажи, что ты хочешь, - Алиса сотворила какое-то заклинание, серое песчаное (или это был прах) облако покрыло цаплю и одну из обезьян, и они застыли в форме камня.
        
        В достаточной, чтобы сражаться, форме оставались только Черныш, волк - дух-защитник Алабамы и кайман, остальные - кто полностью исчез, а кто раненый валялся рядом. Но и Алисе досталось, а последним заклинанием она явно черпанула через край, и если здоровья еще половина, то маны должны быть на донышке. Я не стал отвечать, выстрелил и попал в магический щит, выстрелил еще раз и Алиса отбила пулю сгустком с костяного ножа, только третий выстрел попал в цель, в ногу чуть выше колена, но Алиса упала.
        
        - Давай, убей меня. Это всего лишь игра, я оживу через пару часов. Помирюсь с Найигардом, расскажу про этот остров в обмен на новое тело или заберу у тебя свое, - Алиса продолжала говорить, а я отозвал духов, не буду я ни о чем договариваться, просто прикончу ее и сделаю это сам. - А ты, как был никем, так никем и останешься. Да еще в розыске в реале…
        
        В этот момент она ударила. Сжала руку в кулак, и с колец на пальцах в мою сторону полетело четыре луча, похожих на лазерные. Но я ждал и одновременно с ее атакой выстрелил сам и бросился на землю. Два луча прошли выше, один распорол плечо, а второй с критическим уроном пробил ключицу, оставив мне лишь четырнадцать процентов здоровья.
        Я откатился в сторону, запоздало, наставив пистолет в здоровой руке на Алису, но стрелять уже было не обязательно. Пуля попала в глаз, разворотив красивое лицо, и если какие-то крохи жизни в ней еще оставались, то ненадолго.
        Я не стал лечиться и, держась за плечо, поковылял к Уокеру. Его все так же била дрожь, зеленая пена шла уже не только изо рта, но и из ушей и носа, а здоровья всего три процента. Считай равно моим пятнадцати - тут и вулкан не нужен, хватит любого взрыв-пакета.
        На всякий случай я активировал прионовую перчатку и аккуратно, будто что-то горячее, дотронулся до посоха с черепами. Глазки вспыхнули, зеленая муть попыталась прожечь руку, но, как и в прошлый раз, с шипением испарилась. Тогда я уже уверенней схватил посох и вырвал его из земли. Действие заклинания прекратилось и Уокер бессильной тушей рухнул на колени.
        Я подошел на расстояние вытянутой руки Уокера, опустился на землю и положил между нами прионово-динамитную шашку. Варвар поднял голову и заговорил, все еще тяжело дыша.
        
        - Какая она была?
        - Кто?
        - Моя дочь? Я не успел с ней даже поговорить.
        - Она была… - я задумался, что я знал о Нике и что в ней было от нее, а что от Таламуса. Я чувствовал боль Уокера, не мог осознать, но понимал. - Так скажем, она любила эксперименты.
        - Прошу тебя, дай мне отомстить. Я смогу, я знаю, как, у меня все готово. А потом я верну тебе тело, - Уокер потер лицо и уткнулся в ладони, а когда не дождался ответа, продолжил. - Нет? Тогда пообещай мне, что ты отомстишь. Найтгард должен умереть, или Аннелиса окажется права, и ничего не изменится. Ты сможешь? Пообещай…
        
        Я не знаю, как это произошло. Почему я не проверил и не добил Алису, может красная пелена перед глазами и шум в голове на критическом проценте жизни. Может, понадеялся на духов-защитников, а они отыграли положенное время и ушли. Но когда у меня за спиной появилась Алиса и отправила в прионовую шашку свой мертвячий сгусток, а взрывная волна вынесла нас всех в пустоту, я понял, что уже принял решение.
        
        «В Эфире! Получен критический урон. Вы погибли. Штраф опыта: 150 000 очков. До воскрешения 30 секунд, 29…»
        «Выйти из игры?»
        «В Эфире! %#&*&*#$^*&. Системная ошибка !?##:* &_40х[email protected]^*&. Подождите, к вам подключается оператор техподдержки».
        «Выйти из игры?»
        «В Эфире! ERROR…»
        
        Как когда-то недавно, но кажется, что совсем в другой жизни, я скорее осознал три силуэта в пустоте и только две ярких кнопки “Выход”. И пока остальные тени мельтешили, пытаясь ускориться, я понял две вещи. Во-первых, они оба правы. Алиса права, что игровыми смертями Тринайти не разрушить, и Уокер прав в стремлении осуществить свою месть. А вторая - то что я не убийца. Тот самый я с налетом воспитания в Таламусе, с коротким жизненным опытом в реале и насыщенной жизнью в виртуале - не убийца.
        Не хочу быть, как они. Хочу быть собой.
        Я мысленно раскинул руки, представив, что лежу в джакузи и расслабился.
        «Здравствуй, пустота, я пока остаюсь».
        
        ***
        
        «Уважаемые зрители, зрительницы и не определившиеся, а также оцифрованные личности, недавно получившие официальный статус! Сегодня великий день - первый день свободного Эфира!
        Как вы помните после трагической смерти очередного акционера DRUGA и исчезновения Данилы Кенарева, проходящего свидетелем по ряду дел, связанных со смертью остальных акционеров… Фух, еле выговорил! Кто такие тексты пишет? Але, редактор, ку-ку!
        Так вот сегодня Данила на правах единственного владельца компании открыл специальный фонд, который займется полной поддержкой игры «В Эфире» - от разработки новых обновлений и обеспечения работы серверов до официальной юридической поддержки оцифрованных игроков. И да, теперь «В Эфире» получила статус программного обеспечения с открытым исходным кодом.
        А теперь непосредственно к игровым новостям! Клан «Первые люди» - в ожесточенных боях полностью очистил от «Хранителей» Аврору, как, впрочем, и со всех других материков. Клан «Хранители Авроры» на грани исчезновения.
        Для всех остальных игра продолжается! Спасибо за внимание и до скорых встреч!»
        КОНЕЦ
        
        ОТ АВТОРА:Если вы добрались до этого места, то ваше время, уделенное этой истории, уже лучшая для меня награда! Спасибо вам всем! И отдельное спасибо за активность, помощь и поддержку: da_chto_vse_zanyato_to, shtech, Виталий Демченко!
        Хотя, если поделитесь отзывом или лайком, будет еще лучше!
        
        Цикл "В Эфире!" завершен, но впереди новые проекты! И надеюсь, что много! А начну (на правах спойлера) с этого - название предварительное, дата выхода - декабрь 2021. Если интересно, то подписывайтесь, чтобы не пропустить уведомление о старте!
        

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к