Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Головань Илья / Десять Тысяч Стилей: " №02 Десять Тысяч Стилей " - читать онлайн

Сохранить .
Десять тысяч стилей. Книга вторая Илья Головань
        Десять тысяч стилей #2
        Над Сильнаром, самым известным центром боевых искусств, сгущаются тучи. Не все так спокойно, как кажется на первый взгляд, и этому месту вскоре предстоит пройти не одно испытание.
        Но тучи сгущаются и в душе одного простого ученика по имени Ливий. Жажда мести, которую он так долго сдерживал, вновь взяла над ним верх, и теперь Ливий уверен, что сможет довести возмездие до конца. Но что же ждет этого парня?
        Десять тысяч стилей. Книга вторая
        Илья Головань (Krayhir)
        ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ СТИЛЕЙ. КНИГА ВТОРАЯ
        Пролог
        - Господин, не хотите ли яблочко? Лучшие плоды из моего сада, посмотрите, какие аппетитные.
        Фермер, который торговал яблоками, был обычным мужчиной средних лет. Он выглядел сильным, впрочем, это не удивляло - ведь, как и любой другой фермер, мужчина постоянно занимался физическим трудом.
        Тот, кому предлагали купить яблоки, был молодым парнем. На нем была надета черная кираса с выгравированным лицом демона, одна рука лежала на рукояти меча, как и другая, но уже на рукояти второго меча.
        - Отстань со своими яблоками, мужик.
        Несмотря на свой возраст, парень прошел не одно сражение. Он отлично владел своими мечами и шел по пути боевых искусств с самого детства. Парню пытались продать не только яблоки: уйма торговцев старалась всучить ему свой товар без какого-либо результата. Одних молодой воин проигнорировал, а других - грубо послал.
        - Да уж, что за молодежь пошла. Эй, девушка-красавица, хочешь яблочко? Настоящий мед!
        - Пять штук, пожалуйста.
        Довольный фермер выбрал лучшие яблоки и положил их девушке в корзину. Боковым зрением мужчина заметил, что бездомный мальчишка как раз тянет руки к его фруктам с намерением стащить парочку. Фермер отреагировал моментально и схватил пацана за ухо.
        - А, простите, я не хотел ничего трогать!
        - Ишь ты. Ладно, иди. Держи, - сказал фермер и протянул яблоко пацану.
        Торговля понемногу шла на спад, и через три часа мужчина сложил непроданные фрукты в ящики, которые загрузил в тележку.
        - Уже закончили? - спросил парень, который работал грузчиком. Фермер платил ему, чтобы он забирал тележку с товаром и отвозил ее на ферму. Пусть заработок был небольшим, но денег на грузчика хватало.
        - Да, можешь забирать. Поставь, где и всегда, - сказал торговец.
        - А вы?
        - Пойду в кабак. Хочется мне сегодня пропустить пару стаканчиков, - ответил фермер, а грузчик в ответ кивнул. Мужчина частенько оставался в городе после работы, чтобы выпить.
        Фермер поправил штаны и пошел по переулкам к улице, где концентрация кабаков была немыслимой. Но мужчина свернул на полпути в подворотню, а потом открыл дверь какого-то подвала и спустился вниз.
        - Приветствую, глава!
        На колено встал человек, который стоял в подвале на страже. Фермер жестом велел подняться и направился вниз. С улицы казалось, что это самый обычный подвал, да и пока мужчина спускался - тоже, однако ступени вниз не заканчивались. А спустя минуту перед глазами фермера предстало немалых размеров помещение.
        Когда-то здесь были склады. Конкретно - четыре винных склада, причем никак не связанных между собой. Эти подземные сооружения были выкуплены, а затем соединены, а потом быстрыми темпами подземная база была приведена к нынешнему ее виду.
        - Приветствую, глава! Что желаете выпить?
        - Молот гадюки. Двойной.
        - Будет исполнено!
        Фермер, который оказался главой этого места, прошел вперед и сел на роскошный диван. Лакей поднес ему стакан, и мужчина опрокинул жидкость себе в рот.
        Молот гадюки - редкий алкогольный напиток, который обычные люди не употребляют. Все из-за высокого содержания яда. Мастер боевых искусств спокойно перенесет негативные последствия, а вот обычный человек может даже умереть. Мужчина же выпил двойную порцию, но не изменился в лице ни на йоту.
        - Опаздываете, глава.
        - Сегодня торговля яблоками шла неплохо.
        На соседнем диване сидел мужчина, лицо которого закрывала маска. На полу, у его ног сидела девушка и чистила лезвие его меча от запекшихся пятен крови.
        - Зачем это вам надо? И почему бы не перебраться на основную базу? От кого мы тут прячемся?
        - Это мое желание, - ответил глава.
        Желание главы - закон. Мужчина в маске тут же замолчал. Если глава ответил так резко, это значило, что ему не нравится тон собеседника. И его уж точно не стоило злить.
        - Гром, как идут дела с рекрутами? - спросил глава через несколько минут.
        - В рамках ожидаемого. Мясник увеличил набор детей в два раза, но выживает не больше пятой части, - ответил мужчина в маске.
        - Уже неплохо, - сказал глава. Лакей поднес другой коктейль, на этот раз - сладкий. Глава любил выпить что-то легкое сразу за крепким напитком, и слуги об этом прекрасно знали.
        - Их уровень?
        - Мог бы быть и лучше, - ответил Гром.
        - Проведите дополнительный отбор. Мне нужны по-настоящему сильные воины, а не всякие слабаки, - сказал глава и отпил сладкий напиток.
        Гром кивнул. Еще один отбор - это минимум половина погибших среди рекрутов. Но это были необходимые жертвы, на которые они с легкостью могли пойти.
        - Я хочу, чтобы к моему воцарению в роли Сильнейшего, меня встретила армия, с которой я покорю весь континент! - сказал глава.
        - С Сильнаром будет не так просто справиться. Из-за наших нападений, они знают, что кто-то нацелен на Сильнейшего, - сказал Гром.
        - Зверь и Яд провалились, это было предрешено. Как и штурм Сильнара. Сильнейший и его флаги могли решить, что Зверь и Яд - наши лучшие бойцы, которые попытались устранить их. Пусть так и думают. Мы показали, что нацелены на них, но доказали, что слабее их. Пусть лучше мои враги недооценивают меня, чем не будут знать о моем существовании, - сказал глава.
        Гром кивнул. Зверь и Яд не могли справиться с Сильнейшим. Даже сам Гром не был уверен, что способен потягаться с таким соперником. Но перед ним сидел человек, чья сила была невообразима. И если бы Грому нужно было сделать ставку ценою в свою жизнь, то он выбрал бы главу.
        В подземную базу можно было попасть через несколько входов. Не то, чтобы это была необходимость в безопасности - скорее, просто ради удобства. Четыре бывших винных склада были соединены, но перегородки между ними были поставлены. Глава встал и направился в соседнее помещение, в котором тренировались бойцы.
        Вино здесь давно не хранилось, но запах дубовых бочек все еще стоял в воздухе. Если бы глава пожелал, то на следующий день от запаха не осталось бы и следа. Но ему нравилось. А если что-то нравилось главе - то это автоматически нравилось и всем остальным.
        Этот тренировочный зал не был основным. Здесь отрабатывали свои навыки бойцы и агенты, которые действовали в этом городе, местный контингент, решающий локальные задачи. Здесь же находились и личные телохранители главы. Надобность в них был нулевая: их сила и близко не была на уровне этого невообразимая человека. Но такова была традиция. И глава, который не сильно-то любил следовать старым устоям, согласился на это. Скрепя зубами.
        - Приветствуем, глава! - хором сказали бойцы.
        - Приветствую, глава, - сказал мужчина, который полулежал у стены, прислонившись к ней спиной. Он наблюдал за тренировками остальных бойцов и был достаточно влиятельным человеком, чтобы остаться на своем месте, а не вскакивать в приветствии.
        - Как идут дела, Лень?
        - Потихоньку, помаленьку, - ответил мужчина у стены и зевнул. Глава кивнул. Такой странный ответ дал ему все, что он хотел услышать.
        Лень был назван так за свой праздный образ жизни. Те люди, которые знали его не очень хорошо, сказали бы, что Лень только спит, ест и ходит в бордели. Но вот те, которые узнавали его получше, понимали, что все это разгильдяйство - напускное. Лень был одним из лучших, мастером из мастеров, и свои умения он получил потом и кровью. Лень просто не любил, когда на его тренировки кто-то смотрит.
        - Варвары? - спросил глава, завидев четырех мускулистых мужчин у штанг.
        - Да, прислали с главной базы. Их отбирал лично Зверь, - сказал Гром.
        - От него самого были новости?
        - Никаких.
        - Понятно. Когда Яд закончит со своим заданием, пусть вернется ко мне. У меня есть для него работа, - сказал глава.
        - Будет сделано.
        Схема работы их организации была четко отлажена, но глава все еще цепко держал управление в своих руках. Он создал это все, и не собирался ни с кем делиться своей властью. Но на нее никто и не претендовал. Гром был хорошим управленцем, однако он понимал, что до главы ему далеко. Этот человек обладал какой-то феноменальной интуицией и острым расчетливым умом, которые позволяли ему принимать лучшие решения. И Гром не мог вспомнить ни одного случая, когда глава в чем-то ошибся.
        Глава 1. Гроза
        Этой ночью началась гроза, которая обычно шла три-четыре дня в этих краях. Мастоград был прибрежным городом, поэтому с осадками проблем никогда не возникало. На улицах никого не было, и это совершенно не удивляло. А если бы кто-то и был, то этого человека можно было бы разглядеть только в частых сполохах молний.
        Грозовой разряд на секунду осветил одного человека, который стоял под небольшим крыльцом одной закрытой лавки. Человек был одет в длинный плащ и неотрывно смотрел на соседний дом - двухэтажный и роскошный.
        Это был Ливий. Гроза играла парню на руку, ведь он собирался проникнуть в чужое жилище в эту ночь. Парень ждал уже двадцать минут, выбирая подходящий момент. Он смотрел на силуэты людей в окнах и примерно просчитывал то, как они ходят. Или просто брал на заметку, если кто-то оставался на месте. Сам Ливий передвигался от одного навеса к другому, чтобы иметь возможность заглянуть в окна под разными углами.
        Сбор информации был завершен. Когда в очередной раз грянул гром, Ливий с легкостью залез на решетчатый двухметровый забор, а потом, оттолкнувшись от него, прыгнул вперед. Уцепиться за что-то на мокрой стене было сложно, руки предательски скользили, но Ливий смог нащупать лепнину. Парень провисел так несколько секунд, чтобы понять, услышали ли его внутри, а потом дождался очередного грома, распахнул окно и запрыгнул внутрь.
        К счастью, окно оказалось открытым. Пусть это и был второй этаж, но в грозу люди обычно закрывают все, что только можно. Владельца дома можно было бы назвать беспечным, но Ливий знал, что это не так.
        Комната, в которую запрыгнул парень, оказалась кухней. Помещение было небольшим, а главное, здесь никого не было. Ливий быстро огляделся, а потом аккуратно открыл дверь в коридор. Слева был слышен разговор двух мужчин. Темы были классическими: женщины, работа, веселые истории из жизни, опять женщины. То, что там два человека, парень узнал только сейчас, ведь с улицы было видно всего одного. Но это не было проблемой.
        Комната владельца дома была слева по коридору. Эти двое - телохранители, которые охраняли вход. Ливий никак не мог их избежать, ведь комната владельца дома была без окон. Видимо, тоже из соображения безопасности. Но парень не пошел туда, а двинулся, наоборот, направо. Он старался идти тихо, неспешно, так, чтобы его шаги уж точно не услышали, пусть в этом и не было надобности.
        На первом этаже было три человека. Один оказался конюхом, который колол дрова в подсобке небольшим топориком. Ливий применил удушающий прием, но не стал убивать этого человека, а просто оставил его без сознания.
        Двое других тоже были слугами, женщина и мужчина. То, что они именно слуги, становилось понятно сразу - слишком простой для этого дома была их одежда. Слуги были порознь, каждый занимался своим делом, поэтому их обоих Ливий тоже придушил. Потом парень обошел весь нижний этаж, не боясь быть услышанным, но никого не нашел. Лишние свидетели были устранены, и настало время охраны.
        Двое мужчин явно скучали на посту. Видимо, темы для разговоров подошли к концу. Ливий шел медленно, ведь на его стороне был важный фактор - внезапность. И парень использовал его на все сто: когда снова грянул гром, Ливий быстро приблизился к охранникам, и ударил одного из них в висок кулаком. Парень не вложил в атаку ярь, но мужчина рухнул на пол, как мешок с углем.
        Второй охранник успел схватиться за рукоять меча, но парень ударил ногой. Мужчина попытался отскочить, но куда ему было поспеть за Ливием: от удара он упал, задыхаясь. Парень не стал убивать этого человека, хоть мысль об убийстве пронеслась в голове у Ливия. Он просто нанес добивающий удар, и мужчина потерял сознание. Ливий отлично знал, как не убить, а лишить сознания своего врага - а это куда сложнее, чем просто убить.
        Стычка продлилась не дольше секунды. Ливий немного подождал, но не услышал шума за дверью. Гроза была куда громче, чем этот небольшой бой.
        «Все идет по плану. Или меня там просто поджидают уже», - подумал парень и толкнул дверь.
        Это был рабочий кабинет, совмещенный с зоной отдыха. Письменный стол и книжные шкафы - с одной стороны, диваны, кальян, стойка с алкоголем и даже небольшая купальня - с другой. Как ее построили здесь, на втором этаже, парень даже не представлял. Но это было неважно, ведь его цель была прямо перед ним.
        - Крициус, я здесь за твоей головой, - сказал Ливий мужчине за письменным столом. Крициус выглядел лет на пятьдесят, но волосы были черными, как вороново крыло. Мужчина однозначно красил их. Взгляд Крициуса был хитрым даже в этой ситуации, а еще мужчина не показывал и тени обеспокоенности. Но его уверенность строилась не на собственной силе - владелец дома был худым, и, по всей видимости, не занимался боевыми искусствами вовсе.
        - За моей головой много кто приходит, - усмехнулся Крициус. - Но мало кто уходит отсюда живым. Охрана!
        Открылась дверь за спиной владельца дома, и оттуда вышли двое мужчин. Те, которых Ливий уже вывел из строя, были не готовы к бою, чего нельзя было сказать про этих. Телохранители держали мечи в руках, а их стойки говорили о том, что этим оружием они пользуются уже давно.
        - Да уж, - сказал Ливий. Он собирался убить сегодня всего одного человека, а остальных хотел просто вывести из строя, но, видимо, все складывалось совсем иначе. Парень был без утяжелителей, а охранники перед ним хоть и были опытными воинами, но ярью не владели. Для Ливия они были даже слишком простыми соперниками.
        Телохранители пошли в атаку, что только было на руку парню. Мечами они били синхронно и под разным углом, было видно, что эти люди привыкли работать в команде. Но Ливий с легкостью ушел от атак, потом сделал шаг вперед, схватил одного мужчину за запястье, и сделал залом. Меч упал на пол. Парень надавил чуть сильнее и рука сломалась. В комнате можно было бы даже услышать характерный хруст, но в этот момент как раз гремел гром.
        Второй охранник сделал несколько ударов мечом, но Ливий уклонился, а потом сломал челюсть противнику и сделал подсечку. И пусть оба телохранителя резко утратили не меньше половины своей боеспособности, парень все равно взял сначала одного, а затем другого за голову, чтобы приложить о пол. Мужчины остались живыми, пусть и не в лучшем состоянии.
        - Не повезло вам, что кинулись на меня с мечами. Так бы, может, отделались бы легко, как ваши товарищи. Теперь ты, Крициус, - сказал Ливий.
        В этот момент парень почувствовал острую боль в теле. Ливий опустил взгляд вниз и увидел, что чуть ниже ребер в нем торчит небольшой арбалетный болт. Парень посмотрел на Крициуса и понял, что тот держит складной арбалет в руках.
        - Эта стрела смазана ядом! Ты умрешь здесь, - довольно сказал мужчина.
        А в душе Ливия стала закипать ярость. Последний раз он испытывал что-то подобное только тогда, когда в Школе Мысли ему показывали испытание, где избивали его друга, Махуса. Теперь Ливий умел неплохо контролировать свои эмоции, но в этот раз он не хотел этого делать.
        - Ты, сука, сам напросился!
        Парень выдернул из себя болт и направил ярь к ране. Это должно было немного замедлить распространение яда. Ливий за несколько шагов оказался у стола Крициуса. Мужчина бросил арбалет и выхватил нож, которым попытался проткнуть парня, но Ливий с легкостью обезоружил его, заодно вывихнув руку.
        - Аааа!
        - Рано орешь. Помнишь бордель «Синяя Роза»? Ты его сжег много лет назад, а еще приказал убить всех людей внутри? Помнишь, а? - спросил Ливий и сильнее нажал на руку.
        - Ты меня с кем-то перепутал!
        Яд потихоньку брал свое, поэтому парень решил обойтись без долгих разговоров. Он взял Крициуса за руку и поволок его по всей комнате к купальне в другом конце.
        - Я тебя разговорю, паскуда, - сказал Ливий и схватил мужчину за голову. А потом силой опустил в воду.
        Крициус пытался вырваться, но парень держал крепко, не давая мужчине и шанса на спасение. Ливий держал Крициуса под водой полминуты, а потом достал его голову, и мужчина тут же, кашляя, начал жадно глотать воздух.
        - Ну, вспомнил?
        - Пошел ты!
        Ливий повторил процедуру, но в этот раз подержал чуть дольше. Время было, но оно уходило. Ярь сдерживала яд, но он медленно начинал попадать в кровь.
        - Теперь вспомнил?
        - Сука, да иди ты в..
        Ливий топил Крициуса пять раз, каждый раз - немного дольше. Он не боялся, что мужчина в конечном итоге задохнется, ведь информацию можно было получить не только от него, но все-таки не стоило терять лишнюю зацепку из-за жажды мести.
        - Кхе, помню, кхе, кхе.
        Парень дал мужчине время прокашляться.
        - Ну?
        - Бордель, да. «Синяя Роза». Мы его сожгли.
        - Я это говорил и сам.
        - Если расскажу, то ты меня не убьешь? - спросил Крициус.
        - Посмотрим.
        - Дай мне обещание.
        - Видимо, ты кое-чего не понял, Крициус. Я пришел с тобой не торговаться. Если не хочешь говорить… Что ж, право твое. Тогда ты просто умрешь медленной и мучительной смертью, - сказал Ливий и вновь схватил мужчину за голову.
        - Понял, понял, расскажу! Какая-то шлюха оскорбила одного из наших боссов, Фурио. И он сказал нам сжечь нахрен бордель и убить всех. Но не я отдавал приказ! Я подневольный человек, я просто привел людей и следил за этим, мне было противно, но что я мог сделать? Иначе меня бы убили!
        - Кто, кроме Фурио?
        - Мирисат, начальник охраны «Архона». Как звали обычных охранников, я не помню, - сказал Крициус.
        - Охранники, да? Те, кто безжалостно резали женщин - охранники? - спросил Ливий с нескрываемой злостью.
        Парень рывком поднял Крициуса, а потом схватил обеими руками за голову и свернул тому шею. Ливию хотелось утопить этого ублюдка, но парень решил подарить мужчине легкую смерть. Все-таки, он поделился с ним информацией.
        Ливий толкнул тело, и оно упало в купальню. Больше здесь ничего не интересовало парня. Возможно, где-то был спрятан антидот для яда, но искать можно долго, а время уходит быстро. Ливий решил, что пора уходить, но перед этим оторвал кусок скатерти со стола и перевязал рану.
        Яд уже был в крови, причем долго, и силы стали покидать парня. Внутренняя энергия упорно сдерживала негативные эффекты, но Ливий понимал, что это ненадолго. Парень вышел наружу через парадную дверь, а потом побежал по улице. Гроза продолжалась, и никто не обратил бы никакого внимания на бегущего мужчину.
        До дома Ливий добрался через полчаса. Последние пятьдесят метров парень шел с трудом, еле переставляя ноги - яд медленно, но уверенно убивал его. Но в доме Ливия ждало спасение.
        Три недели назад он купил Скорпионовую настойку как раз на подобный случай. Эта настойка хорошо справляется с простыми ядами, и Ливий надеялся, что яд в его крови относится к этой категории. Парень убрал пробку и влил содержимое бутылки себе в рот. На вкус было не очень приятно, но терпимо. Скорпионовая настойка напоминала чем-то дешевый алкоголь, и это было далеко не худшее из того, что приходилось пить Ливию.
        - Ох.
        Парень сполз на пол: ноги его больше не держали. На несколько секунд холод проник в тело, казалось, сердце окутал мороз, который сдавливал орган и своей температурой постепенно замедлял ритм биения. Но настойка достигла желудка, и тело наполнила приятная теплота. Ливий сделал попытку остаться в сознании, но сон сморил его и парень заснул прямо на полу.
        Солнце ярко било в глаза. Ночью Ливий не закрыл за собой дверь, поэтому яркие лучи проникали в дом и не давали парню поспать. Ливий пришел в себя с трудом и, не открывая глаза, дотронулся до раны, чтобы тут же отдернуть руку. «Больно. Но я живой», - подумал парень.
        Яри в теле было мало. Последствия ранения: чем здоровее человек, тем лучше внутренняя энергия задерживается в нем. Ливий сел, прислонившись к стене, и снял повязку с раны. Выглядело не очень, но кровотечения уже не было. Тела мастеров боевых искусств гораздо легче переносят ранения за счет яри.
        Однако парень потерял много крови. На этот случай в доме были средства, но для того, чтобы их взять, нужно было встать и дойти до шкафа. Проще сказать, чем сделать: Ливию это удалось только через пятнадцать минут. Слабость и сильное головокружение - то, чего стоило ожидать.
        Когда Ливий принял несколько зелий и перевязал рану чистой тряпкой, перед этим обработав раненое место специальным раствором, то вновь завалился спать - в этот раз на кровать. Парень спал до следующего утра, а когда проснулся, понял, что критический момент миновал. Ливий все еще чувствовал себя не очень, вполне могло быть заражение крови, но теперь он был хотя бы способен стоять. А если стоять, то и идти. Нужно было просто дойти до Сильнара, а там парня уже подлатают.
        «Надо купить еще бутылки три Скорпионовой настойки. Слишком хорошая штука. Если бы не она, то я был бы уже мертвым. Ну, с другой стороны, не будь у меня дома настойки, я бы просто убил Крициуса и рванул бы в Сильнар. Глядишь, и успел бы», - думал Ливий, собирая некоторые вещи в сумку.
        Две недели после той серии поединков на арене парень провел в Школе Потока, а потом отправился в Мастоград. На руках у Ливия была приличная сумма денег, с которой он и начал сбор информации о строительной компании «Архон». Финансы парня творили чудеса: уже через три дня он знал общую информацию обо всех важных членах этой организации.
        Денег оставалось достаточно, и Ливий купил себе дом. Не снял, как раньше, а именно что купил. И при этом еще осталось. Парень сходил к мельнику Хорхо и дал ему немного. Глаза этого мужчины, который порядочно постарел за это время, округлились от удивления.
        - Ливий, ты с ума сошел? Я столько за три года зарабатываю! - сказал он тогда, но парень был непреклонен и таки всучил деньги мельнику.
        На руках все равно оставалась небольшая сумма. Да, можно было, например, купить дом подороже. Но Ливия устроил и этот вариант: небольшой, одноэтажный, в тихом районе.
        «Фурио - это нелегкая цель. Я даже не знаю, как его найти. Сколько он там уже на глаза обычным людям не показывался, год, два? Вот с Мирисатом легче. Его легко найти, но начальник охраны не может быть слабаком. Надо прийти к нему, когда полностью восстановлюсь», - думал Ливий о следующих целях своей мести. Парень собирался не только убить этих двоих, но и найти каждого из «обычных охранников». О том, что вчера он впервые убил человека, Ливий старался не думать. Эту страшную мысль парень пока умудрялся отгонять от себя, но о содеянном убийстве не жалел ни капли.
        - Ливий, Школа Потока, - сказал он на входе. Охрана знала его, но все равно проверила, и только после этого парень зашел внутрь. Прямо так, с сумкой с вещами, он пошел в лазарет.
        - Что вам, молодой человек? - спросил пожилой эскулап, попивающий чай.
        - Та вот продырявили меня немного, - сказал Ливий, закатил рубашку и снял повязку. - Там еще яд был, ну и крови много потерял.
        - Присядь на кушетку, пока чай допью. Хочешь, кстати? - невозмутимо спросил врач.
        - Нет, спасибо, - ответил Ливий.
        Через пять минут парня начали лечить. Рана затянулась, но лекарь все равно уделил ей много внимания. Потом заставил парня выпить одну за другой таблетки, после чего вручил Ливию кувшин Рубиновой воды.
        Лекарь предлагал отлежаться в лазарете, но парень пошел к себе в комнату, в комплекс Тростник. Через несколько дней нужно было переходить в Школу Свирепости, ведь там как раз шел набор. Ливий решил, что все это время будет просто восстанавливаться.
        - Рано или поздно я убью их всех, - сказал парень и на секунду его взгляд стал холодным.
        - И все-таки эти арбалеты - большая проблема. Раз - и выстрелил. На лучника я еще как-то успею отреагировать, а вот арбалет, да еще и скрытый… - пробормотал Ливий. Совсем недавно его мог убить самый обычный человек, который совершенно не занимался боевыми искусствами. Разумеется, настоящий мастер легко бы защитился от такой атаки, даже внезапной, но Ливий оказался на грани жизни и смерти. Все это стоило обдумать в дальнейшем, и найти какие-то способы противодействия.
        - Ты убийца! - прокричала женщина. У нее было крайне симпатичное лицо, а роскошные рыжие волосы только делали ее более привлекательной. Но вместо милой улыбки женщина показывала злость.
        - Но Сэнталия, я мщу за вас! Он из этих ублюдков, что напали на нас в ту ночь, - сказал Ливий, оправдываясь. - Они даже убили тебя.
        В этот момент лицо женщины изменилось. Теперь она была бледной, а из уголков ее рта стекала кровь.
        - И ты хочешь стать таким же, да? Монстром, который убивает людей десятками? Ты думаешь, что если убьешь их, то что-то измениться? Мы не воскреснем, глупый мальчишка!
        - Но они больше никого не убьют, - сказал Ливий, с ужасом наблюдая за изменениями женщины, которая заменила ему мать.
        - Зато убьешь ты.
        Убийца, убийца, убийца!
        Убитый Крициус смотрел на Ливия. Он был спиной к парню, но смотрел ему прямо в глаза, ведь Ливий убил его, свернув шею.
        - Убей так же и остальных. Стань таким же. Если ты хочешь чего-то достичь, то приходится марать руки. В крови. Убей Фурио, убей Мирисата, убей охранников. Убей их всех, Ливий, и ты восстановишь справедливость.
        - Не тебе это говорить, - сказал парень в ответ. - Я убью вас всех, убийцы.
        - Да? Решил поиграть в справедливость? Что ж, если ты так не любишь нас, убийц… То собираешься ли ты свернуть шею самому себе, когда свершишь свою месть?
        Ливий проснулся в холодном поту. Он давно не видел кошмаров, но теперь они вновь вернулись. Правда, теперь причина была иной, ведь не так давно парень преступил черту.
        - Мастеру боевых искусств рано или поздно приходится кого-то убивать. Так все устроено, - сказал Ливий, успокаивая себя, но в голове все еще были слышны крики: «Убийца, убийца, убийца!».
        Следующим утром парень направился в центр Школы Потока. Бесплатный месяц все еще действовал, пусть и оставалось всего несколько дней. Свой запас трав парень не трогал. Вместо этого он решил каждый день ходить и брать небольшой набор в магазине, чтобы затем варить зелья или мази для восстановления. Медицина Сильнара творила чудеса: прошло три дня, а Ливий уже вернулся к ежедневным тренировкам. Школа Свирепости немного пугала своим названием, и парень хотел быть готовым ко всему.
        - Что, если Махус уже перешел в следующую школу? Да ну, не может он быть таким быстрым. Я сильно отстал, но не настолько же.
        Ливий волновался. Махус его сильно обогнал и за это время мог еще сильнее нарастить разрыв между ними. Ливий оказался сильнейшим здесь, но что его ждало там, в следующей Школе? Этот вопрос оставался без ответа, поэтому парень просто хотел оказаться готовым в нужный момент.
        А еще Ливий модифицировал свою схему для яри. Теперь он использовал ярь-линзу, что позволило сильно повысить скорость накопления потока. У Ливия все еще было мало внутренней энергии. Остальные ученики даже не представляли, что он, лучший ученик Школы Потока, имеет яри меньше, чем большая часть из них. Компенсировал это парень своим уровнем владения внутренней энергией. Ливий хорошо знал, как ярь работает, поэтому умело пользовался ей - по крайней мере, как для обычного ученика Школы Потока. К примеру, Мофос или Ялум владели внутренней энергией намного лучше него. Тут, правда, у Ливия были свои весомые преимущества: многогранный стиль, рефлексы и огромная физическая сила.
        Сильнар был практически отдельным государством. Пока ученики бывали за пределами стен этой школы, они подчинялись другим законам. Но стоило войти в ворота Сильнара, и ты уже не имел никакого отношения к остальному миру. Даже если ты совершил преступление в том же Мастограде, Сильнар никогда бы не выдал своего ученика закону. Никто не посмел бы приходить с такими требованиями в эту школу боевых искусств. Правда, Сильнар мог сам покарать преступника, и наказания были суровыми. Вплоть до смертной казни.
        Ливий был уверен, что его никак не заподозрят. Да и как это можно сделать? Он не жил в Мастограде много лет, только иногда выходил. О Ливие ничего не знали, у парня почти не было знакомых. Единственные люди, которые видели лицо Ливия в ту ночь - это охранники Крициуса. Логичней всего было убить их тогда, но парень не стал этого делать. Стычки с этими людьми были быстрыми, а еще Ливий испачкал себе лицо грязью, поэтому парень не боялся, что его опознают и найдут.
        Но Ливий все равно решил, что пока в Мастограде лучше не появляться. Да и времени на это не было. Очень скоро наступал срок приема в Школу Свирепости, и Ливий понимал, что теперь полгода точно придется уделять время только учебе и тренировкам.
        «Ничего, дождитесь меня, ублюдки. Месть - это блюдо, которое подают холодным».
        Глава 2. Школа Свирепости
        - Добро пожаловать в Школу Свирепости, ученики. В этом наборе вас немного, всего двадцать человек. Что ж, увидим, что вы из себя представляете, - сказал седой мужчина, крепкому телосложению которого можно было позавидовать. Ливий видел на лице этого человека по меньшей мере три шрама - что там под одеждой было даже страшно представлять. Одет глава Школы Свирепости был в классическую форму мастера и в ярко-красный плащ, на котором был вышит черный дракон.
        - Я известен, как Сторукий. Для всех вас - глава Школы. Вы оказались здесь, потому что овладели ярью и научились сносно драться. Что ж, это неплохо. Но здесь, в Школе Свирепости, свои порядки. Вам придется сражаться на арене, как и в Школе Потока, вот только за победу вы будете получать не баллы. Рейтинг и только. В Школе Потока он почти ничего не значил, но здесь рейтинг определяет все. Медикаменты, тренажеры? Рейтинг. Вкусная еда, выпивка, хорошая комната? Рейтинг. Деритесь - и вы получите то, что заслуживаете.
        Сторукий закончил свою речь. Ливий огляделся и понял, что знает всех учеников. Они были в средней когорте в Школе Потока, и перебрались в Школу Свирепости так быстро, как только смогли. Из знакомых личностей был Три звезды. А еще Ялум, что стало неожиданностью не только для Ливия, но и для остальных учеников.
        «Она же не покидает Школу Потока. Почему она перешла?», - думал парень.
        Все уже получили новую форму. В ней было много красного, и только у Лягушки форма немного отличалась. Рубашка у нее тоже была этого цвета, вот только на ней был вышит зеленый орнамент. Видимо, связи ее дяди, Раноффа, позволили девушке получить другую форму.
        - Квинт, вверяю их тебе, - сказал Сторукий. Мастер, который стоял рядом с ним, коротко кивнул и сказал:
        - Новые ученики, меня зовут Квинт Ассус. Я буду вашим основным тренером по меньшей мере год. Теперь идите за мной.
        Квинт Ассус был гораздо моложе Сторукого, лет на десять - уж точно. Если у этого мастера и была седина, ее трудно было заметить - Квинт Ассус был блондином. Его внешность многие девушки назвали бы привлекательной, но путь воина хорошо отпечатался на теле мужчины: один глаз был поврежден, а на левой руке отсутствовало два пальца.
        - Вот мы и пришли. Сюда приводят всех новичков, и сейчас вы поймете, почему, - сказал Квинт Ассус, распахивая дверь.
        Внутри был зал, отличительная особенность которого сразу же бросалась в глаза. Оружие. Повсюду были десятки видов мечей, копий, топоров, луков. Некоторые были в стойках у стен, другие - висели на креплениях на самих стенах. Стоило это все увидеть, как глаза начинали разбегаться от разнообразия.
        - Вы должны выбрать себе оружие. Любой мастер должен владеть хотя бы одним. В боях на арене используется оружие, поэтому выбирайте с умом, - сказал Квинт Ассус.
        - А можно не использовать оружие? - спросил Ливий.
        - Нельзя. Можно взять больше одного оружия, но не брать вообще - нельзя, - ответил невозмутимо мастер. Видимо, такой вопрос новички задавали часто.
        «Да уж. Мое лучшее оружие - собственное тело. Зачем мне что-то лишнее? Но ничего не попишешь, надо выбирать», - думал Ливий, прохаживаясь по залу.
        Через десять минут большая часть учеников уже сделала свой выбор. Почти все взяли мечи, еще двое - топоры. Ялум сходу выбрала копье. Ливий пока ничего не взял, а только размышлял о плюсах и минусах того или иного оружия. Благо, во времени парня не ограничивали.
        «Все это мне не подходит. Меч - это хорошо, копье - еще лучше, но мне нужно что-то, что не будет мешать моему стилю. Что-то тупое и ударное, а не колющее или рубящее», - думал Ливий, пока не наткнулся на нечто интересное.
        Восточный цеп, известный также, как нунчаки. Многие не воспринимают это оружие всерьез, считая его недостаточно эффективным, что для восточного оружия не редкость. Однако с нунчаками все было не так. Ливий видел, на что способен боец с восточным цепом. Как-то раз в порту один грузчик спокойно избил нескольких крепких мужчин, и с тех пор в Мастограде то здесь, то там можно было наткнуться на это оружие.
        - Можно взять два? - спросил Ливий мастера.
        - Да, я же говорил, - ответил Квинт Ассус.
        Ливий прошелся до угла зала и взял боевой посох со стойки. Никто, кроме него, не выбрал это оружие из-за слабой эффективности. Гораздо логичней взять что-то, способное быстро убить. Меч, например, или то же копье. Но Ливий преследовал другую цель - расширить дистанцию своих ударов. Посох как раз подходил.
        «Но все же своему телу я доверяю больше, чем куску дерева в руках. И вообще, где Махус? Настолько не верит в друга, что даже не пришел посмотреть на набор новичков?», - подумал парень, выходя из зала вместе со всеми.
        Комнаты ученикам выделили, правда, без каких-либо изысков. Очень просто и скромно, но Ливия устраивало. К сожалению, с прошлым жилищем не шло ни в какое сравнение - личного места для тренировок больше не было.
        - Значит, нужно побеждать на арене, чтобы получить комнату получше?
        Обед тоже не впечатлял. Можно было питаться не за общим столом, а за небольшими отдельными столиками, или даже брать еду с собой, но вот доступная пища была сильно ограничена. Картофель, другие овощи - в основном квашеные или пареные. Каши, бобовые, хлеб. Мяса или рыбы не было. Объемы того, что можно было взять, тоже не были бесконечны. Наесться, конечно, было легко, голодать учеников никто не заставлял, но Ливий понимал, что долго на таком меню не протянет. Парню хотелось мяса.
        - Новенький? В начале с едой тут и правда не очень, - сказал Ливию какой-то ученик, который сел с ним за один столик. - Ты пока в рейтинге на самом дне, но все это решаемо. Мы - помогаем новичкам. Присоединяйся, и все будет нормально, пока сам не станешь опытным бойцом. А тогда будешь помогать другим новичкам.
        С этими словами ученик кивнул головой в сторону кухни.
        - Котлеты или отбивные? - спросил он.
        - Пожалуй, откажусь. Не настолько оголодал, - ответил Ливий, улыбнувшись. - Как ваша организация называется, кстати?
        - «Кремень». Я бы советовал тебе присоединиться к нам как можно быстрее, все-таки, новичку здесь сложновато, - сказал ученик и, взяв поднос, ушел.
        Ливий обвел взглядом помещение столовой. Ко всем новичкам, которые перешли из Школы Потока вместе с ним, сейчас подходили члены «Кремня». Стадия вербовки, на которой ученикам показывают «пряник». Ливий отказался, и в будущем стоило ждать «кнут».
        На следующий день парень получил расписание. В нем было не так много пунктов, но Ливий отлично понимал, насколько эти дисциплины объемны.
        Сначала шла основа Школы Свирепости - владение оружием. Как ни странно, обучал всех Квинт Ассус, которому помогали только двое тренеров. Какое бы оружие этот мужчина не брал в руки, он тут же показывал мастерство в его использовании.
        Меч - самое распространенное оружие среди мастеров боевых искусств. Ливий знал по меньшей мере с десяток мечей с уникальными именами, которые хранились у влиятельных людей по всему континенту. Получить такое оружие - величайшая честь для мастера. Мечом можно рубить, им же можно и колоть. Меч красивый и удобный. Именно поэтому большая часть учеников занималась с этим оружием.
        Двое отрабатывали удары топорами. Простое и эффективное оружие, к которому, правда, нужно привыкнуть. Баланс чувствуется не так хорошо, как в случае с мечом, но в этом заключается сила этого оружия. К тому же, топор гораздо проще достать, да и стоит он куда дешевле, чем меч.
        Копье, которое выбрала Ялум, можно было назвать самым распространенным оружием. Если меч популярен в среде мастеров, то копье - это рабочая лошадка любого воина. Солдат, стражник, бандит - чаще всего ты увидишь этих людей с копьем в руках, а не с мечом, который обычно может себе позволить только офицер или зажиточный воин. Ударная техника копья - очень простая. Научиться владеть этим оружием на базовом уровне можно за пару дней. Конечно, мастерство уже не так легко достижимо, придется потратить года, но если у вас есть куча крестьян, которых нужно быстро вооружить и научить сражаться - выбирайте копья.
        - Нунчаки и посох? Интересный выбор. С чего хочешь начать? - спросил Квинт Ассус, когда закончил с остальными учениками. Ливий спокойно ждал, ведь парень понимал, что показать базовое движение мечника гораздо проще, чем движение для восточного цепа.
        - И то, и то. Я быстро учусь, - сказал Ливий. - Вообще не собирался пользоваться оружием.
        - Оптимистично. Хорошо, что ты так думаешь. Главное оружие мастера - его тело. Но мастер с оружием в руках гораздо опаснее безоружного, - сказал Квинт Ассус и взял в руки нунчаки.
        Движения мужчины были быстрыми, даже несмотря на отсутствие пары пальцев на одной руке. Ливий отлично понимал, что Квинт Ассус все равно делает все медленнее, чем мог бы, для того, чтобы парень рассмотрел движения. В чем основной принцип нунчак, Ливий понял еще в детстве. Сейчас же, со своим опытом боев и знаниями анатомии, парень понимал в разы больше.
        В технике работы нунчаками было много перехватов. Это не давало противнику предугадать направление атаки, а владельцу позволяло бить множеством способов. Благодаря познаниям о человеческом теле Ливий понимал, что нунчаки обладают огромной ударной мощью, и что дубиной так же сильно не ударить. Все дело было в конструкции самого оружия и… устройстве человеческих рук.
        Сила нунчак - в их скорости и вращении. Когда боец наносит удар, то задействуется сразу несколько точек опоры, вокруг которых вращается ударная часть: плечо, локоть, кисть и, наконец, соединение двух частей нунчак. Это оружие использует принцип рычага, и в результате удар оказывается очень мощным. Нунчаками можно бить быстро, как кнутом, или наотмашь, как цепом. В общем, очень вариативное оружие, и Ливию уже не терпелось попробовать самому им воспользоваться.
        - Говорил, быстро учишься? Пробуй сам, - сказал Квинт Ассус. - Сейчас покажу тебе основные движения.
        Ливий стал повторять за мастером. Обычному человеку было тяжело выполнить движения на приемлемом уровне с первого раза, но парень отлично владел своим телом, а еще обладал потрясающей памятью. Квинт Ассус удовлетворенно кивнул, а Ливий продолжил заниматься. Через полчаса парень ускорился, а вскоре начал объединять движения в единый непрерывный стиль.
        - Ай.
        Ливий слишком увлекся и ударил себя по большому пальцу, чудом его не сломав. Квинт Ассус, который в этот момент объяснял ученикам с мечами очередное движение, усмехнулся.
        «Надо быть внимательней».
        Посох Ливий в этот день так и не опробовал - занятие закончилось, и пришлось идти на другое, где мастер-женщина по имени Варс рассказывала ученикам про ярь. Она была молодой, гораздо моложе того же Квинта Ассуса, не говоря уже о Сторуком. С определением возраста у Ливия всегда были проблемы, но он бы дал этой женщине лет тридцать. Не слишком длинные темные волосы были завязаны в хвост сзади, а черты ее лица были немного грубыми, что шло только в плюс - Варс выглядела, как женщина-воин, причем как привлекательная женщина-воин.
        - Вы владеете внутренней энергией, но недостаточно хорошо! Вам не хватает базовых принципов. Все, что вы умеете - просто дышать и поглощать энергию из окружающего пространства. Но кто мне ответит, что такое ярь? - спросила Варс учеников.
        - Энергия, которая есть везде, и проникает в каждый живой организм, - ответил один из учеников.
        - А не так широко? Хоть что-то определенное? Откуда эта энергия берется, например?
        - Живые организмы ее и вырабатывают. В природе существует циркуляция яри, поэтому в лесах ее обычно больше, чем в пустыне или горах, - сказал Ливий. Теоретических знаний о внутренней энергии у него хватало, ведь он прочитал все книги о яри в библиотеке Школы Потока.
        - Уже неплохо, - сказала Варс. - Общее объяснение примерно такое, а знать детальней вам пока не обязательно. Для начала вы должны повысить свой объем яри, чтобы соответствовать условиям программы. Это ярь-анализатор, подходите по одному, кладите на него руки и концентрируйте внутреннюю энергию в ладонях примерно на три секунды.
        Аппарат, на который показывала Варс, был черным ящиком, поверх которого была установлена большая ярь-линза. Ливию очень хотелось узнать, что же находится внутри ящика, но вряд ли ему бы разрешили раскурочить это дорогое оборудование.
        - Примерно двадцать пять. Неплохой результат, - сказала Варс, когда первый ученик задействовал ярь-анализатор. Линза светилась синим светом.
        - Семнадцать. Вам стоит чаще заниматься развитием внутренней энергии, - сказала Варс второму ученику, посмотрев на линзу, свет которой был очень слабым.
        Вскоре непроверенными остались всего двое: Ливий и Ялум. Самый большой результат до этого был двадцать семь этих непонятных единиц измерения, но теперь настала очередь Лягушки. И Ливий был уверен, что она превзойдет остальных учеников.
        - Пятьдесят пять! Прекрасно, ваш объем яри уже достаточен, я возьмусь за ваши тренировки лично, - сказала Варс восхищенно. Линза ярко светилась, причем не только синим - можно было увидеть и немного зеленого.
        Ливий подошел к ярь-анализатору вслед за Ялум. Он знал, что внутренней энергии у него мало, и результат уж точно не восхитит Варс.
        «Может, пятнадцать?», - думал Ливий, протягивая руки к линзе.
        Синий свет был таким слабым, что его с трудом можно было разглядеть. Ученики знали, что Ливий очень силен, они все видели его в боях на арене, и сейчас не могли поверить своим глазам.
        - Девять, - сказала Варс. - Я удивлена, что вы вообще прошли в Школу Свирепости.
        Ливий только пожал плечами. У парня было не так много яри, но он был рад, что она у него хотя бы есть.
        - Итак, вам всем нужно набрать примерно пятьдесят единиц. Это минимум, после которого вы сможете тренироваться вместе с этой девушкой. Для некоторых это будет достаточно просто, для других - трудно, - с этими словами Варс посмотрела на Ливия.
        Оставшееся время на занятии парень откровенно скучал. Варс давала ученикам теоретические знания о яри, Ливий же это все знал и так. Наконец, занятие закончилось, и парень облегченно выдохнул - он не привык тратить свое время зря.
        А вот следующий мастер приковал внимание Ливия к себе. Его звали Алфен, и на занятии он рассказывал об оружии и о том, как его используют. Огромный объем знаний от человека, который участвовал во многих сражениях. Он объяснял, на каких дистанциях стоит опасаться лука и арбалета, где лучше использовать меч, а где - копье, почему не нужно бросаться на строй противника и как его разрушить. Если раньше Сильнар делал своих учеников бойцами, то теперь превращал их в воинов.
        - Я - Распорядитель арены! Можете называть меня папочкой, ведь я для вас - самый важный человек в этом месте. Теперь правила, новенькие!
        Распорядитель арены был настоящим гигантом. Метра под два ростом, широкие плечи, мощные руки - не человек, а скала. Волосы были выкрашены в красный, а на обеих руках были набиты татуировки в виде красных драконов.
        - Раз в неделю вы обязаны драться! Принимаете вызов или бросаете - не важно! Деретесь с противником не ниже двух позиций в рейтинге от вашего места. Выше - хоть лучшему ученику вызов бросайте, никаких ограничений.
        Ливий кивнул: правила ему нравились. Никаких драк с кем-то намного сильнее себя, только с теми, кто находится на твоем уровне. Поединки здесь уже были честнее, чем в Школе Потока.
        - Во всех боях используется оружие - на ваш выбор, конечно. Но все острое здесь, на арене, специально затуплено, чтобы вы не поубивали друг друга. Поэтому существует система очков. Три чистых попадания мечом по противнику - и вы победили. Можно вывести противника из строя - и вы тоже победили. Бывают и случаи, когда одного удара достаточно! А еще можно заставить противника сдаться! Модель победы выбирайте сами! И знайте, через четыре дня ваш первый бой.
        - А как узнать свой рейтинг? - спросила Ялум.
        - Подойдите к регистратору у входа и спросите, что за глупые вопросы? - сказал Распорядитель.
        Это не было занятием, скорее Школа Свирепости провела своего рода экскурсию. Теперь ученики знали, что их будет ждать. Некоторые стали волноваться, другие оставались спокойными. Но все без исключения направились к регистратору, чтобы узнать свое место в рейтинге.
        - Справа висят таблицы. Номер и имя. Это и есть ваша позиция в рейтинге, - ответил пожилой мужчина у входа на арену.
        «Так, Ливий, Ливий, Ливий… Где же я?», - парень переходил с таблицы на таблицу, но не мог найти своего имени. Ливий не пытался искать себя на первых позициях, но он уже дошел до последней таблицы и даже наткнулся на несколько имен новичков, но себя еще не увидел.
        «505. Ливий».
        Парень посмотрел ниже, но ничего там не обнаружил. Пятьсот пятое место было последним в рейтинге.
        - Извините, почему я в самом конце? - спросил Ливий регистратора.
        - Потому что первую расстановку делают по вашим результатам на ярь-анализаторе. Видимо, у тебя меньше всего внутренней энергии, хех.
        «Да уж. Самый что ни на есть хвост. Ничего, поднимусь, и цель уже есть неплохая», - думал парень. Ровно на два места выше в рейтинге находился Три звезды.
        Оставшиеся до сражения дни Ливий занимался с нунчаками, попутно не забывая об остальных тренировках. Махуса парень решил пока не искать. В какой-то мере Ливий обиделся на своего друга, на то, что тот в него совершенно не верит и не ждет. Поэтому парень решил заявить о себе на арене - лучшего способа просто не придумать.
        «С другой стороны, а что тут удивительного? Махус знал, что мне практически невозможно освоить ярь. Конечно, он не мог и подумать, что я так быстро перейду в Школу Свирепости после него. Но все равно козел, будет должен», - думал Ливий, отрабатывая движения с нунчаками.
        В эти дни парень так замотался, что даже перестал видеть кошмары. Ливий ходил на занятия, потом возвращался и шел в ближайший зал для тренировок. Двадцать четыре Оздоровительных Движения, целый комплекс разных силовых упражнений и тренировок на гибкость, бег, медитация - и все это каждый день. Парень уже давно надел на себя утяжелители, и успел к ним заново привыкнуть.
        Помогала и ярь-линза, которую Ливию подарил Верде. Новая схема восстанавливала внутреннюю энергию в разы быстрее, и парень надеялся, что сможет догнать остальных учеников.
        Ярь - это то, что было для Ливия палкой в колесе. В Школе Потока ему пришлось приложить кучу сил, чтобы хотя бы просто научиться пользоваться внутренней энергией. Теперь же он не мог пойти на продвинутые занятия Варс. Да, пока там была только Лягушка, но что дальше? Вскоре туда начнут попадать и другие ученики, и не пройдет много времени, прежде чем Ливий останется единственным, кто не набрал пятьдесят единиц.
        В общем, дни до первого поединка парень только тренировался и ходил на занятия. Но даже если бы он хотел пойти куда-то еще, то это было бы по сути невозможно. Им, новичкам, выдали специальный браслет, на котором был выбит личный код. Любой продавец или охранник мог посмотреть на браслет, а потом по коду выяснить, какую строчку в рейтинге занимает ученик.
        Торговая улица была огорожена стеной, и охрана не пустила туда Ливия. Вся Школа Свирепости были поделена на районы, в которые пускали только при достижении определенной строчки рейтинга. Ливий мог находиться только в базовом, где были расположены обычные залы для тренировок, столовая, простые дома с комнатами для учеников, лазарет, ну и арена. Необходимый минимум и административные здания этой Школы.
        Но Ливий хорошо подготовился. У парня был набор для алхимии, а еще имелся огромный запас трав, поэтому на нехватку зелий он не жаловался. Не хватало Ливию только нормального питания.
        - Эх, хороший баран был. И раки.
        Пьянка по поводу победы в пяти боях подряд в Школе Потока все чаще вспоминалась Ливию. Когда парень лениво ел квашеную капусту в столовой, то в памяти невольно всплывали огромные куски сыра, копченая рыба и целые тарелки мяса. Сочного, горячего, только с кухни.
        Многие новички присоединились к «Кремню» и Ливий хорошо их понимал. Ему самому предложили вступить в их ряды раза три, но парень продолжал отказываться. Эта группировка вызвала у него много проблем еще в Школе Камня, поэтому он не питал к ней никаких теплых чувств. Пусть ее члены и пытались выдать себя за благородных альтруистов, но Ливий отлично понимал, что это самая обычная вербовка.
        К тому же, это было дело принципа. В Школе Потока Ливий заявил о группе Волка: отступать уже было поздно. Он был лидером группировки, пусть сейчас в ней фактически никого не было. Махус, которого еще нужно было встретить, и Моро, который пока не перешел в Школу Свирепости. Нужно было доставать еду самому.
        - Я обязан побеждать, - сказал Ливий твердо. - Все, что отделяет меня от сытой жизни - несколько сражений.
        Глава 3. Путь наверх
        Трибуны на арене были меньше, чем в Школе Потока. Все потому, что чем выше Школа - тем меньше в ней учеников. Но вот оживленность царила серьезная: все собрались посмотреть на новичков.
        - Ливий, вызываю Три звезды!
        - Ливий, 505 место, Три звезды, 503 место, - глубоким басом объявил Распорядитель арены.
        Парень вышел на арену первым и тут же бросил вызов. Он был в самом конце рейтинга, но многие на трибунах сосредоточились на бое. Все знали, что начальная оценка новичков проводится по объему яри, а не по боевым качествам.
        - Сдаюсь, - сказал Три звезды, как только вышел на арену.
        - Победа Ливия! - объявил Распорядитель арены.
        Трибуны стали возмущаться. Они пришли сюда для того, чтобы смотреть на бои новичков, а не на технические победы.
        - Этот Ливий что, сильный?
        - Да какая разница, насколько он сильный, сразился бы с ним! Трус!
        - Ага, слабак какой-то. Или договорняк. Наверное, этому Ливию обидно быть на последнем месте, вот и договорился с Три звезды.
        - Звучит логично, я сам пару раз платил за техническую победу старшим в рейтинге.
        Только новички понимали, почему Три звезды сдался. Почти все они были средними бойцами в Школе Потока, а Ливий был непревзойденным гением в их глазах. Драться с ним не было смысла.
        - Вызываю следующего на два выше! - сказал Ливий. Теперь у него было 503 место, и он не знал, кто там на 501-ом.
        До этого трибуны были разочарованы в Ливие, считая, что бой был договорным, но теперь внимание учеников вновь было сосредоточено на парне.
        - Сдаюсь, - сказал ученик, когда вышел на арену.
        Трибуны были готовы разорвать на части и этого ученика, и Ливия. Сам же парень стоял на арене и ухмылялся: он, обычный новичок, портил настроение остальным ученикам Школы Свирепости. Можно было сделать все быстрее и сразу вызвать кого-то позиций на пятнадцать выше, но Ливий специально растягивал процесс.
        - Вызываю следующего на два выше!
        Ученики сдавались, а Ливий вновь бросал вызов. Один решил сражаться, чему трибуны были невероятно рады. Зрители аплодировали этому новичку, просили разобраться с Ливием как можно жестче, но бой закончился очень быстро. Ученик, которого звали Кобальт, попытался достать Ливия затупленным мечом, но сам парень даже не взял в руки нунчаки. Он легко уклонился, подобрался вплотную к противнику, сделал обманный удар кулаком, а ярь вложил в удар ногой. Кобальт упал на арену. С трудом сев на землю, он сказал:
        - Сдаюсь.
        Ливий знал, что мощи его удара тяжело противостоять. Кобальт пытался защититься внутренней энергией, но это ему не помогло.
        На восьмом поединке Ливий закончил. Он поднялся на шестнадцать пунктов в рейтинге и оказался на 489-ом месте. Этого было более, чем достаточно для первого раза.
        - Вот бы этот Ливий поднялся повыше, к моему 352-му месту, я бы тогда выбил из него эту наглость.
        - Ты на своем 352-ом уже месяц, поднимись хоть немного. Нашелся тут боец.
        - Да пошел ты. Если бы не «заслон», я бы уже был на трехсотом.
        Но один человек смотрел на Ливия с радостью. Тот, кто почти утратил надежду увидеть своего друга здесь, в Школе Свирепости.
        - Ну, Ливий. Я уже и забыл, как ты можешь иногда удивлять, - сказал Махус и пошел ко входу на арену.
        «Нормально, на следующей неделе надо подняться до 470-го или выше. Дальше придется драться», - думал Ливий и смотрел на таблицы, где его позиция в рейтинге уже изменилась.
        - Ливий!
        - Махус!
        Парни крепко обнялись, так, что ребра у обоих чуть не начали трещать.
        - Ну ты даешь! Ни за что бы не поверил! - сказал Махус.
        - А вот он я. Не верил в друга, да? Мог бы и посмотреть на новый набор учеников, - сказал Ливий с укоризной.
        - Да ладно тебе, я такого никак ожидать не мог. Проставляюсь, да? - спросил Махус.
        - Разумеется, - ответил Ливий.
        Парни направились в столовую. К сожалению, рейтинг Ливия не позволял пойти в район Школы, где есть кафе или другое приличное заведение, поэтому приходилось довольствоваться этим вариантом. Но, по сравнению с 505 позицией, появилось разнообразие в меню. Например, рыба и даже гуляш, которого, правда, можно было взять совсем немного.
        Но это касалось только Ливия. Еду заказывал Махус и парень набрал чего только можно: гарниров, салатов и, самое главное, мяса.
        - Подожди, сейчас вернусь, - сказал он и ушел. Ливий только пожал плечами и принялся уплетать отбивную. После недели на овощах она казалась элитным деликатесом, чем-то таким, что подают только аристократам. Тело мастера боевых искусств требует хорошего питания, так как расходует много сил и энергии по сравнению с обычным человеком. Именно поэтому Ливий так тяготел к хорошему питанию.
        Вернулся Махус спустя десять минут с глиняным кувшином в руках. Он поставил его на стол, подошел к окошку кухни столовой и взял там два стакана.
        - Пиво. Не лучшее, правда, но какое мог взять. Рейтинг тут решает все, - сказал Махус, разливая пенный напиток по стаканам.
        - И какое у тебя место? - спросил Ливий. Пиво действительно было не лучшего качества.
        - Триста двадцать, - ответил Махус.
        - Всего? - удивился Ливий. Число не выглядело впечатляющим.
        - Ну, знаешь. Я перешел сюда со Школы Потока довольно рано. Так здесь сделали почти все. Сильные бойцы, которые надолго задержались в прошлой Школе, это редкие исключения. К примеру, Лягушка. Слышал, что она не уходила со Школы Потока много лет, что взбрело ей в голову? - спросил Махус.
        - А кто ее знает. Ладно, скоро догоню тебя, и будем пить пиво уже там, где ты его берешь, - сказал Ливий, чокаясь своим стаканом со стаканом друга.
        - Меня не так просто догнать, если хочешь знать. И кстати, почему тебе сдавались на арене? Ты явно не стал бы договариваться об этом с остальными новичками.
        - Просто знают, что не смогут меня победить, - ответил Ливий просто.
        - Хо? Что там такое произошло в Школе Потока? Ты стал известным бойцом? Вошел в топ-20? Вообще не удивлюсь, твое мастерство всегда было на высшем уровне и тебе не хватало только яри, - сказал Махус.
        - Что-то вроде того. Только вошел не в топ-20, а в топ-1. Перед уходом стал лучшим учеником Школы Потока, - сказал Ливий абсолютно спокойно, а вот Махус поперхнулся пивом.
        - Кхе-кхе. Ты что, шутишь?!
        - Нет.
        - А как же Лягушка?
        - Ее тоже победил. Там техническая победа была, она сдалась, - сказал Ливий.
        - Да уж, теперь понятно, почему она перешла. Что там вообще произошло? - Махус откинулся на спинку стула. Он знал, что его друг умеет удивлять, но это было за гранью того, что можно было представить.
        Ливий пересказал Махусу недавние события. О том, как он с трудом смог освоить ярь, и то, что Школа Потока признала свою ошибку. О том, как Верде, глава Школы, заключил с ним пари, и Ливий дрался на арене пять боев подряд, причем последние три противника были сильнейшей тройкой Школы Потока.
        Не забыл парень рассказать и о щедрых призах от Верде. Ливий даже в двух словах описал пьянку и то, как он тренировался следующий месяц. Единственное, что парень не рассказал своему другу - о том, что он убил человека. Ливий уже давно решил, что месть будет его личным делом, и знать об этом кому-то другому не стоит.
        - Я в шоке. Честно, Ливий. Скажу тебе по правде - я стал тебя недооценивать. Я думал, ты не сможешь попасть в Школу Свирепости, а если и попадешь, то на это уйдет намного больше времени. Но чтобы прийти сюда с такими результатами…
        - Я сам так думал, Махус. Уже хотелось все бросить и уйти из Сильнара. Но, как видишь, я сейчас здесь. И знаешь, не намерен долго оставаться на таких низких позициях в рейтинге, - сказал Ливий.
        Пиво кончилось, но Махус решил, что после такого рассказа лучше сходить за еще одним кувшином.
        На следующий день, как только занятия закончились, парни вновь встретились. В этот раз Махус принес лимонную воду, а расположились они на скамейке в одной из зон отдыха - по сути, в небольшом парке.
        - В общем, тут есть свои проблемы. Больше всего - с группировками, конечно.
        - «Кремень»? - спросил Ливий.
        - Ага. Их тут очень много, хорошо стоят. Думаю, ты и сам видел, как они вербуют новичков, но у них много разных способов, - сказал Махус. - Как и в Школе Камня, «Кремень» - самая многочисленная группировка.
        - О ком-то должен знать?
        - Лидера «Кремня» зовут Орфус. Использует алебарду, сам понимаешь, оружие редкое, - сказал Махус.
        - Алебарду? Интересно. Ты, кстати, что взял?
        - Копье. В принципе, не пожалел. Почему нунчаки? - спросил в свою очередь Махус.
        - Я не собирался использовать оружие в принципе, но восточный цеп неплохо подходит для некоторых ситуаций. Я еще посох взял, по тем же причинам, - сказал Ливий.
        - Сказал бы, что выбор странный, но разве это первый раз?
        - Ладно, что ты начинаешь. Кто там еще?
        - «Сфера». Странная группировка, всего пятнадцать человек. Чего они добиваются, никто не знает, но бойцы у них сильные. Глава использует два меча, - сказал Махус.
        - А зовут как?
        - Не поверишь - Два меча. С фантазией иногда у людей бывает туго, - сказал Махус и улыбнулся вместе с Ливием.
        - Еще кто-то?
        - Да, конкуренты «Кремня» - «Валтар». Сильные ребята. На твоем месте я бы опасался именно их. «Валтар» не вербует новичков, как «Кремень», вместо этого они приглашают к себе сильных бойцов, как свободных, так и с других группировок. В общем, они занимают две трети мест в топе рейтинга. Их главаря называют Мрак - сам он придумал такое имя, или кто-то дал ему, но звучит пафосно.
        - Чем дерется?
        - Кнутом. И мечом. Оружие на разные дистанции, знает, что делает. Он, кстати, находится на втором месте в рейтинге.
        - А первое? - спросил Ливий. - Главарь «Кремня»?
        - Нет, Два меча. Поэтому многие и опасаются лезть в дела «Сферы», - ответил Махус. - Есть еще всякие мелкие группировки, но они почти ничего не решают.
        - Ну, скоро появится четвертая сильная группа, - сказал Ливий уверенно.
        - Ты о ком?
        - Группа Волка. Она была создана, чтобы противостоять «Кремню» еще тогда. Пора вспомнить прошлое.
        - Давно уже не слышал это название. Но что мы вдвоем сделаем, Ливий? - спросил Махус.
        - Это пока нас двое. Вот увидишь, Махус, мы все здесь изменим.
        Но было проще сказать, чем сделать. Ливий просто тренировался каждый день, наблюдая за жизнью Школы Свирепости. К сожалению, видел парень не много, ведь ученики выше трех сотен в рейтинге почти никогда не бывали в его районе.
        Сначала Ливий сварил Зелье двух стихий для своего друга. До этого Махус никогда не употреблял это средство, поэтому эффект оказался колоссальным. Парень стал сильнее по меньшей мере на треть всего за сутки.
        - Тот, кто поднимется в рейтинге выше трехсотой позиции или проучится год, сможет ходить к личному инструктору, который обучит вас тонкостям владения вашим оружием, - сказал Квинт Ассус.
        Все движения, которые показал ему этот мастер, Ливий уже выучил. Владел парень нунчаками еще не очень, но это было только вопросом времени и опыта. Личный инструктор был необходим Ливию, ведь Квинт Ассус давал только базис. Он хорошо владел нунчаками, но это оружие не было его специальностью. Ливий хотел узнать больше приемов и перехватов, а их можно было выучить только у мастера-специалиста.
        Каждое воскресенье в Школе Свирепости проходили бои. Ливий, как и любой другой ученик, пришел поучаствовать. Зрителей было куда меньше, чем в прошлый раз. В этот день парень решил испытать свое оружие в деле, ведь до этого Ливий еще не применял нунчаки по назначению.
        - Вызываю ученика на два места выше! - прокричал парень.
        Противника Ливий не знал, а это значило, что он - не новичок. Ученик был вооружен мечом, и встал в боевую стойку напротив парня. Он был намерен драться, и это устраивало Ливия в полной мере.
        Меч - опасное оружие. Благо, на арене он затуплен. Ученик стал наносить удары один за другим, а Ливий просто отступал. Все эти приемы он знал - парень наблюдал за тренировками остальных новичков и успел запомнить базовые движения мечников. Когда противник Ливия занес клинок для очередной атаки, парень ударил нунчаками по его руке.
        Силу Ливия не стоило недооценивать. От удара ученик закричал и уронил меч. Ливий тут же сделал перехват нунчак и размахнулся на еще один удар, когда противник закричал:
        - Сдаюсь!
        Парень остановился. Ученик лишился оружия, поэтому понял, что дальше сражаться не стоит. Ливий полностью понимал его решение. Все-таки, его противник не был сильным - он волочился почти в самом конце рейтинга.
        - Вызываю ученика на два выше!
        Ливий хотел поднять свое место в рейтинге, но решил особо не спешить. Теперь ему могли попасться не новички, которые перешли со Школы Потока вместе с ним, а уже бывалые бойцы этой арены. Именно поэтому Ливий решил действовать по той же тактике - делать маленький шаг между местами в рейтинге. Правда, в этот раз из соображений безопасности, а не для того, чтобы выделиться.
        С одними противниками было легко, другие доставляли проблемы. Ливий просто бил нунчаками по рукам и ногам учеников, выводя их из строя. Скорость, умение защищаться и уходить от вражеских атак - во всем этом парень на голову превосходил своих спарринг-партнеров. Ливий каждый раз бросал вызов на два места выше, и замедлился всего раз.
        - Вызываю ученика на одно место выше!
        Противник был вооружен двуручным топором. Ливий попытался разобраться с ним, как и с остальными, но этот ученик влил ярь в свои руки. Это было верным решением. А еще он неплохо двигался и даже умудрялся предугадывать многие атаки нунчаками.
        - Как тебя зовут? - спросил Ливий.
        - Называй меня Кромсатель, - сказал ученик и хищно ухмыльнулся.
        - А нормальное имя есть? - спросил Ливий.
        - Эх. Рори, - ответил резко погрустневший ученик. - Хоть бы кто-нибудь стал называть Кромсателем, так нет же.
        Руки, наполненные ярью - это хорошо, когда ты знаешь, что противник будет бить именно по ним. Но когда Ливий вновь сблизился с Рори и ушел от его удара, то атаковал в область головы. Парень даже влил немного яри в руку, чтобы ускорить атаку. В результате Рори рухнул на пол без сознания.
        - Вызываю ученика на два выше!
        Ливий специально сделал такой крюк в поднятии рейтинга не для того, чтобы сразиться с Рори. Просто выше этого ученика была Ялум, с которой Ливию совершенно не хотелось драться. Поэтому он и избежал ее таким образом. Сейчас Ливий был заинтересован в том, чтобы как можно быстрее поднять свой рейтинг. Бой, в котором его истощат, парню был не интересен.
        Следующий противник был вооружен копьем. Это совершенно не устраивало Ливия, ведь такое оружие не давало ему сблизиться с врагом и достать нунчаками до рук.
        - Ладно, тут эти деревяшки бесполезные, - сказал парень и положил нунчаки на землю.
        - Ты хочешь сдаться? - спросил с надеждой ученик.
        - Нет, просто нунчаки мне не помогут, - ответил Ливий, а его противник грустно вздохнул.
        Раздался сигнал к началу боя. Копейщик не сдвинулся ни на шаг и это было верным решением. С копьем в руках легче обороняться, чем наступать. Ливий пошел вперед, медленно вливая ярь в ноги. Будь он без утяжелителей, то не воспринимал бы этот бой всерьез, но сейчас парню немного не хватало скорости.
        Копейщик ударил. Ливий перенес центр тяжести на правую ногу и уклонился, потом сделал быстрый шаг вперед и схватил рукой древко копья. Противник удивился, но тут же стал вливать ярь в руки, чтобы вернуть себе свое оружие. Но Ливий и не собирался отбирать копье. Когда натяжение между двумя парнями стало серьезным, Ливий просто разжал руку.
        От неожиданности копейщик чуть не потерял равновесие. Всего секунда, но в этот момент Ливий сблизился со своим противником вплотную. На этой дистанции копье было бесполезным, и ученику с копьем пришлось бросить свое оружие.
        Это предопределило исход боя. В ближнем бою, когда у противника нет оружия в руках, Ливий был уверен в себе. После третьего удара копейщику пришлось сдаться. Ливий одержал очередную победу, не получив никакого урона.
        - Вызываю ученика на два выше!
        Бои продолжились. Парень вновь взял нунчаки в руки, но противники теперь попадались посерьезней. Ярь стала медленно уходить. Вскоре парень решил, что пора заканчивать с боями.
        - Ну, 460-ое место - это неплохо, - сказал Ливий сам себе и пошел на трибуны.
        На прошлой неделе парень разозлил зрителей. Они думали, что бои договорные. Но сегодня трибуны убедились в силе парня. Многие стали наводить справки у новичков, и вскоре выяснилось, что Ливий был лучшим учеником в Школе Потока.
        - Но у него мало яри. Слышал, ярь-анализатор показал только девять.
        - Девять?! Это же очень мало, как он вообще сюда прошел? Погоди, как с таким запасом яри можно стать лучшим учеником в Школе Потока? Когда я перешел в Школу Свирепости, у меня было всего двадцать единиц. Но и сейчас я не уверен, что смог бы войти хотя бы в топ-5 в Школе Потока.
        - А сам не видел? Он очень сильный и быстрый. Хорошо дерется, и нунчаки неплохо освоил. Наверное, занимался ими еще до поступления сюда.
        - Скорее всего.
        Сам Ливий решил понаблюдать за боями. Из новичков, конечно же, больше всего приковывала к себе внимание Ялум. Она превосходно владела копьем, и Ливий был уверен, что девушка занимается с этим оружием уже давно. Лягушка использовала главное преимущество копья - дистанцию - очень эффективно, не подпуская никого слишком близко к себе. Был всего один ученик, который смог подойти к Ялум вплотную, но удар ногой в челюсть убавил его пыл.
        Ливий внимательно следил за еще одним копейщиком - своим другом Махусом. Ялум пользовалась оружием более умело, да и в целом она превосходила Махуса по всем позициям - девушка была сильнее и быстрее, лучше владела ярью, прекрасно ощущала дистанцию и спокойно могла переходить на безоружный бой.
        Но Махус не был слабаком. Зелье двух стихий увеличило его физическую силу, поэтому парень с легкостью разобрался со своим противником. Возможно, раньше Махус этого не смог бы, из-за чего Ливий чувствовал себя довольным. Ведь он помог своему другу, которого так давно не видел.
        Было много боев, и парень находил то, на что можно посмотреть. Ученики использовали разное оружие, и если одно не удивляло, то другое - вполне себе. Например, кнут. Боец с этим гибким оружием был одним из лучших на арене, и Ливий наблюдал за ним с большим интересом. Некоторые использовали дробящее оружие, вроде палицы, другие - алебарды и глефы.
        - Слушай, Махус, а почему здесь нет сильных учеников? Некоторые хорошо дерутся, но что-то меня не впечатляет.
        - А, так это же первая арена, - ответил Махус просто. Ливий продолжал смотреть на друга с вопросом в глазах, и тому пришлось объяснять:
        - Тут три арены, чтобы все успевали сразиться. Бои обязательные, поэтому некоторым может не хватить времени. Эта арену называют Бронзовой, потому что на ней дерутся ученики с рейтингом ниже трехсот, - сказал Махус.
        - Остальные две - Серебряная и Золотая? - спросил Ливий.
        - Легко было догадаться, правда? - сказал Махус, а Ливий хмыкнул.
        - Да уж, оригинально. Но зрителей в прошлый раз было явно не двести.
        - Потому что посмотреть на бои могут прийти и ученики с других районов. Серебряная и Золотая арены расположены там, куда низкорейтинговые просто не попадут. Тот, кто ниже трехсот, вынужден ходить только на бои Бронзовой арены, но если подымаешься выше - тебе открыта дорога в район, где расположена Серебряная арена. Золотая - это топ-100, - объяснил Махус. Такое разделение было логичным, и Ливий это понимал.
        После арены друзья решили пойти поесть. Доступное меню столовой сильно расширилось. Были котлеты и азу, рыба - нескольких видов. Даже овощи, и те стали разнообразнее, причем их и гарниры Ливий теперь мог брать в неограниченном количестве.
        - А когда-то тарелке риса радовался, - сказал парень, уплетая большой кусок мяса. Все-таки с ним был Махус, который всегда мог взять лучшую еду здесь. И Ливий не стеснялся этим пользоваться.
        - Ну, нашел с чем сравнивать. Но это ладно, что теперь будешь делать? - спросил Махус.
        - У меня большой выбор? Становится сильнее, конечно. Кстати, как попасть в библиотеку? Не видел ее здесь.
        - С 400-го места в общую секцию, с 350-го - в расширенную.
        «Да уж, здесь все на этом рейтинге завязано. Но не думаю, что это будет проблемой. У Махуса больше яри, но я сильнее его. Сними я утяжелители, то мог бы и трехсотое место взять. Ладно. Хватит осторожничать, пора приглядеться к противникам и кинуть вызов кому-то сильному».
        И у Ливия уже была цель. На арене парень наблюдал за многими учениками, и одного он посчитал подходящим противником. Место в рейтинге - 370, имя - Наус. А еще эта была девушка, причем ее оружие очень было необычным - трезубец. В общем, бой обещал быть интересным, и на подготовку к нему у парня была целая неделя. Более, чем достаточно.
        Глава 4. Посох
        - Мастер, я хочу обучиться бою с посохом, - сказал Ливий на занятии Квинта Ассуса.
        - Что ж, дело твое. Посох во многом похож на копье, и тебе следует выучить базовые приемы этого оружия. Потом мы перейдем к ударной технике, - сказал мужчина, а Ливий вместо ответа вышел вперед с посохом в руках. Парень использовал это оружие впервые, но начал выполнять движения без тени сомнения. Целых две недели Ливий подсматривал за Ялум, которая тренировалась владению копьем, и он отлично запомнил ее удары. Движения получались грубыми, им недоставало практического опыта, но этого уже было достаточно, чтобы удивить Квинта Ассуса.
        - Что ж, неплохо, ты что-то знаешь. Впрочем, совершенно не умеешь использовать эти удары, но отработать сможешь их и сам. Раз такое дело, то покажу ударную технику. Запоминай, - сказал Квинт Ассус.
        Ливий не знал, есть ли название у этого стиля. Но, как и многое другое в Сильнаре, он был простым и эффективным. Удары на разных уровнях, блоки, тычки: запомнить эти движения было просто. В разы проще, чем это было с нунчаками.
        Квинт Ассус, казалось, уже привык к потрясающей памяти своего ученика. Он показал движения всего раз, а затем пошел обучать остальных новичков, потому что знал: Ливий все запомнил. Так оно и было, парень стал отрабатывать движения, чередуя их в произвольном порядке, а иногда концентрируясь на чем-то одном.
        Сразу после занятий, Ливий пошел тренироваться с посохом дальше. Три часа парень повторял одно движение - простой укол. На следующий день Ливий вновь потратил три часа, и снова на одно движение - в этот раз, удар. С объединением движений во что-то одно у парня никогда не было проблем, но Ливий хотел отточить до автоматизма движения по отдельности. Он хотел прочувствовать копье, его дистанцию, вес, то, как это оружие рассекает воздух, и то, насколько сильна отдача после удара.
        - Волк, давай сразимся.
        Когда Ливий отрабатывал движения на занятии, к нему подошла Ялум. Парень обдумывал предложение девушки несколько секунд, а затем согласился:
        - Хорошо, давай.
        Среди новичков только Ливий и Ялум владели древковым оружием. Копье и посох - разные, но во многом похожи. Квинт Ассус дал добро, и двое учеников вышли на небольшую площадку для спаррингов.
        - Без яри? - спросил Ливий.
        Лягушка кивнула в ответ.
        «Будет неплохо получить опыт боя до воскресенья», - подумал Ливий. Он не боялся отвлечься, потому что знал, что Ялум будет стоять в обороне. Все-таки, у нее в руках было копье.
        Но девушка не стала ждать и быстро сократила дистанцию. С немыслимой скоростью она сделала несколько уколов копьем, два из которых Ливий смог отвести посохом, а третий едва не угодил парню в ухо.
        - Твою ж!
        Ливий сделал широкий удар посохом, но девушка заблокировала эту атаку и сделала еще один укол, едва не угодив в самый важный для мужчины орган. К счастью, Ялум попала чуть выше, в живот, да и наконечник не был боевым.
        - Одно очко, - сказал Квинт Ассус.
        Бой продолжался, и Ливий сделал несколько коротких ударов с разных направлений, но Ялум их с легкостью прочитала и заблокировала, еще раз сделав укол, который в этот раз попал в плечо.
        - Два очка.
        «Я как будто в Зал бесконечного боя попал… Точно, может сработать», - подумал Ливий.
        Парень остановился и сменил стойку. Ялум вновь атаковала, но Ливий отбил атаку скользящим блоком, которому его никто не учил. Да, у парня было мало опыта боя с копьем, но вот в боях, где его без остановки атакуют со всех сторон, Ливий бывал не раз. Сорок четыре направления, защитный стиль Верде, который парень адаптировал под себя, пригодился и здесь.
        Но бой не мог продлиться долго. Ялум просто-напросто лучше владела своим оружием и после нескольких атак смогла, наконец, пробиться через оборону Ливия. Но в этот момент парень ударил и сам. Как итог - по одному очку каждому, и бой на этом закончился.
        - Победа Ялум, - сказал Квинт Ассус. - Ваш уровень неплох, думаю, вы оба подниметесь к третьей сотне в рейтинге уже скоро.
        - Спасибо, Волк, - сказала девушка, улыбнулась, а затем пошла в другой конец зала тренироваться. Ливий пожал плечами. Иногда ему казалось, что за обычными словами Лягушки скрывается некий скрытый смысл. Ялум была очень необычной, и Ливий отлично знал, что она даже думает по-другому. Не так, как остальные люди.
        «Хороший бой. Нужно подумать о совмещении стилей, и с дистанцией копья надо разобраться, я пока плохо ее чувствую», - думал парень. Теперь у него появилась еще одна задача в огромном списке дел.
        - Ливий, вызываю Наус!
        Такого никто не ожидал. Девушка была намного выше парня в рейтинге, на целых 90 строк. Вызов был беспрецедентным по своей наглости, и тут же приковал к себе внимание.
        Наус вышла на арену. В руках она держала трезубец - конечно, с затупленными зубцами. Наус была довольно симпатичной, и ее внешность хорошо запоминалась - волосы девушки были выкрашены в голубой цвет. Вместе с ее оружием создавался морской образ, и Ливий даже предполагал, что девушка так и хотела. Но не стал у нее об этом спрашивать, все-таки, это было невежливо.
        - Готов? - спросила Наус. Девушка не испытывала никаких негативных чувств из-за того, что кто-то настолько ниже ее по рейтингу бросил ей вызов. Напротив, Наус даже поинтересовалась у Ливия о его готовности к поединку.
        - Конечно, - ответил парень.
        Раздался сигнал к началу боя. Ливий был вооружен посохом, потому что нунчаки здесь были бесполезными. Они сблизились, и Наус тут же нанесла колющий удар. Ливий плавно отбил его посохом. Девушка не выглядела крепкой, но в удар она вложила немало мощи. Даже немного яри, но Ливий отлично понимал, что Наус пока берегла силы.
        Девушка хорошо справлялась. Ливий атаковал ее несколько раз, но она успешно блокировала атаки или уходила от них. Да, посох на этой арене был не сильно распространен, но опыта у Наус хватало. Она отточила владение трезубцем, и уверенно противостояла всему, что ей показывал Ливий.
        «Да уж, так бой может и затянуться», - подумал парень. Все шло именно к этому.
        Тогда Ливий открылся. Наус увидела для себя возможность и ударила трезубцем, вложив в него ярь. Парень ударил в ответ. В итоге произошел размен ударами, но от последующей атаки Ливия девушка ушла, отступив на несколько шагов.
        «Так не пойдет. Нужно попробовать это».
        Ливий продумывал бой заранее, а вот Наус была лишена такой роскоши. Когда она вновь атаковала, парень поменял свою стойку. Он отпустил посох, оружие скользнуло вниз, и Ливий вновь его перехватил двумя руками, но теперь ближе к середине.
        Парень сделал простой, но логичный ход - заблокировал трезубец вертикальным блоком. Посох оказался между двух зубцов, и тогда Ливий прокрутил свое оружие по часовой стрелке со всей силы.
        Наус не смогла удержать трезубец, и он вылетел у нее из рук. Теперь она была безоружна, а вот Ливий все еще держал посох в руках. Девушка не собиралась продолжать бой и сказала:
        - Я сдаюсь.
        Ливий кивнул. За один бой он поднялся на много позиций в рейтинге, и это его полностью устраивало. Парень пошел обратно на трибуны, но Наус осталась стоять на арене. Теперь она была 460-ой в рейтинге, и это совершенно не устраивало девушку.
        - Наус, вызываю номер 390!
        Ливий не остался наблюдать за боем. Его ждал шокированный Махус, который обещал сводить друга в новые места сразу, как только он перевалит за 400 место в рейтинге. Но кто ж знал, что это произойдет так скоро?
        Всего две недели - и Ливий попал в другой район Школы Свирепости. Бдительная охрана посмотрела на металлическую пластину на руке парня, сверилась со списком, а затем пропустила его. Махуса даже не стали проверять - видимо, его лицо уже примелькалось охранникам.
        - Добро пожаловать в район номер два!
        Махус картинно развел руки. Ничего впечатляющего Ливий перед собой не видел - обычный район, похожий на такой же в Школе Потока как две капли воды.
        - И что же тут есть? - спросил парень друга.
        - Тут много чего есть, Ливий. И для начала я отведу тебя в пивную, мой дорогой друг, - сказал Махус и бодрым шагом двинулся вперед. Ливий последовал за ним.
        Пивная была небольшой, как и ее ассортимент. Два сорта пива, подсушенные кубики хлеба, рыба, причем сушеная, вяленой в меню не имелось. Зато при желании можно было взять поесть - салат, жареные ребрышки, сырную лепешку. Рейтинг у Ливия был небольшой, поэтому парень взял себе кувшин пива и сухарики. Махус заказал целых два разных сорта пенного напитка и еды.
        - Так жить можно, слушай, - сказал Ливий, запивая мясо пивом. - А вина тут нет?
        - Вина? Каким ты стал эстетом без меня, прямо не верится. Есть, конечно, качество не очень, правда. За триста перевалишь - и будет тебе и вино, и ликер, и что только захочешь, - ответил Махус.
        - Да, звучит неплохо. Ну что, пойдем? - сказал Ливий.
        Следующим пунктом назначения была библиотека, а по ходу дела Махус показал местную инфраструктуру. Магазины, в которых можно было брать травы или слабые зелья каждый день, или залы, время тренировки в которых было ограничено твоим рейтингом.
        - Пришли, - сказал Махус.
        Со своим 370-ым местом Ливий мог войти только в общий отдел библиотеки, но и он потрясал своим разнообразием. Количество книг было неимоверным, и оно превосходило таковое в Школе Потока. А, по словам Махуса, в специальном отделе было еще примерно столько же всевозможных пособий, которые были намного полезнее этих, обычных, на которые высокорейтинговые ученики даже не смотрели.
        - Тебя здесь оставить, я так понял?
        - Конечно, что за глупые вопросы? - сказал Ливий.
        Ливий погрузился в мир новых знаний. Тренированная память парня глотала страницы одну за другой, а сам Ливий не мог нарадоваться. Он ходил от полки к полке в поисках заветной информации. Парень искал все, что связано с алхимией. У него дома лежал сверток с горным мечелистом, редким ингредиентом для высококлассных зелий. В Школе Потока не было ни одного рецепта с этим материалом, поэтому Ливий надеялся, что найдет его здесь.
        - Простите, а у вас есть алхимические книги, в которых упомянуты рецепты с горным мечелистом в составе? - спросил парень библиотекаря.
        - Тут такого нет, только в расширенной библиотеке, - ответил мужчина.
        - Спасибо, - сказал немного приунывший Ливий, но чтение алхимических книг на этом не закончил. В них рассказывалось о многих зельях и препаратах, которых парень никогда не принимал. А еще в алхимических трактатах описывались сами способы приготовления. Теперь Ливий понимал, что делает зелья, как дилетант.
        Книгами о развитии яри и тела парень пока не интересовался. Все потому, что дома лежали целых три пособия, которые подарил ему Верде, глава Школы Потока. Пока Ливий даже не открывал их. Но знал, что скоро нужно будет перейти к их изучению.
        Махус вернулся через три часа, чтобы повести парня к жилому району. Ливий имел право сменить свою маленькую комнату на вполне себе приличную, и этим правом он воспользовался сразу же. Теперь у него было место, чтобы спокойно потренироваться без лишних глаз.
        Верде, глава Школы Потока, подарил Ливию целых три пособия. Парень не открывал ни одну из этих книг - слишком много было дел и занятий и без того. Еще месяц назад Ливий продумывал план мести, потом оправлялся от ранения, а затем вливался в жизнь Школы Свирепости. Сейчас парень решил, что время настало.
        - «Контроль яри». Как-то простовато звучит, - сказал Ливий, прочитав обложку одной книги. Название не впечатляло, но судить по обложке парень не собирался. Он открыл первую страницу и погрузился в чтение.
        Сначала автор пространно описывал свое мнение о яри, об устройстве этой загадочной энергии и как нужно жить в гармонии с ней. Ливий читал без интереса, но вскоре автор закончил с рассуждениями и приступил к описанию рабочих методов контроля яри. Парень понял, что даже не встанет со стула, пока не прочитает книгу.
        Самое простое, что может сделать боец со своей внутренней энергией, это направить ее в конечность. В руку или в ногу - не важно. Сложнее - перемещать ярь из одной части тела в другую. Например, в грудь для защиты от удара, или в спину. Еще можно было пустить ярь циркулировать по всему телу, что давало слабое усиление, но зато - полноценное.
        В книге, которую Ливий сейчас читал, объяснялись методы куда более тонкого контроля. В первой главе автор рассказывал, как можно поделить ярь на равные части - две, три, четыре, чтобы направить их в разные части тела. В теории звучало просто, но когда Ливий попробовал повторить, то оказалось, что это очень сложно.
        - «Не приступайте к дальнейшему чтению моей книги, пока не обучитесь уже изложенным методам контроля яри», - прочитал парень последнюю строчку первой главы. - Ладно, придется все-таки встать со стула.
        В новой комнате можно было удобно расположить схему с ярь-линзой в середине. Без этого своего изобретения Ливий даже не знал, как справлялся бы. Объем внутренней энергии был так мал, что заканчивался всего через десять-пятнадцать минут тренировок. Без схемы полное восстановление парня занимало часов двенадцать, если не больше. Со схемой - две-три минуты.
        Энергия восстановилась, и Ливий продолжил экспериментировать. Автор книги гласил, что поделить ярь пополам проще всего. Пока у парня совсем не получалось. Ранее в боях Ливий просто использовал часть внутренней энергии для защиты или, наоборот, удара. Ни о каком делении там речь не шла - он попросту «отщипывал» кусок яри от общего объема.
        Через два часа у Ливия стало получаться. Еще через два парню удалось грубо поделить ярь на две части. Ключевое слово - «грубо», ведь идеального баланса парень так и не смог достичь.
        Несколько дней все свои тренировки внутренней энергии парень сводил к делению на две части. На арене Ливий по-быстрому «отметился» и ушел - побил бойца, который бросил ему вызов. Парень сильно удивился этому, потому что победил без особых проблем.
        Вскоре Ливий смог достичь баланса. Ярь, может не идеально, но делилась на две части. Парень чувствовал незначительные расхождения в объемах двух половин, но они были незначительны.
        - Теперь три.
        Проблема была в том, что автор «Контроль яри» четко указал то, как нужно делить ярь - сразу на три части. Ливий и с делением пополам справился с трудом, а тут нужно было выдержать еще более сложный баланс.
        - Может, получится по-другому?
        Сначала Ливий попробовал отделить одну часть, а остаток - поделить на два. В принципе получилось, но результат парня не порадовал: первая часть то оказывалась маленькой, то, наоборот, слишком большой. Тогда Ливий пошел от противного - поделил ярь пополам, а потом от двух частей начал «откусывать» по чуть-чуть, чтобы составить третью. Получалось жуть как долго.
        - Да уж, надо и правда делить сразу на три части. Но это же безумно сложно!
        Ливий жаловался, но все равно тренировался. Через три дня парень достиг хоть какого-то прогресса. Он смог поделить ярь на три части, но баланс был слабо соблюден. Фактически, внутренняя энергия балансировала на грани и хотела слиться воедино, так как ощущала эту разницу в объемах, но Ливий умудрялся сдерживать ее.
        - Да уж, как я стану мастером боевых искусств? Всего-то надо было поделить ярь на три части, а я еле с этим справился. И это даже не вся первая глава книги. Наверное, это вообще считается базовым уровнем. Думаю, Ялум справилась бы с легкостью, - сказал Ливий и вздохнул. Он всегда старался избегать таких мыслей и упорно идти к цели, но это не всегда получалось.
        Ливий не знал, что ученик Сильнара тратит по меньшей мере две недели, чтобы поделить ярь пополам, и как минимум два месяца - чтобы разделить внутреннюю энергию на три части.
        - Сегодня у вас начинается новая тренировка, ученики. Ваше тело должно привыкнуть к боли. Вы много раз дрались на арене, но этого недостаточно. Нужно сродниться с болью, приучить себя к ней. Снять одежду до пояса, - сказал мастер по имени Алфен. Ученики выполнили распоряжение. Парни стали бросать взгляды в сторону всего двух девушек из состава новичков, не удержался от этого и Ливий. Он посмотрел на Ялум. Грудь Лягушки была перевязана широкой полосой ткани, так делали все девушки-ученики. Парень посмотрел выше, на лицо Ялум, и случайно пересекся взглядом с девушкой, которая смотрела на него.
        - Черт, - сказал парень, а Лягушка победно улыбнулась.
        - Начинаем, - объявил Алфен.
        Суть тренировки была в избиении. Два тренера били деревянными палками по телам учеников, чтобы приучить их к ощущениям боли. Удары сыпались на спину и грудь, руки, ноги, иногда - по животу. Палки были из какой-то не слишком твердой древесины, но многие ученики вскрикивали от боли. Все, кроме двух - Ливия и Ялум.
        «Да уж, по сравнению с балками Зала бесконечного боя, это так, мелочи», - думал парень, когда тренеры подошли к нему и стали бить палками. Ливию было больно, но он уже давно привык терпеть такой уровень боли.
        - Отлично. Вы, двое. Готовы к более сложной тренировке? - спросил Алфен.
        - Да.
        - Да.
        Алфен кивнул, а два тренера приступили к своему делу, начав с Лягушки. Их удары стали сильнее и быстрее, но девушка не выказывала никаких неудобств. Она просто молча терпела, пока тренеры не закончили. И Ливий был готов поклясться, что не заметил и тени эмоций на лице Ялум.
        - Теперь ты, - сказал тренер. Парень кивнул, и его начали методично избивать. В этот раз было куда больнее, но без яри тренеры не могли нанести слишком сильные удары. Зал бесконечного боя все равно лидировал.
        - Ялум и Ливий, так? Вы можете больше не проходить на эту тренировку. Не каждый в Школе Свирепости доходит до вашего уровня даже через полтора года обучения. Очень хорошо, - сказал Алфен.
        Так у Ливия появилось лишнее время. Парень уже думал, на что будет его тратить, когда внезапно на пути к дому к нему подошла Ялум.
        - Эй, Волк, примешь меня в свою группу? - спросила девушка с улыбкой.
        - А? В мою группу Волка? Зачем это тебе, она же будет бесполезной для тебя? - удивился Ливий.
        - Просто, - сказала Ялум.
        «Да уж, я ее никогда не пойму. Но с другой стороны, почему бы нет? Она сильная, да и не хочется с ней лишний раз ссориться», - подумал Ливий и сказал:
        - Хорошо. Только в Школе Свирепости кроме меня в ней разве что мой друг, Махус. Тебе точно нужна группа из двух человек?
        - Точно, - сказала Ялум.
        - Ладно, принята.
        Лягушка развернулась и пошла в другую сторону. Что было на уме у этой девушки, парень понять не мог. Женский пол для Ливия был сплошной загадкой, а Ялум была загадкой среди загадок. В мифах многих стран были существа, которые задавали путникам разные каверзные вопросы. Если люди отвечали, то проходили или даже получали что-то в награду. А если несчастный не знал ответ, то его попросту съедали. Дракон Фрон, один из самых известных персонажей-загадочников, легко бы смог съесть Ливия. Ему всего лишь надо было бы спросить: «О чем думает Ялум?».
        Теперь в группе Волка было на одного человека больше. Лягушка была сильным бойцом, и Ливий считал, что она его превосходит. Но, даже так, группа Волка еще ничего не значила для учеников Школы Свирепости. Они были никем, так, объединением с общим интересом, не более. Лучший способ заявить о себе - преодолеть «заслон».
        - Ты слышал о «заслонах»?
        Махус задал этот вопрос день назад, и Ливий тогда просто отрицательно покачал головой.
        - В общем, это сильные бойцы, которые поджидают слишком зарвавшихся новичков. В основном они члены какой-то сильной группы, на Бронзовой и Серебряной арене это почти всегда «Кремень». Если ты «свой», то тебе не бросят вызов. А вот если нет, да еще и насолил «Кремню», то «заслон» начнет за тобой охоту и рано или поздно ты сойдешься с ним в бою на арене.
        - И много их? Ну, «заслонов» этих?
        - Достаточно. Например, ближайший к тебе - на 340-ом месте. Мне, почему-то, вызов не бросил, а ты точно под раздачу попадешь. Зовут Галус, дерется щитом.
        - Что? Щитом? Разве это вообще считается за оружие? - удивился Ливий.
        - Конечно, чем не оружие? У него еще на поясе есть палица, но он почти никогда не берет ее в руки, - сказал Махус. - Противник не самый легкий, но будь внимательней. Ну и присмотрись к его боям.
        - Хорошо, спасибо.
        После этого разговора прошло два дня. Ливий узнавал все больше о местных порядках, а особенно - о «заслонах». Если подобная личность возьмет тебя на прицел, то есть всего два способа этого избежать. Первый - вступить в «Кремень». Второй - заплатить. Медикаменты, зелья, снаряжение, да даже рабочая сила - все могло послужить валютой. И такой порядок совершенно не нравился Ливию, но он принял правила игры. Правда, по-своему.
        - Буду бросать вызов всем этим «заслонам» по очереди. Будет честно открыть охоту на них, охотников. Тогда о группе Волка заговорят, да еще как, - сказал Ливий сам себе и улыбнулся.
        Глава 5. На грани
        Для свершения своего плана Ливию пришлось заморочиться. Во-первых, в воскресенье утром он уже был на арене. Ливий не хотел пропустить Галуса, «заслон», который мог бросить вызов кому-то еще. Парень не стал тратить еще одно воскресенье, чтобы разузнать, как дерется Галус. Ливий верил в свои силы, к тому же, хотел испытать себя в бою с сильным соперником без подготовки.
        - Ливий, вызываю Галуса!
        Парень с щитом сидел на трибуне и вольготно общался с несколькими девушками, когда неожиданно прозвучал вызов. Никто не хотел драться с «заслонами». Их личная сила была второстепенной, а вот возможность испортить отношения с группировкой, которая поставила подобного человека контролировать рейтинг, выходила на первый план. Сначала Галус крайне удивился. Ему уже говорили, что Ливия нужно будет побить в будущем, но он не ожидал такого поворота событий. На смену удивлению пришла злость.
        - Ты хоть понимаешь, кому бросил вызов? - спросил Галус, когда вышел на арену.
        - Да, отлично понимаю, - ответил Ливий и ухмыльнулся.
        - Тебе конец.
        Как и говорил Махус, Галус был вооружен щитом. Ливий еще не понимал, что стоит ождать от этого противника, поэтому взял в руки нунчаки. В этой ситуации они подходили куда лучше, чем посох.
        - Знаешь, меня уже предупреждали о тебе, Ливий. Говорили, что стоит бросить тебе вызов, когда ты доберешься до меня. Но кто же знал, что добыча сама придет ко мне в руки, - сказал Галус. Он явно пытался вывести Ливия из себя, но парень в ответ на эту речь только хмыкнул.
        Прозвучал сигнал к началу боя. Ливий медленно подходил к своему сопернику, Галус тоже решил приблизиться. Парни сошлись на небольшую дистанцию и стали ждать. Ливий не атаковал, Галус тоже.
        - Что, страшно?
        - Нет, конечно, - ответил Ливий противнику, который продолжал пытаться его поддеть.
        «Нунчаками легче всего атаковать по тому, кто атакует тебя. Галус это знает и ждет. Его нельзя недооценивать», - думал парень в этот момент. И вскоре решил нанести пробный удар.
        Ливий ударил не размашисто, а быстро и хлестко, но Галус с легкостью заблокировал атаку щитом. Ливий на этом не закончил, и нанес еще несколько быстрых ударов. Галус все так же защищался, не чувствуя никаких проблем. Наоборот, он резко сблизился с Ливием и попытался ударить парня щитом.
        «Неприятный соперник».
        Галус чувствовал себя в этом сражении комфортно, но и Ливий еще не показал все, что мог. Цепное оружие, вроде восточного цепа, обладает одной потрясающей особенностью - возможностью огибать препятствия.
        Парень сделал еще один быстрый удар, а потом сразу же - вертикальный размашистый. Благодаря вращению из-за цепи, одна часть нунчак обогнула щит и попала Галусу прямо по лицу.
        - Одно очко Ливию!
        Это и была причина, почему парень взял нунчаки, а не посох. Да, шест давал дистанцию, но с цепом гораздо удобней драться с тем, у кого в руках щит.
        Но Галус не зря был опытным воином. Обычный цеп имеет более длинную рукоять, поэтому воин с ним находится в относительной безопасности от контратак противника. Обе же части нунчак достаточно короткие. Ливий смог нанести удар Галусу, но противник тут же атаковал в ответ.
        - Одно очко Галусу!
        Арена поплыла перед глазами Ливия. Его противник выхватил свою палицу из-за пояса и огрел парня по голове. Галус не стал терять зря время и перешел в атаку, а Ливий пытался отступить. Когда парень, наконец, смог сориентироваться и картинки перед глазами сложились в одну, Галус успел задеть его палицей еще раз. К счастью, в этот раз ударил пришелся по корпусу.
        - Одно очко Галусу! Два очка!
        Галус стоял и усмехался. Его опыт сражений с оружием в руках был намного больше, чем у Ливия. Галус умело пользовался недостатками противника. Но кое-что удивило зрителей на трибунах. Галус взял в руки палицу.
        - Не думал, что он вообще ее использует.
        - Видать, этот Ливий - далеко не слабак.
        Сам парень в этот момент начинал злиться. Ливий отбросил нунчаки в сторону. Он поделил ярь на две части, половину направил в ноги, а вторую половину - в руку. Резко ускорившись, Ливий сблизился с Галусом. Тот попытался закрыться щитом, но парень попросту ударил. Дубовый щит, покрытый тонким металлическим листом, затрещал и развалился на части.
        - Что? - только и успел сказать Галус, когда Ливий схватил оставшегося без защиты противника в захват и перебросил через себя. Галус упал на пол, но тут же ударил палицей в ответ. Ливий был быстрее. Он перехватил руку Галуса, сделал залом и уткнул своего противника в землю.
        - Сдаюсь!
        - Фух, - сказал Ливий и отпустил своего противника. Трибуны начала аплодировать парню. Ливий резко оказался на 340-ом месте, и парень уже продумывал, как пойдет в расширенную секцию библиотеки и найдет рецепты высококлассных зелий с горным мечелистом.
        Галус лежал на полу, и ярость в нем превосходила все мыслимые пределы. Он, «заслон», проиграл какому-то новичку, причем так позорно. Ему пришлось сдаться, а его основное оружие, щит, разломали на части. Теперь его не будут воспринимать всерьез. Возможно, «Кремень» даже лишит его должности «заслона», за которую он получал очень много ресурсов.
        Ливий отвернулся от своего противника, ведь бой уже закончился, и сейчас искал взглядом отброшенные нунчаки. А Галус не выдержал потока своих мыслей о поражении, схватил палицу двумя руками, вложил в них ярь и опустил оружие на голову парня перед ним.
        Почти всю внутреннюю энергию Ливий потратил в бою. Он успел заметить удар, но не успел на него отреагировать. Жалкие остатки яри были направлены в голову, но против удара Галуса это было слабой защитой. Ливий увидел, как брызнула его кровь. И потерял сознание.
        Вокруг Ливия была темнота. Парень обернулся, но так ничего не увидел. Вдруг его зрение зацепилось за какую-то светлую точку вдалеке. Вариантов больше не оставалось, поэтому Ливий пошел туда.
        Вскоре парень понял - это горит костер. Вокруг было темно, и сначала Ливий боялся обо что-то споткнуться, но кроме темноты не было ничего. Ногам просто не за что было зацепиться. Только ровная дорога во все стороны, ни деревьев, ни кустов, ни строений. Даже звезд или луны видно не было. Темнота вокруг, и костер на горизонте.
        У огня сидели два человека. Они были немолодыми, примерно одного возраста, но один был одет в износившуюся одежду, а другой - в качественную и новую. Одного тронула седина, и морщины испещрили его лицо, второго, не смотря на возраст, старение затронуло не так сильно.
        - Присаживайся, Ливий. Мы давно тебя ждем.
        Парню не оставалось ничего другого, кроме как сесть у костра. По левую руку оказался мужчина в потасканной одежде, по правую - в новой. Они смотрели на огонь, а Ливий переводил взгляд с одного на второго.
        - Давно ждете? - спросил парень.
        - Да, давно, - ответил потасканный жизнью мужчина. - Больше месяца.
        - Не знал, - сказал Ливий. - А зачем?
        - Ну как же, поговорить с тобой о том, что ты сделал. Об убийстве, - ответил мужчина справа.
        На этом разговор на время закончился. Три человека молча смотрели на огонь, пока Ливий не спросил мужчин:
        - Вы братья?
        Черты лица этих двух были очень похожи. Парень смотрел на мужчин и понимал, что они родственники. Один выглядел старше другого, но в них все равно виднелось что-то общее.
        - Нет, Ливий. Мы - один человек, - ответили мужчины вместе.
        - Один? - удивился парень.
        - А чего ты удивляешься? Да, один человек. У нас есть только одно различие, - ответил потасканный мужчина.
        - Да, только одно, - вторил ему мужчина справа.
        - И что же это за различие? - спросил Ливий.
        - Слушай, я, - сказал мужчина слева. - Ты помнишь лица тех людей, которых убивал?
        - Только нескольких, - ответил мужчина справа. - А ты?
        - Каждого, - ответил мужчина слева. - А помнишь ли ты лицо первого убитого тобой человека?
        - Нет, конечно.
        Разговор вновь застопорился. Ливий думал о том, что сказали ему эти люди. Вскоре парень не удержался и задал вопрос:
        - Вот вы забыли тех, кого убили. Вы в хорошей одежде и выглядите моложе. А вы - помните всех. И выглядите, как старик. Стоило ли оно того?
        - Стоило, - ответил мужчина слева. - Я не сомневаюсь в своих решениях. А ты, я?
        - Не знаю, - ответил мужчина справа и потупился взглядом.
        - Совесть - тяжкое испытание, Ливий. Ты не получишь ничего, следуя за ней, но ты точно не потеряешь самого себя, - сказал мужчина слева. - Ведь в конце концов ты придешь сюда.
        - Сюда? - спросил Ливий.
        - Сюда, - ответили мужчины одновременно и подняли головы. Больше не было лиц двух мужчин, только голые черепа с пустыми глазницами.
        Ливий резко сел. Сон был очень жутким, но парня больше испугали не черепа. То, что говорили ему эти люди - или один и тот же человек - это было куда страшнее.
        «Пение?», - подумал парень. Ливий понял, что рядом с ним кто-то поет. Он огляделся. Ливий находился на кровати в каком-то небольшом незнакомом доме, а рядом с ними сидела женщина и ткала пряжу, попутно напевая какую-то мелодию.
        - Где я? - спросил парень.
        - Разве это важно? - ответила женщина, перестав петь. Теперь она ткала в полной тишине. Ливий поднялся с постели, но незнакомка никак не отреагировала на это. Парень посмотрел в окно: снаружи было темно. Можно было подумать, что сейчас - ночь, но это было не так. Там, за оконом была все такая же кромешная тьма, как и в прошлом сне.
        - Я сплю? - спросил Ливий.
        - И да, и нет, - ответила женщина. Почему-то Ливий чувствовал, что никакого внятного ответа все равно не получит. Можно было просто открыть дверь и выйти из дома, но парню этого не хотелось. После того сна Ливий стал опасаться темноты снаружи.
        Тогда он подошел к женщине и стал наблюдать за ее работой. Нити были перепутаны странным образом, но хозяйку дома это никак не смущало. Под ее пальцами все приходило в порядок, образуя четкие линии.
        - Это не пряжа, да? - спросил Ливий. - Это же ярь?
        Женщина ничего не ответила, только стала улыбаться.
        - Я видел эти линии во многих книгах, это схемы яри внутри тела. Вы… превращаете внутреннюю энергию в полотно, - продолжил парень, наблюдая за работой женщины.
        В ответ она продолжала улыбаться, занимаясь своей работой.
        - Кто вы? - спросил Ливий. - Вы и есть ярь?
        - И да, и нет, - ответила женщина. - Я просто люблю ткать.
        - Зачем я здесь?
        - Посмотреть на мою работу.
        Ливий кивнул и стал наблюдать. За что отвечают некоторые нити, парень понимал. Другие оставались для него загадкой. Как завороженный, Ливий смотрел на то, как эта женщина создает полотно. Нити были белыми, но, почему-то, результат получался очень красочным. Ливий смотрел на полотно и не понимал, как это возможно. Кусок ткани был небольшим, но на нем парень видел бескрайние леса и луга, оленей, волков, птиц. Видел он океаны и рыбу, плещущуюся в них. Горы и орлов, пустыни и странных горбатых лошадей. Видел Ливий и людей. Их были тысячи, десятки тысяч… Нет, парень не знал такое число, чтобы можно было описать то, сколько изображено людей. Некоторые рождались, другие умирали. Кто-то пахал землю, кто-то ловил рыбу. Одни лечили, другие убивали. Дружба, семья, урожай. Болезни, войны, голод. Ливий видел все.
        И в самом конце холста был выткан одинокий парень. Это был сам Ливий. Парень рассматривал самого себя, когда за окном что-то протяжно завыло.
        - Кто это там, в темноте? - спросил Ливий.
        - В темноте? Никого, - ответила женщина.
        - Тогда кто это выл?
        - Сама темнота.
        Объяснение казалось абсурдным, но Ливий легко согласился с ним. Тьма снаружи смотрела на него через небольшое окошко дома, парень чувствовал это. Ей хотелось, чтобы Ливий вышел наружу. Ей очень этого хотелось.
        - Твою мать…
        - Не двигайся!
        Голова Ливия болела так сильно, что он едва мог соображать. Первое, что парень понял - это не очередной сон. Слишком сильная была боль. Ливий сразу же вспомнил бой с Галусом и то, что произошло после.
        Напротив парня стоял Распорядитель арены. Этот огромный мужчина с татуировками драконов на руках сейчас внимательно смотрел на него, изучая физическое состояние.
        - Ты почти умер, Ливий.
        Всего четыре слова, но из-за них, казалось, даже боль немного отступила. Ливий знал: это правда. Он был на пороге смерти, и то, что он сейчас был живым, не иначе как чудом не назвать.
        - Врачи арены стабилизировали твое состояние три дня. Но только сейчас ты пришел в сознание, - сказал Распорядитель арены.
        - Сколько… Времени прошло? - спросил Ливий.
        - Две недели.
        «Я и правда был близок к смерти».
        - Сначала думали, что ты умрешь, даже не очнувшись. Потом врачи говорили, что ты придешь в себя, но уже никогда не сможешь заниматься боевыми искусствами. Три дня назад главный лекарь Школы Свирепости пришел к выводу, что твое состояние нормализовалось, и спустя полгода ты сможешь вновь быть полноценным учеником Сильнара.
        - Что с Галусом?
        - В тюрьме. Он хотел убить другого ученика и почти сделал это. А еще нарушил правила моей арены. Некоторые были за казнь, но остановились на тюрьме, - ответил Распорядитель арены.
        - Я не чувствую ног, - сказал Ливий. От внезапного осознания парень едва смог сдержал панику.
        - Скоро пройдет, - успокоил Ливия Распорядитель арены. - Но полное восстановление займет много времени. Все, что тебе нужно делать - это лежать. И не пытайся встать.
        Потянулись долгие дни. Лежать на кровати и смотреть на потолок - далеко не лучшее развлечение, особенно когда понимаешь, что жизнь за пределами палаты кипит. Ученики развиваются, становятся сильнее, занимают места в рейтинге выше, а ты пытаешься не умереть со скуки.
        Медицина Сильнара творит чудеса. Если бы Ливий получил такой удар в Мастограде, то не нашлось бы ни одного доктора, который смог бы его спасти. Такие раны называют смертельными, для обычных людей так и есть, но лекари Сильнара способны обмануть смерть.
        Для этих врачей-профессионалов не проблема срастить сломанные конечности. Они легко восстанавливают мышцы и сухожилия. Даже внутренние органы - и те лекари Сильнара могут вылечить. Но есть один орган, за который с опаской берутся даже они. Мозг.
        Главный лекарь Школы Свирепости часто обсуждал состояние Ливия с другими врачами прямо в палате. Они думали, что парень почти не понимает того, о чем они говорят, но Ливий прочитал множество книг по анатомии и медицине.
        Состояние парня было сложным. Раны на головы уже не было, за две недели лекари полностью ее заживили. Но удар нанес повреждения одному или сразу нескольким отделам мозга, а подобное стоило лечить неторопливо и вдумчиво. Этим лекари и занимались. Каждый день Ливий выпивал специальные зелья и отвары и потихоньку понимал, что каша в голове проходит.
        Через две недели парень начал учиться ходить заново. Ливий ни за что бы не подумал, что это так сложно - просто ходить. Ноги не слушались и норовили сделать шаг не туда, а то и вовсе перестать работать. Но Ливий был упорен. Врачи одобрительно кивали, сила воли этого парня приносила свои плоды.
        Тогда же разрешили и посещения. Махус принес целую кучу продуктов, а потом долго и в красках рассказывал, как зрители на трибунах пришли в ярость от поступка Галуса.
        - Я думал, мы разорвем этого урода! Ладно я, я твой друг, но почти каждый вскочил со своего места и рванул на арену! Если бы не вмешался Распорядитель арены, то Галусу точно пришел бы конец. Но и Распорядитель с ним не церемонился. Охрана забрала уже здорово так помятого Галуса.
        - А я? - спросил Ливий.
        - Тебя почти сразу унесли. Распорядитель арены, кстати, оказал тебе первую помощь. Еще до того, как подоспели врачи. Уж не думал, что этот здоровяк умеет лечить, ха, - сказал Махус.
        Друг приходил в палату примерно раз в три дня, и Ливий был этому рад. Не так скучно было, да и можно было узнать свежие новости. Посещения Махуса не удивляли Ливия, а вот внезапно вошедшая Ялум - вполне себе.
        - Привет, Волк, - сказала она тогда и поставила небольшую кастрюльку на тумбочку. Внутри оказались вареные раки, и где девушка их достала, Ливий даже не представлял. Если Махус рассказывал новости Школы Свирепости, то с Ялум разговоры были о другом. Она не была многословной, но и сильно молчаливой Ливий ее не считал. Чаще что-то говорил парень, а девушка слушала. Иногда Ялум рассказывала интересные или забавные вещи - о белках, которых она видела в парке, о небольшом пруде, на котором часто живут дикие утки. Всего одна встреча, но Ливий еще никогда не говорил с Лягушкой так долго. Если раньше он считал ее непонятной, то теперь, скорее, необычной. И очень искренней.
        У Ливия было много времени, чтобы подумать. Парень вспоминал свои странные сны. Многие детали уже успели забыться, но самое главное, посыл, Ливий помнил прекрасно.
        В какой-то момент, лежа на кровати, парень почувствовал в себе ярь. Травма сильно повредила возможность накапливать внутреннюю энергию, но тело уже начинало приходить в порядок. Яри было мало. Возможно, ярь-анализатор показал бы единицу, а может, даже меньше. Хотя вряд ли эта машина вообще способна выявить настолько малые запасы внутренней энергии.
        Ливий стал экспериментировать. Яри было мало, и он просто делил ее на две и на три части. Навык, который у Ливия уже получался раньше, был почти утрачен. Парень еще не оправился от раны полностью, поэтому проводить такие тонкие манипуляции с ярью было сложно, но он не сдавался.
        В свою комнату Ливия пока не собирались отпускать, поэтому тренироваться приходилось в палате. Здесь не было схемы с ярь-линзой, которая могла бы восстановить энергию внутри тела, но парень и не страдал особо по этому поводу. Яри было мало. Так мало, что она восстанавливалась очень быстро, примерно за час. Тренировки по делению предполагали то, что ты будешь делить весь объем внутренней энергии. Много его или мало - разницы не имеет.
        Через месяц Ливий уже ходил по лазарету. За пределы здания его еще не выпускали - на всякий случай. Да, Ливию хотелось отправиться домой, но он и сам понимал, что лучше побыть здесь, под присмотром лекарей, ведь парень все еще не чувствовал себя здоровым.
        Иногда снились кошмары. Чаще всего это был Крициус, которого Ливий убил. Парень каждый раз просыпался в холодном поту, но он решил смириться с этим. Да, этот человек был негодяем, и Ливий не жалел, что убил его. Но это все-таки было убийством, и он решил нести на себе этот груз до конца жизни.
        Ярь восстанавливалась. Ее становилось больше, из-за чего тренировки с ней были реже, но Ливий уже достиг неплохих результатов. Теперь он с легкостью делил ярь пополам, и достаточно просто делил ее на три части.
        Прошел еще месяц в лазарете. Ливий стал делать Двадцать Четыре Оздоровительных Движения, причем это ему посоветовали лекари. Парень чувствовал, что это очень помогает восстановлению тела. С ярью тоже все было хорошо - Ливий понимал, что ее где-то половина от изначального объема. А еще он научился делить внутреннюю энергию на четыре части.
        Ливия отпустили домой при условии, что он не станет делать сложные физические тренировки и не наденет утяжелители. Парень согласился. Школа Свирепости дала ему еще три месяца на выздоровление, и Ливий мог не драться все это время, при этом оставаясь на своем рейтинге.
        Почти все время он проводил в своей комнате. Иногда Ливий выбирался на арену, где сидел на трибунах и наблюдал за боями. Ялум уже не было на Бронзовой арене - ее рейтинг перевалил за триста. Махус тоже был близок к этому. Но и без своих друзей было на что посмотреть. Когда не стало Галуса, «заслона», из-за которого Ливий чуть не попрощался с жизнью, многие слабые ученики устремились вверх. Их сдерживал «Кремень», но после инцидента с Галусом этой группировке пришлось не ставить еще один «заслон» на прежнее место. Видимо, они боялись, что могут наказать их всех.
        Когда Ливий вышел из лазарета, передел мест в рейтинге как раз закончился. За боями было интересно смотреть, ведь в бою сходились более-менее равные. Сильные уже давно ушли вперед.
        Сидя дома, Ливий тренировал контроль яри. Делить внутреннюю энергию на четыре равных части уже было довольно просто. Первая глава книги «Контроль яри» как раз заканчивалась на делении на четыре и тому была причина. Стоило научиться это делать - и общий принцип изучен. Ливий потренировался две недели, и смог поделить ярь и на пять, и на шесть частей. Теперь это было довольно просто для парня.
        - Может, почитать что-то еще?
        Ливию просто было скучно. Да, можно было начать читать вторую главу «Контроль яри», но это принесло бы только новые утомительные тренировки. Ливий просто хотел отвлечься.
        - «Основы боевых стилей в пяти томах. Том первый: Центр», - прочитал парень название книги.
        «В этой книге я, Вульпис, второй ученик Сагранефа, поведаю об основах боевых стилей всего континента. Для удобства цикл разбит на пять томов в соответствии с разными частями света. В этой книге я расскажу о боевых стилях центральной части континента, как о наиболее многочисленных, систематизированных и проработанных».
        Это было не пособие. Это было настоящее исследование, в котором автор раскрывал саму суть, саму сердцевину боевых искусств центральной части континента. Он выявлял определенные закономерности в стойках и ударах и с педантичной точностью описывал их на страницах своей книги. Ливий читал взахлеб. Когда книга подошла к концу, он почувствовал грусть, ведь всего за два дня получил так много информации.
        - Интересно, почему Верде дал мне именно этот том? Потому что он первый? Или потому что боевое искусство Сильнара тоже относится к стилям центральной части континента?
        Оставалась еще одна книга, дополнительно завернутая в еще один слой ткани. Ливий оставил ее напоследок, и теперь настало ее время.
        Глава 6. Возвращение на арену
        Ливий разворачивал ткань, в которую была обернута последняя книга из подаренных Верде, с большим интересом. В этот раз обложка была не такой неприметной. По ее углам были сделаны красивые узоры золотого цвета, а буквы синего цвета были большими и вычурными.
        «Простые ярь-схемы на основе ярь-линз. Базовая магомеханика для начинающих», - прочитал Ливий название книги, и глаза парня загорелись.
        Сказать, что книга была сложной, значит, не сказать ничего. Пусть автор и утверждал, что это только основы, только базис - для Ливия этот труд был написан будто бы на другом языке. Смутно знакомом, но все же чужом и очень далеком. Часто парень перечитывал не то, что страницу, а всего лишь одно предложение по много раз, силясь понять значение.
        В конце концов, Ливий не выдержал и отправился в библиотеку. Теперь он мог заходить в расширенный зал, в место, наполненное сотнями полезных книг, где и нашел нужное пособие. Если книга, подаренная Верде, была вроде как ориентирована на начинающих, то найденная в библиотеке - на тех, кто был глупее начинающих раз в двадцать. В «Простые ярь-схемы на основе ярь линз» как будто были азы грамматики, а в библиотечном пособии - так и вовсе алфавит. Но парень был счастлив такой находке и погрузился в чтение.
        Магомеханика - это отдельное направление магического искусства, в котором используются различенные магические артефакты. Самым простым подручным инструментом для магомеханика является ярь-линза. Простая в обращении и очень дешевая, по крайней мере, по меркам опытных магов. Ливий старался не думать о том, что продай он ярь-линзу в Мастограде, то смог бы лет десять жить жизнью состоятельного человека, если не больше.
        - Да уж, - сказал парень, закрывая справочник. - Наука есть наука.
        Целый месяц Ливий ходил в библиотеку. В результате парень смог взяться за книгу, подаренную Верде, но закрыл ее, не дочитав и до середины. Просто дальше изучать эту тему пока не было смысла. Ливий действительно понял очень много за какой-то жалкий месяц. Теперь парень знал, как работают многие механизмы и как делать эффективные, но простые ярь-схемы. Он разобрал старую схему с колокольчиками Шенними, и пересобрал ее вокруг ярь-линзы, задав более качественный фокус.
        Простое изменение, которое увеличило эффективность схемы вдвое. Но для этих, казалось бы, небольших правок, пришлось усердно изучать магомеханику целый месяц.
        А еще Ливий не забыл о зельях. В расширенной библиотеке нашлось несколько рецептов, которые парень записал и отработал на неподходящих травах ради опыта. Теперь он был готов создать что-то с горным мечелистом в составе, ради чего закрылся в своей комнате на целые сутки.
        «Думаю, Зелье Бронзового укрепления подойдет идеально. Сварю три порции».
        Работа закипела. Первое зелье парень создал через три часа, на оставшиеся два потребовалось всего два часа. Зелье Бронзового укрепления не было сложным, просто имело в своем составе редкий материал, горный мечелист, поэтому многие начинающие алхимики не брались за это зелье.
        - Жаль, нельзя выпить его сейчас, - сказал Ливий. Зелье стоило употреблять только тогда, когда тело находится в идеальном состоянии. Ливий же еще не восстановился полностью.
        Два других зелья парень подарил своим ближайшим соратникам - Махусу и Лягушке. Со своим другом Ливий поделился бы в любом случае. С Ялум все было не так просто, но он решил не жадничать.
        Тело медленно приходило в порядок. Вместе с тем, ток внутренней энергии внутри организма переставал быть хаотичным, а еще яри становилось все больше и больше. Ливий вновь вернулся к «Контроль яри». Вторую главу парень до этого даже не открывал, и он надеялся, что будет не так сложно, как с первой.
        «Умение направлять внутреннюю энергию в определенный участок тела - это основа. То, чему мастер должен обучиться далее - более тонкие манипуляции с ярью. В древние времена, о которых уже никто не помнит ничего, был созданы три боевых приема. Они как нельзя лучше подходят новичкам на пути изучения яри», - гласил автор. Ливий читал внимательно, чтобы не пропустить ничего.
        «Первый - клинок. Умение направлять ярь только в палец или два пальца для того, чтобы придать им мощную проникающую силу, при этом расходуя минимум внутренней энергии».
        Автор не объяснял, как именно это стоит делать. Никаких особых рекомендаций просто не было. Ливий понял, что этого можно достичь только в результате тренировок, поэтому закрыл книгу и приступил к занятиям.
        Направить ярь в руку было просто. Даже в ладонь она шла легко. Но когда дело доходило до пальца или двух, то тут начинались проблемы. Внутренняя энергия упрямо не хотела этого делать, вместо этого перекочевывая во все пальцы руки сразу. Как бы Ливий не пытался это исправить, ярь все равно попадала во все пять пальцев.
        - Может, попробовать поделить энергию на две части и направить в пальцы? Не зря же в первой главе автор сделал акцент на этом навыке. Стоит попробовать.
        Ливий попытался воспринять свои пальцы, как за отдельные конечности. Он взял небольшую часть яри и поделил ее на две равные части, после чего направил в два пальца - указательный и средний. Внутренняя энергия вновь взбунтовалась и проникла во все пальцы, но теперь Ливий чувствовал, что находится на верном пути.
        На изучение «клинка» у парня ушли две недели. Времени оставалось мало, и он хотел перейти к новым боевым приемам. Все-таки, их было еще целых два.
        «Второй - толчок. Простой и эффективный прием, который требует от мастера хорошего контроля. Вы наносите удар открытой ладонью, вкладывая ярь на ее поверхность. Совсем немного внутренней энергии - и противник отправится в полет».
        Как и в случае с «клинком», звучало просто. Ливий учился этому приему оставшееся время, а тело приходило в норму быстрыми темпами. Вскоре врачи собрались, посовещались и разрешили парню вернуть тренировки, и даже позволили носить утяжелители. До формального выздоровления было всего две недели, но лекари настоятельно не рекомендовали выходить на арену раньше срока. Ливий послушался.
        Было приятно вновь надеть тяжелые куски металла на ноги и руки. Для обычного человека это звучало, как мазохизм, но для Ливия это было не так. Парень любил становиться сильнее, и, как следствие, любил тренировки. А без утяжелителей прогресс был бы слишком медленным. Поэтому Ливию нравилось надевать металл на тело, ведь парень знал, что так он станет сильнее в разы быстрее.
        Наступил знаменательный день. Ливий оправился и теперь вновь мог заявить о себе Школе Свирепости. Тело было почти в идеальном состоянии, впрочем, как и разум. Кошмары перестали мучить парня по ночам, ведь Ливий перешел некий рубеж в своем разуме. Он смирился с тем, что является убийцей. Да, это было плохо, и Ливий не собирался забывать об этом поступке, но решил, что это убийство, как и многие другие в будущем - необходимое зло.
        На арене было не так много людей. Ливий сел на трибуны и стал наблюдать за идущим боем. Дрался знакомый парень, который называл себя Кромсателем. Правда, никто, кроме него самого, таким громким именем его не величал. А звали парня просто - Рори.
        Рори дрался с девушкой, которую Ливий не знал. Она применяла интересную тактику - сражалась с коротким копьем и щитом в руках. Подобное можно было увидеть практически в любой армии континента, но вот среди мастеров боевых искусств это не было распространено. Но щит и копье - это настолько же просто, насколько и эффективно. Правда, против мощных ударов Рори она не могла выстоять. Девушка держала дистанцию очень долго, но вскоре Кромсатель смог прижать ее к стене арены, а потом несколькими атаками своей двуручной секиры лишил свою противницу воли к сопротивлению.
        - А он стал гораздо лучше, - сказал Ливий, после чего оглядел трибуны.
        Многие взгляды учеников были устремлены на него. Ливий стал известным персонажем полгода назад. Он уничтожил «заслон», но тяжело поплатился за это. Многие знали, что парень чуть не умер. И теперь, они из уважения, а некоторые из жалости не хотели бросать Ливию вызов. Но он и не собирался драться с кем-то ниже себя по рейтингу. Тело было в идеальном состоянии, и парень хотел проверить себя, показать все, на что он способен.
        - Ливий, вызываю Сириска.
        Этот ученик был на самом подходящем месте в рейтинге - 310-ом. Именно на это место нацелился Ливий, ведь оно было самым удобным для него.
        На Серебряную арену можно перейти, только перевалив за 300-ую позицию в рейтинге. Но как попасть на нее, если все твои противники - ниже по рейтингу, ведь на бронзовой арене допустимый максимум - 301-ое место? Подымаешься на одну позицию выше, и все, ты уже на Серебряной арене. Но выше 301-го места на Бронзовой арене попросту никого нет. Как это сделать? Кого нужно победить?
        Ответ - никого. Когда ученики переходили в следующую Школу, в рейтинге оставались дыры. Тогда таблицы смещались, и некоторые ученики попадали на арену повыше. Так туда попали Махус и Ялум, теперь наступала очередь Ливия. Обычно одновременно Школу Свирепости покидало не больше десяти учеников. Именно поэтому десять самых верхних позиций в рейтинге Бронзовой и Серебряной арены - это кандидаты на перемещение выше.
        Ливия встретили овациями. Сириск спустился раньше, и уже ждал парня в расслабленной позе. Он использовал меч, причем достаточно искусно, как для простого ученика. Ливий уже наблюдал за боями своего противника, поэтому знал чего стоит ждать.
        - Стоит поблагодарить тебя, - сказал Сириск. Ливий удивленно посмотрел на парня перед собой.
        - Четыре месяца назад я поднялся до 335-го места. Если бы «заслон» еще существовал, то все могло сложиться иначе. За это спасибо. Но в бою поддаваться не буду. Тебя не было полгода, я не уверен, что ты даже на свой рейтинг тянешь, - сказал Сириск.
        - Увидим, - ответил Ливий и встал в боевую стойку. В руках у парня были нунчаки.
        Ливий вдохнул полной грудью. Он уже успел соскучиться по сражениям, и теперь с удовольствием дышал этим воздухом. Воздухом битвы, в котором перемешивались многие запахи - пота, крови и даже моря. Последний запах был от песка под ногами, видимо, его недавно обновили, а откуда его еще взять в приморском городе, если не с морского побережья?
        Ливий ударил ногой, взметнув песок в воздух. Он попал в глаза приближающемуся Сириску, и тому на секунду пришлось зажмуриться. Но этого времени было достаточно: Ливий ударил несколько раз своими нунчаками, и противник рухнул на пол. Судья тут же засчитал поражение Сириску.
        - Ты… Подлец!
        - Бой есть бой, - ответил Ливий и пожал плечами. О какой честности могла идти речь в сражении?
        Трибуны молчали. До этого Ливий был для них известной фигурой на Бронзовой арене, которая пострадала от гнусного поступка Галуса. А теперь он и сам опустился до такого.
        Но Ливию было плевать. Сириска он не считал серьезным соперником. Любой опытный боец легко защитился бы от этого, и это касалось не только Сильнара. На подпольных аренах Мастограда парень не раз видел, как прибегали к этому приему. Новички были обескуражены таким подлым трюком, а ветераны всегда были готовы к такому повороту событий. Мало того, они и сами иногда делали это.
        Бой есть бой, победа есть победа. Сириск просто поплатился за свою беспечность. Это было мировоззрение Ливия, даже в событиях полугодовалой давности он винил в первую очередь самого себя. Повернуться к поверженному противнику спиной - это глупо. Ливий понадеялся на правила Сильнара, а стоило надеяться только на себя.
        У парня уже было стабильное место в рейтинге. Теперь стоило бросить вызов тому, ради кого Ливий пришел. И в победе над кем уверен не был.
        - Ливий, вызываю Шапура!
        Нунчаки были отложены, и парень взял в руки посох. В этом поединке дистанция играла важную роль. Шапур был высоким и мускулистым, а его оружием была алебарда - длинное древковое оружие с лезвием топора и наконечником копья на одной стороне.
        С такими противниками у Ливия были проблемы. Длинное оружие - это дистанция. Сражаться с врагом, который не подпускает тебя для атаки - хлопотно. Алебарда, оружие Шапура, объединяет в себе и хорошую дистанцию, и мощные рубящие удары вместе с неплохими колющими атаками. Универсальное оружие, которым не так просто овладеть, но в умелых руках оно превращается в косу смерти.
        Шапур не был мастером. Но новичком он тоже не был. Не так просто взять 307-ое место в рейтинге, а Шапур сделал это без особых проблем. Последние десять сражений он не проигрывал вовсе, хотя дрался с равными себе по силе. Шапур был сильным противником, и Ливий его опасался не зря.
        - Начнем? - спросил алебардист.
        - Начнем.
        Шапур двинулся вперед. Ливий тоже. Длина посоха и алебарды была примерно равна, поэтому исход боя должно было решить мастерство. Шапур сделал несколько колющих ударов, и Ливию пришлось уходить от них. Сам парень делал то же самое, пытаясь задеть и вывести из равновесия противника.
        Ливий пытался сблизиться. Шапур колол алебардой, как копьем, но вот колющие удары не были сильной стороной посоха. Ливию нужно было приблизиться всего на шаг, чтобы ударить с размаха, но противник это отлично понимал.
        «Да он вообще собирается уставать?», - думал парень после пяти минут боя. Махать посохом было в разы легче, чем алебардой, но Шапур не показывал и малейших признаков усталости. Он почти не использовал ярь, впрочем, как и Ливий.
        «Придется действовать иначе».
        Делить внутреннюю энергию на части парень научился идеально. Вливать в пальцы умел, но не очень хорошо. «Клинок», прием, описанный в книге, Ливию сейчас подходил слабо, но парень ждал подходящего момента. Раз Шапур даже смог задеть его лезвием, за что получил очко от Распорядителя арены. Ливий продолжал ждать. И, наконец, момент выдался.
        Ярь была поделена на три части. Одна треть осталась на месте, вторая была направлена в правую руку, а третья - в левую. Обычно Ливий дрался посохом двумя руками, но в этот раз нанес удар только одной, правой. В нее он направил ярь, чтобы на равных встретить атаку Шапура. В левой руке энергия была сконцентрирована в пальцах. Как только алебарда и посох столкнулись древками, Ливий атаковал «клинком» своих пальцев.
        - В этой рукояти стальная сердцевина, ты не сможешь… - быстро проговорил Шапур, но запнулся, видя, что пальцы противника прошивают его оружие с легкостью. Алебарда была разломана пополам.
        - Ну? - спросил Ливий.
        - Сдаюсь, - сказал Шапур. Ему не оставалось ничего другого, кроме как сказать это. - Если бы у меня был крюк, я бы победил.
        Многие алебарды снабжаются еще и крюком. По центру - наконечник копья, с одной стороны - топор, с другой - крюк, чтобы стаскивать воинов с лошадей. Тренировочные алебарды арены не имели крюка, но, видимо, Шапур тренировался именно с таким оружием, и достиг в этом немалого мастерства.
        - Возможно, - ответил Ливий. А потом пошел на трибуны. Бой оказался насыщенным, и этого было достаточно для старта. Тело было в полном порядке, и нужно было приступать к новому этапу усиления.
        Зелье Бронзового укрепления лежало и пылилось на полке уже два месяца. Ливий старался даже не смотреть на стеклянный флакон все это время, ведь соблазн выпить содержимое был очень велик. Парень держался. Он хотел убедиться, что тело находится в пиковом состоянии, что Зелье Бронзового укрепления принесет наилучший эффект.
        Теперь Ливий был готов. Зелье Бронзового укрепления входило в так называемую Триаду укрепления. Эти три зелья были созданы в далеком прошлом Красным Волом, известным алхимиком, и его учениками. Сам мастер изготовил Зелье Бронзового укрепления, а последователи развили идею и смогли создать еще два - Серебряного укрепления и Золотого укрепления.
        Ту эпоху называли Эрой Алхимии. Ливий знал об этом только из книг, но тогда это искусство занимало важное место в жизни любого мастера. Как только появились профессиональные алхимики, мир боевых искусств переменился. Он был разделен на тех, кто развивался сам, без препаратов, и на тех, кто ими активно пользовался. Кланы и даже страны, поддерживаемые объединениями алхимиков, получали преимущество и легко расправлялись со своими противниками.
        Красный Вол - это признанный мастер той древней эпохи. Он раскрывал новые ингредиенты, создавал рецепты и неустанно развивал искусство алхимии. И добился великих результатов на этом поприще.
        По легенде, Красный Вол сварил десять тысяч Зелий Бронзового укрепления, а потом раздал их армии небольшой страны Порзо. Это так сильно повысило боеспособность этих людей, что они не только разбили армию врага, но и захватили множество земель. Страна Порзо превратилась в империю, могучую и сильную. Порзо властвовала в центральной части континента целых двести пятьдесят лет, немаленький срок для некогда крохотной страны.
        - Говорят, это зелье при первом применении может заменить полгода интенсивных тренировок для мастера. Как раз покрою разницу, - сказал Ливий.
        Парень был готов. Он вынул пробку из флакона и выпил содержимое. Пот стал выступать на коже, но Ливий не чувствовал никаких проблем. Пока действие Зелья Бронзового укрепления было довольно мягким.
        Так прошел час, а затем все началось меняться. Ливий почувствовал боль. В мышцах, сухожилиях и даже костях. Это было очень неприятно, но пока эту боль еще можно было терпеть. Парень сжал зубы и сел в позу для медитации.
        Вскоре пришлось уйти в глубины самого себя. Боль становилась слишком сильной, а в медитации ее можно было переждать. Ливий не думал ни о чем, время шло, а сколько именно проходило часов, минут или всего лишь секунд, парень не знал. Да и не думал об этом. Все, что делал Ливий - это поддерживал медитацию, и находился в состоянии умиротворения с полным отсутствием эмоций, чувств и мыслей.
        Когда парень открыл глаза, боль уже почти прошла. Были ее самые последние признаки, их было легко терпеть. Ливий глубоко вздохнул и лег на кровать. Зелье уже подействовало, парень чувствовал, как сильно увеличил свои силы. Это было похоже на чудо. Всего лишь один день вместо полугода тренировок.
        - Не нужно забываться. Я получил столько преимуществ, потому что развиваю тело, - сказал Ливий. Это было правдой. Если обычный человек примет Зелье Бронзового укрепления, то эффект будет небольшим.
        На следующий день Ливий встал и размялся. Тело еще болело, но парень был рад этой боли - она принесла ему силу, которой так не хватало. Потрясающая эффективность Зелья Бронзового укрепления вывела Ливия на совершенно новый уровень, но вместе с этим парень начал беспокоиться.
        Он подходил к своему пределу.
        Человеческое тело невозможно развивать безгранично. Ты можешь научиться быстро бегать и подымать огромные штанги, но рано или поздно ты достигнешь пика развития. Это ограничение заложено в самой человеческой природе, и пробиться через него крайне сложно.
        Ливий медленно отодвигал свой предел. Любой пользователь яри увеличивает возможности тела, но это происходит очень медленно. Парень понимал, что уже скоро выйдет на пик возможностей, и тогда его развитие остановится. И Ливий не хотел этого.
        - Я в самом начале пути боевых искусств. Мне грустить, что я не смогу становиться сильнее? Мне радоваться, что я достиг пика возможностей? Нет, я превзойду себя! Ничто не остановит меня, - сказал парень и сжал кулаки. Звучало самонадеянно, но Ливий привык делать вещи, которые другие считали невозможными.
        Теперь парню надо было посещать занятия, как и раньше. В первую очередь он направился к Варс, которая заведовала развитием яри. Ливий не был там уже полгода, он зашел внутрь и увидел много знакомых лиц. Новенькие. Группы совмещали для удобства преподавателя, что не удивляло.
        - Ты уже оправился? - спросила Варс. Ливий в ответ кивнул. Женщина не питала надежд по поводу парня, его исчезновение на полгода совершенно не волновало ее. Просто Варс старалась быть вежливой.
        Мастер сделала пригласительный жест, и Ливий подошел к ярь-анализатору. Варс смотрела на ученика скептически. Тяжелая травма могла плохо отразиться и на внутренней энергии, поэтому развитие Ливия было под угрозой. Оно могло стоять на месте, а могло и вовсе рухнуть в низ.
        - Двадцать. Неплохой прогресс, - сказала Варс, наблюдая за сиянием ярь-линзы.
        «Двадцать? Я так смогу догнать остальных», - думал в этот момент Ливий. Это была заслуга новых тренировок энергии, а так же энергетической схемы, с которой было гораздо легче тренироваться.
        Ливий оглядел учеников. У многих было больше внутренней энергии, чем у него. Эти новички тренировались под наблюдением Варс, и некоторые подходили к ярь-анализатору. Тридцать, тридцать пять, даже сорок - их результаты были намного лучше, чем у Ливия.
        Но парень понимал, что они управляют ярью, как дилетанты. Они из раза в раз повторяли базовые упражнения, медленно увеличивая внутреннюю энергию, а Ливий был уже на совсем другом уровне.
        «Спасибо вам, Верде».
        Глава 7. Общий сбор, старые знакомые
        Не прошло много времени, прежде чем Ливий занял 301-ое место. За него пришлось побороться с уже известной Наус, девушкой с трезубцем, но вскоре парень прочно занял эту позицию в рейтинге. Ему периодически бросали вызов другие ученики. Разумеется, у них не получалось одолеть Ливия. Десять сражений и десять побед - таков был его счет на 301-ом месте, самом высоком на Бронзовой арене.
        Все, что только могло быть доступно ученику с Бронзовой арены, было доступно Ливию. Прекрасные лечебные ванны, в которых можно было отдохнуть и телом, и душой. Магазины, в которых можно было взять травы, зелья, медикаменты и многое другое. В баре Ливий мог брать пиво почти в неограниченном количестве, как и разнообразную еду к пенному напитку. Парень стал питаться просто отменно. О такой жизни в Сильнаре Ливий и мечтал: тренировки, бои, хорошее питание, замечательный отдых. Можно было прийти в Павильон Музыки, где выступали разные приглашенные музыканты, чем пользовались многие ученики с верхних мест. Ливий бывал там по субботам, и сегодня был как раз этот день. Парень слушал легкие переборы какого-то струнного инструмента, поедая виноград из большой тарелки. Исполнительница была очень красивой и не секрет, что многие парни приходили сюда только из-за нее, но Ливию действительно нравилась музыка. Она успокаивала и давала о многом спокойно подумать. Безумный круговорот тренировок и боев на небольшой промежуток времени сменялся спокойной и красивой музыкой, и Ливий по-настоящему ценил эти моменты.
        Девушка начала петь. Ливия это даже немного расстроило, ведь теперь инструмент было слышно куда хуже. Но вскоре песня завладела его разумом без остатка. Она была совершенно незнакомой, и в то же время - чем-то очень близкой для парня. Песня девушки была по-настоящему глубокой, но Ливий не мог понять, о чем она поет. Это был другой язык, которого парень не знал.
        «Неужели я ее где-то мог слышать? Такая странная песня, я бы ее однозначно запомнил», - думал Ливий. И в этот момент озарение снизошло на парня.
        Так пела женщина, которая ткала пряжу во сне. Та самая, которая на своем полотне изображала жизнь всего мира, каждого человека и каждое живое существо. От неожиданного осознания парня бросило в дрожь. Он резко вспомнил весь сон, и не только необычную женщину, но и тьму за окном того маленького домика.
        Как только девушка закончила петь, то Ливий направился за кулисы. Некоторые парни тоже хотели туда попасть, но решили уступить очередь лучшему бойцу Бронзовой арены. С таким человеком не стоит ссориться.
        - Вам лучше покинуть это место, - сказала девушка, улыбаясь. Видимо, Ливий был далеко не первым, кто заходил к ней сразу после концерта. Она была красивой, а в Сильнаре, где девушек традиционно было гораздо меньше, чем парней, подобная красавица пользовалась поражающим вниманием противоположного пола. И не только.
        - Я всего на пару слов. Что это была за песня? - спросил парень.
        - Песня? Интересный способ завести разговор, - ответила девушка. Она думала, что Ливий так пытался познакомиться с ней, но затем она посмотрела в лицо парня и поняла, что случилось что-то серьезное, ведь его взгляд был другим. Не таким, как у десятков почитателей, которые приходили к ней за кулисы.
        - Это песня моего народа. Я восточная кочевница, - сказала девушка с небольшим испугом.
        - О чем она?
        - Обо всем. О мире, о людях, о природе. Мы, кочевники, любим такие песни, а эта передается из поколения и в поколение. Что-то случилось?
        - Я слышал ее однажды во сне. Ее мне пела странная женщина, - сказал Ливий нехотя.
        - Она ткала? - спросила, улыбаясь, девушка. Испуг прошел, и вместо него пришло понимание.
        - Откуда ты узнала?
        Ливий выглядел шокировано. Эта неизвестная девушка, по сути, простая музыкантша-кочевница, явно знала больше него.
        - Мы называем ее Мать-Природа. Она есть жизнь, и все живые существа - это она сама. В каждом из нас есть немного ее души. Так верят у нас, восточных кочевников. Она не похожа на ваших богов, она не требует никакого поклонения. Жить - и есть высшее благо для Матери-Природы.
        - И все?
        - И все, - подтвердила девушка. - Наши верования просты.
        - Спасибо, - сказал Ливий. - А что насчет темноты?
        - Темноты? - переспросила девушка.
        - Да, темноты. Она такая, знаешь, густая, необычная, - сказал Ливий задумчиво. - Такая, что даже кажется живой.
        Музыкантша заметно побледнела. Она явно поняла, о чем говорил ей парень, но некоторое время она подбирала слова, чтобы ответить.
        - У нее нет имени. С детства нам говорили опасаться темноты, особенно такой. Некоторые говорят, что в ней живут демоны, но мой дедушка убеждал меня, что в ней никого нет. Темнота опасна сама по себе, - сказала девушка.
        - Это смерть?
        - Не знаю, - ответила музыкантша честно. Ливий только кивнул в ответ. Он сходил в магазин и взял корзину всякой еды, не забыв добавить бутылку вина. Не лучшего качества, но другое в этом районе и не продавалось. Все это он вручил девушке в качестве благодарности, а сам направился в место, в котором можно было найти ответы почти на любые вопросы - в библиотеку.
        Когда парень пришел туда, то начал обходить помещение, пока не обнаружил необходимый раздел. Здесь он был частым гостем, но обычно искал информацию совсем другого плана, поэтому даже не знал с чего начать. Ливий переходил от полки к полке, доставал книги, даже расспрашивал библиотекарей, но ничего не мог обнаружить. Библиотека, которая казалась парню почти неисчерпаемым кладезем знаний, не дала ему ничего. Только небольшие заметки в справочниках о религии, да и только.
        - Да уж, не думал, что с этим будет так сложно. Хотя что я стремился узнать? Даже девушка из кочевых племен знала так мало, разве можно было найти в библиотеке что-то действительно полезное?
        Оставалось только полагаться на то, что уже было в руках парня - на слова музыкантши и на собственный сон. Если поющую женщину можно было понять, то вот тьму за окном - нет. Это было что-то страшное и гнетущее, одновременно живое и неживое. Тьма хотела протянуть свои руки к Ливию, но в то же время страстно желала того, чтобы он сам вышел за дверь того маленького дома.
        - Жуть, - сказал парень. Он понимал, что на грани жизни и смерти побывал где-то там, куда ему не стоило попадать. Пока что.
        «Третий прием - Хромой лодочник. Манипулировать внутренней энергией в руках гораздо проще, чем делать это с ногами. „Хромой лодочник“ прекрасно подходит для того, чтобы научиться этому. Суть в том, чтобы направить ярь в одну ногу, а позже продолжать управлять этой энергией для поддержания баланса. Это позволяет бойцу уверенно наносить удары второй ногой, не боясь потерять равновесие и упасть».
        Ливий решил, что как раз настало время изучить и третий прием из книги «Контроль яри». Клинок и Толчок получались уже неплохо, а с делением яри на части у парня так вообще все было отлично.
        Прием оказался сложным, но Ливий был к этому готов. Направить ярь в одну ногу - проще некуда. Вот продолжать манипулировать энергией, при этом сражаясь - уже в разы сложнее. Ярь обладает своим импульсом, слишком быстро переведешь ее из одной части ноги в другую - потеряешь равновесие. Только через две недели у Ливия начало получаться хоть что-то, но это было только самое начало. Тут все зависело исключительно от практики, чем дольше ты отрабатываешь этот прием, тем быстрее он доходит до автоматизма. Только так, другого способа просто не было. Нужно уделять много внимания управлению ярью, фактически ты не можешь думать ни о чем другом в этот момент. Но чем больше ты занимаешься, тем меньше ты думаешь об этих процессах. То, что Ливий смог так сильно продвинутся, было только из-за прекрасного владения ярью. Но даже самому талантливому ученику нужно немало времени, чтобы освоить прием «хромой лодочник».
        В группе Волка было всего три человека: сам Ливий, Махус и Ялум. Несмотря на это, в Школе Свирепости о них уже говорили. Ливий уверенно держал 301-ое место, лучшее на Бронзовой арене, а Махус и Ялум хорошо себя показывали на Серебряной арене. Но никаких новых членов не было. Группа Волка в какой-то мере стала противником «Кремня», а никто не хотел портить отношения с сильнейшей группировкой Школы Свирепости. Но исключения всегда находятся, и в этот раз нашлось даже два.
        - Эй, Ливий! Я, Кромсатель, хочу вступить в твою группу!
        - А, это ты, Рори? С чего ты вдруг?
        Парень резко погрустнел.
        - Опять Рори, вот нельзя Кромсателем называть? Рори, Рори. А вступить - потому что вы сильные. «Кремень» не переношу, а с вами весело. Можно вдоволь покромсать.
        - Ладно, принят, - просто ответил Ливий. Рори кивнул в ответ. Так, нежданно-негаданно, в группе появился четвертый член - самый слабый на данный момент.
        Но новая кровь в группе Волка на Кромсателе не закончилась.
        - Ливий, можно вступить к вам?
        - Наус? Зачем это тебе? - удивился парень.
        Девушка, известная за свое мастерство владения трезубцем, занимала 302-ое место в рейтинге. Она была второй на Бронзовой арене, а до прихода Ливия - так и вообще первой. С тех пор Наус не раз бросала парню вызов, но не смогла ни разу одержать победу. И вот сегодня она пришла к Ливию с такой неожиданной просьбой.
        - С тобой я смогу стать сильнее. Не только ты, я несколько раз проигрывала Ялум раньше, когда ты был в лазарете. Ваша группа очень сильная, - ответила девушка.
        Так пришлось принять и ее. В отличие от Рори, весьма среднего бойца, Наус была сильна. Ее мастерство впечатляло и превосходило, например, владение посохом Ливия или владение копьем Махуса. Просто у девушки было не так много опыта, да и физическая сила отставала от таковой у парней. Но Ливий понимал - у Наус есть чему поучиться. Группа медленно, но уверенно набирала силу. А в какой-то момент пришел старый член, которого Ливий ждал уже давно - Моро.
        - Дружище!
        Парни приветственно обнялись. Пришел и Махус, а потом и остальные члены группы Волка. Теперь Ливий чувствовал, что они стали силой, способной здорово поиграть на нервах всей Школы Свирепости.
        - Это Моро, мой старый друг. Он был в группе Волка еще в Школе Камня. Можно сказать, ветеран, - представил парень Моро всем остальным.
        - Знаешь, я тут тоже кое-кого привел. И он тоже ветеран, - неожиданно сказал Махус.
        В бар, в котором сейчас сидела группа Волка, вошел человек. Высокий крепкий парень с густыми черными волосами сильно изменился за много лет, ведь Ливий видел его еще подростком. Но не узнать его было невозможно.
        - Тихий, ты?
        - Да.
        Парень вошел внутрь, пригибаясь, чтобы не ударится головой о дверной косяк. Об этом человеке Ливий не слышал уже очень давно. Тихий, один из лучших учеников в Школе Камня, по совместительству член группы Волка и соперник Ливия, здорово возмужал. Было видно, что он не сошел с пути боевых искусств ни на йоту. И это было здорово.
        - Ты все еще считаешь себя членом группы Волка? - спросил Ливий, когда с приветствиями было покончено.
        - Да, если все по-старому, - ответил Тихий. Он всегда был нелюдимым, а в группе Волка он нашел то, что искал - интересное объединение бойцов, у которых всегда можно научиться чему-то новому, и при этом - никаких требований.
        - А ты стал куда разговорчивей, - сказал Ливий.
        - Время идет.
        - Не ожидал тебя здесь увидеть, - встрял в разговор Моро. - Давно в этой Школе?
        - Два года, - ответил Тихий в своей короткой манере.
        - Я его встретил, когда перешел на Серебряную арену. У него 210-ое место, представляешь? Я сначала подумал, что это кто-то другой, имя все-таки не Тихий в рейтинге, а потом убедился, что он, - сказал Махус.
        - А чем дерешься? - спросил Ливий.
        - Два тесака, - ответил Тихий.
        Мощное рубящее оружие, по сути - увеличенный боевой нож. Не самый лучший выбор для парирования и блоков, но в атаках тесак был по-настоящему хорош. Ливий ни разу не видел Тихого в боях на аренах Школы Свирепости, но уже мог представить, насколько свирепый стиль у этого парня. Даже один тесак в умелых руках - это серьезное оружие, а два и подавно. Страшно было представить, как сильно такой боец может обезобразить вражеское тело за считанные секунды.
        - А как же тебя зовут? В Школе Камня имен не было, поэтому называл тебя Тихим, как и все, - спросил Ливий.
        - Фингрейн. Но Тихий тоже устроит.
        Седьмой член, которого Ливий совсем не ожидал, еще сильнее усилил группу Волка. Махус, Тихий и Ялум, которые находились на Серебряной арене, могли заказать много чего, да и принесли с собой немало. Группа Волка закатила приветственный праздник для старых членов, которые вновь вернулись. Наус и Рори еще не успели влиться в коллектив, да и Тихий держался особняком, но подобная пьянка так или иначе сблизила их всех. Семь человек, кто-то сильнее, а кто-то - слабее, но в этот день они стали единым целым, одной боевой единицей.
        А остальные ученики Школы Свирепости решили не заходить в бар в этот вечер. Так, на всякий случай.
        - Вы почти не рассказывали о Серебряной арене. Там так же, как и здесь? - спросил Ливий. Группа Волка собралась и на следующий день, но теперь это были скромные посиделки за чаем.
        Бар больше нравился парням, но приходилось считать и с мнением девушек. Прежде всего - с точкой зрения Наус. Вежливая голубоволосая девушка затащила группу Волка в это кафе, в котором Ливий бывал очень редко. Пирожные и правда были вкусными, да и чай был одним из лучших из доступных на этом рейтинге, но у кафе был один серьезный минус - здесь совершенно не было нормальной еды. Ни мяса, ни овощей, ни супов, совсем ничего. Поэтому-то Ливий и заходил сюда только время от времени.
        Но парень, как лидер группы, посмотрел на реакцию всех ее членов. Наус была довольна, Махус тоже - весьма популярный у девушек юноша часто бывал в таких местах и уже успел к ним привыкнуть. Тихому было плевать. Рори по прозвищу Кромсатель активно пытался найти в меню хотя бы рыбу, а Моро флегматично пил чай.
        Ялум здесь нравилось. Девушка заказала сразу несколько пирожных, да и по ее виду было очевидно - такое времяпровождение Лягушку полностью устраивает. Наус и Ялум общались о чем-то своем, но Ливий знал, что темы их разговора - не мужчины и не сплетни. И не сплетни о мужчинах. Лягушка была слишком непростой для таких тривиальных женских разговоров, присущих большей учениц Сильнара. А Наус была слишком культурной и тактичной для подобного.
        - О, Ливий, там, выше 300-го места, все совсем по-другому, - ответил Махус и улыбнулся.
        - И что же там?
        - А вот не скажу, - сказал Махус. С видом полного удовлетворения он хлебнул ароматного чая из кружки.
        - Ялум?
        - Не скажу, - сказала девушка.
        - Тихий, но хоть ты?
        - Сам увидишь.
        Ливий остался в смятении. Его друзья не желали рассказывать о том, что его ждало. На Серебряной арене было что-то необычное, и это стоило того, чтобы впервые столкнуться с этим самому, без наставлений и предупреждений.
        - Ну вы хоть скажите, с чем это связано. С ареной? - попытал удачи Ливий.
        - Нет. Хотя там она тоже необычная. Да сам посмотришь, Ливий, что ты начинаешь? Не порть себе будущие впечатления, - сказал Махус. Всего на мгновение его взгляд стал холодным и серьезным, совсем не таким, который Ливий обычно видел у друга.
        Пришлось согласиться. Потянулись дни тренировок, такие привычные и понятные для Ливия. Парень уже давно привык жить в таком ритме. Его образ жизни многим показался бы кошмаром, ведь с того момента, как Ливий поступил в Сильнар, он почти каждый день тренировался. И все это длилось не месяц, не два и даже не год. Много лет, за которые Ливий успел стать сильным бойцом. Он повзрослел, из полуголодного подростка превратился в искусного бойца, способного оставлять свой след в Школах Сильнара. И только ради этого Ливий был готов полюбить жизнь, полную тренировок.
        В какой-то момент произошло то, что ждал каждый на десяти верхних позициях Бронзовой арены. Рейтинг сдвинулся. Какие-то ученики поднялись выше, в Школу Трех Замк?в, а кто-то, возможно, даже бросил Сильнар. Такие ученики бывали. Это Ливий был голытьбой, у него не было ни семьи, ни наследства, ни перспективной работы. У обычного бедняка-сироты в Сильнаре отсутствовал альтернативный жизненный путь. Можно было заработать денег и хорошо жить в том же Мастограде, можно было заниматься боевыми искусствами в других школах. В конце концов, хорошие бойцы всегда в цене - богатые люди берут таких в телохранители, а армия вербует, как офицеров.
        Но все это меркнет перед славой Сильнара. Только ученики из влиятельных и богатых семей могут проигнорировать величие этого места. У кого-то умирал отец, и нужно было вступить в наследство, кого-то звал долг, когда, например, на его страну нападала другая страна. Сильнар - это долгий путь, который тянется десятки лет. Не каждый готов так долго идти по нему.
        В любом случае, теперь Ливий занимал 288-ое место. Парня перевели из группы новичков в новую, сформированную из перешедших на Серебряную арену. Всего 12 человек. Новые занятия были назначены через три дня, поэтому один день Ливий потратил на то, чтобы отметить это событие с друзьями.
        А вот после этого парень пошел к индивидуальному тренеру. Чтобы попасть к такому человеку, нужно занять место в рейтинге выше 300-го. Квинт Ассус, безусловно, мастер в своем деле. Но обширные знания можно было получить только от человека, который специализируется на твоем типе оружия. К нему Ливий и направился.
        - Вам кого, ученик?
        Женщина, явно за пятьдесят, сидела за столом на входе здания, известного как Бастион мастерства. Грозное название для пусть и огромной, но одноэтажной постройки.
        - Не знаю. Мне сказали, что здесь я могу пойти к индивидуальному тренеру, - ответил Ливий женщине на пропускной.
        - Первый раз? Ваш браслет, ученик, - сказал она.
        - А, точно, да, пожалуйста.
        Женщина долго сверяла личный номер Ливия и его рейтинг. Затем вернула браслет и открыла широкий журнал.
        - Оружие? - спросила женщина.
        - Посох, - ответил Ливий.
        - Тебе направо. Восьмая дверь, - коротко ответила женщина и закрыла журнал. Казалось, она полностью утратила интерес к Ливию. Теперь все, что ее заботило - это чтение какой-то небольшой книжонки, которую она достала будто из воздуха.
        - Ладно, - пробормотал Ливий.
        Двери были на большом расстоянии друг от друга. Видимо, внутренние помещения занимали много места. На первой двери была прикреплена табличка с изображением двух перекрещенных мечей. На второй двери и третьей двери на табличках продолжали фигурировать клинки. Только на следующем изображении парень обнаружил рисунок копья.
        Наконец, Ливий добрался до двери номер восемь. Под цифрой на табличке был нарисован посох, поэтому парень смело распахнул дверь.
        Индивидуальные тренеры называются так, потому что ведут занятия по принципу «учитель-ученик». То есть, на тренировке присутствуют всего два человека. Но это не значит, что подобный мастер учит всего одного человека, просто ученики приходят к нему в разное время.
        Ливий ожидал увидеть хоть несколько человек, но в зале под номером восемь было практически пусто. Только один мускулистый человек поднимал штангу, вес которой впечатлил парня.
        «Двести шестьдесят! Сколько он ее раз может поднять? Хотя о чем я, он же мастер боевых искусств, для них это мелочи», - подумал Ливий.
        - Кто такой? - спросил мужчина и повесил штангу на стойку.
        - Ливий, 288-ое место, пришел найти тренера для индивидуальных занятий, - отчеканил парень.
        - Оружие?
        - Посох.
        - Тогда ты по адресу. Меня зовут Тилла. Справа от тебя стойка с посохами. Возьми стандартный и иди сюда, - мужчина взял в руки полотенце и стал вытирать с лица пот. Тряпка моментально стала мокрой, можно было только представить, какими тяжелыми были тренировки Тиллы, до того, как пришел Ливий.
        - Давай, показывай, что умеешь, - сказал мужчина и сел напротив парня на деревянный стул. Сам Ливий уже выбрал посох, самый простой, с которым обычно выступал на арене. Парень показал все движения, что знал - от тычков и обманок до подсечек и размашистых ударов.
        - Ко мне редко приходят ученики. Ты - худший из всех, кого я видел, - сказал Тилла.
        Ливий удивленно посмотрел на мастера. Парень ожидал услышать что угодно, но не такие слова. Так или иначе, он хорошо владел посохом, пусть и на базовом уровне.
        «Неужели и правда худший?», - думал Ливий.
        - Силы у тебя достаточно. Ею ты и побеждал. А другие - тренировались с оружием и побеждали мастерством. Ты сильный, но как боец с посохом - слабый, - сказал Тилла.
        «Наверное. Я компенсировал недостаток мастерства скоростью и силой ударов. На Бронзовой арене проходило, но это - жалкие трюки для такого человека».
        - Покажи Стальную оборону, - сказал Тилла.
        - А? Стальную оборону? - удивился Ливий.
        - Не заставляй меня повторять.
        Стильная оборона - это базовые техники боя Сильнара. Их Ливий выучил еще в Школе Камня и продолжал использовать вплоть до этого момента. Мастер сказал - ученик сделал. Ливий выполнил весь комплекс ударов и движений, и сейчас с вопросом смотрел на Тиллу.
        - Так и думал. Хорошо используешь свое тело, плохо - посох. Почему ты выбрал это оружие? - спросил мастер.
        - Решил, что оно больше всего подходит мне. Я еще нунчаки взял, - сказал Ливий.
        - Потому что ты привык полагаться на свое тело. Посох и нунчаки - это как продолжение собственных рук в мире оружия. Ты знаешь это, но ты так и не понял это, - сказал Тилла.
        Ливий понимал, о чем ему говорят. Он продолжал воспринимать и посох, и нунчаки исключительно как оружие. Это было ошибкой, и очень большой. И мастер увидел это в движениях своего нового ученика почти моментально.
        - Только перешел на Серебряную арену? Приходи через месяц. Тогда хоть немного изменишься, и я смогу тренировать тебя по-своему.
        Глава 8. Марш
        - Многие считают, что мастеру достаточно всего одного оружия, но я с этим не согласен. На моих занятиях вы будете заниматься по моей программе. Мастер должен владеть всем, что попадает к нему в руки, а распространенным оружием - в первую очередь. Вы должны знать, каковы ваши чувства, когда в руках - копье и щит, на теле - доспехи, а перед вами - многотысячная армия врагов. Вы можете быть хоть трижды мастером, но вас просто могут задавить числом, - вещал Алфен, один из преподавателей в Школе Свирепости, который обучал своих учеников тактике.
        - А Сильнейший? - спросил кто-то.
        - И Сильнейший. Вы думаете, что если человек - самый сильный, то его нельзя победить? Глупости, - сказал Алфен. - Хватит разговоров. Надеть доспехи.
        Ученики подошли к стойке с разным снаряжением для воинов. Доспехи были сделаны из пластин металла, поэтому легкими их назвать было нельзя. Ливий выбрал себе броню на размер больше, чтобы можно было надеть ее поверх утяжелителей.
        - Килограмм семнадцать где-то, - сказал парень, застегивая обмундирование. Оно включало в себя не только броню, но и латную юбку, наручи, пластины на ноги и шлем. Ливий не чувствовал себя в таком доспехе защищенным. Наоборот, движения теперь были скованными, поэтому парень понимал, что стал куда уязвимей в бою.
        Два тренера помогали мастеру, объясняя ученикам, как правильно надевать доспехи. Ливий тоже воспользовался их помощью, ведь он ни разу не носил защитное снаряжение. Вот что не смущало парня, так это вес.
        - Короткий меч - на пояс! Щит и копье - в руки. Дротики - закрепить в щите!
        Ученики стали выполнять команды Алфена. Тренерам опять пришлось помогать: многие даже не представляли, как правильно повесить на себя ножны.
        - Отлично! Теперь вы выглядите, как ударная пехота империи Клигин. Эта страна известна за сильные военные традиции, и далеко не каждая империя способна так снарядить свою пехоту. А теперь вы отправляетесь на пробежку в горы, - сказал Алфен с улыбкой. И почему-то ученики поежились от выражения лица этого мастера.
        - Взять вещевые мешки, на каждого по одному. Также взять дополнительный груз, сами решите, кому какой, - объявил Алфен. - Как будете готовы, жду вас на выходе из зала.
        На этом занятии симулировался поход боевого отряда. Дополнительный груз был соответствующим: инструменты, кухонные предметы, большой точильный камень, запас дротиков, переносная кузня. В общем, все, в чем нуждался небольшой, но хорошо снаряженный армейский отряд.
        Ливию достался ящик с инструментами. Радовало то, что его можно было удобно закрепить на спине. Империя Клигин заботилась о своей армии, поэтому удобство солдата было далеко не на последнем месте, как во многих других странах.
        Из знакомых Ливию учеников была Наус. Она была всего на одну позицию ниже в рейтинге, поэтому логично, что тоже перешла на Серебряную арену и попала в эту группу. Девушка взяла связку дротиков, и это было далеко не самым тяжелым выбором. Ливий мысленно кивнул, а затем направился к выходу из зала.
        На удивление, Алфен тоже был в боевом снаряжении, но оно значительно отличалось. Шлем был открытым, нагрудник был изготовлен из более качественных пластин, а в качестве оружия у мастера был только меч. Становилось очевидно, что это тоже броня империи Клигин, но уже более влиятельного солдата, к примеру, капитана.
        - Вперед, - сказал Алфен и побежал. Ученики последовали за ним. Скорость была не медленной, но и не быстрой, Алфен выдерживал темп, а остальные с легкостью бежали сзади. Все они были учениками Сильнара, и прошли множество тренировок и поединков на арене. Выносливость даже самых слабых из них была велика, поэтому какой-то бег в тяжелых доспехах не был способен истощить учеников.
        По крайней мере, все так думали в первый час. Вскоре ученики выбежали за пределы Сильнара и попали на небольшую горную дорогу. У ее начала сидел тренер, который кивнул Алфену и записал что-то в свой журнал.
        Ливию вспомнились первые годы в Сильнаре. Тогда он проходил маршрут, известный как Десять Тысяч Шагов, и на него напал волк. К счастью, все обошлось, и Ливий смог убить зверя. Вскоре маршрут был пройден за час, а потом парень стал надевать утяжелители, и не прошло много времени, прежде чем Ливий побил свой рекорд уже в них.
        Десять Тысяч Шагов, маршрут Школы Камня, по сути состоял из ступеней. Они шли то вверх, то вниз, поэтому новичок быстро уставал. Горная дорога, по которой ученики Школы Свирепости сейчас бежали, была совсем не такой. Никаких ступеней, просто выбитая среди скал широкая тропа. Причем она не была ровной, а постоянно петляла и шла все выше и выше в горы.
        - Ух, а это не так просто, - сказал какой-то ученик сбоку. Ливий помнил его лицо, как и лица всех из бывшей верхушки Бронзовой арены, но именам не придавал значения. С лица ученика тек пот. Он еще не сильно устал, но рано или поздно двадцать килограмм лишнего веса должны были истощить его.
        - Наус, все в порядке? - спросил Ливий девушку, которая бежала рядом.
        - Да, спасибо, - ответила она. Наус всегда была довольно вежливой. Ливий присмотрелся к ней и понял, что ее дыхание ровное и не видно никаких признаков усталости.
        «Пока все идет отлично. Интересно, насколько длинная эта дорога?», - подумал он.
        Прошел еще час, но маршрут и не собирался кончаться. Алфен вел своих учеников в горы, иногда останавливаясь, чтобы подбодрить своих «солдат». Он шел уверенно, было видно, что здесь он бывал много раз. Видимо, Алфен гонял по этому маршруту многих учеников.
        - Привал!
        Из Школы Свирепости группа вышла примерно в десять утра, а когда Алфен объявил привал, солнце начинало садиться. Ученики попадали прямо на камни и стали сбрасывать с себя шлема и снимать доспехи. Многие были без сил, некоторые едва стояли на ногах. Даже Ливий чувствовал небольшую усталость, в то время как Наус обливалась потом и тяжело дышала.
        - Разбить лагерь, - скомандовал Алфен. Ученикам пришлось вставать и начинать ставить палатки. Все хотели есть, поэтому сразу же была развернута полевая кухня. Место, которое Алфен выбрал для привала, очень хорошо подходило. Ровная скалистая площадка, к тому же, закрытая от горного ветра, по всей видимости, ночевку здесь устраивали не раз и не два.
        Глава 9. Орлиный Пик
        - Добро пожаловать на Орлиный Пик, солдаты, - сказал Алфен. - Здесь вы проведете ближайшие дни.
        - Это замок? - спросил кто-то, не удержавшись от вопроса.
        - Крепость, - уточнил Алфен. - И вы поучаствуете в ее строительстве.
        Высоко в горах, куда им, тренированным ученикам, пришлось идти аж четыре дня, стояла крепость. Она была не очень высокая, но при этом весьма широкая. Крепость занимала где-то четверть всей долины, и выходила своими стенами за пределы этого уютного места в горах.
        Строение было очень необычным. Казалось, оно было построено из различных маленьких укреплений, объединенных в одно целое. Чем дольше Ливий смотрел, тем сильнее понимал, что крепость - очень странная. Это была солянка из десятков небольших защитных сооружений, примыкающих друг к другу так плотно, как люди на центральной улице в базарный день.
        - Части этой крепости строили люди Сильнара. Когда в Школе Свирепости группа учеников переваливает через 300-ое место, то они отправляются сюда. Все они строят небольшое защитное сооружение, объединяя его с остальными. Подойдите, посмотрите, - сказал Алфен.
        Ливий подошел ближе. Почти все было сложено из камня, простые и крепкие сооружения внушали уважение. Строить на такой высоте - нелегкий труд.
        - Что это?
        На одной из стен Ливий увидел надпись. Парень подошел туда и прочитал:
        «Построено отрядом Коготь».
        - Тут надпись!
        - И тут!
        «Построено отрядом Грушевое дерево».
        «Построено отрядом Морской бриз».
        - Эти надписи оставляли остальные ученики. И вы тоже напишите здесь название своего отряда, когда закончите, - сказал Алфен, когда подошел к «солдатам».
        - Но у нашего отряда нет названия, - возразил кто-то из учеников.
        - Будет, - с уверенностью сказал Алфен. - Разбить лагерь! До завтра вы отдыхаете.
        - А нам нельзя переночевать в крепости?
        - Вы еще не заслужили это право.
        Оставалось только начать установку лагеря. Вода в этом месте была: небольшой ручей тек через всю долину, уходя потом куда-то в скалы.
        - Слышал, долго пить такую воду вредно для организма. В ней чего-то не хватает, - сказал один из учеников. Его звали Мом, Ливий уже успел запомнить его имя, как и имена всего отряда.
        - Да? Вкусная, - сказал парень, зачерпнув рукой воду. Она действительно была совсем не такой, как у подножия, и пусть долго ее пить было нельзя, здесь Ливий и не собирался остаться жить.
        «Надеюсь, Алфену не взбредет в голову что-то такое», - подумал он при этом.
        Пусть все и устали, никто не смог отказать себе в экскурсии по крепости. Обойти все удалось за каких-то пятнадцать минут. Для сооружения так высоко в горах, крепость была огромной. По меркам тех, кто жил на равнинах - маленькой. Так, крепкий опорный пункт.
        «Построено отрядом Штандарт».
        Ливий прочитал надпись на самом дальнем помещении. Скорее всего, его построили первым, а значит, эту надпись написали ученики, которые обучались в Сильнаре много лет назад. Может, кто-то из них уже давно стал выдающимся человеком. Вполне могло так быть, что член отряда Штандарт был одним из глав Школ или другим приближенным к Сильнейшему человеком.
        Но могло сложиться так, что кто-то из этого отряда сдался на пути боевых искусств и ушел из Сильнара. Кто-то сильно пострадал, а кто-то вообще погиб в сражении. Время неумолимо шло, и пусть мастера боевых искусств жили дольше, да и их тела восстанавливались куда быстрее, чем у обычных людей, все же они не были бессмертными. Воин с отрубленной головой - это покойник, и неважно, именитый ли это мастер, или простой ополченец, который впервые попал на войну.
        - Надо спать, - сказал Ливий. Даже у него болело тело, что можно бвло сказать об остальных? У Шапура и Наус, самых выносливых после Ливия, дрожали ноги. Самые слабые уже медленно брели к полевой кухне. Так кончался четвертый день в горах - горная крепость, ужин и сон.
        - Подъем!
        Пятый день в горах. Вставать было гораздо легче, все знали, что никакого марша не будет. Да, было еще и строительство, но по крайней мере не нужно было не пойми куда бежать.
        - Готовьте завтрак, - сказал Алфен, когда ученики собрались.
        - У нас почти кончились припасы, - сказал Бриссис. Он отвечал за еду и готовил отменно. В отряде были две девушки, но Бриссис однозначно перетянул роль повара на себя.
        - Никаких запасов здесь нет, - ответил мастер. - Вам придется добыть себе пропитание самим. А пока завтракайте, ведь продуктов на один прием пищи хватает.
        Все ели в гробовой тишине. Еда кончилась, и Алфен явно не собирался вести отряд обратно. Ученики должны были пристроить еще одно сооружение к крепости, и кто знает, что должно было случиться после этого.
        - Всем надеть защитное снаряжение и взять в руки оружие!
        Очередная команда Алфена еще сильнее опустила дух учеников. Но они все равно поплелись в палатки за броней. Вскоре они, уставшие и с опущенным видом, выстроились перед мастером.
        - Сегодня вы будете отрабатывать простые удары копьем. Некоторые из вас это умеют, но далеко не все. Сражаться копьем - просто. Я обучу вас всего парочке колющих ударов, но вы должны вбить их себе в голову как можно глубже.
        Ливий уже знал эти приемы, как и Наус, и Шапур. Голубоволосая девушка владела трезубцем, техника боя этим оружием была почти такой же, как техника боя копьем. Шапур использовал алебарду, поэтому колоть он тоже умел хорошо. Их трио откровенно скучало, орудуя своими копьями. На остальных же Алфен орал. Ученики были подавлены, их движения были вялыми и неумелыми. Они совсем не хотели стараться, но «капитан» заставил всех тренироваться так, как он того хотел.
        - У вас есть три часа, это время целиком и полностью ваше. Делайте, что хотите, - сказал Алфен, когда солнце было почти в зените.
        Ученики собрались вместе. Почти каждый хотел пойти и лечь в палатку и все три часа просто отдыхать, но Алфен не просто так выделил им время. Все из-за самой серьезной проблемы отряда - отсутствия еды.
        - Ливий, тут же трав много. Можно что-то из этого приготовить? - спросила Наус.
        - Это вряд ли. Я алхимией занимался, а не кулинарией. Но даже если сварю какую-нибудь похлебку, все равно нужно что-то серьезней, - ответил парень.
        Ученики вновь погрустнели. Кроме воды и трав в долине не было ничего.
        - Короче так. Отправимся на поиски еды. Тут есть птицы, пусть их и мало. У них есть гнезда, а в гнездах - яйца. Да и сами птицы - тоже еда. Расходитесь все в разные стороны, но ходите по двое. Я соберу травы. Бриссис - заготовь дрова, - сказал Ливий.
        Весь отряд моментально пришел в движение. Будто какая-то незримая сила стала поддерживать каждого ученика. Они не оправились от четырехдневного марша, да и утренняя тренировка забрала немало сил, но сейчас каждый был полон энергией. Все из-за Ливия, который знал, что и как делать.
        - Хорошо справляешься, сержант. Откуда такой опыт? - сказал Алфен, когда отряд ушел на поиски.
        - Спасибо, - ответил Ливий. - Опыт? Разве это не логично?
        - Верно, - сказал мастер и ухмыльнулся. - Так держать, сержант!
        Ливий не был травником, поэтому не знал половину трав. Может, некоторые растения из неизвестных были съедобными, и сейчас парень жалел, что изучал только полезные для алхимика травы. Но и без этого Ливий принес большую пользу отряду.
        Здесь росла лиговка. А еще много чего другого - свирус, копей, синеглавник. Обычные травы, которые используют в некоторых зельях, но при этом они еще и съедобны. Корень свируса, например, толстый и на вкус напоминает картофель.
        «Солдаты» принесли не так много продуктов, как хотелось бы. Какая-то убитая хищная птица, с десяток яиц и несколько шишек.
        - Лучше, чем ничего, - подвел итог Ливий. - Бриссус, сваргань что-нибудь.
        Яйца ученик-повар расколотил и влил в похлебку тонкой струйкой. Вместе с нарезанными корня свируса, и с копеем и синеглавником в качестве зелени, получилось очень даже ничего. В супе даже было мясо той птицы - жесткое и почти безвкусное, но голодные ученики уплетали и его.
        - Отряд, время строить! Инструменты вы с собой принесли, еще парочка - в той дальней части крепости, - сказал Алфен. Один ученик сбегал туда и принес два лома и две кирки.
        - Вы вольны сами выбирать, где строить. Места тут три. Первое - прямо рядом с лагерем. Здесь строить проще всего. Второе - надстройка над той частью крепости. Строить там уже сложнее, потому что придется подавать камни наверх. Ну и третье место - выше, у обрыва. Там до конца скалы - метров пять. Вот их и можете застроить, - объяснил обстановку мастер.
        Любой человек, который идет по пути боевых искусств, обладает силой. Она может быть разной: кто-то хорошо дерется руками и ногами, кто-то искусно владеет мечом или копьем. Некоторые прекрасно показывают себя на поле боя, как тактики, другие становятся алхимиками и способны побеждать с помощью редких ядов. Были еще и маги, и целители. У всех у них есть сила, пусть и разная.
        Такие люди часто оказываются храбрецами. Некоторые рвутся в бой, другие - действуют осторожно. Но никто из них не бежит от сражений. Кого-то волнует честь, для других она ничего не значит. Мастера боевых искусств обладают разными характерами. Но есть и кое-что еще, что объединяет этих людей.
        Гордость.
        Кто знает, сколько сражений было выиграно, потому что какой-то мастер не захотел покрыть себя позором. Трусость - то, что такому человеку не прощают. Мастера боевых искусств любят выделяться на фоне других, такова их природа и таков их путь.
        - Мы выбираем третий вариант, - сказал Ливий.
        Глаза всех учеников горели пламенем гордости. На их лицах играли улыбки, а позы уставших «солдат» сменились горделивыми осанками. Ученики были готовы к трудностям. Они хотели их.
        - Тогда вперед. Примеры укреплений вы видите, - сказал Алфен.
        - Вперед, отряд! Покажем старшим ученикам, что мы превосходим их! - прокричал Ливий.
        - Уооо!
        Ученики воодушевились еще сильнее. Сначала они пришли на место стройки и убедились, что там действительно будет сложно строить. Но это не могло их теперь остановить. Ученики спустились ниже, в другой конец небольшой долины, туда, где камней было достаточно, и стали их грубо обтесывать. Ливий, конечно же, работал вместе со всеми.
        - Как думаешь, мы уйдем отсюда, когда достроим укрепление? - спросил Мом.
        - Наверное, - ответил ему кто-то сзади. Ливий старался не отвлекаться, ведь работа была для него новой. Впрочем, как и для любого ученика.
        Сначала нужно было доставить материалы до места строительства, что уже было нелегкой задачей. Обычным людям было бы сложно, но строительная фирма «Сильнар» поставляла отменных работников. Большие камни брали вдвоем, крупнее - уже вчетвером. Ученики не жалели ярь, ведь так они экономили себе время. Правда была в том, что обычные люди могли подымать подобные камни только с немыслимыми усилиями. Часто физической силы не им хватало - прибегали к подкладыванию бревен, к рычагам, к конной тяге. Все это, конечно, не касалось «солдат» Алфена.
        - Ливий, мы что, на сухую их будем укладывать? - спросил Шапур.
        - У тебя есть цемент?
        - Нет.
        - Вот и не умничай!
        Ученики работали, пока солнце не начало садиться. На ужин было не так много еды, поэтому «солдаты» доели все, что было, и легли спать. О пище все вспомнили только тогда, когда на Орлином Пике потемнело. Идти в такое время на поиски еды - глупое занятие, к тому же, очень опасное.
        - Подъем!
        На завтрак не было никакой еды. Ливий нарвал трав, и Бриссис сварил пустую похлебку, которая хотя бы забила желудки учеников.
        - Сегодня вы действительно станете отрядом, солдаты! Вы не умеете действовать вместе, на поле боя это смертельно! Простейшее построение - стена щитов, им владеют солдаты многих армий континента. Но не вы. Будем исправлять, - сказал Алфен.
        До обеда ученики учились стоять в построении. Щит к щиту, а когда надо - четкий шаг вперед и удар копья. Это была правда - они не умели действовать вместе, но прошло всего полдня, а прогресс оказался неплохим. Ведь способность к обучению учеников Сильнара нельзя недооценивать: до Школы Свирепости добирается не каждый.
        - Сейчас вы бы сошли за сплоченный отряд новичков. И только. Перерыв на обед.
        Всем вновь пришлось идти искать еду. В этот раз Ливий тоже рвал нужные травы и решил сделать это с запасом, чтобы хватило и на обед, и на ужин, и на завтрак.
        - Ливий, козел!
        Такого парень не ожидал. Он возмущенно повернулся, но увидел, что Шапур тащит на спине убитого горного козла.
        - Мясо!
        Теперь ученики были счастливы. Всего несколько дней назад они ели разное мясо в столовой и даже не задумывались об этом, как о чем-то необычном, а теперь были рады этому убитому горному козлу. Похлебка получилась наваристой. На второе были тушеные с мясом коренья, и только сегодня ученики почувствовали себя действительно сытыми.
        - Ну что, пойдем строить?
        Так потянулись дни. С утра были «боевые занятия» Алфена, потом - поиски еды, а во вторую половину дня - строительство. «Капитан» менял свои занятия постоянно. В один день он мог разбить учеников на две группы по шесть человек в каждой, а потом дать команду сражаться, при этом сохраняя строй. Иногда в строю «солдаты» стояли вместе, все 12 человек, а Алфен прохаживался рядом и бил деревянной палкой по щитам. Удары были огромной мощи, и удержать щит порой было совсем не просто, но вскоре ученики привыкли. Так мастер проверял прочность построения.
        В одни дни они метали дротики, в другие - отрабатывали удары копьем. Алфен давал команды, а отряд их выполнял, все сильнее превращаясь в боеспособную единицу.
        Строительство тоже шло быстрыми темпами. С каждым днем стены становились выше, а ученики работали расторопнее. Кожа постоянно была обветренной, руки стали грубыми, да и в целом тело было покрыто царапинами от осколков скал. Так на Орлином Пике прошло целых две недели и тогда, наконец, укрепление было завершено. В конце было сложнее всего - пришлось опускаться ниже и искать места, где росли деревья. Без них было нельзя, ведь стволы деревьев ученики обтесывали и превращали в балки перекрытия для крыши укрепления.
        - Отлично, солдаты! По традиции вы должны вырезать на стене название своего отряда, - сказал Алфен, оценивая работу.
        Право сделать надпись дали Шапуру. Он старательно выводил буквы, продалбливая канавки в куске скальной породы. Прошло полчаса, и надпись была готова.
        - Хм, интересно, - сказал Алфен.
        Ученики думали о названии все две недели. Предлагали разные варианты, но никак не могли сойтись на чем-то одном. Одни хотели что-то грозное, например, отряд Вепря или отряд Льва. Другие выносили на обсуждения возвышенные названия, например, Поднебесный отряд или отряд Грома. Но кто-то предложил еще один вариант, простой и незамысловатый. И все единодушно приняли его.
        «Построено отрядом Лиговка».
        - Отдыхать до завтра. И подготовьте себе еды с запасом. Идти придется еще несколько дней, солдаты, - сказал Алфен.
        Пока не стемнело, каждый ученик набивал себе сумку всем, чем только мог. Травы, коренья, яйца, мясо птиц. А еще мясо козла и каких-то сурков, которых два дня назад Мом наколотил целую дюжину. Ученики знали, что так и будет, поэтому никто даже не стал возмущаться.
        И пусть завтра их ждал марш, во время ужина все «солдаты» радовались своей маленькой победе. Новое укрепление, которое строили они все вместе, останется здесь надолго. Следующие ученики будут приходить сюда и видеть то, что они воздвигли в таком неудобном месте. «Солдаты» были горды.
        - Пока, Орлиный Пик, - сказал Алфен, повернувшись к крепости. Он приводил сюда учеников два-три раза в год и привык к этому месту.
        - Капитан, а почему пик? Как ни посмотри, а это долина. Пусть там, выше, и отвесная скала, - спросил Мом.
        - Хороший вопрос. Когда-то это была острая гора, но два мастера невероятной силы сразились здесь. В результате - сами видите, - ответил Алфен.
        Все ученики с ужасом посмотрели на долину. Подобная история выглядела, как городская легенда или простая байка, которую рассказывает детям добродушный пьяница. Но это им поведал Алфен, мастер Сильнара. Он не стал бы врать, поэтому ученики и были так ошарашены.
        - С ума сойти, - сказал кто-то, а остальные кивнули.
        - Ладно, хватит глазеть, не насмотрелись, что ли? Две недели здесь жили, идти пора, - сказал Алфен, но при этом мастер улыбался. Видимо, он не первый раз видел такую реакцию учеников на эту историю.
        Дорога вела вниз. Сюда, на Орлиный Пик, ученики поднимались с одной стороны, а теперь спускались с другой. Все думали, что на этом их испытание от Алфена закончено, и они пойдут обратно в Сильнар, но не тут-то было. Мастер вел их дальше.
        Порой дорога была завалена, и приходилось перебираться через куски скал, однако теперь у учеников было много опыта. Две недели в горах - это две недели в горах. Когда каждый день лазишь по скалам в поисках гнезд птиц, то подобные завалы для тебя становятся незначительной преградой на пути.
        Выдерживать темп Алфена стало намного легче. Сказывался опыт. Мастер вел их дальше, раз остановив отряд на обед, и еще раз - на ужин и ночевку. Подходящая для сна площадка была небольшой, но все были рады, что нашли хоть такое место.
        Новый день - и отряд вновь идет вперед. Некоторые пили отвар из лиговки маленькими глотками, чтобы немного поддержать свое тело на марше. Но даже самый слабый ученик, Цепнос, нес дополнительный груз на спине и не жаловался.
        На обед Алфен давал немало времени. Ученики все поняли без слов и с первого же дня начали собирать дополнительные припасы. Да и вообще все становилось только проще, ведь почти все время они шли вниз. Появилось больше растительности и больше животных, поэтому с добычей пропитания проблем не возникало.
        А еще мастер ввел новое правило. Всегда должны были быть ночные дежурные, которые разжигали небольшой костер и следили за окружением всю ночь. Сменялось три человека, которые дежурили по очереди. Не было толком понятно, зачем, но однажды Ливий услышал вдалеке волчий вой. Это уже было достаточной причиной, чтобы выставлять дежурных.
        «Забавно, а с той стороны гор волков не было».
        Наступил четвертый день марша. «Капитан» Алфен, который почти все время молчал, в этот раз решил поговорить со своими «солдатами».
        - У этих мест дурная слава. В горы ведут два пути. Один - с Мастограда, по которому мы и пришли. Второй - с города Пан. Когда-то здесь была горная дорога, которой уже давно не пользуются, это вы и так поняли. Легче переплыть по морю. Но люди в этих горах все же бывают, - начал рассказывать свою историю мастер.
        - Ученики Сильнара? - спросила Наус. Это был логичный вариант.
        - Хах, нет. Бандиты, - ответил Алфен.
        - Бандиты? - удивились ученики.
        - Верно, солдаты. Бандиты. Убийцы, воры, грабители. Все они стекаются сюда, в эти горы. В Пане эти места так и называют - Бандитские горы. Здесь просто спрятаться от правосудия и сбиться в какую-нибудь преступную шайку.
        - Но почему сюда? - спросил Мом.
        - А куда, солдат? Это горы. Кто полезет за каким-нибудь вором в горы? Но и сидят они здесь недолго. Еда быстро подходит к концу, а мысли о выпивке и женщинах не дают бандитам покоя. Вот и выходит, что отсюда почти каждый месяц спускается бандитская шайка. Злая и голодная, - сказал Алфен.
        Дорога стала намного удобней. Раньше это была практически тропинка, сейчас - вполне себе горная тропа. В одном широком месте «капитан» приказал разбить лагерь.
        - Видите эту тропу? - спросил Алфен, когда ученики уже отужинали.
        - Да, - ответили «солдаты». Одна тропа вела вверх, и по ней они пришли. Вторая - вниз, и, скорее всего, ученики будут спускаться по ней. А вот третья вела куда-то в сторону и немного вверх. На нее и показывал Алфен.
        - Это дорога к бандитскому лагерю. Там их не меньше трех десятков, - сказал мастер.
        - А они на нас не нападут? - спросил Ливий.
        - Обязательно нападут, - ответил Алфен и улыбнулся.
        - Что? Но почему? Они же прячутся от закона! - сказал Мом.
        - Они уже устали от него прятаться. А тут отряд из тринадцати человек. Да и все какие-то замученные, горы перешли. Легкая добыча, - сказал Алфен. - Конечно нападут, вдруг у вас есть что-то ценное? На крайний случай, ваше снаряжение можно продать. Ну и не забывайте, что даже если на вас броня и шлем, то ваш пол все равно легко узнать. К тому же, вы сейчас не в защитном снаряжении, и будьте уверены, разведчик бандитов уже заметил, что у нас в отряде - две девушки. А в горах ой как скучно без них.
        Теперь все поняли ситуацию. Тридцать озлобленных бандитов и тринадцать уставших воинов, среди которых - две девушки. Перевес в два раза и ценная добыча. Эти преступники явно не хотели упускать такой шанс.
        «Нам нечего опасаться, с нами мастер Сильнара. Его одного достаточно, чтобы разобраться с этими бандитами», - думал Ливий. Наверное, в этот момент так думал каждый ученик, но Алфен решил продолжить:
        - Разумеется, я вам помогать не буду.
        - Не будете?! Почему?
        - Вы теперь отряд! Не зря же я вас учил! И да, в бою я запрещаю использовать ярь. Если хоть кто-то это сделает - вылетит из Сильнара. А теперь - идите спать.
        Глава 10. Бой, цикл и синтез
        - Идут, - сказал дежурный, потрусив Ливия за плечо. Парень тут же очнулся, сел и начал застегивать броню. Так же реагировали и все остальные. Было слышно, как крупный отряд разбойников спускается по тропе в полной темноте, все еще считая, что о них не знают.
        - Разожгите огонь, - сказал Ливий.
        Сегодня пламя было совсем маленьким, а дежурный сидел далеко от него. Такой небольшой огонь часто оставляли на ночь, чтобы лечь спать и не замерзнуть, поэтому бандитов это не смутило.
        Два ученика подбросили хворост в кострище, огонь быстро начал становиться больше. Разбойники это заметили. Теперь они не собирались прятаться и с громкими криками устремились вниз, на лагерь «солдат».
        - Строй! - прокричал Алфен. Ученики уже успели приготовиться. Проход был достаточно узким, двенадцать человек как раз закрывали его поперек. «Солдаты» стали щит к щиту и приготовились встречать врагов.
        Костер ярко пылал, и теперь можно было рассмотреть бандитов. Вооружены они были кто чем: топорами, мечами, копьями. У некоторых были щиты, у одного - лук. Стрела как раз попала в щит Ливия.
        Банда разбойников и отряд «солдат» столкнулись. Бандиты били своим оружием, но ученики Сильнара стояли нерушимой стеной. Их реакция была потрясающей, они закрывались от ударов врага, и при этом их не могли никак оттеснить. Сила бандитов была не ровня силе учеников Школы Свирепости.
        - Атака!
        Ливий ударил копьем. Это сделал каждый, но парень хотя бы убивал людей до этого. В этот раз все было куда проще, Ливий и близко не задумывался о том, что делает что-то неправильное. Это была не месть, а самозащита. Копье каждого ученика начало двигаться туда-сюда, как веретено, а бандиты оказались подавлены такой слаженной работой.
        Стычка продлилась десять секунд, а каждый ученик ударил не раз и не два. С их огромной физической силой даже доспехи, которые были на некоторых врагах, совершенно не спасали бандитов. Банда разбойников напала стремительно, и так же быстро она стала отступать.
        - Дротики! - скомандовал Алфен.
        Некоторые стали колебаться. Когда бандиты нападали на них, копья в руках двигались будто сами по себе. А вот решиться кидать дротики в спины отступающих врагов было тяжело. Но первым это сделал Ливий. Не колеблясь, он метнул короткое копье в убегающего бандита.
        - Они хотели вырезать весь лагерь, забрать все ценное, а девушек - изнасиловать! - прокричал парень.
        Решимость стала видна на лицах отряда. Ученики стали метать дротики вслед за Ливием. Вскоре бандитов стало не видно. Свет от костра помогал разглядеть врагов лишь на небольшое расстояние, поэтому часть разбойников убежала.
        - Двадцать шесть, - подсчитал Алфен. - Хорошая работа, солдаты! Передохните после боя.
        Адреналин начал понемногу отступать. Ученики стали испытывать боль, потому что оказывалось, что они ранены. Ничего серьезного, ведь на них были полные комплекты доспехов, но теперь половина отряда занималась перевязками, а вторая половина помогала им с этим.
        Светало. Когда солнечные лучи стали проникать на место привала, ученикам открылась картина ночного боя. Двадцать шесть трупов, которыми была завалена тропа к бандитскому лагерю. Раненых не было, каждый убитый бандит был похож на хороший сыр - в нем было так же много дырок. Запах запекшейся крови стоял в воздухе. Можно было сказать, что ученикам повезло. Обычно картинка боя куда менее приятная, и многие не могут сдержать рвотные позывы, но «солдаты» били исключительно копьями. Такие раны даже хуже, чем рубящие или режущие, но после них не остается отрубленных конечностей или вываленных на землю внутренностей. Просто трупы и много крови.
        - Надо убрать тела убитых, - сказал Алфен.
        Все согласились с «капитаном». Нельзя было оставлять двадцать шесть трупов просто так.
        - Можно скинуть в какое-то ущелье. Уверен, бандиты так и делают. Можно оставить прямо здесь. Хищные птицы и волки разберутся. И можно похоронить, - предложил все варианты Алфен.
        - Будем хоронить, - сказал Ливий.
        Инструменты были с собой. К сожалению, кирки и ломы остались на Орлином Пике, но здесь было намного больше земли, а у Ливия на спине как раз висела лопата. Быстро было найдено подходящее место: недалеко от места ночевки был небольшой овраг, в который можно было скинуть тела и закопать.
        - Надо углубить немного. Сносите трупы сюда, я пока покопаю, - сказал Ливий. На дне оврага была земля, поэтому парень начал быстрыми темпами копать целую траншею. Ливий махал лопатой без устали, пока не наткнулся на что-то в земле.
        - Странный камень, - сказал парень и достал из земли то, по чему ударил лопатой.
        Это был человеческий череп.
        Ливий медленно, так, чтобы это не заметили, вернул череп обратно в землю, прикопал его, затем вылез наверх и сказал:
        - Глубины хватит, давайте их сюда!
        «Бандиты не стали бы хоронить своих. Они бы просто скинули их в ущелье. Алфен водил учеников не раз и не два. Конечно, на них тоже нападали. А потом те, которые решились хоронить, скидывали тела в этот овраг», - думал парень.
        О черепе Ливий решил никому не рассказывать. Остальным не за чем было это знать. Трупы поместились в овраг, а потом ученики еще несколько часов закидывали их землей. В конце концов, весь овраг оказался засыпан. Тогда они собрались и пошли дальше, вниз, куда их вел Алфен. Завтракать на поле боя никто не захотел - запах отбивал любой аппетит.
        - Капитан, и что, каждый раз ученики Сильнара дерутся здесь с бандитами? - спросил Ливий.
        - Верно, сержант, - ответил Алфен.
        - Но почему они нападают? Вряд ли они хоть раз добились успеха.
        - Этому есть две причины. Первая - бандиты здесь надолго не задерживаются. Месяц, два - не больше. Обычно я веду две группы солдат в год, и каждый раз бандиты - новые. Они ничего не знают о прошлых боях и о силе отряда.
        Горы заканчивались. Ученики понимали, что еще час или два, и они спустятся к окрестностям города Пан. Море шумело совсем рядом, да и отряд уже давно спускался не среди голых скал, а фактически по лесу.
        - Но слухи не могли не разойтись. По эту сторону гор нет бандитов, которые не слышали об отряде мстителей, которые уничтожают преступников. Ходят слухи, что эти люди высланы Паном, чтобы хоть как-то регулировать эту ситуацию. Понятное дело, что это не так. Бандитов убивают отряды Сильнара.
        - Тогда почему они нападают? Это же нелогично.
        - Вот мы и подошли ко второй причине. Наш отряд очень маленький. Тринадцать человек, которые ходят по горам и уничтожают десятки бандитов? Они в это не верят. Бандиты думают, что этот отряд - не тот легендарный отряд мстителей, а какой-то другой. Результат вы и сами знаете.
        - А если бы они не напали этой ночью? Разве не было таких случаев?
        - Были, конечно. Тогда бы вы сами пришли к ним, - сказал Алфен.
        - Хорошо, что не пришлось штурмовать бандитский лагерь, - сказал Ливий. Все были согласны с ним в этот момент.
        Наконец, отряд вышел к подножию гор. Они шли еще час, а потом Алфен приказал разбить лагерь возле небольшой реки. После выживания в горах, ученикам казалось, что повсюду очень много еды. Она почти просилась к ним в казан. Все эти зайцы, лисы, фазаны и другие птицы - обычный человек мог бы и не заметить эту дичь вокруг, но полуголодные ученики с гор моментально уцепились своими взглядами за потенциальную добычу.
        - Рыба! Тут рыба, пацаны!
        Мом смотрел в реку и видел, как под водой проплывают небольшие рыбины. Если мясо в горах было, то по рыбе все уже успели соскучиться. Алфен скомандовал отбой, и ученики бросились за едой. Не только рыба и мясо - десятки трав, дикие яблоки и даже какие-то моллюски с реки, все по очереди попадало в казан.
        Но ели ученики медленно. Мысли о том, что сегодня они убивали людей, не давали покоя. Ливий уже успел с этим свыкнуться, но многие впервые лишили кого-то жизни. Им нужно было время, парень это понимал, как никто другой.
        - Пойду дров соберу, - сказал Ливий. Парню просто хотелось пройтись по лесу. Последний раз в таких местах он бывал в детстве, еще до поступления в Сильнар. Мельник Хорхо жил не так и далеко от леса, но Ливий опасался туда ходить. Там жили волки, а он, маленький мальчик, был для них простой добычей. Но в лесу росли грибы и ягоды, поэтому гордый Ливий, который часто отказывался даже от помощи мельника, шел туда за пропитанием.
        Парень быстро собрал целую охапку хвороста, но пока не собирался уходить из леса. Ливий стал собирать травы, которых здесь, само собой, было в разы больше, чем в горах. Все они стоили копейки даже в Мастограде, а в Сильнаре их можно было получать почти в неограниченных количествах, но сейчас Ливий хотел приготовить не зелье, а бодрящий отвар на основе лиговки. Нашлись и грибы, которые лесники часто добавляют в чай. Со всем этим парень пошел обратно в лагерь.
        - Да уж, далеко я зашел, - сказал он. Дым от лагерного костра было видно, и Ливий сам не заметил, как углубился в лес, хотя собирался пройтись по окраине.
        - Тут еще продерись через эти кусты, - пробормотал парень. Пришлось брать немного влево, и тогда Ливий наткнулся на реку. По ней парень и пошел вниз, ведь отряд разбил лагерь как раз в нескольких десятках метрах от берега этой речушки.
        Гладь воды вильнула в сторону. Ливий тоже повернул. Лагерь должен был уже показаться за этим поворотом, ведь парень слышал разговоры учеников и даже треск дерева в костре.
        Но Ливий застыл на месте.
        Всего в десятке метров от него в реке стояла Наус. Она была полностью обнажена, и цель ее действий была понятна - девушка банально хотела помыться. Ливий и сам хотел, да и собирался поднять этот вопрос после возвращения в лагерь, но понял, что остальные ученики с этим успели разобраться. И даже послали девушек купаться.
        Где была вторая, по имени Фирра, Ливий не знал. Может, уже вышла или еще не пришла. Мысли скакали в голове парня, как блохи, ведь прямо перед ним стояла полностью обнаженная девушка. Причем весьма симпатичная, в этом Наус отказать было нельзя.
        Ее короткие мокрые волосы голубого цвета особенно выделялись в лучах заходящего солнца. Девушка всегда следовала морской тематике, и сейчас, неосознанно, у нее это получалось лучшего всего.
        Мышцы Наус не сильно выделялись, но Ливий знал, что она очень сильна. Просто ее телосложение было таким. Парню тяжело было смотреть на тело в целом, ведь взгляд приковала к себе грудь.
        Ливий видел разных женщин - с большой грудью и почти без нее. Разумеется, не обнаженных. Грудь Наус была ближе ко второму варианту, но парень не мог сказать, в его это вкусе или нет. Ливий был слишком неопытен в таких вопросах.
        - Т-ты что здесь делаешь? - спросила Наус, резко покраснев и отвернувшись.
        - Вот, дрова собирал. Извини, - ответил парень. Звучало, как жалкая оговорка, но Наус кивнула. Ливий понял, что выходить в лагерь прямо здесь - не лучший вариант, поэтому развернулся и пошел обратно, вверх по реке, напоследок бросив взгляд на попу девушки.
        - Да уж, надо выйти где-то подальше и вернуться через лес.
        На следующий день отряд шел неспешным маршем в сторону города Пан. На них не было доспехов и шлемов, все это ученики несли на спине, и были несказанно этому рады.
        Вчера каждый покупался и постирал свою одежду. Так приказал Алфен, но ученики сделали бы это и без его слов. И только сегодня раскрылась истинная цель такого приказа - отряд должен был посетить город, который не уступал в размерах Мастаграду.
        - Извини за вчерашнее, - сказал Ливий Наус, которая шла рядом.
        - Ничего, бывает, - ответила девушка, но отвела глаза в сторону.
        «Да уж», - подумал парень. Ситуация получилась неловкая, а самое главное - Ливию было немного неуютно смотреть на Наус. Стоило ему перевести взгляд на девушку, как в голове всплывала картина ее обнаженного тела.
        Отряд не дошел до Пана совсем немного. Вместо этого Алфен остановил всех возле крупного постоялого двора для путешественников, распложенного в предместье города.
        - Здесь мы остановимся, - сказал он.
        После стесненных условий жизни в палатках, постоялый двор казался настоящим дворцом. Каждому была выделена комната с необходимыми удобствами, а готовкой больше не нужно было заниматься - на первом этаже всегда была возможность заказать чего-нибудь поесть. Что уж говорить о ночных дежурствах, о которых теперь можно было забыть.
        - Мы пробудем здесь три дня, солдаты. Можете сходить в Пан, можете даже остаться там на все это время, но через три дня я буду ждать вас здесь. Утром, - сказал Алфен.
        Мастер полез в мешочек, который носил с собой, и достал несколько десятков золотых монет, которые разделил между учениками.
        - На расходы. Можете идти. Снаряжение можно оставить здесь, - сказал Алфен.
        Каждому ученику досталось по пять золотых. Это была огромная сумма по меркам обычных людей, но для Сильнара это были копейки. Если мастер давал своим ученикам деньги, то не мелочился. Видимо, испытание было окончено, и Алфен хотел, чтобы все отдохнули. И все действительно этого хотели.
        Каждый ученик из отряда решил пойти в Пан сразу после обеда на постоялом дворе. Их форма, которую они носили под доспехами, была в ужасном состоянии. Потертая, местами разорванная - на учеников такой великой школы боевых искусств было жалко смотреть. Казалось, это идут какие-то нищие, которые еще не успели опуститься на самое дно общества, но были близки к этому.
        Стража ворот прошлась по отряду взглядами, но все-таки пустила учеников без разбирательств. И первое место, куда все направились, была торговая улица, конкретней - тот район, в котором продавалась одежда. Нужно было обновить гардероб на эти три дня, ведь форма уже никуда не годилась.
        Ливий тоже приоделся. Одежда была обычной, но очень удобной и качественной. Продавцу пришлось даже сбегать к своим коллегам, чтобы найти сдачу с золотого. Ливий не волновался, времени у него было достаточно.
        Затем парень решил пройтись по всей торговой улице. Ассортимент был почти таким же, как в Мастаграде, но все же отличался. Пан был городом еще двести лет назад, когда Маста была обычной рыболовецкой деревней. Понятное дело, что здесь было больше маститых торговцев, фактически, целые семьи, которые занимались торговлей не первый десяток лет. У них всегда можно было найти что-то необычное, такое, что могло заинтересовать редкого, но придирчивого покупателя.
        - Молодой человек, подойдите сюда, будьте добры, - сказал пухлый торговец, обмахивая лицо веером.
        - Да, слушаю вас, - сказал Ливий, подойдя к навесу, под которым и сидел этот мужчина.
        - Я вижу, что обычный товар вас не интересует, - сказал торговец, активно двигая рукой с веером. - Меня зовут Борис, я из влиятельной семьи купцов. Еще мой дед держал пять навесов в этом городе, и вам повезло наткнуться сегодня на меня, ведь я стою здесь только для удовольствия, для рутины есть работники.
        - А может, вы не зря стоите именно в этот день? - спросил Ливий и улыбнулся.
        - А вы не так просты, молодой человек. Мои люди сообщили, что ваш отряд идет сюда, поэтому я лично встал за прилавок.
        - Разве отряд каких-то оборванцев такого заслуживает? - наигранно удивился Ливий.
        - Только если это не оборванцы из Сильнара, - ответил торговец.
        После такого обмена любезностями, оба - и торговец, и Ливий - наконец были на равных. Теперь можно было заняться торговлей, и парень знал, что его обманут не так сильно, как могли бы.
        - Я специально держу товар для подобных случаев. Все-таки, ваши приходят сюда несколько раз в год, - сказал торговец и достал три предмета: длинный кинжал, книгу и зелье. Немного подумав, мужчина положил на прилавок еще один предмет - широкое кольцо из черного металла.
        - Расскажите, что это у вас? - сказал Ливий.
        - Разумеется, молодой человек. Кинжал сделан из кровавого металла и оставляет рану, отнимающую силы у противника. Каким бы выносливым противник не был, через полчаса он рухнет и вам останется только добить его, - сказал торговец. Разумеется, он преувеличивал, но такова была его работа.
        - Второй мой товар - это пособие по боевым искусствам. «Ваур - искусство боя», как гласил мне мой коллега-торговец, таких экземпляров всего сто. Третий товар - это зелье, как вы сами видите. Его называют Зелье двух стихий, и, несомненно, оно будет очень полезно для вас. Продам я его за чисто символическую цену.
        - А кольцо? - спросил Ливий.
        - Кольцо Черного дракона. Мистический артефакт, который принесли мои рабочие из одного богатого захоронения древнего мастера боевых искусств. Крайне полезно для развития яри, - сказал торговец.
        - Точно? - спросил Ливий.
        Торговец молчал. Было видно, что его прошлые слова несколько далеки от правды, и сейчас он стоял между возможностью получить хорошую прибыль и сохранением своего честного имени.
        - По правде говоря, это только предположение моего специалиста. Пока не ясно, для чего кольцо необходимо, - ответил торговец.
        - Понятно, - сказал Ливий, моментально потеряв интерес к неизвестному артефакту. - Сколько стоит пособие?
        - Сегодня действует специальная цена. Всего две золотых монеты - и эта книга ваша, - сказал торговец спокойно.
        - Две? Ограбить меня хотите, уважаемый? - сказал Ливий.
        Торговец явно знал, сколько денег дают ученикам Сильнара, которые приходят в Пан. А еще он отлично понимал, как легко они расстаются с монетами. Ну и не стоит забывать, что ученики Сильнара не очень хорошо знают стоимость товара, поэтому обмануть их в чем-то подобном легко.
        - Разве это большая цена за столь ценный экземпляр? Только для вас я снижу стоимость до золотой монеты и двадцати пяти серебряных, - сказал торговец.
        - Ценный экземпляр? Ваур - не такой и редкий стиль, а я в этом разбираюсь, уважаемый. Разве это можно назвать скидкой? Мне стоит пойти к кому-то другому, - сказал Ливий.
        - Ну подождите, молодой человек. Как я и говорил, есть всего сто экземпляров этой книги, и это чистая правда. Ваур действительно известный стиль, но разве вам не хочется ознакомиться с личным мнением автора? Где вы найдете еще один экземпляр? К тому же, я пойду вам на уступку. Один золотой и десять серебряных, - сказал торговец.
        - Хмм, - сказал Ливий задумчиво. Парень стоял секунд десять, и торговец не выдержал. Он боялся упустить такого ценного клиента.
        - Один золотой! Но вы возьмете что-то еще, молодой человек, - сказал мужчина.
        - Хорошо, - согласился Ливий. - Кинжалы мне не интересны, а зелья я варю и сам, в том числе и Зелье двух стихий. Дайте эту штуку, может, будет от нее какой-нибудь толк.
        - Полторы золотых за все, - сказал торговец.
        - По рукам, - ответил Ливий. Парень положил монеты на прилавок и взял товар в руки, но торговец не спешил со сдачей.
        - Знаете, эта вещь может оказаться очень ценной. Я думаю, две золотых монеты за все - справедливая цена, - сказал мужчина.
        - Сделка уже была совершена, - ответил спокойно Ливий, а торговец вздохнул и протянул сдачу.
        - Ты же знаешь, что это такое, да?
        - Немного, - ответил Ливий и пошел гулять дальше.
        Все это было устроено парнем только ради того, чтобы купить кольцо. Ливий торговался за пособие, сбивая цену торговца, но главная цель была в другом - показать, что кольцо совершенно не интересует его. Это был простой прием. Торговец мог бы не клюнуть на такую банальную уловку, если бы воспринимал Ливия как соперника изначально, но он просчитался, а когда понял, в чем, то было уже поздно.
        Очевидно, что торговец получил свою прибыль. Но теперь мужчина кусал локти, думая, что упустил еще больший доход, и это было правдой. Кольцо, которое Ливий приобрел, не было Кольцом Черного дракона. Столь пафосное название придумал сам торговец, чтобы этот артефакт было легче продать. Несомненно, что у такого человека есть специалист, который разбирается в подобных предметах, но его знаний не хватило, чтобы понять, для чего это кольцо нужно. Не знал бы и Ливий, ведь никогда не видел такого артефакта.
        Однако в книге Верде по магомеханике Кольцо Синтеза было описано очень детально.
        Ярь-линза - это уже очень дорогой предмет на рынке любого города. Многие мелкие торговцы могут не узнать этот артефакт, ведь им не хватает средств, чтобы закупать такой товар, да и им никто не приносит ярь-линзы на продажу. Но Кольцо Синтеза - это следующий уровень в магомеханике. Оно может стоить в десять раз больше, чем ярь-линза, но главная ценность артефакта не в этом. Кольцо Синтеза - очень редкое. Производить их непросто, поэтому все мастерские подписывают контракты с школами боевых искусств или магофакториями, отдавая все произведенные изделия туда. В результате обычные торговцы даже за всю жизнь могут не увидеть Кольцо Синтеза.
        - Кто бы мог подумать, что я найду такую ценную вещь здесь, в Пане. Весь этот горный поход явно стоил того, - сказал довольный Ливий. Он бы с легкостью отдал все свои деньги за этот артефакт, но ему очень повезло.
        Глава 11. Серебряная арена
        Ливий не собирался возвращаться на постоялый двор все три дня, которые ему выделили для отдыха. Вместо этого парень снял комнату в одной гостинице. Хозяйка предложила заплатить наперед за приемы пищи, но Ливий отказался. Это ему было не нужно, ведь парень отправлялся отужинать в более серьезное заведение.
        Ресторанов в Пане было несколько. Некоторые были маленькими, а два - довольно большими. В таких местах Ливий никогда не бывал, парень предпочитал есть пусть и вкусно, но в скромной обстановке, однако в этот раз ему очень захотелось туда попасть.
        Но думал так не только Ливий. На входе у ресторана «Вереск» парень столкнулся с несколькими своими товарищами из отряда, а спустя пару минут пришла еще пара человек. Почему все пришли именно в этот ресторан, которых все же в городе было два, парень не знал, да и не брал в голову. Вместе они вошли внутрь и заняли стол.
        Цены, само собой, были завышены. Но всем было плевать, ведь денег было предостаточно. Ходили слухи, что в заведениях высшего класса даже приносили меню, написанное на бумаге. «Вереск» до такого уровня не дотягивал, но восковые дощечки с выведенными стилосом буквами были вручены каждому ученику.
        - Уже определились? - спросил официант, который стоял рядом и ждал. Он был одет в красивую выглаженную форму, а его поза и поведение были вышколены годами работы в ресторане и страхом увольнения со столь престижного места.
        - Само собой, - сказал Ливий. - Каждому по хорошей порции мяса, лучшего, что у вас есть. Еще салат, этот и этот. И принесите вина, бутылок пять, сладкого.
        - Не хотите ли попробовать запеченные яйца орла? Наше фирменное блюдо, - сказал официант.
        - Нет, - хором сказали ученики. И разом скривились. От яиц орла их уже начинало тошнить, даже если они только думали об этом.
        - Ладно, - ответил удивленный официант.
        Вскоре пришли девушки. Если парни пришли в той же повседневной одежде, которую купили на торговой улице, то представительницы прекрасного пола приобрели легкие платья.
        - Скучаете? - спросила Фирра.
        - Как без вас не заскучать? - ответил Шапур. Девушки присоединились к ужину в ресторане и заказали себе напитки, десерты и фрукты. Парни решили обойтись нормальной едой.
        В этом месте собирались известные люди. Купцы, представители администрации, офицеры - они все знали друг друга. Ученики Сильнара сидели обособленно, веселились, ели, пили и слушали музыку. К ним никто не подходил поздороваться, ведь их никто не знал. Им не доставало этикета, и ученики это прекрасно знали. Но им было плевать, они просто отдыхали.
        - Проведешь? - спросила Наус, когда ученики уже вышли из ресторана.
        - Разумеется, - ответил Ливий.
        Никаких проблем не возникло бы, если бы девушка пошла сама. Она легко могла разобраться с любыми уличными грабителями, но это было некой частью этикета. Не только ученики покидали ресторан в это время, а и многие другие гости. Девушек и женщин обязательно провожали. Наус решила, что иначе - неправильно, а Ливий согласился с ней.
        - Я тут недалеко остановилась, - сказала она.
        - Да, хорошо, я не спешу, - ответил парень.
        Некоторое время они шли молча. Район ресторана «Вереск» был хорошо освещен, что не удивительно. Все-таки, самый центр, в котором собираются сливки общества. Ливий и Наус медленно шли по улице уже спящего города, и вокруг царила тишина. Нарушила ее сама девушка.
        - Я была сильно смущена. Парни не видели меня, ну… - сказала Наус, вспомнив о неловком случае день назад.
        - Понимаю. Извини, я же случайно, ты знаешь, - сказал Ливий.
        - Знаю, - сказала Наус и улыбнулась. - Ну и как я тебе?
        - Ээ?
        Настала очередь смущаться Ливию. Лицо парня покраснело, он пытался понять, что вообще стоит говорить в таких ситуациях, но не мог подобрать слова.
        Наус звонко рассмеялась. А потом, успокоившись, сказала:
        - Можешь ничего не говорить, должна же я была смутить тебя в ответ. Ты интересный. Не удивительно, что она в тебе заинтересовалась.
        - Она? - спросил Ливий, но в этот момент девушка подняла руку.
        - За нами хвост, - сказала Наус, и ее тело немного напряглось.
        Из-за смущения Ливий слишком расслабился. Концентрация вновь вернулась к парню, и он напряг все свои органы чувств, чтобы понять ситуацию.
        «Хвост, трое. Нет, больше. Пять», - вынес парень вердикт.
        Неизвестные люди шли за ними, стараясь не показываться на свету. Можно было подумать, что это горожане, возвращающиеся домой, но слишком подозрительным было их поведение. Вскоре освещенная улица закончилась. Гостиница, в которой Наус остановилась, была недалеко от центра, но все же не в главном квартале города.
        Преследователи не стали «быковать». Они даже не начали разговор, не попытались окликнуть. Пять мужчин быстро сблизились с Ливием и Наус и моментально напали на них.
        Парень легко ушел от удара. Разум все еще немного дурманило вино, но тело действовало автоматически. Ливий почти сразу оставил одного преследователя без сознания, а еще двум он сломал по руке.
        - Ах ты сука!
        У противника в руках была увесистая дубина. Он попытался огреть ею Ливия, но парень легко ушел от удара, схватил врага за руку и перекинул через себя. Дубина моментально оказалась в руках Ливия.
        - Бросай палку и сдавайся, а то я твоей бабе горло перережу! - прокричал пятый бандит. Он оказался очень быстрым и смог сблизиться с Наус, и сейчас держал кинжал у ее горла.
        Разумеется, девушка с таким мириться не собиралась. Быстрым движением она схватила мужчину за руку. Тот попытался надавить, но с ужасом понял, что Наус гораздо сильнее него. Девушка вывернула руку преследователю, а потом приложила его головой о мостовую.
        А в этот момент остальные начали убегать. Ливий не пытался их догнать, а просто стоял и смотрел, как противники со сломанными руками скрываются в одной из подворотен. Остался всего один преследователь, и тот без сознания. Но Ливий и Наус решили оставить его прямо здесь. Узнать, почему эти бандиты напали, было нетрудно - все-таки, парень и девушка шли из весьма дорогого ресторана вдвоем.
        - Но кое-что меня удивило, - сказал Ливий, когда он с Наус уже порядком отошли от места драки.
        - Не стали разговаривать? - спросила девушка.
        - Именно. Хотели бы стрясти с нас денег - стали бы наезжать. А так это выглядело, будто они понимали, что мы не такие и слабые. И что нужно пользоваться эффектом неожиданности, - сказал Ливий.
        - Согласна. Я даже не стала сразу бить того, с ножом. Может быть, они были в курсе, что мы из школы боевых искусств?
        - Возможно, - пробормотал Ливий.
        - Ну, зато ты защитил меня. Не зря пошел со мной. А это моя гостиница, кстати, - сказала Наус, когда они подошли к двухэтажному зданию с вывеской, на которой был нарисован гиппогриф.
        - Ой, будто бы тебя надо защищать, - сказал Ливий, и в этот момент девушка поцеловала его в щеку и, открыв дверь, вошла в холл гостиницы.
        - А она становится веселее, когда выпьет, - пробормотал обескураженный парень.
        Ливий развернулся и пошел в сторону своей гостиницы. За этот вечер он успел выпить хорошего вина, вкусно поесть, подраться и даже дважды смутиться. Не каждый день бывает таким насыщенным в жизни Ливия, далеко не каждый.
        Бандиты вернулись к Борису только через час. Торговец негодовал: впервые за долгие годы его схема дала сбой.
        - Я нанял вас, потому что вы вроде бы как сильные! И тогда почему вы не смогли побить их?
        - А почему вы не сказали нам, что они из Сильнара? - парировал главный бандит, который сейчас стоял перед Борисом с перебинтованной рукой.
        - Черт возьми, этот сопляк точно обманул меня. Это кольцо оказалось ценнее, чем кажется, я уверен, - сказал торговец и стукнул кулаком по столу, чтобы тут же одернуть руку и потрясти ей. Борис не привык злиться и применять грубую силу.
        - Ну, он у вас честно его купил, - сказал бандит, но тут же стушевался перед яростным взглядом торговца.
        Все три следующих дня ученики тратили деньги, как только могли. Некоторые купили товары у торговцев, поэтому на развлечения монет осталось совсем немного. Особенно это касалось девушек, которые набрали себе разной одежды и украшений.
        Другие ученики решили просто отдохнуть. Одно можно сказать точно - все пили. Воспоминания о сражении в горах и об убийствах все еще были свежи, поэтому ученики отвлекались таким древним и простым способом. Алкоголь не спасает от проблем, но помогает ненадолго от них отвлечься. Но работает это не с каждым - некоторые ученики, которые хорошо держались с того дня, срывались, стоило им крепко выпить. У всех были мешки под глазами: кошмары не давали им спать. Но ученики очень быстро приходили в себя. Они знали, что убийства будут частью их жизни, поэтому немного были готовы к этому.
        Ливий не сильно отличался от других. Свои деньги он проел и пропил, но покупки, которые парень сделал в свой первый день, радовали его. А еще удалось попить хорошего вина - Ливий явно пристрастился к этому алкогольному напитку. Некоторые его товарищи предпочитали что-то покрепче, сам парень такое не сильно понимал. Ему нравился алкоголь, который он мог бы назвать вкусным. Пить только ради эффекта - подобное было чуждо для Ливия, но за компанию парень часто это делал.
        Употреблять алкоголь - далеко не лучшая привычка для мастера боевых искусств. Подобные напитки попросту вредны, и Ливий это хорошо понимал. Но он редко расслаблялся, и сейчас было как нельзя более подходящее время для такого отдыха.
        Через три дня все стояли перед Алфеном на постоялом дворе. «Капитан» разрешил не надевать доспехи. Их тренировка была завершена, и даже идти обратно было не нужно - у постоялого двора стояли повозки с флагами Сильнара на них. Очевидно, что ученики должны были добираться обратно с комфортом.
        - Надеюсь, он не заставит бежать нас рядом с повозками, - тихо сказал Мом.
        - Хоть так, главное, чтобы не в броне, - ответил Ливий.
        - И не обратно в горы, - добавила Наус.
        Но все их пессимистичные прогнозы не сбылись.
        - Забирайтесь, - сказал Алфен, и ученики с облегчением выдохнули.
        Всего было четыре повозки. В трех ехали ученики - по четыре человека в каждой. В оставшейся сидел сам Алфен, а еще туда все сгрузили свое снаряжение. Дорога вела вокруг Бандитских гор, с которых ученики как раз спустились четыре дня назад. Это был не самый быстрый способ добраться до Мастаграда - морем, все же, получалось не так долго. Но Алфен все равно выбрал такой маршрут, который даже на повозках преодолевался аж за неделю.
        Когда повозки въехали в деревню по пути, учеников Сильнара встретили все местные жители. Они собрались по обе стороны от дороги, предлагая отдохнуть у них и отобедать.
        - Привал, - сказал Алфен.
        У большей части учеников денег не осталось. Мастер оплачивал все сам - благо, расходы были совершенно копеечными. Алфен платил за ночевку в домах, которые выделили для путников, и за любую пищу, какую только захотели бы ученики.
        - Молодой человек, хотите каши? Очень вкусная, - сказала дородная женщина, протягивая глиняный горшок.
        Ливий не удержался. Ароматная каша с маслом и кусочками мяса оказалась достойной лучших заведений Пана. Возможно, помести кто-то это блюдо в меню ресторана «Вереск», то посетители не догадались бы, что приготовила его самая обычная женщина из небольшой придорожной деревни, а не шеф-повар с многолетним опытом.
        Пока ученики Сильнара ехали к Мастаграду, то посетили три деревни и два небольших поселка. Каждый раз их встречали с распростертыми объятиями, стремясь предложить ночевку или еду. И ученики пользовались услугами местных, которые щедро оплачивал Алфен.
        - Такое чувство, будто они ждали именно нас, - сказала Наус, когда повозки медленно поднимались на небольшой пригорок.
        - Нас и ждали, - отозвался Алфен из повозки впереди.
        - Но почему?
        - Здесь не так много работы. Лесозаготовка, в основном, ну и рыбалка в местных реках. Земля есть, но ее мало. А тут пару раз в год приезжают богатенькие ученики из школы боевых искусств, а их мастер раздает деньги налево и направо. Разве они упустят такой шанс? - пояснил Алфен.
        - Вы даете им больше, да? - спросил Ливий.
        - Конечно. Для меня это - копейки, для них - приличные деньги, - сказал мастер.
        Пару раз пришлось заночевать в поле. Учеников это ничуть не напрягало, после гор они могли становиться на привал в любом месте.
        Вскоре дорога привела в Мастаград. Повозки въехали в главные ворота Сильнара, и ученики спрыгнули с них. Алфен скомандовал забрать свои личные вещи, а доспехи и оружие остались в повозках. На этом путешествие через горы было завершено.
        Ливий сразу пошел искать своих друзей. А когда нашел, то отвесил подзатыльник Махусу. Но при этом Ливий согласился с другом, что опыт - просто незабываемый, и не стоит портить будущие впечатления тем, кто еще пока не прошел испытание Алфена - Рори Кромсателю и Моро.
        Сам «капитан» в этот момент быстрым шагом направлялся в главное здание Школы Свирепости. Там его уже ждали остальные мастера, которые должны были выслушать доклад об испытании. Они пили чай, ели сладости и обсуждали последние новости мира. Атмосфера спокойствия царила в этом месте, но, увидев серьезное лицо Алфена, мастера резко напряглись.
        - За нами была слежка, - сказал вошедший мастер.
        - Рассказывай, что выяснил, - сказал Сторукий, глава Школы Свирепости.
        - По меньшей мере, трое. Держались на расстоянии, ни один ученик ничего не заметил. Явно мастера в своем деле, - сказал Алфен.
        - Пытался разобраться? - спросил Квинт Ассус.
        - Нет, не хотел отходить от учеников.
        - Надо сформировать группу для разведки. Квинт, займись этим, - сказал Сторукий, а мастер кивнул ему в ответ.
        - Возможно, они связаны с тем нападением на Сильнейшего и Сильнар? - спросил Алфен.
        Все в помещении были согласны с этим мастером. В этих краях не было людей, которые не знали о подавляющей мощи Сильнара. Но на эту легендарную школу боевых искусств совершили нападение, причем достаточно слабое. Это было неспроста, и высшее руководство Сильнара пришло к выводу, что кто-то ведет против них игру. И пытается убедить их, что он слаб и не способен справиться с ними.
        Разведчики вышли из Сильнара через час. Пять человек, одни из лучших в своем деле, прошли всю дорогу до Пана за день туда и обратно, но не обнаружили ни следа загадочной слежки. Им пришлось вернуться в Сильнар ни с чем. Неизвестные, которые следили за Алфеном, добыли необходимую информацию и спокойно ушли.
        - Да она же огромная!
        - Ливий, не ори так, вся арена слышит.
        Сегодня парень впервые пришел на Серебряную арену, чтобы тут же испытать шок и непонимание. Это строение было гораздо больше, чем Бронзовая арена, раза в четыре точно. На Серебряной арене было всего двести учеников, и Ливий не мог понять, зачем необходимо такое большое здание.
        - Это для групповых боев, - пояснил Махус. - Тут группами дерутся, по пять человек. Если у тебя нет каких-то товарищей, то набирается случайная группа, раньше мы так и делали. Шли втроем - ну, я, Лягушка и Тихий - а еще двух брали из знакомых. Но теперь нас пятеро!
        Ливий кивнул. Размеры арены больше его не удивляли. Он бегло осмотрелся, и увидел, что многие уже разбились на группы. Прошло не больше минуты, прежде чем две команды вошли на арену.
        - О, эти решили не тянуть, - сказал Махус. - Посмотри, наши еще не пришли все равно.
        Групповые бои были намного тяжелее, и сейчас Ливий начинал понимать, зачем нужна тренировка Алфена. Их небольшой отряд из двенадцати человек прожил в горах больше двух недель. Они ели вместе, отдыхали вместе, охотились и собирали пропитание тоже вместе. Вместе строили укрепление и вместе же - сражались и убивали. «Капитан» выработал у них то, что горделивые ученики часто отбрасывали на пути боевых искусств - сплоченность. Именно она была необходима здесь, на Серебряной арене, ведь ты отвечаешь не только за себя, но и за товарищей рядом.
        Сначала пришла Ялум, за ней - Наус. Потом подтянулся Тихий. Теперь их команда была в сборе, и они пошли оформляться на свой первый групповой бой в полном составе.
        - А что насчет вызовов? Кто кому кидает? - спросил Ливий.
        - Средняя сила группы. Очки рейтинга суммируются и делятся на пять. Вызов можно бросить либо равному по силе, либо тому, кто немного ниже. Выше - да хоть лучшим. Тут ограничений нет, как и на Бронзовой арене, - объяснил Махус. - Только давай без необдуманных поступков, а то я тебя знаю.
        - Успокойся, Мах, - ответил Ливий.
        «Вот значит как. Почти так же, как на Бронзовой арене, только теперь мы деремся группами».
        Как только они зарегистрировались, им выдали номерок. Именно с ним стоило подойти к Распорядителю арены, когда захочешь бросить кому-то вызов, чтобы легче было сравнить общие позиции в рейтинге.
        - А вот эти почти на самом верху. Любят издеваться на другими, - сказал Махус, показывая на группу учеников.
        - «Кремень»? - спросил Ливий.
        - Хуже, «Валтар», - ответил Махус.
        - И почему никто им не отвечает?
        - А что ты им сделаешь? Бросишь вызов им, самым сильным? Они задевают только тех, кто намного ниже их самих, - сказал Махус и пожал плечами.
        Группа Волка вскоре определилась со своими соперниками. У них была примерно равная позиция в общем рейтинге, было решено, что для новых бойцов - для Ливия и Наус - бой станет разминочным, чтобы привыкнуть к совместной координации.
        - Пойду, сам отнесу, - сказал Ливий и взял номерок.
        К Распорядителю арены выстроилась небольшая очередь. Ливий пристроился к ней и стал ждать, но в этот момент прямо за ним встали пять человек. Та самая группа «Валтара», которая решила поддевать учеников, тоже собиралась бросить вызов кому-то, заодно поиздевавшись над новым лицом на Серебряной арене.
        - А, так это ты тот самый лидер группы Волка? Впечатляет, - сказал один из пяти учеников и заржал. Его смех поддержали остальные четверо, а вместе с ними - и почти вся очередь. Никто не хотел ссориться с «Валтаром».
        - Благодарю за комплимент, - спокойно ответил Ливий.
        - Типа тебе плевать, да? Ну, так давай подеремся, посмотрим, кто здесь мужик. Хотя сколько у тебя там баб в отряде? Две? Три?
        - Пять, - сказал еще один из «Валтара» и все опять дружно заржали. Конечно, кроме Ливия. Парень просто молчал.
        - Хотелось бы мне тебя избить, но это невозможно, к сожалению. Ты ссыкло и вызов не бросишь. А к нашим местам вы поднимитесь, когда мы уже Сильнар закончим, - сказал главный из отряда «Валтара».
        - Мы многое о тебе знаем.
        - Да, ты же тот ученик, у которого почти нет яри? Тяжело, наверное, чувствовать себя второсортным?
        - А еще ж ты почти откинулся год назад? Когда тебе по голове дали? Ушел бы ты с Сильнара, пас бы коз. Зачем себя опасности подвергать? Вдруг помрешь, если по голове получишь? Нельзя так рисковать, парень.
        - Команда у тебя тоже, что надо. Набрал, наверное, тех, кого даже «Кремень» не стал брать. Одни придурки. Думаешь, то, что некоторые немного поднялись в рейтинге - это круто? Если слабак побеждает слабака, это значит, что он просто немного сильнее его. Или ему просто повезло. До настоящей силы вам далеко.
        В ответ Ливий только молчал. Все эти нападки были для него пустыми, он не чувствовал никакой злости. В детстве Ливию пришлось жить на улице, и там он слышал куда более неприятные оскорбления в свой адрес.
        - Парень, кому вызов бросаешь? - спросил Распорядитель арены, когда подошла очередь Ливия.
        - Им, - ответил парень и показал за спину.
        - Хех, хорошо, - сказал мужчина. - Есть время через пятнадцать минут и через три часа.
        - Ближайшее, - сказал Ливий.
        - Готово, можешь идти.
        Отряд «Валтара» хищно улыбался. Им бросил вызов новичок, который ничего не знал об их силе. Их оскорбления проняли его, и теперь можно было поиздеваться по-настоящему - в бою. Пять высокомерных садистов знали, что победят. А еще они собирались растянуть бой так, как только возможно.
        Но Ливий не поддался на провокации. Он все так же был спокоен. Парень легко терпел нападки в свою сторону, но когда дело касалось его друзей, он не мог просто молчать. Ливий не стал отвечать этим парням, он решил объяснить им все на понятном для них языке - языке боли.
        - Ну что, сделал вызов? - спросил Махус, когда Ливий вернулся.
        - Ага, только не тем, кому запланировали, - ответил парень.
        - Дай угадаю, тот отряд «Валтара»?
        - Именно.
        - Ливий, ну я же просил. Ай, ну тебя, это было очевидно. Чего так вспылил?
        - Я спокоен, Махус. Просто они позволяют себе слишком много. Разберемся с ними по-серьезному, - сказал Ливий.
        На этот бой парень приготовил посох. Он взял его, покрутил в руках, а потом поставил обратно в стойку для оружия.
        - Ливий? - спросил Махус удивленно.
        Но на этом парень не закончил. Он закатал рукав формы и расстегнул застежки утяжелителя. Наруч из пепельного металла парень просто кинул на пол, где удар от падения смог погасить песок. До боя было пятнадцать минут, и их группе выделили раздевалку. Ливий снимал утяжелители один за другим, и тело парня освобождалось от сдерживающих его оков.
        - Хо, Волк, я уже и соскучилась по этому, - сказала Лягушка, которая молчала последние полчаса. Она сама стала снимать с себя утяжелители - красивые, но при этом очень тяжелые.
        Тихий последовал их примеру. Под формой у него тоже были утяжелители, простые и массивные, сделанные из кровавого металла. У Ливия были похожие, но не такие мощные - уж точно.
        - Ой, да ну вас, - сказал Махус и закатал рукав. Друг Ливия не был так сильно повернут на абсолютной силе, поэтому утяжелители на нем были не такими уж и тяжелыми, но Махус все равно носил их.
        - Наус, тебе придется подождать, пока мы с ними разберемся. Держись у нас за спиной, - сказал Ливий. Девушка лишь удивленно кивнула. Все четыре человека из ее команды носили утяжелители, и только она уже давно забыла об этих грубых инструментах для тренировок. И теперь в Наус проснулась решимость. Чтобы догнать этих четырех, ей нужно было выкладываться в десятки раз сильнее.
        Глава 12. Шаг вперед
        - Ну, и какие правила битвы? - спросил Ливий.
        - Пять на пять, один человек из каждой команды - капитан. Если его вынести не последним, то получишь дополнительные очки рейтинга, - сказал Махус.
        - А если последним?
        - Просто как победа над всей командой. Поэтому капитан обычно самый сильный и особо не рискует.
        - Понятно. Наус, ты - капитан, - сказал Ливий.
        - Я? - удивилась девушка.
        Махус, Тихий и Ялум при этом кивнули. Они решили обрушиться на врагов вчетвером, а Наус в такой ситуации стоило оставить в тылу. Назначить ее капитаном - верное решение.
        - Ты, Наус. Стой в обороне, на рожон не лезь. Мах, еще что-то? - спросил Ливий.
        - Да вроде все, - ответил Махус.
        Каждая команда заняла свое место на арене. Распорядитель арены выждал необходимую паузу, а затем махнул рукой - бой начался.
        Команда Наус медленно шла вперед, а вот команда «Валтара» не двигалась. Когда Ливий с товарищами приблизились, на лицах противников проступило удивление, которое быстро сменилось высокомерием.
        - Что, уже решили сдаться? - прокричал лидер вражеской команды. А о чем еще можно было подумать, когда противники идут к тебе без оружия в руках?
        Ливий не ответил. Расстояние до команды «Валтара» сокращалось, и парень, как и его товарищи, готовился к рывку. При этом противники продолжали осыпать их оскорблениями, что еще сильнее подогревало решимость команды Наус.
        Внутренняя энергия Ливия была готова к бою. Но и тело чувствовалось прекрасно. Без утяжелителей оно было гораздо быстрее, а мышцы полностью работали на результат. Больше ничто не истощало Ливия, но он все равно решил подойти к бою аккуратно. Парень отделил немного внутренней энергии и направил ее в стопы. Ливий был уверен, что тело выдержит ускорение.
        Когда расстояние до команды «Валтара» было всего несколько десятков шагов, команда Наус рванула вперед. Только сама девушка-капитан осталась на месте, а остальные, не сговариваясь друг с другом, бросились в бой, ускорив себя ярью.
        Наус должна была остаться в безопасности, поэтому Ливий решил взять на себя сразу двух противников. Один быстро отреагировал на его нападение и ударил копьем, но парень с легкостью увернулся. Он атаковал врага открытой ладонью в грудь, на что тот, усмехаясь, направил ярь в эту область тела. Внутренняя энергия должна была защитить его, но не тут-то было. «Толчок», прием, который Ливий выучил по книге Верде, отбросил врага назад на несколько шагов, не нанеся, правда, никакого вреда.
        Второй противник был вооружен мечом и щитом. Он быстро взмахнул несколько раз клинком, чуть не зацепив Ливия. Но парень использовал еще один прием из книги - на этот раз, «хромого лодочника». Ливий сместил свой вес и стабилизировал себя внутренней энергией, а потом ударил ногой открывшегося противника.
        Делить ярь парень научился хорошо. Удар ногой получился безумно сильным, ребра противника треснули и он отлетел в сторону. Ливий не знал, встанет он или нет, но отвлекаться времени не было - первый противник, вооруженный копьем, уже поднялся на ноги и нанес удар.
        Махус выбрал себе самого слабого противника. Он не пытался халявить, это было верным решением. Махус был слабее остальных трех, но это не значило, что он не тренируется. На самом деле, парень занимался каждый день, чтобы суметь угнаться за другом. Да, в физической силе он отставал от Ливия, но зато яри у него было немало, да и управлял он ею неплохо.
        Ялум набросилась на лидера команды «Валтара». Противник был вооружен двумя мечами и не давал девушке приблизиться к себе, но Лягушка напирала на него, нанося удар за ударом. Ее преимуществом всегда была скорость. Девушка специально открылась, противник взмахнул клинками, и в этот момент Ялум вложила почти всю ярь в ноги. Скорость, с которой она ударила ногой, была потрясающей. Зрители на трибунах даже не увидели движение, только размытый образ, и через секунду лидер команды «Валтара» рухнул на песок.
        Тихий был довольно высоко в рейтинге. Ливий не знал, насколько он силен, но это уже успели выяснить Ялум и Махус. Тихий поражал своей грубой силой. Без утяжелителей его удары стали не только сильными, но и быстрыми, враг, который защищался секирой, не мог найти даже одну возможность для удара. В конечном итоге, Тихий нащупал уязвимость врага. Мощными атаками он истощал ярь противника, а потом, когда у того не осталось внутренней энергии, сломал руку одним ударом, а еще одним - лишил противника сознания.
        Копье чуть не достало Ливия. Но скорости у парня было хоть отбавляй, тело плавно скользнуло в одну из стоек риз-то, а потом он просто схватил оружие противника за древко.
        - На этом все, - сказал Ливий и попытался сломать копье. Но ничего не получилось.
        «По оружию течет ярь?!».
        Ливий был удивлен, а его противник ухмыльнулся.
        - Это то, что отличает нас от вас, новичков, - сказал он.
        Но Ливий не собирался отпускать древко. Мышцы на руках взбугрились, а ярь потекла в пальцы. Противник пытался вырвать копье из рук Ливия, но он не мог этого сделать.
        - Придурок, тебе его не сломать! Тебе яри не хватит!
        Но суть была не в количестве яри, а в ее контроле. Ливий прекрасно управлял своей внутренней энергией. Мертвой хваткой он схватил копье, и медленно подавлял врага своей мощью. Боец «Валтара» с ужасом начал понимать, что его ярь уходит быстрыми темпами, а Ливий не ослабляет давление ни на секунду.
        Противник сопротивлялся до конца, но вскоре он выдохся. Раздался хруст и боец «Валтара» оказался с жалким обломком копья в руке.
        - Невозможно, - пробормотал он, а Ливий отбросил вторую часть копья, которую держал в руке, в сторону.
        Но стоило отдать должное - противник не сдался. Он бросился в атаку, выбросив бесполезный огрызок своего оружия, однако в рукопашном бою Ливий не думал, что уступит кому-то.
        Враг сделал обманный удар кулаком, чтобы провести атаку снизу. Ливий защитился одним из блоков стиля Сорок четыре направления, а потом схватил противника за ногу. Парень вложил в кулак остатки яри и раздался громкий хруст, а потом и крик. Сломанная нога - однозначное поражение, судья махнул флажком, и Ливий оглядел поле боя.
        Оставался еще один противник - тот, против которого дрался Махус. Но враг тут же признал поражение, когда к нему направились Тихий и Ялум. Это была однозначная победа. Команда Наус не потеряла ни одного человека, а мощная команда, занимающая верхние места на Серебряной арене, была наголову разбита.
        - Их капитан проиграл вторым. Почти максимум очков, - сказала Наус шокировано. Бой не продлился и минуты, девушка наблюдала за ним от начала и до конца, будучи готовой броситься на помощь. Но она оказалась не нужна своим ужасающе сильным товарищам.
        - Махус, отстаешь, - сказал Ливий и протянул в сторону друга сжатый кулак.
        - Догоню, - ответил Махус и стукнул кулак друга своим кулаком.
        Бой закончился. Слабая группа моментально взлетела вверх, перескочив больше, чем через сотню позиций. Людей на трибунах было мало, никто не ожидал сегодня чего-то особенного, но и эти немногие зрители аплодировали со всей силы.
        - Вы не знаете, с кем связались, - процедил сквозь зубы один из членов команды «Валтара».
        - Знаем, - ответил Ливий.
        В раздевалке все вновь надели утяжелители. Настроение было прекрасным: поколотить заносчивых ублюдков всегда хорошо для внутреннего самочувствия.
        - Жаль только, что так быстро поднялись. Я хотел снести все «заслоны», - сказал Ливий.
        - Ну, с этим не вышло только отчасти. Один «заслон» ты сегодня как раз преодолел, - ответил Махус.
        - Эти ребята?
        - Ну а ты как думал? Они сильны, в самом верху рейтинга и при этом опускают всех новичков, которые им не понравятся. «Кремень» действует тактичней, что ли. А «Валтар» - сам видел. Сегодня мы подняли настроение всей арене, - сказал Махус, пожимая плечами.
        «Надо будет еще разобраться, что это был за прием. Он покрыл свое копье ярью, и мне пришлось приложить все силы, чтобы сломать древко. Мне такой прием точно пригодится», - думал Ливий, застегивая утяжелители на руках.
        Группа Волка начала медленно рассасываться. Кто-то шел есть, кто-то - на трибуны. Ливий направился в Бастион мастерства к мастеру Тилле, который обещал обучить парня владению посохом. Путь шел мимо красивого сквера - в этом квартале, доступном после 300-го места в рейтинге, об интерьере заботились. Там Ливий заметил Махуса, который как-то умудрился его обогнать. Вокруг друга крутилась небольшая стайка девушек - впрочем, как и всегда.
        - Если бы не я, то о победе можно было бы и не мечтать. Лягушка… Вы знаете Лягушку? Она была лучшей в Школе Потока много лет. Так вот, меч уже почти достиг ее шеи… Ну и что, что не боевой? Думаете, приятно получить тупым мечом по шее? Так и умереть можно. Так вот, я кричу ей: «Ялум, пригнись». Она еле-еле уходит от удара, я хватаю этого ублюдка за руку и ломаю ему кисть! Мой противник? О, он попытался ранить меня, но не все так просто! Я ударил его ногой прямо в грудь, и тут слышу, как Ливий, мой друг, кричит: «Махус, помоги!». Ну как я мог не ринуться на помощь? О, Ливий, в Бастион мастерства идешь?
        - Ага, - ответил Ливий, стараясь не заржать.
        - Э, в общем, такая история, прекрасные дамы, - сказал Махус, стушевавшись.
        - Расскажи, как ты спас Ливия, - сказала одна из девушек.
        - Э, нет, как-нибудь в другой раз, - сказал Махус.
        Ливий зашел за поворот и, не выдержав, громко рассмеялся. Но на друга он не обижался, пусть Махус и не совершал таких героических поступков, без него победить было бы невозможно. Противники были очень сильными. И то, что Махус так долго продержался против одного из них, уже было достижением.
        Женщина на проходной вновь проверила пропуск Ливия, прежде, чем пустить его внутрь. Парень ждал. В этот раз в коридоре было людно: многие ученики шли к своим мастерам или наоборот - возвращались от них. У двери к мастеру посоха, Тилле, не было ни одного человека.
        - Здравствуйте, мастер, - сказал парень, когда вошел внутрь. Тилла был один.
        - Помню тебя, - ответил мускулистый мужчина, который вновь поднимал штангу, как и прошлый раз. - Тебе повезло, мой другой ученик ушел пятнадцать минут назад.
        Тилла положил штангу. Он оглядел Ливия, а потом спросил:
        - Ну и как тренировка в горах?
        - Необычно, - ответил парень первое, что пришло ему в голову.
        - И зачем она была? - спросил Тилла.
        - Сплоченность.
        - Хороший ответ. Снимай утяжелители.
        Пока парень выполнял указание мастера, Тилла подошел к стойке с оружием и взял оттуда обыкновенное копье.
        - Алфен должен был вбить в тебя основы. Реальное боевое применение копья. Не колоть посохом, как копьем, а использовать копье по прямому назначению. Теперь ты должен хоть немного воспринимать это оружие, - сказал мастер и протянул Ливию копье.
        Парень покрутил оружие в руках. Копье как копье. Техника боя и правда сильно похожа на то, как дерутся посохом, и Ливий знал, что она почти не отличается в том, что касается уколов. Что пытался донести ему мастер, парень не понимал.
        - Покажи, что умеешь, - сказал Тилла.
        Парень повторил простые приемы, которые Алфен вдалбливал в головы своих «солдат» две недели. Ливий сразу понял, что изменилось. У копья есть наконечник, а значит, баланс смещен. Парень успел к этому привыкнуть, и его удары тоже стали другими.
        - Привыкнуть к сбалансированности посоха ты еще успеешь, - сказал Тилла, будто прочитав мысли. - Главное, что ты прочувствовал это. Продолжай.
        - Что?
        - Тебе непонятно, ученик? Продолжай выполнять упражнения.
        - Как долго, мастер?
        - Пока руки не отвалятся.
        Тилла не соврал. Ливий работал копьем до вечера и руки начали уставать. Но мастер не остановил упражнение, сказав продолжать. Тилла покинул зал и закрыл его снаружи, а Ливию не оставалось ничего другого, кроме как раз за разом наносить удары копьем.
        Тело парня было ужасно выносливым. Ливий направлял в руки немного яри, и за то время, пока внутренняя энергия делала всю работу за него, мышцы успевали отдохнуть. В зале было темно. Это напомнило Ливию один случай в прошлом. Старый мельник Хорхо сказал ему толкать мельничные жернова всю ночь напролет. Тогда парень смог адаптироваться и научиться ходить правильно, из-за чего смог продержаться до утра.
        Сейчас Ливий понимал, что никакого особого эффекта от таких тренировок он не получит. Тилла просто хотел вдолбить ему основы через боль, заодно проверив упорство парня. Ливий был не против. Он не знал, зачем ему так хорошо владеть копьем, когда оружием был выбран посох, но спорить с мастером парень не собирался. Тилла знал, что делает, а Ливий просто следовал указаниям.
        Мастер вернулся на следующий день. Он не спеша открыл зал, вошел внутрь и повесил чистое полотенце на стойку для штанги. Потом оглядел Ливия и сказал:
        - Если бы ты сачковал, то это было бы заметно. У тебя занятия, жду завтра.
        «Все-таки испытание», - подумал парень, а вслух сказал:
        - А если бы сачковал?
        - Выгнал бы. Проходит только каждый третий. Мне не нужны талантливые, мне нужны упорные, - ответил Тилла.
        Ливий пришел на следующий день. Занятий было не очень много, всего два. Те, которые вел Алфен, и те, которые вела Варс. «Капитан» рассказывал о тактике и стратегии, с каждым днем все глубже погружая своих учеников в тонкости военного дела. Под руководством же Варс ученики развивали внутреннюю энергию. Пока у Ливия не было пятидесяти единиц яри, но парень знал, что очень скоро сможет сократить это отставание.
        - Продолжай, - сказал Тилла.
        - Опять копье? - удивился Ливий, но послушно взял оружие в руки.
        В этот раз мастер показывал ему движения и корректировал стойки. Потрясающая память Ливия вбирала в себя технику владенья копьем, как губка, и Тилла это прекрасно видел. Но не придавал этому значения. Как он и сказал, главным критерием отбора для него было упорство. Тилле были нужны трудолюбивые ученики, а талант был на втором месте.
        Так продолжалось три дня. Настало время для нового боя, и в этот раз группа Волка решила не наглеть. Они были с оружием, на телах были утяжелители, а в противники был выбрана достаточно слабая команда. Как результат, группа Волка смогла победить, но с большим трудом.
        - Ты тоже это умеешь, - сказал Ливий Лягушке. В бою он успел заметить, как девушка покрывала свое копье ярью.
        - Варс учит этому, если у тебя будет 50 единиц на ярь-анализаторе. Но если хочешь, Волк, то я обучу тебя сама, - сказала Ялум и улыбнулась.
        - Все же я как-то сам, - ответил Ливий.
        - Ожидаемо. Интересный ты, Волк.
        Ливий вновь пришел к своему учителю в Бастион мастерства. Парень был готов сходу взять копье, но в этот раз упражнение изменилось.
        - Бери ту алебарду, - сказал Тилла, привычным движением вытирая пот с лица.
        Ливий направился к стойке, в которой стояло только одно оружие, хоть немного похожее на алебарду. Лезвие было не с одной стороны, а с двух, да и не было наконечника, как у обычной алебарды. Оружие скорее напоминало секиру с уменьшенными лезвиями и удлиненным древком.
        - Запоминай, - сказал Тилла и взял с другой стойки точно такое же оружие. Мастер начал показывать приемы. Ливий при этом смутно начал понимать, в чем дело. С помощью тренировок с копьем Тилла развил у него технику уколов, а с этой алебардой-секирой можно было освоить ударную технику. Мастер пытался дать парню разностороннюю подготовку с помощью схожего оружия.
        Ливий вновь остался на ночь в зале. Теперь парень не просто повторял удары один за другим, он пытался привыкнуть к оружию. С каждым часом древко лежало в руках все комфортнее, а вес и смещенный баланс становились даже удобными. Скорость обучения парня всегда была такой. Сейчас Ливий владел секирой, как боец примерно 400-го места в рейтинге. И это было просто феноменально, ведь парень потратил на это всего один день.
        Как и с копьем до этого, теперь Ливий занимался с алебардой ежедневно. Сколько он изрубил мишеней и манекенов, парень даже не представлял. Через четыре дня Тилла перешел к особому упражнению. Мастер подкидывал деревянные поленья в воздух, а Ливий рубил их в полете алебардой. Тилла постоянно увеличивал скорость бросков, и парень с трудом поспевал за ней, но все же справлялся, привыкая с огромной скоростью.
        В следующем групповом бою противником Ливия был мечник. Парень вложил все полученные навыки в эту схватку, и посох в его руках обрел потрясающую силу. Ливий бил быстро и сильно, а противник не успевал реагировать на такие удары. Против мечников парень раньше полагался на колющие удары. Тычки копьем быстрее, чем удары меча. Ты можешь держать мечника на расстоянии, нанося укол за уколом, но в этот раз Ливий изменил своей стратегии и все равно победил. Мастерство парня росло.
        - Держи, - сказал Тилла на следующем занятии. Он протянул Ливию самый обычный посох.
        «Наконец-то, я буду заниматься с посохом!», - подумал парень.
        - Это восточный посох. Есть множество техник боя с ним, масса ударов и блоков, и я обучу тебя им всем. Но этого не хватит, чтобы стать мастером, - сказал Тилла.
        - А что еще надо?
        - Увидишь.
        Что-то Ливий знал до этого, многие удары были похожи на подобные в технике алебарды или копья, а некоторые движения показывал Квинт Ассус. Что касательно новых стилей, то парень стремительно вбирал их в себя, формируя общее ядро своего искусства владения посохом.
        А вскоре начались новые тренировки Тиллы. Ливий поднимал ведро концом посоха, чтобы поставить его на полку. А потом менял стойку и другим концом посоха возвращал ведро обратно на пол. Все это делалось быстро, и Тилла заставлял повторять все упражнение, если разливалась даже четверть воды.
        Мастер бросал ему полено, а Ливий подбрасывал кусок дерева вверх из нижней стойки. Потом менял положение тела, и проделывал все то же из средней стойки, не давая полену упасть. Ливий начинал всего с трех стоек, но сейчас их было уже семь.
        На конец посоха Тилла ставил кувшин с водой. Ливию нужно было двигаться, менять положение тела и даже медленно наносить удары, при этом не роняя посудину и не расплескивая воду.
        - Пошел, - сказал Тилла.
        Ливий нес ведро воды на одном конце посоха. Перед парнем были ступени, которые поднимались к высокому потолку зала. Ливий сделал шаг, поднявшись на первую ступеньку, а потом подбросил ведро воздух. Это движение он делал не раз: емкость с водой приземлилась на посох, а парень замер на секунду, чтобы уравновесить себя.
        - Вперед!
        Ливий сделал еще один шаг, а затем развернулся на 180 градусов. Из ведра не выплеснулась ни капля воды, но это было только начало. Ливий таким же образом повернулся обратно, Тилла скомандовал: «Вперед», и парень сделал шаг.
        В этот раз Ливий нанес прямой укол. Ведро качнулось, но крепкие ладони парня быстро стабилизировали оружие. На каждой ступеньке он делал разные движения, а когда добрался до последней, двадцатой, в ведре осталась только половина воды.
        - Хорошо, - сказал Тилла.
        Это была самая щедрая похвала, какую только давал ему этот мастер. Ливий был доволен результатом полностью, ведь Тилла признал его умения этим коротким словом.
        На арене их группа проходила через тяжелые бои. Слишком быстрое продвижение в рейтинге сыграло с ними злую шутку. Но в этих сражениях на грани поражения они становились сильнее. Ливий, чьи навыки владения посохом росли быстрыми темпами, стал очень полезным для своей команды. Раньше парень брал силой и скоростью, но теперь он был весьма техничным бойцом. Ливий мог выйти с посохом против любого противника, но вот вырывать победу удавалось не всегда.
        - Почему я называю этот посох восточным? - спросил Тилла своего ученика.
        - Потому что он придуман на Востоке?
        - Верно. Посохи - восточное оружие? - вновь спросил Тилла.
        - Да, конечно, как и нунчаки, - ответил Ливий.
        - Неправильно. Здесь, в центральной части континента, посох - традиционное оружие. Просто сейчас почти никто не использует его, да и мы находимся в слишком удаленном от конфликтов месте. Этот вид посоха называется бас, - сказал Тилла.
        Мастер отошел в другую сторону зала, порылся в шкафу и вернулся обратно с посохом, который вручил Ливию.
        Оружие было необычным. Примерно на четверть с одного и с другого конца древко было покрыто металлом для ударной мощи. Ливий покрутил посох, сделал несколько движений и ударов, чтобы сразу понять, что с ним что-то не то.
        - Тяжелый на концах. Эти металлические покрытия не такие тяжелые, - сказал парень мастеру.
        - Свинец. Дерево посоха рассверлено на концах и внутрь залит свинец. Тяжелое оружие, но силу удара можешь представь, - сказал Тилла.
        Ливий сделал еще несколько взмахов. Такое тяжелое оружие могло повести слабого хозяина за собой, но тело парня было сильным. Ударная мощь баса подходила ему, хоть скорость оставляла желать лучшего.
        После тренировок с алебардой Ливий был готов к оружию с сильно смещенным центром тяжести. Но, как оказалось, не совсем. Только после того, как Тилла показал движения, Ливий уловил суть. Два тяжелых конца уравновешивали друг друга, нужно было только приложить достаточно силы, а потом направить импульс в нужную сторону.
        Медленно парень превращался в мастера. И пусть Тилла молчал, наставник все равно видел, что перед ним настоящий гений. Гений, способный засверкать даже в Сильнаре.
        Глава 13. Барьер Пяти Звезд
        - Я неплохо владею посохом. Заниматься нужно и дальше, но пока сойдет. Сейчас нужно подтянуть себя в другом направлении, - сказал Ливий. Парень вышел с Бастиона мастерства и направился к себе домой. Он закрыл за собой дверь, а потом полез в шкафчик, где под горой бесполезной литературы лежали три книги, обернутые в несколько слоев ткани и надежно перевязанные бечевкой. Сейчас Ливию была нужна только одна книга, а именно: «Простые ярь-схемы на основе ярь-линз. Базовая магомеханика для начинающих».
        За это время ярь почти достигла отметки в пятьдесят единиц. Ливий сильно отставал от других, и у него была возможность сократить этот разрыв. Весь секрет этого крылся в книге, которую ему подарил Верде, глава Школы Потока.
        Ливий неплохо освоил только первую часть книги, но теперь нужно было идти дальше. Парень пролистал несколько страниц, пока не наткнулся на то, что искал.
        - Вот она, схема с Кольцом Синтеза. Какая же она сложная, как я это повторить вообще должен? - пробормотал возмущенно Ливий, но стал изучать чертежи с завидной прилежностью.
        Когда он впервые открыл книгу, то не мог понять ничего. Сейчас же он понимал примерно треть схемы. Ситуация не была безнадежной, и Ливий знал, как сделать ее удовлетворительной, но для этого стоило сходить в библиотеку.
        Ливий стал приходить в читательский зал каждый день. Неделя, две, три - парень планомерно углублялся в магомеханику, расширяя свои знания об этой дисциплине. Вскоре Ливий вернулся к схеме: теперь она не казалась такой непонятной. Парень посвятил две недели, чтобы разобраться в чертеже, и смог добиться успеха.
        За это время группа Волка заняла доминирующую позицию в рейтинге. Раньше некоторые отряды были готовы бросить им вызов, желающие подраться чуть ли не в очередь выстраивались. Они считали, что группа Волка заняла свою позицию благодаря удаче. В этом был смысл: после того боя без утяжелителей, группа Волка показывала себя в боях не очень хорошо. Но сейчас остальные ученики Серебряной арены поняли, что не стоит бросать Ливию и его товарищам вызов. Группа Волка совершенствовалась очень быстро. Ливий подтянул свой уровень владения посохом, а Махус - копьем. Наус становилась все лучше и лучше в боях с превосходящими соперниками, которые давали ей приличный толчок в развитии. Ялум и так была очень сильной, ее боевое искусство было превосходно, но девушка продолжала его оттачивать до безукоризненной мощи. А у Тихого, казалось, потенциал вообще не заканчивался. Его темпам развития мог позавидовать даже Ливий.
        - Пора, - сказал парень. Сегодня он решил воплотить ярь-схему в жизнь. Для этого уже все было готово, а главное - сам Ливий был готов.
        Концентратор. Небольшой прямоугольный блок из серого камня, который используется в создании примитивных ярь-схем. Ливий мог получить только один такой раз в две недели, поэтому пришлось потратить время, прежде чем у него появилось четыре Концентратора. Без них схему просто не удалось бы создать.
        Чтобы воплотить чертеж на практике, Ливию потребовалось всего три часа. Но чтобы схема заработала, пришлось провозиться еще три. Всему рано или поздно настает конец, и усилия парня не были потрачены зря - схема была готова.
        Кольцо Синтеза было расположено прямо над ярь-линзой. Сила накопления выросла по меньшей мере в десять раз, снаружи дома ярь начала стекаться в жилье Ливия. Парень ждал. Поток прошел через Кольцо Синтеза и ярь-линзу, а потом разделился на четыре части. Энергия двигалась к Концентраторам, которые стояли в углах комнаты. Там задействовались магические письмена, и ярь расходилась от серых блоков в разные стороны. Отталкиваясь от одного Концентратора, энергия двигалась к другому, а там вновь отталкивалась и направлялась к третьему или четвертому. Порядка не было, потоки выбирали следующий Концентратор хаотично, но их было так много, что вскоре они слились в единое поле. Потоки образовали своего рода площадь, наполненную густой ярью.
        - Барьер Пяти Звезд готов, - сказал Ливий. Пришлось вносить изменения в схему, ведь ее изначальное устройство было построено на Кольце Синтеза и пяти ярь-линзах, но Концентраторы неплохо справились. Конечно, такая схема получилась качественно хуже, однако она все же была готова.
        Ливий сел в позу для медитации. Раньше парень направлял в себя поток с помощью ярь-линзы. Сейчас же вся комната была наполнена концентрированной ярью, и Ливию даже не нужно было ничего делать для этого.
        - Так я быстро догоню остальных, - сказал парень. Он чувствовал, как быстро восполняются траты внутренней энергии в его теле.
        Ливий начал глубоко дышать. Особая техника Сильнара, основанная на трехступенчатом дыхании, позволяла неплохо развивать ярь. А еще она была очень простой, поэтому Ливий выбрал ее сегодня, хоть и знал несколько более эффективных техник.
        Парень не просто дышал. Вскоре он вошел в состоянии поверхностной медитации, продолжая следить за своим дыханием. Через полчаса Ливий перешел к следующему этапу: он вошел в глубокую медитацию. Парень не боялся, что дыхание собьется - тело уже запомнило, что нужно делать, и оно будет это делать столько, сколько потребуется.
        Именно в этом и была прелесть техники Сильнара. В состоянии глубокой медитации время проносится незаметно. Совершенствоваться при этом - большая удача, которая выпала далеко не каждой школе боевых искусств.
        В глубокой медитации Ливий не чувствовал ничего. Вокруг была только темнота и ничего более, но она была даже какой-то спокойной и умиротворяющей. Темнота будто обволакивала Ливия, даря покой и лишая его и мыслей, и эмоций. Но парень не собирался погружаться ниже: он уже слышал отклики своих мыслей в глубине. Сейчас Ливию было не до этого, он не хотел, чтобы эти мысли увлекли его. Все, что нужно было делать в этот момент - становиться сильнее.
        Когда Ливий открыл глаза, то понял, что наступил следующий день. В медитацию он сел вечером, а вышел из нее - днем. Барьер Пяти Звезд работал прекрасно, парень чувствовал, что его внутренняя энергия возросла. Концентрация яри в комнате не падала, и это очень порадовало Ливия. Он до последнего боялся, что Концентраторы не справятся со своей ролью, но все обошлось. Стоило скорее отправляться на занятия, ведь Ливий не хотел числиться прогульщиком. Это не только штрафные санкции от преподавателей, но еще и порча отношений с ними. Не стоит ссориться с сильными мира сего, особенно когда от них зависит твое будущее.
        - Вы опоздали, ученик, - сказал Алфен. Его брови нахмурились, мастер явно выражал свое недовольство, ведь он крайне не любил опаздывающих на его занятия.
        - Виноват, слишком увлекся с глубокой медитацией, мастер, - сказал Ливий и опустил голову в качестве извинения.
        - Можешь войти, - сказал Алфен.
        Этот мастер не раз выгонял опоздавших учеников со своих занятий, но в этот раз все было иначе. Просто Алфен верил, что Ливий действительно не пришел вовремя из-за затянувшейся тренировки. Другие ученики часто опаздывали из-за ночных пьянок или чего-то подобного, но мастер знал, что парень перед ним вероятнее всего не врет.
        Это была репутация Ливия. Он впервые пришел на занятие Алфена так поздно, поэтому ему доверяли. Сначала ты работаешь на репутацию, а потом она работает на тебя - это всегда работало именно так.
        - Раз уж ты опоздал из-за медитации, не подскажешь, сколько существует ее видов? - спросил Алфен.
        Все посмотрели на Ливия. Вероятно, тут как раз поднималась эта тема, обсуждение которой он так бесцеремонно прервал. Вопрос был простым, любой ученик Школы Свирепости легко мог на него ответить, но Алфен не стал бы спрашивать что-то настолько очевидное. Существовало второе дно, и Ливий знал о нем.
        - Три, - ответ парень.
        - Верно, - сказал Алфен. - Назовешь?
        - Поверхностная, глубокая и божественная, - сказал Ливий. - Последнюю еще называют сном мудреца и медитацией мудреца.
        Свои знания парень почерпнул из книг. О третьей медитации он знал только понаслышке, но никто из группы учеников не был в курсе даже о ее существовании.
        - В чем заключается суть божественной медитации? - спросил Алфен.
        - Не знаю, мастер, - ответил Ливий.
        - Ладно, ты и так знаешь больше, чем я рассчитывал. Садись, ученик. Слушайте все. Есть три вида медитации, и первыми двумя каждый из вас владеет. Иначе вы не смогли бы оказаться здесь, в Школе Свирепости. Поверхностная медитация помогает обрести покой, не абстрагируясь от окружающего мира. Глубокая медитация позволяет выйти за рамки самоконтроля путем отрыва от окружающего мира. Вы лишаетесь эмоций, лишаетесь почти всех мыслей, но благодаря этому можете пережить любую бурю чувств. А еще вы можете провалиться во времени, как это сделал один опоздавший ученик. Тоже полезно, если из-за этого вы не прогуливаете мои занятия, - сказал Алфен. Все заулыбались, глядя на Ливия.
        - Божественная медитация называется так неспроста. В мире боевых искусств любят громкие названия. И «божественным» называют только что-то действительно потрясающее. Ученик Ливий упомянул несколько альтернативных названий, такие, как сон мудреца или медитация мудреца. По легенде, впервые божественную медитацию смогли изучить мудрецы, которые запирались в пещерах на десятилетия. Они настолько хорошо владели своим телом в глубокой медитации, что могли поддерживать жизнедеятельность организма на такой долгий срок без еды, воды и сна. И вот тогда некоторые из мудрецов смогли обрести просвещение и освоить божественную медитацию, - продолжил Алфен. Мастер отвлекся на несколько секунд, смотря в окно, в то время как ученики с нетерпением ждали продолжение. Ведь Алфен так и не сказал о самом главном.
        - Хотите знать, в чем же ее смысл? Божественная медитация позволяет вывести ваш разум на новый уровень. Вы будто превосходите то, что определено для человека, поэтому эта медитация так и называется. Не каждого, кто пытался освоить сон мудреца, можно было назвать мудрецом. Но если ему удавалось это сделать - он мог носить это гордое звание.
        После этих слов Алфен взял кувшин со стола и налил в стакан лимонную воду. Он медленно пил, продолжая смотреть в окно. Несколько деревьев с осыпающимися листьями - вот и все, что было видно из класса. Обычно под кронами этих деревьев сидели ученики, но в это время все были на занятиях. Многие бросали взгляды в окна и не понимали, на что Алфен вообще смотрит так долго и пристально.
        - Разумеется, мудрец - только в понимании обычного человека. Когда мастер боевых искусств перебирается через одну стену, он видит другую, которая еще выше предыдущей. Это происходит и с тем, что зовется «мудростью», - сказал Алфен.
        - А вы, мастер? Вы постигли божественную медитацию? - спросил один ученик.
        - Разумеется, я же мастер Сильнара, - ответил Алфен и широко улыбнулся. - Ладно, закончили с этим. Тема сегодняшнего занятия - вооруженные формирования королевства Додос.
        Следующие два часа Ливий слушал лекцию Алфена, при этом размышляя о божественной медитации. Слишком мало было известно ему, ученику, который каждый день приходил в библиотеку, что говорить о других? Очевидно, что нужная информация находилась выше - в других Школах Сильнара.
        После занятия одни ученики пошли в Бастион мастерства, другие - на свои собственные тренировки. Единицы направились в библиотеку, но были и такие, которые решили отдохнуть в каком-нибудь увеселительном заведении. Ливий их не осуждал. Одним было комфортно заниматься по ночам, другие разбивали свой график на короткие периоды активности и отдыха. Лентяев в Школе Свирепости было крайне мало, но все же они были.
        Сам Ливий пошел на занятия Варс. В такое время к ней приходили только начинающие ученики. Те, которые перешли на Серебряную арену, в эту категорию не входили, и только Ливий оставался исключением.
        - Я хочу проверить свою ярь, мастер.
        - Давай, ученик, - сказала Варс.
        Ливий подошел к ярь-анализатору. Последний раз, когда он проверял свой уровень внутренней энергии, показатель равнялся сорока семи единицам. Ливий почти добрался до пятидесяти, но на это ушла куча времени. С тех пор прошел месяц. Парень чувствовал, что после ночной тренировки внутренней энергии стало куда больше, поэтому и решил проверить себя.
        - Пятьдесят три. Хорошо, - сказала Варс флегматично. Оно и не удивительно: парень переходил порог в пятьдесят единиц слишком долго. Но он сделал это, и теперь был доволен.
        Ливий уже отошел от ярь-анализатора, но Варс продолжала смотреть на линзу. Среди яркого синего свечения мастер видела искры темной энергии. Она отлично знала, что это - нехорошо, но решила ничего не говорить своему ученику.
        «Слишком рано. Все может поменяться», - подумала Варс.
        На следующий день Ливий пошел уже на совсем другие занятия по развитию внутренней энергии. Каждый здесь занимался сам, но Варс указывала на то, как стоит тренироваться. Ливий попал сюда впервые, и мастер уделила ему много внимания.
        - Здесь ученики учатся покрывать внутренней энергией свое оружие. Я думаю, ты и сам уже видел этот прием на арене. Ограничение в пятьдесят единиц существует не просто так - этот запас яри минимален для подобных занятий, если только ты не контролируешь внутреннюю энергию как мастер, - сказала Варс. Она взяла в руки меч, и оружие моментально покрылось ярью.
        - Чем больше энергии направишь, тем лучше будет эффект. Такое оружие не так просто сломать, а еще оно куда смертоносней. Все, что нужно для этого - научиться выпускать ярь.
        - Это непросто, да? - спросил Ливий, чувствуя подвох.
        - Само собой. Ярь покидает тело очень неохотно. К тому же, ею нужно хорошо управлять. Это тебе не направить энергию в руку или ногу, тут все куда сложнее, - сказала Варс.
        Женщина дала Ливию обычную палку, а потом показала саму технику. Варс считала, что перед ней совсем неопытный ученик, но парень уже неплохо контролировал внутреннюю энергию. Ливий сразу понял, в чем суть техники. Ты вел ярь по руке, а потом выходил за пределы конечности, покрывая еще и оружие.
        - Я бы рекомендовала сначала научиться концентрировать ярь в кисти. Все проходят через этот этап, чтобы суметь покрыть энергией оружие, - сказала Варс напоследок.
        Она не знала, что Ливий умеет не то, что концентрировать ярь в кисти - парень мог даже направить внутреннюю энергию в палец. Ливий покрутил палку, а потом начал наблюдать за остальными. Кто-то уже хорошо продвинулся, и умел покрывать ярью свое оружие, пусть и не очень умело. Другие были только в начале пути, все, что они могли - покрыть треть палки на какую-то секунду или две.
        Были и новички, вроде Ливия. Они находились в этой группе не первый день, но почти не сдвинулись с мертвой точки. Поэтому их и можно было считать за «новичков», даже если они уже полгода были здесь.
        Ливий наблюдал. Цепкая память парня позволяла запомнить малейшие действия опытных учеников. Ливию нужно было больше информации, которую здесь он получал в неограниченных количествах.
        Тренировки парень продолжил дома. Барьер Пяти Звезд быстро восстанавливал ярь, все, что оставалось Ливию - раз за разом пробовать перетянуть ярь из тела на палку.
        А через три дня парень добился прогресса. Варс сказала, что нужно следить за дыханием, и тогда Ливий заметил особенность - опытные ученики покрывают оружие ярью на выдохе. Это сильно помогло парню, с его отличным контролем внутренней энергии, он смог покрыть ею всю палку.
        - Да уж, - пробормотал Ливий. Чуть больше пятидесяти единиц яри хватало только на секунду покрытия. И дело было не в нехватке внутренней энергии - прием просто был сложным, и в процессе много яри пропадало зря.
        - С таким лучше к Варс не приходить. Она удивится, но пусть удивится еще сильнее, - сказал парень. Эта женщина была мастером Сильнара, ужасающим по силе человеком, но Ливий затаил на нее легкую обиду. Парень хотел доказать ей, что даже в развитии яри он может удивлять, а для этого был нужен потрясающий результат, способный удивить даже Варс.
        - Медитация - это хорошо, но я трачу слишком много времени зря.
        Ливий пришел к такому выводу очень быстро. Ты мог тренировать внутреннюю энергию, просто отключая свое сознание. Просто и эффективно, но на этом все. Ливий решил, что так дело не пойдет. Во-первых, он продолжал тренировки с покрытием палки ярью в своей комнате. Во-вторых, парень вернулся к старому и проверенному упражнению, которому он обучился еще в Школе Камня.
        Двадцать четыре Оздоровительных Движения. Особая техника развития тела и яри. Хант Вормус, старый преподаватель из Школы Камня, научил Ливия и основной версии из двадцати движений, и дополнительным четырем движениям, завязанным на яри. Парень видел, что некоторые ученики Школы Свирепости владеют всеми двадцатью четырьмя движениями, не раз Ливий проходил мимо какого-нибудь известного ученика, который повторял все части упражения раз за разом, выходя за свои пределы.
        Ливий тоже это делал, но скорее в качестве гимнастики или ежедневной зарядки. Парень повторял движения каждый день, но лишь ограниченное количество циклов, так, чтобы держать свое тело на пике своей силы. Но теперь настало время переосмыслить упражнение со всеми знаниями, что он успел получить.
        Ливий начал медленно, с самого первого движения. Парень делал все вдумчиво, движения были неспешными, потому что он пытался выполнить их идеально. И у него получалось. Ливий выполнил все двадцать движений, а потом перешел к четырем последним.
        Превосходный контроль яри был задействован в полную силу. Внутренняя энергия перемещалась от одной части тела к другой так просто и естественно, что Ливию аж самому не верилось.
        Парень завершил последнее движение и лишился значительной части яри. Но Барьер Пяти Звезд быстро восстанавливал внутреннюю энергию, поэтому Ливий продолжил. Пять повторений, десять, двадцать - пот уже тек по телу парня. Выполнять движения идеально, вкладывая всего себя в них было не так просто даже для Ливия. Но он не останавливался, а энергия все еще не кончилась. Она не была бесконечной, Ливий тратил больше, чем восстанавливал, но Барьер Пяти Звезд дал ему много времени.
        На сороковом повторении парень закончил. Ливий сидел на полу и тяжело дышал. Он уже не помнил, когда так сильно уставал от тренировок, поэтому решил сходить в купальню, а когда вернулся - вновь продолжил.
        А через месяц парень решил показать свой прогресс Варс. Мастер смотрела на него без особых надежд в глазах, но когда Ливий окутал ярью палку, ее взгляд переменился.
        - Хорошо! - сказала Варс, но парень не закончил со своим показательным выступлением. Секунда, две, три - Ливий продолжал удерживать внутреннюю энергию на палке. Прошло десять секунд, а за ними - двадцать. Только тогда парень наконец закончил. Варс была в шоке от такого прогресса, но собралась и сказала:
        - Подойди к ярь-анализатору.
        Прибор, на который указала мастер, отличался от обычного ярь-анализатора. Линз было четыре, а не одна, все они были хитроумно скреплены между собой, и Ливий ни разу не видел, чтобы этот механизм использовали до сегодняшнего дня.
        Сначала засветилась одна линза. Варс внимательно смотрела, пока все было в рамках ее ожиданий. Яркий синий свет стал сильнее - вторая линза тоже начала светиться. Это было неожиданно, мастер была удивлена, но вскоре даже третья линза начала реагировать на ярь Ливия.
        - Сто двадцать, - сказала Варс. - Хороший прогресс. Не ожидала от тебя такого, ученик Ливий.
        Парень сам от себя такого не ожидал. Он знал, что внутренней энергии стало больше, чем раньше, но чтобы больше, чем в два раза… К такому Ливий был не готов. Но парень невозмутимо принял стойку вежливости и поклонился Варс. Пусть женщина и пыталась не выказывать своего удивления, Ливий все равно заметил ее эмоции. Он добился своего, и был этому рад.
        Занятие закончилось. Ученики ушли, а Варс сидела и думала об этой ситуации. В ее руке была сигарета. Варс никогда бы не показалась с нею перед учениками, чтобы не подать плохой пример. Для мастера боевых искусств курение - это очень плохо. Но женщине было тяжело отвыкнуть от этой вредной привычки. Стоило ей о чем-то крепко задуматься, как рука сама тянулась за табаком.
        - Слышала, что он увлекается магомеханикой, но как он смог достигнуть такого прогресса? Верде говорил, что подарил этому ученику ярь-линзу, но с ней одной такого не сделать. Удивительно. И это тот ученик, который несколько лет назад не мог использовать ярь вовсе, - сказала Варс.
        Успехи Ливия поражали. Но черные искры в ярь-анализаторе не давали покоя женщине. Это было опасно, но все, что ей оставалось - просто наблюдать за своим учеником.
        Глава 14. Неизвестные переменные
        Теперь Ливий был намного сильнее, ведь мог использовать покрытие ярью в бою. Победы, ради которых раньше приходилось постараться, теперь доставались парню с легкостью. Группа Волка вновь стала сильнее. Не только Ливий - Махус тоже умел покрывать ярью свое копье. Правда, всего на секунду или две. Этому же обучился и Тихий, причем держать ярь на оружии он мог не меньше десяти секунд. Сколько могла это делать Ялум, не знал никто. Ливий лично видел, что она способна держать ярь на копье минимум полминуты, причем девушка была готова продолжать и дальше.
        - Так и на Золотую арену попадем, - сказал Махус. И он был прав. Группа была на вершине Серебряной арены, перейти на следующий этап было просто, нужно было только подождать.
        - Я еще не так сильна, как вы, - сказала Наус.
        - Перестань, ты хорошо дерешься, - сказал Ливий. Чего у девушки было не отнять, так это ее отличный боевой стиль. Сам Ливий занимался с посохом каждый день под руководством Тиллы, но при этом Наус была намного техничней. Парня это никак не задевало - все-таки, главным оружием для него оставалось собственное тело.
        Обычно хорошим бойцам приходилось ждать целый год, чтобы попасть с Серебряной арены на Золотую, но группа Волка поднялась очень быстро. Еще пара месяцев, и они попали бы на Золотую арену и все, что нужно было для этого - не упасть в рейтинге.
        Ливий думал об этом всем, прогуливаясь по торговой улице. Товаров было много, и он, ученик на вершине Серебряной арены, мог позволить себе многое. Парень засмотрелся на посохи в одной витрине, чуть не столкнувшись с кем-то.
        - Извините… А, Ялум.
        Это была Лягушка. Видимо, она тоже решила посмотреть на новые товары, которые привезли только сегодня.
        - Извиняю, - сказала девушка и улыбнулась. - Не хочешь прогуляться?
        - Почему бы нет, пошли, - ответил Ливий.
        Сегодня было много чего интересного. Сначала Ливий и Ялум остановились у витрины с посохами, где парень подержал в руках каждый. Посохи были легкими и тяжелыми, каждый был из разного материала. Один посох был очень гибким, в то время как другой - жестким и массивным.
        «Надо купить себе посох. Ну, никуда они не денутся, посохи слишком медленно разбирают», - подумал Ливий.
        Потом они пошли смотреть на копья. Здесь царил ажиотаж, ученики чуть ли не дрались за новое оружие. По сравнению с торговцем посохами, который спокойно мог показывать свой товар клиентам, торговцу копьями приходилось лихорадочно бегать от одного ученика к другому.
        - Наверное, у торговцев мечами все еще хуже? - сказал Ливий.
        Ялум только пожала плечами. Она не собиралась покупать себе новое копье, но присмотреться хотела. Ливий ждал. Иногда Ялум начинала обсуждать с ним оружие, и парню было что сказать - все-таки, с копьями он был на «ты», пусть и не так сильно, как с посохами.
        Прилавки с травами и алхимическими средствами занимали половину улицы. Разумеется, Ливий и Ялум задержались там. В этот раз и парень, и девушка решили скупиться. Травы были свежими, зелья - редкими. Упускать такое было бы глупостью.
        Зашли они и в магазин с различными артефактами для магомеханики. Ялум здесь было совершенно неинтересно, но Ливий минут пятнадцать рассматривал новый ассортимент.
        А потом они посетили небольшое кафе. Сегодня в нем было многолюдно, оно и не удивительно. Ялум и Ливий заказали себе чай и по десерту. На улице проходили десятки учеников, и в такие моменты казалось, что Школа Свирепости - очень оживленная, но подобное происходило редко, не чаще двух раз в месяц. Обычно людей на этой улице было мало, настолько, что в будний день можно было сидеть в этом же кафе и смотреть в это же окно, и за полчаса не увидеть никого.
        - Почему ты пошел в Сильнар, Волк? - спросила внезапно Ялум.
        - Хочу стать сильнее и разобраться с одной проблемой прошлого, - ответил Ливий. - А ты?
        - Не знаю. Семейная традиция, - сказала Лягушка и пожала плечами.
        Когда они вышли на улицу, то заметили скопление учеников. Как оказалось, там проводился конкурс борьбы на руках, где призом за победу был неплохой алхимический препарат.
        - Вы всегда можете выбрать другую награду! У нас есть целый арсенал разного оружия, а так же масла и редкие лечебные травы. Парни, если хотите впечатлить своих девушек - этот косметический набор не оставит их равнодушными!
        Зазывала всячески пытался привлечь новых участников. Это было выгодно для него. По всей видимости, за каждого он получал награду от Сильнара вместо прямой оплаты.
        - Интересный набор. Выиграешь? - спросила Ялум, явно присмотрев краску для волос.
        - А что мне остается? - ответил Ливий. Девушка улыбнулась, а парень направился к столикам для участников.
        «Могла бы и сама», - подумал Ливий в этот момент.
        - Правила простые! Никакой яри, обычная борьба на руках! - объявил ведущий.
        «Отлично. Снимать ли утяжелители?» - подумал парень. Он посмотрел на участников, и решил, что стоит. Ливий знал всех учеников Серебряной арены в лицо, но некоторых здесь он не узнал. А это значило только одно: они с Золотой арены.
        - Не думал, что поборюсь на руках с самим Ливием!
        Первый противник был с Серебряной арены, причем находился достаточно низко по рейтингу. Ливий видел, что за этим учеником наблюдает какая-то девушка, поэтому не сразу завалил тому руку. Они «поборолись» секунд двадцать, прежде чем парень наконец завершил раунд.
        - Спасибо!
        Вторым противником стал Филин - один из лучших учеников Серебряной арены. За что он заслужил имя ночной птицы, парень не знал. Филину лучше подошло бы другое прозвище - Медведь, например, настолько он был огромным.
        - Привет, Ливий.
        - Привет, Филин. А ты чего пришел бороться?
        - Скучно, - ответил Филин.
        Парни сцепились ладонями. Прозвучал сигнал - удар о металлическую тарелку - и началась борьба. Филин был не только огромным, его физическая сила тоже была велика. Вены на руке Ливия набухли, он уже и не помнил, когда приходилось прикладывать столько силы. Но этого было мало, чтобы победить парня. У Ливия была крепкая хватка, а тело, закаленное годами тренировок, не могло так просто проиграть. Борьба длилась несколько минут, и парень наконец-то положил руку противника на стол.
        - Спасибо. Сильный ты, - сказал Филин.
        - Обращайся.
        Вплоть до финала у Ливия больше не было проблем. Четыре боя он выиграл легко, даже противников из топа Серебряной арены. В Школе Свирепости в основном налегали на ярь, поэтому найти силачей, вроде Филина, было не так просто.
        - О, уже финал?
        Перед Ливием был последниф соперник, и парень не знал его. Это был ученик с Золотой арены, поэтому стоило быть готовым ко всему.
        - Ливий.
        - Диаз.
        Внешность Диаза бросалась в глаза. Он был рыжим и имел небольшую бородку. Взгляд был каким-то туманным - по крайней мере, Ливию показалось именно так.
        - Начинайте!
        За этим боем следили многие. Это был финал между учеником с Золотой арены и одним из лучших учеников Серебряной арены. Ливий попытался сдвинуть ладонь Диаза, но ничего не получилось - рыжий парень был нерушим как скала.
        - А ты силен, - сказал Диаз и надавил сам.
        Рука Ливия начала медленно поддаваться. Давление Диаза оказалось ошеломляюще сильным, настолько, что было трудно поверить в такую силу у ученика Школы Свирепости. Если бы он использовал ярь, то вопросов не возникло бы. Но это была чистая физическая сила, что и поражало Ливия.
        Диаз побеждал. Рука Ливия уже отклонилась наполовину, но парень не собирался сдаваться. Без утяжелителей на руках он мог применить всю свою мощь, каждую ее крупинку, что и сделал. Прогресс Диаза остановился, теперь они давили на руки друг друга без видимо эффекта.
        Ливий уступал в силе, но не мог уступить в выносливости. Борьба продолжалась уже пять минут. Вскоре Ливий начал возвращать себе свои позиции: руки обоих борцов вернулись в начальное положение.
        В этот момент глаза Диаза прояснились. До этого его взгляд был мутным, но теперь он обрел четкость. Давление усилилось, и Ливий понял, насколько силен его соперник.
        В этот момент парень на долю секунды оторвал свою руку от руки Диаза. Получился небольшой промежуток между двумя ладонями, и Ливий воспользовался им, чтобы придать своей руке ускорение. Диаз такого не ожидал.
        - Победа Ливия!
        Все начали аплодировать. Любой ученик Золотой арены по определению сильнее даже самого лучшего ученика Серебряной арены. Победить такого, пусть и в борьбе на руках - значимое событие.
        - Не очень-то честно, - сказал Диаз, улыбаясь.
        - Победа есть победа, - сказал Ливий.
        - Это правда, - сказал Диаз, встал и пошел куда-то.
        - Молодой человек, ваша награда за второе место!
        Но Диаз не обратил внимания на слова ведущего. Ливий смотрел сопернику вслед с чувством разочарования. Если бы не его маленький трюк, то Диаз однозначно выиграл бы. Ливий всегда был готов к проигрышу, но вот терпеть поражение в грубой силе было непривычно.
        - Держи, - сказал парень, протягивая косметический набор Ялум.
        - Почти проиграл, да? - сказала девушка, рассматривая содержимое коробка.
        - Да. Он очень сильный.
        - Я заметила.
        Уже была середина дня. Ученики стали расходиться, а вслед за ними - и торговцы. Ливий прогулялся с Ялум еще немного, а потом они оба поняли, что каждому пора по своим делам.
        - Спасибо за набор, Волк. В конце этой улицы есть поворот налево и там, в дворике, есть интересное место, - сказала Лягушка напоследок.
        - От ведь загадочная женщина, - сказал сам себе Ливий, когда Ялум уже ушла.
        Хотелось посмотреть, о чем она говорит, слишком интригующе это прозвучало, но у парня было еще одно небольшое дело. Он направился в один из круглосуточных магазинов за лечебной мазью. Рука сильно болела, и Ливий не хотел, чтобы Ялум это увидела. Она ушла, и теперь стоило этим заняться.
        - Он явно не простой ученик, - сказал Ливий. - Но я о нем никогда не слышал. Надо будет спросить у Махуса.
        Лекарственные средства Школы Свирепости творили чудеса. Уже через пятнадцать минут Ливий не чувствовал боли, поэтому парень направился туда, куда ему указала Ялум. Он знал каждый магазин на этой улице, поэтому думал, что его ничем уже здесь не удивить, но, как оказалось, это не так.
        Дворик, про который рассказала Лягушка, был небольшим и неприметным. Внутрь Ливий никогда не заходил - парень думал, что это хозяйственный двор магазина рядом. Что он, каждый закоулок проверять должен?
        Во дворе оказался вход в двухэтажное здание. Каменные стены, крепкая дубовая дверь. Ни одного окна, никаких цветов или внешних украшений. Самое простое здание, вывеска которого заставила Ливия шокировано замереть.
        «Зал бесконечных испытаний».
        - Здесь тоже такое есть?!
        В Школе Потока Ливий десятки, а то и сотни раз посещал Зал бесконечного боя. С помощью того места он стал намного сильнее: его стиль стал лучше, а еще парень научился предсказывать атаки противников.
        - Название только немного другое, - пробормотал Ливий и вошел внутрь.
        Там все было до боли знакомо: за стойкой, сколоченной из досок, сидел владелец зала.
        - Здравствуйте, могу я попробовать? - спросил Ливий.
        - Заходи, - коротко ответил владелец зала. Даже эта немногословность была для парня будто родной.
        - Ярь использовать нельзя, - добавил мужчина. Ливий кивнул. Правило было таким же, как и в Школе Потока, и парню уже не терпелось увидеть, чем будет отличаться испытание Школы Свирепости.
        Длинное помещение, под потолком которого на веревках висели металлические кольца. Пол немного двигался, как будто ветер пробегает по водной глади спокойного озера. Наступать туда Ливию не хотелось, но парню нужно было проверить, что его ждет в случае падения. Поэтому одной ногой он шагнул на этот необычный пол, который тут же зажевал ему конечность, нанося удары балками со всех сторон. Спокойная до этого гладь преобразилась в бушующие волны, единственной целью которых было стереть в порошок Ливия. Парню пришлось приложить все силы, чтобы выскочить из этой ловушки. Пол успокоился так же внезапно, как и взбесился.
        - Да уж, не стоит туда падать, - сказал Ливий.
        Комната явно не собиралась ждать, пока парень подумает о том, что ему делать. Задняя стена пришла в движение, и стала медленно надвигаться на Ливия, стремясь столкнуть парня на «зыбкий» пол.
        - Даже подумать нельзя? Ладно.
        Ливий подскочил и схватился за одно кольцо двумя руками. Затем парень раскачался и прыгнул к другому кольцу. Всего было семь прыжков, и ничего сложного в этом не было. Когда Ливий приземлился в конце комнаты, движущаяся стена как раз пододвинулась к «зыбкому» полу.
        - Столкнуть меня хотела, да? Хрен тебе.
        Парень открыл дверь и оказался в длинном прямом коридоре. Здесь не было странного пола, как не было и колец на веревках. Все было очень спокойно, пока Ливий не сделал первый шаг. В стенах что-то протяжно заскрипело, и коридор наполнился бревнами, которые, как маятники, качались туда-сюда.
        - Ловушки, значит.
        В этот раз стена за спиной не стала двигаться. Механизм Зала бесконечных испытаний давал ему время подумать, и Ливий был этому рад. Вскоре он выявил основные закономерности движений бревен, можно было начинать.
        От первых десяти парень легко увернулся. От одиннадцатого и двенадцатого бревна он уклонился с трудом, тринадцатое - дало парню по телу со всего размаху. Четырнадцатое было уже на подходе, но Ливий смог уйти от удара. Всего бревен было двадцать, просто парень недооценил их скорость. Оставшиеся шесть не задели Ливия, хоть и были близки к этому.
        - Ладно, что тут еще?
        Третья комната была выложена каменной плиткой. Стоило Ливию зайти, как некоторые плитки начали светиться. Одна в первом ряду, еще одна - во втором… И так целых сто рядов.
        - Ага, я должен наступать на нужную плитку, чтобы пройти? Таким меня не возьмешь, я все запомнил, - сказал довольный Ливий. Парень легко прошел это испытание, наступая только на те плитки, которые светились, когда он вошел в комнату.
        В четвертой комнате стояли деревянные солдаты. Они были похожи на манекены для отработки ударов, но Ливий знал, что все не может быть так просто. Следующую дверь парень видел - она была как раз за этой деревянной армией. Чтобы добраться до нее, нужно было пройти сквозь все эти «манекены».
        - Вперед.
        Разумеется, деревянные солдаты атаковали Ливия, когда он приблизился. Они не ходили сами, но были прикреплены к механизму пола, который пододвигал солдат к своему противнику. Их деревянные руки вращались во всех направлениях, они атаковали Ливия со всех сторон, но парень шел вперед, отбивая все атаки. Оборону парня можно было назвать неуязвимой для слабых противников: Сорок четыре направления, защитный стиль, созданный Верде и модифицированный Ливием, закрывал все слабые точки.
        Иногда парень бил в ответ. Если удар получался достаточно сильным, «манекен» отъезжал, а на его место подъезжал другой. Всего секунда времени, но для Ливия этого было достаточно. За секунду можно ударить не один раз, тем самым расчистив себе путь. Так парень дошел до двери. Под конец атаки деревянных солдат стали яростней и быстрее, но Ливий уже был у цели. Стоило ему оказаться у двери, механизм тут же замер.
        - Не так это было и просто, - пробормотал парень, потирая руки. По сравнению с балками Зала бесконечного боя, деревянные солдаты били сильнее.
        Настала очередь пятой комнаты. Она была большой, и из пола периодически выстреливали струи огня. Во всем этом огненном великолепии было всего несколько каменных островков, по которым и нужно было добраться до следующей двери.
        - Сколько тут вообще комнат? - сказал Ливий. Стена за спиной начала двигаться: в этот раз механизм комнаты не давал ему перерывов.
        Парень дождался, когда пламя утихнет, а потом разогнался и прыгнул. Так он оказался на первом каменном островке, а вот до второго было не так просто добраться - места для разгона просто не было.
        - Да уж.
        Языки пламени выстрелили вверх. Когда они утихли, Ливий заглянул вниз. Там торчали железные трубки, направленные вверх. Видимо, из них пламя и било.
        - Ладно, попробуем. Надеюсь, не зажарюсь.
        Парень прыгнул вперед так далеко, как только смог, но до второго каменного островка не долетел. Ливий приземлился на небольшой камень возле трубок, который не так просто было заметить. Оттолкнувшись до него, парень оказался на втором островке, и очень вовремя - пламя вновь выстрелило из трубок.
        - Ай, горячо.
        Ливий был в обуви, поэтому ногу не обожгло. Камни, которые лежали внизу, были очень горячими, и парню совсем не хотелось проверять, что будет, если он наступит на трубку.
        До двери Ливий добирался минут десять. Стена постоянно догоняла его, поэтому приходилось спешить - так бы парень потратил все двадцать минут на это испытание. Оно было опасным, ему не хотелось пострадать лишний раз, но все обошлось.
        Следующее испытание было похоже на первое, разве что под потолком висели не кольца на веревках, а одни только веревки. Правда, не вертикально: над «зыбким» полом была целая паутина из веревок. А еще не было никакой двери в противоположной стене, вместо нее был люк под самым потолком, который здесь был очень высоким.
        Ливий прыгнул, ухватившись за одну веревку, а потом забрался наверх, вцепившись сразу в несколько, и полез вперед. Теперь он напоминал паука, который подбирается по своей паутине до жертвы. Впрочем, продолжалось это недолго.
        Веревки пришли в движение. Ливий с трудом удержался, перехватился, стал ногой на одну веревку и прыгнул вверх. Все вокруг было в постоянном движении, в голове парня пронеслась мысль, что это напоминает игру в «ниточки», когда человек делает разные фигуры из нитей, натянутых между пальцами обеих рук.
        Но тем ни менее, Ливий пробирался наверх. Дважды он падал на веревки ниже, и с трудом успевал схватиться за них. В конце концов, парень смог добраться до люка, открыть его и залезть внутрь.
        Ливий лежал на полу и тяжело дышал. Это испытание было трудным, к тому же, на нем все еще были утяжелители. Скакать с ними по веревкам - то еще удовольствие. Отдышавшись, парень встал и осмотрелся.
        - Опять вы? А вас стало больше.
        Деревянные солдаты. То же самое помещение, та же самая дверь прямо за ними, вот только самих «манекенов» теперь было в два раза больше. А еще выяснилось, что солдатам теперь не нужно ждать, пока Ливий приблизится к двери - они сразу были в яростном режиме. Прорваться через них стало намного сложнее, парню пришлось выложиться на полную, чтобы это сделать.
        - Разве эта комната не должна быть ниже? Почему этих комнат вообще так много? Столько не может поместиться, неужели они перестраиваются?
        Ливий распахнул дверь. Тело еще болело после ударов деревянных солдат, ведь в этот раз принять все на руки не получилось. Никакой комнаты за дверью не было. Вместо этого была вертикальная шахта, ведущая вниз, причем высота была приличной. Когда Ливий взбирался вверх по веревкам, он не задумывался о том, что спускаться тоже будет «весело».
        Из стен на короткие промежутки времени выезжали брусья. По ним и нужно было спускаться. Ливий попытался запомнить порядок, но понял, что его не существует. Брусья из стен не следовали никакой логике, они беспорядочно появлялись и исчезали.
        - Жаль, завещание не написал, - сказал Ливий и прыгнул на ближайший брус. Стоило ноге приземлиться, как брус тут же начал входить обратно в стену. Парню оставалось только прыгать на другой брус, а с него - на следующий. В какой-то момент Ливий не успел, и брус исчез за долю секунды до того, как нога стала на него. Парень упал вниз, но в последний момент успел заметить еще одну «ступеньку», за которую схватился руками, чтобы раскачаться и прыгнуть на другой брус.
        - Фух, это было опасно.
        Ливий был в самом низу. Испытания становились все сложнее и сложнее, и парень уже опасался открывать следующую дверь. Но было кое-что, ведущее Ливия вперед, а именно - любопытство. Парню было интересно глянуть, что же еще Зал бесконечных испытаний приготовил для него.
        Новая комната напоминала своей формой чашу. Как только Ливий попал в нее, комната начала наклоняться в разные стороны, раскачивая «чашу». Парня болтало в ней в разные стороны, он бился о стенки «чаши», но смог встать на ноги. Сохранить равновесие было трудно, но после тренировок в Зале бесконечного боя, когда комната даже полностью переворачивалась, Ливий был способен на это. Через пять минут парень смог добраться до другого конца комнаты и открыть следующую дверь.
        Это было испытание на память, но в этот раз рядов плиток было двести. Впрочем, для Ливия это была не проблема, он с легкостью прошел без единой ошибки. В следующем зале вновь было знакомое испытание - с кольцами на веревках. Помещение было таким же, а вот колец стало меньше. Это значило, что прыжки между ними будут длиннее, и шансов упасть будет больше.
        - Теперь понятно, в чем «бесконечность» этого зала, - сказал Ливий. Парень не знал, сколько еще комнат успеет пройти, но эти испытания явно увлекли его.
        Глава 15. Тренировки
        - Мне о тебе рассказывали. Хорошо показал себя в Школе Потока, - сказал владелец Зала бесконечных испытаний. Ливий же, как водится, лежал на диванчике рядом.
        - Спасибо, - сказал парень, но мужчина уже активно делал вид, что он в этой комнате - один. Ливий пожал плечами, встал и направился к выходу.
        - Я к вам завтра зайду, - сказал парень напоследок.
        - С твоим рейтингом ко мне можно приходить только раз в неделю, - сказал владелец магазина.
        Вот это уже было неприятной новостью. Ливий собирался приходить сюда регулярно, четырех раз в месяц было недостаточно. Но с эти пришлось смириться, по крайней мере, до Золотой арены.
        Комнаты в Зал бесконечных испытаний сменялись одна за другой, а сами испытания становились сложнее с каждым разом. Сначала Ливий считал комнаты, а потом перестал это делать, поэтому сейчас парень не представлял, сколько он успел пройти, прежде чем деревянные солдаты не лишили его сознания своими пинками.
        - Двадцать пять, вроде? Или двадцать четыре? Какая разница вообще? - бормотал парень себе под нос, направляясь в купальни. Стоило восстановиться после этого безумного забега: бока, спина, грудь и руки болели от сотен ударов. Ноги были в ожогах, да и от атак деревянных солдат успели пострадать.
        - Девушка, принесите горькую. И мазь от ожогов, - сказал Ливий, когда вошел в купальню. Работница коротко кивнула в ответ.
        «В следующий раз надо попробовать без утяжелителей. Не могут же комнаты становиться сложнее бесконечно? Или все же могут?», - думал парень. Целебная вода медленно приводила тело в порядок. За этот день Ливий слишком устал, поэтому сразу после купальни направился домой, где завалился на кровать и уснул крепким сном.
        Во сне парень видел что-то невообразимое. Перед ним была планета красного цвета. Она была настолько огромной, что мозг парня отказывался воспринимать что-то настолько большое. Возможно, эта планета была больше, чем страна, в которой жил Ливий. Возможно, она была даже больше, чем континент. Представить что-то еще больше Ливий был не в состоянии.
        Парень посмотрел по сторонам. Увидеть что-то слева и справа было почти невозможно, но Ливий понял, что там тоже расположены планеты. К сожалению, красный небесный объект перед ним не давал ничего толком рассмотреть.
        МАРС.
        Мысль Ливия оказалась до безумия громкой. Она разнеслась по этому месту, как гром, парень даже оглох на секунду. Перед ним действительно был Марс - таким его рисовали на картинках в книгах. Но огромная красная планета немного отличалась от тех изображений - по ней пробегали разряды черных молний, которые сталкивались друг с другом в беззвучном шуме. До этого Ливий и подумать не мог, что может существовать беззвучный шум, но убедился в этом на практике: пока молнии сталкивались где-то на периферии его взгляда, все было тихо. Но стоило посмотреть на разряды в момент столкновения, как голову парня пронизывал нестерпимый шум. При этом Ливий понимал: вокруг все еще тихо, и этот шум слышит только он.
        Парень проснулся в холодном поту. Огромная планета все еще будто была у него перед глазами, а вместе с ней - и шум от молний. Сердце бешено колотилось, но этот сон не напугал Ливия - он подавил парня. Подобное чувство испытывает простолюдин, которого решил подозвать к себе король.
        - Неужели это был энергетический парад планет? И это был мой Марс? Что это за молнии, я нигде о таком не читал, - сказал Ливий. На улице уже светало, парень встал, быстро привел себя в порядок, но еще полчаса сидел на кровати без движения. Сон слишком впечатлил его.
        В первую очередь Ливий направился к своему лучшему другу, чтобы поговорить о вчерашнем дне. Жил Махус недалеко, буквально в следующем здании, поэтому добраться до него можно было за минуту. Когда Ливий уже поднимался по лестнице, то увидел, как одна девушка выскакивает из комнаты Махуса в растрепанном виде. Парень не придал этому значения: подобное происходило очень часто.
        - О, Ливий, зачем пришел?
        - Поговорить надо.
        В комнате Махуса было очень чисто и красиво. Парень уделял много внимания виду своей комнаты, оно и не удивительно: слишком часто в гостях у него бывали особи женского пола.
        - То есть, ты полдня ходил с девушкой по магазинам, вы сидели вместе в кафе, а в конце ты даже участвовал в конкурсе борьбы на руках, чтобы выиграть приз для нее? - уточнил Махус, когда Ливий пересказал ему события предыдущего дня.
        - Ну да.
        - Ливий, ты понимаешь, что вы не просто гуляли? - спросил Махус, стукнув себя ладонью по лбу.
        - В смысле?
        - Это называется свиданием, Ливий! Парень и девушка проводят время вдвоем, они гуляют, ходят по разным местам и все такое, потом целуются, а потом… Ливий, ну как можно быть таким тупым?
        - Ничего я не тупой. Просто откуда я мог знать, что это свидание? Думал, ей просто скучно одной, - сказал Ливий.
        - Ну точно идиот. Самый настоящий. Знаешь, ты во многом можешь впечатлить других. Ты сильный, ярью хорошо пользуешься. Алхимией владеешь, память хорошая - настоящая ходячая библиотека. Но в вопросе отношений с противоположным полом ты полный ноль!
        Ливий в ответ только пожал плечами.
        - А может, ты не по девушкам? - спросил Махус, сделав небольшой шаг назад.
        - По девушкам, конечно! - ответил Ливий.
        Махус сделал шаг вперед.
        - В общем, Ливий, так нельзя! Не знаю, чем ты зацепил нашу Лягушку, но не профукай шанс в следующий раз.
        - Ладно, хватит про это, самый знаменитый бабник Сильнара. Лучше скажи, слышал ли ты что-то про Диаза? Он с Золотой арены, рыжие волосы, рыжая бородка. Взгляд еще такой мутный, - спросил Ливий.
        - Только не говори, что это ты с ним на руках боролся, - сказал Махус.
        - С ним.
        - Умеешь ты находить проблемы. Это глава «Валтара» в Школе Свирепости. Удивлен, что победил, пусть и хитростью, - сказал Махус.
        - Но разве глава «Валтара» не этот, как его, Мрак? Ты же мне так говорил, - удивился Ливий.
        - Это когда было? Год назад? Конечно тогда был Мрак, но он полгода назад перешел в Школу Трех Замков. Теперь глава его заместитель, Диаз. Мутный тип, - сказал Махус.
        - А мы еще и не в лучших отношениях с «Валтаром», - сказал Ливий задумчиво.
        - Как и с «Кремнем». Только со «Сферой» у нас никаких терок не было, пока что. Не удивлюсь, если завтра ты что-то учудишь, и мы станем врагами.
        Ливий в ответ вновь пожал плечами.
        - Вообще удивлен, что ты так сильно хотел его победить. Это не в твоем духе - полагаться на такие уловки, - сказал Махус.
        - Он был очень сильным. Думаешь, можно прийти в район Серебряной арены с Золотой и надеяться, что с тобой будут бороться честно? - заметил Ливий.
        - И все равно. Так хотеть победить… Может, ты запал на Лягушку?
        - Нет, конечно.
        - Не ври, точно запал. Ты же у нас на все смотришь со стороны грубой силы, а какая еще девушка может впечатлить тебя в этом вопросе? Только Ялум, - сказал Махус.
        - Перестань, Мах.
        - Ладно, ладно, как знаешь. Но знай, я слежу за тобой.
        После этого разговора Ливий пошел домой. До занятий оставалось еще несколько часов, и парень хотел потратить их на физические упражнения.
        «Глава „Валтара“, значит. Вот так неожиданность. Он подавил меня в грубой силе, что уж говорить о яри или мастерстве владения оружием», - думал Ливий, поднимая штангу. Высокий рейтинг Серебряной арены позволял иметь такое снаряжение дома.
        Эти события дали Ливию толчок в развитии. В последнее время он тратил много времени на развлечения: посиделки с друзьями в кафе и барах и концерты. Ливий даже научился играть в карты, и порой проводил час-два вечером за этим занятием.
        Теперь парень вновь посвятил себя тренировкам. Почти все свободное время уходило на них. До занятий он тренировал тело, после учебы - шел к Тилле тренировать мастерство владения посохом. Вечером Ливий активировал Барьер Пяти Звезд, после чего начинал повторять Двадцать четыре Оздоровительных Движения, тренируя и ярь, и тело.
        А еще раз в неделю Ливий ходил в Зал бесконечных испытаний. Так прошел целых месяц: ежедневные тренировки и ни одного пропущенного урока.
        Парень решил, что посох - тоже неплохой инструмент для развития тела. Ливий придумал несколько упражнений как раз для этих целей. В одном случае парень удерживал ведро с водой на конце посоха, который при этом он держал на вытянутой руке. Так Ливий мог простоять десять-пятнадцать минут, прежде чем рука начинала уставать. Можно было бы использовать ярь, но парень этого не делал. Через полчаса рука уже сильно дрожала, и приходилось стараться, чтобы не закончить упражнение на этом. Сначала сорок минут, потом пятьдесят, а затем - и целый час. Столько Ливий удерживал ведро левой рукой, а потом менял хват, и держал ведро еще час уже правой рукой.
        У парня была личные гантели и штанга, но он пошел и присмотрел себе интересный тренажер. Он был небольшим, и состоял из железных рукоятей и пружин. Ливию нужно было тянуть за рукояти в разные стороны со всей силы, и пружины с трудом растягивались, но стоило ослабить хватку - как тренажер возвращался к исходному состоянию. Он развивал силу рук и хватку - это особенно было нужно Ливию, который не мог забыть поражения Диазу.
        Да, для парня это было поражением. Он сам говорил, что победа есть победа, но разве мастер боевых искусств может назвать такое «победой»? Конечно, нет. Ливий готовился к реваншу, и делал это со свойственной ему старательностью.
        Был еще один важный момент, который парень игнорировал все это время. Стиль боя без оружия в руках. Ливий считал, что даже в Школе Свирепости он - один из лучших, когда дело доходить до рукопашной. Но этого было мало. Боевой стиль нужно развивать постоянно, а он позволил себе не делать этого больше, чем полгода. Пора было наверстывать упущенное, поэтому Ливий взялся и за эти тренировки.
        Конечно, Школа Свирепости давала манекены для отработки ударов. Квартира Ливия была немаленькой, 103 место в рейтинге - это не шутка. Одна комната была выделена под Барьер Пяти Звезд, в ней же Ливий спал. Вторая была переоборудована под маленький спортивный зал, в котором парень разместил целых три деревянных манекена.
        На одном Ливий отрабатывал удары ногами. Мельничный бой, риз-то и другие стили слились в одно целое. Особой вишенкой на торте был стиль Ялум, который парень взял себе, не стесняясь ни капли. Лягушка использовала высокие удары ногами, мельничный бой в основном фокусировался на средней высоте, а риз-то - на низкой. Впрочем, Ливий знал еще по меньшей мере десять стилей, и с каждого он взял один или несколько ударов ногами. Парень был универсальным бойцом, способным найти нужный прием в любой ситуации.
        Удары кулаками тоже были обширными. Базовая капта очень много дала Ливию в свое время, но и сейчас он продолжал ее использовать, адаптировав под себя. Целая куча стилей способствовала этому - их было гораздо больше, чем тех, в которых используются удары ногами.
        Ливий ударил со всей силы, и манекен с громким треском сломался. За день парень ломал все три штуки, а потом шел и получал новые. Заведующий складом не задавал никаких вопросов - для него все было логично и даже правильно. Ливий был только рад, что его не ограничивают в инвентаре для тренировок.
        А еще были болевые приемы, захваты и броски. С манекеном их было почти невозможно отрабатывать, поэтому Ливий звал Махуса. Другу, конечно, не сильно нравилось выступать в роли манекена, но что не сделаешь ради товарища? К тому же, Махус сам становился все лучше и лучше в болевых приемах и захватах. Ливий был в этом заинтересован, потому что он хотел научиться не только брать в захват, но и выбираться из него.
        Контроль яри улучшался с каждым днем, как и количество внутренней энергии. Ливий тренировался покрывать оружие, а также отрабатывал приемы, почерпнутые из книги Верде - «клинок», «толчок» и «хромой лодочник». С ними он получал огромное преимущество на арене, но сейчас парень стал замечать, что не он один ими владеет. Правда, остальные это умели делать куда хуже.
        «Интересно, где они выучили эти приемы? Может, им тоже подарили книги? Или какие-то мастера обучили их лично?», - думал парень. Впрочем, другие волновали его слабо: главное, что он сам был сильным. И становился сильнее с каждым днем.
        На второй месяц интенсивных тренировок парень вернулся к упражнениям по развитию памяти. Никто из учеников не мог сравниться с Ливием в этом, но парень все равно считал, что этого недостаточно. Память была главным его оружием. Не ярь, не сильное тело, а память, позволяющая быстро усваивать новую информацию и анализировать ее с молниеносной скоростью. Для универсального бойца, вроде Ливия, это было основой боевого стиля.
        - Мастер Тилла, я хочу обучаться бою с нунчаками, - сказал парень, когда пришел на ежедневное занятие в Бастион мастерства.
        - Я специалист по бою с посохом, - ответил Тилла.
        - Но здесь нет мастера, который специализируется на нунчаках. А вы, как минимум, хорошо владеете цепом, - сказал Ливий. Он знал, что в арсенале Тиллы есть не только посохи.
        - Как минимум? Наглеешь, - сказал мастер, но встал и направился к одному из шкафов. Оттуда он достал цеп - простое оружие обычного селянина. К длинной деревянной рукояти цепью крепилась короткая рукоять - вот и все устройство цепа. Короткую часть, правда, с трудом можно было называть «рукоятью», ведь держались бойцы почти всегда за длинную часть.
        - Техника боя цепом обычным цепом очень простая. Берешь и бьешь. Есть несколько мелочей, но их ты поймешь за неделю тренировок, а может, и раньше, - сказал Тилла, вручая цеп своему ученику.
        - Но это же не все, верно?
        - Разумеется. Но пока научись бить, - сказал Тилла. Метод обучения мастера был прост, как и всегда - заставить выполнять упражнение десятки, сотни, а то и тысячи раз, пока не отработаешь его до идеала.
        И Ливий занялся этим. Тилла говорил, что ему понадобится неделя, но хватило и двух дней, все-таки, парень уже учился драться нунчаками, поэтому имел какую-никакую основу. «Мелочи», о которых упоминал мастер, в основном касались неуправляемости оружия. После столкновения ударной части цепа с манекеном, эта самая часть отскакивала назад. Можно было легко огрести от своего оружия, но, опять же, нунчаки - куда более неуправляемые. Ливий освоил цеп быстро, и на третий день вновь стоял перед Тиллой в ожидании новых упражнений.
        - Кто вооружается цепами? - спросил мастер ученика.
        - Обычные граждане. Не сильно бедные, но и не богатые. Бедняки предпочитают копья, богачи - мечи. Цеп - это хорошая золотая середина, если враг хорошо защищен, - сказал Ливий. Уроки Алфена не прошли зря: парень отлично знал, кто и чем вооружается.
        - Верно. Берешь и бьешь, просто и эффективно. Поэтому на центральной части континента нет каких-то стилей, связанных с цепом. Только на Востоке, - сказал Тилла. - В чем они заключаются?
        - Наверное, захваты? Может, перехваты за малую часть? - спросил Ливий.
        - Верно. Восточные мастера - те еще извращенцы, но эти приемы иногда работают. Выучи и ты их, - сказал Тилла. Он взял в руки цеп и показал своему ученику несколько десятков приемов, которые Ливий моментально запомнил.
        - Ты знаешь, что тебе нужно делать, - сказал мастер, а парень кивнул.
        Две недели Ливий отрабатывал новые приемы с цепом, становясь все лучше в этом. Оружие было ударным и сильно зависело от силы владельца, которой у парня, само собой, было хоть отбавляй. Проблемой были не удары, а захваты. Их нужно было отрабатывать на ком-то, и Махус вновь стал неплохим вариантом для этого.
        - Я даже представить не могу, сколько вина ты мне за это должен, - сказал друг Ливия.
        - Отдам, отдам, - сказал в ответ парень, быстро перехватывая цеп и беря в захват руку Махуса. Легкий нажим - и друг роняет копье из своих рук.
        - Ай. Интересная техника, - сказал Махус.
        - Только не сильно практичная, - добавил Ливий.
        Тогда же парень решил выйти на арену с цепом. Противники уже привыкли, что с копьем Ливий для них не досягаем, и когда они увидели его с другим оружием, то их боевой дух тут же поднялся. Это был шанс для них. Команда из пяти противников - следующих в рейтинге после группы Волка - напала, выбрав основной целью самого Ливия. Раньше слабым звеном была Наус, которая держалась позади. Теперь же и Ливия можно было считать таковым… По крайней мере, так думала команда противника и зрители на трибунах.
        Да, по сравнению с посохом, Ливий владел цепом из рук вон плохо. Но только если сравнивать, потому что своей скоростью, силой и контролем внутренней энергии парень с легкостью компенсировал недостатки. Покрытие ярью держалось уже дольше, чем полминуты. Держать энергию на цепе было сложнее, но Ливий все равно мог это делать целых двадцать секунд - этого было вполне достаточно.
        Пока двое противников сдерживали товарищей Ливия, трое набросились на него самого. Каким бы сильным парень не был, троих победить он не мог, поэтому начал отходить назад, отбиваясь цепом. Скорость и сила была такова, что заставила противников замедлить свой напор, а только это и надо было Ливию. Тихий разобрался со своим противником, Лягушка - со своим. Врагов осталось всего трое, и тогда группа Волка накинулась на них всем составом. Бой был закончен.
        - А твой цеп сегодня сыграл роль приманки, - сказал Махус.
        - Что-то вроде того, - ответил Ливий.
        Следующие две недели парень выходил на арену только с цепом, временно отказавшись от посоха. В условиях боя Ливий учился пользоваться этим оружием еще быстрее, такой опыт нельзя было упускать.
        Если в воскресенье парень выходил на арену вместе с товарищами, то в понедельник шел в Зал бесконечных испытаний. Вот уже два месяца, как Ливий приходил сюда. Каждый раз ему удавалось продвинуться все дальше, встречая на своем пути все более сложные испытания. Да, они повторялись, но становились куда труднее. В этот раз парень решил зайти так далеко, как только сможет, поэтому предварительно снял с себя утяжелители.
        Первые тридцать пять комнат Ливий прошел достаточно легко. За два месяца он успел привыкнуть к этим испытанием, кроме того, без утяжелителей тело было легким и быстрым. Взбираться по веревкам или прыгать от кольца к кольцу было просто. Остальные испытания тоже проходились гораздо быстрее.
        Ливий вошел в очередную комнату. Это было испытание на память, целых пятьсот рядов плиток. Впрочем, для парня это было парой пустяков, он пропрыгал от одной плитки к другой, ни разу не допустив ошибку.
        В следующей комнате были солдаты, но в этот раз их внешний вид был другим. Они все еще были изготовлены из дерева, но теперь материал был черным. Ливий подошел на близкую дистанцию, там, где его уже атаковали, и убедился, что эти деревянные солдаты намного прочнее, а их удары - намного больнее.
        «С ними сложнее справиться», - думал парень в этот момент. Если бы не утяжелители, то он вряд ли бы смог пробиться через этих черных солдат, но сейчас парень был будто окрылен. Чтобы оттолкнуть черный «манекен», нужно было сильно ударить, примерно в два раза сильнее, чем обычный, но Ливий не испытывал с этим трудностей.
        - Что дальше?
        А дальше были кольца на веревках. На старте их было семь, теперь - всего четыре, но Ливий легко преодолел это испытание. Дальше был зал с огненными трубками. Конечно, каменных островков было меньше, впрочем, скорость парня без утяжелителей была высока.
        Самым сложным для Ливия было испытание со спуском вниз по выдвигающимся брусьям. Парню было страшно упасть, оно и не удивительно. Вряд ли бы он погиб, но сильно покалечиться можно было легко. Поэтому на этом испытании Ливий выкладывался на полную, сильно уставая.
        Чаша раскачивалась как безумная, но парень проходил по ее дну, как бывалый моряк прогуливается по палубе корабля во время шторма. Испытание с ловушками тоже не было проблемой - Ливий легко уворачивался от бревен, даже когда их стало в два раза больше, а их скорость возросла втрое.
        В сорок девятой комнате деревянные солдаты были очень быстрыми и сильными. Ливий с трудом добрался до двери и лежал там еще минут пятнадцать, переводя дух. Даже без утяжелителей он начинал уступать Залу бесконечных испытаний.
        - Пятидесятая, да? - сказал Ливий, открывая дверь. Там его ждало испытание с кольцами, но только в этот раз их было всего два. А вот расстояние до двери не изменилось совсем.
        Ливий разогнался и прыгнул. Ему удалось ухватиться за кольцо, он раскачался и разжал руки. До второго кольца было далеко, но парень смог до него долететь, но вот схватиться уже не сумел - рука прошла в десятке сантиметров от цели. Пол тут же задвигался, чуя добычу. Ливий упал вниз, и не прошло много времени, прежде чем он потерял сознание. Очнулся он, само собой, на диванчике возле стойки с молчаливым владельцем за ней.
        - Почти получилось, - сказал парень сам себе. Тело нещадно болело: брусья живого пола старательно избили свою жертву.
        Глава 16. Выдержанное вино
        Так, не заметив этого, Ливий пробыл на Серебряной арене полгода. Наступил новый период в жизни парня - теперь он и четверо его товарищей попали на Золотую арену.
        - Симпатично, - сказал Махус первое, что пришло ему в голову. Район, доступный для бойцов Бронзовой арены, весьма скромен. Район для бойцов Серебряной арены уже поинтересней: длинная торговая улица, Бастион мастерства и масса увеселительных заведений разного характера.
        Район, доступный бойцам Золотой арены, одновременно небольшой и роскошный. Вместо массы небольших магазинов - один торговый павильон со всем, что только может пожелать ученик. Вместо разных тренировочных залов - огромный спортивный комплекс. Даже ресторан имелся, и ни намека на какое-нибудь кафе или бар. Это было логично: хочешь чего-то такого - иди в район для бойцов Серебряной арены.
        В центре находился красивый фонтан, а вокруг него были расположены каменные статуи. Ливий только мельком глянул на них, и понял, что одно лицо ему хорошо знакомо - это была статуя Сильнейшего.
        Здание арены своими размерами не впечатляло. Она была почти втрое меньше Серебряной арены, но и учеников здесь было в два раза меньше. Ливий с товарищами пришел сюда сразу же после поднятия в рейтинге, здесь им должны были провести основной инструктаж.
        - Это Золотая арена, ученики. Чтобы попасть в следующую Школу, вам нужно или достичь пяти верхних позиций в рейтинге, или получить рекомендацию трех преподавателей в их дисциплинах. Имена этих мастеров вы прекрасно знаете: Квинт Ассус, Варс и Алфен.
        «Квинт Ассус, скорее всего, будет оценивать уровень владения оружием. Варс - контроль яри, а Алфен - тактику и стратегию. Ничего невыполнимого», - подумал парень в этот момент.
        - Здесь сражаются раз в две недели. Бои по типу «один на один». А еще существует особое правило: вызов вам может бросить даже самый сильный. Никакого «ограничения вниз», ученики, - сказал напоследок местный Распорядитель арены.
        «А вот это уже проблема», - думал Ливий.
        На группу Волка многие уже точили зубы. «Валтар» в первую очередь, «Кремень» - во вторую. Только со «Сферой» поддерживался нейтралитет, и Ливий не собирался это менять.
        - Да уж, весело нам будет. Зато наши с Бронзовой перешли выше, - сказал Махус.
        - Это точно, - сказала Наус и улыбнулась.
        На Серебряной арене появилась новая команда из группы Волка. Это были Моро и Рори, которые перешли с Бронзовой арены. Кроме того, к ним присоединились еще двое - Шапур и Мом. С этими учениками Ливий проходил обучение в горах, поэтому был даже рад, когда они присоединились. И Шапур, и Мом слабаками не были.
        - Только у них нет пятого, - заметил Махус.
        - После тренировки Алфена явно кого-то найдут, - сказал Ливий. - Ну или примем кого-то со стороны.
        На самом деле, желающих вступить в группу Волка было немало. На памяти Ливия было аж десять кандидатов, но парень не принял никого. Ему не нужна была большая группа, ему нужны были верные соратники.
        Разумеется, Ливию и остальным четырем предложили новое жилье - гораздо более уютное и просторное. Парень отказался. Во-первых, переделывать Барьер Пяти Звезд было той еще проблемой. Во-вторых, со старой квартиры было быстрее добираться до Бастиона мастерства, в который Ливий ходил каждый день.
        - Я думаю, это стоит отметить, - сказал Тихий, который до этого молчал. Остальные были с ним полностью солидарны.
        Сначала группа Волка, по крайней мере, пятеро из нее, направились в ресторан. На дворе был день, поэтому ни танцев, ни музыки в этом элитном заведении еще не было. Зато официанты всегда были готовы принести ученикам обед.
        - Жаль, что мы на дне. Наше меню ограничено, - сказал Махус, изучая восковую табличку.
        - Вино есть? - спросил Ливий.
        - Вино есть, - ответил его друг.
        На Серебряной арене качество вина было далеко не лучшим. Здесь же, на Золотой арене, даже самое плохое было по меньшей мере вдвое более качественным. Ливия это порадовало, порадовало и Махуса, которому парень был должен уже бочку этого сладкого напитка.
        - Тут даже есть фазанятина, - задумчиво сказала Наус. Это блюдо действительно можно было назвать деликатесом. Ливий не стал брать что-то экзотическое, и ограничился вином, сыром и салатом из курицы и сухарей.
        Празднование не длилось долго. Во-первых, оно должно было продолжиться вечером - уже на Серебряной арене с Моро и остальными. Во-вторых, ученики не хотели сильно расслабляться. Уже через две недели должны были пройти их первые бои на Золотой арене, и вызов им могли бросить очень сильные бойцы. Стоило вернуться к тренировкам как можно раньше.
        «Теперь я могу выходить в Мастаград. Прошло достаточно времени, стоит сходить туда на пару дней», - думал в этот момент Ливий. Мысли о мести почти не возникали в его голове в последние месяцы, но теперь, получив такую прекрасную возможность, парень больше не мог ждать. Пусть через две недели и должен был пройти первый бой, главный бой его жизни ждал его там, за воротами Сильнара.
        - Ну что, пойдемте к нашим? Ливий? Ливий, прием.
        Махус помахал рукой перед глазами друга.
        - А? Что? - спросил Ливий, отвлекшись от мыслей.
        - К нашим, говорю, пошли. Не витай в облаках, упадешь еще случайно, - ответил Махус.
        Эти простые слова, которые сказал Ливию его друг, парень воспринял по-своему. Мысли о мести были подобны зависимости. Когда ты хочешь это сделать, можно сказать, живешь этим, то перестаешь видеть картину целиком.
        «Надо не витать в облаках. Я силен, но это не значит, что мои враги будут слабыми. Стоит быть готовым ко всему».
        Выходить за стены Сильнара можно было на любой срок, но занятия никто не отменял. Поэтому целую неделю парень шел в Мастаград после обеда, а возвращался вечером. У Ливия было слишком много планов, которые он хотел выполнить как можно быстрее.
        Сначала парень посетил мельника Хорхо, своего старого знакомого. В жизни этого человека почти ничего не менялось, только возраст добавлял лицу морщин. Разумеется, парень принес копченых яблок, а еще и оставил мельнику «немного» денег, на которые Хорхо мог хорошо жить год или два. Мельник не хотел их брать, поэтому Ливий просто оставил монеты в прикроватной тумбочке незаметно от владельца дома.
        Потом парень пошел в свой дом, который купил в свое время за собственные деньги. Сейчас он не испытывал проблем со средствами, и мог бы легко купить еще три таких дома - на выходе из Сильнара охранник вручил ему немало золотых монет. Оказывается, каждую неделю в Школе Свирепости Ливию начислялись средства, которые он мог потратить, оказавшись снаружи. «Накапало» немало.
        Покупать в Мастаграде парню было решительно нечего. В Сильнаре можно было найти гораздо больше и абсолютно бесплатно. Все, что интересовало Ливия - это информация, на которую он был готов потратить все деньги.
        - Начну с Мирисата.
        Этот человек был начальником охраны в строительной компании «Архон». Той самой компании, которая лишила Ливия дома и семьи. Мирисат был ответственен за резню той ночью, поэтому парень решил узнать больше информации от него, прежде чем переходить к главной цели - Фурио.
        Можно подумать, что найти начальника просто, но это не так. Рядового служащего отыскать легко - просто приди к нему на работу, а вот начальники не очень любят работать, они хотят ничего не делать и получать за это деньги. Вернее, так много кто хочет, но мало кто может, а начальник охраны «Архона» сумел хорошо устроиться.
        Мирисат бывал на работе всего час или два, остальное время он отдыхал от нелегкого труда. Выловить его было непросто, ведь увеселительных заведений в Мастаграде немало. Ливий потратил не один день на поиск информации, а когда, наконец, составил план, то взял отпуск в Сильнаре на три дня. Этот небольшой промежуток времени можно было легально прогуливать занятия мастеров Школы Свирепости, и второй такой отпуск парень мог получить еще ой как не скоро. Нужно было действовать.
        - Посылка начальнику охраны «Архона», - сказал Ливий, показывая ящик на входе.
        - Действительно, Мирисат вас ждет, но для начала мне нужно проверить посылку, - сказал охранник.
        - Да, конечно, - ответил Ливий. Под крышкой оказалось несколько бутылок хорошего вина. Охранник цокнул языком, и дал добро на проход:
        - Можете идти. Второй этаж, третья дверь налево.
        Ливий кивнул и направился туда, куда ему указали. Мирисат уже заждался: эта посылка должна была прийти к нему еще полчаса назад, но посыльный немного задерживался. А если быть точнее - лежал сейчас в подворотне, связанный по рукам и ногам. Ливий же взял на себя его обязанности целиком и полностью, как ответственный гражданин Мастаграда. Разве можно оставить такого серьезного человека без посылки?
        - Опаздываешь, придурок! - сказал Мирисат, стоило только «посыльному» войти.
        «Верно, я должен был убить тебя намного, намного раньше», - подумал парень, но вслух сказал:
        - Виноват. Вот ваша посылка.
        Ливий сделал шаг вперед, но два охранника остановили его. Парень послушно поставил посылку на столик у входа, и охранники проверили содержимое. У начальника охраны была превосходная безопасность - с этим нельзя было поспорить.
        - Эй, Яшма, достань бутылочку, - сказал Мирисат. Один из охранников тут же выполнил указание.
        - Посыльный, я хочу, чтобы и ты попробовал это прекрасное вино. Редко когда удается выпить что-то настолько хорошее, верно? - спросил начальник охраны.
        - Да, простому посыльному, вроде меня, редко выпадает такая честь, - ответил Ливий.
        «Ты боишься, что тебя отравят? Забавно», - подумал парень в этот момент, наливая в бокал вино из бутылки. Ливию не стоило пока наглеть, но ему было плевать: он налил полный бокал, а затем сделал хороший глоток.
        - Прекрасное вино. Выдержанное, как моя месть, - сказал парень, в тот же момент разбив бутылку о голову охранника.
        Само собой, Ливий был без утяжелителей. Его скорость и сила была потрясающей, он знал, что охранник однозначно мертв. Второго постигла та же судьба: парень разбил бокал в своей ладони, чтобы вогнать осколок стекла охраннику в глаз.
        - Неожиданный ход. Но на что ты надеешься, придя сюда, в штаб-квартиру «Архона»? - спросил Мирисат спокойно.
        - На то, что обычно с тобой ходят десять охранников, а сейчас - всего четыре. Извиняюсь, уже двое, - ответил Ливий и разжал ладонь. Стекло посыпалось на пол. Рука была защищена ярью, поэтому на ней не осталось даже царапин.
        - Признаю, эффектно. Убейте его, - сказал Мирисат.
        Неожиданная атака Ливия сработала, но два оставшихся охранника явно не были впечатлены. Они достали мечи, а по их телам потекла ярь. Как-то Ливий убивал одного управляющего «Архона», Крициуса, и охранники того человека не умели пользоваться ярью. Здесь же был совсем другой уровень.
        Охранники атаковали тихо, не издавая ни одного звука. Это был уровень профессионалов, но Ливия тоже можно было считать таковым. Парень отклонился приемом «хромой лодочник», а потом атаковал ногой, вложив в нее ярь. Охранник упал на пол. Он хрипел, пытаясь вернуть себе нормальное дыхание, но ему суждено было умереть. Защита яри явно не могла спасти от удара Ливия: ребра охранника были сломаны и вонзились в легкие.
        Второй охранник пытался оттеснить парня, размахивая своим мечом, и Ливий действительно сделал шаг назад. Владение клинком этого мужчины было превосходным, он прошел через множество битв, но сейчас все решала абсолютная сила. Ливий вновь воспользовался «хромым лодочником», но в этот раз не для того, чтобы увернуться, а чтобы наоборот сблизиться. Дальше последовал захват, сломанная кисть, а за ней - свернутая шея.
        И тут Ливий едва не умер. Топор прошел в каких-то жалких миллиметрах от его уха. Мирисат, глава охраны «Архона», лично вступил в бой.
        - Ты меня позабавил, парень. Из Сильнара, наверное? Расскажи перед смертью, за что же ты мне мстишь?
        - Много лет назад ты со своими ребятами сжег бордель «Синяя Роза», - сказал Ливий.
        - Помню такой. Было весело резать тех шлюх, - сказал Мирисат. - Эти охранники были дорогими, как насчет расплатиться натурой перед тем, как я убью тебя? Это хоть немного окупит расходы на новую охрану.
        Мирисат взмахнул своим топором. Теперь Ливий видел: начальник охраны вкладывает в кисть ярь. Так он не тратит слишком много внутренней энергии, при этом увеличивая скорость и силу удара. Но для Ливия это был прошедший уровень, любой боец выше 200-го места в рейтинге Школы Свирепости с легкостью победил бы Мирисата.
        - Не стоило меня злить, - сказал парень, схватив топор прямо за лезвие.
        - Что? - сказал Мирисат. Его удивление можно было понять.
        Ливий сжал ладонь, вложив в нее ярь. Лезвие топора покрылось трещинами, а затем и вовсе развалилось. Для Ливия этот кусок металла не был проблемой. Умей Мирисат покрывать оружие ярью, то бой продлился бы немного дольше, но начальник охраны явно не обладал таким навыком.
        - Охрана! - закричал испуганный Мирисат, а в ответ Ливий пнул его ногой. Начальник охраны отлетел в другую сторону комнаты. Внутренней энергии у этого мужчины было больше, чем у его подчиненных, поэтому удар Ливия не убил его, но сейчас он не мог даже пошевелиться от боли.
        - Не стоит нам мешать.
        Ливий легко сдвинул огромный шкаф, и подпер им дверь. Окон в этой комнате не было: все из соображений безопасности. Как только с этим было покончено, парень подошел к Мирисату, который смог с трудом встать, опираясь о стену.
        - Сдохни! - закричал начальник охраны, и попытался всадить в Ливия нож. Разумеется, у него не получилось. Парень перехватил руку, и сломал Мирисату кисть.
        - Аааааа! Сука!
        - Не ругайся, - сказал Ливий и пнул Мирисата еще раз. В этот раз без яри, но у начальника охраны уже не осталось внутренней энергии для защиты. От боли он закричал еще сильнее, а в коридоре начали вовсю долбиться в дверь.
        - Ты расскажешь мне, кто тогда сжег «Синюю Розу», и умрешь быстро, - сказал Ливий.
        - Пошел ты, - ответил Мирисат.
        - Дело твое, но я убеждать умею.
        Если у Ливия и были моральные рамки, то сейчас у него они полностью испарились. Он схватил начальника охраны за руку и сломал тому большой палец. От очередного истошного крика люди в коридоре забеспокоились еще сильнее, и стали бить по двери топором. Ливий продолжил и сломал Мирисату еще один палец, а потом еще один.
        - Аааааааааа!
        - Зачем оно тебе, Мирисат? Из могилы ответ держать уже не будешь, уверен, что хочешь продолжить страдать? - спросил Ливий.
        - Пидо… Аааааааа!
        Парень сломал все пальцы на одной руке начальника охраны, а потом принялся за вторую. Массивная дубовая дверь пока что отлично сдерживала спасителей Мирисата. У Ливия было две-три минуты, и парень решил не тратить время зря.
        - Все еще не хочешь говорить? Может, тебе отрезать один палец?
        - Стой, я все скажу!
        Ливий взял нож с пола и быстрым движением отсек мизинец Мирисата. Ярь на клинке позволила сделать разрез с хирургической точностью, и начальник охраны вновь завопил от боли.
        - Может, теперь отрезать не палец, а кое-что другое?
        Ливий стянул с Мирисата штаны. Глаза начальника охраны округлились от ужаса. Он знал, что все равно умрет, но такой смерти явно не желал.
        - Перестань! Главным был Фурио, наш босс, основным управляющим - Крициус!
        - Хорошо, - сказал Ливий, убирая нож от члена Мирисата. - Имена охранников.
        - Я не помню, - сказал начальник охраны.
        - Ладно, - сказал Ливий спокойно и вновь взялся за нож.
        - Из тех, которые еще живы - только трое! Дон, Фитилиец и Стамнус! - прокричал Мирисат.
        - Вот это уже дело. Как найти Фурио?
        - Не знаю! Правда не знаю! Никто не знает, я не вру!
        - Ладно, верю, - сказал Ливий.
        В этот момент шкаф упал. Охранники из коридора смогли пробиться в комнату, но было уже поздно. Ливий всадил нож в сердце Мирисата, и тот умер почти моментально. Парень схватил скатерть со стола, и быстрым движением обернул ее вокруг головы. Его видела охрана на входе, но вряд ли уделила много внимания чертам лица простого посыльного. А вот убийцу их босса они запомнят отлично. Не стоило лишний раз создавать себе проблемы, если можно было обойтись без этого.
        Обратно Ливий прорывался через охрану в коридоре. Они пытались убить его, но после Зала бесконечных испытаний с его сотнями деревянных солдат, парня было просто не поймать. Он не убил никого, хотя мог. Просто Ливий уже достиг своей цели, и не хотел лишних жертв.
        Когда парень оказался на улице, то нырнул в подворотню. Там он скинул с себя скатерть, схватил на бегу спрятанную сумку, достал из нее плащ и накинул на себя. Догнать Ливия было нереально: парень бегал со скоростью лошади. Преследователям вскоре пришлось вернуться в штаб-квартиру «Архона» ни с чем.
        Общие собрания в Сильнаре проводили не часто. Обычно дела любой Школы решались в ней же, каждая «ступенька» для учеников была будто бы отдельным миром. Но как минимум раз в год мастера Сильнара собирались, чтобы обсудить множество вопросов и решить немало проблем, которые успевали накопиться за это время.
        Пока школа боевых искусств оставалась маленькой, то никакой иерархии в ней не было. Разумеется, за исключением главенства Сильнейшего. Но Сильнар рос и становился все более сложным. Иерархию как таковую никто не создавал - она возникла сама по себе, а затем высшее руководство поддержало эту систему.
        Обычных мастеров было около четырех сотен. Это огромное количество для школы боевых искусств, учитывая, что каждый выпускник Сильнара стоит десяти выпускников других школ боевых искусств. Самые молодые и неопытные обычно становились тренерами Школ Камня, Пера, Потока или Свирепости. По мере карьерного роста можно было стать мастером-преподавателем, а впоследствии даже получить свой зал. Все они сидели у боковых столов, ожидая начала собрания.
        Выше мастеров-преподавателей - заместители глав Школ и сами главы. Каждый глава - это важная фигура в Сильнаре, мнение такого человека много значит даже для Сильнейшего. Конечно, глав было десять, и все они сейчас собрались за одним столом, ожидая прибытия их главы.
        Чуть дальше сидели главы Отделов. Формально они считались выше в иерархии Сильнара, чем главы Школ. Если последние были ответственны за обучение новых кадров, то главы Отделов руководили всем остальным. Самих Отделов было три: Отдел Пера, Отдел Клинка и Отдел Панциря. Соответственно, глав было столько же, и у каждого главы было по три заместителя, ведь структура Отделов была не такой простой, как структура Школ.
        Еще дальше сидели Крылья. Личная охрана Сильнейшего, которая должна охранять его покои - вот насколько сильны эти два воина. Они редко когда высказывали свое мнение, ведь их дело не требовало решения каких-то общих проблем, но если они говорили, то замолкали все.
        Три самых дальних места все еще были свободны. Дверь в зал для собраний отворилась, и три человека прошли мимо всего стола, чтобы сесть в самом конце. Это были Флаги, товарищи и заместители Сильнейшего, а так же сам глава Сильнара лично.
        - Начнем собрание, - сказал Сильнейший.
        Тем было много. Сильнар был мощной структурой, которая занимала видное место во всем мире. Разведка древних руин, сбор редких алхимических ингредиентов, изучение новейших видов оружия и исследование новых направлений в магии - Сильнар растянул свое влияние на всю центральную часть континента.
        Через два часа Сильнейший порядком заскучал. Он слушал эти доклады каждый день, слышать это еще и на собрании было для него той еще пыткой. Вскоре глава не выдержал и сказал:
        - Перейдем к обсуждению молодых талантов.
        Если до этого слово держали в основном главы Отделов, то теперь настал черед глав Школ. Ученики Сильнара были гениями. Каждый, кто оканчивал эту школу боевых искусств, по праву мог носить звание мастера. Но даже среди этих экстраординарных учеников попадались настоящие монстры. Сильнар особо следил за такими личностями, ведь в будущем они могли стать великими людьми.
        - Школа Свирепости?
        - У нас много перспективных учеников. Список я положил вам на стол, глава, - ответил Сторукий, глава Школы Свирепости.
        Сильнеший взял список в руки и бегло его просмотрел.
        - Ялум? Я уже получал доклады об этой девушке, стоит присмотреться к ней. Ранофф. Она твоя племянница, верно? - спросил глава Сильнара.
        - Верно, глава! - ответил Ранофф, заместитель главы Школы Потока.
        - Она делает большие успехи. Представители Отделов, возьмите ее на заметку, - сказал Сильнейший. - Ливий, хм. Я его знаю?
        - Тот ребенок, который бросил вам тогда вызов, - подсказал главе Сильнара Желтый флаг.
        - Да? Не удивительно, у него хороший потенциал. Ему не помогать, - сказал Сильнейший.
        Глава 17. Разгром
        Строительная компания «Архон» всю неделю стояла на ушах. Сначала был убит начальник охраны, Мирисат, причем на рабочем месте. Убийца был один, а это значило, что за «Архон» взялся кто-то серьезный. Два дня в компании думали, что Мирисат просто насолил кому-то лично, но их мнение поменялось, когда один за другим стали погибать элитные охранники.
        Дон, Фитилиец и Стамнус. Когда-то они были рядовыми членами «Архона», но вот уже много лет каждый из них занимал особое место в компании. Дона приставляли к управляющим, Фитилиец заведовал арсеналом, Стамнус руководил вышибалами, которые должны были собирать долги с заемщиков. Всех трех убили за пять дней. Неизвестный мститель появлялся будто из ниоткуда, быстро устраняя свою цель и стремительно исчезая.
        Ливий спокойно ходил на занятия, чтобы вечером заниматься убийствами. Пришлось потратить полторы недели на это, и до боя на Золотой арене оставались считанные дни. С делами в Мастаграде пока что было покончено: найти Фурио было почти невозможно, хоть парень и прилагал массу усилий для этого. В конце концов, он заплатил огромные деньги лучшему осведомителю города, но на сбор информации требовалось время. Ливий был готов подождать.
        - Мастер, что нужно, чтобы получить ваше одобрение на переход в следующую Школу? - спросил парень на занятии Варс.
        - Если сможешь продержать ярь на этой палке три минуты - дам добро, - ответила мастер.
        «Три минуты. Звучит, как серьезная проблема. У меня все еще меньше яри, чем у других учеников, поэтому нужно сосредоточиться на контроле», - подумал Ливий.
        Остальные два мастера тоже выдвинули серьезные условия. Квинт Ассус просто сказал, что он хочет увидеть хороший уровень владения одним оружием. Ему не нужно было ничего сдавать: мастер просто присутствовал на всех боях Золотой арены.
        Алфену же нужно было сдать огромный курс его предмета, состоящий из нескольких сотен тем. Там было все: тактика, стратегия, вооружение разных стран, их методы ведения войны и все в таком же духе. Обычному человеку понадобилось бы очень много времени, чтобы все это выучить. Для Ливия же получить одобрение Алфена было легче всего.
        За владение посохом парень не беспокоился. Он становился все лучше с каждым днем, поэтому рано или поздно Квинт Ассус должен был признать его. Вот предмет Варс был настоящей проблемой, ведь ярь была слабой стороной Ливия. Впрочем, у парня был Барьер Пяти Звезд, ежедневное повторение Двадцати четырех Оздоровительных Движений, и, самое главное, книга, полученная от Верде - «Контроль яри».
        Ливий отточил три приема из этой книги до совершенства. «Клинок», «толчок» и «хромой лодочник» давали парню огромное преимущество в бою с теми, кто не владел этими приемами, или знал всего один или два. Теперь настал черед второй части книги, которую скрупулезный Ливий даже не открывал. Такой у него был характер - изучить основы до совершенства, прежде чем переходить к чему-то новому.
        «На Востоке этот прием называют „Коготь дракона“. Его суть проста - нанести прямой удар ногой, при этом проведя ярь по ней до самых пальцев, чтобы выйти за пределы конечности. Дальность атаки возрастает примерно на десять сантиметров, но это еще не все. Из-за такого стремительного перехода яри, удар получается потрясающе мощным. Вы не пытаетесь сделать свою конечность оружием, как в случае с обычными приемами. Наоборот, ваша нога становится проводником, тетивой, спускающей стрелу. Даже если вы зацепите врага кончиками своих пальцев, то повреждения могут оказаться фатальными».
        Вместе с текстом, в книге присутствовала и иллюстрация. Прием был сложным. В риз-то был подобный удар ногой, и это, без сомнения, была самая сложная атака во всем этом стиле. Требовался хороший баланс, координация и точность удара. «Коготь дракона» нуждался еще и в отличном контроле внутренней энергии. Ярь при таком быстром движении имеет свойство толкать тело вперед, что в этом приеме непозволительно - потерять равновесие и упасть проще простого.
        - Попробуем.
        Как и ожидалось, у Ливия ничего не получилось. «Коготь дракона» был сложным приемом. Парень пробовал несколько часов кряду, но никакого прогресса не было видно.
        В книге никаких подсказок не было, поэтому Ливий принял простое решение - продолжать, пока не получится. Все свободное время следующего дня он только этим и занимался, но вновь не было результата. Парень терял баланс и почти падал, удар оказывался смазанным и не очень эффективным.
        И тут в его голову пришла интересная идея. «Коготь дракона» был сложным как раз из-за невозможности сохранить равновесие, но у Ливия был другой прием, решавший эту проблему. «Хромой лодочник» отлично гармонировал с «Когтем дракона». Да, сила удара падала, но это было уже хоть что-то.
        Ливий попробовал. С первого раза не получилось, он вновь чуть не упал, но теперь парень чувствовал, что находится на верном пути. Одна нога - для удара, вторая - для баланса. Ярь Ливий делил на две равные доли как раз для того, чтобы уравновесить себя. Уже через несколько часов у него получилось: манекен разнесло в щепки от точного удара ногой.
        - Бой уже завтра. Это станет неплохой подстраховкой для меня.
        На Золотой арене ты можешь бросить вызов любому, как и обязан получить вызов от того, кто его захочет бросить. Группа Волка пришла сюда в первый раз. Нет, они бывали на арене раньше, на инструктаже, но как бойцы, которые должны были сегодня драться - впервые.
        В отличие от Серебряной арены, на Золотой бои проходили один на один. К тому же, ученик не выходил, когда хотел - его вызывали по списку. Он был составлен не по алфавиту или рейтингу, список каждый раз был разным. Бойцов Золотой арены умышленно ставили в равные условия, хотя сила учеников была разной.
        - Ливий! - объявил Распорядитель арены.
        - Пошел я, - сказал парень.
        С трибун на Ливия смотрели все. Он видел десятки пар глаз, устремленных на него. Принадлежали они не только ученикам - мастера тоже были здесь. Ливий вышел в центр арены и замер. Теперь стоило дождаться вызова, или бросить его самому. К сожалению, парень еще не знал, с кем смог бы справиться. Тренировки и дела в Мастаграде заняли слишком много времени, но даже потрать Ливий все две недели на поиск нужного соперника, вряд ли что-то получилось бы. Бои здесь были раз в две недели. И Ливий, и его товарищи попросту не видели ни одного боя на Золотой арене, кроме сегодняшних.
        - Диаз, вызываю Ливия.
        «Какой злопамятный», - подумал парень.
        Глава группы «Валтар» спустился на арену. Его взгляд был все таким же мутным, и Ливия это немного напрягало. А еще Диаз был очень силен, парень отлично это понимал, поэтому сказал:
        - Подожди полминуты.
        Ливий снял с себя весь комплект утяжелителей. Надеяться на победу в них было бы глупо. Диаз все это время ждал, ждал и Распорядитель арены. Видимо, на Золотой арене было в норме вещей дать двум спарринг-партнерам подготовиться к бою.
        - Начинаем, - сказал Ливий. Распорядитель арены ударил в гонг.
        Бой начался с нападения Диаза. Рыжий глава «Валтара» быстро сблизился с Ливием и ударил ногой. Парень едва ушел от этой атаки, но попал под вторую, тоже ногой. Диаз бил без яри, а Ливию приходилось защищаться внутренней энергией.
        Парень взмахнул посохом и нанес несколько быстрых ударов, каждый из которых Диаз заблокировал. В его руках текла ярь, ведь Ливий покрыл свое оружие энергией.
        «Он дерется голыми руками», - подумал в этот момент парень, хоть времени для размышлений не было. Диаз вновь перешел в атаку. Ливий пытался держаться от него на расстоянии, но получалось слабо. Глава «Валтара» был слишком быстрым и сильным, а его реакция превосходила все, что Ливий видел до этого.
        Вертикальный удар посохом Диаз заблокировал рукой. Ливий тут же использовал сложный прием, ударив своим оружием сначала в одну сторону, а затем резко поменяв траекторию. На Востоке этот прием назывался «Клык Тигра», и название было говорящим, ведь посох в момент удара был изогнутым как серп.
        «Я должен превзойти его!»
        Диаз смог уйти от этой атаки, но Ливий еще не закончил. Парень немного отскочил назад, нанося колющий удар в район живота противника. Диаз не успевал уклониться, поэтому выставил свою ладонь, блокируя атаку. Но Ливию только это и нужно было. Он провернул копье в руках, продолжая напирать на Диаза и вкладывая огромную силу. «Кожедёр» - простое название для сложной техники. Суть ее проста: из-за тесного контакта огромная скорость вращения буквально сдирает кожу с рук врага. Если противник блокирует атаку ногой, то кусок кожи исчезнет там. Если между открытой кожей и посохом есть одежда, то она накручивается на оружие, давая огромный спектр для контроля врага. Сильная техника, которая полагается на отточенное мастерство и огромную силу.
        Но Диаз перевел ярь в ладонь, блокируя атаку. Ливий встал вкладывать больше силы во вращение, мышцы на руках взбугрились, а копье заскрипело от нагрузки. Диаз же продолжал сдерживать атаку своей ярью, которой у него было гораздо больше. А когда вращение было остановлено, он и вовсе схватил посох рукой.
        - Твою мать!
        Диаз подавлял. Он был сильнее физически, его объем яри был больше, чем у Ливия, а контроль - лучше. Диаз все еще держал посох одной рукой, в этот же момент атакуя ногой.
        Прием, который в этот момент использовал главарь «Валтара», Ливий выучил только вчера. «Коготь дракона», потрясающая техника, требующая от владельца хороший контроль внутренней энергии. Диаз не использовал «хромого лодочника» для баланса - он справлялся и так. Удар огромной силы был направлен Ливию в грудь. Разумеется, парень защитился ярью, но «Коготь дракона» обладал хорошим проникающим свойством. Ливий отлетел назад, прочесав собою след в песке.
        - Победа Диаза! - объявил Распорядитель арены.
        Ливий с трудом встал. Два ребра были сломаны, и это как минимум. Диаз оказался слишком хорош, а еще он совершенно не использовал в этом бою оружие. А оно у него было, у любого ученика Школы Свирепости имелось хотя бы одно.
        - Не очень-то и честно, - сказал Ливий.
        - Победа есть победа, - ответил Диаз.
        «Он слишком хорош. Ничего удивительного, топ Золотой арены. А еще в этот раз его глаза так и остались мутными. Он дрался не в полную силу. А я уже было поверил, что стал сильным бойцом», - думал Ливий, подбирая утяжелители и возвращаясь на трибуны.
        - Ялум!
        Теперь на арену вышла Лягушка. Она тоже стала в центре, ожидая вызова, и он не заставил себя долго ждать:
        - Диаз, вызываю Ялум.
        Глава «Валтара» даже не уходил далеко и сидел на самом нижнем ряду трибун. Лягушка совсем не удивилась и последовала примеру Ливия, сняв с себя утяжелители.
        - Разве может тот, кто уже дрался, бросить вызов? - спросил удивленный Ливий.
        - Может. Ты забыл? Здесь нет правил прошлых арен, просто драка один на один, пока Распорядитель арены не остановит бой. И больше ничего, - сказал Махус. - Давно не видел тебя в проигравших.
        - Он слишком сильный. Вряд ли Ялум сможет с ним справиться. Скорее всего, нас вызывают по очереди, - сказал Ливий. Тихий понял намек и решил еще раз проверить свои тесаки перед боем.
        А в этот момент противостояние Ялум и Диаза достигло своего апогея. Главе «Валтара» приходилось тяжелее, чем с Ливием, потому что Лягушка была быстрее. Ялум показала потрясающее владение копьем, никто из группы Волка ни разу не видел, чтобы девушка так сильно выкладывалась. И Махус, и Наус, и Ливий с упоением смотрели на мастерство Лягушки, которая своими колющими атаками не давала Диазу приблизиться к себе.
        «А я не смог этого сделать», - подумал парень в этот момент.
        В удачный момент Диаз отклонил копье, ударив ногой. Ялум не стала ему в этом уступать, атаковав в ответ. На секунду глаза главы «Валтара» обрели ясность, скорость ударов ногами Лягушки могла поразить любого. Но результат был ожидаем: за четыре атаки Диаз подавил Ялум, и Распорядитель арены объявил его победу.
        А дальше последовал полный разгром группы Волка. На арену вышел Тихий - и Диаз бросил ему вызов. В двух прошлых боях глава «Валтара» сразу захватывал инициативу, но не в этот раз. Тихий подавил его своим стремительным и разрушительным стилем, двух тесаков, покрытых ярью, опасался даже Диаз. Но на арену Тихого не просто так вызвали третьим - его контроль яри страдал, поэтому через десять секунд покрытие энергией исчезло. Диаз, который до этого уходил от атак, перешел в наступление, и закончил бой за несколько секунд.
        - Вот и моя очередь пришла, - сказал Махус.
        За три боя Диаз будто бы вообще не устал. Махус был побежден быстро, до владения копьем уровня Ялум ему было далеко. Вслед за ним на арену вышла Наус. Чудо не произошло, и команда Волка оказалась полностью разгромленной. Одним человеком.
        - Хороший дебют, ничего не скажешь, - подвел итог Ливий. Все были мрачными, даже Ялум, которая обычно не показывала подобных эмоций. А на трибунах группу Волка уже активно обсуждали. Еще бы: вот в Школе Свирепости о них гремела слава, а вот их позорно избивают.
        - Ливий, тебе бы в лазарет, - сказал Махус.
        - Тебе тоже. Тут у каждого что-то сломано, не пытайтесь это скрывать, - сказал Ливий. - Но никто никуда не пойдет. Досмотрим бои, и только тогда. Мы не имеем права лишаться этого драгоценного опыта.
        Все были с ним согласны. И каждый из группы Волка знал: завтра они начнут тренироваться с удвоенной силой, чтобы взять реванш. Гордость людей, идущих по пути боевых искусств, нельзя недооценивать.
        - В Мастограде мне пока делать нечего. Надо сконцентрироваться на тренировках, - сказал Ливий. Медицина Сильнара была хороша, кроме того, рейтинг парня позволял получать одни из лучших восстанавливающих препаратов. Но нельзя за день срастить ребра, на это требовалось время - неделя минимум. Даже у лучшего врача Мастаграда от таких сроков глаза на лоб полезли бы, однако в Сильнаре это было нормальным явлением.
        - Займусь ярью.
        Логика Ливия была проста: раз нельзя тренировать тело - можно тренировать внутреннюю энергию. После жесткого боя с Диазом, Марс приблизился еще сильнее, и теперь парень чувствовал, что энергии в нем хоть отбавляй. Двадцать четыре Оздоровительных движения было сложно выполнять со сломанными ребрами, но никто не мешал войти в глубокую медитацию с трехступенчатым дыханием. Это Ливий и сделал. Парня освободили от занятий Квинта Ассуса, а еще он не мог пока ходить в Бастион мастерства. В результате появилось много свободного времени.
        «Я могу потратить это время, чтобы получить больше свободного времени в будущем», - подумал Ливий. Парень стал ходить в библиотеку, изучая книгу за книгой по тактике, стратегии и прочим темам, которые вещал на своих занятиях Алфен. Ливий и до этого старательно учился, к тому же, не пропускал ни одного занятия «капитана». Все слова мастера достигали ушей парня, информация откладывалась в памяти, и Ливий был готов ею воспользоваться в любой момент.
        Неделя потребовалась на то, чтобы закрыть все пробелы в знаниях. Главный библиотекарь думал, что Ливий просто ищет какую-то определенную информацию, пролистывая десятки трактатов, но он и подумать не мог, что на самом деле парень просто заучивал каждую книгу. После этого Ливий почувствовал себя уверенным в своих знаниях, и пришел к Алфену, чтобы сдать предмет.
        - Ты хочешь получить мое одобрение на перевод? Ты же знаешь, что я задам тебе очень много вопросов по всем темам? - спросил мастер.
        - Знаю, но тем ни менее, я хочу попробовать, мастер, - ответил Ливий.
        - Что ж, начнем.
        Экзамен длился три часа. Стоило Алфену задать вопрос, как Ливий тут же давал на него развернутый ответ. Все это было возможно только благодаря феноменальной памяти парня, которой он отлично умел пользоваться.
        «Раньше я запоминал хуже. Неужели Зал бесконечных испытаний так на меня повлиял? Эти плитки очень удобные, как жаль, что нельзя выбирать определенные комнаты для тренировок».
        - Ученик Ливий, ты впечатлил меня. Считай, что мое одобрение у тебя в кармане. Твоя память превосходна, если ты и дальше так продолжишь, то даже сможешь получить рекомендацию в Отдел Пера, - сказал Алфен.
        - Отдел Пера?
        - В Сильнаре есть три Отдела, и каждый отвечает за что-то свое. Отдел Пера специализируется на знаниях. Мастера этого Отдела собирают информацию, записывают ее, узнают, как ее используют, да и в целом проводят разные научные изыскания, - объяснил Алфен.
        - Спасибо, - сказал Ливий и поклонился.
        «Я всегда считал себя хорошим бойцом, но, может, в этом моя судьба? Со своей памятью я могу много чего создать, возможно, даже могу стать известным мастером-ученым. Звучит неплохо. Подумаю об этом после того, как убью Фурио».
        Ребра пришли в порядок. Два дня Ливий активно налегал на физические упражнения, быстро восстанавливая свое тело до оптимального уровня, а затем пошел в Зал бесконечных испытаний, который мог посещать уже два раза в неделю.
        - Давно тебя не было, - сказал хозяин зала.
        - Ребра поломали, - ответил Ливий. Хозяин коротко кивнул, а парень шагнул внутрь первой комнаты.
        Зал бесконечного боя дал Ливию очень много. Парень никогда бы не стал таким сильным в Школе Потока, если бы не живая комната, которая раз за разом избивала его на протяжении многих месяцев. И Ливий верил, что Зал бесконечных испытаний даст то, чего ему не хватает.
        Он был без утяжелителей. Проходить первые комнаты было легко, но уровень сложности медленно возрастал. Вскоре Ливий разменял сороковую комнату, затем - сорок пятую. Сорок восьмая, сорок девятая, и наконец - долгожданная пятидесятая.
        Испытание с кольцами. Ливий вновь добрался до того уровня, когда колец - всего два. Прошлые разы у него не получилось перепрыгнуть, но сегодня он был готов. Ливий разогнался и схватился за первое кольцо, потом раскачался и прыгнул ко второму. В этот раз парню удалось схватиться и за второе кольцо, а дальше было легко. Испытание было пройдено, и Ливий с облечением выдохнул.
        После пятидесятой комнаты стало еще сложнее. Все испытания вышли на совершенно новый уровень - от деревянных солдат до чаши. Последнюю, кстати, Ливий теперь проходил не с такой легкостью, как раньше. Приходилось прилагать усилия, чтобы не упасть. Если бы не тренировки в Зале бесконечного боя, то парень однозначно не прошел бы.
        - Одно, - сказал Ливий.
        Вновь испытание с кольцами, но теперь кольцо было только одно. Стена сзади начала двигаться, а Ливий стоял на месте, пытаясь что-то придумать.
        «Я не допрыгну. Как бы ни старался - не смогу. Здесь нет хорошей возможности разогнаться, да и расстояние большое. Секрет в чем-то другом», - думал парень.
        - Надо взглянуть под другим углом.
        Стена тем временем уже начала подпирать спину Ливия, медленно двигая его к «зыбкому» полу. Парень не видел решения, хоть и отчаянно пытался его найти. Он осмотрел все - и кольцо, и сам пол, и стены, но так ничего и не обнаружил.
        «Стены».
        В этот момент Ливия будто поразило. Парень быстро понял, как сможет добраться до кольца, но пока он не был уверен, что способен на это.
        - Я смогу.
        Без утяжелителей Ливий прекрасно чувствовал свое тело. Он устал после остальных испытаний, но решил, что в этот момент выложится на полную. Ноги напряглись, тело будто стало сжатой пружиной - парень был готов. Он побежал, но не прыгнул. Вместо этого Ливий продолжил бежать, но уже по стене. Парень надеялся на свою скорость, и не зря: он смог преодолеть несколько метров, прежде чем понял, что падает. Тогда Ливий оттолкнулся от стены и полетел в сторону кольца, за которое успел схватиться.
        - Неужели я это сделал?
        Ливий сам не верил в это. Он никогда не пробовал сделать что-то подобное. Да, он слышал легенды о том, что мастера боевых искусств умеют бегать по стенам, но парень всегда относился к этому, как к обычным байкам. Теперь он понял, что это очень даже возможно.
        Ливию нужно было раскачаться и перепрыгнуть на другую сторону. Разумеется, расстояние было огромным. Парень не верил, что это возможно, но все равно попробовал. Он раскачивался со всей силы, так, что казалось, кольцо сейчас оторвется. Ливий не прекращал это делать, ведь знал: механизм Зала бесконечных испытаний не может так просто сломаться. Вскоре парень смог достичь нужного ускорения, поэтому прыгнул вперед. «Зыбкий» пол резко ожил, намереваясь ловить свою жертву, но Ливий с трудом смог приземлиться на самый край прочной платформы. Он сумел перепрыгнуть.
        Ливий прошел еще три комнаты, но на деревянных солдатах выбыл. Бег по стене забрал у него слишком много сил, скорости не хватало, и «манекены» воспользовались этим в полной мере. Однако парень был доволен. Не каждый день удается открыть для себя что-то новое.
        Глава 18. Серебряное укрепление
        «Валтар» явно не собирался оставлять группу Волка в покое. Ливия вновь победили, но в этот раз - не Диаз. Это был его заместитель и второй по силе в «Валтаре» - Исматор. Он же разобрался с Ялум, а еще двух из группы Волка взяли на себя другие члены «Валтара».
        Их намерения были ясны: не дать группе Волка подняться в рейтинге. Мало рейтинга - мало ресурсов - замедленное развитие. Простая цепочка. В этот раз группа Волка сама собиралась бросать вызовы, но не успела. Только Махус сумел провернуть это и даже победил своего противника, поднявшись в рейтинге на пять позиций. На этом успехи группы Волка заканчивались.
        - Ну что, я теперь круче всех вас, да? - спросил Махус товарищей.
        - Да заткнись ты, Махус, - сказала Наус.
        - И я вас зову своими друзьями? Грубияны, вот вы кто, - сказал Махус, но после этого замолчал. Его товарищи явно были не в настроении.
        На удивление, Ливий совершенно не расстроился. Ялум и Тихий были своего рода гениями в рядах учеников Сильнара, они привыкли идти вперед и побеждать. Ливий же часто натыкался на стены, которые считал непреодолимыми. И ни разу не сдался. Наоборот, такие случаи только разжигали в его груди огонь упорства.
        - У тебя стало больше яри, Волк, - заметила Лягушка.
        - Мой Марс сильнее приблизился, - ответил Ливий.
        «Пусть думают, что я проигрываю. Каждый бой с сильным противником только идет мне в плюс. Скоро я сравняюсь с вами по объему яри, и тогда мы посмотрим, кто кого», - думал парень.
        - А ты стал усердней заниматься.
        Тилла, мастер Ливия, заметил рвение своего ученика. Какое-то время назад парень поменял свои тренировки, заменив посох на нунчаки. Теперь Ливий просто увеличил длительность тренировок вдвое, занимаясь и с посохом, и с нунчаками.
        - Хочу стать сильнее, - коротко ответил мастеру парень. Дыхание уже сбивалось: выполнять двойную программу Тиллы было нелегко.
        Ливий пытался достигнуть пика своих возможностей. Двадцать четыре Оздоровительных движения повторялись вновь и вновь, и теперь парень мог сделать целых семьдесят циклов подряд. На складе он стал брать манекены повышенной прочности, как раз из того черного дерева, из которого были изготовлены деревянные солдаты в Зале бесконечных испытаний. Но даже так надолго манекенов не хватало: за день Ливий разбивал десять, а то и пятнадцать штук.
        В Зал бесконечных испытаний парень ходил в утяжелителях. Хотелось пройти как можно дальше, но сейчас стоило сосредоточиться на усилении, а с грузом на теле этот процесс был намного быстрее.
        «Тридцать пять комнат. Не так уж и плохо».
        В следующем бою на арене парень дрался в утяжелителях. Но трибуны об этом не знали. Ученики думали, что Ливий не оправился от прошлых травм, или и вовсе пал духом, однако парень наоборот стимулировал тело так сильно, как только мог. Разумеется, в этом бою он проиграл.
        Объемы яри росли быстрыми темпами. Ливий уже сам не знал, как раньше ему хватало внутренней энергии. Барьер Пяти Звезд сильно помогал, как и целый ряд вспомогательных эликсиров и масел.
        - Жаль, что бои на арене всего раз в две недели.
        Вскоре Ливий понял, что приближается к своему пределу. Парень еще никогда не чувствовал себя в таком прекрасном состоянии, и теперь настало время расширить свои возможности. Ливий пошел в библиотеку.
        - Вот оно. Зелье Серебряного укрепления.
        Найти рецепт было непросто. В Школе Свирепости очень мало учеников занималось алхимией, да и их успехи были невелики. Так, сварить что-то небольшое, на покупку чего не хватает рейтинга. Даже Зелье Бронзового укрепления было не так просто создать, что уж говорить о Зелье Серебряного укрепления. Требовалось незаурядное мастерство. И редкие материалы.
        Во-первых, горный мечелист, и он у Ливия как раз был. Редкий ингредиент для зелий, который подарил парню Верде. Большую часть Ливий уже израсходовал, но далеко не все.
        Во-вторых, серебряный линь. Редкая рыба, за которую на центральном континенте придется заплатить баснословные деньги. К счастью Мастаград был прибрежным городом. Серебряных линей вылавливали всего два-три в год, и все экземпляры покупал Сильнар. Здесь рыбу обрабатывали, делили ингредиенты на части, а потом раздавали по Школам. Свой кусочек серебряного линя Ливий смог получить только сейчас, когда перешел на Золотую арену - раньше рейтинг не позволял.
        Разумеется, парень не стал варить зелье сразу - нужно было потренироваться на материалах попроще. На это Ливий потратил неделю. Раз за разом он сжигал в алхимической печи разные травы, чтобы запомнить последовательность, вбить себе в голову весь порядок действий.
        Парень был готов. Руки действовали сами, настолько хорошо Ливий знал, как нужно варить зелье. Серебряный линь и горный мечелист отправились в реторту, и парень стал следить за процессом, который был весьма и весьма долгим. Все шло как по маслу.
        Через час первый этап приготовления был завершен. Ливий подключал разное оборудование, менял силу горения пламени, все это он повторял снова и снова, чтобы зелье получилось идеальным. Парень не чувствовал усталости от напряжения. Наоборот, он будто был на подъеме, казалось, что руки сами готовили зелье. Ливий еще ни разу не испытывал чего-то подобного. Это было похоже на то, что в него вселился какой-то дух-алхимик, которому очень хотелось хоть еще раз сварить зелье после смерти. И парень отдался в его руки, отдался этому странному наваждению. Только через три часа все прекратилось, и Ливий устало сел на пол. Зелье было готово.
        - Что это было вообще? Ладно, вроде как получилось.
        Парень осмотрел флакон. Серебристый цвет, никакого осадка. Все так, как и было написано в справочнике. Зелье однозначно получилось, но выпить его сегодня Ливий не решился. Стоило подготовиться к этому. В прошлый раз Зелье Бронзового укрепления вызвало такую боль, что парню пришлось войти в глубокую медитацию. В этот раз все могло быть еще хуже.
        На следующий день Ливий выпил болеутоляющее, поджог ароматические палочки и даже покрыл свое тело специальной мазью. Он был готов. Парень подождал несколько минут, пока комната утонет в успокоительном дыме, а потом выпил содержимое флакона с зельем.
        Боль была сильной, и Ливий не собирался ее терпеть. Он быстро вошел в состояние поверхностной медитации, а затем и глубокой. Боль ушла вместе с любыми ощущениями тела, парню оставалось только ждать, а это очень просто, когда для тебя даже нет ощущения времени.
        Ливий открыл глаза только через двенадцать часов. Боль почти ушла. Парень вставал очень аккуратно, потому что отлично понимал: тело прошло через стрессовые нагрузки. Но все было в порядке. Ливий пока даже не мог понять, насколько он стал сильнее. Все, что заботило парня - это отдых. Он рухнул на кровать и задремал, понимая, что скоро придется встать на занятия.
        - В справочнике писали, что Зелье Серебряного усиления заменяет год интенсивных тренировок. Я думал, это преувеличение, - бормотал Ливий себе под нос. Занятия только что закончились, и на протяжении двух уроков парень только и думал о том, как бы проверить свое тело.
        Оно было сильным, оно было быстрым. Ливий прекрасно себя чувствовал. Зал бесконечных испытаний как раз идеально подходил для того, чтобы узнать, насколько хорошо Зелье Серебряного усиления.
        Ливий проходил комнаты с испытанием одну за другой. Испытание с двумя кольцами он преодолел с легкостью. Деревянные солдаты, которые раньше создавали много проблем, теперь стремительно разбрасывались ударами парня. Ливий и поверить не мог, что еще месяц назад это было для него проблемой. Вскоре парень оказался у испытания с одним кольцом.
        Ливий уже знал, что надо делать. Он разогнался, пробежал по стене, схватился за кольцо, раскачался и прыгнул. Еще три испытания - и Ливий был в комнате с деревянными солдатами. Прошлый раз он выбыл именно здесь. «Манекены» пришли в движение, стоило только Ливию появиться в радиусе их атаки. Но парень не пытался бежать напролом, вместо этого он сам напал на деревянных солдат. Быстрыми и сильными ударами кулаков и ног Ливий освободил себе дорогу и оказался на другой стороне. Он и поверить не мог, что способен на такое без яри, скорость тела опережала даже мысли парня. Инстинктивный стиль боя, которому Ливия обучил Зал бесконечного боя, давал свои результаты.
        - Без этой силы и скорости я бы такое ни за что не провернул. Эти залы связаны? Неужели испытания с деревянными солдатами - прямое продолжение Зала бесконечного боя?
        Следом шло испытание с огнем. Ливий осмотрел комнату и понял, что каменной платформы нет. Вокруг были только трубки, которые изрыгали пламя, и только кое-где лежали небольшие камешки, по которым парень и должен был перебраться на другую сторону. Как назло, в этом испытании двигалась стена, которая не давала парню толком подумать.
        - Огонь появляется не одновременно, есть промежутки во времени. Я смогу пробежать.
        Память Ливия была просто невероятной. Он с легкостью запомнил фазы появления языков пламени, поэтому тут же бросился вперед. Останавливаться было нельзя, даже одна секунда могла стать критической. Ливий бежал вперед, перепрыгивая с камня на камень, а огонь следовал за ним по пятам. Когда парень смог добраться до безопасной платформы на другом конце комнаты, то понял, что одежда на спине едва не загорелась.
        Каждое испытание вышло на совершенно иной уровень. Например, в комнате, в которой надо залазить наверх, больше не было веревок. Только небольшие торчащие из стены подпорки, которые появлялись всего на секунду или того меньше. Но Ливий прошел это испытание. Спуск вниз стал куда опасней, но и это не стало для парня преградой. Раскачивающаяся чаша теперь могла полностью перевернуться, и даже откинуть Ливия обратно ко входу. Испытание с ловушками вновь стало быстрее, а еще там были не только бревна. Так из стены могло неожиданно вылезти копье, или кусок пола мог исчезнуть, открыв яму. И все это под летящими туда и обратно бревнами.
        - А где кольца?
        Испытание было знакомым: длинная комната и «живой» пол. Вот только колец под потолком больше не было.
        - Значит, мне нужно пробежать по стене до самого конца?
        Другого варианта просто не оставалось. Парень приготовился к рывку. Его обновленное тело еще не показало всего, на что было способно. Ливий побежал по стене, и в этот раз получилось продвинуться намного дальше, чем в прошлый раз. Но до платформы парень не добежал.
        «Зыбкий» пол уже приготовился ловить свою жертву. В этот момент концентрация Ливия достигла невероятного уровня, парень смог выжать из себя всю скорость, на которую он только был способен, и он оттолкнулся от пола. Ловушка почти захлопнулась на ноге Ливия, но ей не хватило скорости. Этого толчка было достаточно, чтобы парень оказался на твердой платформе.
        - Я быстрее тебя, - сказал Ливий «зыбкому» полу.
        В следующей комнате ждали деревянные солдаты.
        - А почему я должен прорываться через вас, а? - спросил Ливий с хитрой улыбкой.
        Испытания с огнем и кольцами показали парню другой путь. Простой и незаметный на первый взгляд. Ливий разогнался и прыгнул вперед, приземлившись прямо на голову деревянного солдата. Парень оттолкнулся от нее, чтобы оказаться уже на следующей голове. «Манекены» пытались атаковать Ливия, но не могли за ним поспеть. Еще пара прыжков, и парень оказался на безопасной платформе.
        - Проще некуда.
        Теперь Ливий отдыхал после каждой комнаты, входя в короткую медитацию. Зал бесконечных испытаний умел истощать свою жертву, ведь каждое новое испытание было сложнее, чем предыдущее. Но это не могло продолжаться вечно. Ливий двигался вперед, превосходя самого себя. Остатки Зелья Серебряного укрепления все еще не полностью усвоились организмом, постоянно подпитывая уставшее тело парня. Ливий не знал, сколько комнат уже прошел. Он просто перестал считать, ведь в этом не было никакого смысла. Но тем ни менее, парень совершенно не чувствовал себя уставшим. Он был готов продолжать, пока его не остановят.
        - Вот значит как.
        Комната была знакомой: в ней обычно стояли деревянные солдаты. Но было одно весомое отличие в этот раз - солдат был один. Он выглядел внушительно, в одной руке он держал деревянный посох, а в другой - щит. По всей видимости, Зал бесконечных испытаний решил, что обычные «манекены» уже не способны остановить Ливия.
        - Тебе на голову лучше не прыгать, да?
        Парень шагнул вперед. Деревянный солдат тоже. Противостояние началось стремительно - сначала «манекен» нанес несколько ударов, а потом контратаковал Ливий. Ярь нельзя было применять, а еще у деревянного врага отсутствовали жизненно важные точки. Для Ливия это был неприятный соперник.
        - Я так долго сюда добирался не для того, чтобы проиграть какой-то игрушке!
        Парень ударил в щит. Дерево было очень крепким, но Ливий не зря разбивал по десять манекенов в день. Он ударил еще раз, и еще - при этом постоянно уклоняясь от атак врага. Наконец, щит треснул. Деревянный солдат сделал шаг назад, но Ливий не собирался его отпускать. Парень прыгнул вперед и нанес удар ногой, заставляя врага упасть.
        А потом Ливий просто убежал на платформу. Драться до победного конца он не собирался, все, что было ему нужно - пройти в следующую дверь. Деревянный солдат встал и зазывающе помахал своим посохом.
        - Ну уж нет, спасибо за бой. Ладно, посмотрим, что тут еще.
        Парень шагнул в проход… внезапно оказавшись возле хозяина Зала бесконечных испытаний.
        - Что? - удивился Ливий. Это был вход в здание. За стойкой сидел мужчина, вот только диванчика не было - видимо, он появлялся только тогда, когда вошедшего лишали сознания.
        - Ты прошел, - сказал владелец зала.
        - И сколько же было комнат? - спросил парень.
        - Сто. Ты прошел их все. Хорошая скорость.
        - Все из-за Зелья Серебряного укрепления. Я выпил его вчера и стал намного сильнее. Честно говоря, остатки все еще во мне, поэтому я почти не уставал. Не думаю, что это правильно. Я смогу пройти Зал бесконечных испытаний еще раз? - спросил Ливий.
        - В этом нет необходимости. Ты не нарушал мои правила. Приходи на следующей неделе, - сказал владелец Зала.
        В ответ Ливий почтительно кивнул и вышел наружу. Настроение парня было на пике, и он даже не сразу заметил, что на улице стоит глубокая ночь.
        - Темно. Сколько же часов я там пробыл? Не важно, главное, что я справился.
        - Исматор, вызываю Ливия.
        Заместитель Диаза вновь решил разобраться с лидером группы Волка. Ливий был не против. Наоборот, он очень ждал этот бой, чтобы проверить свои силы. В то, что он способен справиться с Диазом, парень пока не верил, а вот Исматор был прекрасной целью.
        - О, этот Ливий. Интересное будет избиение.
        - Да, крепко за его группу «Валтар» взялся. Жалко их.
        - Ой та ладно, захотят - к нам перейдут. Ялум мы примем с распростертыми объятиями, и Наус тоже.
        - И не говори.
        Ливий был без утяжелителей. Недооценивать своего противника было бы глупо. Все-таки, Исматор занимал девятое место в рейтинге Школы Свирепости, и Диаз лично признал его силу, сделав своим заместителем.
        Противник был вооружен мечом. Ливий - посохом. Исматор наступал медленно, он был уверен в себе, но при этом все равно осторожничал. Ливий спокойно ждал. Когда расстояние между ними сократилось, парень сделал резкий колющий удар в голову противника.
        «Что? Он стал быстрее?», - подумал Исматор в этот момент. Посох едва не задел ему голову.
        Ливий не останавливался. Своими ударами и тычками он не давал Исматору и шанса на атаку. Противник полностью ушел в оборону, а именно это парню и было нужно.
        «Я смогу это сделать! Двойной Клык тигра!».
        Сложный прием для посоха, «Клык тигра», не так просто было применить. В бою с Диазом парень смог использовать этот прием, но не добился особого успеха. В этот раз Ливий делал все так же, вот только скорость уже была не чета прежней. Парень выполнил «Клык тигра» один раз, тут же атакуя второй раз тем же приемом, но уже с другого угла. Удары были такими быстрыми, что казалось, будто их нанесли одновременно.
        - Не недооценивай меня! - закричал Исматор, который резко потерял всю свою невозмутимость. Он дважды взмахнул клинком, отражая оба выпада Ливия, но не успел отреагировать на сближение противника.
        Исматор даже предположить не мог, что Ливий захочет сократить дистанцию. Посох длиннее, чем меч, держать врага на расстоянии - хорошая тактика. Но у Ливия был свой путь. «Двойной Клык тигра» был только отвлекающим приемом, все для того, чтобы сблизиться с Исматором для рукопашной схватки.
        Ярь внутри Ливия разделилась на две части. Первая часть была направлена в одну ногу, и парень тут же использовал прием «хромой лодочник», чтобы сбалансировать себя. Вторая часть была направлена во вторую ногу, настолько быстро, насколько это было возможно. Ливий ударил. «Коготь дракона» - прием, который парень еще ни разу не использовал в бою. Мощная атака пробилась через защиту яри Исматора, и противник отлетел на несколько метров.
        - Победа Ливия, - сказал Распорядитель арены.
        «Смотри, Диаз. Это прием, которым ты меня победил. Ты - следующий», - думал в этот момент парень. Арена будто замерла. Две недели назад группу Волка считали аутсайдерами, но теперь каждый убедился в силе ее лидера.
        Так, за один бой, Ливий стремительно поднялся в рейтинге. Девятое место - это серьезно. Все заведения района Золотой арены открывали свои двери перед парнем. Нет, они и раньше были открыты для него, но вот выбор был куда хуже. Теперь же все изменилось. Весь тренировочных комплекс был доступен Ливию, но не на два часа в день, как раньше, а хоть на круглые сутки. В ресторане ему подавали то, что он хотел, и сколько он хотел. Даже в торговом павильоне выбор стал в разы лучше. Туда Ливий и направился в первую очередь.
        «Ну, две недели я точно продержусь на этом рейтинге. Сомневаюсь, что кто-то из 80-90 позиций сможет оспорить мое место. Если кто и сбросит, то какой-нибудь умелый боец из топ-30. Или сам Исматор, что логичней. Не время забивать себе голову, надо пользоваться, пока имею», - думал парень, прохаживаясь по торговому павильону.
        - Вам что-то подсказать?
        В Школе Свирепости о твоем времени заботились, если ты показывал, что чего-то стоишь. На Серебряной арене Ливию приходилось ходить по торговцам туда-сюда, самому выискивая нужные товары. Времени уходило прилично, но другого варианта не было. Здесь же, в торговом павильоне Золотой арены, к тебе подходил специальный человек, который отлично знал, где и что находится.
        - Алхимические товары, - сказал Ливий.
        - Ингредиенты или оборудование? - уточнил консультант.
        - И то, и другое.
        Сначала консультант привел Ливия в магазин алхимического оборудования. Парень давно хотел обновить свою домашнюю лабораторию, но товары в районе Серебряной арены не впечатляли. Здесь же можно было разгуляться. Со своим девятым рангом Ливий смог выбрать лучшее оборудование: от ступы и пестика до реторты и дистиллятора.
        - А это что такое? - спросил парень. Прямо в центре зала, на небольшом пьедестале, стояла фиолетовая печь.
        - Это великая Стихийная Печь!
        Из-за полок неожиданно появился человек в шляпе. Его руки были в бинтах, а на лице виднелись следы ожога. Продавцы в магазине вежливо расступились перед этим человеком, и Ливий понял - перед ним владелец этого места.
        - Только не это, - сказал консультант и помотал головой.
        - И что это за Стихийная Печь? - спросил Ливий.
        - Великая! Алхимические печи - настоящие произведения искусства! А эта превосходит все, что ты видел до этого, молодой человек! Ее степень очистки бесподобная, возможности комбинирования эффектов - безграничны, а нейтрализатор вредных примесей - восхитителен. Вот что такое Стихийная Печь. Само собой, я не продам такой великий артефакт невежде, который даже не знает, сколько корней живицы надо на зелье Фринны.
        - Три, - сказал Ливий.
        - Что? Удивлен, что кто-то вроде тебя знает это. Наверное, услышал где-то случайно у мастеров? В любом случае, невежда останется невеждой! Ты даже понятия не имеешь, сколько раз нужно перегонять отвар из цветов Либрезии.
        - Дважды, - сказал Ливий.
        - Ты что, пытаешься выдать себя за алхимика, парень?
        Владелец магазина продолжал бомбардировать Ливия вопросами, но парень спокойно на них отвечал. Как-то Махус назвал своего друга «ходячей энциклопедией», и не зря. Ливий отлично разбирался в алхимии, вопросы владельца магазина ни разу не поставили его в тупик.
        - Хорошо, молодой человек! Последний вопрос! Как долго нужно варить Зелье Трех Отцов?
        - Нисколько. Это одно из немногих зелий, которое не надо варить вовсе, - сказал Ливий и улыбнулся. Хитрый вопрос владельца магазина не сработал против него.
        - Как же так…
        Владелец магазина сел на моментально подставленную под его задницу табуретку. Он не мог понять, как обычный ученик школы боевых искусств может знать так много. Для владельца все эти молодые таланты были обычными невеждами, которые только и знали, как бить друг другу лица, и ничего не понимали в алхимии.
        - Забирай, молодой человек. Ты достоин этой печи, - сказал владелец магазина, вытирая слезу.
        - Спасибо, - ответил Ливий и поклонился.
        - Молодой человек, подождите! Вы можете продемонстрировать свое мастерство с помощью моей великой печи? - неожиданно спросил владелец.
        Глава 19. Меркурий
        - Продемонстрировать мастерство? - удивился Ливий. - Я обычный ученик, который только немногим больше смыслит в алхимии, чем остальные. Вряд ли я могу показать что-то стоящее.
        - Ты получил мою Стихийную печь! Я хочу увидеть! - заявил владелец магазина.
        - Ладно, какое зелье? - спросил Ливий. Спорить с этим эксцентричным человеком было бесполезно.
        - Вот это, - сказал мужчина, протягивая свиток.
        «Зелье трех стихий».
        Название поразило парня. Когда-то он делал Зелье двух стихий, и не мог не встречать упоминаний о продвинутом варианте - Зелье трех стихий. Однако Ливий ни разу не пробовал его изготовить. Причин было две: редкие материалы и высокая сложность. Первый пункт для парня можно было считать решенным, девятая позиция в рейтинге - это серьезно. А вот со сложностью он не знал, что делать. Зелье трех стихий было таким же сложным в создании, как и Зелье Серебряного укрепления. Вот только для создания последнего Ливий тренировался целую неделю, а Зелье трех стихий нужно было приготовить здесь и сейчас.
        - Это довольно сложное зелье, я смогу создать его только через неделю, - честно сказал парень.
        - Через неделю? Прекрасно. Но ты не берешь во внимание мою Стихийную печь! С ней тебе будет гораздо проще, а уж с Зельем трех стихий… Пробуй!
        Ливию не оставалось ничего другого. В магазине был установлен алхимический стол, чтобы клиенты могли испытать оборудование. Парень подошел к нему, установил печь и другие приборы, которые сегодня как раз купил. Владелец магазина вручил ему материалы - весьма дорогие, пусть до горного мечелиста их ценность не дотягивала.
        - Держите, - сказал Ливий и отдал свиток с рецептом.
        - Ты не будешь с ним сверяться? - удивился владелец.
        - Я уже все запомнил. Мне нужно топливо, чтобы нагреть печь, - сказал парень. Искомого на столе он не обнаружил.
        - Топливо?! Топливо! Если бы я не признал тебя, то уже с позором выгнал бы из своего магазина! Великая Стихийная печь не использует обычного топливо, она работает на яри, - сказал владелец магазина, ни капли не сдерживая свои эмоции.
        «Значит, эта печь - магический артефакт? Интересно», - подумал парень. Он приложил свои ладони к Стихийной печи и начал выпускать ярь, от чего артефакт стал светиться. На корпусе появился синий кружок, который сигнализировал о том, что печь нагрета на одну условную единицу. Таких кружков было всего пять, Ливий продолжал выпускать ярь, и вскоре зажегся еще один кружок. Парень продолжил, пока нагрев не дошел до трех единиц. Именно на таком огне и нужно было готовить Зелье трех стихий.
        - Продолжай выпускать ярь, но не сильно, - дал совет владелец магазина.
        Ливий так и сделал. Он отвлекся всего на несколько секунд, чтобы положить в печь один из материалов, клык ледяного медведя. Обработка такого ингредиента должна была занять около двух часов в обычных условиях, но сейчас Ливий чувствовал, что все происходит стремительно и очень просто. Парень не мог поверить в это. То, что раньше было для него очень сложным, с помощью Стихийной печи выполнялось с легкостью.
        Когда Ливий добавил второй материал, Са’Жал, ответственный за стихию огня, управлять процессом стало гораздо тяжелее. Через десять минут настало время для третьего ингредиента, сефитовой пыли. Она отвечала за стихию земли, и когда сефитовая пыль попала в печь, процесс едва не вышел из-под контроля. Ярь уходила из тела Ливия быстрыми темпами, поддерживать ровный поток было сложно, но парень знал, что если не справится, то зелье будет испорчено.
        Тогда на Ливия будто снизошло вдохновение, прямо как тогда, когда он готовил Зелье Серебряного укрепление. Руки задвигались по корпусу печи сами, распределяя поток яри из рук. Процесс вновь был стабилен, но Ливия уже не волновало зелье. Парню больше не нужен был конечный продукт, все, что его интересовало - само приготовление. Он готов был делать это годами, десятилетиями, вечно - лишь бы только процесс не заканчивался.
        Вскоре эссенция трех стихий была готова. Ливий открыл маленький кран, и пар из печи направился в дистиллятор через несколько дополнительных фильтров, которые парень без конца регулировал, чтобы добиться максимальной очистки. Вскоре пар стал оседать, капая во флакон. Прошло пять минут, и Ливий наконец смог закрыть пробку. Зелье было готово.
        Парень едва не рухнул на пол. Это неожиданное наваждение отняло у него много сил, а когда он повернулся к зрителям, то увидел, что владелец магазина вытирает слезы.
        - Отлично, молодой человек, теперь я совершенно не жалею. Я отдал тебе Стихийную печь из-за твоих обширных знаний, но теперь вижу, что ты не простой заучка. Ты - прирожденный алхимик, даже твой Меркурий уже приближен.
        - Меркурий? - переспросил Ливий.
        - Верно. Ты, наверное, не знаешь об том? Это один из центров энергетического парада планет, и он отвечает за алхимию. С приближением Меркурия в алхимике все сильнее пробуждается дремлющий в нем талант. Мастер начинает действовать интуитивно, производя на свет лучшие зелья и препараты. Как чудесно, - сказал владелец магазина.
        «Меркурий, значит. Я все это время думал только о Марсе, а оно вот как», - подумал парень в этот момент, а сам спросил:
        - А с зельем что?
        - Забирай, забирай, - сказал владелец магазина.
        - Ну, спасибо, - ответил Ливий. Получить Зелье трех стихий как бонус к превосходной печи - парень чувствовал себя победителем городской лотереи.
        Ливий уже направился к выходу из магазина, но остановился. Нет, в этот раз его не окликнул владелец магазина - парень хотел задать вопрос сам.
        - Неужели не было никого достойного этой печи? - спросил Ливий.
        - За три года - ни одного, - ответил владелец магазина. - Это ценный артефакт, я готов был отдать его в руки только стоящему алхимику. Пришлось ждать целых три года.
        - А что было три года назад? - спросил заинтересованный Ливий.
        - Одна девушка получила от меня артефакт. Ее познания в алхимии были действительно велики. Парень, не обижайся, но даже ты ей не ровня, - сказал владелец.
        - И как ее звали? - спросил Ливий.
        - Я никогда этого не узнавал, как не собираюсь узнавать и твое имя. Это кодекс истинного торговца! - ответил владелец.
        - Ладно, я понял, спасибо, - сказал Ливий.
        «Мне повезло, что эту печь никто не забрал до меня. С ней я смогу быстро увеличить свою силу, но нужно не забываться. Нельзя полагаться на одну только алхимию», - подумал парень, шагая к себе домой.
        - Доченька, я присмотрел для тебя хорошего жениха, - сказал владелец магазина, вытирая слезы и смотря парню вслед.
        - Зелье трех стихий. Это может быть опасно, - сказал Ливий. Для приема такого мощного препарата нужно было идти в специальное место, предназначенное как раз для таких случаев. Для Ливия это были купальни, в которых он выбрал специальную комнату. Здесь его должны были обливать холодной или горячей водой, когда это требовалось, благо, парень был не единственным, кто употреблял стихийные зелья - подобные услуги не были редкостью.
        Ливий помнил эффект Зелья двух стихий. Тогда он прыгал из ванны в ванну, чтобы подавить негативные эффекты. Сейчас добавилась третья стихия, земля, а значит, появились новые трудности. Кроме того, зелье просто было мощнее. Все ингредиенты были гораздо лучше тех, что использовались в Зелье двух стихий.
        Разделение на стихии было условным. Скорее, это просто разные состояния, которые алхимики так величественно прозвали в прошлом. Но эти состояния были крайне важны для любого, кто занимается созданием зелий. Огонь почитается алхимиками, ровно как и вода со льдом. Первым можно нагревать заготовки зелий, вторым - охлаждать. Во многом на этом строится большая часть работы алхимика, если не брать во внимание подготовку материалов.
        Земля символизировала собой многие компоненты зелий. На ней росли растения, из нее добывались минералы. Земля была основой всего, поэтому алхимики относились к этому элементу почтительно.
        Воздух же символизировал собой протекающие процессы. Когда отвар превращался в пар, поднимаясь вверх по реторте, или опадал вниз, вновь становясь водой - алхимики видели во всем этом влияние стихии воздуха, вездесущей и всеобъемлющей.
        - Хорошо, начинаем, - сказал Ливий и выпил зелье. Девушки-слуги кивнули и взяли в руки черпаки.
        Сначала тело кинуло в сильный жар. Ливий был намного крепче, чем в Школе Потока, поэтому спокойно переносил температуру. Он стабилизировал свое состояние ярью, а девушки лили на него холодную воду, охлаждая тело снаружи.
        Потом наступила очередь стихии льда. Тело бросило в холод, Ливий стал ощутимо дрожать, и девушки стали лить на него воду из других ведер. Вода была такой горячей, что могла бы ошпарить парня, но этого не происходило. Наоборот, она остывала на нем за считанные секунды.
        Еще две девушки бегали с ведрами туда-сюда, принося из глубоких купален то горячую, то холодную воду. Ливий же полностью сосредоточился на своем теле и процессах, которые протекали в нем. Холод начал отступать, и парня скрутило от боли. Это был эффект стихии земли, которая грубо и быстро перестраивала организм. Разумеется, за это нужно было платить.
        - Продолжайте! - сказал Ливий и вошел в глубокую медитацию. Боль отступила. По сравнению с Зельем Серебряного укрепления, она была небольшой, но парень не собирался ее терпеть. Счет времени в глубокой медитации терялся, и Ливий старался не просидеть в ней слишком долго.
        - Хах, - сказал парень, вновь возвращая себе ощущения и эмоции. Тело было горячим, стихия земли какое-то время назад отступила. Ливий вновь сосредоточился, и стал выпускать ярь небольшими порциями. Так организм не перегружался слишком сильно.
        «Опять холод».
        Состояния менялись по очереди. Сначала шел жар, потом лед, потом боль, а затем - снова жар. Со временем становилось только хуже, организм Ливия впитывал в себя зелье, заставляя парня страдать сильнее. От боли он уходил в медитацию, все остальное время - просто терпел.
        Через полчаса стихийные эффекты стали ослабевать. Девушки с ведрами и черпаками были все в мыле, за это время они успели устать. Теперь они могли делать это хоть немного медленней.
        «Черт, ярь кончилась», - подумал Ливий. Это было проблемой. Без внутренней энергии он не мог поддерживать свой организм, и ситуация могла выйти из-под контроля.
        - Таблетку! - прокричал парень. Девушка-слуга тут же дала ему таблетку, напоминающую жемчужину своей формой и цветом. Ливий не раздумывая глотнул препарат, и тело вновь наполнилось внутренней энергией.
        Это был аркюс. Верде, глава Школы Потока, подарил парню четыре такие таблетки. Каждая могла полностью восстановить ярь, но Ливий ни разу не использовал их раньше. Аркюс был слишком ценен, здесь, в Школе Свирепости, его даже нельзя было купить. Его изготовление слишком сложное, поэтому сварить - тоже не вариант. Все, что было у Ливия - четыре таблетки, и одну он сейчас потратил.
        Еще полчаса потребовалось на то, чтобы парень полностью впитал зелье. Девушки уже падали с ног от усталости, да и Ливий был истощен. Ярь была почти на исходе.
        - Спасибо, хорошо постарались, - сказал Ливий и встал. Девушки поклонились и вышли, а парень рухнул в ванну. После зелья все тело было покрыто черным налетом, который выделился из организма. Это были последствия очищения, исцеления и укрепления Зелья трех стихий. Сил едва хватало, чтобы стоять на ногах, поэтому Ливий хотел пойти домой, но у него еще было одно маленькое незавершенное дело. Он зашел в магазин, взял вина, фруктов и сладостей, а потом занес огромную корзину гостинцев девушкам из купален. Они хорошо сегодня постарались, и Ливий не мог не наградить их дополнительно. Вино было дорогим, а сладости были очень редкими для Мастаграда. Такой простой подарок от парня был настоящим сокровищем для девушек. Ученики Школы Свирепости все еще оставались обычными учениками здесь, в Сильнаре, но для работниц они были очень богатыми. Настолько богатыми, что только самые уважаемые купцы Мастаграда могли сравниться с ними.
        Ливию пришлось ждать несколько дней, чтобы убедиться в эффективности Зелья трех стихий. По грубым прикидкам сила возросла примерно на треть, скорость - примерно на столько же. Организм теперь намного быстрее восстанавливался, да и яри в теле стало больше: физическое состояние и объем внутренней энергии неразрывно связаны.
        - Здравствуйте, - сказал Ливий.
        На прошлой неделе он прошел Зал бесконечных испытаний. Конечно, парню хотелось сделать это еще раз, чтобы потренироваться, но владелец зала был против. Однако сказал Ливию прийти на следующей неделе, что парень и сделал.
        - Путь Ярости, Путь Ловкости, Путь Разума. Выбирай, - сказал мужчина.
        - Путь Ярости, наверное? - сказал Ливий удивленно. Владелец зала показал на дверь, и парень вошел внутрь. Это была комната, причем хорошо знакомая Ливию. Здесь его ждали деревянные солдаты. По их виду парень мог сказать, что «манекены» - самые простые и слабые.
        - И это Путь Ярости? Ладно уж.
        Ливий прошел комнату с легкостью, разбросав деревянных солдат в стороны. За дверью его ждала точно такая же комната с «манекенами». Это испытание парень прошел с такой же легкостью, но понял, что теперь деревянные солдаты немного быстрее.
        - Значит, в этом суть Пути Ярости? Только комнаты, в которых я дерусь? Неплохо, - сказал Ливий самому себе.
        «Путь Ловкости тогда должен объединять испытания с огнем, кольцами, подъемом, спуском и чашей. А на Путь Разума должны быть плитки на запоминание. Интересно, здесь есть что-то новое?», - думал парень, проходя комнату за комнатой. Пока все это напоминало обычное прохождение Зала бесконечных испытаний, только все остальные комнаты будто вырезали.
        - А вот и ты, генерал, - сказал Ливий. Перед ним стоял всего один деревянный солдат, вооруженный посохом и щитом. Пройдя его на прошлой неделе, Ливий закончил все испытания. Тогда парень боялся тратить силы, поэтому избежал полноценной драки, но в этот раз все было иначе. Парень хотел получить максимальную пользу от этого боя.
        Ливий бросился вперед, атакуя ногой. Генерал, как его окрестил парень, закрылся щитом. Он начал наносить удар за ударом своим посохом, вот только Ливий отлично знал стиль боя этим оружием. Ничего нового деревянный противник показать ему не мог, поэтому парень уверенно защищался и уклонялся от атак, чтобы наносить удар за ударом. Вскоре посох деревянного генерала треснул и развалился на две части, Ливий переместился немного левее и провел несколько точных атак. «Манекен» резко перестал двигаться, осев на пол. Видимо, это была победа, дальше бой не было смысла продолжать.
        За следующей дверью Ливия ждали уже два деревянных генерала. Вооружены они были одинаково: деревянными щитами и посохами.
        - Два? Что-то новенькое.
        Даже один мог доставить проблем. Два - это уже серьезно. Если бы Ливий мог пользоваться ярью, то проблем не возникло бы. Но вот полагаться только на физическую силу в этом бою было сложно. Впрочем…
        - Ну давайте! - сказал Ливий с азартом. Он пришел стать сильнее, а как можно этого добиться без сильных соперников?
        Теперь Ливий не мог избежать всех атак. Деревянные генералы доставали его своими посохами, но парень шел вперед, не сбавляя темп. Зелье трех стихий восстановило тело Ливия до пикового состояния, его скорость и сила превзошли пределы человека. Бой с одним деревянным генералом был только разминкой, теперь парень выкладывался на полную. В такой простой битве без использования яри Ливий мог полагаться только на что-то простое и эффективное. Капта, боевой стиль портовых грузчиков, подходил отлично. Ливий знал, как надо бить сильно. Все, что ему нужно было сейчас - не прекращать бить.
        Через пять минуты оба деревянных генерала были уничтожены. Они не сдались так просто, как первый генерал, и дрались до конца, но против Ливия это было бесполезно. Парень задержался ненадолго, чтобы отдохнуть. Через пять минут он встал, но кое-что приковало к себе внимание Ливия.
        - Ярь нельзя, но кто сказал, что это - запрещено?
        Ливий поднял с пола посох, которым дрался один из деревянных генералов. Оружие было обычным, но очень прочным. Только тогда парень вошел в следующую комнату, в которой был только один деревянный генерал. Правда, его окружали обычные «манекены», которых было по меньшей мере пятьдесят.
        - Теперь ты со своими солдатами, генерал?
        Парень не раздумывая окунулся в море деревянных солдат. Они набросились на него, чтобы отвлечь внимание, пока деревянный генерал точечно бил своим посохом. Но этот бой для Ливия был даже проще, чем предыдущий, ведь теперь у него в руках было оружие. С посохом все стало намного проще. Парень блокировал атаки врагов, медленно уничтожая «манекены». Один, два, три, десять - вскоре у деревянного генерала осталась только половина его армии.
        «Манекены» стали действовать слаженней. Чем меньше их оставалось, тем лучше они дрались. Видимо, генералу становилось проще командовать. Когда деревянных солдат осталось всего пять, Ливию стало казаться, что он попал в прошлую комнату. Эти «манекены» уверенно заменяли одного деревянного генерала своим слаженным стилем боя.
        - Но у вас нет щитов, а у меня в руках посох!
        Ливий стал вышибать врагов, стараясь не сильно подходить к ним. Только деревянный генерал мог его достать, но такие атаки парень легко отражал. Вскоре «манекены» были уничтожены, потом пришел черед их одинокого военачальника.
        - Дайте угадаю, в следующей комнате три генерала?
        Так оно и было. Но Ливий смог разобраться с двумя генералами голыми руками, разбить трех с посохом - задача нелегкая, но выполнимая. Через десять минут парень достиг своей цели. В следующую комнату Ливий идти не спешил - нужно было немного восстановиться.
        - А там меня будут ждать два генерала и «манекены».
        В этот раз Ливий ошибся. Генералов действительно было всего два, но вот солдат не было. Вместо них стояла внушительная фигура, с ног до головы сделанная из черного дерева. Рост этого противника достигал двух метров, голову украшали массивные рога, а рук было аж четыре - и в каждой было по деревянному мечу.
        - Будешь маршалом.
        Ливий сделал всего несколько шагов, и враги сорвались с места. Они собирались наброситься на него, но парень спокойно ждал.
        «Раньше я не смог бы это сделать без ускорения ярью, но после Зелья трех стихий стоит попробовать», - думал Ливий. Когда противники были всего в нескольких шагах от него, парень сделал рывок и сместился в сторону, поближе к одному из генералов.
        Парень атаковал посохом, меняя траекторию прямо во время удара. Это был «Клык тигра», одна из самых сложных техник посоха, которую Ливий знал. На этом парень не закончил, он вновь повторил «Клык тигра», но уже с другой стороны. Обе атаки были сделаны почти одновременно, и защититься от такого деревянный генерал не смог. Один удар заставил его раскрыться, а второй - раскрошил ему голову.
        Со вторым генералом Ливий разобрался похожим образом. Оставался только маршал, который размахивал своими четырьмя мечами и не давал парню атаковать. Когда Ливий бил посохом, деревянный гигант блокировал удар мечом. Если у него это не получалось - подключался второй меч. Двух оружий маршалу было достаточно, чтобы заблокировать любую атаку Ливия. Двумя оставшимися руками гигант атаковал парня.
        Ливий уклонился от деревянных мечей, а затем сделал укол посохом. Гигант вновь защитился своими мечами, но посох будто бы прошел сквозь них. «Язык змеи» - это одна из сложных техник копья, которая подходит и посоху. Боец атакует, немного сгибая древко оружия, враг защищается, но в этот момент боец делает копье вновь прямым. Со стороны кажется, будто оружие извивается, огибая вражеский блок. За это оно и получило свое название.
        Маршал такого явно не ожидал. Атака Ливия была направлена не в тело - он бил по руке. Дерево треснуло, но сохранило свою форму, а парень недовольно цыкнул.
        Бой продолжился. Только через десять минут Ливий смог ударить в то же место, сломав деревянную руку гиганту. А дальше дело было за малым: уклоняться и бить. У маршала теперь было только три руки, вскоре осталось две, потом одна, а в конце концов Ливий попросту разбил голову деревянному гиганту.
        - Победа, - сказал парень. Бой длился слишком долго, парень выдохся, но не использовал ярь даже для восстановления. Нарушать правила хозяина Зала бесконечных испытаний не стоило, кто знает, может, в этих комнатах понатыканы ярь-анализаторы? Используешь внутреннюю энергию всего раз, и больше никогда не попадешь сюда. Ливий не собирался так рисковать.
        Когда парень распахнул дверь, то оказался снаружи, на входе в Зал бесконечных испытаний. Владелец сидел с таким же невозмутимым видом, и казалось, будто появления Ливия вовсе не было.
        - Я прошел? - спросил парень.
        - Да, - ответил владелец.
        - Могу я пойти в другой Путь?
        - Выбирай.
        - Путь Ловкости, - сказал Ливий. Владелец кивнул, и парень открыл дверь. Испытания оказались вполне себе ожидаемыми. Ливий проходил их одно за другим, пока не добрался до того, что еще не видел.
        - Значит, все то же самое, но расстояние в два раза больше?
        Испытание с кольцами, вот только до платформы напротив было далеко. Ну и колец не было, это само собой. Нужно было оттолкнуться от «зыбкого» пола как минимум дважды, и парень смог это сделать. Его тело было на пике, теперь даже такое не могло его остановить.
        Испытание с огнем, с ловушками, с подъемом и спуском - во всем увеличилась длина или высота комнаты. Выбивалась из общей колеи только чаша, вернее, ее отсутствие. Вместо нее вращалась вся комната, причем с такой бешеной скоростью, что содержимое желудка Ливия едва не расплескалось по механизмам Зала бесконечных испытаний. Но парень прошел, и вновь оказался рядом с владельцем зала.
        - Остался последний Путь, да? - спросил Ливий.
        - Входи, - коротко ответил владелец зала.
        Путь Разума оказался для Ливия самым простым. Количество рядов плиток в последней комнате достигло двух тысяч, но парень прошел, особо не напрягаясь при этом. За все время он так и не выяснил, что произойдет, если встать не на ту плитку.
        - Все, - сказал Ливий.
        - Больше у меня нет испытаний. Найди Зал бесконечных кошмаров выше, - сказал владелец зала.
        «Значит, есть подобное место в какой-то другой Школе. Может, в Школе Трех Замков? Было бы неплохо», - подумал парень.
        - И вот еще что. Награда, - сказал владелец зала и протянул парню свиток.
        Глава 20. Фигуры
        «Незримый бег».
        Ливий развернул свиток уже дома. Рассматривать награду при хозяине зала было невежливо, делать это же на улице - еще хуже. В итоге Ливий терпел до дома, где наконец развернул свиток и прочитал название.
        - «Незримый бег»? Звучит интересно.
        Свиток был не очень длинным, но зато весьма обстоятельным. Даже рисунки были, хотя иллюстратора обычно нанимали только для книг, причем не самых дешевых. В свитке описывалась техника для бега и прыжков. Некую вариацию этой техники Ливий изобрел, бегая по стенам и отталкиваясь от «зыбкого» пола Зала бесконечных испытаний, но у парня был только прототип, не использующий ярь. Теперь же в его руки попала истинная техника.
        - Значит, все эти испытания были неспроста.
        Суть техники была в концентрации яри в ступнях. Казалось бы, звучит очень просто, но здесь была своя хитрость, которая делала эту технику потрясающей. Смысл был в том, чтобы концентрировать ярь в виде волн для устойчивости. Да, сложность была немаленькой, но зато расход энергии был низок. Про эффективность и говорить не стоило.
        Если положить лист толстой бумаги на два стакана, а сверху поставить еще один стакан - ничего путного из этого не выйдет. Груз просто прогнет бумагу. Но если сложить ее гармошкой, то все поменяется. Стакан сверху будет стоять, и конструкция рушиться не будет. В этом и была суть техники - использовать своего рода ребра жесткости. Обычного слоя яри могло быть недостаточно, а вот если изменить ему форму - то все становилось возможно.
        Слово «незримый» в названии тоже было не просто так. Техника позволяла использовать совсем немного яри, и для многих это могло остаться незамеченным. «Незримый бег» был не только эффективной, но еще и скрытной техникой.
        Несколько дней парень только и делал, что тренировался. «Незримый бег» было сложно освоить, техника требовала контроль яри, недостижимый для Ливия, но парень медленно продвигался к своей цели.
        Наконец, настал день боя на арене. Парень знал, что удержать девятое место в рейтинге почти невозможно. Слишком лакомый кусочек для многих учеников Золотой арены, особенно для «Валтара», который точил на группу Волка зубы.
        - Дрозд, вызываю Ливия!
        Это был парень из «Кремня». Никто из «Валтара» не успел бросить вызов, настолько быстро Дрозд сделал это. Сам он находился на двадцать седьмой позиции, Ливий был для него хорошим шансом быстро подняться выше.
        «Я уже не тот, что две недели назад».
        Ливий принял Зелье трех стихий, прошел Зал бесконечных испытаний и все три Пути - Путь Ярости, Путь Ловкости и Путь Разума. Свои основные тренировки парень тоже не прекращал, становясь все лучше и в контроле яри, и во владении оружием. Про тело и говорить не стоило.
        - Может, сдашься? - спросил Дрозд спокойно. Он выглядел внушительно: под два метра ростом, кроме того, выделялись его густые черные волосы, которые доходили Дрозду до лопаток. Не каждый день увидишь такую внешность у учеников Сильнара, ведь они старались стричь свои волосы коротко. Ведь длина волос - это тоже уязвимость в бою. Некоторые школы боевых искусств заставляли своих учеников начисто сбривать свои волосы каждую неделю, и это не было лишено смысла.
        - Ты можешь пожалеть об этом вызове, - ответил Ливий. Сегодня парень был уверен в себе, как никогда.
        - Что ж, увидим, - сказал Дрозд и принял боевую стойку.
        Оружием противника был двуручный меч. Для Ливия это было не хорошо, но и не плохо. С одной стороны, посох все равно выигрывал в дистанции. С другой - меч был тяжелее, и им проще было сломать посох.
        Дрозд оказался хорошим бойцом. Он нанес всего три удара, от одного Ливий уклонился, второй пришлось отводить посохом, а третий едва не достал парня.
        «Он хорош», - подумал Ливий и ударил. Парень покрыл оружие ярью, а еще ускорил атаку, вложив энергию в руки. Сначала был «Язык змеи», которым Ливий смог обогнуть блок Дрозда. Сразу же за этой атакой последовал «Двойной клык тигра». Комбинация была безумно сложной, однако парень смог ее сделать. Дрозд такого точно не ожидал.
        Две недели назад Ливий уже был способен использовать «Двойной клык тигра». Неделю назад - этот же прием, но без яри. Сейчас парень смог объединить его с «Языком змеи». Это было лучшее, что Ливий был способен показать с посохом в руках. Он был уверен, что эта комбинация завершит бой, но Ливий внезапно оказался с двумя кусками разрубленного посоха в руках.
        - Что? - спросил парень. Тело среагировало само, Ливий отпрыгнул назад и не попал под удар Дрозда, который попытался добить обескураженного соперника.
        «Он нанес такой быстрый удар, да еще и перерубил мой посох, покрытый ярью? Тупым мечом? Монстр», - подумал Ливий и посмотрел на противника.
        Дрозд не просто так попытался сразу же добить парня. Просто противник Ливия отлично понимал, что лучшей возможности у него уже не будет. Дрозд тяжело дышал: яри на атаку пришлось потратить немало.
        Но это Ливий остался без оружия, а Дрозд, пусть и устал, все же крепко держал свой меч в руках.
        - Хочешь сдаться? - спросил Распорядитель арены у Ливия.
        - Нет, конечно, - ответил парень.
        Дрозд бросился в атаку. Ливий не стал ждать, когда противник до него доберется. Нужно было использовать «Незримый бег», но парень пока слабо его освоил. Впрочем, для хорошего прыжка вперед вполне хватило. Ливий резко сократил дистанцию, одновременно бросая в противника остатки посоха, покрыв их ярью. Метательное оружие на арене запрещено не было, так что мешало парню воспользоваться этим обломками?
        От одного куска посоха Дрозд увернулся, второй ему пришлось сбивать. Это дало Ливию всего полсекунды, но этого было достаточно, чтобы он подобрался к противнику в упор.
        Парень схватил Дрозда за руку и перебросил через себя. Бросок, такой непривычный прием для Сильнара, сработал на ура. Дрозд выронил свое оружие, да еще и оказался на земле, и Ливий тут же ударил ногой. Но противник заблокировал удар, и стал атаковать прямо с земли, медленно вставая в нижнюю стойку.
        «Неплохо», - подумал Ливий. Дрозду приходилось защищаться ярью, которой у него и так осталось слишком мало. Когда Ливий нанес свой пятнадцатый удар - а на всю серию атак ушла секунда или полторы - Дрозд был полностью истощен. Рука противника сломалась, и Распорядитель арены тут же прервал бой, объявив Ливия победителем.
        - Ты очень сильный, - сказал парень. Дрозд ничего не ответил. Принимать комплименты от того, кому ты бросил вызов, при этом проиграв ему - то еще удовольствие.
        «Девятое место со мной. Следующие две недели пройдут просто замечательно», - подумал парень, покидая арену. Настроение Ливия было на высоте. Кроме того, группа Волка тоже неплохо поднялась - Ялум уже была на пятьдесят втором месте, Тихий - на шестьдесят пятом. Махус и Наус были чуть ниже, но все же и у них был прогресс. Группа Волка занимала свое законное место на Золотой арене.
        «Неужели Диаз решил от нас отстать?», - думал Ливий. То, что сегодня никто из группы Волка не получил вызов от «Валтара», удивляло. Но парень решил не забивать себе этим голову: впереди были две прекрасных недели тренировок.
        Ливий стоял посреди огромного ничего. Лучше было и не сказать - парень посмотрел во все стороны, в том числе вверх и вниз, но не обнаружил ничего. Это была чернота, но парень прекрасно через нее видел. Видел… черноту, но уже вдали. Странное ощущение, которое невозможно было описать. Ливия нисколько не беспокоило это место, с той живой тьмой, которую он видел в других снах, местная чернота не имела ничего общего.
        «Снах?», - подумал парень и в этот момент разглядел фигуры людей вдалеке. Мысли о снах и что он, возможно, находится в одном из них, улетучились из головы Ливия.
        - Здравствуйте, - прокричал парень, стараясь вглядеться в фигуры людей. Все, что он видел - силуэты. Ни лиц, ни одежды, ничего. Правда, силуэты сильно отличались - одни были высокими, другие - низкими. Одни худыми, другие - широкими.
        Силуэты людей повернули в сторону Ливия свои головы. Парень по-прежнему не видел их лиц, но он знал, что они это сделали. Неизвестные люди смотрели на него долго. Ливий и сам не знал, насколько долго. Он не мог шевелиться, все, что ему оставалось - кричать, пытаясь получить ответ от этих людей.
        «Я должен сделать хотя бы шаг».
        Парень напряг все свои силы, но не смог сдвинуть ногу и на сантиметр. Чернота вокруг него была статична и не давала ничему меняться.
        «Но они же повернули головы!».
        В этот момент Ливий понял, что даже когда он кричал, рот оставался закрыт. Кричал ли он на самом деле или только у себя в голове - парень уже не знал. Это не беспокоило Ливия, он хотел сделать шаг. Шаг навстречу неизвестным фигурам, которые смогли услышать его безмолвный крик.
        «Ярь!».
        Ливий не чувствовал в себе ни капли внутренней энергии. Но он попытался представить, что она в нем есть. Это было как кричать с закрытым ртом: если это возможно, то почему нельзя направить ярь, которой нет, в ногу?
        У него получилось. Нога едва заметно засветилась синим, и Ливий сдвинул ее, сделав один короткий, но уверенный шаг. Всего одно движение, но фигуры будто стали намного ближе. Ливию хотелось шагать и дальше. Хотелось, но парень этого не мог - он чувствовал сильное истощение, будто исчерпал всю ярь в теле. Видимо, так оно и было. Ливий потратил все свои внутренние ресурсы всего на один шаг.
        - Видимо, на этом все, - сказал парень и почувствовал, как покидает это место. Мысль о том, что это сон, вновь появилась в голове Ливия. Сновидение заканчивалось, потому что снаружи уже успело рассвести.
        - Ливий, - услышал парень тихий голос из далекой черноты. Неизвестные фигуры людей едва слышно звали его.
        Лучи солнца уже пробивались через небольшое окно спальни. Ливий лежал, не двигаясь, будто пытаясь удержать сновидение в своей голове как можно дольше. Ощущения, которые он испытывал там, в черноте, будто все еще были здесь.
        - Доброе утро? - сказал Ливий и понял, что его губы шевелятся. Он вернулся в реальный мир.
        Странные сны снились парню не впервой. Их значение оставалось для него тайной. В библиотеке не так просто было найти сонник, ведь Сильнар не признавал подобные знания чем-то полезным для своих учеников, однако одну книгу Ливий раздобыл. Но ничего толкового из нее не вынес. Сны парня остались загадкой, которую он сам должен был разгадать. Еще можно было просто игнорировать все это, что Ливий обычно и делал.
        - Ну, кое-что из этого сна можно вынести. Я должен стать сильнее, - сказал парень и рывком сел на кровать. Ливий немного размялся, а затем встал. Утренние тренировки парень любил меньше всего, но никогда их не пропускал. В Сильнаре их считали залогом развития тела.
        Штанга, гири, гантели - дома у Ливия было все. Он потаскал железо, выполнил Двадцать четыре Оздоровительных Движения десять раз, после чего отправился на завтрак. Там он пересекся с Махусом и Наус, которых Ливий все чаще видел вместе.
        - Как оно? - спросил Махус.
        - Как всегда, - ответил Ливий.
        - А чего хмурый такой? Снилось что-то плохое? - спросил друг. Он знал, что Ливию снятся странные сны.
        - Вроде того, - ответил парень. Он быстро добил свой завтрак и отправился домой, где начал тренировать контроль яри. После приема пищи двигаться особо не хотелось, поэтому Ливий и занимался подобными упражнениями.
        Дальше были занятия у Варс. Женщина просто наблюдала за развитием своих учеников, корректируя их тренировки. Не лезла она только к Ливию, который развивался как-то по-своему. Варс была мастером, и она отлично понимала парня, который пытался найти лазейки в любом направлении боевых искусств. Это было похвально и приветствовалось Сильнаром. Однако оставалось кое-что, о чем Варс беспокоилась.
        - Ливий, подойди сюда, - сказала она.
        - Да, мастер, - сказал парень, когда оказался перед Варс.
        - Я бы хотела поговорить с тобой. Иногда идущие по пути боевых искусств сталкиваются с разными явлениями, которые могут поставить их жизнь под угрозу.
        - Да, я знаю, мастер, - сказал Ливий.
        - Ты видел черные молнии? - спросила Варс, перестав ходить вокруг да около.
        «Что? Неужели это что-то настолько опасное?», - подумал Ливий и сказал:
        - Да, мастер. В своем сне. Они там пробегали по красной планете, я подумал, что это мой Марс.
        - Почему ты мне сразу об этом не сказал?! - спросила Варс громко, а потом резко успокоилась, когда увидела, что все ученики в зале смотрят на нее. - Это может стать для тебя большой опасностью лет через десять, Ливий.
        - Чего мне нужно бояться? - спросил парень. - И что это вообще такое?
        - Тебе пока не стоит этого знать. В следующих Школах тебе об этом подробно объяснят. Пока что старайся не испытывать каких-нибудь резких эмоциональных вспышек. И да, держи. Я не должна тебе этого давать, но это может спасти тебе жизнь, - сказала Варс и протянула парню свиток.
        «Целых два свитка за последний месяц. Удивительно», - подумал Ливий и сказал:
        - Большое спасибо.
        Дома парень развернул свиток. Ливий ожидал увидеть технику или метод развития яри, но это было нечто кардинально иное.
        - Песня? Хотя нет, просто стихи. Зачем Варс дарить что-то такое?
        Свиток был написан на неизвестном языке, но при этом буквы были хорошо известны Ливию. Никакого перевода не было. Парень повертел свиток, осмотрел его с разных сторон, надеясь найти хоть какую-то инструкцию, но ничего не нашел. Оставалось просто читать, как есть.
        - Даум, Дага, Бортош, Хум.
        Сначала парень просто читал непонятные слова, но вскоре он увлекся. Ливий представил себя колдуном, зачитывающим древнее заклинание, интонация сменилась на более торжественную и мистическую.
        «Что?».
        Прочитав четыре строчки, Ливий понял, что эмоциональная манера чтения исчезает. Парень просто стал становиться спокойней, второе четверостишие он зачитывал уже без интонации в своем голосе. После третьего четверостишья парень чувствовал себя настоящим мастером-мудрецом, закрывшемся в пещере на сто лет, настолько он абстрагировался от окружающего мира. Последние четыре строки Ливий уже не видел. Он их зачитывал, это точно, но разум парня был слишком далек от этого.
        Необычное состояние прошло минут через пятнадцать. Ливий удивленно смотрел на свиток. Теперь он знал, что это такое, ведь читал об этом в книгах.
        - Фартах. Молитва.
        Это была мантра, которую повторяли монахи нескольких культов. Мантра позволяла им войти в медитативное состояние, которое, как они считали, сближает их с богом. Ливий не чувствовал, что стал ближе к каким-то высшим силам, но убедился в эффективности фартаха.
        - Варс боится моих неконтролируемых эмоций? Не важно, в любом случае. Нужно запомнить эти строки, очень полезно, - думал Ливий. Конечно, оставалась еще глубокая медитация, которая позволяла справиться с эмоциями так же легко, вот только в этом случае ты полностью теряешь связь с миром вокруг тебя. После прочтения фартаха все не так критично. Ты видишь все, ты даже можешь делать какие-то движения, например, можно встать и пройтись по комнате. Правда, ощущается это странно, будто ты находишься в сне. Тело ничего не чувствует, даже свой собственный вес не так просто ощутить. Кажется, что тело - всего лишь марионетка, которой ты управляешь откуда-то издалека. Это было непривычно и даже пугало.
        Ливий быстро запомнил неизвестные слова. Он испытал их еще пару раз, и снова убедился в эффективности фартаха. Почему такое не преподавали в Школе Свирепости на постоянной основе, парень не знал. Ему казалось, что фартах - очень полезный, и при этом его легко изучить.
        Остальной день парня был простым. Сегодня свиток Варс забрал у Ливия немало времени, которое он обычно тратил на тренировки. Парень пошел в Бастион мастерства, где тренировался с посохом и нунчаками, а потом вернулся в район Золотой арены и отправился в комплексный зал для тренировок. Ливий вышел оттуда только через пять часов.
        После ужина парень завершил день развитием техник, завязанных на яри - «Когтя дракона» и «Незримого бега». Пока что они были двумя стенами, которые Ливию нужно было преодолеть. «Коготь дракона» не получался без «хромого лодочника», «Незримый бег» просто не получался. Ливий уже мог спокойно поддерживать ярь в своих ступнях, но изменить саму форму внутренней энергии было пока невозможно для него. Всего этого можно было добиться только путем долгих тренировок, и парень хорошо об этом знал.
        - Нужно переезжать.
        Ливий запланировал переезд еще две недели назад, но это было не так просто сделать. Барьер Пяти Звезд не давал парню сменить место жительства, ведь делать всю ярь-схему заново было сложно. Но теперь Ливий мог ее улучшить, что раньше было невозможно. Сменить квартиру при этом - неплохая идея. Парень не знал, сколько еще ему придется провести на Золотой арене, но не меньше трех месяцев, это уж точно. Поэтому стоило позаботиться о собственном комфорте, пока такая возможность еще была.
        В изначальном Барьере Пяти Звезд использовались пять ярь-линз и Кольцо синтеза. У Ливия была только одна ярь-линза, остальные четыре пришлось заменить Концентраторами. Но сейчас он был на девятой позиции в рейтинге, а это значило, что в торговом павильоне можно было получить даже что-то настолько ценное, как ярь-линзу. Правда, все было не так просто.
        Во-первых, ярь-линзу можно было получить только раз в неделю. Ливий взял две раньше, и две - после победы на Дроздом.
        Во-вторых, ярь-линз можно было получить всего пять. Существовал верхний предел, чтобы ученики не набирали себе десятки артефактов, продавая их в Мастаграде. Ливию были нужны только четыре, и как раз сегодня он получил последнюю.
        Новая квартира была уже в районе Золотой арены. Ее можно было назвать роскошной: вместо трех комнат - целых пять, причем каждая была внушительных размеров. Одну Ливий отделил исключительно для медитации, больше не нужно было располагать Барьер Пяти Звезд в спальне.
        Установить ярь-схему заново было проще, чем в первый раз. Прошло уже немало времени, и сейчас Ливий владел внутренней энергией весьма неплохо. Потоки энергии были намного мощнее, и парень боялся, что все может выйти из-под контроля, но обошлось: Барьер Пяти Звезд был установлен. Ярь начала собираться в комнате, и парень понял, что прошлый Барьер Пяти Звезд был всего лишь жалким заменителем настоящего. Все равно, что есть ржаной хлеб, когда у тебя есть пшеничный.
        Развитие внутренней энергии вышло на новый уровень. Ливий понимал, что скоро сможет прийти и сдать экзамен Варс, и тогда останется только одобрение Квинта Ассуса. Его не так просто было заслужить: Ливий считал, что посохом он уже и так неплохо владеет, но мастер все еще не признал его. Видимо, подобного уровня было просто недостаточно.
        Новый Барьер Пяти Звезд был только подготовкой. Был у Ливия артефакт, который он использовал всего раз. Стихийная печь - настоящее сокровище для алхимика. В Мастаграде любой зельевар пошел бы на убийство ради такой печи, это точно. А Ливию она досталась совершенно бесплатно.
        До этого парень сварил только одно зелье в Стихийной печи - в самом торговом павильоне, демонстрируя мастерство в алхимии. После этого Ливий не готовил зелья в этом артефакте, и на то была причина.
        Стихийная печь работала на внутренней энергии. Ливий боялся, что ему просто может не хватить яри для какого-нибудь продолжительного в готовке зелья. Теперь же, сидя в комнате с Барьером Пяти Звезд, парень совершенно этого не боялся.
        - Теперь я смогу сварить ферредикт.
        Ферредикт не был зельем, хотя как раз алхимики его и готовили. Скорее это был препарат для развития. Большая таблетка ферредикта растворялась в воде, в которую потом погружался человек. Польза для организма была очень большой, вот только не каждый алхимик мог подобное приготовить. Секрет был в том, что состав ферредикта был исключительно минеральным. Никаких трав в отваре не было, да и отвара, как такового, тоже. Только твердые минералы, которые нужно было расплавить и объединить в одно целое долгим и утомительным процессом.
        Обычному алхимику нужно было потратить на изготовление одной таблетки ферредикта целую неделю. Разумеется, он не мог это делать в одиночку, алхимики сменяли друг друга, чтобы хотя бы поспать.
        Но у Ливия была Стихийная печь, и это здорово ускоряло процесс. Парень погрузил минералы внутрь артефакта, после чего принялся нагревать печь ярью. Сначала зажегся один синий кружок, затем - второй. Третий, четвертый, пятый - Ливий остановился на максимальной температуре. Трата внутренней энергии была колоссальной, но Барьер Пяти Звезд здорово спасал.
        То, на что обычному алхимику требовалась неделя, Ливий смог провернуть всего за три часа. Таблетка ферредикта была готова, она все еще была горячей, но парень не собирался ждать, пока она остынет. Он покрыл руку ярью и схватил ферредикт, а потом сразу же пошел в купальни.
        Глава 21. В полную силу
        Ферредикт уже растворился. Ливий просто стоял в воде и получал от этого удовольствие и пользу. Именно стоял, а не лежал, ведь парень заказал самую маленькую ванну, и ею была обычная деревянная бочка. Да, она была широкой, но в ней все равно нужно было стоять. Ливий не хотел тратить ферредикт на большую ванну, ведь чем меньше жидкости, тем лучше целительные свойства.
        Ферредикт не только быстро восстанавливал организм, он его еще и закалял. Эффект таблетки проникал сквозь кожу прямо в кости, делая их крепче. Процесс был совершенно безболезненным, но требовал много времени. Нельзя было разок скупаться в ванне с ферредиктом, нужно было делать это систематически. Раз двадцать хотя бы. Раньше Ливий даже не хотел начинать это, теперь парень был уверен, что все получится.
        - Главное, чтобы материалов хватило.
        А вот с этим могли быть проблемы. Это сейчас Ливий был на девятом месте, но все могло поменяться. На следующий день парень как раз пришел на арену. Он ожидал жесткой стычки с кем-то ниже себя по рейтингу, но все сложилось иначе.
        - Орфус, вызываю Ливия!
        «Орфус? Тот самый Орфус? Я был удивлен, что он остался в Школе Свирепости, а теперь он и вовсе бросает мне вызов. Неужели „Валтар“ пока отступил, а „Кремень“ взялся за нас?» - удивился Ливий.
        На арену спустился уже не самый молодой парень. Ему было около тридцати, на фоне Ливия он казался очень опытным учеником. В руке Орфус держал алебарду - тяжелое, но очень эффективное оружие. Во внешности этого ученика была деталь, которая привлекала к себе внимание: волосы Орфуса были завязаны в хвост. Это было не очень практично для боев на арене, но, видимо, в «Кремне» мода такая - носить длинные волосы.
        «Может, так они хотят показать свое превосходство? Мол, у нас длинные волосы, но в боях против вас это даже не мешает?», - подумал Ливий, а вслух сказал:
        - Не думал, что глава «Кремня» бросит мне вызов.
        - Две недели назад ты побил очень перспективного бойца моей группы. Долги надо отдавать, - сказал Орфус.
        - Какой злопамятный, - пробормотал Ливий. Парень вышел на арену сразу с двумя видами оружия: с посохом и нунчаками. Когда Ливий понял, что его соперник - Орфус, то отбросил посох без колебаний. Этот бой парень решил провести с нунчаками.
        - Что, выбрасываешь свое основное оружие в бою с главой «Кремня»? - спросил Орфус.
        - Против тебя в нем смысла не будет, - ответил Ливий честно.
        Обычно посох дает парню преимущество в дистанции. В этот раз - нет, ведь алебарда тоже длинная. Орфус явно владеет своим оружием лучше, чем Ливий - тоже серьезный аргумент. В общем, бороться на «равном» оружии смысла не было, а вот попытаться победить какой-нибудь уловкой - вполне возможно. Нунчаки идеально подходили для этого.
        Вот только Ливия разбили в пух и прах. Нет, под конец боя парень даже смог использовать захват нунчаками, перехватив лезвие алебарды, но Орфус на огромной скорости нанес удар ногой. Это был «Коготь дракона», и Ливий был готов поклясться, что Диаз бил в три раза медленней. Парень не успел отреагировать на атаку и отлетел от удара в противоположную сторону, а Распорядитель арены расценил это, как однозначный проигрыш. Парень почти сразу вскочил, он был готов продолжать сражение, но идти против Распорядителя арены было невозможно.
        - До меня ты пока не дотягиваешь. До Диаза тоже. Если бы ты овладел всеми шестью приемами продвинутого контроля яри - то возможно, а пока ты, Ливий, не соперник нам. Девятое место - твой потолок, - сказал Орфус.
        «Шесть приемов? Я хорошо владею только тремя. Мне действительно далеко до них, но они не представляют, насколько быстро я их догоню», - думал в этот момент Ливий.
        Для парня потянулись целые месяцы тренировок. На арене Ливий то поднимался в рейтинге, то падал. Иногда он выходил на бой в утяжелителях, иногда - с нунчаками. Все ради прогресса.
        Целый курс ванн с фередиктом был пройден. Ливий чувствовал, что стал крепче. Кости могли выдержать большее напряжение, и ученика школы боевых искусств это не могло не радовать.
        Путь Ярости Ливий проходил, даже не подбирая посох уничтоженного деревянного генерала. Хватало кулаков и ног, чтобы разобраться с противниками. Путь Ловкости парень проходил в утяжелителях. Про Путь Разума и говорить не стоило - Ливий использовал эти испытания как рядовую тренировку памяти.
        - Три минуты, - сказала Варс.
        Спустя два месяца после того боя с Орфусом Ливий наконец сдал экзамен Варс. Продержать ярь на палке три минуты было непросто, но парень справился. Однако это был не предел Ливия: Марс был раскрыт где-то на девяносто процентов, а это значило, что парень все равно не показал весь свой потенциал. Когда другие стояли в низком старте, он только подходил к беговой дорожке.
        «Коготь дракона» уже получался и без «хромого лодочника». «Незримый бег» тоже был освоен. Получалось средне, конечно, но Ливий был рад и этому.
        - Я думаю, самое подходящее время для еще одного приема.
        Книга Верде под названием «Контроль яри» не закончилась на «Когте дракона». Был еще один раздел, который Ливий даже не открывал. Такой у него был склад ума: нечего лезть вперед, пока не разобрался с основами.
        «Если вы уже освоили „Коготь дракона“, то вам можно узнать и об „Импульсном ударе“. Эта техника объединяет в себе несколько других, которые вы изучили ранее. Во-первых, вам понадобится быстрая текучесть яри, как в „Когте дракона“. Во-вторых, сам „Импульсный удар“ - это дальнейшее развитие „толчка“. Как „Коготь дракона“ основывается на балансе „хромого лодочника“ и проникающей силе „клинка“, так и новая для вас техника - на „точке“. Все приемы взаимосвязаны, и если не изучить основу хорошо, продвинутые техники вам не понять».
        Ливий оторвался от книги и заулыбался. Его мировоззрение приносило плоды, и он был рад, что сходится в мыслях с автором.
        «Теперь к сути. „Толчок“ используется для того, чтобы отбросить противника. Какой-то проникающей мощи в этой технике почти нет. „Импульсный удар“ наоборот очень опасный прием, способный наносить ужасающие повреждения. Для этого вам нужно одновременно выполнить несколько шагов».
        Ливий перевернул страницу в предвкушении.
        «Сначала - сконцентрировать ярь на ударной части вашего кулака, так, как вы это делаете на ладони во время „толчка“. Затем - сконцентрировать ярь в самом кулаке. После вам нужно будет ускорить свою руку внутренней энергией, а в конце концов использовать текучесть яри в момент удара, как в „Когте дракона“. Вот и все. Несколько простых шагов, которые вместе создают нечто опасное и невероятное».
        Парень дочитал абзац, и перевернул страницу. Дальше ничего не было, только обложка. Книга закончилась, но в ней не было шестой техники, о которой упоминал Орфус.
        - Может, «Незримый бег»? Звучит логично.
        Но сейчас было не до поисков шестой техники. Нужно было разобраться с «Импульсным ударом», а это было непросто. Ливий лег на кровать и полчаса просто смотрел в потолок, пытаясь понять, как вообще выполнить столько действий одновременно. «Импульсный удар» был слишком сложным, хоть и состоял из простых элементов.
        А потом начались бесконечные попытки. Ливий мог сконцентрировать ярь в ударной части кулака, заодно укрепив кулак в общем. Это были целых два первых шага. А вот дальше начинались проблемы. Нужно было и ускорить руку, и использовать импульс яри, ее текучесть непосредственно во время удара.
        - Наверное, поэтому прием так и назвали.
        Но Ливий не сдавался. Через неделю он смог сделать что-то похожее на «Импульсный удар» - выглядело это совсем не впечатляюще. Но пока Ливия не волновала эффективность, парень просто хотел научиться использовать все «шаги» из книги одновременно.
        - Ливий, вызываю Диаза!
        Такого никто не ожидал. Особенно этого не ждал сам глава «Валтара», но не раздумывая спустился вниз, на арену.
        - Думаешь, что сможешь победить? - спросил Диаз.
        - Не попробуешь - не узнаешь, - ответил Ливий.
        - Тогда бери свое оружие и начнем уже.
        Но Ливий ничего не взял в руки. При нем не было ни посоха, ни нунчак. Все, что он собирался использовать в этом бою - собственное тело. Ливий встал в одну из базовых боевых стоек Сильнара, это же сделал и Диаз.
        - Самонадеянно, - сказал глава «Валтара» абсолютно спокойно. Он не был ни оскорблен, ни взбешен поступком Ливия - Диаз просто не понимал, зачем добровольно уменьшать себе шансы на победу.
        Глава «Валтара» дрался исключительно врукопашную. Ливий не видел, какое у Диаза оружие, да и никто не видел. Глава «Валтара» не дрался с сильными противниками, например, с тем же Орфусом, поэтому ему и не было нужды использовать оружие. На противников, вроде Ливия, Диазу хватало и собственного тела.
        Как и обычно, он решил не затягивать бой. Диаз быстро сблизился и нанес несколько прямых ударов кулаками. Ливий не стал уклоняться, и просто ушел в блок, вливая ярь в свои руки. Глава «Валтара» ударил ногой. Он целился в ногу Ливия, но парень наконец вышел из блока и атаковал в ответ. Диазу пришлось вернуть свою ногу на исходную позицию и провести еще одну атаку рукой. На этот раз Ливий отпрыгнул на шаг.
        Это был идеальный момент для «Когтя дракона», и Диаз воспользовался этим в полной мере. Он провел свою любимую атаку, целясь Ливию прямо в грудь. Диаз знал, что эта атака - очень предсказуемая. Но он полагался на ее мощь, и не зря. «Коготь дракона» в его исполнении был превосходен. Возможно, не было ученика в Школе Свирепости, который овладел бы этой техникой лучше, чем Диаз.
        Но Ливий все это прекрасно знал. В стопах появилась ярь, и парень использовал «Незримый бег». Все ради одного полушага в сторону, но этого было достаточно, чтобы уклониться от «Когтя дракона». Ливий тут же перестал использовать «Незримый бег», и перевел всю ярь в руку. Несколько шагов он выполнил за секунду: внутренняя энергия на ударной части кулака, в самом кулаке, в руке и в потоке. Это был «Импульсный удар», который у Ливия получался еще плохо. До качественного исполнения было далеко, парень мог выжать только половину мощи этой сложной техники, но этого было достаточно.
        Удар пришелся Диазу в блок руками. Пусть Ливий потратил всего секунду, для мира боевых искусств это была целая прорва времени. Диаз успел закрыться и влить ярь в руки, но этого все равно не хватило. Его отбросило на несколько шагов, он едва не потерял равновесие, но использовал «Незримый бег» и устоял.
        - Быстро освоил, - сказал Диаз. Он посмотрел на Ливия, и парень понял, что глаза соперника ничем не затуманены. Эту атаку Диаз воспринял всерьез, и ему пришлось приложить немало сил, чтобы устоять.
        - Пока еще слабо, - ответил Ливий.
        Теперь Диаз был сильнее и быстрее. Ливий продолжал драться, блокируя и отводя атаки, иногда он даже бил в ответ, но глава «Валтара» больше не пропускал ни одного удара. Бой закончился через две минуты, Ливий, само собой, проиграл. Диаз показал ему, что значит использовать настоящий «Импульсный удар». Раньше такая атака переломала бы Ливию руки, но парень отделался всего лишь сильными ушибами. Заметил это только Распорядитель арены, но все же объявил поражение Ливия.
        «Я подобрался к тебе еще ближе, Диаз», - думал в этот момент парень. Он совсем не расстроился из-за поражения, ведь свою главную цель Ливий выполнил.
        «Мой Марс раскрылся полностью!».
        Скрывать свое ликование было непросто. Внутренняя энергия бурлила в Ливие, а еще она очень быстро восстанавливалась сама по себе.
        - Так вот, что чувствуют обычные ученики, - сказал парень, когда уже вышел с арены.
        Этот рукопашный бой был затеян только для того, чтобы стать лучше. Ливий подтянул свои навыки, а самое главное - раскрыл Марс. Казалось бы, несколько недель назад он был раскрыт на девяносто процентов, что такого кардинального могут дать еще десять? Но все было не так просто. Когда Марс раскрывался полностью, то проявлял свою настоящую силу. Яри стало больше. Насколько - Ливий точно не знал, но предполагал, что примерно в полтора раза. Это был огромный прирост внутренней энергии, и теперь парень по-настоящему сравнялся с остальными учениками. А с его контролем энергии, он превосходил почти всех в Школе Свирепости.
        Если ученик тратил свой запас яри за десять минут, то Ливий - за двенадцать. Контроль влияет на расход, это очевидно. Чем менее ты опытен в этом, тем больше ты тратишь энергии впустую. Ты и сам можешь не понимать, что ярь просто уходить почем зря, пока не достигнешь лучшего уровня контроля.
        - Прекрасно, прекрасно, - весело бормотал себе под нос Ливий.
        Дома он приступил к тренировкам. У любого ученика Школы Свирепости имелся свой запас лечебных средств, Ливий исключением не был. Он намазал себе руки мазью, и принял таблетку, которая снимала боль. Этого должно было быть достаточно.
        - Думал, еще недели две буду от этого боя отходить, - сказал Ливий. Диаз был устрашающим соперником, и Марс мог так и не раскрыться полностью. Тогда дела Ливия были бы плохи, но все обошлось.
        Парень решил начать с «Импульсного удара». Кулак впечатался в манекен, разнося деревянную куклу на куски. Мощь была такой, что Ливий неверяще посмотрел на свою руку. После раскрытия Марса ярью стало легче управлять. «Импульсный удар» получался уже на совсем другом уровне. Ливий будто тренировался целый месяц, но прошел всего час с боя на арене.
        - И им всегда было так легко? Такое чувство, что все время до этого я был слепым, и ходил по улице, опираясь о стены. А еще думал, что остальным только немного легче. Но вдруг кто-то снял с меня повязку, и я увидел, что другие просто… смотрят, - размышлял о своей ситуации Ливий.
        Ярь стала очень податливой. Парень снова ударился в тренировки. Теперь он чувствовал, что все упражнения с внутренней энергией у него получаются намного лучше. Целый месяц Ливий оттачивал «Незримый бег», «Импульсный удар» и «Коготь дракона». Теперь он мог уверенно использовать все три техники в бою, причем не один и не два раза. Ливий вновь вернулся на девятое место в рейтинге, и его никто не мог оттуда сбросить. Всем бойцам ниже по рейтингу просто не хватало на это сил, а бойцы выше по рейтингу не могли повлиять на ситуацию.
        Отдельное место в этом месяце заняла алхимия. Стихийная печь была потрясающим артефактом, и ею желал воспользоваться не только Ливий. Вся группа Волка хотела получить хорошие зелья. Разумеется, им вызвался помочь сам Волк собственной персоной.
        - Материалы - ваши, работа - моя. Ну и вино с вас, - сказал своим друзьям Ливий. Те согласились на его условия без возражений.
        Алхимия занимает много времени. Раньше, без Стихийной печи, Ливий не предложил бы такое друзьям. Он бы банально не смог сварить каждому что-то настолько сложное, как Зелье трех стихий или Зелье Серебряного укрепления, времени не хватило бы. Но Стихийная печь ускоряла процесс в десятки раз, поэтому Ливий тратил несколько часов в день на алхимию.
        - Мне нечему тебя учить.
        - Совсем?
        - Совсем. Иди и повторяй все, что узнал. Так ты станешь мастером.
        Сегодня было последнее занятие у Тиллы. То, что оно последнее, Ливий узнал только сейчас, когда мастер сказал ему эти слова. Парень действительно выучил все движения и на посох, и на восточный цеп, и Тилле просто нечего было показать. Причем случилось это давно, и Ливий ходил в Бастион мастерства просто для того, чтобы мастер следил за ним. Движения нужно корректировать, любого ученика, даже с аномальной памятью, надо направлять. Тилла этим и занимался последние два месяца. Теперь обучение подошло к концу.
        - Спасибо, мастер, - сказал Ливий и поклонился.
        Тилла кивнул в ответ. Он почти никогда не хвалил Ливия, но все равно считал парня очень хорошим бойцом. Пусть у Ливия была хорошая память, пусть он владел алхимией и мог быстро восстанавливать свое тело, одно все равно оставалось бесспорным - Ливий был упорным. Настолько, что даже Тилла, который нормально воспринимал только трудолюбивых учеников, был удивлен. Он не знал, как дальше сложится судьба Ливия, но был уверен, что его ученик не пропадет и еще не раз удивит своего мастера.
        Занятий не осталось вовсе. Теперь Ливий был предоставлен самому себе, и мог тренироваться, не отвлекаясь ни на что.
        На следующий день нужно было выходить на арену. У парня были свои планы на этот день. Для начала на арену пришел Махус. Он быстро подрался, выиграв у весьма слабого соперника, а потом принялся мониторить всех учеников, которые уже пришли. Ливий не хотел драться лишний раз, поэтому просто ждал. Наконец, Махус выглянул со входа на арену и махнул рукой - это был знак, что цель уже на месте.
        - Ливий, вызываю Орфуса!
        Глава «Кремня» в Школе Свирепости был сильным соперником. Этот бой отлично подходил Ливию, чтобы проверить свои силы. Всего за месяц парень стал гораздо сильнее, теперь нужно было доказать это победой над сильным соперником.
        Орфус был вооружен алебардой. Ливий взял в руки посох. В прошлом их бою, парень не стал использовать свое основное оружие, и вооружился нунчаками. Он знал, что с длинным оружием Орфус все равно управляется лучше, но ситуация изменилась. Ливий считал, что уже может стоять на равных даже с главой «Кремня».
        - Посох? Вижу, ты готов к серьезному бою, - сказал Орфус.
        Распорядитель арены ударил в гонг, и Ливий сразу пошел в атаку. Посох имел перед алебардой два преимущества. Во-первых, скорость атак, во-вторых, хороший баланс. Ливий полагался на это, поэтому делал быстрые тычки, постоянно отскакивая и меняя углы атак. «Незримый бег» хорошо в этом помогал, но этой техникой пользовался и Орфус. Алебарда и посох постоянно сталкивались, и вскоре оба парня вышли на предельную скорость. Трибуны наблюдали за боем, как завороженные. Накал поединка был таким, что даже Распорядитель арены приблизился на несколько шагов. Он не пытался разглядеть бой получше, просто боялся, что не успеет предотвратить смерть одного из учеников.
        «А как тебе это?».
        Ливий использовал «Язык змеи», а за ним - «Двойной клык тигра». Лучшая комбинация парня, которая стала еще быстрее. Орфус отлично знал об этой связке, и смог отразил все три выпада, но Ливий еще не закончил. Глава «Кремня» совсем немного открылся, и парень воспользовался этим шансом. Колющий удар посохом должен был попасть Орфусу прямо в голову, но глава «Кремня» немыслимым усилием смог увернуться, при этом контратакуя в ответ. Это был конец. Ливий понимал, что от удара алебардой уже не уйдет, поэтому просто наблюдал, как конец посоха проходит мимо головы Орфуса, едва не попав в ухо. И в этот момент…
        …посох попал в хвост Орфуса.
        Самоуверенный глава «Кремня» не стриг волосы коротко, заплетая их в хвост. Ливий даже не думал о том, чтобы воспользоваться этим, это была чистая случайность, но парень не стал пренебрегать волей случая. Он использовал «Кожедер», посох провернулся в ладонях, и волосы Орфуса накрутились на древко.
        Лезвие алебарды прошло мимо. Ливий со всей силы дернул посохом в сторону, и Орфус начал падать. Парень отпустил свое оружие, и схватил рукой древко алебарды. Но глава «Кремня» тут же восстановил равновесие, и ударил ногой. Это был «Коготь дракона». Использовать такую сложную технику в таком положении - редкое мастерство. Ливий не собирался прибегать к каким-то хитрым приемам, парень просто влил ярь в руку, и прикрылся от удара Орфуса его же алебардой.
        Ливий не мог сломать это оружие, как не мог и отобрать его. У Орфуса было очень много яри, это просто было невозможно. Но вот так банально дернуть алебарду за древко - можно было. В результате удар главы «Кремня» смазался о свое же оружие, Ливий сделал шаг вперед и ударил кулаком вниз. Треснула тазовая кость, и Орфус упал на пол. Распорядитель арены моментально подскочил к ученикам.
        - Победа Ливия!
        Трибуны захлестнул восторг. Ливий, который еще несколько месяцев назад не мог подняться выше девяностого места в рейтинге, одолел второго по силе ученика в Школе Свирепости. Все были поражены, и репутация группы Волка моментально взлетела до небес.
        Махус показывал большой палец, и Ливий кивнул ему. Парень выиграл не за счет силы или мастерства, а только благодаря воле случая, но не считал себя уязвленным. Орфус поплатился за собственное высокомерие, только и всего.
        Но не только Махус показывал большой палец. Был еще один человек, который это делал, от чего Ливий шокировано замер. Квинт Ассус, мастер-оружейник, одобрил бой парня. Это значило только одно: Ливий сдал экзамен, и теперь мог перейти в следующую Школу.
        - Поздравляю, - сказал Орфус, все еще лежа на полу. - И с победой, и с переходом.
        - Я пока останусь здесь. Есть еще один вызов, который я обязан бросить, - усмехнулся в ответ Ливий.
        Глава 22. Ценнейший ресурс
        Наступила осень. Ливий сидел на небольшой скамейке и наблюдал за природой. Ее здесь было немного: с десяток деревьев и целая стена кустарника. В это время ученики были на занятиях, поэтому Ливий мог спокойно посидеть и подумать о своем.
        «Теперь я могу перейти в Школу Трех Замков, но еще остался Диаз. Повременю пока с переходом», - думал парень.
        Листья уже начали желтеть. Некоторые отрывало с деревьев ветром, и они, кружась, падали на землю. Природа была неспешной, как и всегда, и именно это нравилось Ливию. Человек вынужден суетиться всю свою жизнь, в то время как дерево следует по течению. Ему не нужно ничего решать, но оно и не может поменять место своего роста. Одному ростку из ста повезет, и он станет огромным дубом, в то время как остальные засохнут или их съедят дикие звери. Так же было и с людьми. Правда, человек мог сам ковать свое счастье, идя против судьбы, но вместе с этим он лишался чего-то особенного, что было присуще дикой природе.
        - Здравствуй, Ливий. Надеюсь, ты знаешь меня? - раздался голос. Ливий знал, что кто-то идет к нему, ведь слышал шаги, но старался не обращать на этого человека внимания.
        - Сказочник, двадцатое место в рейтинге, - ответил парень.
        - Приятно осознавать, что я знаком ученику на втором месте в рейтинге, - сказал Сказочник и сел рядом. На скамейке было достаточно место даже для пятерых, но сегодня Ливий не собирался ни с кем делить ее вовсе. Впрочем, парень смирился и решил, что избежать этого разговора все равно не выйдет.
        Сказочник был всего на пару лет старше Ливия. Выглядел он типично для ученика Школы Свирепости: средний рост, развитая мускулатура, короткие темные волосы. Отличался этот ученик только своим именем и группой, в которой он состоял. Сказочником его прозвали за сотни разных фольклорных историй, которые он выучил у своего деда, барда, пристроившего талантливого внука в Сильнар. Состоял Сказочник в «Сфере», самой загадочной группе Школы Свирепости. У них было мало людей, но все они безусловно были сильны. Сказочник не был исключением, за обычной внешностью скрывалось отточенное мастерство, но настоящие монстры «Сферы» перешли в Школу Трех Замков, оставив здесь всего нескольких отстающих. Среди них был и Сказочник.
        - Что хотел? - спросил Ливий.
        - Ты - глава группы Волка. И скоро ты уйдешь. Твои товарищи очень сильны, и вы не в ладах с «Валатаром» и «Кремнем», - начал Сказочник издалека.
        - Ты хочешь заключить союз? - задал Ливий самый логичный вопрос.
        - Верно. Твои и наши люди могут объединиться, чтобы противостоять остальным. Мы не будем драться друг с другом, и станем координировать вызовы на арене. Что скажешь? - спросил Сказочник.
        Ливий задумался. Группа Волка была на ножах со всеми, кроме «Сферы». Без него, Ливия, остальным пришлось бы хуже, а вскоре в Школу Трех Замков перешли бы другие сильные члены группы - Ялум, Тихий и Махус. Остальные могли оказаться в тяжелом положении из-за этого.
        «Сфера» тоже была не в лучших отношениях и с «Валтаром», и с «Кремнем». Их лидер, Два меча, который уже перешел в Школу повыше, был непобедим на арене. Ни Орфус, ни Тень, бывший глава «Валтара», не могли одолеть его. Но стоило только ядру «Сферы» перевестись в Школу Трех Замков, как на остатки тут же набросились все кому не лень.
        В общем и целом, союз был взаимовыгодным.
        - Я согласен, - сказал Ливий и протянул руку. Сказочник пожал ее, и тут же ушел, не желая больше мешать главе группы Волка. Но Ливий уже растерял все настроение на созерцание природы, поэтому отправился в район Серебряной арены, чтобы встретиться со своими товарищами.
        Группа Волка собралась в своем любимом баре. Здесь они любили попить пива с раками уже не первый год, поэтому Ливия или его товарищей часто можно было увидеть в этом месте. Инициатором встречи стал Тихий, который неожиданно решил созвать всех товарищей в этот день. Если бы он просто хотел хорошо провести время, то отправился бы в ресторан Золотой арены. Но, по всей видимости, Тихий хотел поднять какой-то серьезный вопрос. Все уже взяли свои кружки с пивом, и даже успели их опустошить, чтобы попросить официантку вновь наполнить тару. В этот момент руку поднял Тихий, и все замолчали.
        - Я ухожу из Сильнара, - сказал он.
        - Что? Уходишь?
        Удивлены были все. По всей видимости, Тихий никому не рассказывал о своих намерениях. Даже Ливию, с которым он общался больше всего. Пусть для Тихого это и были короткие разговоры по пять минут в день.
        - Да, - сказал Тихий. - На мою страну напали. Я достаточно сильный, чтобы возглавить тысячу воинов. Вчера посланник передал мне сообщение.
        - Без тебя никак не справятся? - спросил Махус.
        - Я не могу оставаться здесь, когда там идет война, - сказал Тихий.
        Все кивнули. Это была серьезная причина, и отговаривать Тихого никто не собирался. Он шел на войну и мог там легко погибнуть, но группа Волка и близко не предполагала такое. Тихий был сильным. А еще он был учеником Сильнара. Алфен вбил ему в голову знания тактики и стратегии, поэтому Тихий, даже без реального опыта, мог управиться с отрядом в тысячу человек.
        - Ты еще вернешься? - спросил Ливий. Ответ на этот вопрос хотели услышать все.
        - Когда война закончится. Догоню вас, - ответил Тихий.
        - Будем ждать. Может, ты вернешься совсем другим человеком, и не то, что догонишь, но и обгонишь нас, - сказал Ливий.
        - А вы сегодня на редкость болтливые, - сказала Ялум. Она почти никак не отреагировала на новость об уходе Тихого, но девушка все еще была их товарищем.
        - Повод есть. И вообще, надо провести товарища как подобает! - сказал Ливий.
        Группа Волка не устраивала серьезные пьянки уже давно. Все были сосредоточены на тренировках, на праздный образ жизни времени не оставалось. Но сегодня был повод, причем очень серьезный. Они были учениками Золотой арены, и этот низкорейтинговый бар давал им и еду, и пиво без ограничений. Вскоре проводы Тихого переросли в грандиозную попойку - к бару подтянулась половина Серебряной арены. Группа Волка угощала всех, не стесняясь, а повара в баре только и успевали, что готовить. Пиво кончилось, привезли новые бочки, но и их содержимое выпили за полчаса.
        - Чтобы получил там звание! - сказал Ливий.
        - И пару наград! - добавил Рори.
        - И девушек, девушек! - внес свою лепту Махус.
        - Что же он их, захватить должен? - спросил Рори.
        - А почему бы нет? Зааркань пару красоток, и мне одну привези, друг! Кха! - речь Махуса прервала Наус, которая не постеснялась наступить парню на ногу.
        Тихий только пожал плечами и опрокинул в себя пенный напиток. Вечер подходил к концу, и все становилось тише и тише. Люди стали разбредаться, а вскоре настала очередь и группы Волка. Сначала ушли те, кто жили в районе Серебряной арены. Остальные побрели в свой район. Пусть они и сидели в баре весь вечер, Ливий, Ялум, Тихий, Махус и Наус направились в ресторан. Там они просто тихо общались, слушая музыку и попивая вино. Разошлись они уже глубокой ночью.
        На следующий день Тихий покинул Сильнар. Школа боевых искусств считала такую причину, как война в родной стране, уважительной, и Тихому было дозволено вернуться сюда в будущем. Если бы Сильнар запретил уезжать в такое важное для ученика время, то ученик мог бы просто взять и бросить школу. От этого не выигрывал никто. Сильнар тратил много средств, чтобы воспитать своих учеников. Кроме того, война - отличная возможность стать сильнее. Некоторые школы боевых искусств вообще посылали своих учеников на войну специально.
        Когда где-то начиналась война, из Сильнара уходили десятки учеников. Часто они даже сражались за разные страны, и, вполне может быть, убивали друг друга в бою. Все могло случиться на поле боя, и Сильнар на это повлиять не мог. Школа боевых искусств, созданная Сильнейшим, опиралась на принцип свободы для своих учеников. Обычному ученику могло показаться, что это не так, но другие школы боевых искусств чаще всего были гораздо жестче в этом плане. Ученикам некоторых таких заведений нельзя было выходить наружу десять, пятнадцать, а то и двадцать лет. Многие школы боевых искусств запрещали отношения и любой алкоголь. Некоторые радикальные секты даже были против музыки и танцев, считая, что подобное делает воина слабым и изнеженным.
        С уходом Тихого, группа Волка немного ослабла. Но на это было решение - Рори и Моро уже скоро должны были перейти на Золотую арену. И если Моро, превосходный боец, не удивлял своим прогрессом, то вот Рори Кромсатель до этого не подавал особых надежд. По крайней мере, Ливий считал этого парня самым обычным. Он знал, что Рори - не слабак, но чтобы догнать Моро - такого Ливий не ожидал. А еще был Шапур, который тоже почти добрался до топ-5 Серебряной арены. С этим группа Волка не должна была сдать свои позиции, кроме того, Ливий надеялся на союз со «Сферой», заключенный на днях.
        - Я устал от этого всего. Пойду, потренируюсь, что ли. Или алхимией займусь.
        Остановился Ливий на втором. Был у него один рецепт, до которого парень еще не добрался. Пятидесятитравник. Средство, название которого говорило само за себя. В алхимической печи нужно было готовить пятьдесят трав, добавляя их по-очереди. Одни ингредиенты обрабатывались долго, другие - быстро, на основе разницы во времени приготовления и был создан Пятидесятитравник, средство, объединяющее в себе свойства пятидесяти трав.
        Ливий нагрел печь до двух единиц и положил внутрь первую траву, каменный грост. Готовить Пятидесятитравник было не то, чтобы сложно, скорее долго. Стихийная печь здорово экономила время, но даже так у парня ушло пять часов на создание всего одной таблетки.
        На следующий день Ливий принял Пятидесятитравник. Это средство не ускоряло развитие тела, не влияло на ярь, да и вообще не давало никакого прогресса. Суть Пятидесятитравника была в восстановлении. Тело переставало чувствовать усталость, потому что средство постоянно восполняло силы. Пятидесятитравник используют перед боем богатые воины, например, генералы или национальные герои, а мастера боевых искусств принимают это средство для тренировок.
        Многие зелья нельзя принять больше одного-двух раз. Другие препараты можно использовать только после долгих месяцев, а то и лет тренировок. Пятидесятитравника это не касается. Ты просто глотаешь таблетку и идешь заниматься. Не важно сколько, пока Пятидесятитравник действует, ты не почувствуешь усталости. И для организма это не будет проблемой, ведь средство беспрерывно восстанавливает тело.
        В итоге после долгой тренировки под действием Пятидесятитравника, ты получаешь такой эффект, будто тренировался минимум неделю. Многие принимали это средство часто, порой даже по несколько раз в месяц. Однако перебарщивать с ним не стоило: физическое состояние тела, может, и было в норме, но от такого сильно уставал разум. Человеку нужен отдых, хотя бы непродолжительный и прерывистый.
        Ливий принял Пятидесятитравник не для обычной тренировки. Стоило таблетке начать действовать, как парень тут же начал выполнять Двадцать четыре Оздоровительных Движения. Важность этого упражнения невозможно было переоценить, но Ливий уже давно не мог пройти порог в семьдесят повторений. Тело приблизилось к своим пределам, поэтому парень пошел другим путем и сделал ставку на восстановление.
        Первые тридцать повторений были самой простой частью. Ливий выполнял их с легкостью и без Пятидесятитравника. Вот дальше уже начинались проблемы. Сороковое повторение парень обычно делал с затрудненным дыханием, а на пятидесятом - уже тяжело дышал. К шестидесятому с Ливия уже стекали реки пота, и ему приходилось выжимать из себя все соки, чтобы сделать семьдесят повторений.
        С Пятидесятитравником все было проще. Когда Ливий сделал семьдесят повторений, то только слегка запыхался. На девяностом, правда, парень уже тяжело дышал, но все же легко довел количество повторений до ста, после чего рухнул на пол - все тело скрутило от боли. Ливий качался на полу минуты две, прежде чем Пятидесятитравник не исцелил тело. Тогда парень аккуратно поднялся, держась за стену.
        Тело вышло за свои пределы. Ливий чувствовал, что он стал совсем другим. Нет, он не стал быстрее или сильнее, но вот выносливость и ощущение собственных возможностей стали значительно лучше. А еще вырос объем яри, примерно на десятую часть, а вместе с этим улучшился контроль. В этом и была суть Двадцати четырех Оздоровительных Движений. Обманчиво простая техника, которая на деле оказывалась невероятно сложной и эффективной.
        Ливий открыл шкаф и достал оттуда кувшин с лимонной водой. Парень выпил половину и поставил посуду обратно. Пятидесятитравник уже полностью восстановил тело, ведь его эффект был очень сильным - Ливий принял таблетку всего полчаса назад.
        На этом парень не остановился. Он вновь начал выполнять Двадцать четыре Оздоровительных Движения. Разумеется, получилось и в этот раз, но уже тяжелее. Весь секрет был в том, что это упражнение подстраивалось под твою силу. Когда ты подтягиваешься, то вес твоего тела - это своего рода спортивный снаряд. Здесь все работало таким же образом, чем ты сильнее - тем сложнее выполнять Двадцать четыре Оздоровительных Движения.
        Ливий сделал еще один полный цикл. В этот раз получилось еще сложнее, но парень не мог прекратить - настолько хорош был эффект от этой тренировки. Ливий отлично понимал, что сделать сто повторений еще раз уже не получится, поэтому он стал заниматься другими упражнениями. Парень поднимал штангу бессчетное количество раз, бегал по стадиону тренировочного полигона с деревянной балкой на плечах, уничтожал манекены целыми пачками, но силы не уходили. Ливий чувствовал себя чуть ли не богом. Конечно, в первую очередь это была заслуга не таблетки, а самого парня. Его тело было развито настолько, что восстановление от Пятидесятитравника становилось просто чудовищным.
        Так продолжалось всю ночь. Только под утро Ливий вернулся домой, ни капли не устав. Он выпил остатки лимонной воды в кувшине, съел целую корзину разнообразной еды и вновь начал выполнять Двадцать четыре Оздоровительных Движения. За ударную ночную тренировку парень успел немного подтянуть тело, поэтому решил, что можно попробовать. Он смог сделать все сто повторений, но это далось Ливию с трудом. Эффект восстановления Пятидесятитравника начинал понемногу падать, поэтому парень выполнил последнее, сотое повторение, выжимая из себя последние остатки сил. Тело вновь сковала адская боль, но Ливий только улыбался, лежа на полу. Эта была не просто боль, это было свидетельство прогресса. Он вновь стал лучше, вновь вышел за свои пределы.
        Но Пятидесятитравник продолжал действовать. Еще раз сделать сто повторений Двадцати четырех Оздоровительных Движений было невозможно, это Ливий понимал отлично. Он и так сделал очень много в этом направлении, больше, чем рассчитывал.
        - Интересно, почему именно двадцать четыре? Каждое движение логично, но разве нельзя продолжить в том же духе? Сделать двадцать пятое движение?
        Ливий об этом не задумывался. Двадцать четыре Оздоровительных Движения были комплексом, в котором все было логично. Каждое движение было на своем месте, и на первый взгляд казалось, что ничего лишнего и не надо. Ливий думал так все это время, ведь последнее, двадцать четвертое движение, было самым сложным. Ярь двигалась с большим ускорением, и управлять ею было сложно. Поэтому парень даже не предполагал о возможности создать еще одно движение до сегодняшнего дня.
        - Раньше контроля не хватило бы, но теперь же все будет в норме?
        «Коготь дракона» и «Импульсный удар» приучили Ливия к стремительному потоку яри. Теперь он понимал, что может реализовать это в еще одном движении. Дело было за малым: придумать его.
        Ливий попробовал. Он выполнил двадцать четыре движения, а потом сделал еще одно, финальное. Парень считал, что оно идеально подойдет, но ярь в теле будто сошла с ума, и Ливия скрутило от боли.
        - Ух, не получилось, - сказал парень, когда боль отступила. Пятидесятитравник продолжал исцелять его.
        Ливий попробовал еще раз, а потом еще раз. Боль - это неприятно, но парень к ней привык. Любой человек, идущий по пути боевых искусств, привыкает к ней в какой-то мере.
        Найти нужное движение было сложно. Ливий попробовал пару сотен раз, пока наконец не нащупал нечто необычное. Одно движение, которое он попробовал, вызывало не такую сильную боль, как остальные. От этого Ливий и решил отталкиваться.
        У Пятидесятитравника было одно последствие - восстановление вызывало сильный голод. Ливий озаботился этим заранее, поэтому успел купить огромный запас еды, но он уже почти закончился. Наступало утро. Парень пытался найти нужную стойку целые сутки, пробуя новые варианты раз за разом. Получалось с переменным успехом.
        Восстановление Пятидесятитравника начало падать, но и Ливий получал от неправильного движения уже не такую сильную боль, как раньше. Он был близок в финалу, поэтому пытался найти то, что упускает.
        Ливий просто стоял на месте, меняя стойку и положения рук и ног. Было что-то незначительное, и парень совершенно не знал, что. Возможно, стоило сходить к Ханту Вормусу, который и обучил Ливия Двадцати четырем Оздоровительным Движениям, но парень не хотел отвлекаться.
        В этот момент он немного сдвинул ногу. Немного, всего лишь на треть шага, но стойка немного изменилась.
        - Хм?
        Ливий сделал это движение неосознанно. Парень смотрел на свою ногу несколько секунд, будто размышляя, есть ли у нее самосознание, а потом пожал плечами и сказал:
        - Попробуем.
        Двадцать движений, которые не требовали яри. Еще четыре, в которых ты манипулируешь внутренней энергией. Наконец, пятое движение, в котором скорость яри достигает предела. И Ливий вновь провалился: внутренняя энергия была потрачена впустую, а тело начало болеть.
        - Не может быть.
        Парень стал расхаживать по комнате. Он думал о движениях, о том, что сейчас испытал, и о том, в чем так долго ошибался. По ходу дела Ливий взял со шкафа немного суховатый батон и кинул на него несколько толстых кусков ветчины. Когда парень дожевал свой скромный завтрак, в его голове появилась идея.
        Ливий выполнял Двадцать четыре Оздоровительных Движения как обычно. Все продолжалось вплоть до последнего, двадцать четвертого движения, в котором парень немного поменял стойку, сместив ногу на треть шага. И вслед за этим Ливий выполнил двадцать пятое движение. Тело будто запылало огнем, но не от боли, а от энергии. Парень понял, что у него получилось. И что двадцать пятое движение он нашел еще часов шесть назад. Проблема была не в нем, а в самой основе, которую Ливий считал безукоризненной.
        На отработку движений парень потратил еще полдня, после чего завалился спать. Он проспал почти целые сутки: уставший мозг настойчиво требовал перерыва. А когда Ливий проснулся, то вновь приступил к Двадцати пяти Оздоровительным Движениям. Да, парень называл это упражнение именно так.
        Еще целых три дня Ливий занимался исключительно этим, пока не убедился, что все недочеты исправлены, после чего направился к человеку, который мог пролить свет на многое - к Ханту Вормусу.
        Старого мастера легко было найти - он заваривал себе чай, наблюдая за учениками Школы Камня. Когда Ливий пришел в эту часть Сильнара, его невольно захлестнула ностальгия. Именно отсюда он начал путь ученика школы боевых искусств, здесь он впервые выполнил стойки из Золотой тройки. В Школе Камня Ливий выучил Двадцать Оздоровительных Движений и начал носить утяжелители. Здесь он впервые победил в бою.
        Ученики Школы Камня, по сути, еще дети, смотрели на Ливия с легким благоговением и нескрываемой завистью. Ученики из Школ повыше спускались сюда редко, поэтому для детей Ливий был знаком успеха. Их, молодую поросль Сильнара, окружали только тренеры и немногие мастера, уровень этих людей был для них заоблачным. Но Ливий - это совсем другое. Положение старшего ученика, вроде него, казалось детям вполне достижимым.
        «Да уж, им придется через многое пройти», - думал в этот момент парень.
        Сначала Ливию показалось, что Хант Вормус не заметил его приближения. Но когда парень оказался возле старого мастера, то заметил, что у него на столике стоят две кружки с чаем, а не одна.
        - Здравствуй, ученик. Что привело тебя сюда? - спросил Хант Вормус и протянул парню кружку.
        - Здравствуйте, мастер. Хотел спросить насчет Двадцати четырех Оздоровительных Движений, - сказал Ливий и попробовал чай, который оказался превосходным на вкус. Страшно было представить, сколько стоит хоть щепотка этой травы.
        - И что же?
        - Почему их всего двадцать четыре? Разве нет больше? - спросил Ливий, не став ходить вокруг да около.
        - Потому что их двадцать четыре. Если бы их было сорок, то называлось бы это: «Сорок Оздоровительных Движений». Разве не так? - спросил в ответ Хант Вормус.
        - Да, так, но почему не сделать упражнение эффективней?
        - Ты уже должен был попробовать и сам, раз пришел ко мне. Ответ ты знаешь, ученик. Нельзя просто взять и придумать новое движение - старые придется подстраивать под него. Сначала одно, допустим, двадцать четвертое, там надо будет изменить положение ноги. А потом семнадцатое, восемнадцатое и двадцать третье. И все будет только усугубляться, - сказал Хант Вормус.
        - Но в конце концов станет же лучше! - не унимался Ливий.
        - Верно, но где этот конец? Тридцать движений? Сорок? Может, сто? Нет ресурса ценнее, чем время, ученик. Впрочем, поднимешься выше, и, может, найдешь другие варианты упражнения. Слышал, были мастера, которые посвящали свою жизнь расширению Оздоровительных Движений.
        Ливий задумался. Звучало логично. Он потратил полнедели на одно движение, и это еще под действием Пятидесятитравника. Хант Вормус сказал, что придется делать еще больше изменений. Для второго движения, возможно, нужно будет потратить две недели, а то и месяц. Для третьего…
        - Я мог прийти к вам раньше. Хотя бы знал про ногу, - сказал Ливий и вздохнул.
        - Если бы ты оказался здесь до того, как придумал двадцать пятое движение, наш разговор был бы совсем иным. Еще чаю?
        Глава 23. Воля
        После победы над Орфусом прошло две недели. Ливий вновь вошел в здание Золотой арены, ведь сегодня он должен был сразиться. Парень сдал все экзамены Школы Свирепости, но пока он не перешел, законы Школы продолжали действовать на него. А это значило, что два обязательных боя в месяц никто не отменял.
        Ливий не стал надолго задерживаться на трибунах. Когда очередная пара бойцов удалилась, он спустился вниз. Прямо у входа на арену находилась стойка с разнообразным оружием, Ливий взял оттуда посох и нунчаки. Он не знал, хватит ли одного оружия, но решил, что дополнительное уж точно не помешает.
        Взгляды зрителей устремились на него. Ливий был силен, второе место в рейтинге не так просто заработать. Две недели назад прошел запоминающийся бой с Орфусом. Ученикам было интересно, что же они сегодня увидят: просто показательное избиение кого-то ниже по рейтингу для галочки или серьезный поединок.
        - Ливий, вызываю Диаза.
        От этих слов вся арена будто взбесилась. Парень выбрал идеальный момент: глава «Валтара» уже пришел, но еще ни с кем не дрался. Теперь Диаз не мог отвертеться, и ему пришлось подниматься со своего места и идти на арену.
        «Прямо как тогда, когда мы попали на Золотую арену. Ты сокрушил меня, но пришел час отдать тебе должок, Диаз».
        На арену глава «Валтара» вышел с оружием. Все были удивлены, ведь Диаз всегда дрался врукопашную. Оружие он тоже использовал, но это было давно, и лишь немногие ученики знали, чем же именно сражается глава «Валтара».
        - Посох. Ты и есть тот самый второй ученик Тиллы? - спросил Ливий. В Бастионе мастерства было не так много мастеров, обучавших бою с посохом.
        - Первый, раз уж на то пошло. Но да, это я. Я закончил обучение у мастера больше года назад, - ответил Диаз. В его руках был посох, точно такой, как и у Ливия.
        - Почему с оружием? - спросил парень.
        - Тебя больше нельзя недооценивать. И я видел твой уровень в бою с Орфусом. Не думай, что твой уровень мастерства равен моему, - сказал глава «Валтара». В его словах не было ни капли самодовольства.
        Ливий уже давно хотел сразиться с Диазом. Он ждал этого боя почти полгода, и даже не перешел в следующую Школу, чтобы бросить вызов главе «Валтара». Гордость Ливия была задета, и не только его гордость: пятеро лучших бойцов группы Волка тоже не могли выбросить из головы то разгромное поражение.
        - Начнем, - сказал Диаз. Ливий кивнул в ответ, а Распорядитель арены ударил по металлической пластине. Бой начался.
        Бойцы с посохами сделали несколько шагов друг к другу. Первым ударил Ливий. Атака была направлена в колено Диаза, и глава «Валтара» с легкостью на нее отреагировал. Но посохи не столкнулись. В каких-то жалких миллиметрах от вражеского оружия Ливий сделал небольшое движение кистью, и его посох не попал по вражескому. Глаза Диаза моментально стали ясными, туманная пелена, застилавшая его зрачки, исчезла без следа.
        После ста повторений Двадцати четырех Оздоровительных движений, да еще и четыре раза, Ливий стал чувствовать свое тело куда лучше. Всего две недели назад посохи столкнулись бы, но не теперь. Сейчас Ливий прекрасно ощущал каждый сантиметр своего тела и идеально управлял всеми своими движениями.
        Парни обменивались ударами. Посохи сталкивались только иногда, в те моменты, когда по-другому было нельзя. Диаз не отставал от Ливия, даже наоборот - именно Ливию приходилось поспевать за темпом главы «Валтара».
        «А как тебе это?».
        Ливий выполнил «Язык змеи», обогнув посох Диаза, после чего ударил «Двойным клыком тигра». Лучшая комбинация Ливия, которая продолжала становиться только быстрее и сильнее со временем. Глава «Валтара» заблокировал все выпады Ливия, и ударил в ответ той же комбинацией. На этот раз парню пришлось обороняться, и получилось у него куда хуже - посох Диаза едва не ударил по плечу.
        Атаки двух глав группировок Школы Свирепости казались бесконечными. Здесь уже решала не сила, а мастерство, каждый пытался попасть по колену или локтю, задеть шею или хотя бы голову. Но все было тщетно. Ученики наблюдали за боем, затаив дыхание. Так же смотрели и мастера, которым было интересно, кто же выдохнется первым. Ставки были против Ливия, но через пять минут схватки - а это очень много в мире боевых искусств - все заметили, что у обоих парней даже не сбилось дыхание.
        «После Оздоровительных Движений моя выносливость здорово развилась», - подумал Ливий.
        Диаз ударил. Все атаки главы «Валтара» Ливий знал, ведь у них был общий мастер. Но этот удар стал для парня неожиданностью. Движение было необычным, Диаз ударил не быстро и ровно, а немного изогнув свое оружие. Эта странная атака едва не положила конец всему бою. Ливий смог заблокировать ее, но парня отбросило, и Распорядитель арены даже приподнялся со своего места, намереваясь закончить бой. Правда, через долю секунды мастер понял, что Ливий не пострадал, поэтому сел обратно.
        Такого движения парень не знал. Вывод был один: Диаз или выучил его где-то еще или разработал сам. Ливию не хотелось верить в последнее, но он понимал: боец перед ним - настоящий гений.
        В этом бою парень был на пределе. Движение Диаза он сразу же раскусил, но не успел на него среагировать. Глава «Валтара» изгибал посох во время удара, а потом пускал ярь напрямую, будто бы наполняя энергией внутреннюю часть изгиба. При этом мощь атаки возрастала многократно.
        Ливий и Диаз вновь столкнулись. Рыжий боец использовал ту же технику, по всей видимости, это было лучшее, что он мог сделать с посохом, оно и не удивительно.
        Но Ливий запомнил технику Диаза.
        Применить ее без подготовки было сложно, но парень все равно решил это сделать. Концентрация, прекрасный контроль яри, потрясающая память - все эти преимущества сплелись воедино, чтобы Ливий мог показать Диазу достойный удар. Парень изогнул свой посох и наполнил «полость» ярью. Оба оружия столкнулись, и через долю секунды бойцы отскочили друг друга.
        Ливий стоял с куском посоха в руке. Его оружие разорвало на части мощью удара, в то время как Диаз стоял с целым посохом. Ливий проиграл в этом кратком столкновении, но удивление не сходило с лица главы «Валтара».
        - Это движение придумал я. Ты не мог его знать раньше. Не думал, что есть ученик, способный в бою скопировать такое сложное движение, - сказал Диаз.
        Ливий только пожал плечами. Скопированная техника помогла противостоять атаке Диаза, но теперь парень остался без оружия.
        - Как оно хоть называется? - спросил Ливий.
        - «Драконий хлыст», - ответил Диаз.
        «Как я и думал, основа этой техники в „Языке змеи“. Надо же, он модифицировал ее в сторону ударной мощи, я бы до такого не додумался», - размышлял парень.
        - Сдашься? - спросил глава «Валтара». Его противник остался без основного оружия, посоха, Диазу казалось, что продолжать бой больше нет смысла.
        - Вот еще чего, - ответил Ливий и достал из-за пояса нунчаки. Он прокрутил их и встал в боевую стойку, ожидая наступления Диаза.
        Нунчаками парень владел хуже, чем посохом. Но с таким оружием тяжело совладать в бою, и Ливий это прекрасно знал. Диаз перешел в атаку, стал наносить удар за ударом, но все его атаки отбивались. Даже колющие выпады не помогали главе «Валтара», хотя обычно ими легко справляться с мечниками и топорщиками. Колоть всегда быстрее, чем бить, но нунчак это не касалось: вращение ударных частей было слишком быстрым, поэтому Ливий поспевал за всеми атаками Диаза.
        Минута. Именно столько Ливий смог продержаться с нунчаками на арене. Диаз подобрал нужный момент и ударил своей лучшей атакой. Ливий не стал блокировать - это было бесполезно. Он не стал уклоняться, просто не успел бы. Вместо этого Ливий ударил в ответ, покрыв нунчаки ярью.
        Парень остался всего с одним куском восточного цепа. Диаз не смог задеть тело Ливия, но вновь оставил противника без оружия. Теперь Ливий мог драться только голыми руками.
        - Я еще не проиграл, - сказал парень спокойно. В ответ Диаз только пожал плечами. Пусть глава «Валтара» старался выглядеть невозмутимо, Ливий видел, что дыхание Диаза стало прерывистым.
        Подойти к опытному бойцу с посохом без оружия в руках - задача из разряда невыполнимых. Ливий пытался, но у него ничего не получалось. «Незримый бег» был задействован на максимум, парень уклонялся от атак противника, но рано или поздно Диаз должен был его подловить.
        «Мой Марс раскрылся. Я развил свое тело. Я не имею права сдерживаться!».
        Ливий ударил по посоху «Импульсным ударом». Оружие было отброшено, но Диаз тут же атаковал вновь. Ливий сделал то же самое. Для зрителей это было глупостью, ведь глава «Валтара» просто покрывал свое оружие ярью, а Ливий - использовал сложнейший прием для блоков. Кто должен был выдохнуться первым, становилось понятно всем.
        - Ставки на победу Диаза больше не принимаются!
        Но мастера спокойно наблюдали за боем. Никто из них пока не делал никаких прогнозов, победителем мог стать любой из двух парней.
        Сорок четыре направления. Так назывался стиль Верде, который Ливий дополнил самостоятельно. Парень отлично обучился этому стилю в Зале бесконечного боя и в Зале бесконечных испытаний, и теперь был готов к атакам со всех направлений. Но Ливий не уклонялся и не блокировал - он бил в ответ. Объем яри у парня был колоссальным, контроль - потрясающим, а в выносливости своего тела Ливий никогда не сомневался. Однажды Диаз почти победил его на соревновании по борьбе на руках, и Ливий смог одержать верх только хитростью. Глава «Валтара» казался тогда ужасающе сильным, но время не стояло на месте.
        Диаз уже тяжело дышал. Он привык побеждать быстро, а такие долгие схватки всегда старался избегать. Ливий чувствовал себя неплохо, усталость тоже давала о себе знать, но еще не очень сильно. В борьбе на выносливость парень однозначно был впереди.
        - Не думал, что сделаю это, - сказал Диаз. Его глаза будто засветились, Ливию казалось, что даже их цвет изменился. Дыхание Диаза наполнилось хрипами, а лицо стало красным от напряжения. Он выжимал из себя все соки для финальной атаки, и Ливий даже успел подумать о том, что же это может быть.
        «Неужели…».
        Та самая мощная техника Диаза, вот только на этот раз - двойная. Он атаковал с двух сторон, чтобы не дать Ливию уйти. Это был кульминационный момент боя.
        Ливий четко мыслил. Решение пришло в голову спонтанно. Нога встала в знакомое положение, и парень уклонился от первой атаки Диаза. Это было двадцать первое Оздоровительное Движение. Ливий не стал на этом останавливаться, одновременно выполнять Оздоровительные Движения и поддерживать «Незримый бег» было сложно, но с трудом парню удавалось это делать. Двадцать второе движение, за ним - двадцать третье. Вторая атака Диаза прошлась по касательной, но она обрушила свою мощь на плечо Ливия именно в тот момент, когда там проходил поток яри. Это защитило тело парня. Глава «Валтара» понял, что его дела плохи. Ливий сделал двадцать четвертое движение, и ярь уже стала почти неконтролируемой.
        Тело парня справлялось с трудом, ведь внутренняя энергия двигалась слишком быстро. Когда Диаз понял, что его атака не сработала, он поставил перед собой посох, пытаясь защититься от атаки Ливия.
        Двадцать пятое движение. Поток яри рванул вперед, и Ливий использовал «Импульсный удар». Мощь была такой, что мышцы парня начали рваться, но он не останавливался. Посох Диаза сразу же треснул, и кулак Ливия впечатался противнику прямо в грудь. Глава «Валтара» отлетел в сторону и врезался в стену арены. Здание загудело от удара, а зрители боялись сказать хоть что-то, поэтому молча смотрели на избитое тело. Распорядитель арены тут же подскочил к телу Диаза. Глава «Валтара» закашлялся, он был еще жив, и трибуны с облегчением выдохнули. Но состояние Диаза было не из легких, сколько там было переломов, страшно было представить.
        - Победил Ливий! - объявил Распорядитель арены, когда отдал тело Диаза медикам.
        Короткое затишье на трибунах прошло, и послышались радостные возгласы. Это был великий бой, многие ученики не видели ничего подобного до сегодняшнего дня. Конечно, члены «Валтара» сейчас были не в лучшем расположении духа, но те же члены «Кремня» были довольны. Диаз на какое-то время выбыл из-за травм, а сам Ливий должен был вскоре уйти в Школу Трех Замков - для него не было причин оставаться здесь.
        Но не только ученики были взволнованы от такого боя. Квинт Ассус, Варс и Алфен вскочили со своих мест. Сторукий, глава Школы Свирепости, остался сидеть, но и на его лице проступило удивление.
        - Это же… Мне не показалось? - спросила Варс.
        - Это была Воля, - сказал Алфен. Квинт Ассус и Сторукий кивнули.
        Ученик Школы Свирепости обладал Волей. В такое трудно было поверить. Только после шестой по счету Школы в Сильнаре появлялись гении, способные освоить Волю. Но даже обнаружение такого ученика в седьмой Школе создавало огромный резонанс. Сильнар был готов выделять немереные ресурсы на него, чтобы развить талант и возможности этого ученика, ведь в будущем он имел все шансы стать первоклассным мастером.
        Но не было такого, чтобы в Школе Свирепости обнаружился ученик, способный освоить Волю.
        - Он сделал это неосознанно, - сказал Сторукий.
        - Разумеется, он ее не освоил, может, он даже ничего не знает о Воле, но разве этого мало? - спросил Алфен.
        Все согласно кивнули. Ученик по имени Ливий удивил их.
        - На собрании Сильнейший обратил на него внимание. И сказал, что не стоит помогать ему в росте. Значит, ученик Ливий добился этого сам, - сказал Сторукий.
        - Нельзя упускать такого ученика, - сказал Квинт Ассус.
        - Нельзя, - согласился Сторукий. - Когда он перейдет в следующую Школу, то получит дополнительную поддержку от Сильнара.
        Следующие две недели Ливий пролежал в лазарете. Как оказалось, пострадали не только мышцы, но и некоторые кости. Стоило восстановиться, по крайней мере на этом настаивал целитель. Ливий согласился с ним. От боев на арене его освободили на месяц, но парень и не собирался задерживаться на такой долгий срок в Школе Свирепости.
        - Не хочешь пройтись, Волк?
        Ялум подкараулила парня у входа в лазарет. Сегодня Ливий как раз выписался, но мог это сделать намного раньше - медицина Сильнара очень хороша. Однако не стоило игнорировать предписания врача, поэтому парень решил, что лишних три-четыре дня ничего не решат.
        - Давай, - сказал Ливий.
        Лягушка сразу же стала рядом. Теперь они шли вдвоем, но путь выбирала девушка. Куда именно она его вела, Ливий не знал. Они не говорили. Парень отлично знал привычки девушки: разговор начнется только тогда, когда она того захочет. Ялум даже могла игнорировать человека, если была не в настроении, а понять это было попросту невозможно.
        Девушка не показывала направление, да и Ливий не плелся за ней следом. Они шли куда-то, но только Ялум знала, куда именно. Парень просто читал ее движения, это была одна из особенностей учеников боевых искусств. Даже если ты не хочешь этого делать, подсознательно ты все равно будешь смотреть на тела людей вокруг, предполагая, какие движения они сделают следующими.
        Лягушка вошла в один из дворов торгового павильона. За дверью оказался небольшой парк со скамейкой, столиком и небольшим прудом, в котором плескались караси.
        - Пришли, - сказала Ялум.
        - Не знал, что здесь такое есть, - сказал Ливий удивленно.
        Лягушка улыбнулась в ответ и пошла к столику. По всей видимости, этот дворик можно было заказать где-то в торговом павильоне, и девушка сделала это именно для этой встречи.
        Столик был накрыт. Он был аккуратно застелен белой скатертью, на которой стояла большая тарелка с сыром, а рядом, в небольшом ведре со льдом, лежали несколько бутылок вина.
        «Прямо как в ту встречу, только вино было дешевым, а сыр - просто большой головкой. А тут самая настоящая сервировка», - подумал парень и улыбнулся.
        - Садись, Волк, - сказала Ялум.
        Скамейка была одна. Девушка села и хлопнула ладонью рядом с собой. Когда Ливий очутился на скамейке, Ялум начала наливать вино в бокалы. Да, тут еще были и бокалы. На небольших пьянках с Махусом Ливий не раз забывал об этом замечательном изобретении человечества, предпочитая делать все проще и вульгарнее - просто пить вино с горла.
        - А чего вдвоем, Ялум? - спросил парень. - Могли позвать наших, отпраздновать и мою победу, и переход.
        - Нельзя, - сказал девушка и улыбнулась, глядя парню прямо в глаза.
        - И почему же?
        - Это свидание, - сказала Ялум, после чего выпила полный бокал вина.
        - Ааа, так бы сразу и… Свидание?
        Ливий был ошарашен, ведь такого он точно не ожидал.
        - Свидание. Когда девушка и парень проводят время вместе. Ты против? - спросила Ялум, продолжая улыбаться и смотреть на Ливия.
        - Ну, не то, чтобы против, просто я парень, и вроде как я должен звать на свидание, - сказал Ливий, отводя глаза. Улыбка девушки сильно смущала в этой неловкой ситуации.
        - От тебя такого не дождешься, Волк. В таких делах ты совсем не разбираешься, - сказала Ялум.
        «Да уж, еще и отчитали на первом свидании. Или оно уже считается вторым? Зря я не слушал Махуса, ой зря».
        - Что есть, то есть, - сказал Ливий, вздохнув.
        Девушка протянула ему бокал, и парень выпил содержимое. Ливию все еще было неловко, но вскоре их свидание вошло в привычное русло. Они просто болтали обо всем, что только приходило в голову Лягушке. Темы всегда выбирала она, и парня это полностью устраивало. Первая бутылка закончилась быстро, настала очередь второй, а за ней и третьей. Организм ученика боевых искусств было намного выносливей, чем у простого человека.
        Пусть разговоры и были самыми обычными, теперь парень чувствовал, что что-то изменилось. Во всех словах был какой-то фон, который заставлял Ливия странно реагировать. Иногда его сердце начинало биться быстрее даже тогда, когда никакого повода для этого не было. Ливий будто выпил какое-то очень редкое зелье, резко выйдя на совершенно новый уровень ощущений. Он чувствовал скрытые эмоции в словах не только Ялум, но и в своих тоже.
        «Может, это и есть флирт? Всегда думал, что это когда говоришь девушке о том, насколько обольстительна ее грудь», - подумал Ливий. Он вспомнил случай с Махусом, который сделал такой комплимент девушке, схлопотав при этом звонкую пощечину. Что примечательно, через месяц друг таки затащил ее в постель.
        - Ты поразителен, Волк, - сказала Ялум. - Я всегда искала кого-то вроде тебя.
        - Вроде меня? - удивленно спросил Ливий. Разговор принял неожиданный оборот, из-за чего парню неожиданно стало слишком душно, хотя на улице было даже прохладно.
        - Да. Парня, который будет на равных со мной. Знаешь, я тоже хотела побить того рыжего, и думала, что сделаю это первой. Тогда, в Школе Потока, ты удивил меня, а две недели назад ты удивил меня еще раз. Но ты показался мне интересным еще в нашу первую встречу. Что ты думаешь обо мне? - спросила Лягушка.
        - Ты тоже интересная, - ответил Ливий, замявшись.
        - А честнее? - спросила девушка, пододвигаясь ближе.
        - О тебе тяжело не думать, - сказал парень на выдохе. Он знал, к чему все идет, поэтому сказал правду, спрятанную до этого где-то глубоко.
        - Такой ответ мне нравится больше, - сказала Ялум, соединившись своими губами с губами Ливия.
        Для парня это был первый поцелуй в его жизни. Мысли проносились в голове, как стада диких лошадей, Ливий корил себя за то, что не спросил хотя бы несколько советов у Махуса. Оставалось только сосредоточиться на своих ощущениях.
        Девушка справлялась куда лучше. В этот момент даже потрясающая память Ливия перестала работать, да парень и не пытался что-то копировать. Он просто отдался ощущениям внутри себя.
        Сколько длился поцелуй, Ливий не знал. Парню казалось, что несколько часов, но это было не так. Возможно, не прошло и минуты.
        - Забавный ты, Волк, - сказала Ялум.
        - На следующее свидание веду тебя я, - сказал ей Ливий.
        - Я буду ждать, Волк.
        Когда парень пришел домой, то еще долго не мог ни на чем сосредоточиться. Раз за разом он возвращался в мыслях к свиданию с Ялум, не только к поцелую, но и ко всей атмосфере встречи. Ливий такого еще никогда не испытал.
        - А это был только поцелуй.
        Парни его возраста уже давно раскрыли себя на этом поприще. Про Махуса и говорить не стоило - наверное, даже он сам не знал, со сколькими женщинами переспал. Но Ливий сильно выбивался на общем фоне. Он был сосредоточен на одних только тренировках и победах, стараясь совсем не обращать внимания на «лишние» позывы своего тела. Свидание с Ялум перевернуло мир парня.
        - Надо будет сводить ее куда-нибудь на днях, когда я со всем закончу, - сказал парень. Это были не просто слова - это было обещание, которое Ливий давал сам себе.
        Глава 24. Фурио
        Найти информацию о Фурио было непросто. Осведомитель смог узнать только место проживания, но ничего более. Для Ливия было достаточно и этого. Парень никак не мог найти эту крупную шишку из «Архона», но на то была причина: как оказалось, Фурио не жил в Мастаграде. Его особняк располагался в пяти километрах от города, причем в достаточно уединенном месте. Просто взять и прийти туда было невозможно, ведь там повсюду шастала охрана. Долгое время горожане думали, что там живет глава города или его заместитель, но теперь Ливий знал, что там находится его цель.
        - Немало ты в «Архоне» заработал, - пробормотал парень.
        Прошлые убийства не шли ни в какое сравнение с этим. Раньше Ливий готовился, добывал информацию, сейчас же у него не было ничего. До этого он убивал цели, вламываясь в их дома и даже кабинеты, теперь же парень должен был штурмовать чуть ли не крепость, наводненную десятками охранников. Впрочем, Ливия это не пугало.
        Он шел по дороге, а на плече у него лежал посох. Парень придерживал оружие рукой за один конец, а на другом конце висела тряпка с завернутым в нее снаряжением. Со стороны могло показаться, что Ливий - простой путешественник. Парень этого и добивался, незачем привлекать к себе внимание и идти по оживленной дороге в боевом снаряжении.
        Через три километра Ливий свернул в лес. Больше он не шел неспешным шагом, теперь парень быстро бежал вперед. Лес в этих местах был редким, все потому, что горожане часто добывали себе здесь дрова. Поэтому Ливий и не боялся банально влететь в заросли или столкнуться с деревом.
        Понемногу начало смеркаться. Парень сбавил скорость. Слева от себя он увидел двух мужчин. Они были еще далеко, Ливий опустился на землю и лег под куст. Мужчины прошли по дуге и скрылись за небольшим бугорком справа, парень встал и пошел дальше.
        Через полчаса патрули было уже легко заметить. Начинало темнеть, поэтому люди ходили с факелами в руках, поэтому Ливий прекрасно избегал встречи с ними. Даже медленным шагом парень легко бы добрался до особняка за это время, но Ливию приходилось много петлять и даже возвращаться назад. Все ради того, чтобы не столкнуться с патрулями. Да, он мог напасть на них. Скорее всего, патрульные даже не успели бы закричать. Но а вдруг успели бы? Ливий решил, что не стоит создавать себе лишних проблем, выживание в горах научило его прекрасно маскироваться. На что не пойдешь, чтобы поймать какого-нибудь стервятника, который на вкус как сваренная подошва от ботинка.
        - А вот и особняк.
        Ливий осмотрел свою цель с пригорка. Здание было немаленьким, причем к нему даже не подходила никакая дорога. Видимо, провиант и все необходимое доставляли носильщики, ведь телегу просто невозможно было сюда подогнать. С какими трудностями сталкивались строители, можно только себе представить.
        Особняк был окружен стеной, не слишком высокой, но зато освещенной. Внутри было видно несколько зданий. Одно, самое большое и покрытое красной черепицей, особенно выделялось.
        - Наверное, он там живет.
        Охраны было немало. Ливий насчитал двадцать человек на территории, а сколько было внутри зданий, оставалось неизвестно. Нельзя было забывать и про патрули, их тоже было немало. В случае тревоги эти люди вернулись бы в особняк, и Ливию пришлось бы худо. Но была еще одна серьезная проблема.
        - Собаки.
        Собаки могли учуять Ливия издалека. Они и слышали лучше, чем люди, да и ориентировались в темноте неплохо. Парень развязал котомку и достал оттуда пузырек с жидкостью, которую вылил на себя.
        - Должно сработать.
        Это было средство как раз для таких случаев. Оно отбивало запах Ливия, и собаки не могли его хотя бы учуять. С остальным было сложнее, но парню оставалось только положиться на свою скорость и реакцию. В конце концов, Ливий был готов идти напролом.
        Средство действовало два часа. Нужно было выдвигаться, пока было время. Ливий оставил посох в лесу, ведь с ним было тяжело проникнуть куда-нибудь. Парень начал аккуратно пробираться к стене, уклоняясь от встреч с патрулями. С пригорка он видел, как ходит охрана, поэтому знал, что ни на кого не наткнется.
        Вскоре парень был под стеной. С той стороны прохаживались охранники, а сама стена была освещена масляными лампами. К тому же, преграда была невысокой только по меркам Ливия. Обычному человеку было бы тяжело через нее перебраться, но не ученику школы боевых искусств.
        Ливий вошел в состояние поверхностной медитации. Чувства парня обострились, и он стал отлично слышать людей с другой стороны стены. Охранники не могли просто стоять и следить за территорией. Ночью было скучно, поэтому они говорили друг с другом, выдавая свои позиции.
        «Пора».
        Ливий влил ярь в ноги, используя «Незримый бег». Парень с легкостью перебрался через стену, практически взбежав по ней вертикально вверх, а потом спрыгнул вниз. Не послышалось никакого звука падения, Ливий приземлился аккуратно, и тут же скрылся за небольшим кустом.
        Парень огляделся. Охрана ничего не заметила, а вот собака у будки навострила уши. Ливий ждал. Не стоило пока торопиться. Один из охранников обратил внимание на собаку, и проследил за ее взглядом. Он смотрел как раз на куст, за которым прятался парень. Так продолжалось несколько секунд, а потом собака легла на землю, полностью потеряв интерес.
        - Белка, наверное, - услышал Ливий слова охранника.
        С этой стороны было проще всего перебраться через стену. Но здание, покрытое красной черепицей, располагалось в самом центре территории. Нужно было тихо пробраться туда, что Ливий и начал медленно делать.
        Парень дожидался, когда луна скрывалась за тучами, и тогда начинал двигаться. От куста он перебрался к другому кусту. Потом к третьему, четвертому - их тут был целый ряд. Вскоре кусты кончились, но Ливий оказался у одного из зданий. Окно как раз было открыто. Парень заглянул туда и убедился, что внутри никого нет.
        Лезть в здание было бы ошибкой, но другого варианта у Ливия не было. Укрытий больше не осталось, нужно было пройти здание насквозь, чтобы добраться до очередных клумб. Парень умело нырнул внутрь, а потом замер, прислушиваясь. Ничего не поменялось. Тогда Ливий двинулся вперед, стараясь идти как можно аккуратней, чтобы деревянный пол не скрипел под его шагами.
        Дом был оживленным. Ливий услышал в одной из комнат шаги, после чего замер. Дверь распахнулась, в коридор вышла девушка, которая нырнула в комнату с противоположной стороны. Если бы она посмотрела налево, то увидела бы Ливия, и парню пришлось бы применить силу. К счастью, обошлось. Ливий двинулся дальше, слушая разговоры людей, доносящиеся из комнат по обе стороны. По всей видимости, здесь жили слуги.
        «Интересно, как они скрывают столько народу здесь, в лесу? Слуги вообще имеют право покидать особняк?».
        Вскоре Ливий оказался у двери. Парень аккуратно открыл ее и выглянул наружу. Прямо перед ним были очередные кусты, а чуть дальше - беседка. Парень решил, что это идеальный путь к цели.
        - Идите в дом, быстро!
        - Вирис, дай нам посидеть еще немного, - сказала девушка, а ее подруги кокетливо рассмеялись. Они сидели в беседке и хотели насладиться свежим воздухом подольше, но вот у охранника были совсем другие планы на этот счет.
        - Хозяин сказал, что после наступления темноты по территории должна ходить только охрана, - сказал Вирис.
        - Ну немножко, совсем, скоро уже пойдем, но там же так скучно сидеть, а пока можете побыть с нами, - стали наперебой упрашивать охранника девушки.
        - Пять минут! - сказал Вирис. С одной стороны, он не хотел нарушать приказ, с другой - побыть в компании прекрасных дам всегда было приятно. К тому же, и оправдание есть - охраняет он их тут, а не флиртует.
        Ливию это было только на руку. Да, люди на его пути мешали, но зато они разговаривали, не затыкаясь ни на секунду. Парень спокойно прошел между беседкой и прудом, в котором плавали лебеди. Луна неожиданно вышла из-за туч, и парень очень надеялся, что девушки не увидят его отражение на зеркальной глади воды.
        «Вроде пронесло», - подумал Ливий.
        Здание, покрытое красной черепицей, располагалось в самом центре территории. Оно не примыкало ни к чему, и в радиусе двадцати метров не было ни одного укрытия. К тому же, возле здания караулили охранники, которые постоянно совершали обходы.
        Ливий же сейчас был ближе всего. Как раз двадцать метров - и он оказался бы у своей цели. Но этот короткий марш-бросок еще нужно было совершить, и парень пока не знал, как.
        «Может, просто пробегу?».
        Ливий стал ждать. Пришлось потратить пятнадцать минут, прежде чем два условия сошлись: зашла луна, и охранники не смотрели в сторону парня. Ливий рванул вперед, используя «Незримый бег». Двадцать метров он преодолел так быстро, что когда охранники вновь посмотрели в эту сторону, то уже ничего не успели заметить, ведь Ливий был прямо под стеной.
        Один охранник приближался справа. Избежать встречи было невозможно, поэтому парень резко выскочил, ударил мужчину ребром ладони в висок и затянул тело в тень. Охранник не должен был умереть, но все могло быть иначе. Ливий шел сюда с готовностью убивать.
        Парень крался под стеной, пока не наткнулся на небольшое открытое окошко. Пролезть через него было невозможно, слишком маленьким оно было. Оттуда, изнутри, раздавалось множество грубых мужских голосов, а в воздухе отчетливо ощущался запах табака. Видимо, это была комната охраны, и охранники как раз курили, для чего и открыли окно.
        «Идеально», - подумал Ливий.
        Пусть посох парень и оставил, но много чего взял с собой. Из одного кармана Ливий достал таблетку и глотнул ее. Парень подождал две минуты, после чего уже из другого кармана достал два плотных шарика, сделанных из чего-то, напоминающего на ощупь глину. Ливий потер шарики в руках, пока они не стали теплыми, а потом закинул их в открытое окошко.
        - Нападение!
        Комната охраны моментально заполнилась дымом. Мужчины бросились прочь из комнаты, но это только усугубляло ситуацию - дым стал распространяться дальше. Некоторые пытались вылезти через окошко, или хотя бы подышать через него свежим воздухом, но это не помогало. Через пятнадцать секунд все мужчины рухнули на пол.
        Это был ядовитый газ, который лишал свою жертву сознания. Ливий изготовил его как раз для такого случая. Таблетка, что парень принял ранее, была антидотом. Ливий мог заходить в здание, не боясь отравиться самому, что парень и поспешил сделать.
        Поднялась тревога. Охранники со всей территории особняка бежали в сторону главного здания. Прямо у входа Ливий столкнулся с тремя мужчинами. Парень раскидал их, и проник внутрь здания, пока у него еще было время. До того момента, как охрана должна была стянуться сюда, оставалось минут пять-десять. За это время парень собирался устранить свою цель и вырваться из оцепления.
        В коридоре никто не пытался остановить Ливия: ядовитый дым делал свое дело. Несколько охранников забежали вслед за парнем, но попадали на пол без сознания. Парень подобрал выпавшее из руки мужчины копье, и двинулся дальше.
        - Стоять!
        Пятеро охранников перегородили Ливию дорогу. Здесь дым распространился не так сильно, к тому же, мужчины догадались, в чем дело, и нацепили себе на лица тряпки. Это не антидот, но немного помочь могло.
        Ливий боялся, что Фурио сможет сбежать, поэтому не сдерживался. «Язык змеи» обогнул оружие одного охранника, и наконечник копья вошел тому прямо в сердце. «Двойной клык тигра» - и у еще двух мужчин перерублены шеи. Оставшиеся охранники попытались достать Ливия, но одного парень ударил «Когтем дракона», а оружие второго он перехватил голой рукой, покрытой ярью. Глаза охранника показывали его удивление, но через секунду они остекленели - мужчина сполз на пол, ведь его сердце остановилось. Это был один из приемов Братства Змеи, организации, которая обучала своих последователей ударам по уязвимым точкам.
        Ливий достал из кармана еще два шарика. Пока парень бежал вперед, он тер их, а потом кинул себе за спину. Так он хотел избавиться от преследователей, которых было немало.
        К сожалению, всевозможных переходов, входов и выходов тоже было предостаточно. Охранник появился перед Ливием будто из ниоткуда, парень использовал «Импульсный удар», и оставил покалеченное тело мужчины за собой. Ливий не имел права останавливаться, нужно было спешить.
        Но особняк был огромным. Найти путь было непросто, Ливий сворачивал не туда и оказывался в тупиковых комнатах, приходилось возвращаться обратно и бежать в другую сторону. Вскоре парень уже не знал, где находится. Выбраться наружу Ливий смог бы, ведь он отлично помнил весь путь, но вот как добраться до Фурио было загадкой. Где-то за спиной был слышен лай собак. Парень надеялся, что ядовитый дым их задержит, иначе его слишком просто могли бы догнать.
        Ливий оказался в большой комнате. Это была купальня, причем довольно приличного размера. Все здесь выглядело очень богато, да и вообще весь особняк был таким - Фурио явно в деньгах не нуждался.
        «Женщина!».
        Какая-то представительница прекрасного пола, по всей видимости, только что вылезла из воды и лишь успела быстро одеться. Видимо, она услышала переполох в особняке, поэтому решила прервать свои банные процедуры.
        Ливий моментально подскочил к ней. Парень положил ей руку на шею, прозрачно намекая на то, что будет с женщиной, если она закричит.
        - Где Фурио? - спросил Ливий прямо. Время сильно поджимало.
        - По к-коридору направо, - ответила женщина. Ее тело тряслось от страха.
        Парень рванул туда, куда ему указали. Дверь в конце коридора выглядела солидно, и Ливий решил, что наконец попал, куда нужно. Но оказался в комнате для занятий боевыми искусствами: в центре была расположена площадка для спаррингов, а повсюду на стенах висело разнообразное оружие.
        - О, так это и есть вторженец?
        «Обманула, сука».
        Перед парнем стояли трое мужчин. Один из них, тот, который заговорил, весь был в шрамах. Второй был настоящим гигантом - не только в высоту, но и в ширину. Третий же на первый взгляд ничего толкового из себя не представлял. Правда, меч он держал достаточно умело, даже по стойке можно было судить о его мастерстве.
        - Гридур, разберись с ним, - сказал «шрамированный». Гигант схватил две булавы и кинулся на Ливия. Парню казалось, что на него несется огромный бык, но не показывал никакого волнения. Когда гигант оказался прямо перед ним, Ливий отскочил в сторону, взмахнув копьем.
        Булавы ударили по полу комнаты, оставив на нем трещины. Гигант промахнулся, а вот Ливий попал.
        - Бьешь, как девчонка, - пророкотал Гридур, поднимая булавы. Ливий лишь поцарапал гиганта наконечником копья, не повредив ему ни один орган.
        Гридур вновь ударил, но парень снова уклонился. В этот раз Ливий взмахнул копьем дважды, однако с лица гиганта не сходила улыбка. Вновь ни одного серьезного ранения.
        Гридур уже было собирался атаковать снова, как он немного покачнулся. Гигант попытался понять, что с ним не так, но ничего не понял и завалился на пол.
        - Пусть ты и не можешь больше ходить, оставлять тебя за спиной будет ошибкой, - сказал Ливий и резко ударил копьем. Оружие, покрытое ярью, воткнулось гиганту прямо в сердце.
        - Гридур! - прокричал «шрамированный». - Не думал, что мне придется разобраться с тобой лично. Гридур был силен, но не владел ярью.
        «Шрамированный» достал меч из ножен. Ливий не стал ждать окончание речи, поэтому просто размахнулся и кинул копье. Оружие пробило грудь «шрамированного», протянуло его через всю комнату и пригвоздило к стене. Ливий спокойно подошел к одной из стен комнаты и снял оттуда посох. Такое оружие было намного привычней для него, чем копье.
        - Остался только ты, - спокойно сказал парень. Третий охранник поступил мудро: он бросил меч на пол.
        - Хочешь узнать, как попасть к Фурио? Это не так просто. Я расскажу, но в обмен сохрани мою жизнь, - спросил он.
        - Рассказывай, - сказал Ливий.
        - Я хочу, чтобы ты пообещал мне! - сказал охранник.
        - Ответ можно получить не только добровольно. Но твоя жизнь мне не нужна, так что обещаю, что не убью тебя, - сказал Ливий.
        - Фух, - выдохнул охранник с облегчением. - В покои Фурио нет дверей.
        - Что? - удивился Ливий.
        За спиной раздались быстрые шаги. Парень обернулся. По коридору бежало пятеро охранников, Ливий задействовал «Незримый бег», быстро сблизился с ними и убил всех, после чего вернулся в комнату. Сдавшийся охранник стоял на месте и даже не пытался сбежать за те две секунды, пока Ливия не было. Он верно расценил силу вторженца.
        - Есть несколько потайных ходов, которые ведут к Фурио. Он боялся вторжений, поэтому только некоторые охранники знали, как к нему попасть.
        - А ты знаешь? - спросил Ливий.
        - Сам там не был, но знаю, где проход! Иди за мной.
        Парень пожал плечами и пошел следом за охранником. В дальнем углу комнаты висел щит. Он был таким огромным, что, наверное, только тому гиганту Гридуру был бы в пору. Охранник подошел к щиту и сдвинул его в сторону. Это был тайный проход, который Ливий ни за что бы не нашел сам.
        - Иди прямо и налево. Куда дальше, я не знаю, думаю, разберешься. Тут целая сеть этих проходов, они по всему особняку проходят. Насколько знаю, входов - восемь, - сказал охранник.
        - Хорошо, спасибо. Извини, но вырубить я тебя должен, - сказал Ливий. От аккуратно удара охранник потерял сознание. Парень старался не сильно навредить этому мужчине, все-таки, он показал ему тайный вход. Ливий вошел внутрь, а затем сдвинул щит обратно. Теперь никто не должен был знать, что он уже очень близок к Фурио.
        Ливий прошел вперед и оказался на развилке. Один проход шел прямо, второй - налево. Парень шел тихо, стараясь особо не шуметь, ведь понимал - прямо за тонкой деревянной стеной были обычные комнаты. В одном месте Ливию даже пришлось замереть: справа переговаривались два охранника.
        - Ищи его, он не мог пропасть!
        - Попробуй найди кого-то в этом доме!
        Парень дождался, когда мужчины уйдут, и продолжил идти дальше. Под ногой раздался щелчок, и где-то сбоку сработал взведенный арбалет. Но Ливий просто схватил болт и отбросил его в сторону.
        «Ловушки, значит».
        Пусть проход был широкий, и парень просто мог пробежать, он решил не спешить. Ливий аккуратно ощупывал пол и стены посохом, уверенно продвигаясь вперед. Несколько ловушек все же были активированы, но для парня это были мелочи. Фантазия местного инженера явно не впечатляла: арбалеты-самострелы, выдвигающиеся копья, летящие топоры. Самый обычный набор. По сравнению с Залом бесконечных испытаний, здесь было даже безопасно и комфортно. Единственное, о чем беспокоился Ливий - это о том, чтобы здесь не оказалось ловушки, подающей звуковой сигнал.
        По пути парень еще несколько раз наткнулся на развилки, и направление он выбирал наугад. Где-то в особняке были спрятаны покои Фурио, но где именно - было непонятно. Они могли оказаться в самом центре, это было бы логично. Но, учитывая насколько владелец особняка боялся убийц, покои должны были располагаться в каком-то неожиданном месте. Поэтому парень и шел наугад. Так прошло минут десять, и вскоре он наткнулся на дверь. Ливий открыл ее и понял, что это выход на улицу.
        «Не угадал».
        Парень вернулся и попробовал заново. Очередная дверь - и снова мимо. На этот раз это был тайный выход уже в пределах дома - прямо за огромным шкафом, который легко отъезжал в сторону, стоило только покрутить спрятанную ручку.
        Ливий вернулся в проход. Он шел и шел, пока не услышал где-то вдалеке голоса. На этот раз они раздавались не за стеной, а прямо в тайном проходе. Видимо, какие-то охранники дежурили прямо здесь, и Ливий обрадовался этому. Он приближался к своей цели.
        - Ты кто…
        Парень даже не дал охраннику договорить. Двое мужчин защищали достаточно длинный проход и держали в руках арбалеты. Стоило только незнакомцу появиться на другом конце прохода, как они спустили бы стрелы. К несчастью для них, сегодня в особняк вторгся Ливий. Парень использовал «Незримый бег» и за долю секунды оказался перед охранниками, ломая их арбалеты и кости.
        Мужчины охраняли люк. Ливий рывком открыл его и прыгнул вниз. Блуждания по особняку закончились, ведь парень добрался до своей цели.
        Комната была огромной. Здесь было все, что душе угодно, от небольшой купальни и бара, до кровати, размеры который не на шутку впечатляли. Особенно удивлял небольшой зоопарк: кролики и красивые птицы сидели в клетках, а в большом аквариуме плавали угри. Людей здесь тоже было достаточно: пятеро вооруженных охранников и пожилой мужчина с властным лицом. Последний лежал на огромной кровати и решил приподняться, чтобы поприветствовать своего «гостя».
        - Удивлен, что ты добрался сюда, убийца. Впрочем, теперь ты умрешь, - заявил пожилой мужчина. Охранники не пошевелились, но угроза, исходящая от них, стала ощущаться намного сильнее.
        - Я пришел за твоей головой, Фурио, - сказал Ливий и стал в боевую стойку.
        Глава 25. «Синяя Роза»
        - За моей головой? Попробуй, - ответил Фурио. - Соболь, твой выход.
        Один из охранников усмехнулся. Ливий сразу сообразил, что это старший, он выглядел намного опытней остальных охранников.
        - Разберитесь с ним, ребята, - сказал Соболь.
        Четверо охранников шагнули вперед. В их руках были мечи, которые тут же покрылись ярью.
        «Покрытие? Черт, это может быть проблемой», - подумал Ливий.
        Охранники были примерно на уровне Серебряной арены Школы Свирепости. Для Ливия каждый из них был легким противником, вот только по отдельности они атаковать не собирались. Охранники напали вместе, вчетвером, и парень тут же применил «Драконий хлыст». Техника, которую создал Диаз, была до жути эффективной. Ливий снес голову одному охраннику вместе с мечом, которым тот пытался защититься. Еще одного врага парень отбросил в сторону. Оставались еще двое, но Ливий вновь размахнулся посохом, одновременно атакуя ногой. И сразу отпрыгнул в сторону, чтобы не попасть под вражеский клинок. Соболь, главный охранник, решил поучаствовать в сражении лично.
        - Учился в школе боевых искусств? - спросил он Ливия.
        - Если и так, что с того? - отозвался парень. Он отошел на несколько шагов и оценил ситуацию. Один охранник был убит, но к бою присоединился самый опытный боец. Ситуация только ухудшилась.
        - Ничего. Вот только не один ты. Посмотрим, чья школа окажется лучше, - сказал Соболь.
        «Может, тогда не будете набрасываться толпой?», - подумал Ливий, но сказать ничего не успел - враги перешли в наступление.
        Посох имел преимущество в дистанции, и парень не стеснялся им пользоваться. Он провел свою лучшую комбинацию: сначала выполнил «Язык змеи», а потом «Двойной клык дракона». Но враги были не простыми бойцами. Пока Ливий атаковал одного, трое других кинулись вперед, вынуждая парня перейти в оборону. Ливий смог задеть одного охранника, пусть и не вывел его из строя.
        - Отступать больше некуда, - сказал Соболь. Ливия прижали к стене, и теперь держать дистанцию больше было невозможно. И парень, и охранники это прекрасно понимали.
        Вот только Ливий не боялся сближаться. Наоборот, для парня это было даже привычней, чем держать дистанцию. Он взмахнул посохом одной рукой, атакуя самого сильного врага - Соболя. Тот с легкостью заблокировал удар, но Ливий всего лишь хотел отвлечь этого противника. «Незримым бегом» парень уже прекрасно владел, за долю секунды он оказался перед одним из охранников и применил «Импульсный удар». Противник пытался защититься ярью, но это ему совершенно не помогло. Было страшно представить, в какую кашу превратились его внутренние органы.
        Два охранника атаковали одновременно. От одного клинка Ливий уклонился, а по второму ударил «Импульсным ударом». Охранника отбросило в сторону, и он непонимающе посмотрел на свой меч, который только что отбили кулаком.
        В этот момент ударил Соболь. Его клинок был необычным, он был не прямым, как большая часть мечей на центральной части континента, а немного изогнутым. Такие мечи называли катанами, и Ливий читал о них в книгах по восточным боевым искусствам.
        В этот момент ярь сосредоточилась на лезвии катаны. Ливий понял, что это какая-то мощная техника, поэтому ударил посохом в ответ. Применять «Драконий хлыст» одной рукой было непросто, но перехватить посох второй ладонью не было времени.
        Ливию вновь пришлось отпрыгнуть. Катана едва не разрубила посох. Если бы парень применял «Драконий хлыст» двумя руками, то такой проблемы не было бы, но врагов все еще оставалось немало. Ливий уже убил двоих, теперь противников было меньше, чем в начале. Но и тело парня было не железным. Пока яри было много, да и сам он не устал, но все могло поменяться очень скоро.
        - Ты еще долго, Соболь? - спросил Фурио.
        - Нет. Он скоро умрет, - ответил охранник.
        «Посмотрим», - подумал Ливий. Трое мечников напирали на него, а парень защищался и бил в ответ. Если появлялась возможность атаковать слабых охранников, на помощь приходил Соболь, который тут же использовал свою технику. Так продолжалось пять минут, четверо врагов обменивались атаками без конца. Ливий смог ранить одного охранника, сломав его руку. А еще слегка задеть Соболя, но на этом все.
        «Хватит с этим возиться! Я должен убить Фурио!».
        Злость начала брать верх над Ливием. У двух охранников ярь уже была на исходе, они покрывали лезвия своих мечей энергией только во время удара, экономя ярь, но пять минут - это слишком долгий период, поэтому парень решил выложиться на полную. Эту технику он никогда не использовал, но сейчас был самый подходящий момент для этого. Лицо Ливия стало красным от ускоренной циркуляции крови, мышцы взбугрились, а ярь безумным потоком начала струиться по телу. Это была финальная техника Диаза - «Двойной драконий хлыст». Охранники поняли, что дело неладно, и бросились в атаку, но уже было поздно. Ливий атаковал, и два трупа разлетелись в разные стороны. Перед парнем остался только Соболь.
        Главный охранник не растерялся. Он подобрал момент и атаковал сам, используя свою технику меча. Ливию пришлось защищаться посохом, но мощный удар Соболя разрубил деревянное оружие, которое уже успело пострадать в схватке. Парню пришлось отпрыгнуть в сторону.
        - Ты убил моих людей. Но теперь ты остался без оружия, - сказал Соболь.
        Ливий невозмутимо поднял меч с пола.
        - Меч? Ты не похож на мечника, пацан, - сказал главный охранник. Это было понятно по стойке парня перед ним.
        Ливий не был мечником, но какой-никакой опыт у него был. Во-первых, на занятиях Квинта Ассуса и Алфена приходилось пользоваться разным оружием. Во-вторых, Ливий не раз сталкивался в бою с мечниками, чаще, чем с любыми другими противниками. А память парня нельзя было недооценивать.
        Он тут же немного поменял свою стойку, подстраиваясь под вес и длину оружия. Соболь, который только что почти насмехался над Ливием, стал серьезней.
        - Хо, а ты что-то умеешь, я посмотрю, - сказал он.
        Ливий ничего не ответил. Меньше всего ему сейчас была нужна похвала от врага. Парень мог попытаться разобраться с Соболем врукопашную, это было легче, чем пытаться сражаться мечом, но Ливий не торопился. Главный охранник был слабее его, однако парень старался не терять бдительность. Фурио все равно был в его поле зрения, а обычные охранники даже не знали, что в покоях их господина развернулась нешуточная битва.
        Ливий напал. Он умело бил мечом, но использовал только самые простые приемы и атаки. Соболь был совсем на другом уровне. Его мастерство боя на мечам превосходило таковое у Ливия раз в десять, но при этом главный охранник отставал в скорости и силе. Именно этим парень компенсировал свои минусы.
        - Ты… Ты не можешь становиться лучше так быстро! - почти прокричал Соболь.
        Ливий вновь ничего не ответил. Он атаковал и защищался, а его мастерство продолжало расти. Сейчас его память активно воспроизводила все атаки мечников Серебряной и Золотой арен, и Ливий тут же их использовал. Получалось грубо и не очень умело, но парень чувствовал, что становится намного лучше в этом.
        «Попробовать это, что ли?».
        Ярь с самого меча переместилась на острие, став очень тонкой и немного вытянутой. Это был прием Соболя, и Ливий мог его применить только из-за своего хорошего уровня владения яри. Лицо главного охранника перекосило от удивления, он применил ту же технику, и клинки столкнулись.
        Ливия чуть не отбросило назад. «Незримый бег» помог ему восстановить равновесие, в то время как Соболь крепко стоял на ногах. Но парень и не думал, что сможет победить в этой стычке.
        - Я буду убивать тебя медленно, - сказал главный охранник.
        - Обидно, что я украл твою лучшую технику, да? - спросил Ливий. Злость врага была только ему на руку.
        В этот момент заговорил Фурио, который беззаботно ел виноград и пил вино:
        - Я щедро заплачу тебе, Соболь.
        Главный охранник улыбнулся. Злость прошла сама собой, Соболь достал какую-то таблетку из кармана и кинул себе в рот.
        - Знаешь, у этой штуки много неприятных последствий. Но раз мне оплатят восстановление и дадут сверху, мне нет причин сдерживаться, - сказал главный охранник. Вся его кожа начала темнеть.
        - Смола Края? - спросил удивленный Ливий.
        - О, ты знаешь, что это такое? Да, это Смола Края. Она выводит тело за рамки возможностей аж на полчаса, превращая человека в машину для убийств. Не думал, что потрачу таблетку на какого-то пацана, - сказал Соболь.
        Главный охранник не врал. Ливий хорошо разбирался в алхимии, поэтому знал, на что способна Смола Края. Этот препарат перегружал весь организм, многократно усиливая силу, скорость, выносливость, реакцию… Да вообще все, настолько хорошо было это средство. Но за это нужно было дорого заплатить: через полчаса боец падал на землю от истощения. На следующие полгода он становился настоящим инвалидом в мире боевых искусств: сила не превосходила силу обычного человека, к тому же, ярь становилась неконтролируемой, что отменяло тренировки внутренней энергии на весь этот срок.
        Восстановиться раньше, чем за полгода - весьма непросто. Нужно принимать специальные лечебные ванны и пить редкие препараты. Разумеется, стоит это все немало. И Фурио был готов выложить эту сумму, лишь бы вторгшийся в его особняк убийца был уничтожен.
        «Все-таки у него был туз в рукаве», - подумал парень.
        Кожа Соболя стала черной. Но даже через эту черноту пробился яркий красный цвет циркулирующей крови. Охранник резко стал сильным, настолько, что даже превзошел Ливия.
        Соболь бросился в атаку. Он взмахнул катаной, клинки столкнулись, и Ливия отбросило к стене, о которую он приложился спиной. Охранник не собирался давать парню передышку, он подбежал к Ливию и вновь ударил катаной.
        «Черт!», - подумал парень, вливая побольше яри в меч. Он смог заблокировать удар, но в этот момент Соболь ударил ногой. Сильная атака в район груди пробила защиту яри и выбила воздух из легких Ливия.
        Парень упал на колени, а охранник рубанул катаной. Он хотел добить Ливия и закончить бой, но не тут-то было. Парень прошел множество боев и не мог умереть так просто. Он сместился немного в сторону, лезвие катаны прошло мимо, а потом поднялся и нанес удар ногой. Это был «Коготь дракона», быстрая и сильная атака, но Соболь был быстрее. Он схватил парня за ногу до того, как удар завершился, и отбросил парня в сторону, аж до другой стены, которая была справа.
        - Отлично, Соболь, за это я тебе и плачу! - прокричал Фурио.
        «Чертов монстр, у меня так ярь кончится», - подумал парень. Он не пострадал сильно только из-за защиты внутренней энергии.
        Меч выпал из руки Ливия еще в полете. Парень просто встал в боевую стойку, наполняя свои кулаки ярью. Соболь тоже не тратил время зря, одним прыжком он добрался до Ливия и ударил катаной.
        Парень оттолкнулся от стены у себя за спиной и перепрыгнул Соболя. Тренировки в Зале бесконечных испытаний окупили себя. В полете Ливий ударил охранника ногой, наполнив ее ярью, но Соболь будто ничего не почувствовал. А когда парень приземлился на пол, охранник сам ударил его ногой.
        В этот раз Ливий успел среагировать и атаковал в ответ «Импульсным ударом». Одновременно с этим он ударил еще раз, снова этой же техникой, целясь вторым кулаком в руку Соболя.
        Парень отбил одну атаку, и не дал ударить себя катаной. Ливий понимал, что он сильно уступает, поэтому выжал из себя все. «Коготь дракона», за ним - три «Импульсных удара». Обычный удар ногой, еще один, «Коготь дракона» и «Импульсный удар». Даже в бою с Диазом Ливий не атаковал так быстро, ярь уходила быстрыми темпами, но парню было плевать. Нужно было только справиться с монстром перед ним, а дальше все уже станет просто.
        - Хорошая попытка, - сказал Соболь.
        Всего один «Импульсный удар» достал его. Два ребра были сломаны, но охранник не чувствовал боли. До этого он держал рукоять катаны двумя руками, но на секунду освободил одну руку и ударил кулаком.
        Ливий понимал, что не успеет уклониться. Все, что он мог - заблокировать атаку руками. Парень влил в них ярь, но удар Соболя вновь отбросил Ливия.
        У парня почти не осталось яри. Остатки ушли на блок, но руки все равно неистово болели. Ливий проигрывал. Бой с «обновленным» Соболем не продлился и минуты, не было ни одного шанса продержаться еще двадцать девять минут.
        - Подожди, не убивай его.
        Фурио встал с кровати и уставился на Ливия. Владелец особняка чувствовал себя победителем в этой ситуации, поэтому уже не боялся за свою жизнь. Разговор был скорее развлечением для него, попыткой удовлетворить свое любопытство, да и только.
        - Почему ты хочешь убить меня? Сколько тебе заплатили? - спросил Фурио.
        - Нисколько, - ответил Ливий, выплевывая кровь на пол. - Ты помнишь бордель «Синяя Роза»?
        - Помню. Тот самый рассадник шлюх в пятом районе. Девки, конечно, были ничего, вот только если ты на нашей территории, нужно вести себя соответственно. Я был одним из руководителей «Архона», а эта рыжая сука отказала мне. Видите ли, она не любит жесткий секс и не хочет, чтобы ее тело пострадало. Как же ее звали… - задумался Фурио.
        - Сэнталия, - сказал Ливий мрачно. Он закинул себе в рот таблетку, которая уже через секунду растворилась в желудке, наполняя все тело ярью. Это был аркюс, который парень взял с собой на всякий случай.
        Фурио замер на секунду, но Соболь никак не отреагировал на действия Ливия. Видимо, главный охранник не счел восстановление яри чем-то опасным для себя и своего господина.
        - Я знаю, кто ты, - сказал Фурио. - Ты тот самый выживший мальчик, верно? Мои люди видели, как ты убегал. Лучше бы ты умер в тот день.
        - Вы убили всех и сожгли бордель из-за простого отказа? - спросил Ливий. Злость стала выходить за свои пределы, парень и не пытался ее сдерживать.
        - Разумеется, нет. Это место было нужно «Архону», и этот притон здорово мешал… Знаешь, ты все равно умрешь. Это официальная версия в компании, но это далеко не вся правда, - сказал Фурио.
        Соболь коротко обернулся на хозяина особняка. Пожилой мужчина слишком много говорил, не боясь, что какие-то тайны сплывут наружу. Обычно осторожный Фурио сильно разошелся: Ливий все равно не мог его убить, поэтому не боялся сказать лишнее. Сбежать тоже не было возможности - у Соболя было в запасе еще двадцать восемь минут.
        - После того, как рыжая сука отказала мне, я встретился с одним человеком. Он сказал, что здорово мне заплатит, если я уничтожу этот бордель. Особенно он настаивал на убийствах, да. Я сделал работу и получил за нее щедрую награду. Улизнул один лишь паренек, который быстро стал хорошим бойцом, как оказалось. Может, это тебя и должны были убить, а? Лет через десять ты бы смог убить меня с легкостью. Может, они знали о твоем потенциале? Каково это, чувствовать, что из-за тебя погибли все те шлюхи?
        - Заткнись, мразь, - сказал Ливий.
        В ушах парня шумело, но он ничего не слышал. Это был беззвучный шум, который делал Ливию больно. Но парню было плевать. Он никогда в жизни не был таким злым, и все, что он хотел сейчас - убивать, долго и мучительно, наслаждаясь каждым отрезанным от врага кусочком.
        - Рыааааааа!
        Тело Ливия покрылось черными молниями, которые пробегали по его яри. Соболь удивился и сделал шаг назад, такого он не видел никогда в жизни. Фурио замолчал и тоже решил отступить.
        «Убить, убить, убить, убить».
        Ливий не мог заглушить голоса в своей голове. Слепая жажда мести заставила парня потерять самообладание, и она же дала ему силу. Ливий чувствовал мощь в своих руках, как чувствовал невыносимую боль в своей голове.
        - Соболь, разберись с ним!
        Главный охранник бросился на Ливия. Ярь почти вышла из-под контроля парня, сила стала неуправляемой, но он знал, куда ее направить. Когда Соболь оказался прямо перед Ливием и взмахнул своей катаной, парень ударил. Это был «Импульсный удар», настолько быстрый, что главный охранник даже не успел опустить катану. Кулак пробился через защиту яри, крепкое тело и ребра, Ливий разогнул пальцы прямо в груди Соболя, а потом резко выдернул руку.
        Главный охранник покачнулся. Его сердце сейчас было в руке Ливия, который сжал ладонь и раздавил орган. Но Соболь не умер так просто. Сила Смолы Края давала ему жалкие доли секунды жизни даже после смертельного ранения, главный охранник взмахнул катаной, вкладывая все свои силы в этот удар.
        Но Ливий выхватил оружие из рук Соболя. Катана опустилась на тело главного охранника, а потом еще раз, и еще раз. Парень рубил без остановки, превращая тело врага в кровавое месиво, на пол упала рука и часть головы, а Ливий все не прекращал. Он ударил больше двадцати раз, и все это - за ту секунду, которую Соболь падал.
        Фурио смотрел на это с ужасом. Его сильнейшего охранника порубили на части, что стоило ждать ему, человеку, который провоцировал это чудовище? Бывший руководитель «Архона» попытался сбежать, ведь прямо за его кроватью был люк, который вел в тайный ход.
        Разумеется, Ливий не дал бы Фурио улизнуть. Он кинул катану, которая вонзилась в ладонь мужчины аж до рукояти, намертво пригвоздив Фурио к стене.
        Мужчина закричал от боли. Он видел, как к нему медленно идет Ливий, и понимал, что умрет. Умрет очень жестокой и болезненной смертью.
        - Не подходи! Люди, которые наняли меня, это страшные люди! Ты можешь уйти, и они не будут знать, что ты жив! Если убьешь меня, то они тебя найдут! Это слишком страшные люди! - кричал Фурио.
        - Я убью и их, - сказал Ливий, подбирая с пола меч. Когда он оказался перед Фурио, то ударил своим оружием, отсекая обе ноги мужчины в районе коленей.
        Парень смотрел на Фурио, наслаждаясь мучениями врага. Крики мужчины даже немного заглушали боль в голове, и это нравилось Ливию. Но парень не спешил лишь по одной причине: он хотел придумать подходящий способ смерти для Фурио.
        - Ты поймешь, что они чувствовали в ту ночь, - сказал Ливий.
        В поясе с таблетками был деревянный флакон. Парень вылил его содержимое на пол, схватил светильник и кинул его туда же. Деревянное покрытие пола быстро загорелось.
        Вся комната была сделана из дерева. Огонь быстро перекинулся на стены, которые местами были покрыты коврами. Пламя даже попало на кровать Фурио, умирающий владелец особняка с ужасом наблюдал, как его отрезанные ноги начинают гореть.
        Ливий не слышал того, что кричал ему Фурио. Парень уже совсем ничего не слышал, ведь шум в его голове только нарастал. Ливий нырнул в люк возле кровати Фурио, даже не зная, куда он ведет.
        Парень долго шел вперед. Проход затягивало дымом, но Ливию было плевать. Боль стала такой сильной, что парень дважды вставал на колени и бился головой о стену. Это немного помогало. Вскоре Ливий перестал что-либо видеть из-за дыма.
        В конце прохода был люк. Когда парень откинул его, то оказался в лесу. Свежий воздух немного привел Ливия в чувство, но боль продолжала нарастать. Нужно было уходить отсюда как можно дальше, и парень знал всего одно место, где ему могли помочь - Сильнар.
        Ливий долго шел вперед, а лес все не кончался. Парень оглянулся и понял, что от особняка он отошел совсем немного. Огромный столб дыма поднимался над лесом, а охранники бегали с ведрами к пруду.
        Парень понял, что еще немного, и он потеряет сознание.
        «Я не должна тебе этого давать, но это может спасти тебе жизнь», - пронеслись в его голове слова Варс.
        - Даум, Дага, Бортош, Хум.
        Парень зачитывал слова фартаха. Начало монашеской мантры с трудом вспомнилось в таком состоянии, но стоило начать, и слова будто сами потекли Ливию в голову. Боль стала отступать. Парень шумно выдохнул, оглянулся и вновь двинулся вперед. Он не прекращал читать фартах, ведь только так он мог сохранять хоть небольшую толику восприятия мира. Боль была очень сильной, но теперь парень мог хотя бы думать.
        - Даум, Дага, Бортош, Хум.
        Из-за переполоха в особняке, туда сбежались все охранники, которые патрулировали лес. Это было на руку парню, ведь так он мог спокойно уйти. Боль усиливалась, и если бы не фартах, Ливий точно потерял бы сознание. А может даже умер бы.
        Вскоре парень оказался на дороге. На улице все еще стояла ночь, и это играло ему на руку. Ливий выглядел очень побитым, а вся его одежда была покрыта кровью - в основном, кровью Соболя.
        Парень просто переставлял ноги. Сначала - левую, потом - правую. Повторить. Это продолжалось безумное количество раз, Ливий прилагал все силы, чтобы не сбиться и не сделать два шага подряд одной ногой. Ему нельзя было сейчас падать - он мог просто не встать больше.
        Главная улица шла через весь город, и Ливий сейчас медленно брел по ней. Сильнар был с другой стороны. Парень не знал, сколько времени у него ушло на дорогу. Иногда попадались люди, которые тут же переходили на другую сторону улицы. Парню казалось, что он даже видел стражника, но страж порядка даже не пытался подойти к нему в одиночку. Видимо, слишком страшно сейчас выглядел Ливий.
        Когда он подошел к школе боевых искусств, уже начинало подниматься солнце.
        - Ученик Ливий, Школа Свирепости. Варс. Спастите, - сказал парень и рухнул без сознания прямо перед привратниками Сильнара.
        Эпилог
        - Вы знали обо всем, мастер Варс? - спросил Сторукий.
        - Знала, глава Школы. Черные молнии начали проскакивать в его энергетическом параде планет еще полгода назад, - ответила Варс.
        - И почему вы ничего не предприняли?
        - Времени было достаточно! Юпитер не вышел бы из-под контроля еще десять лет, а к тому времени ученик Ливий научился бы подавлять эту силу, - сказала Варс.
        - И почему же у него сейчас полное раскрытие Юпитера? - спросил Сторукий.
        - Мы все знаем, что негативные эмоции подпитывают Юпитер. Даже представить не могу, что этот ребенок испытал этой ночью. Я дала ему фартах. Думаю, если бы не мантра, он даже не дошел бы до Сильнара, - ответила Варс.
        - Ладно, вас ждет дисциплинарное взыскание, мастер Варс. Что делать с учеником Ливием?
        - Я стабилизировала его состояние, но это ненадолго. Вы знаете, что медицина тут почти бессильна, Юпитер раскрылся слишком рано. Я думаю, его нужно поместить в одну из камер Школы Трех Замков, - сказала Варс.
        - Официально он завершил курс обучения в Школе Свирепости, мы даже не нарушаем правила, - добавил Алфен.
        - Решено. Выполняйте, пока не поздно, - сказал Сторукий.
        Мастер Варс несла тело Ливия аккуратно и быстро. Еще никто не попадал в Школу Трех Замков без сознания, поэтому глава Школы и его помощники встретили Варс еще на входе. Вместе мастера добрались до одной из подземных камер - небольшой комнаты, вырубленной в скальной породе. Варс вошла внутрь и аккуратно положила тело Ливия на каменную кровать, которая тут же засветилась.
        - Будем надеяться, что он справится, - сказал глава Школы Трех Замков.
        - Только он сам может спасти себя, - сказала Варс, наблюдая, как мастера Школы опечатывают замок на двери.
        Послесловие
        Здравствуйте, дорогие читатели. Спасибо вам, что прочитали мою книгу, потратили не только время, но и деньги на нее.
        Это уже вторая часть серии «Десять тысяч стилей». Как по мне, получилось неплохо. Ближе к концу книги создавалось впечатление, что она просто повторяет сюжет первой, но, надеюсь, теперь, когда вы дочитали, то убедились, что это не так.
        Перерыва между написанием первой и второй частей не было, хотя я обычно отдыхаю между книгами. Суть в том, что обе эти книги - одно целое. Вот третья часть будет значительно отличаться, зная это, я беру небольшой перерыв - думаю, даже меньше месяца. Нужно подготовиться и банально отдохнуть.
        Впервые я попал на первое место в жанре «уся». Приятно, конечно, и во многом это благодаря вам, дорогие читатели. Не могу не поблагодарить и близких мне людей - семью, девушку и друзей.
        Krayhir
        02.09.2020
        КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к