Сохранить .
Ходок-5 Смерть Алексей Григорьев
        Миры Отстойника #05
        Напряжение продолжает нарастать. Спасется ли Ходок из проклятых земель Велграда? Выживут ли его товарищи? Что случиться с Ан и Бел в мире Шианду? Какие дополнительные силы ввяжутся в глобальное противостояние? Обо всем этом и многом другом, Вы узнаете в продолжении полюбившейся серии.
        Лайки, репосты и награды помогут автору написать произведение быстрей! Всем добра и приятного чтения!
        с первой книгой серии, вы можете ознакомиться здесь с первой книгой серии, вы можете ознакомиться здесь ()
        Пролог
        УВАЖАЕМЫЕ ЧИТАТЕЛИ! ХОТЕЛ БЫ ПОБЛАГОДАРИТЬ ВАС ЗА ПРОЯВЛЕННЫЙ К ЦИКЛУ «ХОДОК» ИНТЕРЕС И ПРЕДЛОЖИТЬ ВАШЕМУ ВНИМАНИЮ ПРОДОЛЖЕНИЕ ИСТОРИИ. ТАКЖЕ ОГРОМНАЯ ПРОСЬБА ПОДДЕРЖАТЬ НОВИНКУ ЛАЙКАМИ, ЗА НАГРАДЫ - ОТДЕЛЬНАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ, ОНИ ПРОДВИГАЮТ КНИГУ ЕЩЕ БЫСТРЕЙ. ТЕМП НАРИСАНИЯ БУДЕТ ПРИВЫЧНЫЙ ДЛЯ ВАС - ПЯТЬ ГЛАВ В НЕДЕЛЮ. ДЛЯ УДОБСТВА, И ЧТОБЫ НЕ ЗАГРОМОЖДАТЬ ТЕКСТ, ПОСЛЕ ПРОЛОГА РАЗМЕЩЕНЫ ТЕКУЩИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ГЛАВНОГО ГЕРОЯ. ЕСЛИ ВЫ ИХ ПОМНИТЕ, ТО МОЖЕТЕ ДАННЫЙ ПАРАГРАФ ОПУСТИТЬ.
        ВСЕМ ДОБРА И С НАСТУПАЮЩИМ НОВЫМ ГОДОМ!
        С УВАЖЕНИЕМ, АЛЕКСЕЙ ГРИГОРЬЕВ
        Пролог.
        Попытки разузнать, является ли наше звено единственным в Отстойнике, не увенчались успехом. Да и сама полученная от церковников информация о том, что с Земли можно попасть лишь в три иных мира, пока не подтверждена. Тем не менее, нам известны названия сопредельных планет. Шианду - там обитают аспиды, множество зловредных раптур открылось оттуда. Хашина - ее представители неизвестно почему напали на Цитадель валькирий. И последняя таинственная Крайена - с чьими народами нам сталкиваться еще не доводилось. Возможно ли такое, что только четыре мира заперты в столь необычном образовании, или же существуют и другие пострадавшие? На этот вопрос ответа нет. Но согласно нашим предположениям, мы не одиноки в своём несчастье. Не может быть, чтобы такая сложная для сотворения структура состояла всего из одной части. Настолько нерациональная растрата созидательной энергии противоречила бы устоям мироздания, а мизерный обьем не соответствовал бы масштабам Вселенной.
        Из доклада сотрудника аналитического отдела.
        Вокруг царило оживление и даже столпотворение. На громадной площади то и дело раскрывались стационарные порталы. Из них важно вышагивали самые разные существа. Большие и малые, облеченные плотью и аморфные, всех расцветок и форм, их объединяло одно - могущество. Ведь если подумать, то подобно простым путникам, здесь сновали самые настоящие боги. Ну, или существа, максимально приближённые к ним.
        - Впервые на Самуме? - немного презрительно уточнил у очередных «гостей» высоченный, походивший на ожившую скалу, стражник возле одного из множества переходов.
        - Мы из недавно присоединившегося звена - Асгарда! Прибыли для участия в Обряде Присоединения! - вежливо, но с хмурой миной, ответствовал белобородый старец-гигант, который сопровождал высоченного и очень мускулистого парня.
        - Асы… значит…,- через некоторое время пробубнил один из многочисленных и унифицированных охранников системы телепортов, сверившись с чём-то у себя в бестолковке, после чего продолжил, - Следуйте за моим торлоком и никуда не сворачивайте. У нас не любят своеволия.
        Из тела скалоподобного дылды выпал булыжник, из которого немедленно проросли руки и ноги. Уже через пару мгновений бывшая каменюка бодро застучала ступнями по алмазным плитам Перекрёстка.
        - Отец, почему ты позволяешь оскорблять нас? - удалившись на приличное расстояние, возмутился отрок. Юноша злопыхал от гнева. А его спесивое лицо кривилось от негативных эмоций. Он и скандалить-то не стал, лишь вспомнив наставления тятеньки.
        - Запомни, Тиен, мы не у себя дома, где можем казнить и миловать любого. И даже не в завоёванных сопредельных мирах. В них наша воля тоже - закон. На центральной планете - нет случайных встречных. Здесь все равны и выше нас по статусу, нет никого ниже. Также тут установлены жесткие правила… - походя наставничал более опытный мужчина, без суеты передвигаясь за предоставленным поводырем.
        - Так зачем мы вообще приперлись сюда? Не лучше ли остались бы в Асгарде? - недовольству молодого аса не было предела.
        - Затем, что так надо. А сейчас помолчи, не для того я тысячелетиями собирал территории по крупицам, чтобы ты все испортил! - отбрил вмиг утративший вежество папаша собственного отпрыска. Глазницы старца при этом заискрились синими молниями, а непутевое чадо, наконец, притихло, уразумев, что родитель рассердился.
        С детства Тиен ни в чем не ведал отказа. И вот недавно, без каких-либо пояснений, всегда заботливый папочка поволок его неизвестно куда, с крайне загадочной физиономией, и до сих пор ничего не объяснил. Неопределённость-то и нервировала не отличавшегося терпением юнца.
        - «Так надо!»- мысленно передразнил старого аса здоровенный недоросль, больше не проронив ни слова.
        Пережидая бучу, Тиен завертел головой по сторонам. Посмотреть вокруг было на что. Начиная от крикливой роскоши и заканчивая искусственным небосводом в вышине, который изрядно давил на плечи. Свободолюбивый ас привык к вечно грохочущим и переполненным энергией родным небесам. В новом же месте ни капли силы не ощущалось. Кто-то или что-то блокировало к ней доступ.
        - «Возможно, отец и прав! Барогозить не стоит…» - вмиг насторожился далеко не глупый наследник Асгарда и на случай непредвиденных обстоятельств изготовился к бою.
        Система безопасности в наречённом дуболомом- стражем Самумом мире находилась на высоте. Угловатый проводник водил их по лабиринту величественных коридоров добрых несколько часов. Что примечательно, от былой толчеи не осталось и следа. Больше они никого не встретили, зато преодолели несколько защитных формаций. Настолько могучих, что магические токи вызывали дискомфорт.
        Совершенно неожиданно, опосля долгих блужданий, спутники очутились в монументальном зале, чей потолок скрывался за всполохами мощнейшего энергетического поля. В помещении их уже ожидали. Похоже, отец с сыном прибыли последними.
        От любопытства Тиен вновь завертел своей немалых размеров макитрой. Однако внезапно понял, что с первым же шагом под необычный свод, ослеп и оглох. А через мгновение он и вовсе перестал контролировать тело, кулём повалившись на пол. Лишь разум не покинул молодого аса. Сын бога продолжал мыслить связно.
        - «Что происходит? Неужели отец предал меня?!»- запаниковал Тиен, когда на сознание обрушился вал непроглядной тьмы.
        Юноша был не робкого десятка. Он боролся с напастью. Отчего-то ему показалось, что если не выдюжит, то больше никогда не очнётся.

* * *
        Богоподобный Торн с болью смотрел на то, как волокут к одному из алтарей единственного сына. От негодования ас скрежетал зубами. А уж когда чадо безвольно обмякло и посерело, словно из него вынули душу, и вовсе еле сдержался.
        - «Не дёргайся. Тебе оказали честь. Ты знаешь порядок…»- раздался в голове голос одного из паривших в вышине за силовым коконом Незримых, правителей центрального мира-дворца, старейших и самых первых владык Отстойника.
        - «В конце-концов, он тут не один такой!»- подбодрил себя Торн, наблюдая как ещё с пару десятков молодых небожителей корчатся от мук на жертвенных стелах, - «Хоть бы Тиен выдержал. Тогда обретёт то, к чему я шёл вечность.»
        Однако мечты о будущем могуществе отпрыска не слишком-то помогали. Один за другим юные кандидаты расплывались кучками пованивавшей слизи. Подозрительно, что каждый агнец имел антропоморфный вид и сходное строение тела.
        Вскоре из почти трёх дюжин соискателей уцелели лишь пятеро. Они утратили материальность, и в облике призраков их затянуло в гигантскую серую воронку, открывшуюся в прорехе энергетического барьера.
        - «Твой сын прошёл первый экзамен. Теперь, если не заблудится на Серых Путях, то сможет заполучить власть над целым звеном миров. На это у него будет около столетия. Инструкции, что делать, Тиен уже получил…»- прозвучал все тот же глас в ушах.
        - «Но почему нельзя было сразу рассказать ему об Обряде?»- задал доселе волновавший его вопрос Торн.
        - «Да потому, что в таком разе он бы умер. Ему ни за что не удалось бы вступить на чужые Серые Пути. Только чистый, не обременённый лишними знаниями, интеллект может быть, при соблюдении определенных условий, допущен в чуждое инфополе…»- в тоне Незримого слышалось явное неудовольствие от излишнего любопытства переживавшего папаши.
        - «А что будет, если Тиен не успеет?»- чувствуя, что достиг предела уместной любознательности, все же поинтересовался старый ас.
        - «Тогда мы уничтожим опасное образование! Стадия Слияния всегда переходит в Стадию Стагнации, кому, как не тебе, знать это. А теперь, хватит расспросов - уходи. Ты и так переполнил чашу нашего терпения и узнал больше, чем следовало бы…»- прозвучал последний ответ.
        После чего, перед взором Торна возникла картинка переливавшейся всеми цветами радуги многомерности миров. На ней виднелось множество чёрных пятен. Нашёл небожитель и отдававший синевой родной Асгард.
        Затем бога молний подхватила непреодолимая сила и, вместе с остальными сопровождавшими, поволокла прочь из ритуального зала: каждого прямиком на управляемую планету. Такое всемогущество поражало.
        ТЕКУЩИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СЛАЯ:
        [ИВАН ПОЛУДУБ] - прозвище Слай (закреплено); Принадлежность: независимый, не предоставивший личную карту ни одному из сюзеренов инф.
        СТАТУСЫ: Ходок, Аватар.
        ПОДСТАТУС ХОДОКА - Архитектор Пути - отпор чужеродному шакти +300 %. Отныне вы не только можете путешествовать в миры с враждебным инфополем, но и брать с собой спутников. Доступное количество сопровождающих - 3.
        ПОДСТАТУС АВАТАРА - Вместилище неизвестного бога - шанс доминирования над шакти низшего уровня + 100 %; шанс доминирования над шакти одного уровня+ 50 %; шанс доминирования над шакти уровнем выше +10 %.
        ОСОБОЕ УМЕНИЕ ХОДОКА: Связь миров - позволяет создавать порталы на уже посещённые планеты, количество возможных привязок неограниченно; количество сопровождающих - 3.
        ОСОБОЕ УМЕНИЕ АВАТАРА: «Баловень удачи» - раз в шестьдесят календарных дней любые, первое после активации совершенное вами действие имеет 100 % шанс на успех (ограничения практически отсутствуют).
        КАРМА: Превозненсенный (положительная, максимальная);
        СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ: не выбрана.
        ПРОФЕССИЯ: не выбрана.
        ПОКРОВИТЕЛЬ:Припегал.
        УРОВЕНЬ СИЛЫ - средняя инфосфера.
        ИСТОЧНИК ПЕРВОНАЧАЛ: лучи жизни - количество 3 штуки, все достигли пика развития; лучи порядка - количество 3 штуки, все достигли пика развития; (наполнение две техники, два заклинания, два луча заняты священным тотемом).
        ИСТОЧНИК БОЖЕСТВЕННОЙ СИЛЫ: Количество лучей - шесть, состояние - активны; все заполнены на максимум наполнение искра изначального света - один луч; оператор информационных полей - два луча, божественные техники, один луч - иин Илай Темплус); ядро- покровитель Припегал.
        ДОСТУПНЫЕ ТЕХНИКИ ПЕРВОНАЧАЛ:
        - ОКО ПОЗНАНИЯ ЖИЗНИ высшего уровня.
        ИЗНАЧАЛЬНАЯ ПЕЧАТЬ ПОРЯДКА высшего уровня.
        ДОСТУПНЫЕ БОЖЕСТВЕННЫЕ ТЕХНИКИ:
        - БОЖЕСТВЕННЫЙ РАСЦВЕТ ЖИЗНИ- стадия Мастер жизни.
        БОЖЕСТВЕННОЕ ЗОЛОТОЕ ТЕЛО-стадия Полиморф золотого тела;
        ДОСТУПНЫЕ ЗАКЛИНАНИЯ:
        - Воплощение жизни (второй ранг) - при воздействии заклятия на останки умертвлённого собственноручно существа имеется высокая вероятность того, что первородное шакти создания образует магему; уровень и качество полученного предмета всегда на один пункт ниже оригинала.
        - Совмещение структур (второй ранг) - при воздействии заклятия на созданные собственноручно однородные магемы, существует небольшая вероятность их слияния с увеличением уровня и/или качества. В случае неудачи предметы разрушаются навсегда.
        БОЖЕСТВЕННЫЕ ДАРЫ:
        - БЕСКОНЕЧНЫЙ - одностороннее развитие невозможно, для перехода между сферами требуется комплексное развитие всех источников и лучей. Количество необходимого шакти утроено.
        - СВЯЩЕННЫЙ ТОТЕМ - богиня Дана обратила на вас внимание, отныне вы можете призывать святое оружие подконтрольного ей народа; существует возможность самостоятельно выбирать его вид (количество вариаций зависит от степени личного могущества, на текущий момент доступны три из десяти воплощений - дубина войны, ожерелье Леты - временно заблокировано, меч Арея); сила и урон призванного предмета зависят от развития духовной сущности носителя.
        СОБРАННЫЕ МАГЕМЫ:
        - ТАЛАНТЛИВОЕ ЗОМБИ ДЖЕД-серебряное качество;
        - ТИРАН ЧЕРНЫШ - серебряное качество;
        ГЛИФ - ПОВЕЛИТЕЛЯ СТАИ - золотое качество;
        МАГИЧЕСКИЙ КОМПАС «KЛАДЕНЕЦ ЖИЗНИ И СМЕРТИ» - золотое качество;
        ЗВАНИЯ:
        УБИЙЦА - минус 3 % к всеобщей репутации, плюс 3 % к отношению темных фракций; ХИТРЕЦ - шанс плюс 5 % к успеху любого начинания.
        ПРИРУЧЕННЫЕ СУЩЕСТВА:частица первородного света Ассоль;
        Глава 1. Прорыв. Часть 1
        Половинчатые меры успеха не принесли. Установленный вторженцами барьер так просто не проломить. Прошу разрешения атаковать всеми наличествующими силами. И пускай магия извне на преграду не действует: считаю целесообразным организовать массовое проникновение за пелену, чтобы «перегрузить» формацию. Подобный метод чреват множеством искалеченных, с повреждёнными энергетическими каналами, средних практиков, однако представляется мне единственно верным вариантом быстрого прохождения препоны. Войны без жертв не бывает.
        Отрывок из запроса к Виссариону Светлому маршала Славской империи Гварга Жука;
        В достаточно просторной для одного, но не очень-то и комфортной для троих, хижине было неспокойно. В ней препирались двое: средних лет и телосложения мужчина и грузный, рыжий отрок, чьи два громадных зуба агрессивно выпирали при перепалке. Ещё один безусый, тощий и слегка сутулый юнец безмолвствовал. Казалось, ему нет до спорщиков никакого дела.
        - Слышь, Эфим, ты своего волчару-то прибери! Чего он на меня рычит? - разгневанно и нагло вещал Скалозуб, - А то вернётся Золотой, покажет тебе, где раки зимуют.
        - Не нравишься ему, значит. Да и мне по душе ты все меньше. Скажи на милость, зачем прокаженных откапываешь и бошки их поедаешь? Где гарантия, что и нас во сне не схарчишь?! - выдвинул обоснованную претензию призыватель и зверя отзывать не спешил.
        С помощью питомца он всю последнюю неделю следил за добытчиком пищи. Уж очень странно волк реагировал на вечно пропадавшего где-то фуражира. Эфим наблюдал за пожирателем падали посредством животного и вскрыл его тайну. Даже громадных растрат шакти не пожалел для такого дела.
        К вящему изумлению, доморощенный сыщик обнаружил, что расторопный малый не только поставляет еду, но ещё и вдоволь трапезничает. Естественно, что в столь интимные подробности относительного собственного дара призыватель товарищей не посвящал, потому пригляд и удался на славу. Стервец был пойман на горячем.
        До поры до времени одаренный помалкивал. Вылечивший его Золотой, хоть и ощущался слабей, но являлся тёмной лошадкой. Призыватель предполагал, что «благодетель» скрывает реальный уровень своей силы. Ведь юноша, несомненно, обладал личным пространством и проявлением сути жизни, а, значит, был на несколько стадий развития выше.
        Эфим видел, что рыжий, чаще шаставший в обличии нежити, нечестивец и лидер отряда очень близки. Потому он дождался, когда Золотой отправится на поиски княжны, выждал для верности ещё сутки и лишь затем приступил к допросу.
        Такой щепетильности призывателя имелось простое объяснение. Он не желал снова заразиться проклятием и опасался, что сбрендивший добытчик искусает его. Второй паренёк нареканий не вызывал. Бывший наставник Дома Одаренных помнил этого тихоню.
        Покровитель в лице Сварога бережно хранил своего последователя. Незримая, окружавшая дохляка, аура отсекала изрядно разреженную в Лесу Искажений дрянь, а порция, полученная при разведке и предыдущих походах, давно развеялась. Больше же Сидор наружу не шастал: сидел и клепал свитки из бересты, как заведённый. Их уже целая поленница за лачугой накопилась.
        Неизвестно, что ответил бы самозванному дознавателю Трой, но тут схоронившимся стало не до препирательств. Высоко в небе раздался мощнейший взрыв, а наспех сложённая из бревен и веток хибара развалилась.
        Ударная волна была настолько сильной, что большинство покорёженных деревьев вокруг поляны выкорчевало: в направлении полиса возникла широкая просека. А ещё вдалеке собиралось темное нечто. Оно, как приливная волна, постепенно приближалось, заполоняя собою горизонт.
        - Хана тебе, придурок! Золотой разбомбил городишко! Скоро будет здесь, и я расскажу ему о твоём вероломном поступке! - раскидав обломки, проорал Троекуров и увесистым суком, попытался огреть Эфима по темечку.
        Зверь не дал. Волк вырвал палку из рук смутьяна и грозно зарычал, поглядывая на хозяина, словно спрашивая позволения напасть. Однако тому было не до продолжения ссоры. Призыватель понял, что им несдобровать и решал, что же делать.
        - Слушай, не притворяйся «больным на голову». Я знаю, что ты, тот ещё хитрован, - урезонил Эфим актера, - Вскоре мы хлебнём лиха. Видишь, вон ту темень? Это облако состоит из проклятия. Через пару минут оно настигнет нас, а до того припрутся прокаженные и мясники, может, и ещё кто похуже. Твоего «грозного заступника» пока нет. Придётся нам сражаться без него, вместе.
        После столь серьёзной отповеди, Скалозуб вмиг образумился. Его показная злость и впрямь являлась бравадой.
        - Есть идеи? - деловито переспросил рыжий и преобразился.
        Юноша, бесспорно, прибавил в умениях и ощущался теперь, как практик на пике средней инфосферы. Кроме того, оборотень научился трансформировать плоть. В частности, парень принял боевую форму: ноги укоротились, и подобно двум якорям вцеплялись в поверхность, грудина же, наоборот, разрослась и покрылась серыми чешуйками, руки забугрились мышцами, а пальцы увенчались увесистыми когтями.
        - Мой план прост. Держать оборону и надеяться, что вернётся Золотой. Сдаётся мне, только он в состоянии вывести нас отсюда… - удовлетворённый сообразительностью отрока довольно кивнул Эфим.
        К удивлению призывателя активизировался и малохольный.
        - Ну-ка, соберись! Ты должен отомстить за Мию! - забормотал Сидор и направился к куче раскиданных повсюду свитков.
        Властно и уверенно, совсем не похожий на себя прежнего, Лукошко вскинул руку и манускрипты сползлись к нему, будто живые. Похоже, «рыцарь печального образа» действительно вознамерился драться.
        Не отстал от коллег по несчастью и Эфим. Призыватель настроился на питомца и передал тому половину наличного запаса шакти. Из тандема человека и волка, именно зверь являлся главным боевым звеном, а его владелец был направляющим и батарейкой.
        Вот- так, возле развалин приютившего их строения, трио инфов изготовилось к жаркой схватке. И бой не замедлил последовать. Вместе с первыми валами иномировой жути на краю поляны возникла нескончаемая толпа монстров. Заражённые бежали так плотно, что промахнуться по ним было невозможно. Чем и воспользовался Сидор, который разрядил с десяток низкосортных заклинаний в кучу мерзопакостных тварей.
        Маломощные заклятия выстреливали, как из пулемета, эффективно прорежая ряды бывших обитателей города. Пока что напирали только прокаженные. Неуклюжие мясники маячили за спинами этих более вертких созданий.
        Хмыкнув, Эфим подумал, что Лукошко, пожалуй, самый полезный против такого рода врагов: слабых и слишком многочисленных. Но и другой паренёк не подкачал. Рыжман лопал чужие бошки не зря. С когтей оборотня выплюнулась кипа серых нитей. Данные отростки ловко обезглавливали нападавших, упокаивая навсегда.
        Завидев такую обнадеживавшую картину, призыватель вознамерился приберечь шакти: вдруг покажется кто-то особо мощный. Но не тут то было, беда пришла совсем не оттуда, откуда мужчина ожидал: концентрация гадости резко скакнула вверх.
        Эфим почувствовал, как загрязняется тело. Слегка запаниковав, он подозвал питомца и приказал применить очищение лунным светом. А чуть погодя скомандовал задействовать и целебный кровоток полной луны. Осветившийся бледным светом зверь вонзил клыки в запястье хозяина и изредка сплевывал почерневшую кровь.
        Напарники призывателя от новой напасти оборонились, как смогли. Лукошко укрылся за дарованной покровителем защитой, а Скалозуб и вовсе пока особо не замечал разлитой вокруг дряни. Однако каждый из попавших в переплёт понимал, что все это - временные меры. Число противников и количество дряни неуклонно возрастали, а силы людей были не безграничны.
        Глава 2. Не герой
        Нет ничего геройского в том, чтобы просто выполнить своё предназначение.
        Слай «Книга Бытия».
        Возле обычно спокойного и величественного храма творилось форменное светопреставление. Мало того, что тут собралась дрянь почти со всего города, так ещё и из под земли фонтаном вырывалось шакти Богини.
        Первая субстанция жадно поглощалась громадным змеем и красномордым великаном в восточном халате. Вторая же впитывалась худым и низеньким, на фоне настоящих великанов, стариком. Последний ещё прикрывал отступление парня и девушки. Беглецы, как раз, добрались до границы разлома. Тащивший девицу отрок ловко вскарабкался наверх, использовав для этого всего лишь одну руку.
        Участники вопиющего пиршества находились в широченной и очень глубокой воронке. Ее диаметр достигал около километра, а высота от дна до края четыре человеческих роста. По центру ямищи располагался монастырь, словно каменный бутон на толстой земляной ножке.
        Однако продержалось строение недолго. Совсем недавно здание защищал купол. Теперь же барьер пропал, а фундамент постройки ходил ходором. Наконец, по нему побежали трещины, и многовековая церковь, практически равная по возрасту самому Велграду, рухнула.
        Тонны строительных материалов и прочей лабуды с шумом грянулись оземь. Казалось, импровизированный сель сметёт разместившихся в карьере персон к чертям собачьим. Но нет. Возле каждой из них, словно по мановению волшебной палочки, возникло силовое поле, а горы мусора бессильно обтекли несостоявшихся жертв.
        - «Вот и все…»- мимоходом отметил Иппатий падение места, в котором обретался долгие годы, подождал пока пыль осядет и направился к супротивникам.
        Жить больше было незачем, но дела на бренном шарике ещё остались. Спокойно и без суеты, игумен взглянул на врагов. Эмоции покинули его вместе с последней каплей крови. Упрямый старикан отдал все. Ничего себе не оставил: по жилам струилась чистейшая божественная энергия.
        Иппатий перестал быть человеком. Ранее старик достиг стадии Единого Тела. Теперь же его могущество ограничивалось лишь силой духа, да рамками, к сожалению не бессмертной, плоти.
        Двое его визави объединились. Переродившийся в аспида Мстислав и аватар незнакомого бога совместно напали на сторонника Септонии. В монаха полетели багрово - алый луч и петля из хитро-закрученного пара.
        Старик не отступил. Он лишь презрительно улыбнулся, вскинул руки и проговорил:
        - А помереть-то вы готовы?
        Окутывавшее ладони ярчайшее сияние ринулось навстречу атаке и растворило в себе, что аркан, что магический луч. На этом вспышка не остановилась, а полетела дальше, норовя смять, поглотить двух враждебных адептов.
        Представители темных божеств попробовали контратаковать, но куда там. Почти тысячелетие многочисленное население града молилось, напитывая духовный монолит верой. Проклятие же накапливалось всего три года. Соответсвенно, объёмы были несопоставимы.
        Подобное несоответствие змей и зловещий «нецка» ощутили в полной мере. Им пришлось уйти в глухую оборону. Потоки гадости завернули их, как заботливая мать пеленает дитя. Муть со всех уголков города притянулась к воплощенным небожителям, образовав две непроницаемые сферы.
        Иппатий продолжил давление. Он будто и не замечал, что постепенно обугливается кожа, что расширяются радужки глаз, заполняя глазницы искристым светом, что разрушаются внутренние органы и идёт в разнос энергетический каркас организма.
        По идее сгорать заживо - это очень больно. Но не таков был бывший ассасин Два Кинжала, чтобы не завершить начатое. Когда-то давно он пообещал себе бороться со злом, и вот сегодня прозвучала его «лебединая песня». Иппатий погибал, но не сдавался, отдавал всего себя ради победы.
        Хорошо известно, что обороняться гораздо проще, чем наступать: ресурсов тратится меньше. Так и тут, проклятие хранило своих адептов, не позволяя потокам света испепелить их. Игумен не был глупцом. Он прожил жизнь и умел говорить себе стоп. Помирать задарма, истратив себя в бесполезной атаке, старик не желал.
        - Сделаю, что смогу. А там, пусть тот, кто разрушил ключ - камень, потеет. Верховная выдала задание и ему… - негромко проговорил Иппатий, а подконтрольное шакти перестало биться в неприступные бастионы.
        Вместо бесплодных нападок сияние рванулось наверх, набирая и набирая обороты. На вышине почти с километр оно столкнулось с внутренней рамкой Велграда. Змей и пузан забеспокоились, но львиная доля погибельной силы все ещё окружала их, не позволяя выйти из-под защитных редутов.
        Проломить кокон, отделявший полис от остальной проклятой территории, тоже было не просто. Однако в отличие от разумных противников, бездушную среду можно было легко объегорить. Иппатий нанёс несколько отвлекающих ударов. Затем собрал божественное шакти в единый кулак и обрушил в одну единственную точку.
        На секунду вокруг стало тихо, как в склепе. Вибрация высших порядков погасила любые звуки. А через миг раздался изрядно напрягший барабанные перепонки взрыв. Даже могущественный дует пострадал: от змея и воплощения бога Эмма отнесло прочь большую часть мути. Их гигантские телеса задрожали, и оба перевертыша вернули прежний облик. Гад вновь приобрёл человеческое туловище, а Касуми перестал быть животастым дядькой.
        Подобное перевоплощение произошло еще и потому, что гадость попыталась залатать прореху в небе, изрядно уменьшив давление на сознание аватаров. Вот они и освободились. Вызволенные Вяземский и Тадао гневно взглянули друг на друга, но драка не состоялась. Обстоятельства препятствовали выяснению отношений.
        Иппатий же разбушевался. Игумен вливал и вливал в небеса дополнительную энергию, заменяя купол сероватой мглы, на подобие белоснежного барьера, который давеча окружал храм Верховной.
        Такие титанические усилия не прошли бесследно. Постепенно старик растворился в потоках божественного шакти. От его тела почти ничего не осталось. Оно окончательно истаяло в потоках энергии.
        Однако воля старца была сильней законов мироздания. Упрямец уплотнил вокруг себя свет и сформировал призрачный абрис. Вот в таком бестелесном виде он и завершил выдающюся волшбу. Молочного цвета купол возник в вышине и охватил собой весь полис, полностью заменив созданную проклятием рамку.
        - Запер я вас ироды и ослабил конкретно. Попробуйте теперь выбраться наружу… - прозвучал в пустоту довольный голос «привидения» и взволнованно спросил, - Любава?! Боже, какая ты красивая. Наконец-то, я приду к тебе!
        После этих слов светлая, как ангел, фигура устремилась в небо, где окончательно слилась с потоками божественных эманаций. Так окончил жизнь Иппатий, игумен главного храма Велграда, или же несостоявшийся убивца Два Кинжала, кому как больше нравится.
        После кончины монаха, остатки шакти от разрушенного духовного монолита последовали за ним, изрядно укрепив вновь сотворенную структуру. Дряни вокруг осталась едва ли пятая часть, и новых порций проклятия пока не предвиделось.
        - Утек гад! - сплюнул Мстислав, глядя на расползавшиеся клочья тумана, - Ничего, я тебя найду и прикончу. Надолго не спрячешься…
        Зло харкнув на пол ещё разок, Вяземский уполз прочь. У него имелась отличная задумка, по поводу изничтожения предателя и спасения родной кровинушки. Последняя задача была для мужчины наиболее важна. Поэтому, пока проклятие и Чернобог утратили над ним власть, приходилось поспешать.
        Глава 3. Побег
        Никакой спринтер не убежит от судьбы.
        Высказывание убеждённого фаталиста;
        Едва Слай вылез из впадины, как позади раздался умопомрачительный грохот. Обернувшись, он увидел, что монастырь приказал долго жить. Клубы пыли застилали обзор, но парень не сомневался, что аватары уцелели.
        Не мешкая больше, Ходок поправил на плече Мирославу и приготовился драпать дальше. Так получилось, что это невинное движение совпало с сотрясением почвы от прозвучавшего взрыва. Соответсвенно, рука соскользнула вниз и вместо поясницы попала на куда более интимное место.
        Непроизвольно юноша облапил княжну за ягодицы, те были упругими и приятными на ощупь. Настолько, что парень воспользовался моментом и сжал их немножко сильней и подольше, чем следовало. Втянув шею, нахал ожидал гневной отповеди за такое самоуправство. Но Мира промолчала, сделала вид, что не заметила своеволия, и лишь горячо засопела в ухо.
        Волнительный момент испортила иллюминация в небе: там явно происходило что-то непонятное. Проклятие и сила Верховной столкнулись, порождая завихрения в воздухе. С сожалением, Слай убрал ладонь со столь заманчивых форм и порысил дальше. И вовремя - почва под ступнями заходила ходором. Наспех сложённые из подручных средств курганы расползались подобно змеям, норовя погрести под собой беглецов.
        Ходок лавировал среди гор мусора и параллельно избегал встреч с заражёнными. «Рогатые» также повыскакивали из подвалов и устремились к пустынным улочкам. Были и такие, на них никто не жил, строения там растащили на обустройство могильников. Вот и образовались спасительные сейчас пустыри.
        Парню было не по пути с обитателями полиса. Юноша целеустремлённо продвигался к границе города. Правда, немного переживал, как же проникнет за внутреннюю рамку, ведь нарост-пропуск у него на лбу отсутствовал. В конце-концов Ходок решил, что придумает что-то находу, главное добраться до цели.
        Поначалу все шло хорошо. Обвалы удавалось оббегать, а горожане не имели никакого дела до мчавшегося неизвестно куда проходимца с поклажей на горбу. Но одна нежданная встреча все же случилась.
        - Ты кто такой? И откуда здесь взялась Мирослава!? - раздался чуть в стороне трубоподобный глас, а громадная длань ухватила беглеца за щиклотки.
        Мигом стреноженный юноша оглянулся. Хотя он и так узнал говорившего. Вскоре Слай убедился, что пленителем действительно оказался Фёдор Клеванский. Вымахавший до шести метров верзила, напоминал горного великана, был гол по пояс и щеголял лишь набедренной повязкой из грубых шкур какого-то громадного животного Лоскутного мира. Обычную ткань его копьевидная щетина несомненно проткнула бы.
        Неудивительно, что боярин не признал парня. После экспериментов Зерайля Слай вернул свой изначальный облик. Теперь он не являлся ни мутантом, ни Иваном Полудубом. А вот княжну громила опознал, потому и перехватил парочку для «выяснения», так сказать.
        - Ээээ… а где твой знак приобщения?! - разглядел, наконец, ещё одну особенность пойманного отрока Мрак, - Ты откель такой взялся-то?
        Заметно было, что под воздействием проклятия и раньше не отличавшийся интеллектом Клеванский ещё больше отупел. Мысли ворочались под громадным черепом с трудом. Великан даже почесал затылок для стимуляции, легко удерживая при этом добычу одной рукой.
        - Ты выбраться отсюда хочешь? - поставил увальня в тупик неожиданным вопросом Ходок.
        - Эээээ… - перегруженный мозг схожего с мифическим волотом увальня окончательно забуксовал.
        - Слушай внимательно! Мстислав поручил мне спасти свою дочь. Я не подвержен заразе с неба. Вяземский припрятал Мирославу под землей, чтобы проклятие не дотянулось… - запутывал Слай неумного здорованя, - Видишь, что происходит в вышине? Верховная перешла в наступление. Владыка борется с Богиней. Неизвестно, выдюжит ли. Вот и послал меня увести дочку подальше от опасности.
        В накалившейся обстановке Слай не хотел сражаться с боярином. Он хотел обмануть Федора и использовать его.
        - Пойдём с нами! Если князь одолеет Септонию - вернёшься. А нет - уцелеешь, - закончил расставлять тенета Ходок.
        - Эээээ… - третий раз промямлил Клеванский и уточнил совершенно не существенный пунктик, - А звать- то тебя как?
        - «Ну, и тормоз!»- подумал юноша, но все же представился, - Зови меня Золотой. И давай уже определяйся: или отпусти нас и иди восвояси, или помогай…
        - Я с вами! - титан колебался не долго, - Но если обманул - все кости переломаю.
        Слова «троля» не разошлись с делом. Он усадил юношу на одно плечо, на втором бережно разместил Мирославу. Девушка благоразумно помалкивала, отдавая право «вести переговоры» парню. От такой проницательности ранее взбалмошной и себялюбивой пигалицы Ходок зауважал обновлённую версию княжны ещё сильней.
        - Куда надобно-то? - погремело над ухом.
        - Направляйся к первой пелене! - отдал «приказ» Слай и приготовился снова юлить, ведь «пятирогий» не мог выбраться наружу через внутреннюю рамку. Но оправдываться не пришлось. Скудоумие боярина поражало, тот лишь качнул увесистым подбородком и потопал в указанном направлении.
        «Путешествовать» с могучим сопровождающим было одно удовольствие. Великан легко раскидывал кучи хлама вместе с попадавшимися под ноги двух- и трехрогими. В общем, пер вперёд, как танк. Сидор когда-то рассказывал о таких военных машинах древности.
        Свистопляска на километровой высоте не прекратилась. Прежде серая хмарь трепетала, и приобрела белёсый оттенок.
        - Смотри, Верховная побеждает! - мотивировал «скакуна» на галоп Слай.
        Фёдор взглянул вверх и припустил пуще прежнего. Гулкая поступь верзилы разносилась повсюду. Многие, не убравшиеся с пути, были раздавлены без малейшей жалости. Скорость приближения пелены возросла в несколько раз. Однако, несмотря на приложенные усилия, громила опоздал.
        Спутники уже находились возле самого перехода, когда раздался сильнейший треск, а пелена окончательно сменила цвет на белый. Остатки прежнего барьера вытеснило за пределы прозрачного купола. Слай лицезрел, как темная масса понеслась вдаль, породив настоящее цунами.
        - «Как бы остальные не пострадали!»- мысленно заволновался Ходок о судьбе друзей и прокричал, - Тпруу… То есть, стой!
        Однако Клеванский не послушался. Со всего маху верзила влетел в новую препону и сразу же дико заорал. Преграда обожгла торопыгу и выбросила прочь, как нашкодившего щенка. Улучив момент, Слай подал знак княжне, и оба спрыгнули со скулящего от невыносимых мук великана.
        - Мне жаль! Мы не успели. Князь проиграл. Верховная заперла вас здесь. Теперь тебе не пройти! - снова заплёл кружева лжи Ходок.
        - Ээээ… - выдал слегка оклемавшийся Фёдор, - Помоги. Проведи меня сквозь пелену. Я добра не забываю.
        Странно было слышать о «добре» из уст представителя темных искусств, но, тем не менее, Слай призадумался. Ведь при столкновении с барьером пришло уведомление от Септонии:
        - ЗАДАНИЕ «ВСЕ ИЛИ НИЧЕГО» ОБНОВЛЕНО. СРОК ДЕЙСТВИЯ ЗАЩИТЫ ВОКРУГ ВЕЛГРАДА - 30 КАЛЕНДАРНЫХ ДНЕЙ. ДРУГИЕ УСЛОВИЯ ВЫПОЛНЕНИЯ ПОРУЧЕНИЯ ОСТАЛИСЬ БЕЗ ИЗМЕНЕНИЙ.
        - «Получается, мне предоставили отсрочку… Ну, Иппатий! Ну, спасибо!»- радостно заключил Ходок.
        В круто изменившейся ситуации заручиться поддержкой великана снаружи было не лишним, потому Слай и задумал очередную аферу.
        - Если хочешь жить - снимай портки! - уверенно провозгласил отрок, хотя и сомневался в том, что удастся провернуть измышленный фокус.
        - Ээээ….- потрясено протянул боярин, и даже прежде невозмутимая Мирослава изумленно вытаращилась на спутника.
        Глава 4. Подмога
        Хорошо, когда есть кому помочь в безвыходной ситуации.
        Фраза глядящего на бутылку алкоголика;
        Перепаханное во все стороны безжизненное поле - вот что лицезрел Слай, восседая на могучем плече боярина. Рядом разместилась Мирослава. Девушка также с неверием водила взглядом вокруг, созерцая картину устрашающих разрушений.
        Уничтожение внутренней рамки не прошло бесследно. Вся накопленная ею мощь сдернулась с места и понеслась вдаль. По всей видимости, ко второму, внешнему, барьеру.
        Пронесшееся концентрированное проклятие разорило все на своём пути, а заражённых, наоборот, пробудило. Мелкие прокаженные и слабейшие мясники уже двинулись вслед за губительным торнадо в надежде полакомиться новой порцией дряни, а более мощные твари ворочались где-то в глубине и собирались выбраться наружу.
        Нечестивая свита местных «вождей», на подобие тех же полуденниц и полевиков, уже кружила над землей. Почву щедро сдобрил толстый слой гадости: ушедшая волна оставила после себя ручейки по пояс взрослому человеку.
        В круто изменившейся ситуации Слай уразумел, что никогда не добрался бы до друзей вовремя, а, значит, Эфим, Сидор и Скалозуб неминуемо сгинули бы в творившейся вакханалии. Таким образом, решение взять с собою Клеванского оказалось спасительным.
        Провести Фёдора через пелену удалось очень просто и сложно одновременно. Слай втюхал доверчивому великану, что обладает особой магией исчезновения, которая сильно влияет на зрение. Чтобы не ослепнуть, Мрак завернул башку набедренной повязкой, заставив покраснеть Мирославу. Причандалы наследника волотов имели соотвествующие размеры и смотрелись устрашающе, немало смутив девушку.
        После того, как верзила завязал буркала, Ходок попросил его дать согласие следовать за ним, мол это также необходимо для успеха волшбы. Когда же приготовления завершились, хитрец переместил увальня в аримию, а после преодолел барьер Септонии.
        Последнее, правда, было бы невозможно без Святой. Даже несмотря на то, что Слай не являлся заражённым и имел максимальную карму, пелена не пропускала его. Только когда Мирослава взяла парня за руку и шагнула в белую дымку, преграда расступилась. Серебряный крестик - оберег на груди монашки неярко замерцал, выступив путеводной звездой прохождения защитной формации.
        Вот так, ни шатко ни валко, троица и пробралась вовне. К счастью, опасения юноши, что могущественный великан не поместится в личное пространство не оправдались. Верховная лишь уточнила:
        - ПРИ ПОСЕЩЕНИИ ПЕРСОНАЛЬНОЙ ЗОНЫ МОГУЧИМИ СУЩНОСТЯМИ ПРОИСХОДИТ ПОВЫШЕННЫЙ РАСХОД ЭМАНАЦИЙ СУТИ. В СЛУЧАЕ, ЕСЛИ ПОСЕТИТЕЛЬ ПРЕВОСХОДИТ УРОВЕНЬ НАКОПЛЕННОЙ В ВАШЕМ ПРОСТРАНСТВЕ ЭНЕРГИИ, ПОМЕСТИТЬ ЕГО ВНУТРЬ НЕ УДАСТСЯ. ДОСТУПНОЕ ВРЕМЯ НАХОЖДЕНИЯ ФЁДОРА КЛЕВАНСКОГО ВНУТРИ АРИМИИ - 30 МИНУТ.
        - Ну, что замер? Нам нужно побыстрей добраться к Лесу Искажений. Знаешь, где это? - обратился парень к вынужденному извозчику.
        Мрак молча кивнул и побежал. Вредоносное проклятие не доходило ему и до щиколоток, потому своеобразному галопу не мешало. Твари же воспринимали пятирогого за своего и первыми не нападали.
        С каждой секундой нечисти становилось больше и больше. Мимоходом Ходок отметил разнообразие и обилие здешней «фауны», чему и порадовался. Хитрован набросал предварительный план. Он стремился на полную использовать предоставленную ему месячную отсрочку, а бесчисленное множество тварей играло на руку задумке. Первым шагом хитромудрого замысла было обезопасить товарищей. К нему Ходок и приступил.
        Ранее неблизкая дорога к Лесу Искажений пролетела в мгновение ока. Боярин пер напролом, не замечая препятствий. Причем нёсся по прямой, никуда не сворачивая и не виляя. Выяснилось, что Фёдор неплохо ориентировался в пространстве, имея в дурноватой макитре настоящий компас.
        По ходу движения, Слай постоянно использовал кладенец жизни и смерти, помечая наиболее опасные зоны и монстров. Мысленно юноша составлял карту. Примечательно, что обнаружилась парочка таких созданий, на фоне которых встреченные в окрестностях Дома Одаренных патриарх полевиков и мать полуденниц смотрелись убого.
        Наконец, впереди показалась знакомая опушка. А там и до пункта назначения верзила дотопал за пару минут. В предверии пресловутой поляны, Ходок заслышал отзвуки битвы.
        - Нам туда! - немедленно обозначил Слай нужное направление. Мрак крякнул и двинулся по указанным координатам, продираясь сквозь ряды прокаженных и мясников. Боярин напоминал ледокол. Он легко раздвигал толпу, а особо неудачливых попросту втаптывал в грязь.

* * *
        Собравшуюся подле развалин хижины троицу окружили несметные полчища заражённых. Слабые поодиночке прокаженные и мясники брали количеством. Сидор извёл почти все свитки, а его защитный купол подрагивал от воздействия проклятия. Посеревший от натуги волк тоже устал излечивать хозяина.
        В общем, ситуация и так развивалась плачевно, а тут враги ещё и получили подкрепление. Стена мрака достигла - таки проплешины и захлестнула находившихся на ней созданий.
        Мутанты приобрели дополнительные силы, а вот трещавшая по швам оборона людей приказала долго жить. Дарованный Сварогом купол пропал, и Лукошко очутился один на один со внешней средой. Заскулил и исчез зверь призывателя, и только Скалозуб перенёс лавину без видимых последствий.
        - Держитесь за спиной! Я отвлеку тварей. Попробуйте пока поднакопить энергии! - проорал караульный склепа и из его пор повалил чёрный пар.
        Видимость упала практически до нуля, а враги перестали обращать внимание на всех, кроме «распылителя» непонятной субстанции.
        Трой завертелся как волчок, разрывая когтями нападавших. Впрочем, он проделывал не только это. Улучив момент, юноша нет-нет да и вскрывал очередную черепушку, лакомясь ее содержимым. После таких трапез, сил у ведущего безнадежный бой одиночки прибавлялось, а клубы исторгаемого им дыма обновлялись.
        - «Зря я на него грешил. Если парень и хотел чего, так это возвышения…»- заключил Эфим, глядя на самоотверженную битву юнца.
        Сидор и призыватель времени тоже не теряли. Бывший глава Дома Одаренных выпил последние припасённые эликсиры восстановления и сейчас консолидировал шакти. Чтобы усвоить снадобья, ему требовалось ещё несколько минут.
        Лукошко же занимался, казалось бы, глупостью. Он молился. Но надо же такому произойти - покровитель вновь услышал беднягу. Во всяком случае, худощавого паренька окутало яркое свечение. Сидор расправил плечи и пафосно, но печально, провозгласил:
        - Во имя любви!
        После чего, как полоумный, ринулся на строй заражённых. Окутавшее отрока сияние не пропало. Оно распространилось от него на несколько метров. Сын архивариуса подскочил к Троекурову и нападавшие замедлились. Похоже, обретённый Лукошко навык вредил тварям.
        - Я в домике! - привычно проговорил Сидор и под прикрытием вернувшейся защиты последовал за товарищем в горнило боя.
        - Мне твой новый ключ - активатор больше понравился - матёрый! - нашёл возможность пошутить неунывающий Скалозуб, продолжая орудовать когтями.
        Вскоре к бойцам присоединился и волк. Зверь яростно кусал противников и заставлял их замирать воем полночного убийцы.
        Однако несмотря на временный успех, было понятно, что выжить храбрецам удастся навряд ли. Врагов было слишком много, а возобновленные силы конечны. Так и вышло. Постепенно кольцо окружения сжалось, прижав оборонявшихся к обломкам хибары. Обстановка стала критической. На миг в победе усомнился даже Трой. Безнадежным взглядом он обвёл ничуть не поредевшие ряды недругов и посетовал:
        - Золотой, ну где же ты? Нам тебя, как никогда, не хватает.
        И словно в ответ на эти чаяния, вдалеке послышалась громоподобная поступь. Через мгновение на сотворенную «цунами» просеку выскочил настоящий великан. Титан давил и раскидывал заражённых, как кутят, но главное у него на плечах восседали знакомый всем парень и Мирослава.
        - А я говорил!!! Золотой не только град разрушил! Он ещё княжну спас и питомца заимел нового! Куда лучше твоего, дуралей! - от переполнявших радостных эмоций Троекуров скатился на грубость.
        Тем не менее, мужчина не обиделся. Эфим рассмеялся и пояснил:
        - Это никакой не «питомец», а Фёдор Клеванский. Я уже встречал боярина, когда пытался пробраться к Велграду. Только рогов у него на башке было поменьше, да размеры он тогда имел поскромней.
        Глава 5. Неожиданные ограничения
        Очень неприятно, когда узнаешь о том, что чего-то не можешь.
        Слова получившего отказ всемогущего богатея;
        Отряд из пяти людей и одного гиганта сиротливо разместился возле тёмной, непроницаемой пелены. Вокруг данной группы виднелись десятки, если не сотни, трупов прокаженных и мясников. Уцелевшие заражённые имели инстинкт самосохранения и не приближались. Они блуждали вдалеке и злобно порыкивали, словно призывая кого-то посильней. И почему-то казалось, что этот кто-то, несомненно, объявится.
        - Зачем мы сюда приперлись?! Даже Мстислав совместно с выдающимися практиками Велграда не пробил проклятый купол! - выразил недоумение вслух Эфим.
        Мирослава благоразумно промолчала. Ей почему-то вспомнились ладони парня на ее пятой точке, и девушка покраснела. Она поражалась собственным похабным мыслям и злилась. А ещё, при взгляде на сидевшего в позе для медитаций Золотого, ее охватывало странное томление внизу живота. Нервы пошаливали, хотелось наорать на ни в чем не повинных товарищей.
        Любознательный Сидор тыкнул пальцем в преграду и вынес вердикт:
        - Резину напоминает, только жжется немного. Уверен, коль более могучие адепты потерпели фиаско, то и нам здесь ничего не светит.
        - Много вы понимаете, умники! - окрысился на сомневавшихся Скалозуб, - Золотой двух богов уконтрапупил, разрушил сраный городишко и спас княжну. Что ему этот жалкий заборчик?! Сейчас соберётся с духом, да как жахнет!
        - Он не разрушал города. Это Верховная напала! - проревел откуда-то сверху Клеванский.
        - Слушай, дылда, ты чего орешь? Тут глухих нет! Септония твоя - на побегушках у Золотого чалится! Все прихоти его выполняет! Не соображаешь ничего - так не вякай! - Трой оседлал конька и костерил боярина.
        - Ээээ… - только и выдал Мрак, которому Слай строго-настрого наказал не обижать спутников, а рыжий подслушал.
        - Сам ты - придурок! - наконец, нашла удобоваримую жертву злющая, как черт, княжна, - Падали обожрался - вот умом и повредился! На людей бросаешься!
        В ответ Троекуров намеревался сказать очередную колкость. Злопамятный малый не забыл отвешенные ему подзатыльники, но тут Ходок окутался зелёными всполохами и воспарил над землей.
        - Хахах! - хохотнул Скалозуб, - Видите? Что я говорил, он силы собирает - сейчас как жахнет.
        На этот раз балагуру никто не перечил. Все с нетерпением ждали, что же произойдёт дальше. Золотой частенько ломал шаблоны и творил чудеса, потому надежда затеплилась в сердцах соратников.

* * *
        Между тем, сам виновник переполоха пытался перейти на сферу выше. Полученная от разрушения духовного монолита энергия пока ещё курсировала в нем и не находила выхода.
        Скорый путь к Лесу Искажений, а затем торопливая дорога к внешней рамке не позволили юноше заняться собой и на секунду. Теперь же возник относительно спокойный момент, и Слай решил прорваться.
        Следует отметить, что данный процесс считался очень сложным. Переход на высшую сферу как бы завершал формирование смертного тела и открывал новые горизонты. Ядро при этом делилось на три равновеликие части, которые перетекали в каждую из инфосфер. Два источника располагались между тремя мини - ядрами, связывая их. А поле нейтрального шакти перемещалось в верхний инф и вырабатывало более качественную, чем до того, энергию.
        В теории все было просто, а вот на практике с первого раза возвышался один из ста. Большинство горемык годами накапливали опыт, знания и ингредиенты. О последних следует сказать особо.
        Адепты не даром шастали в Лоск. Именно там они добывали органы магических зверей, плоды и семена волшебных растений и многое другое для обмена в артелях алхимиков и артефакторов. Без зелий и специальных маго-технологических устройств взобраться выше средней инфосферы было не возможно.
        И вот сейчас, без каких-либо подручных средств, Ходок вознамерился покорить данную вершину. Ситуация осложнялась ещё и тем, что у него имелось в два раза больше лучей, чем у обычных практиков, а также усугублялась необычным расположением и содержанием источников.
        Ванька Полудуб и так мало что знал о возвышении, а дать верный рецепт такового с наличным энергетическим каркасом, наверное, не смог бы никто. Преграда между средней и высшей инфосферами не выглядела слишком грозно. Обычная темная полоса с вкраплениями всех цветов радуги, но вот ядро делиться никак не желало.
        - «Боюсь. Ничего не выйдет! Бога не разберёшь на запчасти!»- после множества бесплодных попыток прозвучал глас Припегала.
        Слай упрямо насупился и щедро потянул энергию из аримии. Парень направил настоящую «бомбу» на вместилище покровителя, предварительно преобразовав полученное шакти в боживу.
        Однако лихой наскок не принес плодов. Излишки мощи лишь выплеснулись наружу, а Ходок воспарил над поверхностью. Затем плавно, так и не открыв веки, опустился назад.
        Парень раздраженно подумал о том, почему же безмолвствует Илай Темплус. Всегда говорливый инн последнее время, как воды в рот набрал. Можно надеяться только на себя, заключил паренёк и крепко задумался.
        - «Ты точно не можешь помочь?»- на всякий случай уточнил юноша у Припегала, но «неделимый» не удостоил ответа.
        Не впервые Слай засомневался в бескорыстии и искренности вроде бы дружественного небожителя. Ведь если тот знал, что разделить ядро не получится, то на что рассчитывал.
        - «Все они хотят захватить мое тело и использовать для своих интересов…»- пришёл к неутешительным выводам парень и рассердился.
        Ходок вспомнил, при каких обстоятельствах Припегал очутился в нем. У парня тогда полностью разрушился источник стихий, вот слабого бога случайно и затянуло на пустое место во время передачи дара любимчик фортуны, параллельно сформировав божественный центр сил.
        От давних воспоминаний в голове забрезжила свежая идея, и не одна. Юноша усмехнулся и сконцентрировался. Перед взором возникла та самая, предоставленная Септонией, защита от проклятия. Над макушкой Ходока привычно распахнулось разлапистое деревцо, а руки увил плющ. Мастер жизни приступил к делу.
        Слай решил, что если сумел скопировать Митьку Дорофеева, то в состоянии повторить и секретную формулу, потому и запустил технику золотого тела. К изумрудному свечению вокруг юноши добавились золотистые нотки, а такого же цвета пятна проявились на коже. Дублировать неживую материю оказалось проще, чем клетки человеческого организма. Через пару минут Слай воспроизвёл хвалённый дар Верховной.
        - «Наверное, она не рассчитывала, что я обладаю такими высококлассными умениями, вот и обмишулилась!»- удовлетворенно заключил Ходок и наложил на себя защиту от проклятия в три слоя.
        После чего поднялся на ноги и смело вошёл во внешнюю рамку. Первый шаг дался без труда: преграда натянулась, как каучуковая стропа. Помимо этого пелена уплотнилась, а одна из оболочек слетела. Слай, немедленно, обновил ее и ступил ещё разок. Ситуация повторилась, однако теперь парень знал, что делать.
        Потребовалось семь не слишком длинных шажков и, примерно, четверть от бившей в нем ключом заемной энергии, чтобы выбраться из западни и очутиться в нормальном мире.
        - Ха-ха-ха! - триумфально рассмеялся парень, полагая что объегорил Верховную.
        Ходок посчитал, что без проблем вернётся и выведет остальных, позабыв о дурацком задании навсегда. Однако ушлая небожительница вмиг опустила весельчака с небес на грешную землю, заодно продемонстрировав, что местные божки у неё на прикормке.
        - В СЛУЧАЕ ПРОВАЛА ЗАДАНИЯ «ВСЕ ИЛИ НИЧЕГО» ВАС ЖДЁТ СМЕРТЬ ОТ РАЗРЫВА МАГИЧЕСКОГО ЯДРА. ВОЗВРАТИТЕСЬ И ВЫПОЛНИТЕ ТРЕБУЕМОЕ, - пришло сообщение - угроза от Септонии.
        - Иду- иду! - примирительно вскинул руки вверх Ходок и двинулся назад. Однако в хитрой макитре возникла очередная идея, вот только претворять ее в жизнь, он был пока не готов.
        Утешившись тем, что у него наличествовал целый месяц, Слай проник на запертые проклятием территории и взглянул во взволнованные лица товарищей. С удовлетворением он отметил, что никто из них не усомнился в нем, не подумал, что их бросили.
        - «Такое доверие - дорогого стоит…»- подумал Слай и подал руку княжне, - Мира, пойдём, я выведу тебя первой.
        Глава 6. Неудачная вылазка
        Нет ничего хуже, чем отравиться на разведку с непроверенным товарищем.
        Умозаключение командира разведотряда;
        Раскинувшаяся на Западе пустошь и раньше климатически отличалась от остальных территорий Велграда. Теперь же данный регион изменился ещё больше.
        - Ничего себе! - присвистнул Ходок, созерцая с высоты могучих боярских плеч открывшуюся взгляду картину.
        Ранее регион являлся тривиальной, перемежавшейся барханами, пустыней. По причине того, что здесь было нечего ломать, а ничего живого отродясь не водилось, огневики и воздушники облюбовали данную местность для апробации зубодробительных заклинаний. Навыки, умения и, тем более, техники этих двух направлений имели наиболее масштабный и разрушительный характер, потому адептам огня и воздуха приходилось ютиться в негостеприимной области.
        Перед началом грандиозной охоты Слай задумался. Он анализировал, правильный ли совершил выбор. Полдня назад парень потратил всю заемную силу, и даже около трети резерва аримии, но переправил друзей на «большую землю». Особо сопротивлялась Мирослава. Девушка не хотела оставлять Ходока одного, считала, что ему пригодится помощь.
        Однако Слай сумел - таки втолковать ей, что спутники будут обузой. Весомым аргументом в споре явилась защита от проклятия. Юноша убедил княжну, что гораздо проще оборонить только себя, чем пробовать сберечь всех.
        Немного мучила совесть. Ведь на вопрос монахини о том, почему он не покинет заражённые территории вместе со всеми, пришлось солгать.
        - Я не могу оставить зло за спиной! - пафосно провозгласил тогда Ходок и для верности надел сверкавшие золотом доспехи, как бы оправдывая собственное прозвище и благие намерения.
        В отличие от сгинувшей на Серых Путях смертью храбрых «тортилы», обмундирование оператора малой магобашни сохранилось. Во время вылазки в град парень не использовал инопланетную экипировку, чтобы сохранить инкогнито и не привлекать излишнего внимания.
        И вот брони пригодились. Мира впечатлилась и даже чмокнула на прощание в щеку, а затем и в губы. Так ничего и не пояснив, она поправила чёлку и собственноручно пихнула «героя» назад, выводить остальных. Лишь напоследок пригрозила, что если он сгинет, то она с него шкуру спустит.
        - Черт этих женщин разберёт, - невольно дотронулся до удостоенной поцелуя щеки Ходок, и на душе потеплело. Возникшее чувство было его личным, персона Ивана Полудуба постепенно абсорбировалась подсознанием.
        Единственным, кого вызволить не удалось, был Фёдор Клеванский. Как только Слай накинул на боярина пресловутую пленку, так тот взвыл от боли. Эффект походил на воздействие святой магии. Впрочем, Ходок ничуть не переживал о судьбе верзилы, намереваясь использовать дуболома и дальше.
        - «Ладно, пришла пора действовать»- отринул раздумья юноша и обратился к великану, - Спускай-ка меня на землю, а сам пойди, пошуми немного.
        Западное направление для воплощения замысла отрок выбрал неспроста. Север и Лес Искажений были необитаемы. На Юге обретались патриарх полевиков и мать полуденниц, а во время недавнего галопа отрок обнаружил здесь и тварей похуже.
        Восток прежде являлся вотчиной Асоль, и тоже не мог похвастаться разнообразием переродившихся монстров. Таким образом, оставалась лишь одна неисследованная зона. К ее разведке и приступил Слай, а тупорылый дылда выступал в качестве амбассадора.
        - Эээээ, - привычно выдал Мрак, поставил парня на пол и ничуть не скрываясь потопал в направлении неизведанной территории. А между тем, любой на его месте обеспокоился бы. Ведь ничем не примечательные когда-то пески щедро перемежались лавовыми котлованами, а окаменелые барханы напоминали вулканы. Холмы даже дымили, наполняя и так мрачную атмосферу смогом.
        Никаких строений, а тем паче живых существ, вокруг не наблюдалось. Прокаженные и мясники также отсутствовали. Мутанты обожали зарываться под землю, а тут от почвы валил пар. Наверное, и температура коры была соответственной.
        - Сейчас мы все выясним! - пробормотал Ходок, передвигаясь за проводником-гигантом. Парень чувствовал, как припекает под пятками, но одевать доспехи не спешил, не хотел лишней иллюминации.
        Нигде никого видно не было. Однако вскоре ступать на натуральную сковородку поверхности стало невыносимо. Она раскалилась до бела, а лавовые озерца попадались чаще и чаще. Чтобы не мучаться, юноша направил боживу в стопы, отсекая болезненные ощущения. Клетки исцелялись, не успевая разрушаться.
        Наконец, вдалеке показался высоченный, на фоне остальных, бархан. Над вершиной возвышенности горело пламя. Помимо костра на верхушке, возле террикона отплясывали огненные духи. Завидев нечисть, Клеванский почему-то немало возбудился и без каких - либо распоряжений, облизываясь, ринулся вперёд.
        - Ну, идиот, что тут скажешь…Сожрать их хочет, что ли? - пробурчал Слай и отметил, что ему очень не хватает действенного умения скрыта. Конечно, в сравнении с шумевшим, как стадо носорогов, верзилой, отрок смотрелся бледно. Но если взаправду, то обнаружить горе-разведчика было достаточно легко.
        Немного поколебавшись, парень сдал назад. Интуиция забила тревогу, потому Ходок призвал подзабытого Джеда и направил вслед за тролем - переростком. Сам же схоронился за обломком остывшей лавы и глазел, что будет дальше.
        Хитрец послал зомби не с пустыми руками. Посыльный бежал за великаном сверкая, как разрешительный сигнал светофора. На наиболее оживлённых перекрёстках Гипербореи до сих пор использовались такие устройства. Слай же навесил на доппеля множество зелёных сфер с определённой целью.
        - Увидишь кого - бросишь в него этим. Понял? - напутствовал Ходок зомбака на подвиги.
        Мертвяк заворчал, но согласно мотнул башкою. В божественном источнике энергии поубавилось. Из чего юноша заключил, что Припегал вновь взял подопечного под контроль. Ушлый божок временами играл на нужной стороне. Но парень прекрасно помнил слова небожителя о неделимости и недавнюю угрозу Септонии.
        После отправки «кавалерии», как и предполагал Слай, обзор сильно ухудшился. Клубы огня и пара вырвались из под земли, поглотив фигуры невольных застрельщиков. Дальнейшее подтвердило опасения внутреннего голоса. Из под поверхности выстрелило неимоверное количество огненных гейзеров, а песчаники под ногами заходили ходором.
        Число и мощь магматических струй были таковыми, что разгоряченные капли долетали и до Ходока. Ему пришлось наплевать на маскировку и накинуть броню. Золотой доспех неплохо справлялся с температурной бомбардировкой, позволяя экономить энергию.
        Несмотря на канонаду, зомби пока уцелел. Уменьшенная копия мертвяка все ещё была серой и плавала в поле нейтрального шакти. Но столь обнадёживавшая ситуация не продлилась долго.
        Через несколько минут прозвучал мощнейший взрыв, а из покрытой паром и отблесками пламени области понеслась приливная волна, состоявшая из огня и проклятия. Одновременно с этим событием перед глазами запестрило от сообщений, а мертвяк-лазутчик вернулся на привычное место, к счастью, избежав окончательного развоплощения.
        Но не это поразило Слая. Парень с недоумением глазел на знакомую ему ряху. Надо же было такому случиться, что именно эту часть тела боярина принесло прямо к укрытию. Почти метровое головище таращилось на юношу взглядом своих тупых, даже после смерти, буркал.
        - «Не долго музыка играла. Не долго пьяный танцевал», - выдал порцию обыденной для себя галиматьи Припегал, однако на этот раз озвученная реплика показалась Ходоку очень уместной.
        Размышлять над квинтэссенциями покровителя вечно не пришлось. Жар обжег дыхание, а к самопальному схрону приблизилось огненное, щедро сдобленное потоками дряни, торнадо.
        Слай не мешкал. Он поскорее накинул защиту от проклятия, призвал Черныша и понёсся прочь. Тиран обладал прирождённой способностью быстрый шаг и бежал быстрее ветра, вывозя хозяина из под удара.
        Кипу полученных уведомлений Ходок намеривался прочитать потом. Сперва следовало спасти собственную шкуру, ведь в след ему звучал трубный рёв какой-то особо ужасной, пробудившейся твари.
        Глава 7. Новые противники
        Чем больше шкаф, тем ниже антресоли.
        Мудрость доморощенного юмориста;
        Драпать пришлось далеко - к самой окраине территории «вулканов». Лишь когда питомец добежал до кромки бывшей пустыни, дрожь земли под ногами унялась, а рёв за спиной утих.
        Постепенно и огненная вакханалия прекратилась. Взору вновь предстала тихая, перемеженная кратерами, местность. Пар от ещё не остывшей до конца магмы, да вздымавшиеся кое-где небольшие язычки пламени говорили о том, что пару десятков минут назад здесь царило буйство стихии.
        Убедившись, что преследовать никто не горит желанием, Слай отозвал тирана и приступил к изучению прорвы полученных сообщений. Нужно сказать, что их накопилось пару десятков. Именно столько сфер навесил на зомби юноша.
        Ни одно око познания жизни не пропало даром, мертвяк выполнил задачу на ура. Правда, после анализа доставшейся информации выяснилось, что почти все уведомления были однообразны:
        [МАЛЫЙ ЖИЖ]
        УРОВЕНЬ:три звёзды (29 ступень)
        ТИП: низшая производная нечисть, принадлежность Идолище Поганое;
        КАЧЕСТВО: бронза;
        ХАРАКТЕРИСТИКИ: разновидность нечестивых заложных душ, возникают на местах насильственной смерти путём сожжения или самосожжения, также могут формироваться под влиянием ауры высших нечистых сил и остатков гибельных эманаций. Обладают иммунитетом к проявлениям огненной стихии, владеют одним произвольным низкоранговым заклинанием родственной среды; губительны для всего живого; в случае опасности могут объединяться, высвобождая накопленную энергию.
        СЛАБЫЕ МЕСТА:умения водной стихии и порядка наносят повышенный урон, нетерпимы к солнечному свету;
        ПОТЕНЦИАЛ:D ранг, вероятность повышения уровня 6 %; возможность улучшения качества при повышении уровня 0,4 %, при каждом возвышении шансы уменьшаются вдвое; количество доступных возвышений 3;
        СПОСОБНОСТИ К РАЗВИТИЮ: эволюционируют путём слияния, чем больше подобных существ, тем выше становится их уровень;
        ВОЗМОЖНОСТЬ ПРИРУЧЕНИЯ: отсутсвует;
        Теперешний Ходок не испытывал опасений по поводу данных созданий, но вот их командир в корне отличался, посреди кипы уведомлений нашлось одно непохожее на остальные:
        [ИДОЛИЩЕ ПОГАНОЕ]
        УРОВЕНЬ: восемь звёзд (70 ступень)
        ТИП:высшая элитная нечисть, близкая к перерождению в полубога;
        КАЧЕСТВО: тёмное золото;
        ХАРАКТЕРИСТИКИ: перерождается, как правило, из неупокоенных практиков высших ступеней, которые при жизни обладали отрицательным значением кармы; разумно, частично помнит прошлую жизнь; очень опасно, рекомендуется изничтожать в первую очередь; невосприимчиво к магии огня, смерти, тьмы и хаоса; обитает в местах массовых убийств и на проклятых территориях;
        СЛАБЫЕ МЕСТА:умения стихии антагониста и порядка наносят повышенный урон, плохо переносит солнечный свет; ограниченный атакующий арсенал: нападает лишь с помощью родственной стихии и действующего в регионе проживания проклятиия - защититесь от них и, возможно, уцелеете; физически слабое, как для своего уровня;
        ВРОЖДЁННОЕ УМЕНИЕ: НЕЧЕСТИВАЯ АУРА - порождает вокруг себя низших инфернальных духов, с ростом собственных качества и могущества количество свиты и ее сила увеличиваются;
        УНИКАЛЬНЫЙ НАВЫК: ТОТАЛЬНОЕ РАЗВОПЛОЩЕНИЕ - одновременный подрыв любого числа порождённых сущностей, не действует на само Идолище и не вредит ему;
        ПРИОБРЕТЁННОЕ УМЕНИЕ:НЕЧЕСТИВЫЙ ТАЛАНТ - пока находится в области подверженной любому проклятию имеет неограниченный порог развития и увеличенные шансы на повышение качества;
        ПОТЕНЦИАЛ:ранг временно отсутсвует, вероятность повышения уровня 100 %; возможность улучшения качества при повышении уровня 10 %, при каждом возвышении шансы уменьшаются вдвое; количество доступных возвышений неограниченно;
        СПОСОБНОСТИ К РАЗВИТИЮ: растёт в уровне поедая обитателей собственной ауры, чем их качество лучше, тем больше вероятность успешного возвышения;
        ВОЗМОЖНОСТЬ ПРИРУЧЕНИЯ: отсутсвует;
        На фоне такого монстра приснопамятные патриарх полевиков и мать полуденниц смотрелись жалко. Поганец, несомненно, являлся одной из главных угроз для мира, эдакой запрятанной на территории Велграда миной замедленного действия. Тварь действительно следовало уничтожить, как можно быстрей. Казалось бы Слаю ловить нечего. Однако он хитро улыбнулся и хищно взглянул в направлении череды барханов.

* * *
        Мысли ворочались вяло, куда быстрее клацали громадные, с окаменелыми зубами, челюсти. Когда-то поражавший дам ладным телосложением и завидной внешностью Касьян Кривой очень изменился. Впрочем, сейчас он мало что помнил, память походила на решето все больше.
        Бывшего ловеласа и бабника прозвали столь не лестно отнюдь не за наружность, а за душевные качества. Практик огня, земли и смерти больше всего тяготел к последнему первоначалу. Оставив стихии на уровне низшей инфосферы, Касьян посвятил себя запрещённой везде, но не в Велграде, некромантии. Причём в худшем ее проявлении. Как настоящий маньяк, он работал только с лично умертвленными трупами. Убийца полагал, что таким образом приобретает над мертвецами дополнительную власть и ускоряет развитие.
        Возможно, так и было. Во всяком случае, после внедрения новых методик, к двадцати пяти годам, мясник пребывал на пике средней инфосферы. Причём прорыв совершил буквально за три года. А ведь без экстремальных способов, топтался на месте десятилетие.
        Не рассчитал негодяй только одно, что нечаянной жертвой станет сынок думского боярина. Отрок напился до беспамятства и дебоширил, после чего, по пьяни, свалился в сточную канаву, так и заснув там.
        В канун Дня Пришествия* Кривой и сам был не слишком трезв, потому не распознал дорогих одежд в куче провонявшего и слипшегося тряпья, а также не обратил внимания на холенный облик «бездомного». Более того, Кривой даже не особо хоронился: тут же провёл обряд поглощения жизни, а труп по давней привычке кремировал, задействовав магию огня.
        Естественно, его обнаружили. Всплыли и другие преступления. Наказание назначили строгое и жестокое, но соразмерное: двадцать лет пыток на Западном полигоне, после чего смерть. Князь Мстислав был суров на расправу, вот и выступал аж три года злодей в качестве естествоиспытателя маломощных заклятий.
        Ставший для многих проклятым день, для живой куклы явился спасительным. Пока другие тюремщики приходили в себя и гадали, что происходит, Кривой сбежал. Сильные практики ретировались в полис, а остальные накинулись друг на друга. Вот тогда и настал звездный час Касьяна. Он убил всех, а позже сожрал тела заражённых и провёл подсказанный Чернобогом обряд, после чего переродился.
        - «Вкусный был… Интересно, откуда здоровяк здесь взялся?.. Зачем приперся?..»- отвлекшись от воспоминаний отрыгнул гигант, доедая громадную тушу.
        Впрочем, раздумывал великан недолго. Сонливость напала на Идолище Поганое, так окрестила отверженного Септония. Разверзшийся холм зарастал вокруг хозяина. Магия земли все ещё повиновалась Кривому. Пусть монстр и не помнил половину из прошлой жизни, но имел четкую цель. Бывший тать хотел набрать достаточно мощи и вырвать жилы, замучать обрекшего его на пытки владыку Велграда.
        Перел тем как заснуть, погань отобедал десятком огненных духов. Подумалось, что они слишком слабые и уже не дают никакого профита.
        - «Ничего. Подожду пару месяцев!» - вспомнил Касьян об почти тысяче средних жижей, которых выращивал.
        Перед взором возникла картина окаменелых барханов. Усилием воли Поганец направил часть младших духов, чтобы подкормить «жертвенных агнцев». После чего задремал, наказав младшим жижам нести караул возле убежища и разбудить, когда их старшие братья будут готовы. Ну или же, как сегодня, в случае непрошенных гостей.
        Дня Пришествия* - 31 декабря, условная дата прихода Септонии в реальный мир, празднуется на территории Славской Империи повсеместно;
        Глава 8. Добытчик
        Упорный труд не всегда самый благодарный, но всегда приносит результат.
        Слай Книга Бытия;
        Полным заинтересованности взглядом Слай ещё раз окинул территорию западного региона. Уже через пятьдесят метров от края, на почве виднелись расположенные в хаотичном порядке кратеры.
        Воронок было очень много. Они слегка дымились и возвышались над поверхностью земли, как инородные образования. Эдакие высотой в пару сантиметров курящие порожки, превратившегося то ли в стекло, то ли в камень, песка.
        Примечательно, что по мере продвижения в глубь, их количество и размеры возрастали: пока не переходили в куда более редкие барханы. Невольно подумалось, что если в большом «вулкане» обитало Идолище Поганое, то в мелких «коптильнях» вполне могла обретаться нечисть попроще.
        Подобная гипотеза нуждалась в проверке. От верности данной догадки зависели дальнейшие планы. Потому Ходок подождал, пока магема вновь станет доступной для использования и вновь призвал воистину незаменимого зомби.
        - Джед! - провозгласил мертвяк, укоризненно уставившись на хозяина прогнившими глазницами.
        - Круши! - бессовестного эксплуататора не мучили муки совести. Слай без зазрения выдал доппелю чудо - палицу и указал на ближайшую воронку. При этом парень ещё подумал, что давненько не открывались новые ипостаси дара богини Дану. Дубина, меч Арея и ожерелье Леты, которое сейчас находилось на шее оставленной в чужом мире Бел. Были доступны только три из максимальных десяти слотов.
        Мертвяка не пришлось упрашивать дважды. С увесистым орудием наперевес Джед направился к облюбованной точке. Слай последовал за ним для подстраховки. Ему требовалось убедиться, что навык Идолища тотальное развоплощение не активируется на большом расстоянии, что погубивший Клеванского взрыв произошёл из-за того, что боярин потревожил покой хозяина здешней территории.
        Добраться до кратера и долбануть по нему, долго времени не заняло. Зомби нанёс всего три удара, когда из воронки вырвалась струя пламени, и очередной жиж явил себя миру. Джед разбираться и мешкать не стал. Он залихватски саданул духа по кумполу, который не выдержал соприкосновения с божественным оружием. Дух расплылся кучкой эктоплазмы.
        - Молодец! Повторить! - отдал новую команду Ходок, через пару секунд. Юноша желал удостовериться, что после пары тройки таких вот затрещин не последует цепной реакции с пробуждением всего «минного поля».
        Джед не спеша зачистил десять воронок. Вокруг по-прежнему было тихо. Слай отозвал мертвяка и дубину. Дальше он намеревался действовать самостоятельно. Результат его стараний был таким же - из-за содроганий почвы наружу вылетел очередной жиж. Ходок немедленно прикончил поганца и применил воплощение сути. Заклинание запечатывало лишь собственноручно умерщвлённых созданий, потому и нужно было махать дубиной лично.
        Умение сработало с первого раза. Ладонь ощутила тяжесть железной таблички.
        - Мда … Совсем уж слабенький дух вышел! Но ничего, тут их много, - пробормотал юноша, прочитав характеристики доставшегося добра.
        Как обычно, уровень и качество запечатленного миньона уменьшились. Таким образом, Слай обладал теперь двух звездочным низшим жижем железного качества, тогда как оригинал имел три звёзды и был бронзовым, да и величался не «низшим», а малым.
        - Интересно, хватит ли здесь нечистых, чтобы до серебра дотянуть? - с надеждой взглянул на многочисленные воронки Ходок, мысленно закатал рукава, приготовившись к нелегкой страде.
        Планомерно, продвигаясь от окраин к центру, Слай зачистил западную зону. Работёнка затянулась почти на сутки. От монотонности занятия ломило скулы. Парень не выносил рутины, но деваться было некуда. Вздремнув немного в процессе, Ходок принялся разорять барханы.
        Наконец, запланированная местность очистилась. Бесчисленное множество пластинок Джед стащил в одну громадную, и другую гораздо меньше, кучи. Даже навскидку число магем превышало пару тысяч.
        Слай разрушил все мелкие кратеры и отдаленные от главной «горы» барханы. В последних обитали уже медные, четырёхзвездочные жижи. Соответсвенно, из них получились бронзовые таблички. Таких «холмов» было относительно немного - около сотни. Большинство обиталищ продвинутых духов располагалось неподалеку «вулкана». Хуже того, к ним постоянно подлетали младшие духи и скрывались под землей. Назад нечисть не выбиралась.
        - Растят они их так, что ли? - пробубнил Слай и приступил к финальной части задуманного.
        Долгих четыре часа Ходок применял совмещение структур. На выходе он получил чуть больше двухсот бронзовых пластин.
        Итого триста, приплюсовав таблички лучшего качества, заключил Слай. Судя по всему должно было выйти хотя бы парочка серебряных магем.
        С ростом качества заклинание работало хуже. Тем не менее, через полчаса Ходок переработал полученное и действительно заполучил аж две серебрянные пластины. С их помощью призывался уже «старший жиж». Тварь была пятизвездочной и обладала врожденным навыком зов зла. Она могла управлять мелкими товарками на очень большом расстоянии.
        Слай порадовался, что ему досталось именно две необходимые магемы. И дело заключалось не в том, что он планировал совместить их в золотую. Дар Припегала баловень удачи был недоступен ещё два месяца, потому у парня имелись совсем иные мысли.
        С предвкушением Ходок телепортировался в аримию и приступил к экспериментам. В персональном пространстве он проявил и попытался скопировать старшего жижа. Первая стадия техники божественного золотого тела позволяла превращаться в людей и живых существ, но юноша желал пойти ещё дальше.
        Почему нельзя перевоплотиться в жижа, ведь эти духи состоят из проклятия и огня, они не обычная, а материальная нечисть. А, значит, их можно воспроизвести. Так думал Слай по всякому изгаляясь над новым доппелем.
        Если бы не магема, задумка никогда не увенчалась бы успехом. Затянуть тварь в личное пространство помимо воли не представлялось возможным. А так Ходок издевался над духом добрых трое суток.
        Поначалу дело не шло ни в какую, но когда юноша воспроизвёл трёхрожье у себя на лбу, дело сдвинулось с мёртвой точки. Бывшее украшение стало ключом к клонированию огненного духа.
        Научившись формировать нарост, Слай постепенно скопировал жижа. Сам дух развоплотился и больше не плавал в море нейтрального шакти. Процесс выдался не быстрый. Повезло ещё, что жиж имел примерно такие же размеры и могущество, как и Ходок. Иначе план не удался бы.
        Наконец, почти через неделю, метаморфоза полностью завершилась. Еще сутки Слай привыкал и настраивал обретённое тело. Слишком многое в нем изменилось. Зрение стало инфракрасным. Отныне предметы воспринимались в зависимости от интенсивности их теплового излучения. Слух вообще исчез. Юноша обрёл подобие эхолокации летучих мышей. Неудивительно, что духи так бурно отреагировали на шумного и теплокровного Клеванского.
        Покончив с подготовкой, парень перенесся в реальный мир. Барханы отображались, как большие красные пятна, а мелкие жижи, как алые струи.
        Наступил кульминационный момент, Ходок приготовился сразиться с Идолищем. Однако сперва следовало без лишнего шума устранить свиту Поганца. Для этого юноша проявил своего «собрата» - вторую серебрёную магему.
        Без колебаний он приказал доппелю отлететь подальше и активировать зов зла, что подконтрольное существо и проделало.
        Множество размытых пятен под землей и в воздухе зашевелились и наподобие ручейков потекли в требуемом направлении, где постепенно слились в настоящую алую речку. Влекомое за собой подконтрольным командиром, сосредоточение духов удалялось прочь, пока не исчезло с горизонта. Остался лишь хозяин данной территории.
        Для удобства, перед битвой, Ходок подал шакти жизни к глазам и активировал печати порядка, чтобы возвратить нормальное зрение. Раньше он этого не делал, опасаясь реакции жижей на враждебную магию.
        - Ну что ж, приступим! - в слух проговорил Слай и направился к громадному кургану, где под землей скрывался главный противник. Генеральное сражение вот-вот должно было состояться.
        Глава 9. Везение
        Хорошо все то, что хорошо кончается.
        Мудрость славского народа.
        Впервые за последнее время бывший некромант Касьян Кривой проснулся не от того, что проголодался, и не потому, что созрели средние жижи для поглощения. Причиной пробуждения послужило странное беспокойство: привычная среда изменилась. Похолодало, что ли.
        Вальяжно и лениво, в твёрдой уверенности в собственном превосходстве, Касьян разомкнул своды камня над головой и выглянул наружу. Спал поганец удобно скрестив ноги под собой и положив на них сверху необъятное пузо. Купол над башкой он возводил для того, чтобы тепло не выходило вовне. Жилы вечно леденило проклятье.
        Ещё, поначалу, Кривой боялся преследования. Затем поймал одного из добытчиков и допросил с пристрастием, после чего съел. Оказалось, что князь и наиболее могучие бояре не могут выйти из города.
        Заслышав такое, Касьян окончательно перестал опасаться и сосредоточился на развитии. Он бы очень удивился, если б узнал, что играючи уничтожил Клеванского, на которого раньше и взглянуть-то боялся.
        Впрочем, ничего сверхъестественного не произошло. Как-никак Мрак забрёл на его территорию, тут Кривой был владыка. За прошедшие годы Идолище накопило несметное количество жижей и могло взрывать их по желанию. Такой бадабум был губителен для всех, кроме него самого.
        Тревога оправдалась. Касьян лицезрел непонятную картину: огненных духов нигде не наблюдалось, а трепетно возводимый им рассадник кто-то разрушил. Не описать словами, сколько усилий приложил он для того, чтобы западные земли превратились в фундамент будущего могущества.
        Это последнее время Кривой лишь спал, устроив настоящую систему безопасности и личного роста. Он создал всамделишное «минное поле», поместив сотни малых жижей в подземные каверны. Духи в воронках ждали своего часа, чтобы защитить хозяина. В свою очередь, их обретавшийся возле главного обиталища отряд питал уже средних жижей в барханах. Количество духов - доноров никогда не уменьшалось. Аура поганца регулярно воспроизводила новых. И вот, столь прекрасное построение было уничтожено.
        При взгляде на совершившего подобное преступление крупного жижа, Касьян испытал ненависть. Он подумал, что подопечный взбунтовался, выпил сотоварищей и усилился. А часть духов в страхе разбежалась. Вдалеке Идолище чувствовал целый сонм ретировавшихся подчиненных.
        Кривой всегда был трусоват. Он никогда не выращивал жижей выше среднего уровня, чтобы не плодить конкурентов. Однако это случилось: пусть размеры представшего перед ним огненного человечка и не впечатляли, но интенсивность свечения выводила за рамки обыденности.
        Атаковать порождение племени родственной стихией являлось глупой затеей. Потому поганец раззявил рот и отпрыгнул блямбу проклятия. От такой отрыжки было не убежать: со скоростью хорошо разогнавшейся лошади гадость полетела в сторону смутьяна. Кроме того, «канонир» мог управлять протуберанцем, преследуя жертву. Однако улепётывать отщепенец не стал. Предатель, наоборот, приближался.
        Ну и тупой. И как только сподвигся возвыситься. Заключило Идолище Поганое. Оно не сомневалось, что такая доза проклятия разорвёт самозванца на куски. Но произошло неожиданное: гадость стёкла с плазменной фигуры, не причинив ни малейшего вреда.
        - Хрргххх, - вырвался из горла превратившегося в монстра человека гневный рык.
        Несмотря на изменившийся внешний вид и утрату большей части памяти, Кривой сохранил изворотливость. Повторив ещё раз атаку для верности и убедившись, что врагу такие нападки нипочем, Касьян топнул ногой, задействовав магию земли. Пусть она и находилась на уровене средней инфосферы, но жижи вообще не обладали от неё иммунитетом.
        - Эррорхх… - на этот раз рёв поганца прозвучал недоуменно. Кандалы хранителя скал тоже бессильно соскользнули с противника, который подходил все ближе.
        До него осталось метров пятьдесят, не более. В лёгком замешательстве Касьян обрушил на ворога весь доступный арсенал и запаниковал: ни одно заклинание не сработало. Кривой никогда не был воином. Даже обретя гигантские размеры и грозную наружность, он остался никчемным трусом.
        - Оухххх- раздался его взволнованный возглас, а из жирной голой туши вырвался вихрь жижей.
        За короткий миг их набралось пару сотен. Повинуясь воле создателя они ринулись на собрата- революционера, окутали того огненным облаком и рванули.
        - Ээохххх, - раздраженно и даже испуганно выдал Идолище.
        Это раньше жижей насчитывались тысячи. Такое число могло изничтожить любого. Теперь же количества духов не хватило для умерщвления бунтовщика. Невероятно, но на том возникли золотистые доспехи. На них, в районе груди, ярко горела эмблема в виде солнечного диска. В руках же необычный жижь держал короткий клинок, который полыхал столь ярко, что слепило очи.
        - Бррр, - выдал поганец и попытался спрятаться. Он хотел переждать немного.
        Боягуз направил подопечным вдалеке приказ вернуться. По возвращении подконтрольного легиона нечисти, Идолище взорвало бы армию, убив вокруг все живое. Такой силы было не сдержать никому. Следует отметить, что Кривой встретил своему распоряжению некоторое сопротивление, но сумел подавить помеху. Сейчас огненное воинство неспешна направлялось домой.
        Каменная крепость вновь скрыла великана, но не продержалась долго. Снаружи раздалась пара гулких ударов и самодельная скала раскололась.
        - Уееее!!! - обижено взревел Касьян: вместо острого клинка странный жиж теперь держал увесистую и явно непростую дубину.
        Больше ничего воспроизвести Кривой не сумел. Враг ускорился, рывком преодолел несколько последних метров и вонзил в глазницу чудища горевший солнечным светом клинок.
        По руке фехтовальщика пронеслась исходившая из символа на груди волна мощи, которая передалась через эфес на острие. В глубине башки верзилы рвануло. Да так сильно, что кубышка треснула и из неё повалил пар. Боров завился навзничь и помер.
        - Вот что значит хорошо подготовиться! - довольно проговорил Слай, возвращая себе человеческий облик.
        Полиморф золотой плоти порадовал. Прошлый раз личина Митьки Дорофеева развеялась принудительно. Теперь же парень поменял ипостаси по собственной воле. Он мог «хранить» такой лик сколько надобно, но только один. Обо всем этом поведала выданная Илаем Темпоусом иллюзорная книга.
        Бой же прошёл столь легко по нескольким причинам. Юноша знал все слабые стороны врага и его возможности. Соответсвенно, смог разработать план противодействия. Проклятие выдержал с помощью заблаговременно активированной защитной плёнки Септонии. Магия земли не подействовала из-за подстатуса Аватара вместилище неизвестного бога. Правда, шанс заявлялся всего на 50 %, но, как и в случае с погонщиком платформы, парень получил полную неуязвимость. Похоже, вероятность срабатывания зависела не только от инфосферы, а и от других характеристик оппонента. И даже самоподрыв жижей удалось пережить легко и с прибытком.
        Ходок интегрировал полученный доспех малого оператора магобашен с Ассоль. Частичка солнечного света была в восторге от нового «платья». С ее слов до того у нее никогда не было одежды. Вот и вышло, что новая броня поглотила огненный буран, напитавшись от него энергией.
        Конечно, если бы Слай предварительно не убрал остальное воинство Идолища, ему не сдобровать бы. Ведь слишком большой детонации защита бы не выдюжила. Но все вышло так, как вышло.
        Финальная атака также была частично продумана. Единственно, потребовалось поработать палицей в конце, чтобы разбить вокруг супостата каменюку.
        - Вы не можете получать магемы с разумных существ! - огорошила Богиня, когда парень применил воплощение сути на тушу перед собой.
        - Вот гадство! Этот чер был «разумный» что ли! - раздраженно чертыхнулся Слай.
        Ведь вторая магема приказала долго жить. Идолище Поганое хотело возвернуть свое воинство, а старший жиж воспротивился, но не устоял, растрескался и распался на части. Это была единственная потеря от скоротечной схватки. Выходило, что Ходок не получил от «подвига» никакого профиту. Жлобоватая Верховная даже награды не выдала за устранение несомненной «угрозы миру».
        И все же, Слаю сегодня повезло. За спиной оглушительно грохнуло. Юношу аж подкинуло на пару метров, а говорливая Богиня сообщила:
        - ЗАДАНИЕ «ВСЕ ИЛИ НИЧЕГО» ОТМЕНЕНО. ПРОКЛЯТИЕ СНЯТО. ШТРАФ ВАШЕЙ ГРУППЫ ЗА ПРОВАЛЕННЫЙ КВЕСТ ПО ЗАЧИСТКЕ ЮЖНЫХ ТЕРРИТОРИЙ АННУЛИРОВАН. ПРИ ОСВОБОЖДЕНИИ ЗЕМЕЛЬ ВЕЛГРАДА ВАМИ ПОЛУЧЕНО НЕМАЛО ЗАСЛУГ, ОБРАТИТЕСЬ ЗА НАГРАДОЙ К НОВОМУ СЮЗЕРЕНУ ГРАДА - МИРОСЛАВЕ СВЯТОЙ.
        Глава 10. Шаг
        Никогда не стой на краю пропасти, решился - прыгай, трусишь уходи.
        Присказка несостоявшегося самоубийцы;
        В громадном мрачном зале было пустынно и одиноко. Никто не посещал данное помещение уже очень давно. А ведь в прежней резиденции владыки всегда толпился народ. Старые палаты стали тесны для изменившегося повелителя, к тому же располагались в неудобном месте, подле центрального храма. Сейчас оба здания разрушились, что было печально и символично: канули в лету два самых древних строения, заложенные ещё при основании града.
        Исполинский полузмей возлежал на мраморных плитах, баюкая кольцами человеческое туловище. Вид образина имела устрашающий: тридцати метровое тело, кожистые крылья за плечами и увесистые шесть рогов по центру лба. Однако резкие, волевые черты, ещё не старого, укрупнившегося лица позволяли признать в монстре Мстислава.
        Князь находился в раздрае. Недавно он чуть не утратил себя, чуть не превратился в тварь оконательно, чуть не убил, пусть и косвенно, свою дочь. Не глупый владыка понял замысел Чернобога. Навязавшийся покровитель желал сделать из него послушную марионетку, бездушного исполнителя собственного промысла. И хуже всего было то, что Вяземский понимал, ему не сбежать, ситуация обязательно повторится, и проклятие вновь возобладает над ним. Не всегда найдётся герой- самоубийца подобный Иппатию, чтобы помочь.
        В присвоении полису статуса осквернённых территорий была лишь его вина. Это Мстислав заманил в ловушку и подло прикончил посланников Императора. Верховная неожиданно обозначила Ипполита Поборника Веры и Игната Солнечного Ветра чуть ли не героями, закрывшими третью стадию подготовки к Слиянию. Наказание последовало суровое.
        Однако Мстислав полагал, что подобное несчастье все равно случилось бы с кем-то рано или поздно. Уж очень земли Велграда напоминали испытательный полигон. Князь никогда не верил в Септонию, как в богиню. Как правителю, ему были доступны архивы. Он ведал не доступное многим тайное знание о том, что Верховную создали люди. Однако вера была удобна для управления толпой, к тому же «богиня» имела всемогущую власть, и не правителю окраины государства перечить ей и вековому укладу.
        При вступлении не должность владетель территорий давал обет молчания, а отошедший от дел контролировал данный процесс. Принес присягу в своё время и Мстислав, под присмотром давно почившего в бозе отца. Для юного княжича откровение стало шоком. Он был настолько впечатлён, что не взял себе в покровители никого из доступного пантеона. Государь достиг стадии Единого Тела собственными талантом и потом, кому расскажи не поверят.
        Вяземский поклонялся первородной тьме. Нет, не злу, но всему тому скрытому и не доброму, что есть в людях. Добро его никогда не прельщало. Рафинированных добряков он считал слабаками. Да и возвысится с помощью темных делишек и ритуалов проще. К тому же представители рода Вяземских всегда являлись сторонниками данного направления. Было бы странно, если б их отпрыск отринул традиции.
        - Нужно сделать то, что давно хотел, но не решался, - прошелестел в палатах сильно изменившийся голос, - Надо, наконец-то, не отлынивать от ответсвенности, а взять ее на себя.
        После этих слов в руках заражённого возник излюбленный посох. Алое око на оголовье озарилось. Из него прямо в змеиную часть ударил ярко - красный луч. Запахло палённым. Кольца невольно скрутились ещё больше, а в голове прозвучал обеспокоенный глас Чернобога. Как и раньше, небожитель сулил всемогущество - достаточно лишь подчиниться, сломать барьер и заразить все вокруг.
        Но теперь Мстислав знал этому плату и не слушал увещевания. Единственное, что он ценил в жизни, была его дочь. Ее мать Вяземский никогда не любил, как и она его. Главы родов заключили династический брак между выходцами из влиятельных фамилий. Позже князь лично казнил супругу за заговор, обставив ее смерть, как несчастный случай. Он не хотел излишне травмировать ребёнка.
        Мире не исполнилось тогда и годика, но Вяземский никогда не пожалел, что лишил кроху материнского тепла. Он окружил доченьку тёплом и заботой. Все доброе, что оставалось в нем, нашло выход в отношении к чаду.
        И вот сегодня кровиночка подверглась не шуточной угрозе. Проклятый японец обманул и его, и даже Чернобога. Похоже, самурая прислали сюда неспроста, но как догадывался Мстислав, азиат предал и начальство.
        - На редкость хитрожопое падло, - выплюнул Вяземский стараясь отстраниться от боли, - Ничего. Я разберусь и с ним! Со всеми заражёнными разберусь, и даже с собой!
        Мстислав никому не говорил, но после кары Верховная предоставила ему выбор. Он мог снять проклятие с подконтрольных территорий. Для этого пришлось бы отречься от власти, покаяться и сдаться властям.
        Вяземский лишь посмеялся над подобной идеей. Возможность была упущена, а владыка пошёл по пути обретения нового могущества и изменения себя. Благо и покровитель подходящий подвернулся. Чернобог мигом подсуетился, научив многим ритуалам и обозначив способы продвижения.
        - Любопытно. Все эти боги, кто они? Различные варианты информационной матрицы или же существуют на самом деле!? - от испытываемых мук Мстислав заговорил вслух.
        Он всегда был жесток и к себе, и к людям, потому даже перекраивая собственный организм на новый лад мыслил связно. Горела не только плоть, рвались энергетические каналы, дрожали инфосферы. Наконец, с процедурой было покончено - трёх метровый обрубок с прижженной раной на животе валялся на полу.
        - А теперь ты! - просипел порядком ослабший Мстислав и руками ухватил нарост промеж глаз.
        Князь отличался силушкой, слегка напрягшись и применив магию, он вырвал отросток с корнем и бросил на пол. Затем оборвал и крылья. Раны владыка снова прижег. Завершив самоистязание, Мстислав находился присмерти. Усилием воли он вынырнул из небытия и сжег атрибуты проклятия в пламени первородной тьмы.
        Через какое-то время стало полегче. Мстислав использовал шакти и воспарил над землей. Он направился в возведённое им по указке Чернобога хранилище. Спустившись на лифте в подземный бункер, Вяземский уставился на большущий накопитель.
        На создание громадины пошли аккумуляторы и магические батареи со всего града. Князь лично спаял их воедино. В пятиметровом, покрытом россыпью драгоценных камней, цилиндре проклятие перерабатывалось в нейтральное шакти. Именно не имевшая полюса сила и должна была по замыслу покровителя сокрушить обе рамки и освободить город.
        Практики Велграда сдавали энергию на протяжении более чем трёх лет. Какую-то часть Мстислав забирал себе, остальное сливал в артефакт.
        Пошатнувшись от слабости, владыка оперся об холодный металл. Даже через толстые стенки чувствовалась непреодолимая мощь, содержавшаяся внутри конструкции.
        Князь наплевал на волю богов: Септонии и Чернобога. Он совершил выбор сам. Оголовье посоха сверкнуло ещё раз и прорезало в железной боковине прореху. Торопясь и блокируя истечение шакти, Мстислав шагнул вовнутрь и заварил себя посреди мрака, ощущая, как буйство энергетических потоков растворяет бренную плоть.
        - Ну, матушка Тьма, подсоби! - взмолился бунтарь чистой первооснове и начал свою последнюю ворожбу.
        Через час вихрь тёмной силы пронёсся над Велградом, выжег сильно ослабленное действиями игумена проклятие и прикончил всех заражённых. Даже Касуми Тадао пострадал. Окружённый клубами тумана и копивший силы для реванша, он был повержен. Хитрый самурай нашёл бесславную кончину, так и не уразумев, что убило его.
        Вот так Иппатий Два Кинжала и Мстислав Вяземский спасли город и многие земли возле него. Старые греховодники избавили мир от изрядной доли проблем. Но никто и никогда не узнал об их самопожертвовании, не поставил им памятник и не помянул добрым словом. Такая незавидная судьба ждала этих двух безымянных отнюдь не героев.
        Глава 11. Штурм
        Самый простой способ победить врага - это задавить количеством.
        Гварг Жук маршал Славской Империи
        Куда не кинь глаз, повсюду виднелось железное море. Магических повозок собралось столько, что не каждая столичная станция ИСП* могла бы похвастаться наличием такого подвижного состава.
        Правда, в отличие от разнообразия марок и моделей мирных транспортных средств здешние платформы были утилитарны, имели одинаковую конфигурацию, содержание охрейна и даже окрас.
        Ещё до пришествия Септонии военные полюбили цвет хаки. Вот и сейчас зеленовато-бурое, отлично сливавшееся со степной травой, механизированное войско приготовилось к штурму.
        Ряды бронетехники состояли из МП-2, наиболее распространённых самоходных устройств находящихся на вооружении армии. Каждое из таких несло десять человек десанта, оснащалось энергетическим куполом средней мощности, имело бронированный каркас и управляюсь магом-оператором. Из огневого арсенала наличествовал пулемёт Максим-У и пара стандартных картечниц.
        Основой задачей подобного рода аппаратов являлся быстрый прорыв на территорию врага и безопасная высадка десанта. Для этого содержание волшебного металла в МП-2 было повышено, а водители подбирались не ниже пика средней инфорсферы. Иные не справились бы с управлением.
        На одной из таких повозок, промеж дюжих бородатых детин, затесались двое безусых парней лет двадцати от роду. Старожилы смотрели на них с неодобрением и недоумением. Равнодушное выражение лица сохранил лишь командир, который прекрасно знал подоплеку сегодняшней атаки. На лобовой штурм собрали сброд всех мастей, а также неугодных и проштрафившихся.
        Не удивительно, что двух добровольцев без рода и племени включили в состав смертников. И хоть оба прошли обязательный воинский минимум, надежды на них не было никакой. К тому же взводный подозревал, что экзамены принимались ради проформы. Ладно бы их сдал рыжий толстоватый крепыш, пусть не высокий, но мощный и агрессивный, но вот в то, что нормативы выполнил худой, сутулый, дышавший собравшимися в пупок задохлик, совсем уж не верилось.
        Конечно, о таком характере сегодняшнего наступления не сообщалось во всеуслышание. Однако, несмотря на простецкое прозвище, Кондрат Прямой отличался немалой сообразительностью.
        Десятник тянул лямку службы уже который год, но из-за неуступчивости характера не дослужился до звания офицера, так и застрял на старшем сержанте, вечно пребывая в числе неперспективных. Ну не умел он вылизывать начальству причинные места и всегда стоял за своих людей горой. За что его обожал личный состав и недолюбливало руководство.
        Находившийся под предводительством правдоруба отряд почти всегда бросали в самое пекло. Взвод нёс потери и имел постоянный некомплект. Вот и сейчас его пополнили парочкой новичков, судя по всему самых никчёмных. Да ещё и поместили платформу в авангарде.
        Почесывая подбородок, Кондрат размышлял о том, что зря все же избил полковничьего сынка по пьяной лавочке. Ладно бы ещё ради благого дела, а так просто потому, что богатей был спесив и не в меру кичился приставленной папашей охраной. Прямой возмутился и накостылял бахвалу и его телохранителям.
        - Не переживай, командир! Прорвёмся, чай не впервой! - не по уставу обратился к сержанту заместитель взвода.
        Впрочем, Кондрат не обратил на панибратство внимания. Наооборот, улыбнулся и дружески ткнул говорившего под рёбра, от чего тот аж присел. Старшина Егор Загорелый прошёл с ним не одну горячую точку, подавил не один бунт, уничтожил множество разбойничьих шаек. Кличку ему дали вовсе не потому, что квадратный десантник был смугл. Просто в одном из боёв он обгорел до костей и щеголял теперь страшными шрамами и рубцами по всему телу, приобрев заодно синюшный вид.
        Крупномасштабных войн, по примеру вот-вот намечавшейся, Славская Империя давно не вела. Дело ограничивалось местечковыми стычками с обнаглевшим дворянством, да с озорничавшими бандами, либо с вечно жаждавшими независимости непонятно от кого сепаратистами.
        В предверии боя десантники гудели кто о чем, перебрасываясь сальными шуточками, и лишь юнцы держались осторонь от коллектива, негромко переговариваясь. Другие воспринимали это за робость. Бравые вояки очень удивились бы, если б узнали содержание диалога отроков, сидевших на дальнем конце платформы.
        - До чего морды тупые… - процедил Скалозуб, зыркнув в бок верзил и сразу перевёл тему, - Кстати, до сих пор не могу привыкнуть к твоему новому облику. Уж очень ты от Лукошко характером отличаешься.
        - Помалкивай лучше, а то и у стен есть уши! - пресёк разглагольствования товарища Слай, - Чего с Сидором не остался? Зачем тебе рисковать и переться в адскую мясорубку? Вражеская пелена силу высасывает и в развитии кого на пару ступеней, а кого и на целую инфосферу, отбрасывает.
        - Ну уж нет, куда ты, туда и я! Мы же друзья! Надо твою сестрицу выручать, авось и подсоблю чем. Кроме того, после Велграда, я изменился. Сыном Бога, как ты, конечно, не стал, но усилился изрядно! - завёл обычную шарманку Трой по - дурацки подбоченясь.
        О том, как парни затесались в Первую Преображенскую дивизию следовало упомянуть особо.
        После вызволения родного городка Золотой получил денежную награду от принявшей наследство Мирославы. Более того, между парнем и девушкой завязались особые отношения. Княжна была не против, когда он наедине брал ее за руку и смотрел в глаза. Дело зашло бы и дальше, но пришли недобрые вести.
        Иномиряне напали на Цитадель валькирий, оградив ту местность непроницаемым заклятием. Четвёртая специальная армия под командованием маршала Гварга Жука окружила регион и готовилась к столкновению с противником.
        Естественно, Слай обеспокоился судьбой родственницы. Вот так, «лучшие специалисты по взлому барьеров», как окрестил их отряд вечно ёрничавший Троекуров, и отправились в район боевых действий.
        Командование как раз собиралось атаковать, принимали всех желающих. Имелась, правда, одна загвоздка - личная карта Ивана Полудуба до сих пор не восстановилась. Да и Ходок не спешил воскрешать позабытого парня. Пускай Мстислав и погиб при невыясненных обстоятельствах, а Старицкий был убит собственноручно, все равно попасть в лапы тайной полиции не хотелось.
        Суть проблемы заключалась в том, что в Велграде не уцелел никто. После падения проклятой завесы город был пуст и мёртв. Подозрительно вовремя прибывший к месту событий Митрополит обьявил случившееся промыслом Богини, утвердил владетелем Мирославу и обьявил град вотчиной Святой Церкви.
        Сейчас выходцы из полиса повсеместно проверялись. Выжившим приходилось доказывать, что убыли из града до присвоения ему статуса осквернённых территорий. А какие доказательства предоставил бы Слай? Да и времени на волокиту не осталось. Нужно было поскорей разобраться, во что же влипла сестренка.
        Выход нашёлся. Ходок вспомнил, о новом даре Лукошко. В процессе неравного боя с заражёнными Сидор получил от покровителя умение под названием единство духа и тела. Оно не позволяло негативным эффектам вредить хозяину, а также отлично справлялось с проклятиями и тёмными ослаблениями.
        Слай приобрел форму старшего жижа, несмотря на то, что тот являлся нечистью. Вот вольнодумец и решил раздвинуть рамки обыденности ещё раз. Для чего, скрепя сердце, отказался от копии огненного духа и пригласил Сидора в аримию.
        Там Ходок открылся другу, подтвердив личность парочкой известных только им двоим воспоминаний. Иначе Лукошко ни за что не позволил бы ставить над собой эксперименты. Сидор отринул хандру и пылал жаждой мести. Смерть Мии звала к отплате.
        - Я верил, что ты не сгинул просто так! - обрадовался бывший очкарик в ответ на откровение и согласился оказать любую помощь. Вендетта могла и подождать. Тем более, что Слай, или же Золотой, пообещал разобраться с виновником произошедшего на Серых Путях лично.
        Целую седмицу, два товарища бились над ограничением божественной техники. Естественно, Сидор не горел желанием умирать, а Ходок убивать друга. Потому первый применял единство духа и тела и подключался к бассейну с эманациями духовной сути, а второй по крупицам собирал очередной облик. Лукошко усох и осунулся, но выдержал. Дар покровителя позволил не окочуриться.
        Ограничение с массой Ходок обошёл оригинально. Оказалось, больше - не меньше. Слай изрядно укрепил скелет и уплотнил мышечную ткань. Конечно, превратиться в сверхтяжелого комара, таким способом не удалось бы, но скопировать на две головы ниже друга получилось.
        После успешной реализации задумки, троица направилась к Цитадели. Где Лукошко завербовался добровольцем, а Слай сдал нормативы спецназа. Личная карта потребовалась только для регистрации. Дальше бдительность военных не шла. Никто не мог и помыслить, что на столь низкую и бесполезную роль запретендует перевертыш.
        Из мыслей о проведённой к сегодняшнему дню подготовке, Ходока вывел воинский горн. Колонна зашевелилась и неспешно потекла к изумрудным бликам и слишком «зелёной» границе. Вражеское заклятие имело определенные эффекты: излишне яркую траву и и в тон ей всполохи в воздухе. Эти странности и обозначали черту недоступных территорий. Первое крупномасштабное межпланетное столкновение началось.
        ИСП*- Имперская Служба Перевозок;
        Глава 12. Западня
        Не всегда напор ведёт к успеху, особенно если противник хорошо подготовился.
        Гварг Жук после «Железного Побоища»*.
        Впервые за очень долгое время Кондрат испытывал перед атакой нешуточное волнение. Одно дело, когда тебе противостоит реальный враг. Совсем другое, если в противники затесалось бездушное заклинание. Как с таким повоюешь?
        Беспокойство взводного ещё больше усилилось, едва первые МП-2 достигли «зелёной полосы». Изумрудные всполохи вокруг платформ уплотнились настолько, что не было видно ни зги. Армада поперла вперёд несмотря на отсутсвие видимости.
        В голову опытного командира закралась мысль о ловушке. Однако минута раздумий быстро прошла. Необходимо было действовать - занятая врагом территория приближалась.
        Прямой дёрнул за рычаг - активатор магического купола и стиснул гашетку пулемета, изготовившись к стрельбе. Он машинально отметил, что старожилы также приготовились к битве. Картечницы оседлали Загорелый и его лепший кореш Федька Макака, прозванный так за длинные конечности и волосатую морду. Другие тоже не дремали. Они включили боевой режим нательной брони и наставили на зелёное ничто огнестрел: безотказные, модифицированые под изменившийся мир мосинки.
        В общем, личный состав не нуждался в приказах. Каждый сам знал свой манёвр, а на новичков не обращали внимания. Было не до слаживания и излишних соплей, тут уцелеть бы.
        - Ходу! - скомандовал Кондрат оператору и повозка ускорилась.
        Мимолётом сосредоточенный на приближавшейся мути Прямой решил, что юнцы тоже не промах. Сутулый, взводный назвал доходягу так, запулил вперёд какое-то маломощное заклятие в виде ока, и спокойно ждал результата, стоя в дальнем отсеке. Он демонстративно плевал на опасность.
        Крепыш, мысленно окрещённый Рыжим, перестал быть таковым. Толстоватые бока втянулись, кожа посерела, на пальцах возникли когти, во рту вылезли клыки, а серая чешуя укрыла тело. Примечательно, что перед столкновением оба дебютанта отказались от стандартной имперской брони.
        БКО-3* хоть и не являлся панацеей от всех бед, но даже Кондрат не мог позволить себе ничего лучше. На жизнях десантников в дивизии не экономили. Обеспечивали их надежным и не дешевым обмундированием. Высшие чины понимали, что от успеха прорыва зависит многое, и не скупились.
        Наконец, повозка окунулась в марево. Кондрат не ощутил ничего, лишь перед глазами заплясали зелёные блики. Видимость продолжала отсутствовать. Отряд летел вперёд вслепую.
        Вдруг купол над платформой пропал, будто и не было его, а накопители костюма стремительно опустели. Беда никогда не приходит одна. Одновременно с вышеупомянутыми напастями транспортное средство врезалось во что-то.
        От удара, а может и от чего иного, муть развеялась и Кондрат в конце концов увидел врага. Им оказались звери. Какие-то поросшие бурым мхом одноглазые недомедведи с ослиными ушами.
        Впрочем, не только они. В тандеме с чупакабрами работали четырехметровые гориллы. Мелкие мохнатики стаскивали с лишённых защиты платформ десантников, которые какого-то ляда потеряли сознание. Приматы же волокли куда-то сами повозки, освобождая место для новых БП-2.
        Вдалеке полыхал синим цветом громадный портал. Прямой видал такие только в столице. Помимо всего прочего, на холме расположилась окутанная разрядами магии Цитадель. Решение как быть, пришло мгновенно.
        - Огонь!!! - проревел сержант и нажал на спусковой крючок. Однако «максимка» лишь беспомощно щёлкнул пружиной. Магическая часть оружия пришла в негодность, а механика не обеспечивала полноценную работу. Тоже самое случилось и с остальным вооружением.
        - В штыки!!! - не растерялся Кондрат, по- молодецки спрыгнул на землю и разбил увесистым молотом черепушку ближайшего уродца.
        - За Родину! За Светлого! Урааа!!! - как один с привычным кличем бросились в бой десантники.
        Казалось тварям несдобровать. Ослоухие циклопы были на удивление слабы, а их большие собратья тупы.
        - Пробиваемся назад! Мы должны доложить о несчастье! - отдал распоряжение Прямой.
        Старший сержант не догадывался, зачем неприятелю машины из охрейна и тушки военных, но и то и другое звери тягали целенаправленно.
        Количество тварей нарастало. Родимую колымагу уже утащили. В голове крутился ещё один вопрос: почему солдаты иных взводов лишились чувств, а их группа продолжала функционировать, как ни в чем не бывало. Даже энергия в накопителях убывать перестала и восполнялась.
        Солдаты вошли в раж и мочили супостатов кто чем. Клинковое оружие считалось второстепенным, потому каждый орудовал своим излюбленным. В ход пошли топоры, кистени, сабли и даже когти, которыми разрывал противников трансформировавшийся новичок.
        Его напарник, похоже, не имел, при себе ничего. Однако тоже не стушевался. Выглядевший задохликом отрок оказался, если не мастером боевых искусств, то около того. После мощных ударов рук и ног твари уже не вставали. Кроме того, от юнца исходило неяркое сияние, которое овеяло весь отряд чуть зримой дымкой.
        Прямой подумал, что это какое-то усиление, но не почувствовал на себе никакого влияния. Потому и посчитал, что оно носит персональный характер, прибавляя сил хозяину и ослабляя врага.
        Хорошо ещё, что обезьяны не замечали беглецов. Приматы занимались исключительно буксировкой транспортных средств. А вот их меньшие товарищи наседали. Походило на то, что неразумные твари просто желали упереть людей к черту на кулички. Но не таков был русский воин, чтобы сдаваться. К тому же солдат постоянно бодрили тучки шакти, вливавшиеся в них после убийств.
        Бой шёл ни шатко ни валко. Шаг за шагом группа выбиралась наружу. Играло на руку и то, что от спасительной кромки платформа отдалилась недалеко, метров на двести. Но из-за наскакивавших повсеместно зверюг и продолжавших переть буром МП-2 преодолеть это расстояние никак не удавалось.
        Кондрат орал глупцам, чтобы поворачивали, но его не слышали. Создалось такое впечатление, что люди не адекватно воспринимали действительность. Плюс ко всему, Прямой отметил новую странность-подле их десятка дымка почему-то пасовала, укрывая остальные подразделения густым киселем, но замыслиться над несостыковкой ему не дали. Твари нахлынули неудержимой волной. Появились первые потери.
        Макаку разорвали на куски. Вот так, по частям, бедолагу и унесли в неизвестность. Такая же судьба постигла еще двух солдат рядом с ним. На сержанта тоже накинулась целая куча зверья.
        Прямой раскрутил молот и откинул половину образин. Однако оставшиеся твари навались. Их когти скребли по доспеху, не понятным образом оставляя царапины. Внезапно давление сошло на нет.
        Кондрат приподнялся с колена и огляделся. Плечи безоружного новичка осветились, на них проступили золотистые татуировки, а большая часть преследователей замерла.
        - Это дар моего покровителя! Ходу! Долго не выдержу! - проорал окрещенный Сутулым спаситель.
        Взводный кивнул и дал приказ отступать. Через плечо он увидел, что часть зверюшек напала на товарок и между ними возникла возня.
        - Поднажмем! - прокричал Прямой, поддерживая идею паренька о том, что нужно драпать побыстрей. Лавируя, словно канонерка по заминированным водам, группа понеслась прочь.
        Переставляя ноги так скоро, как никогда ещё не делал, Кондрат не к месту подумал о том, что кличку субтильного юноши следует пересмотреть.
        Впопыхах никто даже не заметил, что ярко- зелёная трава осталась позади. Когда же все осознали, что выбрались, то от негаданного избавления накатила эйфория. Кондрат часто испытывал нечто подобное после жаркого и безнадежного боя. Радостно скалясь, командир обвёл взглядом выживших и увесисто хлопнул мальца по плечу, выражая одобрение.
        - Молодец! Выручил! Будешь - Золотым! - окрестил заново Прямой подчинённого, припомнив тому сиявшие масти.
        Выжившие по- доброму и с облегчением рассмеялись, а больше всех хохотал напарник получившего почетное прозвище героя. Впрочем, веселье быстро унялось. Десантики вспомнили о погибших и о том, что требовалось каким-то способом прекратить самоубийственную атаку.
        Железное побоище - под таким названием в историю вошла первая, начисто проигранная битва с пришельцами;
        БКО-3*- Боевой костюм Осипова, третья модель;
        Глава 13. Приказ
        Согласно моей теории, Верховная, или же созданная нами информационная матрица, желает вернуть все как было до ее пришествия. Возобновить естественный ход событий, так сказать. Попасть в одну из вариаций будущего нашей планеты, которое могло бы наступить без ее вмешательства. Для этого и нужны другие «боги». Они естественны, их выдумали наши предки, и выступают в качестве подручных средств для Септонии. Она же вмешивается в развитие ситуации по минимуму, действуя через такие вот общепризнанные архетипы. А мы, в свою очередь, уже используемся богами для того, чтобы влиять на реальный мир. Вот и получается очень любопытная цепочка. Для чего такие сложности - не понятно. Но выйти из Отстойника и вновь бороздить космос очень хотелось бы.
        Из тайной докладной записки императору профессора Гриши Мкртчяна.
        Как никогда ранее, Сидору захотелось вспомнить былое и испортить воздух. Вот уже битый час парень сидел в неудобном глубоком кресле, из которого быстро не вскочишь, и отвечал на вопросы следователя.
        - Так говорите, что из портала вас перебросило в мир змей. Там вы встретили ушкуйников. Неких Золотого и Скалозуба. Вместе нашли выход, попали в Велград, но не все, Ксения из хутора Марьяна Роща заблудилась. В граде богиня явила чудо и уничтожила проклятие. А ваша группа просто пряталась, попутно прикончив нескольких монстров. Входе одной из таких схваток погибла ваша невеста, Мия. Я ничего не перепутал? - подытожил показания дознаватель.
        Сидор молча кивнул. А ещё он подумал, что вернулся Слай - вернулись проблемы. Если при вступлении в ряды вооружённых сил доказать, что он убыл из родного города давным давно и обучался в Академии, не составило труда, то вот после произошедшего за покровом инопланетного заклятия, возникли вопросы. А тут ещё тайная полиция припомнила, что Лукошко, Мия, Ксения и Святая первыми прошли в межмировой переход, и пригласила «побеседовать».
        - Затем Золотой куда-то запропал, а Скалозуб, с которым вы сдружились, решил вместе с вами поступить в армию. Для чего покинул ряды ватажников. А заклинание врага не подействовало на вас из-за дара Сварога. Все верно? - продолжил гнуть свою линию полицай.
        Сидор ещё раз утвердительно мотнул головой. Как отвечать его проинструктировал бедовый друг. А отредактированную версию событий в Шианду они обсудили ещё в Велграде. По просьбе Золотого даже княжна согласилась приврать в случае чего. Девушка была благодарна за спасение. А ещё Мирослава полагала, что именно Слай стал причиной исчезновения проклятия. А уж то, что парень не стал корчить из себя героя и отказался от славы, и вовсе добавило ему вистов. Мира могла понять желание не выпячиваться и не отвечать на неудобные вопросы.
        Во всяком случае именно так ситуация виделась Лукошко, который сейчас потел в кабинете дознавателя. Отрок невольно позавидовал товарищу, тот схоронился в личном пространстве, а отдуваться пришлось Сидору. Впрочем, спрятался Слай не зря. Перво - наперво, полицейский сверил личную карту и, как показалось, очень удивился, что привязка совпадает.
        - Помимо всего прочего, покровитель даровал вам технику усиления тела и методику боевых единоборств. А ещё вы умеете копировать заклинания и обладаете защитным умением высшего класса. Не подскажете с чего такая щедрость? - вперил следак узкие глазки в юнца.
        - Не могу знать! - по - военному отрапортовал Сидор.
        Такое поведение тоже присоветовал Слай. Мол расскажи основное, а дальше делай круглые глаза. Одаренных допрашивать с пристрастием было нельзя, мог разгневаться соотвествующий небожитель. Потому применения специальных медикаментов, а, тем паче, пыток Лукошко мог не бояться.
        Работник органов явно не поверил басням и на йоту. Уж слишком подозрительно получалось: бывший задохлик и очкарик за короткий промежуток времени превратился чуть ли не в супергероя, став чудо- воином.
        Однако выразить недоверие легавый не успел. Дверь без стука распахнулась. В кабинет зашли трое. Завидев одного из них, дознаватель подскочил с места, как ужаленный, и вытянулся в струнку. Лукошко же мысленно простился с жизнью. В животе предательски заурчало.
        В допросную пожаловала воистину одиозная личность - Маршал Победы. Именно так прозвали Гварга Жука за то, что не проиграл ни одной схватки. Маленький ростом, не выше Лукошко, командующий армией подавлял харизмой настолько, что стиснуло грудь. Личную силу деспот имел не малую. В Империи ходили легенды о его жесткости и закидонах. Пожалуй, только Виссариона Светлого боялись больше, чем его карающую десницу, однокашника и друга детства.
        - Без чинов! - бросил военачальник и знаком приказал всем выйти.
        Телохранители и хозяин помещения послушно удалились, а Гварг уставился на Сидора, как на букашку. Какое-то время Жук протирал едва живого от страха паренька взглядом, а затем заключил:
        - Ты все брешешь. Такой трус не сумел бы вывести отряд из адовой мясорубки.
        Изрекши совершенно точное умозаключение, маршал неожиданно подскочил к Лукошко и саданул под дых так, что кресло повалилось. Самодур наплевал на гнев небожителя и иные последствия.
        - И боевых рефлексов никаких, - дополнил вывод Жук и рассмеялся, - Но мне начхать на твою ложь. Выполнишь для меня одну работенку. Нет - подохнешь. Уразумел?
        Ребро сломалось или треснуло. Грудина пылала огнём, а на глаза навернулись слёзы. Сидор представлял собой жалкое зрелище и знал об этом. Как ни странно, но именно это знание породило злость. Парень утёр сопли, пошатываясь поднялся на ноги и негромко, но веско, произнёс:
        - А зачем мне выполнять что-то, если я так и так умру?
        Маршал оторопел. Ноздри Жука гневно раздулись, а кулак снова сжался. Сидор приготовился к продолжению экзекуции, но сумасброд передумал. Вместо побоев Гварг снова рассмеялся и ответил:
        - Ну, шанс выжить у тебя будет. Тем более, что ты так хотел сохранить свою тайну. Да, Аватар?
        Лукошко не понял о чем речь, но за первую часть реплики уцепился.
        - Так что нужно сделать? - оробев спросил Сидор. Показная храбрость покинула его, исчерпавшись.
        - Ничего особенного. Вместе со своим десятком пойдёшь за пелену и уничтожишь чертово заклинание. Пока не сделаешь этого, можешь не возвращаться. Выполнишь необходимое - представлю к награде и не стану распространятся о моих подозрениях. А теперь пошёл вон! - тыкнул мозолистым пальцем на дверь главнокомандующий, - Ах да, и оборудование можете взять на складе любое. Я распоряжусь. Выступаете завтра на рассвете. Это приказ.
        Поскуливая, как побитая собака, Сидор ретировался. В голове крутилась только одна мысль, Слай заварил эту кашу - пускай и расхлебывает. Выйдя за порог Лукошко невольно расслабился и выпустил газы. После чего покраснел и под смех следователя и охранников ринулся прочь.
        Глава 14. Сокровище
        Не все то золото, что блестит.
        Мудрость славского народа.
        Слай ожидал увидеть все, что угодно: большущую платформу, вереницу повозок, наспех возведённое вместительное строение. Но он уж никак не чаял, что армейским складом выступит скромных размеров шатёр.
        Сюда его приволок Троекуров. Сын бывшего владельца публичных домов и торгаша не желал упустить возможность потрясти имперскую кубышку. Взводный же, заслышав о такой инициативе парня, с радостью скинул с себя это бремя. Тем более, что Кондрат был на ножах с интендантом. Да и вообще считал, что отряд укомплектован на славу.
        С такими размышлениями, Ходок зашёл в горе-хранилище. Почему-то кладовщик представлялся ему дородным, краснощёким дядькой средних лет. Действительность вновь преподнесла сюрприз.
        Внутри, прямо на устеленном коврами полу, скрестив ноги на турецкий манер, сидел невзрачный старичек. Седой, как лунь, с ничем невыразительным лицом и в военной форме. Веки его были прикрыты. Квартирмейстер выглядел расслабленным и беззаботным. Он чему-то радостно улыбался и казался совершенно отстранённым от внешнего мира.
        - А пожаловали. Смертнички, - еще сильней оскалился хозяин помещения и открыл глаза. Выяснилось, что мир грёз не увлёк его настолько сильно.
        Хотя лучше бы старикан этого не делал. На месте глазниц у столь необычного заведующего ништяками располагались протезы. И все бы ничего, вот только оба были кустарными: один зеленого, второй красного цвета ещё и разных размеров. От такого «благолепия» мужчина выглядел не то, чтобы страшно, но жутковато уж точно. Особенно в сочетании с не прокидавшей губ бессмысленной улыбкой.
        - Ну, чего вытаращились? - продолжая усмехаться проговорил Клинт Улыбака, - Гадаете почему лыбу давлю? Вот пусть вас переварит заживо трёхногая перепончатая гадюка золотого качества, потом пересадят кожу, я и погляжу. Яд у змеи магический, вот меня и перекосило. Если что, я сейчас вовсе не улыбаюсь.
        - Спасибо, но лучше без этого. Не надо нас никому переваривать! - взял в свои руки инициативу Трой, - Лучше покажи, чем богат. Хотя не уверен, что тут есть достойный выбор.
        Вокруг было пусто. Скалозуб решил, что маршал поиздевался над дурачком Сидором и отправил неизвестно куда. Отношение к собеседнику Рыжий тоже поменял. Болезный, вынужденный вечно улыбаться инвалид вызывал жалость, но отнюдь не уважение. В общем, парень опечалился, что нагреть карман не удалось, и сбился на откровенное хамство.
        Такое с ним стало случаться все чаще. После поглощения плоти заражённых на территориях Велграда юноша действительно изменился.
        - А вот тут, вы, молодой человек, ошибаетесь! - все также улыбаясь вежливо сказал Клинт, - Возьмите меня за руку. И вы тоже, молодой человек.
        Предложил старик подчёркнуто доброжелательно и протянул к отрокам клешни. А как ещё назвать железные крючья, которые выглянули из длинных рукавов.
        - Не стоить бояться. Это не заразно. Гадина была на редкость зловредная. Целители бессильны. Даже нормальные маготехнические устройства со мной не совместимы. Пришлось изгаляться самому, - пояснил, настаивая на приглашении, Улыбака.
        Первым, что старичок не так прост, сообразил Слай. У него закралось смутное предположеие о том, куда их зовут. Потому парень не стал мяться и положил ладонь на слегка тепловатый металл, ободряюще кивнув Скалозубу.
        Едва друзья проделали требуемое, как очутились посреди громадной пещеры. Чьё пространство заполоняли стеллажи с самым разнообразным скарбом.
        - Ух ты! Почти как… - начал было Трой, но умолк от выписанного ему подзатыльника.
        Как и предчувствовал Ходок, их занесло в личное пространство старца. Ранее юноша никогда не был в чужой аримии, потому с любопытством озирался по сторонам. А Скалозубу отвесил затрещину, так как тот едва не проболтался.
        - Вижу «фокус» не получился. Кто-то вас уже водил к себе в «гости», - немного разочарованно, но по-прежнему усмехаясь, бросил Клинт. Затем сменил тон на деловой и спросил, - Что нужно-то? У меня много чего есть. Не даром же днями энергию собираю.
        Скалозуб сделал угодливую физиономию и протянул заготовленный список. Хитрец сообразил, что перед ним могущественный маг и желал загладить излишнюю грубость.
        - Ты что, собрался не только выжить, но и лавку после открыть? - внимательно изучил вручённый документ интендант, - Ладно. Затребованное доставят поутру. Слово маршала - закон. Эх, не состоялась потеха. Не подскажете, кто вас в личное пространство зазывал-то?
        - Никто. Мы не из пугливых просто и не такое видали, - ответил на каверзный вопрос Слай и вдруг замер.
        Посреди раза в три больше чем его аримия грота, Ходок увидел небольшой постамент. На нем размещалась лишь одна вещь - блестевшая золотом пластина. Практически на автомате, Слай сотворил око познания и запулил в любопытную вещицу
        [ЭЛИТНЫЙ РАСШИРИТЕЛЬ ВОЗМОЖНОСТЕЙ]
        УРОВЕНЬ:отсутсвует;
        ТИП:Глиф;
        КАЧЕСТВО: золото;
        ХАРАКТЕРИСТИКИ:относится к магическим знакам высшего уровня, совместим с любым иным глифом такого же качества;
        УЯЗВИМЫЕ МЕСТА: может интегрироваться лишь один раз;
        ОСОБЫЙ ДАР:Спасительный выбор - в момент смертельной опасности навсегда предоставляет уже установленному глифу случайную способность, которая поможет выжить;
        - А тебя не учили тому, что применять магию без спроса на чужой территории, как минимум, невежливо. За это и убить могут, - прозвучал крайне раздражённый голос и картинка перед глазами сменилась.
        Троица перенеслась назад.
        - Пошли вон отсюда! - не переставал яриться Улыбака, но от отповеди юнца оторопел.
        - Гварг Жук пообещал, что мы сможем забрать любую вещь со склада. Лично мне нужна та дощечка, - ничуть не испугался гнева далеко на слабого практика Ходок.
        На секунду показалось, что старик взорвется. Но внезапно из калеки словно выдернули стержень. Плечи его опустились, а смеющиеся лицо стало парадоксально печальным.
        - Надо- бери…Хватит мне уже держаться за прошлое….Этот предмет я получил с испоганившего мою жизнь гада. Никто не смог понять для чего он, а ты?
        Старикан был не промах. При помощи поддельной грусти он попытался вызнать у Слая информацию.
        - Тоже ничего не узнал. Я лишь имею привычку собирать талисманы, а пластина показалась подходящим оберегом для предстоящего дельца, - вроде бы и не соврав, пояснил собственный резон Ходок.
        - Забирай… - в крюках Улыбаки появился глиф, - А теперь - уходите. Мне нужно побыть одному.
        С довольной миной Слай запрятал расширитель в поясной кошель и махнул Скалозубу, указав на выход. Через мгновение оба получивших своё товарищей ретировались.
        - Прав был Гварг. Очень странный парень. Зуб даю, что он выведал кое-что об добыче со змия. А ещё странная оговорка его напарника… Если вернутся, нужно будет заняться ими поплотнее. Так и порекомендую маршалу… - пробубнил Клинт, когда остался наедине.
        После чего вынужденно никогда не унывавший старец вновь принял позу для медитации. Переполненное личное хранилище потребляло прорву энергии. Даже пребывая на стадии Единого Тела, Улыбака едва справлялся с порученной работенкой.
        Глава 15. Метеорит
        Иногда снаряд попадает в одну и ту же воронку дважды.
        Умозаключение бывалого воина;
        Сказать по правде, Слай предпочёл бы пойти на задание один, а не тащить за собой целый взвод. Также ему было наплевать на приказ маршала. Просто цели пока совпадали. Юноша желал вызволить сестру, потому и дал согласие. Он считал, что помощь военных ещё может пригодиться, вот и сделал вид, что подчинился.
        На самом же деле, у него имелся собственный план, для его реализации он поместил Сидора в аримию. Друг был проинструктирован обо всем и ждал своего часа.
        Выступили засветло. Перед самой границей «зеленой зоны» Ходок вновь набросил на отряд защиту Септонии. Оказалось изученное умение в состоянии противостоять не только проклятию, но и магии вторженцев. Именно это и спасло десантников во время проваленной атаки.
        Врагов Слай также определил. Ведь неразумные элумпы, вырожденцы расы лумпар, выручили парня при посещении мира Хашины.
        Захваченная противником территория встретила лазутчиков безразлично: не суетились гориллы, не бегали туда-сюда «одноглазые циклопы».
        - Никого. А тогда на нас сразу напали, - высказался вслух Кондрат.
        Всего за кордон зашли семь человек. Перед ответственной миссией разбавлять взвод новичками почти на треть не посчитали целесообразным. Трём погибшим замену не предоставили.
        - Мое умение не только защищает. Оно ещё и мешает обнаружению, - счёл нужным пояснить Слай.
        - Що будемо робити, Золотый*? - от волнения Егор, или же Грыгир, Загорелый сбился на родное наречие.
        Остальные десантники также уставились на недавнего новичка. По общему мнению в этой экспедиции именно он должен был играть первую скрипку. Даже сержант не возражал. Прямого никогда не интересовала мышиная возня борьбы за власть.
        - Обследуем периметр. Двигайтесь за мной и не шумите. А ещё сливайте излишки шакти в накопители и передавайте их мне. Держите постоянно две трети от максимального запаса, - распорядился Слай и активировал магический компас.
        Юноша не побоялся раскрыть очередной секрет. Члены группы внушали доверие. Они пока не стали друзьями, но боевыми товарищами уже являлись точно.
        После использования кладенца жизни и смерти, мир привычно окрасился в разные цвета. Ни живых, ни мертвых, ни нечисти вокруг не наблюдалось. Зато поодаль подсветилась любопытная картина.
        Перед недавним нападением Слай исследовал пелену оком познания. Он без труда узнал название применённого захватчиками заклятия. Оно именовалось вуаль десяти матерей.
        Больше никаких данных парень тогда не получил. Потому сейчас решил познакомиться с чужым творением поближе. Для чего двинулся вдоль изумрудной нити, обнаруженной под землей. Линия вела к одному из больших зелёных пятен неподалеку. Примечательно, что крупные отметины располагались по определённой схеме. Примерно каждые двести метров имелась одна такая.
        - Это что за хреновина? - изумлённо выдохнул Скалозуб, не сдержав эмоций.
        Группа вышла к громадному трёхметровому кристаллу. Когда - то нарост был явно поменьше. О чем говорила отвалившаяся металлическая тренога с разорванным кольцом по середине. Подпорка сиротливо лежала возле минерала, как треснувшая скорлупа.
        - Отойдите метров на десять. Нужно проверить кое-что, - распорядился Слай и направился к находке. Именно данный кристалл и являлся тем самым «пятном», множество которых показал магический компас.
        Конечно же, члены отряда не заметили, что расход энергии на поддержание защиты возле минерала скакнул в разы. По этой причине Ходок и услал десантников подальше, но так, чтобы они находились в зоне досягаемости навыка.
        Сам отрок приблизился к творению вражин на расстояние вытянутой руки и задействовал магию Мастера Жизни. Разлапистое деревце привычно раскрылось над ним, а ладони и предплечья увил плющ. Возникшее вокруг парня зелёное сияние перебило такое же свечение кристалла. Только после этого юноша применил око познания.
        Меры предосторожности были приняты не зря. Едва волшебный глаз прикоснулся к кристаллу, как тот воссиял, а по нитям под ним пошла волна энергии. Вот только она быстро сошла на нет, впитавшись зародышем будущего тотема. Странно, но поглотив выброшенное минералом шакти, дерево подросло. Полученная же посредством техники информация частично прояснила ситуацию:
        [ИСКУССТВЕННЫЙ КРИСТАЛЛ РАСПОЗНАВАНИЯ ЖИЗНИ]
        УРОВЕНЬ:отсутсвует;
        ТИП:Сторож;
        КАЧЕСТВО:серебро;
        ХАРАКТЕРИСТИКИ:относится к магическим образованиям среднего уровня, используется в сложных защитных формациях, выполняет роль конденсатора энергии, сканирует окружающее пространство по принципу свой/чужой согласно заданным параметрам;
        УЯЗВИМЫЕ МЕСТА:может быть установлен и выращен лишь однажды, перемещение и изъятие не возможны;
        ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ СПОСОБНОСТЬ: СЕТЕВОЕ ПОДКЛЮЧЕНИЕ - интегрируется с себе подобными минералами, порождая систему, мощь которой нарастает со временем, равно, как увеличиваются в размерах и сами кристаллы;
        Проанализировав добытые данные, Слай пришёл к выводу, что ломать легче, чем строить. Он не собирался изобретать велосипед, потому вернулся к отряду и сказал:
        - Скалозуб, дай-ка мне несколько прихваченных тобой мин.
        Трой с гордым видом сбросил армейский ранец и достал оттуда футляр с затребованными ТМФ-1*. Кичился же Рыжий по той причине, что лично настоял на том, чтобы десантники затарились по максимуму, и взрывчаткой в том числе.
        Троекуров много чего заказал у интенданта, поместив снаряжение в специальные уменьшавшие объём и массу контейнеры. Логика юноши была незатейлива: если нужно разрушить что-либо - попытайся взорвать.
        Солдаты ещё посмеялись над парнем. Они полагали, что устраивать канонаду не придётся, ведь это привлечёт внимание тварей и послужит началом конца. Однако поди ж ты, мины пригодились.
        - Чтобы вы понимали… - важно вещал Скалозуб, когда Слай вновь удалился, - Тут такой кристалл не один. Враг понатыкал их по периметру. Так и создал, наверное, зловредную волшбу. Мы подорвём их все - и домой. Для нас с Золотым это раз плюнуть. Он вообще сын Бога и двух небожителей уконтрапупил.
        Выдав длинную речь, Трой замолчал. Он сообразил, что сболтнул лишнего.
        - Ох и складно же брешет! - улыбнулся и похлопал себя по бокам Загорелый, пытались сдержать смех и остальные. Троекуров облегченно выдохнул: никто не принял его слов за чистую монету.
        Парень не был провидцем или гением. Как караульный склепа он тоже видел энергетические линии и сосредоточения, но никому не говорил. Оставшееся же Рыжий домыслил. В чем-чем, а уж в соображалке ему не откажешь.
        Десантники же веселились не только от бахвальства наглеца. Задание из категории «подойди туда - не знаю куда, достань то - не знаю что» превратилось в рутину.
        Каждый из воинов знал характеристики ТМФ-1. Не даром эти маготехнические фугасы имели приставку «тактические». Мины обладали возможностью одновременного подрыва. Осуществлялось это не сложно. Необходимо было только установить их на расстоянии не дальше десяти метров одна от другой. А ещё можно было заменять в цепи полноценную мину специальной, проводящей сигнал, проволокой, которую Скалозуб тоже прихватил.
        В общем, взвод с воодушевлением наблюдал, как Золотой расставил с десяток машинок смерти возле кристалла, разместив парочку чуть поодаль. После чего затребовал у самопровозглашенного кладовщика проволоку.
        Вот так, диверсанты и двигались дальше, проводя минирование местности, на что ушло достаточно много времени, часов восемь не меньше.
        - Ну что, рванем тут все и на выход? - уточнил Кондрат, когда минное поле замкнулось.
        Ответить Слай не успел. Высоко в небе, над Цитаделью, загрохотало. Там сформировалась исполинская магическая печать. В неё с земли влетали громадные металлические болванки, и было их очень много.
        - Так вот зачем пришельцам был охрейн! - вмиг догадался и вновь не сдержал язык за зубами Скалозуб, - А тела десантников для чего?
        Однако реплика болтуна пропала втуне. Все завороженно следили за происходящим. Центробежное притяжение формации росло. За секунды железа в небе скопились тонны. Оно плавилось и спрессовывалось до тех пор, пока настоящий метеорит не достиг исполинских размеров и не рухнул на крепость, расколошматив ее к чертям собачьим.
        - Сестра! - взволновано вскрикнул Ходок и нечаянно нажал на кнопку подрыва. За первым глобальным шандарахом последовала череда детонаций поскромней. Множество магических смерчей закружились в воздухе, но быстро пропали. После чего изумрудное свечение тоже приказало долго жить, всполохи исчезли. Лишь пока ещё слишком зелёная трава напоминала о когда-то действующем заклинании.
        Ранее мешавшие видимости блики больше не загораживали обзор. Можно было увидеть, что войска собрались у границы и приготовились к атаке. Взводы, роты и батальоны уже выдвигались.
        - А маршал-то верил в нас! - удивился Кондрат.
        Впрочем, Слаю было уже все равно. Он со всех ног бежал по направлению к разрушенной твердыне. Вряд ли, конечно, Аньке удалось уцелеть при столь масштабном катаклизме, но Ходок твёрдо намеревался найти в развалинах хотя бы ее тело.
        - Що будемо робити, Золотый*? - Что будем делать, Золотой?
        ТМФ-1*- Тактичекая мина Федорова, модель 1;
        Глава 16. Побоище
        Схватка стенка на стенку хороша только на кулаках.
        Умозаключение участника пьяной драки, получившего нож под ребро.
        Когда-то величественное, полное жизни строение лежало в руинах. Множество трупов валялось повсюду. Раздавленные, обожженные и сильно искалеченные ранее красивые девочки, девушки и женщины заплатили дорогую цену за ошибку военных.
        Фактически орден валькирий перестал существовать. Прилетевший с неба метеорит поставил точку в многовековой истории Цитадели. Выживших почти не осталось. Лишь настоятельница, пятеро из десяти старших сестёр, да ещё неколько чудом уцелевших рядовых, держали оборону. Воительницы были окружены. Надежды на спасение не имелось. Однако суровые амазонки и не думали сдаваться.
        Победа над ними давалась врагу дорогой ценой. Неразумные твари гибли сотнями под ударами клинков и магии. Сунувшиеся было в атаку гвардейцы умерли также быстро, как таит первый снег.
        Стало ясно, что так просто людей, которым нечего терять, не одолеть. И тогда вражеское воинство расступилось. Вперёд вышли девять прекрасных длисс. Каждая из них была особенной, но одна все же выделялась. Ее изумрудные волосы почти достигали пола, а прозрачная одежда из кожи неземного животного выставляла напоказ совершенное тело.
        Будь среди собравшихся мужчины, те бы восхитились столь наглой демонстрации женственности. Однако представителей сильного пола поблизости не наблюдалось. Гвардейцы отступили назад, предоставляя дочерям Повелительницы Мира шанс разобраться с проблемой. Да и пялиться на своего командира воины не смели.
        На какое-то время жаркая схватка стихла. Воспользовавшись передышкой, Файлиань выдвинулась вперёд, легко отбила пару брошенных в неё заклинаний и произнесла:
        - Вы проиграли, но сражались достойно. Не ваша вина, что пытавшиеся прийти вам на помощь глупы. Скажите, кто и откуда та девочка, и будете жить. Также мне нужны предметы из ее гардероба.
        На самом деле длисса пошла на переговоры неспроста. Защитницы не видели, но Молния то знала, что защитное заклинание пало и вэйхам придётся убраться прочь, под давлением превосходящих сил. Вот она и пыталась хоть как-то выполнить поручение матери.
        - Думаешь выиграла? Зря. Никогда не говори гоп, пока не перепрыгнула, - ответила Инга Пустота, засмеялась и демонстративно одела маску рыси, - Эти имперские суки ответят за все. Не так я планировала, но что уж тут поделаешь.
        Последнюю фразу настоятельницы не понял никто, кроме безрукой и хромой Эдны Карги. Старуха дико расхохоталась и преобразилась. Вместо культёй отросли костяные сабли, а ноги треснули пополам, поддерживая теперь паучье туловище. Ничего человечного в недавней калеке не осталось. Сёстры осознали, что долгие годы среди них жила подделка, непонятно кто, шпион настоятельницы.
        - Кровавая жатва! - прокричала Пустота и запрыгнула на чудовище.
        Файлиань хотела атаковать, но замерла от удивления. Необычная наездница взмахнула скимитаром, «скакун» поддержал хозяйку росчерком костяных кос, и не ожидавшие нападения со спины старшие сёстры повалились наземь. Из обрубков их шей били кровавые фонтаны, сливаясь в воздухе в громадное облако.
        - Воплощение зла! - проорала очередной ключ - активатор Инга, и багровая туча в вышине приобрела очертания. Исполинское око открылось в небе. От его загробного взгляда отступила даже Молния. Вэйха хотела жизнь. Она почувствовала смертельную опасность от последней, как подумалось, волшбы пошедшей ва-банк предводительницы неприятеля.
        Но не только оторопь явилась результатом появления гигантского глаза, увитого змееподобными отростками. Мертвецы вокруг пробудились и возжелали отобедать собравшимися. Дико взвыли элумпы, замолотили лапами гориллы, палили из лучеметов гвардейцы, применяли магию длиссы. И лишь одна из дочерей приняла верное решение - ретировалась.
        Оправдывая прозвище, Файлиань превратилась в разряд электричества и переместилась подальше. И вовремя, на месте разрушенной статуи Макошь внезапно ожил новый идол. Козлоногое, безобразное существо. Вокруг его глазниц вились змеи, а ресницы походили на шипы из обсидиана.
        Инга, она же Рыся, алатарь Темного Ковена, подскочила к чудовищу и подняла ему веки. Из буркал вместилища божества немедленно ударила волна тлена, разрывая ткань реальности и обращая в прах живых и мертвых.
        После мощного выброса уцелели только сама настоятельница, исчезнувшая за мгновение до того во вспышке молнии Файлиань, а ещё заклинание почему-то не тронуло рядовую валькирию. Среднего возраста женщина просто потеряла сознание. Восемь же дочерей Повелительницы Мира погибли, не моргнув и глазом.
        - Куда же ты? Предлагала сдаться, а сама сбежала, бросила своих товарок, - негромко рассмеялась Пустота.
        Настоятельница окончательно отринула Макошь и приняла покровительство Вия. Бог смерти воспользовался сильнейшей техникой валькирии, взглядом всеобщего ничто, и мигом очистил поле боя. На пару сот метров было пусто.
        Рыся хлопнула в ладоши, и костяная тварь под ней пропала. Вроде бы ничего не изменилось, но если бы кто-то смог заглянуть под маску, то увидел бы, что женщина помолодела и похорошела. Это был эффект секретной техники, о которой никто не знал. Называлось умение одна душа два тела.
        - А теперь, проклятые тупоголовые мужланы, я займусь вами! - зло бросила Инга, но перед тем, как реализовать угрозу, подошла к все ещё находившейся без чувств воительнице и спрятала ту в личное пространство, - Позже ты мне все расскажешь о твоей подопечной, Хела. Плюс девчонка к тебе привязана. Будет искать. Я должна знать, почему уничтожили мой орден.
        Заемная недобрая сила туманила мозг, норовила утянуть за грань, вот Пустота и заговорила вслух, используя речь, как якорь к реальному миру.
        Полыхавшая злобой женщина напряглась. Багровое око взлетело ввысь, передавая картинку битвы. Врагов было много. Начиная от сгрудившихся возле портала пришельцев и их тварей, заканчивая тысячами имперских солдат, которые неудержимым потоком перли вперёд, размазывая неразумных животных.
        Особо среди рядов имперского войска выделялся несущийся впереди всех парень. Он был низок ростом и неказист с виду. Однако юношу окутывал золотой свет, а звери по ходу его движения мгновенно сбивались с панталыку. Твари бросались друг на друга и гибли, освобождая путь спешившему к крепости отроку. Случайно или нет, но паренёк также избегал скоплений тварей и воинов иномирян, выбирая наиболее безопасный и оптимальный маршрут.
        - Любопытно, кто же это такой? - подумала Пустота, выбирая цель для атаки.
        Ход ее мыслей прервал раздавшийся за спиной хлопок. По центру разрушенной площади открылся портал.
        - Я вижу ты времени зря не теряла - все расколошматила! - раздался грубый, но дружелюбный, голос дородного, бровастого мужчины. За ним из перехода повалили стройные шеренги ушкуйников и послушники в темных балахонах.
        - Беар? Но как? Почему ты не таишься перед своими людьми? - изумлённо воскликнула Инга, - Ватага что, тоже уничтожена?
        - Вынужденное затворничество не пошло тебе на пользу - ты многое пропустила. Объясню все потом. Пока же нужно преподать урок кое-кому, под громким прозвищем Маршал Победы. После сегодняшнего дня беднягу назовут Маршал Неудача. И это в лучшем случае, в худшем его переименуют в Глупого Мертвеца.
        Глава 17. Плен
        Самое лучшее в неволе - это надежда убежать.
        Мудрость бывалого каторжанина.
        От рева и рычания тварей болела голова, а от разливавшегося вокруг посмертного шакти пощипывало кожу, но Слай не обращал внимания на эти мелочи. Упорно, задействовав глиф повелителя стаи и магический компас, он нёсся к цели.
        Его переживания за судьбу сёстры имели искренний и не поддельный характер. Это были личные эмоции Ходока, а не Ивана Полудуба. Перед глазами всплыла картина эшафота и Анька, заслонившая брата своим детским телом.
        Наверное, впервые за все время Слай по-настоящему рассердился. Однако даже в гневе, он не утратил способности мыслить здраво. Парень постоянно использовал кладенец жизни и смерти, чтобы определять районы, где зверей и пришельцев было поменьше. Таким вот образом, юноша и строил маршрут к крепости.
        Отдалившись от взвода, Слай решил пересмотреть планы. Неожиданное разрушение оплота валькирий спутало карты. Выбрав подходящее место, он остановился, включил глиф на полную мощь и осмотрелся.
        Руины бастиона виднелись на расстоянии около трёх километров. По полю брани не поскачешь козликом, чтобы преодолеть вдвое меньшее расстояние потребовалось долгих двадцать минут.
        Твердыня получила жестокий удар. Даже на таком отдалении попадались обломки. Слай как раз находился возле двух здоровенных глыб: когда-то громадных зубцов крепостной стены, а теперь просто никому не нужных каменюк, с острыми, наложенными друг на друга, краями.
        Под воздействием метки предводителя стаи, вокруг образовалось свободное пространство. Бой гудел чуть в стороне, а, значит, можно было приступать к задуманному. Сидору пришла пора занять собственное место, а на авансцену выйти Золотому. Хотя десантники и прозвали Лукошко также.
        К счастью, долбанная Септония не посчитала, что Ходок находится в бою и доступ в личную зону имелся.
        - Все изменилось. Спрячешься между булыжников, под защитой дара Сварога - тебя никто и не заметит. Подождёшь армию. Взводу объяснишь, что переживал за судьбу сёстры, потому и ринулся ее спасать, переоценив силы и едва не погибнув, - проинструктировал Слай извлечённого из аримии товарища.
        Очутившись фактически посреди битвы раньше, Лукошко бы несомненно испортил воздух. Теперь же лишь внимательно слушал друга, не придавая особого значения творившейся поодаль какофонии.
        - А что делать дальше, когда выберусь? - уточнил Сидор, выслушав наставления.
        - Действуй, как обсуждали. Скалозуб в курсе, - бросил напоследок Слай и поспешил прочь. Он чувствовал, что скоро что-то произойдёт.
        Лукошко обеспокоено посмотрел вслед поставщику неприятностей, но сунуться за ним не рискнул. Вместо этого он удобно устроился между двумя обломками, окружил себя защитным полем и затаился.
        Как и говорил Слай, никому до схрона не было дела. Сидор смотрел, как медленно, перемалывая тварей, приближается армия. Он даже узрел на горизонте «родной» взвод. Солдат вёл Скалозуб, потому определить это не составило труда.
        Лукошко забубнил, проговаривая имена и припоминая клички десантников, чтобы не попасть впросак, перепутав кого-то. До воссоединения с имперцами оставалось пару минут, как вдруг сердце кольнуло. Парень обернулся и увидел, как над развалинами Цитадели формируется гигантская призрачная фигура.
        При взгляде на неё, вместо того чтобы испугаться, Сидор разозлился. Ведь он воочию лицезрел того, кто погубил Мию. Козлоногая тварь вновь явила себя миру. Чудовищный силуэт раззявил пасть, и из неё повалил густой серый кисель.
        Видимость сильно ухудшилась. Однако Лукошко даже обрадовался: звери перепугались и разбегались в панике.
        Сидор же отринул совет друга. Он вылез из нычки и бросился навстречу опасности. Парень желал добраться до источника новых проблем любой ценой. О том, что будет дальше, всегда логичный сын архивариуса не думал.

* * *
        Слай вернул прежний облик и продолжил путь. Над руинами крепости творилась настоящая чертовщина. Сначала над ними воспарило громадное багровое око. Оно словно выбирало жертву. А когда парень был уже близко к развалинам, над ними появилась фигура старого знакомца по Серым Путям, козломордого. Но на этом неожиданности не закончились: активизировалась позабытая Хаши-2.
        Информационный модуль, установленный сумасшедшийм ученым Зерайлем. Данная то ли программа, то ли устройство позже интегрировалась с иином Илаем Темплусом, после чего не выходила не связь. И вот надо же снова заговорила.
        - ОБНАРУЖЕН ПОИСКОВЫЙ ИНФОРМАЦИОННЫЙ ПОТОК. СТАТУС ВРАЖДЕБНЫЙ. СИГНАЛ ПРИБЛИЖАЕТСЯ, - выдала древняя штуковина непонятное предупреждение и заткнулась.
        Помалкивали и остальные вселенцы. Зато раздался приятный слуху голос - из сотворенной неприятелем мглы вышла ладная женская фигурка.
        Какая удача! Я рассчитывала найти тебя посредством сбежавшей девчонки, а ты вдруг объявился! - поведала ценные сведения практически обнаженная красотка. Она была очень похожа на длинноухую, встреченную однажды в деревне лумпар. И тоже напала.
        Сильнейший разряд электричества ударил в парня, пробирая до костей. Мощи девка была не малой. Однако и Ходок был не лыком шит. Вторую молнию он принял на меч Арея. Магический клинок сработал, как громоотвод, острие его заискрилось.
        Несмотря на боль в теле от прошедшего тока, Слай сообразил, что сестра жива. Из фразы незнакомки он сложил два плюс два и понял, что Анька не только уцелела, но ещё и сбежала. Осталось только выяснить при каких обстоятельствах и куда.
        Для чего нужно было пленить насевшую красотку. Вот только провернуть данный подвиг являлось проблематичным. Она скакала вокруг с неимоверной скоростью, поливая Ходока разнообразной магией. Поимущественно различными вариациями молний и их производными.
        Часть ударов юноша пропускал. Хорошо, что у него имелась золотая броня стража, да залечивавшая повреждения божива. Иначе он давно бы уже повадился кулём. А так пока держался, хоть из ушей, что называется, валил пар.
        Жаркая схватка затянулась. Промедление стало ошибкой сражавшихся. За их спинами раздался рёв медведя, и оба замерли, оглушённые.
        - Смотри Рыся, это же та, кто разрушил твоё детище? И с нею какой-то непонятный парень, - пробасил громадный, волосатый мужчина, отзывая тотем.
        - Да это она! А юноша сменил личину. Я видела, он был ниже ростом, но артефакты его выдали. Нужно допросить их. А эту сучку после повесить! - предложила собеседнику женщина в маске рыси.
        - Так и сделаем, но позже! Сейчас момент не подходящий. Казематы - то у тебя уцелели? Сдаётся мне, так быстро они ничего не расскажут. А на пытки времени нет, - вынес вердикт властный здоровяк и распорядился, - Вяжите их.
        С десяток подчиненных, в них Слай с удивлением узнал ушкуйников, бросились выполнять распоряжение. Были среди исполнителей приказа еще и знакомые черные балахоны Темного Ковена.
        Пока юноша силился пошевелиться и понять, что происходит, их с взбалмошной красавицей спеленали, как младенцев. Последнюю ещё и облапали самым наглым образом, наплевав на гневные зырканья. Ватажники народ лихой, что им злость какой-то бабенки. Они бы и разложили ее тут же, если б не начальство.
        - Не сбегут? - поинтересовалась незнакомка.
        - Не смогут, - уверенно ответствовал бородач, а дальше навалилась тьма, погасив сознание.
        В себя Слай пришёл неизвестно через сколько и непонятно где. Тело ощущалось чужим, вялым и слушалось плохо. Оно затекло и закостенело. Доступа к источникам не было. Походило на то, что юноша превратился в обычного, да ещё и крепко связанного, человека.
        Не желая сдаваться, Ходок прислушался к себе и мысленно улыбнулся. Он понял, что выберется, несмотря на кажущееся бессилие.
        Глава 18. Старые дрязги
        Ничто так не бодрит, как вид крови твоего истинного врага.
        Байда Праведник;
        Сначала все шло хорошо. Предполагаемый Аватар выполнил задачу и снял вражеское заклинание. Заранее приведённые в боевую готовность войска немедленно ринулись в атаку. Как и рассчитывал Жук, без высасывавшей энергию ворожбы, солдаты без труда справлялись с тварями. Батальоны быстро продвигались к порталу.
        Перво-наперво, следовало закрыть переход. О том, чтобы лезть на чужую территорию, с наличными силами речи не шло. Неудачная атака лишила армию наиболее мобильной и ударной части. Можно сказать, что во время провального нападения, погибли элитные войска, также было утрачено самое лучшее снаряжение.
        Однако и тех, кто остался, с лихвой хватало для закрытия пробоя. По крайне мере, так думал Гварг, пока над руинами не понятно как разрушенной Цитадели не стали происходить странные вещи. Над развалинами воспарило багровое око. Оно словно сканировало обстановку. Наверное, как результат этих изысканий, возник силуэт громадного, уродливого призрака. Потустороннее существо распахнуло пасть и оттуда повалили клубы сизого дыма. Видимость в том районе сразу ухудшилась, а Маршал Победы обеспокоился.
        Полководец не проиграл ни одной битвы не просто так. Недавний провальный наскок он не посчитал за поражение, ведь противостояние ещё не закончилось. Опытный военачальник всегда имел четкий план перед боем. Разыгрывая задуманное, как по нотам, стратег и достигал успеха. Частичное же фиаско он потерпел из-за спешки и требований Императора поскорей покончить с вторжением.
        Сейчас же в выверенный сценарий вмешалась неизвестная сторона, потому маршал решил вступить в битву самолично. Он прикрыл глаза и сосредоточился, по телу побежали всполохи света. Вскоре оно изменилось. Собравшиеся члены штаба прикрыли веки от яркой вспышки, а на месте низкорослого военачальника возник гигантский жук.
        Узрев такую метаморфозу, штабисты спешно ретировались, кто куда. Каждый из них знал, что после преобразования маршал плохо контролирует себя. А опасаться десятиметрового, матёрого скарабея стоило.
        Жук впечатлял внешним видом. Чёрный, блестящий, длинной метров десять, не меньше, и высотой парочку саженей. Низ тела и верхнюю часть его ног покрывали густые, обсидиановые волоски, а на голенях виднелась сверкавшая золотом бахрома, которая отлично гармонировала с такими же зернышками и бугорками на переднеспинке. На верху заднего отдела туловища имелись схожего цвета щетина и конические наросты. Лобный киль нагло торчал вперёд, неся по бокам два прикрытых броневыми складками глаза. В общем, боевая форма Гварга поражала воображение, у не подготовленного зрителя могли и поджилки затрястись.
        Насекомое не медлило, а приступило к действиям. Оно встало на дыбы и грянуло ножищами оземь. От чего по почве пошла дрожь. Целые пласты вздымались, подобно волнам, притягиваясь к жуку-исполину.
        Скарабей стягивал материал, катал приличного размера шарики и пускал в направлении неприятеля. Трёхметровые блямбы были разрушительны и сами по себе, а тут их ещё переполняло солнечное шакти. Гварг входил в когорту светлых правителей Империи и имел соответсвующее первоначало.
        После трансформы по войскам прошёл сигнал. Знакомые с причудами маршала, солдаты мигом перестроились и создали свободный коридор для «тяжёлой артиллерии». Сверкавшие, как светлячки в ночи, шары катились по рядам монстров не замечая препятствий. Одноглазые мутанты, и даже не малых размеров гориллы, раздавливались ими без проблем. Как паровоз по рельсам, так и скарабей - убийца продвигался по заданной траектории, выходя прямо к порталу. За ним, по бокам, следовали отряды воинов, добивая уцелевших тварей.
        С другой стороны, к переходу возле которого собрались «кукловоды животного мира», медленно тёк сизый туман. В области телепорта ничего не было видно, но воодушевлённые солдаты не сомневались, что главнокомандующий принесёт им победу.

* * *
        А вот и наш старый приятель. Помнишь этого ублюдка на приеме у Императора? - проговорил гетман, завидев мясорубку вдалеке.
        - Да, давно это было. Мы тогда только закончили Университет, а ты сдал экзамены в Чертоге. Ещё соревнования проводились… - ответила Инга и деликатно замолчала.
        - Ахахахах! - делано рассмеялся Ульян, - Думаешь все ещё переживаю за то поражение? Ладно, признаюсь, ты права, уела. Но сегодня я возьму у Гварга реванш, вот увидишь!
        Очи Беара налились злобой. Он едва не зарычал. Всё-таки тотем зверя давал о себе знать. От былого спокойствия Коноваленко не осталось и следа. Здоровяк попер на давнего недруга буром. В гневе всегда наблюдательный гетман и не заметил, что настоятельница идет за ним с безразличием и лёгким презрением во взгляде.
        Навеянные разговором воспоминания всколыхнули в душе Инги давнюю боль. У неё тоже имелся враг, ради мести которому женщина пошла на многое. Память живо подкинула картину, как она, совсем еще невинная девчонка, тольк о- только выпустилась из высшего учебного заведения и блистала на балу. Возможно, и даже наверняка, Инга не была самой красивой, но у неё имелся огонёк, а ещё наличествовал немалый талант. Кавалеры так и вились вокруг лучшей выпустницы курса. Но всех их распугал один ухажёр, тогда ещё наследный принц, Виссарион Светлый.
        Пустота помнила, как он говорил ей комплименты, а ещё подливал, подливал, подливал. Инга пила без опаски. Для практиков высшей сферы, а столь высокого уровня общепризнанная гений достигла в таком юном возрасте, алкоголь - не опасен. Вот только неопытная дурочка и не догадывалась, что в коктейли ей подмешивали пыльцу белоснежной феи. Тяжелый незаметный наркотик и сильнодействующий афродизиак.
        Кончилось все тем, чем и должно было. Поутру выскочка без роду и племени проснулась под покровом громадного балдахина. Рядом дрыхли проклятые самцы. Будущий император и его дружки.
        Все тело болело. О девственности можно было позабыть. Причём судя по жжению ануса и распухшим губам, не только в стандартном для таких утех отверстии. От отчаяния у бедняжки произошёл неконтролируемый выброс силы. Ее ядро раскололось на части. В душе образовалась пустота: такая же, как и у вопившей не своим голосом на кровати Инги.
        От магического взрыва погибли четверо насильников. Уцелел лишь Виссарион, его спас выданный папенькой амулет. Сейчас Ингу казнили бы. Но старый император страдал старческим великодушием. Он посчитал, что девица не опасна, ведь сосредоточение ее магии разрушено.
        Горемычную сослали. Неудачница начала свой путь заново с самых низов. Ушёл целый век на то, чтобы подняться с колен, достигнуть положения настоятельницы могущественного женского ордена и иметь право хотя бы лелеять мечты о мести. Ради нее она даже вступила в Темный Ковен, где стала одной из девяти алатарей.
        - Ну, сейчас ты у меня попляшешь! - раздался над ухом бас дурноватого Ульяна.
        Пустота ненавидела мужчин. Она с удовольствием приготовилась поглазеть на схватку двух очередных павлинов, надеясь что кто-то из них обязательно подохнет. Женщина умело скрывала чувства, тот же Коноваленко самонадеянно полагал, что нравится ей. Всегда держался слегка покровительственно, по-панибратски и заигрывал.
        Насладиться зрелищем смертоубийства помешал укол под сердце - вторая ипостась вернулась. Техника одна душа два тела была достаточно болезненна, но позволила собрать ядро заново и верно служила долгие годы.
        - Так и знала, что болван даже элементарного не в состоянии сделать! - процедила вслед бросившемуся на врага гетману рассерженная Инга и преобразилась. Ещё бы, ведь двое ценных пленников сбежали.
        Глава 19. Бегство
        ??????
        Делай добро и кидай его в воду.
        Мудрость славского народа;
        Уверенность в успешном побеге зародилась у Слая не на пустом месте. Враг неизвестным образом опустошил и запечатал источники, но не учёл нескольких факторов. Во- первых, Ходок пробудил семь активных точек в теле. Каждая из них обладала собственной энергией. Во-вторых, организм юноши заключал в себе множество магистралей, которые содержали печати порядка. В этих резервуарах хранилось шакти жизни. Поэтому, несмотря на порожнее духовное море и заблокированные центры силы, парень не лишился волшебства до конца.
        Кроме того, веревками связали крупного и рослого не по годам Золотого. Для низкого и тщедушного Сидора такие путы не являлись препятствием. Ходок уже приготовился задействовать божественную технику, когда в окончательно прояснившийся мозг ворвались голоса. Парень решил послушать, о чем говорят, и повременить с побегом.
        - Может не надо, Зарг? Далась тебе эта девка. А ну как очуняет*? - взволнованно проговорил не видимый, но молодой паренёк.
        Слай лежал навзничь, потому рассмотреть происходившее не мог.
        - Да брось, ты. Неужели не хочешь попробовать иномиряночку? Смотри какая краля, и вырядилась, как на случку, - уверенно ответствовал тюремщик постарше.
        - Так она же связана, как мы ее оприходуем? А развяжем, вдруг магию возвернет. Так-то нити сумеречного шелкопряда блокируют доступ к источникам и тянут шакти, - упорствовал младший.
        - Сразу видно - неопытный ты, Мирш. Рот у неё для чего? Сейчас расширитель вставим и вперёд. Полезное устройство не только для пыток сгодится. Ха-ха, - хохотнул изобретательный подлец.
        Послышалась возня. Рядом перевернули что-то. Наверное, насильники готовились приступить к делу.
        - Оставьте девицу или же примерите пеньковые галстуки… - прошелестел негромкий глас нежданной защитницы.
        - Слышь, Карга! Пасть закрой. Нам тебя навязали в напарницы, так не базлай много. Цитадель твоя разрушена. Выжила лишь настоятельница, да такое одоробло, как ты, - рассердился Зарг, - Думаешь атаман позволит вздёрнуть двух удальцов за такую мелочь? Скорее уж тебе, до пары к рукам и ноги отрубит.
        В довершение к гневной отповеди раздался глухой удар.
        - Что ты наделал?! - раздался приглушённый вскрик Мирша.
        - Для верности. Вдруг действительно донесёт. Позже сожжём тело. Скажем, неизвестно куда делась. Вышла из камеры по нужде и пропала.
        Последнюю реплику Слай слушал обратившись в Лукошко. Для того, чтобы сменить облик, как раз хватило накопленной в печатях и точках энергии. Путы провисли плетями, и Ходок тихонечко высвобождался. Скинув с себя, как выяснилось нити сумеречного шелкопряда, парень окончательно выбрался.
        Шакти из аримии щедрой рекой хлынуло в нейтральное поле. Источники наполнились. Зрение тоже восстановилось. В каталажке царил полумрак. Неподалеку суетились двое. Они уже перевернули второй «кокон» и вознамерились удовлетворить порочную страсть.
        Зеленовласка находилась в сознании. Ее большущие очи пылали гневом. Слай подумал было, почему это пленникам оставили свободными головы, как один из ватажников выдал ответ.
        - Повезло нам, что нити не пропускают воздух, а не то лишились бы удовольствия, - проговорил Зарг, кинжалом раздвигая губы жертвы и вставляя туда предмет поименованный им «расширителем».
        - Да, и что для получения эффекта магического изнеможения достаточно покрыть две трети тела, тоже подфартило! - поддакнул расхрабрившийся Мирш, наблюдая, как напарник расстёгивает ширинку.
        Однако совершить непотребство негодяи не успели. Раздались два резких удара и ушкуйники кулём повалились наземь. Это Ходок метнулся к горе - стражникам и вырубил их.
        - Тьфу ты! - расстроенно бросил Слай, ощупав шеи «сладкой парочки».
        Мирш упал крайне неудачно. Он крепко стукнулся затылком о каменный пол, вокруг головы растеклось кровавое пятно. В общем, безусый, прыщавый юнец был не жилец. А вот его старшего побратима чересчур сильно отоварил Слай.
        Парень посчитал, что два источника информации ему ни к чему, вот и бил наверняка. Контроль над телом возвратился не полностью, потому юноша и не рисковал, понадеявшись на наличие еще одного языка.
        Однако грустить о преждевременной кончине соглядатаев времени не было. Требовалось побыстрей сматывать удочки, пока на огонёк не заглянул здоровяк, повелитель призрачного медведя.
        - Красивая! - невольно погладил Ходок пленницу по щеке, вытягивая у неё изо рта подобие вставной челюсти. Оно было сделано из материала похожего на каучук, но заключало в себе и магию. Во всяком случае, уже удобно примостилось на зубах жертвы, повторяя прикус.
        Слаю подивился, как же с помощью такой штуковины пытают, как вдруг руку больно кольнуло. Нервы на конечности запылали огнём. Ощущения юноша испытал не из приятных, что уж говорить о том, если бы гадость обреталась на дёснах.
        Девушка продолжала буравить его злобным взглядом, даже не взирая на освобождение.
        - Дорогуша, лучше нам не ссориться. Нашумим - вновь спеленают, - обратился к злючке Ходок, - Если размотаю тебя, обещаешь не дурить?
        Обессиленная едва заметно кивнула. Веры девице не было никакой, потому Слай распутал ее до половины.
        - Говорить можешь? - спросил юноша у строптивицы через пару минут.
        - Могу, - зло выдохнула та.
        - Тогда слушай внимательно. Или ты рассказываешь, зачем меня искала, и куда запропала сестра, а ещё даёшь гарантии, что не нападешь снова. Или же я заматываю тебя назад, и лежи тут, дожидайся следующих сластолюбцев.
        Слай и сам не определился, выполнит ли озвученную угрозу, но припугнуть вредную особу стоило.
        К счастью, красотка дружила с головой и поклялась силой, что не навредит ни прямо, ни косвенно. После чего поведала, что Анька провалилась неизвестно куда сквозь портал, прихватив за собой одну из сестёр и предателя. Помимо всего прочего, вынужденные союзники познакомились и договорились действовать сообща, пока не уберутся из застенков.
        - Накинь! - снял парень балахон с толстоватого Зарга, - Не злись. У нас так ходить не принято. Да и вид у тебя примечательный. А в капюшоне ни волос, ни глаз, ни твоих нездешних ушей не видать.
        Насупившись, присмиревшая длисса выполнила требуемое. Тихо, как мыши, беглецы двинулись к видневшейся в дальнем конце каземата двери. Как вдруг с пола послышался стон. Выяснилось, что вступившаяся за девушку старуха не умерла.
        - Эй, ты чего? Она же хотела помочь, - остановил занесённую руку вэйхи Слай, - Негоже убивать женщин, тем более старых, немощных и не сделавших тебе зла.
        - Тюфяк! Она же поднимет тревогу! - возмутилась Файлиань.
        - Пускай! - махнул рукой Ходок и задержался. Через минуту он утёр пот с лица. Юноша применил способности мастера жизни и частично исцелил старушку, после чего погрузил в лечебный сон.
        Камеру удалось покинуть, использовав обнаруженный на поясе у грузного тюремщика ключ. Каземат опустел, лишь покалеченное тело лежало доле.
        Уходя, никто из беглецов и не заметил, что вроде бы спавшая Эдна открыла глаза. В них стояли слезы. Рук у Карги, чтобы вытереть влагу, не имелось. Потому она так и растворилась в воздухе, плача.
        очуняет*- прийдет в себя, сленг ушкуйников;
        Глава 20. Битва за Портал
        Нельзя расслабляться ни на секунду, даже выигранный бой можно проиграть, пропустив шальной удар.
        Наставление тренера по кулачному бою.
        Посреди степи творилось форменное светопреставление. По центру открытого пространства мерцал синим цветом портал, вокруг него сгрудилась почти тысяча одетых в темно-зелёную броню солдат, а также суетились звери.
        Также к вратам перехода неудержимо устремились две силы: имперская армия под предводительством громадного скарабея и клочья сизого тумана, скрывавшие не пойми кого или что.
        Так получилось, что обе «волны» достигли телепорта одновременно. Жук испустил яркое сияние, разогнав мглу. Выяснилось, что покров скрывал ещё одно войско. Казалось, судьба пришельцев предрешена. Возник очевидный вопрос, почему недобитки не ушли через арку. Вэйхи, наоборот, жались к ней, в ожидании чего-то.
        Несмотря ни на что, уничтожения вторженцев не случилось. Две земные армады сцепились друг с другом. Инициатором столкновения выступил предводитель «теневиков». Грузный, в кожаной броне мужчина взревел, над ним раскрылся грозный тотем медведя. После чего этот, походивший на былинного витязя, человек высоко подпрыгнул и приземлился на заднюю часть туловища гигантского жука, присовокупив к наскоку ещё и увесистый удар молотом.
        Оружие было явно непростым. Одна из его сторон содержала хищный клюв, который глубоко вонзился в плоть магического насекомого. Скарабей застрекотал, по спине пробежали вспышки солнечного света, раздалась череда взрывов. Золотистые наросты на спине детонировали, сработала естественная защита одного из самых уязвимых мест.
        Подумалось, что наглому атакеру наступил конец. Но когда блики света рассеялись, то выяснилось, что берсерк уцелел. Призрачный медведь уплотнился вокруг хозяина, оборонив от беды.
        - Ррррааа! - раздался ещё один оглушительный рёв.
        Ульян остервенело долбил боевым чеканом броневые листы, стараясь добраться до мягких внутренностей. Скарабей крутился, вставал на дыбы, катал шары, забрасывая себе на спину, но сбросить тореадора не мог. Самопровозглашенный шахтёр упорно трудился, повсюду разлетались щепки хитина и лилось рекой шакти схватившихся не на жизнь, а насмерть, поединщиков.
        Чуть поодаль предводителей сражались две армии. Приблизиться к командирам не представлялось возможным, потому легионы обтекали их по бокам и сталкивались друг с другом в погибельной сечи. Славная имперская пехота, стрелки с конницей и магическая поддержка сшибались с не менее ладными построениями ватажников.
        Представители куреней мушкетчиков и сабельников шли в авангарде. Из-за их спин навесом лупили пушкари. Коневоды атаковали с флангов, а пластуны пробивали целевые бреши, совершая микропрорывы и ломая четкие построения врага. Магоинженеры же, как могли, прикрывали соратников от залпового огня неприятеля.
        Вскоре стало очевидно, что выучка и взаимодействие предполагаемых бандитов превосходят таковые у регулярных войск. Пока воинов Императора выручал лишь тот факт, что их было раз в пять больше, а также то, что пришельцы руководствуясь принципом разделяй и властвуй ударили в тыл ватажников.
        В арьегарде находились самые не приспособленные для лобового столкновения рода войск, потому ушкуйники понесли существенные потери. А вражеская артиллерия заработала гораздо эффективней.
        На место стычки с инопланетниками немедленно прибыли пластуны. Элитные разведчики и диверсанты жестоко схлестнулись с представителями неземной цивилизации, позволяя группе поддержки отойти и перестроиться. Весы битвы замерли в шатком равновесии. Любая оплошность могла качнуть их на ту или иную сторону.
        К удивлению имперцев, первым не сдюжил Маршал Победы. Громадный жук-скарабей замерцал и исчез. Однако и его соперник остался с носом. Гварг как в воду канул. Военачальника нигде не наблюдалось.
        Обозлённый бегством добычи Коноваленко дико заревел снова. Над полем боя прокатилась столь мощная акустическая волна, что вражеские практики не достигшие высшей инфосферы замерли на пару секунд.
        Ватажники не растерялись. Они мигом выкосили замешкавшихся противников, преломив ход битвы на свою пользу. Вышколенные отряды охотников вольной степи поражали выучкой. Прямо на ходу курени перегруппировались в два равновеликих отряда. Один преследовал отступавших имперских солдат, второй, во главе с гетманом, ринулся на захват портала.

* * *
        Вдалеке, на том самом месте, где и стартовал в бой, в крайнем раздрае пребывал Гварг. Никогда ранее он не проигрывал в поединке. Также ему не приходилось задействовать способность своей трансформы туннель к началу пути.
        Хуже всего было то, что на горизонте маячила вполне реальная перспектива потерпеть общее поражение и лишиться армии.
        
        С болью в глазах, главнокомандующий наблюдал, как перемалывают подотчетные ему отряды. Однако идти в глупую, самоубийственную атаку не спешил. Источники почти опустели, да и главный соперник был попросту сильней. Иначе подрыв защитных отростков, хотя бы сбросил вражину с панциря.
        Скрежеща зубами от злобы и мало не топая ногами, Жук приготовился удрать. Ну или же отступить, как мысленно окрестил он позорное бегство. Однако осуществить намерение не успел.
        Прямо перед маршалом вонзился яркий, рухнувший с небес луч. Из потока света вышел молодой, в одной лишь набедренной повязке парень. Юноша обладал телом атлета и внешностью дамского любимца. Таких красивых людей Гварг ещё не встречал.
        Положение было и так безнадёжным, потому Жук нападать на незнакомца не стал, благо и тот не проявлял агрессии. Наоборот, благожелательно улыбнулся и изрёк:
        - Мое имя Тиен, я - представитель высших сил Отстойника. Ваша главная богиня изрядно устарела. Пришел мой черёд занять ее место. Гварг ожидал услышать все, что угодно, но не настолько пафосную и абсурдную речь. Он даже было подумал, что перед ним умалишенный и сокрушенно покачал головой.
        - Не веришь? Смотри! - надменно бросил доморощенный аполлон, и в его руке возникла алмазная карта, - Занятная вещица. Удобно знать все о своих подчиненных. Лови. Теперь ты больше никому не служишь, пока не выберешь сторону.
        Маршал машинально вытянул руку и поймал пластину. С изумлением он понял, что это собственная личная карта, непонятно каким образом извлеченная из императорского хранилища. Теперь слова юнца не выглядели бредом, тот доказал свое могущество.
        - Что я должен сделать? - мигом перестроился Гварг. Он был потомственным военным, субординация въелась в кости и плоть, впиталась с молоком матери.
        - Рад, что не ошибся в тебе..- спесиво бросил Тиен, но маршал и сам зачастую вёл себя так, потому его нисколько не покоробило такое отношение, - Сейчас, погоди минутку, нужно просканировать ваше информационное поле и подобрать, кое - что подходящее из вашей мифологии.
        Гварг понял не все из сказанного, но точно уразумел одно - стоявшее перед ним существо и впрямь обладало запредельной властью.
        - Надо же! Не зря говорят, что Отстойник связан через Пуповину. Отголоски из нашего мира докатились и до вас. Мне даже имя прийдется изменить не сильно. Отныне зови меня Тиу - бог войны и правосудия. Побуду пока им.
        После данных слов юноша преобразился. Он повзрослел, разросся вширь и лишился руки, но немощным отнюдь не выглядел. Перед Гваргом предстал закаленный в боях ветеран.
        - Преклони колени и прими мое покровительство. Отныне ты - воин Асгарда, - произнёс огрубевшей голос.
        Маршал не перечил и привстал на колено. Однако небожитель таким проявлением покорности не удовлетворился. Могучая рука надавила на затылок так сильно, что хрустнули позвонки, а Гварга впечатало в землю.
        - Знай свое место! - прогрохотал глас, - А теперь повторяй слова клятвы и да начнётся новый с Рагнарок*!
        Рагнарок- в Скандинавской мифологии - битва богов, здесь же подробнее читай дальше;
        Глава 21. Мнимый отступник
        Неважно, что считают о тебе другие. Важно только то, что считаешь ты сам.
        Слай «Книга бытия».
        В Темном Ковене настоятельницу знали как Рысь неспроста. Помимо всего прочего, Инга умела обращаться в громадную трехметровую кошку. Лесной хищник достался ей в наследство от радужных деньков. От того времени, когда она ещё была молодой и невинной, когда доверяла людям.
        Холодная и жестокая сейчас, давным - давно женщина являлась апологетом природы. Ее покровительницей была богиня Макошь, позже возведённая в покровительницы Цитадели и недавно отринутая ради мести.
        Большущий кошак скал по бранному полю, временами взмахивая когтистыми лапами или клацая клыкастыми челюстями. Хищник не разбирал, кто перед ним. Жертвами становились все: пришельцы, имперцы, ватажники и служки в темных рясах.
        Инга казнила каждого на пути. Причиной расправ послужило странное чувство. Ее реальное отображение души, Эдга Карга, вернулась ослабленной. Какого-то ляду она стала очень мягкотелой, к ней возвратились родственные прежде эманации жизни. Сейчас альтер эго давало гораздо меньше пустоты и мешало связи с Вием.
        Вникать в произошедшие странности было некогда. Инга спешила к развалинам крепости не просто так. На уровне беззвучной картинки, она знала, что произошло в тюремной камере. Ей было начхать, почему парень оказался стол сердобольным и пощадил Эдну, а вот то, что сбежала уничтожившая подконтрольный орден сучка, бесило до жути.
        Кроме того, настоятельница подозревала, что беглецы снюхались так быстро ради совместной цели. Она вспомнила, что видела этого мальчишку ранее. Года три назад из спонтанного портала выбросило юнца. Приблуда вещал что-то о том, чтобы немедленно отпустили его сестру, и нёс прочую околёсицу.
        Дежурные валькирии намяли стервецу бока и вышвырнули прочь. Инга наблюдала за этим случаем через окно личных покоев, но вмешиваться на стала, посчитала ниже собственного достоинства. Женщина нашла данную ситуацию забавной, не придала значения и забыла, потому и не признала бывшего гостя сразу. Тем более, что юноша повзрослел, преобразился и ощущался гораздо сильней. А ещё, как и она, менял ипостаси.
        Никто не знал, но на самом деле Эдна Карга была раньше основной сущностью. Симпатичная же и ладная Инга - второстепенной. Вот женщина и подумала, что низкий задохлик и есть истинный облик юноши. Тот человек, которым ему хотелось бы казаться.
        Выяснилось, что она ошиблась. В дуэте верховодил именно плечистый, чернявый и голубоглазый отрок, мечта глупых девиц на выданье.
        В раздумьях женщина радовалась лишь одному, что перестраховалась и не доверилась твердолобому Ульяну. А также тому, что добренький паренёк допустил оплошность. Ему не следовало пытаться помочь старой карге. Через применённую к Эдге волшбу настоятельница и встала на след. Инга двигалась по четкому пеленгу, до беглецов оставалось метров триста, не больше.

* * *
        Из подвалов выбрались быстро. Новый знакомый удивил ещё раз. Он оказался тем ещё придурком и призвал громадного ящера. После чего запрыгнул на рептилию и приглашающее махнул рукой.
        - Ну, чего замерла? Залезай, так будет быстрее! - проговорил идиот.
        Пару часов назад Файлиань испепелила бы посмевшего предложить такое засранца, а сейчас только скривилась, окуталась разрядами электричества и понеслась вон от болезного
        - Догоняй! - бросила вэйха напоследок, и почему-то рассмеялась. Ей было даже весело. Вспомнилось детство, и как она играла с сёстрами в догонялки.
        Внутренне девушка немного жалела, что поддалась порыву и слишком многое наобещала. После едва не свершившегося надругательства, молодая и неопытная длисса размякла, вот и дала обязывающую, нерушимую клятву.
        Помешанная на чувстве собственного достоинства, Молния посчитала, что над ней висит долг чести. Она вознамерилась рассчитаться с недоимкой и привести нового знакомца на место исчезновения сёстры.
        Также девушка надеялась заманить добряка на Хашину. Она до сих пор не понимала, почему без колебаний прикончивший стражников парень не позволил пристукнуть старуху. Не понимала и осуждала, но где-то глубоко внутри - одобряла. Странный поступок затронул что-то в душе, вызвав симпатию к балбесу.
        А ещё, о Праматерь, инопланетник ей понравился. Он выгодно отличался от затюканных мужчин- вэйхов и держался на равных, несмотря на то, что Файлиань была явно сильней. Несносный даже осмелился подарить ей одежду, что являлось явным атрибутом ухаживания.
        В общем, длиссу обуревали противоречивые чувства, потому она с удовольствием угощала всех встретившихся по дороге разрядами магии. Жаль, бежать пришлось не долго. Золотистая ящерица не залетела далеко от стены твердыни. Ее почти сразу сбили.
        - Они пропали вот здесь, - отметила Файлиань подпалину, где исчезли сводная сестра, гвардеец- предатель и девчонка, на которую указал выданный Матерью амулет.
        Однако слова были излишни. Юноша и так почуял что-то. Его «скакун» снова изчез. Сам же парень недолго поводил перед собой глазами, а затем выдал странную фразу:
        - Переход закрыт. Пишет - на Шианду идёт перенастройка информационного поля.
        Файлиань понятия не имела, что за «информационное поле», и где находится какое-то Шианду. Неглупая девушка лишь заключила, что скорее всего так называется местность, куда провалились неудачница Хайлинь, шпион и родственница Золотого.
        Творившиеся везде непотребство было на руку длиссе. Вокруг творилась полная неразбериха. Причем пленившая их сила брала верх. Во всяком случае, медведь яростно ревел вдалеке, а враги разбегались. Вэйха не сомневалась, что после скорой победы, за беглецов примутся всерьёз. Особенно полоумная стерва, крепость которой Файлиань разрушила, чем немало гордилась.
        Девица подбоченилась, выставила вперёд крутую грудь и уставилась на парня. Ее задорно торчащие соски не скрывал даже заемный наряд. Файлиань всегда возбуждалась на поле боя, чего стеснялась.
        Хочешь побороть слабость - выстави напоказ. Вот девушка и ходила практически обнаженной, чтобы самцы трепетали. Повелся и очередной кобель. Взгляд парня прикипел к прелестям, в нем проскользнула похоть.
        Чтобы окончательно добить жертву, красотка облизала пухлые губки и кокетливо произнесла:
        - Может нам нужно пробиваться к порталу? Иначе поймают. Обещаю, Повелительница Мира поможет найти твою сестру!
        Не мытьем, так катанием, Файлиань желала выполнить поручение матери и заслужить позвалу, для чего и устроила данный концерт.
        - Вот как вы зовёте непонятно кого?! Почитаемую вами чуть ли не за богиню, древнюю программу, - огорошил ответом нахал, озвучив страшнейшее святотатство.
        Однако именно эти дерзкие слова многое расставили по полочкам в мозгу Файлиань. Она, наконец-то, прозрела для чего юноша и его родственница понадобились родительнице, и почему на них отреагировал древний поисковый амулет.
        - Проклятый Отступник! - возопила Файлиань и, как это часто бывает у девушек, кардинально сменила линию поведения. Все клятвы и обещания были отринуты, подобный объект требовалось захватить и доставить любой ценой.
        Пробежавший по телу поток чистой энергии подтвердил, что предположения верны, и обет о неприкосновенности чужака снят. Конечно, убивать отщепенца длисса не намеревалась, а вот спеленать - пожалуйста. А ещё она почему-то испытывала томление в низу живота. Почти такое же, как во время постельных игр. Чтобы подавить не нужное сейчас вожделение, Файлиань собралась обрушить на отверженца молнию, как вдруг ее отбросил в сторону удар когтистой лапы.
        Громадный лесной кот возник словно из ниоткуда, легко преодолев наложенную длиссой зону отчуждения. Девушка отлетела и врезалась в спутника, как бильярдный шар в лузу. Парень поймал ее в объятия, нагло стиснул руками ягодицы, вдохнул аромат выбившейся из под капюшона пряди волос и произнёс очередную дерзость:
        - Фигурка у тебя, что надо, а ещё ты хорошо пахнешь!
        Комплимент не унял злость, но плоть подвела. На миг девушка прильнула к похотливому самцу. Впрочем, момент интимной близости был краток.
        - Возвращайся домой и передавай привет мамаше! Скажи, что скоро поставлю тебя на ее должность! - задорно подмигнул ей неугомонный Золотой и пихнул в раскрывшийся портал.
        Не успела вэйха ничего сообразить, как уже провалилась в переход и очутилась на родной планете. Ее выбросило на окраине бывшей столицы мира. Вместо поля битвы, перед глазами предстали руины древнего Келлро.
        Данная территория всегда была опасна. Здесь обитали уцелевшие после катаклизма особо живучие твари. Вот и теперь, неподалеку раздалось противное стрекотание: пребывавшую в лёгком обалдении девушку окружала стая городских криц. Впрочем, длисса даже обрадовалась. Она как никогда жаждала прикончить хоть кого-то.
        Глава 22. Триединый
        Каждый может стать тем, кем захочет. Нужно лишь приложить к этому силы и верить в успех.
        Слай Книга Бытия.
        Перейти по следу не вышло. Мир Шианду был почему-то закрыт для посещений. Проклятая Септония безразлично уведомила, что струны пространства нарушены и идёт перенастройка информационного поля. Потому вместо спасения сёстры Слай отправил домой понравившуюся ему симпатягу.
        Чтобы познакомиться с зеленовлаской поближе, парень может и не сделал бы этого, но их обнаружили. Громадная кошка заявилась по души беглецов. Силу хищница имела немалую. Такую, что далеко не слабая длисса отлетела, как пушинка. По какой-то причине зверь атаковал именно Файлиань, а юношу проигнорировал.
        После исчезновения девушки в портале, абрисы кошки поплыли. Через мгновение перед Ходоком предстала закутанная в длинный плащ с капюшоном среднего роста женщина, чьи до плеч серебристые волосы пучком выбивались из под маски рыси.
        Ранее Слай уже видел незнакомку. Она сопровождала здоровяка, повелителя призрачного медведя, а ещё пообещала повесить длиссу. Вот парень и спровадил спутницу от греха подальше. Сам же остался потому, что опасности лично для него не было. Иначе дар Ходока не сработал бы: умение не активировалось в бою.
        - Что?! Сбежала, а тебя бросила? - неверно трактовала произошедшее перевертыш и продолжила, - Рассказывай, давай, и без утайки! Кто таков, кто твоя сестра, и зачем вы понадобились пришельцам?
        Слай аж опешил от столь вопиющей осведомлённости, однако отвечать на очень неудобные вопросы не пришлось. Воздух повсюду зарябил, казалось менялось само мироздание. В голове помутилось, Ходок еле удержался на ногах. Допрашивавшаяся же его особа и вовсе упала доле и корчилась в муках. Ее очертания в очередной раз исказились. Женщина превратилась в искалеченную старуху. Ту самую, которую Ходок пожалел и не дал прикончить вэйхе. Все же добрый поступок окупился. Оборотень ведь не напала, а завела диалог.
        Слай осмотрелся вокруг и изумился. Сражение прекратилось. Имперцы, ушкуйники, инопланетники и даже животные повалились наземь и дергались, как от разрядов электричества. А где-то в далеке, с небес, бил яркий золотистый луч.
        Сам же юноша испытывал ощущения, сходные с первым проникновением в чужой мир. Энергия быстро утекала, источники трепетали, накатывала слабость. Юноша подозревал, что лишь статус Ходока позволил ему устоять на ногах. Данное предположение подтвердила Септония:
        - СТАДИЯ СЛИЯНИЯ ПРЕЖДЕВРЕМЕННО ЗАВЕРШИЛАСЬ. НАЧАЛАСЬ СТАДИЯ ПОГЛОЩЕНИЯ. СОПЕРНИКИ: ЗВЕНО НЕОПРЕДЕЛЁННЫХ МИРОВ И ЗВЕНО АСГАРД; ВНИМАНИЕ, ВЫ НАХОДИТЕСЬ В ЭПИЦЕНТРЕ ВРЕМЕННО НЕСТАБИЛЬНОГО ИНФОРМАЦИОННЫМ ПОЛЯ. НЕМЕДЛЕННО ПОКИНЬТЕ ОПАСНУЮ МЕСТНОСТЬ ВО ИЗБЕЖАНИЕ НЕОБРАТИМЫХ ПОВРЕЖДЕНИЙ ДУХОВНОЙ И ФИЗИЧЕСКОЙ ОБОЛОЧЕК.
        Юноша мало что понял из озвученного. Он и рад бы последовать совету и сбежать, но где-то здесь находились друзья. Скалозуб, Сидор и ставшие добрыми товарищами десантники. Бросать своих негоже, потому Слай даже не помышлял о бегстве. Юноша раздумывал, что же делать, как побороть не жданную ни гаданую напасть.
        Неожиданно подсобила Септония. Богиня немного прояснила ситуацию, а ещё, впервые на памяти, начала действовать напрямую. Весь горизонт покрылся росчерками молний, эти вспышки словно отсекали окрестности Цитадели от остального мира.
        - СОБЫТИЕ «ПЕРВАЯ БИТВА» СТАРТОВАЛО. ВЫИГРАВШИЙ КЛАСТЕР ПОЛУЧИТ ПРЕИМУЩЕСТВО. УСЛОВИЯ ПОБЕДЫ - УНИЧТОЖИТЬ РЕНЕГАТА ГВАРГА ЖУКА И ЗАКРЫТЬ ПРОХОД В ЧУЖОЕ ЗВЕНО. НАКАЗАНИЕ ЗА ПОРАЖЕНИЕ - СМЕРТЬ, - возникла перед глазами надпись, а падавший вдалеке на землю сноп энергии прервался.
        Унялась и зыбь пространства. Вот только уцелели не все. Большинство людей и животных перемололо в фарш. Куда ни глянь - везде валялись мертвые, изуродованные тела. Портал в Хашину тоже закрылся. Пришельцы исчезли, попросту растворились, как дымка, во взрыве насильно схлопнутого перехода.
        Но имелись и выжившие. В частности незнакомка в личине рыси не померла. Она вернула прежний облик, злобно зыркнула на Слая, обратилась в хищницу и унеслась куда-то. Наверное, Верховная сообщила и ей что-то. Оборотень торопилась, как на пожар.
        Ходок остался один. Поблизости никого не наблюдалось. В голове вертелась мысль о том, что нужно срочно усилиться. Иначе ни ему, ни друзьям не выжить. Повинуясь наитию, юноша активировал магический компас и почти сразу обнаружил россыпь чёрных пятен в районе рванувшего телепорта. Сам не зная почему, Слай поспешил в том направлении.
        Чем ближе Ходок подходил к бывшему порталу, тем больше мертвецов ему попадалось. В основном это были ватажники и представители Темного Ковена. Бездыханные имперские солдаты встречались редко и лежали связанные. Похоже, некроманты взяли некоторых военных в плен для будущих обрядов. Однако костлявая не пощадила ни последователей, ни их жертв.
        Перекрученные трупы устилали землю так густо, что приходилось выбирать, куда ступать. Подумалось, что уцелели только практики высших ступеней, а его самого выручил статус Ходока. Остальных прикончили колебания информационного поля.
        Волнение за судьбу Троя и Лукошко возросли. Однако переживания были не к месту. Отбросив волнения, Слай зашагал к исчезнувшему порталу, куда его тянуло, как магнитом. И не зря. Подле перехода он обнаружил россыпь малых камней душ. Их были сотни.
        Для возвышения требовалась прежде всего энергия, и вот ничейное шакти приподнесли, как на блюдечке. Слай не стал стесняться. Он подошёл и начал жадно поглощать камни, один за другим.
        Посмертные эманации жглись и ощущались противно. Шакти было сильно загрязнено. Однако теперь юноша мог его очистить. Дерево жизни распахнулось над ним, вытягивая из организма черные, склизкие вкрапления и выбрасывая их наружу.
        Почва вокруг парня усохла и растрескалась. Однако Слай не обратил на увядание природы внимания. Он до краев заполнил оба источника и поле нейтрального шакти. Камней осталось почти две трети.
        И тогда Ходок плюнул на все и приступил к осуществлению давней задумки. Юноша помнил, что Припегал не желал разделяться, чтобы сформировать три мини-ядра. По одному в каждой из смертных инфосфер. Потому Слай решил вырастить их самостоятельно. Благо лучей у него было в два раза больше, чем у обычного практика, и подпитывать новые образования не составляло труда.
        Оставив центральное ядро неприкосновенным, Ходок создал в районе таза и лба громадные печати порядка. После чего уплотнил их края боживой. В получившиеся структуры он закачал шакти из камней душ и аримии. Положившись на интуицию, Слай заполнил находившийся в нижней инфосфере зародыш из камней душ, а верхний насытил чистым шакти из личного пространства. Также к каждому из пульсировавших комков экспериментатор присоединил по четыре луча, оставив столько же у центрального ядра. Вакуоли росли и крепли, но чего-то в них не хватало.
        - Я помогу! - раздался в ушах голос Ассоль, и частичка счета переместилась в новое пристанище, заняв верхний зачаток.
        - Обнаружено подходящее вместилище с большим объемом операционного пространства! - отрапортовала Хаши и сместилась в нижнюю вакуоль.
        После данных пертурбаций хаотичная система пришла в норму. Новые два ядра исправно качали силу: камни душ исчезали друг за другом, а вода из личной зоны испарялась со скоростью звука.
        Со стороны Слай напоминал новогоднюю ёлку, древняя традиция не умерла, вот подсознание и подкинуло дурацкую аналогию. Парень переливался всеми цветами радуги. Любого иного инфа такое буйство разорвало бы на части, но проявление сути жизни ласково оплело хозяина ветвями, укрепив плоть. А плющ увил не только руки по локоть, но и торс с ногами.
        Ходока не стало видно за ветвями и паростками растений. На какой - то миг ситуация замерла в шатком равновесии. Но затем три полноценных ядра запульсировали в такт, расталкивая источники и перезакрепляя лучи. Поле же нейтрального шакти устремилось ввысь и вылетело за пределы телесной оболочки. Теперь над головой Ходока кружил энергетический вихрь, в котором плавали закреплённые магемы.
        Неизвестно сколько времени прошло, пока свистопляска унялась. Слай открыл глаза и понял, что свершилось настоящее чудо. Без каких-либо маго-технических средств и сторонней помощи он перешёл в высшую инфосферу, завершив формирование смертного тела. Теперь ему предстояло создать духовное тело, которое в свою очередь состояло уже из четырёх частей: Единого, Совершенного, Небесного и Космического тел.
        Ходок не просто вступил в новую стадию могущества. Он вырастил два равноценных ядра. Обители Ассоль и Хаши были ничуть не слабей места жительства основного покровителя. Соответсвенно, ни частица света, ни древнее устройство теперь не уступали Припегалу. Также каждый из вселенцев получил по четыре луча, а не по два, как обстояло дело у обычных практиков.
        Хашина ведала лучами ответственными за техники ока познания жизни и печать порядка, а также за заклинания воплощения жизни и совмещениях структур. Слай не безосновательно подозревал, что эффективность данных умений отныне увеличилась. Ассоль достались два луча с божественным тотемомн народа дану, свой собственный и освобождённый программной матрицей. Зловредный божок теперь управлял двумя божественными техниками, своим лучом и отростком ведущим к Илаю Темплусу. В общем, распределение было логичным и наверняка «прибыльным». И так сладкую пилюлю ещё больше подсластила Септония.
        - ВЫ ПЕРВЫЙ, КТО ПОЛНОСТЬЮ ПОДЧИНИЛ ТРИ ВЫСШИЕ СУЩНОСТИ И ЗАСТАВИЛ СЛУЖИТЬ СЕБЕ. ПОЛУЧЕНО ЗВАНИЕ БОЖЕСТВЕННОГО УРОВНЯ ТРИЕДИНЫЙ- ЛЮБЫЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ СВЕРХСУЩЕСТВ ОСЛАБЛЕНЫ НА 30 %;
        К сожалению, процесс самолюбования был прерван. На краю горизонта раздался нешуточный взрыв. Слай обернулся и взглянул в том направлении. Обновлённое зрение поражало воображение. Картинка происходящего за четыре километра рывком приблизилась, и юноша ясно увидел, что причиной очередного светопреставления являлся громадный, сверкавший золотом жук, который схлестнулся с повелителем тотема медведя и прекрасно знакомой кошкой.
        Глава 23. Метаморфоза
        Можно стать гораздо сильней, можно стать гораздо богаче, можно стать гораздо красивее, но гораздо лучше остаться самим собой, не променять себя, на притягательность и желанность мнимой цели.
        Слай Книга Бытия.
        После произнесения клятвы, с небес ударил золотистый луч. Маршал почувствовал, как его переполняют дарованные силы. Энергия била ключом, пока он не перешёл в сферу Небесного Тела. Новый покровитель сдержал слово и предоставил адепту шанс взять реванш за недавнее поражение.
        Правда, имелись и минусы. Отвергнутый славский бог войны Руевит лишил последователя милости, забрав дары и заклинания. Однако Жук не расстроился. Гварг давным - давно забросил развитие этих умений и пользовался преимущественно родовой техникой под называнием солнечный скарабей. Данное искусство входило в пятёрку лучших техник трансформации.
        Куда хуже было то, что неожиданно взбеленилась Верховная. Она объявила его ренегатом и учредила непонятное соревнование с призом в виде головы подвергнутого обструкции маршала.
        Жук хорошо разбирался во всем, что касалось воинского дела. Об остальных вещах он был осведомлён постольку - поскольку. Какие-то звенья, информационные поля и прочая лабуда являлись для него сродни китайской грамоте.
        Однако глупцом маршал тоже не был. Гварг четко понял одно - назад дороги нет. Или он убьёт всех или прикончат его. Жестокий вояка даже порадовался, когда увидел, что пока поглощал дармовщину, поле битвы изменилось. Живых практически не осталось. Из имперских войск уцелели лишь офицеры в звании не ниже капитана.
        - Значит, выжили только практики высшей инфосферы, - пробормотал маршал и приготовился совершить выбор специализации для чего вновь обратился в насекомое.
        Вся соль заключалась в том, что на стадии Небесного Тела фамильное знание позволяло подобрать усиление боевой формы. Наиболее могущественные предки избирали янтарных или же изумрудных скарабеев. На одном из этих вариантов собирался остановиться и Гварг, но тут на него напали.
        Хорошо, что он успел перекинуться в протоформу, когда на него налетели гетман и громадная рысь. Наскок противников не удался. Враги не учли, что во время запуска усиления, жука покрывало поле отторжения. Потому удар увесистого молота по панцирю и надрез когтями не прошли.
        Раздался громкий взрыв, и обоих атакеров отбросило прочь. Конечно, если бы Гварг не набрал мощи, то главный вражина с помощью тотема проломил бы защиту и нарушил метаморфозу. Однако теперь соперники были равны, потому Коновалов потерпел неудачу. Кошку же вообще опалило. Жительница леса суматошно била лапой о землю, сбивая охватившее конечность магическое пламя.
        После очевидного успеха, Жук отбросил сомнения. Эго маршала было непомерно велико. Он чхать хотел на подобные мелочи, как дрязги богов. Главное, чтобы о нем слагали легенды потомки, как о непобедимом военачальнике. Тщеславный Гварг мечтал войти в историю.
        Отринув колебания, маршал настроился на перерождение. Он уже определился со специализацией и избрал янтарь. Данный минерал являлся наиболее подходящим для родовой техники. Янтарные скарабеи накапливали вдвое больше солнечной энергии и, соответсвенно, пропорционально увеличивали характеристики защиты и нападения.
        К удивлению военного, отклика от светила не пришло. Золотистые наросты на спине и волоски на лапах не притянули достаточно солнечного шакти. Трансформа провалилась.
        Озадаченный Гварг надумал обратится в изумрудного скарабея. Такие жуки получали прямую связь с природой. Вокруг простиралась степь. Бирюзовая трава пришельцев ещё не увяла, особенно ближе к границе канувшего в лету вражеского заклинания, где и находился маршал. Таким образом, данная форма позволила бы заполучить большое преимущество от особенностей ландшафта. В сложившейся ситуации, на грани жизни и смерти, подобный профит являлся немаловажным.
        Гварг немедленно запустил новое преобразование, но опять потерпел фиаско. Шакти природы не откликнулось. Мир был чужд к призывам военного. Очередное перевоплощение пошло коту под хвост. Оставалась последняя попытка. Ее, кровь из носа, требовалось использовать с толком. Ведь метаморфоза заменяла солнечным скарабеям тотем. В случае ее отсутствия, практик существенно терял в могуществе и мог поставить крест на будущем развитии.
        В волнении Гварг просканировал окружающее пространство. Он находился посреди мертвецов. Повсюду царила смерть, валялись изуродованные трупы, виднелись бурые лужи свернувшейся крови. Ошибиться было нельзя, а, значит, имелся лишь один надежный вариант. Другие требовали отклика тех или иных стихий либо первоначал. Лишь кровавый ониксовый скарабей заката не обладал подобными ограничениями.
        Данная метаморфоза не пользовалась популярностью. Но отнюдь не потому, что была слабой, а потому, что пребывала на за гранью дозволенного светлыми правившими фамилиями. Адепты данного направления рано или поздно скатывались в негативную карму и превращались в тупые машины смерти. Ведь для возвышения ониксовым скарабеям требовалась мертвая плоть, на поздних стадиях умерщвлённая лично.
        Для приобретения этой трансформы наступил идеальный момент. Трупов повсюду хватало. Гигантский жук противно застрекотал и заметался по браному полю. Огромные жвала заработали, как комбайны, запахивая в ротовую полость мертвецов.
        По мере продвижения по ристалищу, золотистый цвет насекомого менялся на чёрный с красными прожилками. Жуку пытались помешать. Но даже гетман был бессилен остановить хаотичное насыщение. Для того чтобы прервать трансформацию, требовался инф на сферу выше. Сейчас такого вокруг не наблюдалось. Немногие выжившие армейские офицеры и ватажники разбегались, кто куда. Никто не хотел попасть под «обезумевшую газонокосилку».
        С каждым новым куском проглоченной плоти, Гварг ощущал, что меняется не только внешне, но и внутренне. Душу заполнила злая радость и жестокое безразличие. Многих убиенных маршал знавал лично. Тем не менее, он без зазрения совести пожирал их бренные оболочки. Могущество конечной протоформы зависело от количества употреблённой исходной массы. Потому Гварг и усердствовал. Маршал не успокоился, пока не сожрал все трупы до единого.
        Ранее золотистый жук окончательно превратился в кроваво - чёрного. Наросты на туловище походили на двухметровые обсидиановые сталагмиты, а волоски на лапах на мечи из багрово-темного булата. Кроме того, завершив преобразование, скарабей увеличился в два раза. Двадцати метровый в длину и пятиметровый в высоту жук возвышался посреди степи подобно небольшому холму. Родился настоящий монстр. Чудовище способное лишь убивать. Других предназначений у скарабеев заката не имелось.
        Свирепый жук ещё раз застрекотал. Оправдывая название, из под его панциря вылетел большущий шар, напоминавший кровавое нынче светило. По багровому диску пошли тёмные пятна. Затем сотворенное микро - солнце взорвалось. Ярко-красные осколки разлетелись повсюду, ещё и отрикошетив от созданного Богиней заслона из молний.
        Опосля такой канонады выживших поубавилось. Кровавыми буркалами Гварг обвёл пространство вокруг себя, изучая обстановку. Обострившиеся чувства подсказали, что противников уцелело меньше десятка.
        Двое старых знакомых, наиболее опасных, рысь и хозяин призрачного медведя, и, что удивительно, относительно слабая группа. В неё входили разведчики, которых маршал лично отправлял, чтобы избавиться от заклинания пришельцев. Правда теперь вместе с ними был какой-то парень, в сиявших золотом доспехах.
        Для победы маршалу требовалось прикончить всех. Бывший военачальник, а нынче просто злобный убийца, первыми атаковал недавних подчиненных. Он намеревался лишить их самого дорогого - жизни. Главных же соперников Гварг планировал оставить на закуску. Благо заполучив очередную порцию плоти, его боевая форма хоть немного, но усилилась бы перед финальной схваткой.
        Глава 24. Братья
        Хорошо, когда ты на земле не один, когда у тебя есть родственная душа, чтобы хотя бы поговорить.
        Неизвестный философ;
        Пробежав по полю смерти несколько десятков метров, Сидор пожалел, что выбрался из укрытия. Напустив туману, козломордый исчез, как и не бывало, а вот Лукошко окружили. В битве наступил переломный момент, неведомо откуда взявшиеся ушкуйники со служками Темного Ковена разгромили представителей официальной власти. Печально, но ему повстречались именно некроманты, чьи боевые пятерки шастали по ристалищу, отлавливая кандидатов для будущих жертвоприношений.
        Два дара юноши имели защитный характер, а могущественными заклинаниями для копирования он все ещё не разжился. Потому сын архивариуса вынужденно спрятался за куполом и бессильно смотрел, как бомбардируют его укрытие люди в черных балахонах. Магические арканы, сгустки мрака и прочая муть обрушились на оборонительную формацию. Последняя трепетала и грозила вот - вот развалиться.
        Сидор подумал было, что ему наступил конец, как вдруг оживший мертвяк ворвался в ряды противников. В похожем на творение самой черной некромантии существе Лукошко с удивлением признал Скалозуба. Рыжий ещё больше изменился, оброс костистыми иглами и напоминал дикобраза.
        - Уррраа! За Родину! За Светлого! - раздался громкий клич, и из-за спины перевертыша выскочили десантники.
        С врагами покончили в один миг. Сидор старался не смотреть, как пожирает головы ковенцев его спаситель. А Трой нисколько не стеснялся. Он подходил к трупам, пробивал им лбы и через костяные трубочки высасывал содержимое, как коктейль.
        - Хороший ты парень, но совсем зелёный ещё. Запомни, некроманты - не люди! - хлопнул по спине взбледнувшего отрока Кондрат, - Не дрейфь, мы своих не бросаем. Вместе до конца. Никто кроме нас!
        Прошедший сквозь века лозунг подхватили солдаты, залихватски стукнув себя в грудь. Моральный дух отряда мгновенно скакнул вверх. Впрочем, радость была преждевременна. Пространство вокруг зарябило, и люди начали валится наземь и биться в конвульсиях. Разведчиков выручил Сидор, который разверзнул дар Сварога. Умение частично погасило негативное влияние вибраций. А когда Трой высвободил облако серой мглы, также прикрыв группу, колебания окончательно сошли на нет. В общем, выжить удалось, пусть и с трудом.
        - Слышь Сидор, а где настоящий Золотой? Твой брат же где-то здесь? - следуя инструкциям Ходока, уточнил у юноши караульный склепа, когда все немного оклемались.
        - Не знаю. Наша сестра находилась в обители. Вот я и рванул туда, чтобы спасти ее. Да переоценил силы. Думаю Золотой находится там, - как и договаривались, ответствовал Лукошко.
        - Так у тебя и братишка есть с такой кличкой? - опечалился Прямой. Теперь ему нужно было придумывать побратиму новое прозвище.
        - Сами увидите. Уверен, он нас скоро найдёт! - не дал другу и рта раскрыть Скалозуб, - Давайте лучше выбираться. Не нравится мне вон тот фонтан в небе.
        Присутствующие дружно обернулись и увидели, что с небес бьет толстенный золотистый луч. Через время в том месте рвануло. А ещё через минуту по полю заскакал громадный медового цвета жук, пожиравший падаль. Выяснилось, что распроклятые искажения воздуха не пережил почти никто. Только сейчас собравшиеся поняли, что уцелели действительно чудом. С каждым проглоченным трупом насекомое росло и чернело.
        - Неужто маршал буянит? - не веря своим глазам, проронил Егор Загорелый.
        - Видать совсем башка от двух поражений к ряду повредилась… - протянул всегда зрящий в корень Кондрат.
        Пару раз огроменный скарабей пронёсся совсем рядом, схарчив по пути убиенных черноризцев. Солдаты предусмотрительно отбегали подальше. Насекомое никого не преследовало. Похоже, жука интересовала только мертвечина.
        Примерно через полчаса свершилось невероятное. Вошедший в раж жучара слопал всех мертвецов, а сам вымахал вдвое. Небольшое солнце вылетело со спины скарабея, резко потемнело, затем разлетелось на куски.
        - Эх, и детей завести не успел! - отреагировал на последнее событие Кондрат. Сержант наблюдал, как стена осколков, не слишком быстро, но неотвратимо, перемалывает все вокруг и движется в их сторону.
        Убежать или увернуться возможность отсутствовала, плотность чёрных протуберанцев была такова, что они неслись монолитной лавиной со скоростью породистого аргамака.
        Лукошко вспомнил о своём новом реноме крутого парня и постарался соответствовать. Он уже и так дал маху с реакцией на трапезу Скалозуба. Потому с непроницаемым лицом, которое ещё любят демонстрировать игроки в покер, отрок быстренько накинул на отряд защиту Сварога, пожертвовав личной безопасностью ради выживания товарищей. Ведь чем больше персон оборонял дар, тем слабее была формация.
        Троекуров, напротив, позаботился лишь о себе. Как настоящий мертвяк, он зарылся под землю. Хотя ещё недавно прикрыл ребят от выброса непонятной энергии, а вот теперь, считай, сбежал.
        Мощная волна налетела на некомплектный взвод. Поначалу защита справлялась, но давление усиливалось. Ощущалось, что купол вот-вот лопнет. Неожиданно, для всех вырылся назад Скалозуб и радостно сообщил:
        - Вон он - Золотой! Как всегда вовремя.
        Утратившие надежду люди обратили взоры на бегущего к ним высокого, ладного парня, чьё симпатичное, волевое лицо отлично просматривалась из под открытого шлема. Доспехи на юноше были просто на заглядение. Цельные, без единого шва или заклепки, они сидели подобно второй коже, выгодно подчеркивая развитую не по годам мускулатуру их обладателя.
        - Как две капли воды твои брони! Вы и взаправду братья! Выберемся, расскажешь, где взяли. Тоже такие хочу. Всех сбережений не пожалею! - выдал Прямой, позавидовав амуниции подчиненных.
        Между тем, формация всё-таки не выдержала. Построение мигнуло и пропало. Однако перед самым исчезновением, спешивший на помощь юнец совершил длиннющий прыжок и приземлился впереди отряда. Прямо перед валом накатившей тьмы.
        Парень первый встретил шквал из иссиня - чёрных осколков. Десантники не верили, что он выдюжит. Многие из них рефлекторно прикрыли веки. Но минуло показавшееся вечным мгновение, и вместо ожидаемой смерти прозвучал голос Скалозуба.
        - Вы что, горемыки, помирать собрались? Ну, и дурни. С нами же два сына Бога Солнца. Причём Золотой - любимец небесного родителя, - уверенно проговорил Трой, записав в отпрыски небожителя ещё и Лукошко.
        Солдаты с изумлением взирали, как брат их боевого товарища притягивает черные протуберанцы, как магнит, не позволяя энергетической шрапнели добраться до намеченных жертв. Что характерно, золотое свечение вокруг юноши при этом нарастало. Казалось, шторм не вредит, а, наоборот, питает необычного парня.
        Наконец, смертельный ураган унялся. Но на горизонте нарисовалась новая напасть. Изрядно вымахавший и почерневший, аки беззвездная ночь, гигантский жук обратил внимание на взвод. Скарабей споро перебирал ножищами, приближаясь все ближе. По туловищу насекомого налились кровью алые вкрапления.
        Десантники пригорюнились. Они - то знали насколько силён был маршал ранее. А уж теперь боевая форма главнокомандующего выглядела ещё более грозно.
        - Да не переживайте, вы. Золотой с дюжину богов уконтрапупил, что ему жалкий таракашка! - успокоил всех Трой, для верности увеличив количество поверженных высших сущностей в десять раз.
        После чего балагур демонстративно отвернулся и принялся за прерванную обедню. Выяснилось, что хитрец непостижимым образом припрятал пару оторванных бошек, умыкнув их у спешившего по души выживших жука.
        Глава 25. Невольный защитник
        Если взялся кого-то защищать, то делай это до конца, не беги от опасности.
        Один из принципов телохранителя старой закалки;
        - Послушай, а это случаем не тот самый парень, которого сразу после пробуждения нам поручил отыскать Вий пару лет назад? - задал Ульян спутнице вопрос, наблюдая, как выпущенная жуком волна бессильно разбивается об юношу в золотых доспехах.
        Инга вынуждено вернула человеческий облик, потому как в форме рыси магическое пламя не унималось. Женщина взглянула туда, куда указывал Коноваленко. Снова геройствовал бузотер, что нарушил в своё время покой валькирий, а ещё непостижимым образом повлиял на ее альтер эго. Что ответить гетману, Пустота не знала. Тогда, в подземелье, она была едва жива. Слабейшая из алатарей, ей потребовалось почти полчаса, чтобы прийти в себя. Соответсвенно, инструктаж небожителя Инга благополучно пропустила.
        Позже она и вовсе проигнорировала эту просьбу. У настоятельницы имелась куча дел, чтобы ещё отвлекаться на поиски неизвестно кого. Тем более, что этим занимались сотни представителей Темного Ковена.
        Женщина даже порадовалась, что не потратила на безрезультатные розыски время. Ведь никто так и не обнаружил юнца. Единственным, кто выходил на след, был наиболее перспективный из палатарей, Скрат Леприкон. В итоге он доложил, что искомый отрок сгинул в недрах Острога. Ему поверили и сняли вопрос с повестки дня. И вот теперь, Ульян признал в необычном пареньке мнимого мертвеца.
        - Эх, жаль. Теперь мы этого не узнаём. Гварг сейчас растерзает его на куски. Не думал я, что маршал выберет оникс. Совсем бедняга умом повредился из-за проигрыша, - разглагольствовал Беар, несмотря на молчание соратницы, - Ладно, пойдём. Нужно выполнять задание Верховной. Не пойму только, почему богиня заблокировала связь с Вием? Мы лишились львиной доли могущества.
        - Может быть потому, что и Жуку помогает, кто-то не менее, а то и более, сильный. Видел, как резко он усилился?! Стал не слабей тебя. Уверен, что сможешь победить? - на этот раз Инге было, что ответить.
        - Не сомневайся! Ты главное ударь, когда я его измотаю! - раздражено бросил Ульян и добавил, - Да и деваться нам некуда. Или мы, или он.
        Разговор «сладкая парочка» вела в движении. Алатари неспешно приближались к главному ворогу. Все равно жертв скарабея было уже не спасти. Да и нужды в том не имелось. Чем меньше свидетелей, тем лучше. Слишком уж много тайн сегодня всплыло наружу. В этом мысли мужчины и женщины совпадали.
        Впрочем, размеренное шествие вскоре прервалось. Оба властолюбца поражено замерли. Произошло невероятное - гигантский скарабей отступил. Да, что там отступил, в панике сбежал от юнца, которого окутало ярчайшее золотистое свечение. Оно-то и спугнуло преображенного маршала.
        - Всегда знал, что в форме насекомого наш давний приятель крайне туп! - презрительно вымолвил Коноваленко. Однако через миг ему стало не до ёрничанья.
        Большущий скарабей высоко подпрыгнул, подлетев метров на сто вверх, не меньше. А потом подобно планёру спикировал на гетмана и настоятельницу. Низвержение многотонной туши породило небольшое землятресение. Однако цели наскока жук не достиг.
        Инга обратилась в рысь и бодро отпрыгнула в сторону. Кошку перекувырнуло в воздухе пару раз от ударной волны, но главное - ее не раздавило в блин и не искалечило. Ульяна же выручил тотем. Призрачный медведь обернулся вокруг хозяина, позволив пережить попадание.
        Параллельно с пассивной защитой Коноваленко провёл контратаку. За мгновение до приземления атакера он вскинул над головой молот, перевернув оружие обратной стороной. Рукоять кувалды кончалась острым штырём. Вот на него-то и напоролся со всего маху скарабей.
        Насекомое накололось, как бабочка на булавку. Размеры орудия впечатляли. Ульян орудовал молотом, превышающим рост среднестатистического человека. Соответсвенно, острие глубоко увязло в подбрюшье. Казалось, что жуку несдобровать. Однако из раны полилась чёрная, едкая слизь, густым потоком укрыв мелкого, по сравнению с насекомым, человечишку.
        Коноваленко вскрикнул от боли и натуги. Руки здоровяка вспучились мышцами. Он напрягся и отбросил жука от себя, отскочив в сторону. От мужчины во все стороны повалил пар. Однако других повреждений заметно не было.
        Собравшись с духом, Ульян повторил недавнюю успешную атаку. Он раскрутил свой увесистый дрын и, вращаясь, как пропеллер, заскочил на спину скарабея. К рывку гетман присовокупил увесистый взмах молота.
        Прежде удачное действие на этот раз провалилось. Наросты на карапаксе сдетонировали. Беара снесло с занимаемой позиции, как осенний листок с дерева. Гетман ловко сгруппировался и перекатом ушёл от раскрывшихся закрылков. Иначе лишился бы головы.
        Жук яростно застрекотал. Из него воспарило новое солнце. Оно вот-вот грозило рвануть. Данному событию помешал тотем. Могущественный косолапый взревел, разрушив чужую ворожбу.
        Соперники стоили друг друга. Какое-то время они обменивались магическими и физическими атаками. Никто не смог заполучить преимущества. Все решило присутствие посторонних. Лучше бы Беар сражался один, а так напарница подвела.
        Рысь притаилась в сторонке. Как и условились, кошка ожидала оплошности неприятеля. Беда в том, что гетман и настоятельница недооценили хитрость насекомого. Они посчитали, что пребывая в трансформе маршал беспросветно глуп. А жук доказал, что оба ошиблись. Приспав бдительность соперников, скарабей неожиданно выпустил облако праха, на секунду скрывшись с глаз и появившись вовсе не возле изготовившегося к отпору Ульяна.
        Двадцатиметровая громадина обрела невесомость и вместе с тучей тлена налетела на зазевавшуюся хищницу. Кошка попыталась отскочить, но удалось это лишь частично, причём в прямом смысле слова.
        Клацнули гигантские жвала и обитательницу леса разделило надвое. Нижнюю часть туловища отрезало напрочь. Другой обрубок продолжил полет и шмякнулся оземь, расплескав лужу крови.
        Жук проворно запихнул добытую плоть в ротовую полость. После чего ещё подрос, а количество кровавых пятен на хитине утроилось. Потом эти вкрапления собрались в громадный шип и выстрелили в Беара.
        Тотем снова обернулся вокруг владельца, однако полностью хозяина не уберёг. Самый кончик остряка оцарапал ему грудь. От такого, казалось бы пустякового повреждения, мужчина пошатнулся. Видать творение скарабея содержало мощный токсин.
        На секунду гетман был дезориентирован, чем и воспользовалось насекомое, крепко зажав жертву между жвал. Зафиксировав будущий обед, скарабей победно застрекотал, а ещё от него по земле к небитой Инге поползла дорожка шипов. Не лишенное сообразительности насекомое задумало подтащить недоеденную настоятельницу поближе, сожрать, получить ещё большее усиление и, наконец-то, прикончить обездвиженного соперника.
        Боевая трансформация с Пустоты слетела. Более того, сил даже на поддержание «красивой» оболочки не осталось. Женщина вновь превратилась в Эдну Каргу. Вот только теперь у неё отсутствовали не одни лишь руки, но и все, что ниже пояса.
        Узрев такой ход событий, любой поставил бы на победу жука - переростка. Так и получилось бы, однако Беар окутался серой дымкой и пропал. Гетман, как и маршал до того, ретировался, не пожелав сражаться до конца. Каким-то образом беглец преодолел запреты богини и покинул закрытую территорию.
        В очередном стрекоте скарабея послышалось разочарование. Насекомое убрало шипи и лично отправилось к жалкой калеке. Вот только та была уже не одна. Ее загородил тот самый, вспугнувший недавно жука парень в золотистых доспехах.
        Абрисы насекомого поплыли. На поле боя возник низкого роста, средней комплекции, некрасивый мужчина в военном кителе.
        - Думаешь поймал бога за бороду, Аватар? Так я справлюсь с тобой и без протоформы! - уверенно проговорил Гварг и вытащил офицерский кортик.
        Глава 26. Взаимовыручка:
        Гуртом и батька быты лэгшэ.*
        Пословица одного из народов Славской Империи.
        К сожалению, подготовиться толком к бою с гигантским насекомым Слай не успел. А ведь даже одну единственную атаку он отразил с трудом. Задействовав при этом позаимствованную у Верховной защиту, которая оказалась довольно универсальной.
        Правда, чтобы остановить лавину протуберанцев, потребовалась почти половина запаса энергии из личной зоны. Хорошо ещё, что после поглощения камней душ и формирования ядер аримия заполнилась до краев. Ситуация грозила преждевременной гибелью, как лично его, так и остального отряда. Однако помощь пришла совершенно неожиданно и оттуда, откуда не ждал.
        Перед разведкой Ходок позаимствовал у армейского интенданта золотой глиф. Чудесная вещь была давным - давно найдена в Лоске. Ее получил Клинт Улыбака после убийства искалечившего его монстра. После чего артефакт не сумели распознать. Сокровище долго лежало у ныне покойного военного и ждало своего часа. И вот теперь время пришло. Расширитель возможностей пригодился. А ведь за всеми этими событиями Слай совсем позабыл о нем.
        - ОБНАРУЖЕН ВСПОМОГАТЕЛЬНЫЙ СОФТ ВЫСШЕГО УРОВНЯ. ПРОИЗВОДИТСЯ РАСПАКОВКА ИНФОРМАЦИОННОГО ПАКЕТА, - отрапортовала Хашина и тут же дополнила сообщение, - ОПТИМАЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ НАЙДЕНО. ГЛИФ ПОВЕЛИТЕЛЯ СТАИ ДОПОЛНЕН НОВЫМ УМЕНИЕМ. ОТНЫНЕ ДОСТУПНА АКТИВАЦИЯ АУРЫ ПОВЕЛИТЕЛЯ НАСЕКОМЫХ: ПРИ НЕОБХОДИМОСТИ ВАС ОКРУЖАЕТ ОСОБОГО РОДА ИНФОРМАЦИОННОГО ПОЛЕ, ПОПАВШИЕ В НЕГО ИНСЕКТОИДЫ УТРАЧИВАЮТ 50 % ОТ СВОИХ СПОСОБНОСТЕЙ, ВАШИ ЖЕ АТАКИ ПО НИМ ПРОХОДЯТ С 200 % ЭФФЕКТИВНОСТЬЮ.
        Слаю даже ничего включать не пришлось. Плечи озарились золотом. На них проявилась татуировка в виде острых когтей. Вот только сейчас хищные отростки размножились и закружились вокруг обладателя. Издалека чудилось, что юношу окутало ярчайшее сияние. На самом же деле тысячи прозрачных когтей вращались подле хозяина, образуя ту самую ауру повелителя насекомых.
        Вот в неё-то и заскочил разогнавшийся, как локомотив, скарабей. На таких условия Ходок был готов схлестнуться с ожившей горой хитина. Однако жук имел противоположное мнение. Насекомое встревоженно застрекотало и ринулось прочь из вихря ещё быстрей, чем прибежало.
        - Ну, что я вам говорил? Видали? Ваш маршал понял с кем связался и утёк, поджав хвост! - раздался за спиной увереный голос Скалозуба, хотя никакого «хвоста» у скарабея естественно не имелось.
        - Так чего же мы ждём? В атаку! - немедленно завопил простодушный Егор Загорелый.
        - Ты чего раскомандовался? - вызверился на него Кондрат и важно добавил, - Это я тут, заканчивал училище офицеров. Так вот, основы тактики гласят - нужно подождать пока враги ослабят друг друга, и лишь затем вступать в бой. Потому как необходимо использовать любую возможность для победы, во избежание случайного проигрыша.
        - А маршал что, наш враг? - задал резонный вопрос один из десантников.
        - А сам, как думаешь? Будет ли друг убивать выживших офицеров, а затем пожирать их тела? - ответил вопросом на вопрос сержант.
        Дальше разглагольствования солдат Слай слушать не стал. Он размышлял, что делать. Грозная аура потухла, сожрав практически весь запас. Идти на штурм было не с чем. Если бы насекомое просто побегало подле него минут пять, шакти и вовсе закончилось бы. К счастью, скарабей не ведал об этом и ретировался. Жук набросился на обладателя призрачного медведя и женщину - рысь.
        Какое-то время схватка между ними происходила с переменным успехом. Но затем хищница подставилась. Скарабей получил преимущество, обездвижил главного соперника и собрался доесть превратившуюся в старуху знакомую.
        Последнее Ходок наблюдал уже бегом. Оставаться с неприятелем один на один парень не желал. Как говорится, враг моего врага врага - мой друг. Слай как раз успел прикрыть калеку, когда случилась неприятность. Здоровяк непонятным образом исчез, а насекомое собиралось напасть.
        Предстояло схлестнуться с ворогом в одиночку. Хорошо ещё, что Гварг вернул человеческий облик. Он ошибочно посчитал, что аура - это естественное свойство организма соперника. А вот другое предположение о том, что Слай является Аватаром, попало в яблочко.
        - Спасибо! Продержись немного, и я помогу! - прозвучал сзади еле слышный шёпот.
        Слай обернулся и увидел, что покалеченный обрубок ещё жив. Кровь течь перестала. Старуха лежала и говорила в пустоту. Взгляд ее замер, как у мертвеца. Казалось, что прошептав последнее послание, бедняга скончалась.
        Раздумывать над реальностью предсмертного обещания было некогда. С офицерским кортиком наперевес противник атаковал. Нужно сказать, что орудовать прямым, обоюдоострым кинжалом маршал умел. Тем более, что и оружие было непростым. Оно то неожиданно удлинялось, то выстреливало чёрными, ониксовыми иглами.
        Китель военного треснул по швам, наружу вылезли с ладонь размеров шипы. Они образовали настоящую активную броню. Штыри служили не только украшениями. Остряки взрывались время от времени, будто шрапнель.
        Ходок вертелся ужом, отражая две трети ударов. Искусство фехтований из прошлой жизни вновь пригодилось. Конечности двигались сами по себе, принимая необходимые стойки и применяя приемы.
        Однако никакой фехтовальщик не сдержал бы такого напора. Выпады перемежались с залпами камней, а вражеский клинок жил своей жизнью. С локоть длиной кортик то неожиданно удлинялся до размеров копья, то, наоборот, превращался в кастет, и маршал лез в ближний бой, выстреливая шипами.
        Спасало лишь несколько факторов. Во- первых, меч Арея почему-то признал в военном врага родной земли и выдал усиление. А ещё распахнувшееся над головой деревце, которое залечивало раны. Однако источники быстро пустели, а жидкость в и так обмелевшем бассейне стремительно убывала.
        - За Родину! За Светлого! Урааа! - неожиданно прозвучал многоголосый клич и десантники набросились на бывшего командира с тылу.
        В маршала полетели многочисленные заклинания, пули и дробь. Заклятие вэйхов больше не действовало, потому огнестрельное оружие заработало. Но нвибольшие проблемы Гваргу доставили исходившее от Лукошко свечение и серая туча, выпущенная Скалозубом. Под таким натиском маршал вынуждено отступил. Половина наростов на нем раскрошилась, из прорех вытекала чёрная смола и валили клубы пара.
        - Предатели! Я все равно уничтожу вас! - злобно прошипел Гварг, отпрыгнув в сторону.
        Повреждения на нем стремительно зажили, а кожа потемнела. Через мгновение перед людьми предстал истукан из оникса. Болвану выстрелы и магия были ни по чем. Практики бессильно соскальзывали с покрытого шипами тела. А пули рикошетили, норовя попасть в выпустивших их солдат. Стрельбу вынужденно прекратили.
        На какое-то мгновение схватка замерла. Маршал собирался с силами, чтобы атаковать, остальные приготовились защищаться и искать возможности победить превосходящего соперника. Неожиданно Гварг застыл, как вкопанный.
        - Так ты - та самая студентка, Инга? - пробормотал больше не человек.
        - Я помогу! - прозвучал тихий шепот призрака не слишком красивой, но очень привлекательной какой-то внутренней харизмой девушки. После чего силуэт превратился в ярко - зелёный луч и влетел в крону дерева над Ходоком.
        За секунду растение разрослось вдвое. Это придало парню новых сил. Слай ощутил, как достиг пика высшей инфосферы.
        - Ах ты ж, сука! Мне тогда предлагали тебя трахнуть. Но я отказался, был помешан на чести и отправился на боковую. А следовало-таки тебя оприходовать, а после придушить! - выдал непонятную собравшимися фразу маршал и атаковал.
        * Сообща и отца легче одолеть - украинская пословица, иносказательно означает, что сообща можно осилить кого и что угодно.
        Глава 27. Тотем
        Сила духа - вот твой лучший защитник;
        Слай Книга Бытия;
        Как и в случае с гетманом, Гварг напал на слабейших. Маршал резко ускорился и рывком очутился посреди стоявших кучно солдат. Черные шипы взорвались, собрав кровавую жатву. Половину десантников убило. Другая часть была сильно изранена. Избежали повреждений лишь двое. Лукошко спрятался за защитой Сварога, а Скалозуб ушёл под землю, словно проглоченный плавуном дом.
        Вскоре выяснилось, что Жук атаковал военных с определённой целью. Трупы щедро нашпиговало обсидиановыми осколками. Каждый из них запульсировал, всасывая плоть поверженных воинов. Мертвецы усохли, а к их убийце поползли толстые, грязевые нити, которые сразу же впитывались истуканом. От такой подпитки прежде приземистый Гварг вымахал вдвое. Возросло также количество шипов и их размеры.
        - Прикрой людей, не дай ему усилиться ещё больше! - вскричал Слай, обращаясь к Лукошко.
        Сидор послушно расширил площадь воздействия оборонительной формации. Сам же Ходок насел на маршала, не позволяя сосредоточиться на взломе защитного купола. Дерево над головой юноши озарилось зелёным светом, и сотни паростков вылезли из под земли, оплетая предателя родного мира.
        - Откуда у тебя тотем? Ты же не достиг даже стадии Единого Тела! - изумлено возопил Гварг, трепыхаясь посреди буйства растительности. Сама планета выступила против ренегата, придав магии парня дополнительную мощь.
        Воспользовавшись моментом, Слай просматривал распахнувшуюся перед ним виртуальную книгу. Из прочитанного следовало, что он выполнил все требования для становления Повелителем Жизни. Достиг пика высшей инфосферы, освоил первую стадию божественной техники золотой плоти и спас достатоное количество жизней. Теперь нужно было определиться с разновидностью тотема.
        Выбор требовалось осуществить немедля, потому как удерживавшие маршала ростки трещали и лопались быстрей, чем произрастали новые. Всего предлагалось пять вариантов:
        - ЯСЕНЬ- обладатель данного тотема способен стать выдающимся ремесленником. Также раз в декаду родственное дерево предоставляет заготовки под оружие: древки копий, стрел, различного рода рукояти и многое другое по желанию владельца. Изготовленные из волшебной древесины вещи на два уровня превышают степень могущества создателя, обладают повышенными магическими и метафизическими свойствами, могут достигать божественного статуса;
        - ОРЕХ - в условиях боя обладатель данного тотема способен подавлять различные виды магии одного конкретного врага. Мощь подобного противодействия напрямую связана со степенью уникальности практика, а также внешними условиями и факторами. Раз в декаду на дереве произрастает особый орех, съев который владелец получает временное усиление основной способности тотема.
        - ДУБ - обладатель данного тотема существенно повышает собственные физические характеристики, обладает повышенной защитой от ментальной магии; раз в декаду дерево предоставляет жёлудь, потребление которого навсегда увеличивает природную силу на 1 %;
        - ЯБЛОНЯ - обеспечивает владельца недюжинным здоровьем и долголетием, исцеляет от любых болезней и наведённых порч. Раз в декаду предоставляет омолаживающие и продлевающие жизнь плоды. С их помощью практик способен достичь бессмертия;
        - ТИС - тотем-защитник, на своей территории оберегает хозяина от магических и физических воздействий. Раз в декаду производит семя для высаживания свящённой рощи. В ней обладателя данного тотема практически невозможно одолеть.
        Слай глубоко задумался. Все тотемы были очень привлекательны. Каждый даровал уникальные способности и особого рода плод. Однако остановится нужно было на чём-то одном и как можно скорей.
        Первыми парень отверг ясень и тис. У него не лежала душа к поделкам и садовничеству. Кроме того, в сложившейся критической ситуации долгоиграющие тотемы не имели смысла.
        Безграничная сила дуба и бессмертие яблони манили, но для текущей схватки даруемые ими эффекты тоже не пригодились бы. А вот орех, наоборот, мог помочь здесь и сейчас. Особенно подкупала задекларированная зависимость мощи тотема от уникальности его обладателя и внешней среды. Куда уж быть уникальней, чем Слай, да и природа выразила неодобрение ренегату. Потому выбор был очевиден.
        Слай мысленно пожелал стать хозяином тотема ореха. Сразу же после его решения высота призрачного дерева достигла десяти метров, а ширина кроны двадцати. Оно засияло. Тысячи мелких зеленых цветочков налетели на освободившегося маршала, а в ладонь парня упал крупный, окутанный видимым невооружённым глазом свечением, плод.
        Юноша разломил скорлупу крепкими пальцами, разжевал и проглотил съедобную внутренность.
        - ВЫ УПОТРЕБИЛИ ВОЛШЕБНЫЙ ОРЕХ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ. СОПРОТИВЛЯЕМОСТЬ МАГИИ ПЕРВОГО АТАКОВАВШЕГО ВАС ВРАГА + 50 %, СРОК ДЕЙСТВИЯ ОДИН ЧАС, - немедленно уведомила Септония.
        Естественно, напавшим стал Гварг. Он выбрался из вихря призрачных цветов и обозлённый донельзя накинулся на юношу. Цветочный хоровод вернулся в корону и Слай почувствовал, как в нем изменилось что-то.
        Не дав разобраться с новшествами, в Ходока вновь полетели каменные шипы. Вот только теперь ониксовые «сосульки» почти не вредили. Тотем ласково светился, даруя защиту от нападок противника. Как не силился маршал, но даже оцарапать оппонента не получилось. Во взгляде Гварга появилась паника.
        - Как же так! Почему ты стал неуязвимым? - чуть ли не в истерике возопил военачальник и бросился наутёк.
        Слай преследовал противника, угощая ударами меча. Вот только незадача, пробить броню супостата не удавалось. Возник своеобразный статус кво, соперники ничем не могли навредить друг другу.
        Беготня продолжалась довольно долго. Требовалось придумать что-то и поскорей. Ведь тотем напитывался из уже показавшего дно водоема аримии. Действие эффекта волшебного ореха также заканчивалось с минуты на минуту.
        Возможно, все и пошло бы по наихудшему сценарию, но тут вмешалась третья сила. Дуэлянты как раз находились возле схлопнувшегося портала, когда прохудившаяся в том месте ткань пространства задрожала. Сквозь прореху в скрепах мироздания просочилась женская фигура. Прозрачные одежды, зелёные до пола волосы, миндалевидные глаза и удлинённые уши указывали на то, что это вэйха.
        В тонкой изящной руке пришелица держала амулет в виде матового шара с треугольником внутри. Женщина вытянула вещицу перед собой, и трёхугольник внутри круга осветился золотом. Удовлетворенно кивнув, незнакомка произвела пасс руками и создала мощное силовое поле. Слай сразу же ощутил, как его притягивает к разрыву.
        - К ВАМ ПРИМЕНЕНО ЗАКЛИНАНИЕ БОЖЕСТВЕННОГО УРОВНЯ. БЛАГОДАРЯ ЗВАНИЮ ТРИЕДИНЫЙ ВОЗДЕЙСТВИЕ СНИЖЕНО НА 30 %,- мелькнуло перед глазами уведомление, и притяжение ослабло.
        - Забирай - ка ты лучше вон его! - воскликнул парень и пихнул взамен себя обездвиженного инопланетной ворожбой маршала.
        От не слишком сильного толчка Гварг полетел вперёд столь стремительно, будто в него врезался грузовик. Тяжёлый ониксовый истукан врезался в недовольно завопившую женщину. Затем оба исчезли в закрывшемся разломе.
        - СОБЫТИЕ ПЕРВАЯ БИТВА ЗАВЕРШЕНО. РЕЗУЛЬТАТ - НИЧЬЯ. НИ ОДНО ЗВЕНО НЕ ПОЛУЧИЛО ПРЕИМУЩЕСТВА. НАГРАДЫ УЧАСТНИКАМ НЕ ПРЕДУСМОТРЕНЫ, - равнодушно оповестила Септония.
        - Ну и жлобиха! - проговорил Слай и устало присел на землю. Только сейчас он понял, что очень устал, как физически, так и морально.
        Глава 28.Награждение
        Вот тебе награда - орден сутулого с закруткой на спине.
        Неудачная шутка.
        Широкий плац заполнили ровные шеренги военных. В парадных мундирах и налощенных сапогах элитные воины Славской Империи собрались на громадной, покрытой красной брусчаткой, площади. Такая же картина наблюдалась и в других административных центрах страны.
        Происходящее на агоре Гипербореи транслировалось множеством пузырей, как в столице, так и за ее пределами. Для чего были выделены немалые средства, потрачены горы накопителей, задействованы лучшие маги. Целые цепочки из ретрансляторов развернулись между городками и весями, чтобы народ и армия могли вживую внимать словам вождя.
        С непокрытой головой Виссарион стоял на высокой каменной трибуне. Серый китель без знаков отличия сидел на нем, как влитой, а лучившийся солнечным светом взгляд обжигал. Рядом с ним находились высшие государственные чины. Глава Вооруженных Сил Килий Неугомонный, патриарх Святой Церкви Захарий Блаженный и ректор Академии Калыван Драгобрат.
        Данная троица недавно вернулась из относительно успешных командировок. Захарий «разобрался» с проблемой Велграда и утвердил там владычицей Мирославу Вяземскую. Килий отогнал от границ интервентов под предводительством опальных Георга Ягужинсокго и Пересвета Благочестивого. А Драгобрат разбил несколько воинских формирований ушкуйников и Темного Ковена. Благо последние немного присмирели, куда-то подевалось их руководство. Впрочем, даже несмотря на такую удачу, идти на штурм Сечи Калыван не посмел. А тут, как раз, подоспела депеша о срочном возвращении в столицу.
        - Товарищи, граждане, братья и сестры, бойцы армии и флота!* Сегодня я собрал вас всех, чтобы сообщить о начале глобальной войны. Богиня свидетель, не мы ее инициаторы и виновники. Европейская Лига, Азиатский Союз и Паномериканские Корпорации вероломно напали, воспользовавшись смутой, наведенной внутренним ворогом. Посему объявляю по всей стране военное положение и всеобщую мобилизацию. Спешу уверить, что враг умоется кровью за каждую пядь нашей свящённой земли. Гадов ничему не научила история. Ну что ж, мы готовы повторить урок.
        Император говорил не громко, но магия усиливала голос, пробирая до костей. В иных городах параллельно с трансляцией крутили фонограмму. Можно было смело сказать, что обращение Светлого слушает вся страна.
        Минут пять Виссарион вещал о том, как подло поступила Ватага, как не вовремя вскрылся нарыв Темного Ковена, как неожиданно подступили к границам армии во главе с представителями пятой колонны, как беспочвенно обвинили Славскую Империю страны вражеского альянса в развязывании межпланетного столкновения и даже в пробое неизвестно куда. Закончить же Светлый решил на положительной ноте.
        - Война только началась, а мы уже можем похвалиться славной победой. В кровопролитном бою Третья Преображенская армия под командованием маршала Гварга одолела инопланетных вторженцев и закрыла врата в чужой мир. Победа далась дорогой ценой. Несметные полчища ворога многократно превосходили наши войска числом. Но несмотря на это, храбрые воины не отступили и опрокинули неприятеля. Со всего корпуса уцелели лишь пять человек. Почтим минутой молчания павших, а после наградим героев.
        Площадь погрузилась в тишину. Впечатленные подвигом люди отдавали должное умершим. Затем Виссарион продолжил:
        - Семьям погибших государство предоставит пожизненные пенсии. А их деяние занесено в золотой фонд воинской славы. Теперь же позвольте представить чудом уцелевших. Поверьте, они не избегали схватки. Просто им повезло больше, чем остальным. Первый - сын обычного архивариуса Сидор Лукошко, студент Имперского Университета. С помощью дара Сварога он преодолел вражеское заклятие, что в итоге позволило сокрушить врага. Следующими идут два опытных десантника - Кондрат Прямой и Егор Загорелый. Выходцы из простых семей, сегодня они достигли вершины воинского величия. Последними шефствуют бывшие ушкуйники - Скалозуб и Золотой. В тяжелое время они покинули преступную Ватагу и послужили Отчизне. Мы, кстати, обещаем полную амнистию всем, кто последует их примеру. Поприветствуем же героев!
        Под величественный глас Императора вышеупомянутая пятёрка продвигалась к сцене по предоставленному коридору. А когда Виссарион закончил говорить, солдаты начали кричать: «Слава! Слава! Слава!»
        В общем, все было обставлено очень помпезно и цепляло за душу.
        - Каждый из них награждается высшей воинской наградой - Золотой Звездой Героя. Также всем им вручается патент лейтенанта. Уверен, мы еще не раз услышим имена доблестных воинов в сводках грядущего противостояния, - возобновил речь Светлый после короткого перерыва.
        Под благосклонным взором Императора, с торжественной миной на лице, Килий прикрепил к груди награждаемых ордена, а также вручил свитки с новыми званиями. Затем государь задвинул заключительный спич о том, что любой может повторить достойный уважения поступок героев. После чего отпустил номинантов со сцены.
        - Не чревато ли их оставлять живыми? - негромко спросил Неугомонный, когда новоиспечённые орденоносцы удалились, - Они слишком многое знают. В подписки о неразглашении я не верю.
        - Сейчас страна нуждается в героях и примере для подражания. Но ты лично проследишь, чтобы в ближайшее время их постигла славная кончина, - ответствовал ему Светлый, взирая на стартовавший парад.
        - А меня заинтересовала персона Золотого. Десантники реально верят, что юноша является сыном бога. Исходя из их показаний, этот парень одолел Гварга и совершил еще кучу небывалых свершений. Может быть в застенки его? Выпытать, что и как? - предложил Драгобрат.
        - Я и сам хотел бы поступить так. Да стервец каким-то образом выслужился перед Верховной. Согласно Ее реестру, он уничтожил более ста особо опасных монстров с планеты Хашина и заслужил право основать род. Мы не можем его тронуть, последует наказание. Так ведь, Захарий? - угрюмо изрёк император.
        - Истинно так. Мало того, отрок еще и обладает высшей степенью кармы. Он единственный Превознесенный на всю страну. Богиня не позволит схомутать его без причины, - поддакнул Блаженный, - Не пойму только, каким способом он задурил головы солдатам. Они же не находятся под внушением. Искренне полагают, что паренёк - отпрыск небожителя.
        - А его личная карта, по всей видимости, осталась на Сечи. Не проверишь, кто он, - дополнил общую картину Драгобрат.
        - Ничего. Завтра юноша посетит Каденцию, чтобы зарегистрировать новый род и получить земельный надел. Я уже распорядился о том, какие земли ему предоставить. Уверен, долго юнец там не протянет. Как сюзерен, он обязан защищать свою вотчину, а сил для этого у него нет. Думаю, остальные последуют за ним. Не мешайте их порыву. Килий, ещё раз повторю, лично проследишь, чтобы герои нашли достойную газетных заголовков кончину.
        На этом диалог властьпридержащих завершился. Сохраняя патетический вид, высшие чины созерцали, как маршируют солдаты. Каждый из них размышлял о своём. В столь непростое время чем выше сидишь, тем больнее падать. Вот руководители и решали, как же им сохранить свои позиции незыблимыми.
        Между тем, состоялся короткий разговор и между определёнными в мертвецы «героями».
        - Теперь тебе и к Мирославе посвататься можно. А что, основатель рода, лейтенант, известная на всю страну личность! - хлопнул друга по плечу Трой, - А мы будем свидетелями на свадьбе.
        - Смотри, чтобы вместо костюма шафера, ты не примерял деревянный макинтош! - не поддержал веселья товарища Слай, - Слишком уж легко нас отпустили. Даже не допрашивали толком. При том, что все переврали.
        - Да ладно вам! Пойдёмте лучше обмоем. Мирных деньков осталось-то всего нечего! - разрядил обстановку Загорелый, и честная компания направилась в кабак.
        *- начало речи И.Сталина в июле 1941 г.
        Глава 29.Подготовка к вояжу
        Хорошо, что мы купили новый дом, но почему здесь нет ремонта?
        Из дореканий сварливой жены.
        На утро после попойки у всех болела голова, и лишь Слай не чувствовал недомогания. Статус Повелителя Жизни подсобил. Спозаранку парень переделал кучу дел. В частности посетил столичное отделение Каденции, где получил патент на управление градом под названием Багратионовск. Находился этот небольшой городок на границе с членом Европейской Лиги, Речью Посполитой. Населённый пункт размещался возле самой линии постоянно смещавшегося фронта.
        Как военному и владетелю юноше предписали прибыть в домен в течении двух недель и организовать там оборону. Никаких средств для этого не выделили. Наоборот, сообщили о передислокации имперских войск из данного района в ближайшие пару декад.
        Ходок понял, что ему подсунули свинью. Впрочем, ещё по опыту общения с князем Мстиславом, парень сложил о правителях мнение, что все они - лживые, корыстные ублюдки, слову которых нельзя доверять.
        - Ничего, мы ещё побарахтаемся, - сквозь зубы процедил Слай и пнул развалившегося на кровати рыжего. Затем, не долго думая, повторил процедуру и с Сидором. А вот Кондрата с Загорелым разбудить не удалось, сколько их не пихал - продолжали храпеть, выводя рулады носами.
        - Вставайте! Дело есть! - озвучил Ходок едва продравшим глаза друзьям. На дворе наступил полдень. Пьянка затянулась под утро, потому не удивительно, что товарищи до сих пор дрыхли.
        Особенно жалко выглядел Сидор. Паренёк никогда не пил. А тут нажрался вусмерть, чтобы отрешиться от мира сего и хоть немного унять боль в душе. Задуманное удалось, но сильно пострадал организм. К тому же Лукошко осознал, что алкоголь не выход. С похмелья депрессия навалилась с новой силой. Лекарство вышло хуже самой болезни.
        - Ты отправляешься в тюрьму! - указал Слай пальцем на Троекурова, потом перевёл перст на Сидора, - А ты - в хоспис!
        - Так я ж это….Не совершал ничего предосудительного. Подумаешь, пару серебряных ложек прихватил из ресторана. За что меня в буцыгарню*-то?! - возмущённо возопил Трой.
        Лицо Лукошко перекривилось. Было ясно, что отправляться в лечебницу для смертельно больных, он тоже не горит желанием. Даже не смотря на хреновое самочувствие.
        - Вы меня не так поняли. Письма отнесёте, - успокоил друзей Слай и протянул им запечатанные сургучом конверты.
        - И когда успел только! - буркнул смекалистый Скалозуб, сверив герб на печати и ранее отсутствовавший перстень на пальце Золотого.
        В качестве символа новоиспечённого рода Ходок избрал чёрный обелиск на фоне разлапистого дерева с золотыми листьями. Вершины памятника и древа скрывались в тумане.
        Подобный атрибут получал каждый новый владетель для подписи документов и личной корреспонденции. Стоила пустая магическая заготовка немало, зато могла удовлетворить самую бурную фантазию. При внимательном взгляде на печать, стела обретала жизнь и объём, что подтверждало подлинность отправки. А свериться, кто владелец герба, можно было в имперском реестре семей и фамилий, куда все активированные артефакты заносились автоматически. Их подделка каралась смертной казнью.
        - А куда направишься ты? - сварливо вопросил Трой. Он не любил, когда им помыкали.
        - Я пойду в банк. Нам деньги нужны, - ответил ему Слай.
        - Пенензы* - это хорошо, но с чего ты решил, что нам их выдадут? - не разделил чаяний товарища Троекуров.
        - Поглядим! - коротко бросил Слай и направился к выходу.
        - И что за название дурацкое - Род Золотого Ореха. Ещё бы назвал Род Золотого Яйца… - расслышал юноша недовольное бурчание Скалозуба, притворяя дверь.

* * *
        В роскошном кабинете, в удобном кресле, сидел закутанный в плед, похожий на мумию старик. Чье бледное, тонкое лицо густо покрывали россыпи пигментных пятен, а ладные в молодости, двусторонние, на старинный манер бакенбарды напоминали теперь куски сбившейся пакли. Прежде синие, полные жизни глаза потускнели и приобрели цвет прозрачной водицы. Временами старца одолевал кашель, и даже ярко горевший камин не согревал озябших костей. Великий финансист Евгений Ламанский*, продолжатель древней династии банкиров, доживал последние дни.
        Всеми правдами и неправдами богатей боролся за каждый вздох. Испробовал практически любые способы для продления жизни, но все же костлявая подобралась к нему вплотную. Никакие снадобья и эликсиры больше не помогали, а редкие в Славской империи Мастера Жизни лишь разводили руками. И они не могли уберечь ветхий организм от окончательного распада.
        Триста лет- не шутка. Ламанский по праву считался самым старым человеком в стране, но дни долгожителя были сочтены. Единственное, что ещё радовало живую развалину- это любимое дело.
        Вот и сейчас банкир находился на рабочем месте. Подогнанные под нужды болезного апартаменты имели все необходимое, начиная от спальни и заканчивая персональной купальней и лечебницей. Таким образом, хоромы занимали весь верхний этаж-пентхауз центрального отделения Государственного Сберегательного Банка.
        Впрочем, «державным» финансовое учреждение именовалось только для проформы. На самом же деле, банк - монополист находился вполне себе в частных руках. Вмешиваться в дела фамилии Ламанских остерегались даже Императоры. Да и смысла в том не имелось. Представители данного рода всегда были ярыми сторонниками самодержавия, как самой стабильной государственной формы правления.
        Пускай тело и функционировало плохо, но мозги у старика ещё соображали. Он до сих пор контролировал основные сделки и выбирал перспективных партнеров. Хватки Евгений отнюдь не утратил. Вот и сейчас старикан занимался тем, что просматривал следящие пузыри. Звука устройства не давали, но цепкий ум старикашки вычленял главное и по картинке.
        Происходившее на одном из экранов заинтересовало магната. В ничем не примечательной кабинке, со старшим кредитным специалистом общался высокий, чернявый парень. И все бы ничего, но была у Евгения одна слабость. Старик коллекционировал знакомства. За последние несколько сотен лет не существовало ни одной мало - мальски известной личности, с которой бы он не наладил контакт. Помимо всего прочего, такая привычка помогала зарабатывать. Ведь зачастую именно связи решали вопросы. Транслируемого же юнца недавно показывали на всю страну.
        Хрупкий, костлявый палец, приблизил пузырь к себе и нажал на специальную выпуклость. Магию старик применять опасался, боялся что потратит последние силы и скончается прямо на месте. Потому оборудовал своё логово новейшими техническими штучками.
        После действий финансиста, служащий на экране вздрогнул и засуетился. Ламанский же собрался с духом. Ему предстояло очередное интересное знакомство, возможно, одно из последних. Старик очень надеялся, что интуиция не подвела, и он не прогадал с выбором, что встреча сослужит добрую службу, если не лично ему, то хотя бы наследникам.
        буцыгарня*- сленг «тюрьма».
        пенензы*- сленг «деньги»;
        Евгений Ламанский*- параллель с реальным историческим деятелем. ЕВГ?НИЙ ИВ?НОВИЧ ЛАМ?НСКИЙ (1825 - 1902) - русский финансист из рода Ламанских, управляющий Государственным банком Российской империи, тайный советник.
        Глава. 30. Самая ценная вещь
        Любой человек владеет бесценным сокровищем под названием время. Каждому из нас отпущен лишь определенный срок, потому нужно потратить его с толком.
        Неизвестный философ;
        Особо рассматривать достопримечательности столицы было некогда. Путь в Багратионовск занимал добрую неделю. Соответсвенно, чтобы выполнить задуманное, требовалось поторапливаться. Потому покинув гостиницу, Слай снял таксомотор и направился в банк.
        Нужно сказать, что в подобном транспортном средстве он передвигался впервые. По Сечи парни рассекали на брычке, а в Велграде паровых самоходок и вовсе не существовало. Разве что парочка у наиболее состоятельных граждан, для солидности.
        Езда на машине понравилась. Котёл работал бесшумно, дыма и запаха не выдавал, сиденья отличались удобством, водитель помалкивал. Последнее радовало особо, Слай был слишком занят для пустопорожних бесед.
        Дорога заняла полчаса. В течении них тарантас неспешно перемешался в череде схожих аппаратов. Транспортную систему в столице давно отладили, как часы. По городу передвигались либо посредством магии, либо посредством пара, либо на своих двоих. Для первых двух способов имелись специальные магистрали, по их бокам размещались высокие пандусы, возле которых, в свою очередь, пролегали велосипедные и пешеходные дорожки.
        Дома от проезжей части размещались не менее чем в десяти метрах. И так повсеместно. Ещё лет двести назад, один из Императоров запретил в черте града гужевой и грузовой транспорт и реорганизовал хаотичные столичные артерии.
        Множество зданий снесли, выплатив компенсации. Такие действия вызвали кучу нареканий, но порядок все же навели. Теперь каждый участник дорожного движения знал свой маневр. Даже останавливаться можно было только в специально-оборудованных местах, а не где попало.
        Вот и вышло, что до отделения Государственного Сберегательного Банка Слай не доехал с полкилометра. Оставшуюся часть пути пришлось проделать пешком. Поглазеть было не на что. Вокруг пешеходной зоны размещались унифицированные коробки двухэтажных строений. Преимущественно магазины и иная коммерческая недвижимость. Подобный уклад установили для удобства жителей и для спокойствия жилых зон. В общем, Слай очутился в так называемом «деловом периметре».
        Искомое здание отличалось тем, что насчитывало аж семь этажей. Оно сильно выделялось на фоне окружающих «карликов». Выведенная строгими буквами вывеска горела неоновыми огнями, даже не смотря на день деньской.
        Внутри было прохладно, и встретил любезный служащий. Одетый в незнакомого кроя костюм и при галстуке служка поинтересовался целью визита, мельком взглянул на видный перстень на пальце и провёл к специалисту.
        Как представителя высшего сословия, парня приняли в отдельном помещении. Правда не слишком большом и шикарном. Так, в скромной кабинке, два на два метра. В ней и помещался-то лишь стол работника учреждения, да стул для клиентов. Впрочем, наслаждаться удобствами Слай и не собирался. Он сразу озвучил желаемое.
        - Прислоните перстень, вот сюда. Посмотрим, чем я смогу помочь, - ответил на запрос специалист. Невзрачный мужчина не представился. На лацкане у него крепился номерок, обращаться к офисному служащему следовало по нему. Такой порядок завели, чтобы показать то, что работники - всего лишь винтики в могучей системе. Ну и во избежание панибратства.
        Слай не возражал. Он разместил ладонь тыльной стороной на указанной поверхности. На секунду руку по локоть охватило сияние. Кожу слегка закололо.
        - Владение деревянного ранга, срок менее недели, подлинная личность не уставлена, война… - озвучил нелицеприятную цепочку вслух работник банка, однако продолжить мотивационную часть несомненного отказа в выдаче средств не успел. Все та же «умная» панель мигнула, а служка вытянулся в струнку. После чего изобразил куда более приветливый вид и произнёс:
        - Ваш вопрос выходит за пределы моей компетенции. Для его надлежащего решения прошу проследовать за мной.
        Ходок хмыкнул и молча направился за средней комплекции мужичком. Служащий же поспешал. Что было заметно по ускорившейся походке, а также по нервному поведению и суетливому взгляду. Никуда не сворачивая, Слай и поводырь прошли по длинному и местами темному коридору. Именно на таких участках юноша ощущал, что на него воздействуют чужеродным шакти. Однако не возмущался. Парень был заинтригован, куда же и для чего его ведут.
        После череды «проверок» спустились под землю. Там спутников поджидал персональный лифт. Никого рядом по-прежнему не наблюдалось. Поднявшись на устройстве вверх на пару этажей, пересели на другой. После чего вновь спустились в подвал. Дальше новое восхождение.
        Подобная волокита поднадоела. Хорошо, что вскоре похождения закончились. Дверцы «сто пятого» лифта распахнулись и Слай с сопровождающим оказались посреди богатообставленного, с множеством растений, помещения. Потолок здесь уходил ввысь на десяток метров и заканчивался прозрачным куполом, который пропускал солнечный свет для многочисленной флоры, сохраняя однако режим безветрия и тишины.
        В дальнем конце обширной залы, в кресле с широкими подлокотниками, а также множеством проводов и кнопок, восседал древний старик. Хуже него выглядел только встреченный когда-то парнем Зерайль. Сумасшедший учёный давно превратился в обмотанную гнилыми тряпками мумию. Новый дедуля выглядел схоже, только марлевых повязок не хватало.
        Кредитный эксперт подвел Слая к старцу, по военному козырнул и под безразличным взглядом удалился.
        - Золотой…Герой войны, основатель рода Ореховых, - губы старикана едва пошевелились. Моложавый голос явно модулировался с помощью магии, - Будем знакомы. Меня зовут - Евгений Ламанский. Наслышан о вас. Сослуживцы считают, что вы - сын Бога. Не знаю так ли это, но уцелеть там, где запропал сам маршал Победы, дорогого стоит. Правда, Гварг отнюдь не умер, но все же…
        Ходок поразился подкованности старичка. Парень понял, что перед ним не простой обыватель. Перед походом в банк юноша изучал сводки новостей и знал, что одноименная фамилия ведает финансами практически всей страны.
        - Приятно познакомиться. Мне кредит бы, - не стал тянуть кота за хвост Слай. Ему показалось, что сидящий перед ним полутруп очень ценит собственное время.
        Выцветшие глаза старикана одобрительно блеснули, тот одобрил быстрый переход к делу.
        - Деньги- это то, что я могу предложить вам в неограниченном количестве. А вот есть ли у вас, чем заинтересовать меня? - беседа давалась развалине с трудом. Старик больше даже не открывал рта, симулируя речь. Он вяло поводил пальцем по подставке, а однажды слыханный глас озвучил мысль до конца. Таких аппаратов Слай ещё не встречал. Было ясно, что старикан дышит на ладан. Юноше даже стало жаль «всемогущего» беднягу. Не долго думая, Ходок призвал тотем.
        - Мастер Жизни мне уже не поможет! - накарябал ногтем старичок новую фразу, а вездесущий голос изрёк ее вслух.
        - Так я не мастер, а Повелитель! - не согласился Слай, и аура волшебного растения переместилась к страждущему.
        Попервам старик напрягся. Однако тревоги не поднял, доверился интуиции. Свечение призрачного дерева нарастало. Оно полностью скрыло Ламанского почти на час, а затем потухло. Слай мысленно вытер пот и отметил, что израсходовалась половина запаса аримии.
        Зато недавно жалкий старикашка преобразился. Нет, он не вернул молодость, но пигментные пятна сошли, морщины разгладились, остались только самые крупные из них. Кожа перестала выглядеть белее кости, а взгляд лучился синевой.
        - Это аванс! - уверенно выдал Слай, - Я и лучше смогу, со временем.
        Евгений же изумленно щупал пальцами десна.
        - Последний раз за регенерацию зубов я отдал двести тысяч- и то ни один не вырос. Как минимум эту сумму, вы, молодой человек, заработали! - раздался взволнованный и настоящий голос хозяина кабинета. После чего финансист взял себя в руки и более спокойно продолжил, - Уверен, нас ждёт долгое и плодотворное сотрудничество.
        Глава 31. Почтальоны счастья
        Гораздо лучше доставить радостную весть, чем печальную. За неё и позолотить руку могут. А за плохие новости и головы лишиться недолго.
        Из рассуждений опытного посыльного.
        Выданное письмо адресовалось главному лекарю городского хосписа, метру медицины и единственному Мастеру Жизни столицы, Николаю Амосову. Данный человек являлся воистину легендарной личностью. Он всю жизнь посвятил борьбе против смертельных вирусов, болезней и ядов. В общем всего того, чем богаты твари Лоска.
        В свои девяносто пять Амосов выглядел не больше, чем на сорок. Многие спасённые им люди почитали его за святого. И даже лечебницу для безнадёжных он открыл и содержал за свой кошт. И никто не находил предосудительным, что лекарь оттачивал собственные навыки на неизлечимо больных. Да что там говорить, в госпиталь регулярно хаживали студенты медицинского факультета. Тут они черпали материал для курсовых и дипломных работ, повышали квалификацию, практиковались.
        Не удивительно, что не слишком смелый Сидор оробел. Особенно, когда врач зачитал содержимое конверта вслух. Парень сидел, как мышь, втянув голову в плечи, и стыдился. А эскулап внешне спокойно, но с явным осуждением, вопрошал:
        - Выходит, что никому не известный в качестве доктора, господин Орехов просит сообщить больным, что излечит любые хвори взамен на десятилетний контракт?
        - Мим… - промычал Сидор. Он окончательно смутился и не знал, что ответить. Конечно, юноша видел над товарищем атрибуты Мастера Жизни и догадывался, что тот, по идее, способен исцелять. Однако положение усугублялось тем, что в хосписе находились пациенты, которым уже никто не мог помочь, выключая и главного лекаря.
        - Получается, ваш друг ставит себя выше признанных светил медицины и меня лично? - словно прочитал мысли сына архивариуса Амосов.
        - Ээээ, - протянул покрасневший Лукошко. Впрочем, закончил фразу Николай совсем не так, как полагал паренёк.
        - С другой стороны… Герой войны, выживший сам и вытянувший вас из смертельной сечи. Думаю, вреда не будет. Многие здесь давно утратили надежду и отчаялись. Возможно, вера поможет им излечиться. Да и средства новые привлечь можно… - задумчиво забарабанил крепкими пальцами врач по столешне, - Вот что, юноша. Раз вы набрались смелости и приперлись сюда- то и озвучивайте ересь больным собственной персоной. Может кто и захочет подвизаться. А я для такого дела репортеров позову. Осветим, так сказать, мероприятие со всех сторон.
        - Может не надо… - промямлил Сидор, комкая в руках подписанный печатью рода пергамент. Этот лист совсем недавно Николай достал из конверта, а теперь вручил назад.
        - Надо Федя, надо! - проговорил Амосов и ухватил парня за шкирку. Доктор был на две головы выше и силы немалой, потому справился с Сидором, как с кутенком, - А чтобы ты не сбежал, я к тебе паразита привесил. Такой славный злобный дух, чирья ещё насылает. Только недавно научился справляться с ним. В общем утечёшь, сгниешь почище сифилиса. Так что иди, выполняй.
        С такой отповедью врач выставил Лукошко за дверь.
        - И зачем я только согласился отнести послание! - пригорюнился Сидор, осматривая себя внутренним взором. Он хотел знать, действительно ли к нему «приставили паразита», или все же можно сбежать. К несчастью, эскулап не бросал слов на ветер, а может это парень был излишне впечатлителен. После недолгих изысканий Лукошко обнаружил свежий нарыв на носу и засуетился.
        - Чтобы бы ты понимал, старый хрыч! Скалозуб вон, бает, что Золотой- сын бога. Да и меня Слай ни разу не подводил, - подбадривал сам себя Лукошко двигаясь к ближайшей палате, - Так что обломаешься ты, как пить дать, и закроешь свой непотребный более хоспис, когда он вылечит тут всех….
        Бубня под нос, как старый хрыч, Сидор смело распахнул дверь и вошёл внутрь помещения без номера. В одиночках лежали знатные персоны, от них пока не отказалась родня, проплачивая койки. Посреди горы подушек лежала молодая девушка. Она казалась совершенно здоровой, до тех пор пока не раскрыла слепые, ничего не выражавшие глаза.
        - Кто здесь? Николай, вы? Скажите, у меня есть шанс вернуть зрение? - в волнении спросила похожая на фарфоровую куколку девчонка.
        - Меня, как раз, он и послал, чтобы озвучить одно очень интересное предложение, - прокашлявшись, начал речь Сидор, а ещё, при взгляде на незнакомку, ему почему-то вспомнилась Мия.

* * *
        Лязг запоров раздался сегодня раньше, чем обычно. Это Два Зуба уловил своим воистину звериным чутьем, которое отмеряло время до секунды. Потому спешить к мнимой раздаче пищи он не стал, опасаясь ловушки. Тем более, что недавно приводили пополнение. Согласно подсчетам, сидельцев было вновь больше, чем сотня. А, значит, кого-то должны были казнить. Кого-то, кого первым поймают во тьме.
        Подвал Белого Лебедя, самой большой тюрьмы Гипербореи, давно стал особой зоной. Сюда спускали только приговорённых к смертной казни без права на помилование. Камер как таковых не имелось. Громадные полуразрушенные катакомбы - развлечение для тюремщиков и богатеньких. Тут делались ставки и устраивались охоты.
        А чтобы преступники не расползались по закоулкам и не плодились, пайку выдавали только на сотню душ. И то скудную. Зачастую сидельцы сами регулировали собственное количество, убивая слабейших.
        Со временем внутри подземного мира сформировалась определенная иерархия. Старожилы объединились в банду из десяти человек и забирали половину еды. За остальное приходилось сражаться.
        Два зуба оголодал. Он находился тут около месяца, и был осужден несправедливо. По крайне мере, боец на кулаках считал так. Подумаешь, по пьяной лавочке не рассчитал силу и прибил в кабацкой драке сынка какого-то бонзы. Так что, сразу в Белый Лебедь на нижний этаж?
        Кличку кряжистый мужик получил за могучий удар. Бил так, что оставалось два зуба. В подземелье его не трогали. Хватало добычи послабей, чем боевик начала высшего уровня, прошедший сотни поединков один на один.
        Трофим вздохнул. С детства судьба не баловала его, а причиной всему алкоголь. Сначала перспективного курсанта вышвырнули из бурсы за пьяный дебош. Тоже повторилось и в армии. Потом и из телохранителей поперли. Некоторое время мужчина жил тем, что участвовал в подпольных боях. Даже снискал славу среди городского дна. Но вскоре зелёный змий вновь толкнул по наклонной.
        - Точно! Едой и не пахнет, - принюхался зэк. Вонь баланды обычно разносилась повсюду, теперь же в подземелье звучал голос какого-то молокососа, который обещал неслыханное - свободу, а ещё сообщал, что завтра придёт какой-то Золотой, заключать контракты со всеми желающими.
        Сопровождали юнца два дюжих гренадёра, что предавало словам определённый вес. И все равно никто не вышел. Лишь стянулись ко входу доходяги. Странно, но их не тронули. Хотя Два Зуба решил, что их специально выманивают таким вот странным способом.
        После чудного базикания*, наконец, принесли пожрать. Правда, пришлось потолкаться, оставив на полу два бездыханных тела. Завершив расправу, Два Зуба уволок отвоёванную пищу во тьму и приступил к трапезе. О том, что поутру вся его жизнь пойдёт по совершенно другому сценарию, он пока и не подозревал.
        базикать*- сленг, означает говорить ерунду;
        Глава 32. Нападение
        Атака должна быть неожиданной и желательно превосходящими силами.
        Стратег Европейской Лиги Кшиштоф Воевудский;
        Караван из нескольких десятков летающих повозок двигался по серой, безжизненной пустоши. Обычно платформы ИСП перемещались по строго определенным маршрутам, но для данных клиентов сделали исключение. Деньги открывают многие двери, а большие деньги и вовсе творят чудеса.
        Вот и вышло, что вопреки всем предписаниям, более двадцати новейших транспортных средств отправили в захолустье. Впрочем, по документам повозки числились совсем в другом месте. В общем, все как всегда. Коррупция в Славской Империи была неискоренима.
        - Слышь, Сидор, ты что, втюрился что ли? - пихнул товарища в бок и заржал Скалозуб.
        - Сам ты, втюрился! Просто наблюдаю за местностью! - слегка покраснев, отверг предположение друга Лукошко.
        - Вижу, я, как ты «наблюдаешь»! Голова в одну сторону повёрнута - в ту, где сидит Аглая. Или ты там басурман увидал часом!? - снова расхохотался Трой, и десантники поддержали парня смехом, уж очень заразительно тот заливался.
        Показное веселье помогало развеять тревогу. А переживать людям было от чего. Из-за перемещений врага пришлось заехать на запретную территорию. «Кляксы» так в народе называли места загрязнённые эхом минулой войны. Магия тут работала плохо, могли открываться спонтанные порталы, а после старта Слияния и раптуры.
        Слай слушал спутников вполуха. Он анализировал правильно ли поступил, что привлёк к своим способностям излишнее внимание. Если бы юноша знал, что все так удачно сложится с займом, то не отправлял бы письма в хоспис и тюрьму. Однако что сделано, то сделано.
        Основатель лечебницы зачем-то позвал репортеров и главной новостью столицы последних дней стало то, что герой войны оказался еще и чудотворцем. Вылечил безнадёжно больных, переплюнул всех городских эскулапов и так впечатлил общепризнанное светило медицины, что академик Николай Амосов попросился к нему в ученики и последовал за новоиспеченным владетелем к черту на кулички.
        Конечно, газетчики слегка преувеличили, но учёный действительно напросился в попутчики, с целью пронаблюдать постоянен ли эффект выздоровления у пациентов, а также уговорить парня раскрыть тайну их излечения.
        Вредный старик и его бывшие постояльцы занимали две отдельные платформы. Одну выделили для мужчин, вторую для женщин. Последняя притягивала особо. Недавние зэки, которых набралось с три десятка, так вообще исходили слюнями. Лишь страх удерживал преступников от нападения. Новый «командир» уже выкинул по дороге два трупа, непонятным способом умертвив несогласных с политикой тотального перевоспитания.
        Если бы не эти моменты, то можно сказать, что дорога протекала стандартно. Особенно пока передвигались между стационарными станциями. Чем ближе к театру военных действий, тем больше усиливался хаос. Имперские войска под предлогом выравнивания линии фронта отступили. По сути, путешественники находились на вражеской территории. Багратионовск неизвестно, держался ли.
        Трой даже предлагал отказаться от владения и переждать опасность в более спокойном месте. Однако такой поступок шёл вразрез с предписанием Императора и граничил с дезертирством.
        Слай уже пожалел, что посетил Каденцию и забрал причитавшуюся награду. Приз в виде надела и дворянского титула он заработал давненько. Илай Темплус внедрившись каким-то образом зачел задание Септонии по уничтожению тварей-предводителей. На деле Ходок одолел одну лишь королеву криц, а зачлась сотня.
        После мыканий в Велграде, скитаться юноше надоело. Захотелось заиметь собственный угол. Место, где все будет устроено согласно его порядкам. А получилось, что из-за козней властей, парень попал из огня да в полымя.
        Впрочем, все, что не делается- к лучшему. На висельниках Ходок отработал новую методику подчинения. Оказалось, что Повелитель Жизни может не только лечить. Теперь в каждом из заключённых сидело специальное семя. Оно обеспечивало верность бандитов, а ещё развивалось внутри них.
        Последствия такого роста не мог пока предсказать и Слай. Следующая стадия техники божественной золотой плоти называлась голем раболепной души и позволяла создавать разнообразных подконтрольных марионеток. Чем и планировал занялся юноша позже, убийц и насильников было не жалко. Да и верные слуги не помешали бы.
        Всего вслед за Ходоком, из столицы последовало чуть больше двухсот человек. Три десятка зэков, чуть больше сотни излеченных пациентов. Остаток составляли наемники. Попервам Слай думал, что легко заключит контракты хоть с тысячей искателей удачи. Однако едва заслышав, про Багратионовск, лица капитанов и главарей скучнели. Большинство постоянных команд от столь рискового найма отказались. Серебряки не заменят голову на плечах. Потому пришлось удовлетвориться отчаявшимися одиночками и лицами с подмоченной репутацией.
        Таким образом, личная гвардия главы рода Ореховых представляла собой ту ещё смесь. Но парень ни о чем не переживал. По здравому размышлению, он пришёл к выводу, что пора выходить из тени и обнародовать свои божественные статусы. Потому как власти и так подозревали что-то. А после трюков с исцелением, порабощением сидельцев подвала Белого Лебедя и получения финансовой поддержки от Ламанского секрет и вовсе вскоре обещал перестать быть таковым.
        Мысли юноши прервали неожиданно раздавшиеся вскрики. По ходу движения открылись самые настоящие врата. Наэлектризованные протуберанцы окончательно исказили и так нарушенные на территории кляксы законы физики.
        Летающие повозки мигом вышли из строя и грудами безжизненно металла грянулись оземь. Их операторы бились в падучей с пеной на губах. Выброс неизвестной силы повлиял на воздушников очень сильно. Другие путники пострадали меньше. Однако и они держались за виски и шатались.
        Из открывшегося перехода вышел однорукий мужчина. Абрисы незнакомца поплыли. Через секунду перед собравшимися предстал высоченный и очень красивый юноша. Золотистые, завитые в косы волосы, идеальные пропорции мускулистого тела притягивали взор. Стало ясно, что объявился далеко не простой обыватель.
        - Дурацкий облик. И бог этот идиотский. Подыщу что-нибудь получше, - прокомментировал пришелец преображение, - И последователь разочаровал. Хотя, что взять с жука-переростка. То ли дело ты- странник меж миров, хозяин трёх богов- недоносков. Такие слуги мне нужны.
        Зрачки самовлюблённого юнца остановились на Слае. Парень ощутил на плечах многотонную тяжесть, волю ломали, хотелось опуститься на колени.
        - Ты кто такой?! - начал было Скалозуб и сразу заткнулся. Рта, у всегда много говорившего рыжего, больше не имелось. Хочешь не хочешь говорун умолк, щупая кожистую складку слипшихся губ.
        - Ладно. Лишние свидетели мне ни к чему. Пока не наберу сил, резонанс должен быть минимальным! - изрёк надменный юнец, и люди вокруг начали падать.
        Ходок стоял, не в силах пошевелиться, и смотрел, как тухнут искорки жизни в телах подчиненных. Первыми отправились в мир иной наемники. Они размещались в авангарде и, как выяснилось, обладали наименьшей сопротивляемостью. Затем вихри вражеского шакти охватили бывших заключённых, но те держались. Именно подсаженные ростки не позволяли им умереть.
        Слай чувствовал, как крепнет в душе ненависть. Причём она пришла из прошлой жизни. Когда-то он уже сталкивался с подобной всесокрушающей мощью. Сталкивался и проиграл. Как будет теперь?
        Глава 33. Погибель
        Кто к нам с мечом придёт, от меча и погибнет.
        Мудрость славского народа;
        Ряды панцирной пехоты окружили небольшой, площадью всего несколько десятков квадратных километров, городишко. Количества войск едва хватило, чтобы замкнуть периметр. Внешний защитный круг уже взломали, внутренний пока держался, но только потому, что нападавшие поленились форсировать события.
        Возглавляли интервентов чернявый мужчина в ламинарном доспехе и благообразный старец с белой, как снег, бородой и в такого же цвета рясе.
        - Георг, ты уверен, что это не западня? Очень похоже на то, что нас заманивают в котёл! - проговорил священник.
        Мужчина презрительно скривился. Он бы давно бросил попа, но за тем стояла чужеземная церковная махина. Бывший митрополит на удивление быстро нашёл общий язык с иностранными коллегами, принял посвящение в сан кардинала и поклялся в случае успеха упразднить патриаршество, включив Святую Церковь Славской Империи в папский приход. Для чего Конклав Кардиналов Европы выделил десятитысячный корпус. К этим силам Ягужинский присовокупил ещё столько же германских ландскнехтов Тевтонского ордена.
        Конечно, в иное время столь малые силы не помогли бы триумфальному возвращению опальных ректора и патриарха. Но в условиях тотальной войны ренегаты обосновано рассчитывали урвать кусок пирога побольше. Тем более, что оба обладали обширными связями. Союзное командование поставило перед перебежчиками прежде всего задачу организовать внутренние беспорядки. Подмять под себя часть паствы и дворянства, внести сумятицу в и так раздираемую со всех сторон страну.
        - Пересвет, мы же договаривались. Я руковожу всем, что касается войны. Ты же ведаешь делами духовными! - не стал пояснять своих резонов Ягужинский.
        - Тебе легко говорить. Ошибёшься - петля захлестнется и на моей шее! - не сдавался трусоватый святоша.
        - Говорю тебе, Багратионовск сдают специально. Сюда направили никому не нужного молодого владетеля. Его хотят похоронить здесь. А нам такой опорный пункт у границы не помешает. На пару сотен вёрст простираются заражённые территории. Нам нужен этот городок, чтобы наладить логистику, - пришлось-таки объяснится Георгу.
        - Так может завербуем юнца-то? Ему, как пить дать, вручили ключи от града. С ними и оборону взламывать не придётся. Нам, конечно, развалить этот курятник раз плюнуть, но зачем ломать полезную формацию, неся при том излишние расходы? - озвучил очевидную вещь патриарх- изгой.
        - Я так и задумал! - с кислой миной на лице ответил Ягужинский, - Вот только караван задерживается. Согласно моим данным новый владетель отчаянный малый. Чтобы сократить путь, он не побоялся зайти в зону «кляксы».
        - Русскиешс всегдать путать храбрость и глупость, - заслышав реплику ректора, выдал умозаключение капитульер ордена Клаус фон Зигфрид, который возглавлял наемников и занимал неплохую позицию в их иерархии.
        - Пока что время не жмёт. Славской армии не видно на горизонте, потому подождём! - озвучил предложение Георг и нажал на слабое место компаньонов, - Давайте - ка поедим. Не объявится здешний «хозяин» до вечера- пойдём на штурм.
        Чревоугодничать Пересвет любил. Старик давно заимел объемистое брюхо и повсеместно таскал за собой верных лакеев. Равно, как и тевтонец, чьё необъятное пузо с трудом сдерживал толстый артефактный панцирь.
        Командиры расположились на небольшом холме. Повинуясь знаку, солдаты роты обеспечения и церковные служки засуетились, накрывая походный стол. Однако трапезничать «гурманам» было не суждено. Пространство вдалеке лопнуло. Из громадного разлома полетели золотистые лучи. Они вспарывали безжизненную почву, как борона чернозём.
        - Не в той ли стороне выход из кляксы? - сглотнув набежавшую слюну спросил Пересвет.
        - В той! - последовал короткий ответ Георга. Аналитик пристально смотрел на творившееся вдалеке непотребство.
        - Дуралей… Сам подставился и нам проблему на хвосте приволок! - от волнения фон Зигфрид даже забыл про акцент. Жирный капитульер на самом деле отлично разговаривал по- русски. Он специально коверкал речь, чтобы выразить пренебрежение варварам.
        Нужно сказать, что причины для беспокойства у представителя ордена имелись. Именно тевтоны располагались ближе всего к эпицентру прорыва. Разрез в воздухе толчками расширялся. Из него выскочила небольшая группа людей и опрометью неслась в направлении града. Беглецов преследовали молнии, норовя поджарить.
        Ягужинский распорядился пленить бегунков. Однако ни залп хваленой немецкой артиллерии, ни их бронированные когорты не смогли сдержать незнакомцев. Небольшой отряд будто и не заметил шквального огня. А потом весь правый фланг погрузился в хаос. Видимость пропала. Однако вскрики сгоравших заживо солдат доносились отовсюду.
        - Что происходит?! - задал дурацкий вопрос Пересвет.
        - А я почем знаю?! - окрысился Георг.
        Между тем, разлом с территории кляксы увеличился. Аморфное прежде галло сформировало почти правильной формы врата. Через них наружу вылетел небожитель со свитой.
        Объятый солнечным светом, красивый донельзя юнец воспарил над землей, а подле него, прямо в воздухе, плодились странные твари. Длинной несколько метров, с звериными телами, крыльями и птичьими головами. Никогда ранее таких существ не видел никто из собравшихся на возвышенности. Монстры дико визжали и разлетались, ныряя в волнах чужеродного шакти, как рыба в воде.
        Наконец, чертовщина немного унялась, и взорам командиров предстала нелицеприятная картина. Несколько батальонов перестали существовать. Пару тысяч обугленных трупов густо устилали поверхность пустоши там, где прошлись твари и погибельные лучи. Выжил только отряд предположительно местного владетеля. Гротескные чудища наскакивали на его членов, но отлетали прочь. Равно, как и потоки вражеской ворожбы.
        Георг Ягужинский являлся отличным аналитиком, но неважным полководцем. Пересвет и того хуже. Немец же лишь зря отослал ординарцев. Непохоже было, чтобы приказы толстяка достигли ушей подчиненных.
        Лавина зверей и магии продолжила катиться, погребая под собой все новых и новых людей. Половина кондотьеров приказала долго жить. Дошло дело и до святого воинства. Церковные легионы всегда обладали особой силой. Однако и их не пощадил всесокрушающий вал.
        Войска дрогнули и начали разбегаться. Тонкие ручейки монстров отделялись от основного потока, который следовал за улепётывавшей группой. Твари обезглавливали паникеров, высасывая содержимое черепных коробок на ходу длинными клювами. Самое страшное, что после таких обедов создания превращались в подобия своих жертв. Воинство врага приобрело разнообразие.
        - К. ааа. к… это? - от испуга заикался Пересвет.
        Клятый немчуга и вовсе портил воздух, требуя подать боевого коня. Было очевидно, что сражаться трус не собирается. Ему удрать бы. Так получилось, что часть дезертиров захлестнула и понесла командиров к защитному барьеру так и не взятого города.
        - «Размажет!»- обречено подумал Георг. Преодолеть оборонительную формацию пусть и махонького городка сходу было невозможно.
        - За Родину! За Светлого! Ура! - внезапно прозвучал над полем боя клич.
        Георг не верил глазам. Около сотни безумцев возглавляли полчище тварей, иногда даже умудряясь наносить им урон. Словно ледокол, крикуны бежали вперёд, показывая пример остальным.
        Первыми в их фарватер попали святоши. За ними и немецкие недобитки. Так вышло, что небольшая группа, как локомотив, протащила всех за собой. Защита перед бегунами разошлась, пропуская внутрь и подтверждая предположение, что возглавлял группу местный владетель.
        Клаус, Пересвет и Георг тоже попали в число «счастливчиков», которые проскользнули в Багратионовск. Беда заключалась в том, что армии интервентов больше не существовало. Жалкая тысяча из них спаслась. И то, скорее всего, ненадолго. Оборона уже трещала по швам под когтями уродливых тварей.
        - Ты смотри-ка! Кажись безбилетники затесались! - нагло провозгласил неподалеку массивный рыжий парень.
        Навстречу хозяину здешних земель выдвинулись сотни городского ополчения во главе с местным воеводой. Насчитывалось русичей уж никак не меньше, чем сторонников папы и наемников. Да и главная беда никуда не делась, притаившись позади. Давление на формацию возросло. Стало ясно, что глобальное столкновение лишь вопрос времени. В общем, положение предателей было печально.
        Глава 34. Столкновение
        Если для того, чтобы спасти друга, нужно убить врага не думай - действуй.
        Слай Книга Бытия;
        Когда отряд, наконец-то, скрылся за защитным пологом, Слай облегченно выдохнул. И пускай враг никуда не делся. Пусть Скалозуб опять что-то долдонил увязавшимся интервентам, Ходоку не было до этого дела. Он устал, как собака, а то и хуже. А ещё должен был осмыслить произошедшее.
        Совесть немного мучила. Ведь для того, чтобы освободиться от хватки чужого небожителя пришлось умертвить двадцать душ. Да, все они являлись насильниками и убийцами, однако такой судьбы, наверное, не заслужили. Тотем высосал их досуха, причем самым мучительным способом. Это заметил каждый член группы без исключения. Доверие к Слаю подупало.
        Разрывая тела преступников, к Ходоку устремлялись ростки. Соприкасаясь с хозяином паростки превращались в облачка зелёного шакти. Заемная энергия напитала аримию через край, и юноша освободился. Укутав товарищей и других сгрудившихся возле него участников похода защитной пленкой, он ринулся прочь из кляксы. Благо до выхода оставалось совсем чуть-чуть.
        Обитатель чужого звена что-то кричал и в росчерках золотистых молний нёсся следом. Покинув территорию кляксы, беглецы и их преследователь очутились на поле боя. Полученный во владение городище атаковало настоящее войско. Закованные в латную броню мужики с явно нездешними рожами, а ещё, носившие доспехи попроще, святоши. Во всяком случае, каждый из благообразных бородачей имел щит со знаком Септонии, такого же рода металическую нашлепку на груди и значок на шлеме.
        Нужно сказать, что нападавшим не повезло. Невесть почему, привязавшийся божок направил на них свои молнии. Иллюминация получилась такая, что смотреть приходилось через примруженные веки. Люди беззвучно раскрывали рты и сгорали заживо. От них даже пепла не оставалось. Зато поразившие несчастных лучи сияли ещё насыщенней. Обретя дополнительный вес, протуберанцы возвращались к богу-юнцу, заключая того в кокон из молний. С каждым новым элементом клубок увеличивался, пока не рванул, породив дрожь пространства вокруг небожителя.
        Из микро-прорех полезли уродливые твари. Слаю почему-то показалось, что в них есть что-то родственное с Серыми Пределами. Скрюченные звериные тела, покрытые каплями то ли жидкости, то ли слизи. Непропорционально большие птичьи головы с огромными зубатыми клювами, безглазые и безносые морды.
        Кожистые крылья, как у летучих мышей, поддерживали двухметровых чудищ в воздухе. Однако быстро передвигаться им определённо помогала магия. Твари попытались полакомиться беглецами, но многофункциональная защита Богини, откинула их прочь. Звероптицы люто зашипели и накинулись на попов и железнокасочников. Тех не спасли ни амулеты, ни собственная волшба. А ведь никуда не делись и молнии. Росчерки золотистого света сопровождали монстров. Вал зверей и чужеродного шакти налетел и смял ранее стройные ряды захватчиков, словно лютый ветер бумагу.
        - Будет знать немчура, как на русскую землю шастать! - довольно пробасил Кондрат, наблюдая расправу.
        - Слышь, Скалозуб, смотри, чудовища, как и ты, любители бошек! - указал на монстров, высасывающих мозги жертв, расхрабрившийся Сидор. Отрок припомнил товарищу подколки, особо последнюю насчёт Аглаи.
        Увиденная в хосписе девушка действительно понравилась Лукошко. Чего тот жутко стеснялся. Сидор считал, что таким образом предаёт память Мии. Ведь со дня гибели невесты прошло совсем не много, а он уже на других засматривается.
        Дальше стало не до издёвок или досужих разговоров. Золотой набрал такой темп, что захватывало дух. Ходок чувствовал, что на противостояние с изменившимися после «обедов» монстрами тратится дополнительная энергия, потому поспешал. Да и молчавшая до того Верховная выдала подсказку:
        - В СВЯЗИ С НАРУШЕНИЕМ ПРАВИЛ, ПО ИНИЦИАТИВЕ ДРУГОЙ СТОРОНЫ, ПРОИЗВЕДЁН РЕСТАРТ СОБЫТИЯ «ПЕРВАЯ БИТВА». ТАК КАК ЗАЧИНЩИКОМ НОВОГО СТОЛКНОВЕНИЯ ВЫСТУПАЕТ ЧУЖОЕ ЗВЕНО, УСИЛЕНА ЗАЩИТА ВОКРУГ ГРАДА БАГРАТИОНОВСК. ТЕПЕРЬ ДАННАЯ ФОРМАЦИЯ В СОСТОЯНИИ СДЕРЖИВАТЬ НАТИСК ВРАГА В ТЕЧЕНИИ ЧАСА. ЗАДАЧА: НАЛАДИТЬ ОБОРОНУ И ВЫШВЫРНУТЬ ИНОПЛАНЕТНОЕ ВОИНСТВО С ЗЕМЛИ. НАГРАДА- УТВЕРЖДЕНИЕ В СТАТУСЕ ВЛАДЕТЕЛЯ ГОРОДА И ВЫБОРОЧНОЕ УЛУЧШЕНИЕ ДОВЕРЕННОЙ ВАМ ТЕРРИТОРИИ АРТЕФАКТОМ НЕБЕСНОГО РАНГА, СПИСОК БУДЕТ ПРЕДОСТАВЛЕН ПОЗДНЕЕ. НАКАЗАНИЕ - РАЗРУШЕНИЕ ПОЛИСА И УМЕРЩВЛЕНИЕ ЕГО ЖИТЕЛЕЙ.
        Слай не совсем понял, о каком именно «нарушении» идёт речь. Он лишь предположил, что исчезновение владельца тотема-медведя, могло сойти за таковое. Зато парень уловил главное - за первым кругом полиса можно было отсидеться. Потому юноша и увеличил темп. Усиленный шенхуандинами организм выдавал такую скорость, что не каждая лошадь угналась бы. Ходок даже вынужденно сбавил обороты, чтобы спутники поспевали за ним.
        И действительно, едва беглецы пересекли черту вокруг Багратионовска, как твари прекратили преследование. Чудища скребли когтями по незримому куполу, а золотистые молнии били в него без толку. Вместе с их отрядом спаслась и почти тысяча из многочисленного вражеского воинства.
        Врата града гостеприимно распахнулись. Следящие артефакты показали, что пожаловал хозяин данной местности. Городское ополчение во главе с бородатым, дородным дядькой вышло встречать владетеля.
        Радостное не смотря на усталость настроение испортили неудачливые захватчики. Вернее, один из них. Круглый, как колобок, и пузатый, как свин- переросток, рыцарь напал на слишком говорливого Троя.
        Не долго думая, в ответ на претензии друга, немец взмахнул цвейхендером и разрубил рыжего от основания шеи до ключицы. Троекуров не ждал удара. Однако смертельная для обычного человека рана не убила парня. Скалозуб зарычал от боли и начал преображаться. Кожа подранка посерела, появились клыки и когти. Видимо из-за повреждения, процесс происходил медленней, чем обычно.
        - Живучий, руссиш швайн! - выкрикнул опасный пузач и вновь занёс клинок над головой караульного склепа.
        Ударить второй раз ему не дали. Загорелый шмальнул в рыцарчука* из берданки. Пуля не пробила артефактный доспех. Тевтонец лишь отскочил, как мячик, и ещё больше разозлился. По бокам от него выстраивались уцелевшие иноземцы и святоши. Среди них выделялись белобородый старик и чернявый мужчина в ламеллярной броне.
        - Плохо дело. Это же Георг Ягужинский! Практик силы неимоверной! Я его на параде видел, - признал бывшего ректора Кондрат Прямой.
        - А второй - патриарх ампиратором разжалованный. Я, перед тем как попасться, на проповедь ходил, - выдал ещё одно опознание Два Зуба. Сиделец Белого Лебедя оказался на диво набожным. Возможно, потому и выжил с ещё десятком исхудавших преступников, почти не изменившись.
        Слай нахмурился. Занимавшие такие посты люди априори не были слабаками. А ведь их поддерживала ещё и тьма пришедших в себя после погрома воинов. Даже не смотря на то, что ополчение Багратионовска начитывало примерно такую же сумму, положение стало критическим. Ведь исход противостояния всегда решало не число, а мощь отдельно взятых инфов. Да и то, что защита падет через час, забывать не стоило. Для междоусобицы сейчас было самое не подходящее время. Однако схватка казалась неизбежной.
        - Предлагаю сдаться и отойти под мою руку. Дни Виссариона сочтены. Как новый сюзерен, я утвержу ваше владение! - проговорил чернобровый, придерживая под локоть свирепого борова в панцире. Мужчина был очень умен и сразу приступил к агитации, заслышав, что его узнали.
        Слай не успел ничего ответить, как слово взял позабытый Припегал. Духовное море взволновалось, и перед опешившими людьми возник зомби со щитом и в доспехах.
        - Джед! - яростно выдал мертвяк и скрутил бывшему ректору кукиш.
        Ягужинский недоуменно взглянул на собеседника, ожидая реакции на действия доппеля.
        - А знаете, я согласен с моим подопечным. Сдаваться мы точно не будем, - изрёк Слай, взглянув на раненого Скалозуба, и эти слова послужили сигналом к началу всеобщего столкновения.
        Цвайхендер* - меч ландскнехтов на двойном жаловании, имевший специфическую двойную гарду, в которой малая гарда, называвшаяся «кабаньими клыками», отделяла незаточенную часть клинка от заточенной.
        Лыцарчук* - на сленге значение слова «рыцарь» с негативным оттенком.
        Глава 35. Палач
        Достал нож - бей.
        Закон толковища;
        Пересвет Благочестивый с презрением смотрел на посмевшего дерзить отрока. Бывший патриарх уже полностью успокоился. Горячка погони минула. Он осознал, что выжил и пришёл в свое обычное надменно-спесивое состояние. Гибель почти двадцати тысяч душ тронула его только потому, что на захватнических планах временно пришлось поставить крест. И то в мозгу священник прокручивал варианты, чтобы такое навешать на уши Конклаву, чтоб кардиналы выдали новую армию.
        Информация о столкновении с чужим богом дорогого стоила. Насколько было известно самому Пересвету, небожители не могли действовать в реальном мире напрямую. Для влияния на естественный ход событий им требовались Аватары. А тут, смотри- ка, бог-юнец совершил расправу собственной персоной.
        Как священнослужитель, Пересвет отлично знал весь славский пантеон. Каждого небожителя, с которым удалось наладить связь и проявление мощи которого встречалось в реальности. Потому он мог с уверенностью утверждать, что никакого бога- повелителя золотых молний и звероптиц в мифологии родного народа не существовало.
        Более того, в силу занимаемой ранее высокой церковной должности Благочестивый отлично ориентировался и в божествах других государств. Священник заключил, что и среди них также нет никого подобного. Исходя из этого, Пересвет пришёл к выводу, что напал на армию святош бог чуждый земному плану. Возможно, даже не из текущего звена. Ведь высшие сущности известных сопредельных планет «соблюдали правила». Ещё ни разу они не творили подобного беспредела, убивая людей тысячами.
        Потому упёртого, не согласного с достаточно щедрым предложением компаньона юношу священник воспринял, как досадную помеху на пути к возвращению былого могущества. Патриарх «видел» лучше напарника, что паренёк слаб и не достиг даже стадии Единого Тела. Три его ядра ещё не слились воедино и лишь пульсировали в унисон. Настораживали, правда, их размер и яркость.
        Из опыта предыдущей жизни Пересвет вынес одно - если хочешь поскорей покончить с бунтом - уничтожь предводителя. Потому Благочестивый не стал дожидаться ничьей команды. Он собственноручно сформировал над головой каплю святости и обрушил ее на голову зарвавшегося парня.
        Концентрацию божественного шакти патриарх подобрал такую, чтобы прикончить смутьяна с одного удара. Каково же было удивление Пересвета, когда атака пропала втуне. Странно, но энергетические каналы цели засветились ещё ярче.
        Крякнув с досады, Благочестивый собрал новый сгусток божественной благодати, поменял ее направленность на губительную для всего живого и вновь запустил в строптивца. Ситуация повторилась.
        - Прекрати, болван! Разве не видишь, что только усиливаешь его своими нападками! - раздраженно хлопнул по плечу патриарха Георг, когда Пересвет вознамерился магичить в третий раз.
        Остальные воины, и даже злобно пыхтевший Клаус фон Зигфрид, ждали результатов действий командования и лезть вперёд не спешили. Никому не улыбалось погибнуть в смертельной сечи, если можно было решить дело чужими руками.
        - Умный такой? Тогда - давай сам! - перекривившись, будто съел лимон, отреагировал на тычок Благочестивый.
        Ягужинский носил прозвище Змей неспроста. Бывший ректор повелевал ядами. Мужчина прищурил глаза. Его зрачки сузились и приобрели вертикальную форму, а знакомые с особенностями ворожбы командира солдаты отошли подальше. Даже Пересвет окружил себя облаком благодати.
        Вокруг Георга сформировалось слегка зеленоватое облако. Затем оно рывком сместилось в сторону врагов, накрыв как владетеля здешних земель, так и его ближайших соратников.
        На секунду туча скрыла людей от глаз, но почти сразу развеялась. Над юношей распахнулось высоченное дерево. Растение без проблем впитало атаку и, кажется, даже увеличилось в размерах.
        - Твою мать! - сквозь зубы выругался Ягужинский.
        - Невероятно! Откуда у него тотем?! Обладать им могут только практики Небесного Тела! - был более многословен Благочестивый, - Ты же говорил, что сюда прислали никому не нужного юнца? Я так и знал, что это - ловушка. Перед нами один из карателей Светлого под личиной!
        Пересвет не отличался стойкостью характера. Интриговать старик умел куда лучше, чем держать удар. Весь апломб со святоши слетел, как ветром сдуло. Он затравлено заозирался по сторонам, в поисках куда бы смыться.
        А тут ещё по земле поползли ростки. Зелёные лианы пробивали ландскнехтов насквозь, насаживая тевтонцев и святых воинов на подобия кольев. Паростки вылезали изо ртов вопивших людей, заставляя тех умолкнуть и корчиться в муках беззвучно.
        Оборониться от столь неожиданной и действенной атаки сумели лишь трое. Клаус фон Зигфрид, Пересвет и Георг. Остальные их подчинённые пострадали. Через пару мгновений место, где стояли интервенты, напоминало ужасную изгородь.
        Даже спутники лже-владетеля, а на деле личного палача Императора, ужаснулись жестокости казни. Самым удивительным было то, что скрывавшийся под видом обычного юноши монстр ощущался по-прежнему слабым.
        Пересвет догадался, что для них мстительный Виссарион придумал особо мучительную кончину и после расправы над простыми воинами прийдет и их черёд. Потому священник окружил себя максимально прочной защитой и метнулся за пределы первого круга. Туда, где продолжали свирепствовать монстры и бить молнии. Такая смерть показалась ему более лёгкой, чем безусловно изощренная пытка Светлого.
        По здравому размышлению, за своим компаньоном последовал и Георг. Особенно когда лицезрел, как из капитульера проросли громадные семена. Фон Зигфрид походил на покрытый зеленью куст. Помимо этого, часть людей преобразилась. Лица несчастных стянула кора. Воины замерли, как древесные истуканы. Было заметно, что над бедолагами проводят какой-то эксперимент. Не все метаморфозы проходили успешно. Три четвёртых страждущих просто обратились в облачка шакти или расползлись вонючими навозными кучами.
        В самом начале, ректор решил, что перед ним Мастер Жизни и не слишком взволновался. Ведь сторонникам богини Живицы было запрещено убивать. Однако после столь жестокой расправы, мужчина убедился, что ошибся, и склонился к предположению Благочестивого.
        Под треск костей и сотрясения почвы Пересвет и Ягужинский ретировались прочь. Оборонительная формация города без проблем выпустила их наружу. Оба полководца прежде несметного воинства скрылись в росчерках молний и сонме уродливых тварей.
        Большинство из недавно чудом спасшегося воинства умерло. Лишь сотня солдат превратились в големов жизни. Они выросли на полметра и покрылись древесной корой с небольшими листиками. Их увитые побегами торсы в два раза превышали ширину таковых у обычных людей. В общем, в перевертышах не осталось ничего человеческого. Покинула их и воля. Теперь это были марионетки нового повелителя.
        В сверкавших золотом доспехах, высокий, мускулистый парень стоял практически один. Десяток выживших преступников, пациенты хосписа и даже пятёрка десантников, не говоря уже о притормозившем ополчении, держались от него подальше. Не покинули юношу только низкорослый, щуплый отрок, да раненый и превратившийся в жуткую тварь когда-то рыжий крепыш.
        Сцена замерла. Ее величие разрушил громкий треск. Первый круг обороны города зазиял дырами, по нему зазмеились трещины, сквозь которые били золотистые лучи и лезли уже знакомые звероптицы.
        Глава 36. Восстание
        Кто бы ты ни был, но ответ рано или поздно держать придётся. Если не перед людьми, то хотя бы перед Богом.
        Монах Илларион Бескорыстный
        Сечь бурлила. На главной площади города находилась тьма тьмущая народа. Что удивительно, среди собравшихся присутствовали женщины и дети. Обычно их не допускали до собраний. Жены и отпрыски ушкуйников жили в отдельных кварталах и не участвовали в административной жизни Войска Кошевого.
        Однако сегодня привычный уклад дал трещину. Наступил момент, когда родственники пришли спросить за гибель мужей, сыновей и отцов. На происходивший сыр бор строго взирала пятиметровая статуя основателя Ватаги. Суровый, плечистый мужчина, в окружении сотен букетов, высоко держал над головой булаву. Верилось, что в случае надобности, Богдан Хмель лично покарает провинившихся.
        Суть теперешнего вече заключалась в том, что полковники и гетман должны были объясниться. Первые, почему они вверили пять отборных полков Ульяну Коноваленко. А последнему требовалось доказать, что он сделал все необходимое для того, чтобы люди не умерли.
        - Мы уже почти победили, когда проклятый Гварг снюхался с сатаной, превратился в адского скарабея, нарушил скрепы мироздания, и потустороння волна убила каждого практика не достигшего высшей инфосферы. Причём имперцев злая сила тоже не пощадила! - вещал с трибуны Беар, а куренные согласно кивали головами, словно они присутствовали на поле смертельной битвы.
        - А куда тогда подевались хорунжие? Они же все, как один, вошли в высшую сферу? Муж мой и вовсе стоял на пороге Единого Тела, - ничуть не стесняясь, взяла слово красивая, крепкая молодуха, в кожаной броне и ружьем за плечом, - И вообще, почему ты выжил!?Если остальные погибли? Уж не сбежал ли?
        Женщины согласно загудели и сгрудились возле одной из своих старшин. Только на первый взгляд дамы ничего не решали. На деле все было не так. У представительниц отнюдь не слабого пола имелась собственная иерархия, ничуть не менее выверенная, чем у мужчин. Попробуй, угоди в немилость к капитаншам - не видать тебе невесты, и даже родная жена выест мозг.
        А тут ещё ватажниц поддержали и многие рядовые ушкуйники. Бандитская вольница выразила недовольство провальным походом. Сечь ещё не знала столь вопиющих потерь. Пять тысяч элитных воинов сложили головы ради непонятной обществу цели.
        Вот народ, под предводительством новоиспечённых вдов, и собрал слёт, чтобы спросить с командиров. Уклад на Сечи отличался от самодержавия Славской Империи. Тут вопросы решались коллективно, и даже высшее руководство отчитывалось большинству и могло получить «чёрную метку». Какой бы могущественный ты не был, если тебе повально отказываются подчинятся, то ничего не поделаешь.
        Гетман собрался ответить грубо. Благо у него пока имелся достаточный авторитет, чтобы закрыть рты недовольным. Равно как и полковников он держал в кулаке. Тем более, что и доказательства вины отсутствовали. Гневную отповедь предвосхитили пронёсшиеся по рядам шепотки:
        - Байда! Байда!
        И действительно, без труда пробираясь сквозь толпу недовольных, к бревенчатому настилу, сооруженному прямо возле памятника, вышел среднего роста мужчина в красных шароварах и белоснежной рубахе, в широком отвороте которой виднелся большущий нательный крест.
        - Он все брешет! - провозгласило новое действующее лицо собрания, вынув люльку изо рта и выпустив клубы дыма. При этом перст обвинителя указал на слегка стушевавшегося от неожиданности Ульяна.
        Байду боялись и уважали. А ещё он ни разу не был замечен во лжи. Потому заслышав вердикт Праведника, люди зашушукались. Ушкуйники окружили помост поплотней, как бы невзначай поправляя кто пистоль, а кто саблю.
        - Ты, Байда, ври-ври, да не завирайся. Есть у тебя доказательства, что ты на уважаемого ватажника напраслину наводишь? - выступил на защиту гетмана всегда лояльный Демьян Головорез. Глава шабельников не покидал надежд, что за «примерное поведение» Ульян вернёт ему смертельный залог.
        - Доказательства? - хитро прищурился Праведник, - Так у меня их воз и малая тележка имеется. Смотри, честной народ, кто вами управляет. Полковники ваши - больше не свободные, а подневольные люди. Они пляшут под дудку гетмана и боятся ему перечить.
        С такими словами, Праведник снял с груди крест и выставил перед собой. Из нательника полились потоки серебристого света. На их фоне было заметно, что куренных связывают с Ульяном толстенные черные нити. Со стороны это выглядело, как поводырь и марионетки.
        Люд ахнул. Послышалось, как множество клинков покидает ножны и взводятся курки. Ватажники пуще всего дорожили свободой. Для них подневольный не являлся человеком, а не то, что командиром.
        - Успокойтесь! Кого вы слушаете? Этот прохиндей показывает балаганные фокусы, а вы верите! - попытался урезонить ушкуйников Матвей Дронов.
        Полковника магоинженеров тоже уважали. К нему прислушались. На мгновение люди засомневались.
        - Фокусы, говоришь? - не сдался Байда, - Так вот вам показания настоящего видока о преступлениях Коноваленко.
        Словно из ниоткуда, а на деле из личного пространства самозваного прокурора, перед собравшимися возник великан в сервоброне. Хорошо всем знакомый капитан недавно разрушенного Квадрата Мушкетчиков, Альтан Здоровяк.
        - Так он не погиб? Жив остался? Интересно, что раскажет!? - послышался гомон толпы.
        - Подотчетный мне гарнизон сгубил Ульян! - изрёк Альтан, с ненавистью глядя на гетмана, - Меня Байда спас, но оглушил и после запер в личной зоне. Я все видел, но поделать ничего не мог. Ты почему не выручил никого кроме меня, Праведник?!
        - Гетман ваш пожертвовал души служивых своему новому покровителю, Вию, чтобы вызволить дочурку. Непутёвую Ульянку. И полки он подвёл под монастырь ни за цапову душу. Возжелал обогатиться и портал в иной мир захапать. Да силёнок не рассчитал, и опосля убег, как заяц трусливый! - проигнорировал вопрос Байда, переведя стрелки в другую плоскость.
        После продемонстрированных связей подчинения и показаний очевидца, настроение толпы окончательно обернулось против Беара и куренных.
        - Низложены! Вяжи, гадов! - раздались повсюду крики, а наиболее смелые попытались привести «приговор» в исполнение.
        - Надоела мне эта богадельня! А вы, что стоите? Помогайте, это вас тоже касается! - пробасил Ульян и проломил стимулом пару бошек наиболее ретивым воякам. Тяжёлый шест погонщика и символ власти главаря коневодов одновременно, отлично справился с поставленной задачей.
        Ватажники оказались народцем не из пугливых. Не смотря на расправу, в предателей полетели пули и заклинания. Коноваленко вышел из себя окончательно. Над площадью раздался свирепый рык. Громадный медведь появился над макушкой гетмана, вразумляя непокорных.
        Практики ниже пика средней инфосферы замерли, оглушённые. А к краю агоры стянулись отряды Темного Ковена. К ним присоединилась и личная гвардия подвергнутых обструкции полковников. Подумалось, что шестеро могущественных магов и их свита легко наведут порядок и приструнят смутьянов.
        Вдруг ожил памятник Богдану Хмелю. Почитаемый за святого основатель Сечи резко опустил булаву прямо на башку призрачного зверя. Тотем исчез, как и не бывало. А из носа гетмана пошла кровь. Завидев такую реакцию священного монумента, ушкуйники уверовали в виновность Коноваленко на сто процентов и слетели с катущек. Одни ватажники остервенело накинулись на людей в темных балахонах и телохранителей куренных. Другие не менее неистово штурмовали помост.
        - Пора вам принять новую судьбу! Были свободными - станете моими рабами! - в ярости проорал Беар, и чёрный вихрь закружился вокруг почитаемого обелиска. Когда смерч унялся, люди поражено вскрикнули. Вместо всем известного отца-основателя перед ними предстало рогатое, козломордое существо, с огромным, укрытым бахромой змей, буркалом.
        На секунду народ оторопел. Затем, вместо того чтобы нападать, ушкуйники задумали разбегаться.
        - Вижу, пора подсобить вам… - раздался с верхотуры спокойный глас, а крест в руках Байды увеличился многократно. Предмет сформировал объятое серебристым пламенем копье, которое Праведник немедленно швырнул в осквернившее памятник чудовище.
        Глава 37. Два чудовища
        Самый страшный монстр - это человек. Только люди способны на ужасные, причем осознанные, поступки.
        Неизвестный философ;
        Подобно самонаводящейся ракете древности, окутанное серебристыми всполохами копье вонзилось не куда-нибудь, а в веко козломордого. Тварь как раз хотела распахнуть око, но не успела. Преобразившийся крест пришпилил складку кожи к зрачку, погрузившись почти на полметра.
        Козломордый раскрыл пасть и заревел. Из под прикрытого глаза повалили тёмные струи дыма, вдыхая которые люди падали замертво. Облачка посмертного шакти стягивались к ожившему идолу, а сияние пики затухало.
        Завидев такую картину, Байда достал люльку и закурил. Прямо в воздухе, щедро выпускаемые им кольца расширялись до нескольких метров, вбирая в себя эманации гибнущих людей.
        Однако в отличие от демона, Праведник не питался смертью. Когда подконтрольные ему образования напитывались до конца, то выстреливали в небо ярко-белыми лучами. Помимо всего прочего, эти залпы разгоняли порождённую тварью темень и причиняли ей физическую боль.
        Орудовал Байда свободно. Вокруг мужчины собрался народ, признав в нем лидера. Примечательно, что гетман и полковники бездействовали. Утратив тотем и призвав козломордого, Ульян и куренные скрылись в громадном пузыре мрака. Разглядеть, что с ними происходит за стенками черной, как непроглядная ночь, вакуоли не представлялось возможным.
        - Поднажмем, ребята! Мы должны изгнать черта, пока кокон тьмы не лопнул! - сориентировал народ Праведник, впервые повысив голос.
        На площади собралось десять тысяч человек. Треть от половозрелого населения Сечи. Потомки бандитов и разбойников поражали выучкой. Первая паника прошла. Ватажники оклемались и по цепочке передали распоряжение нового командира.
        Согласно родам войск ушкуйники сбились в отряды, выбрали временных старшин и пожертвовали им энергию. Вскоре воздух зарябил от множества иллюзорных пушек, мушкетов, сабель и мечей. Разные по размеру и содержанию орудия обрушились на тварь, разрывая ее материальное воплощение.
        Обычное оружие на потустороннее создание не оказало никакого эффекта. Это ватажники проверили первым делом. Только магия влияла на тварь, которая обладала почти полным иммунитетом к физическому урону.
        Демон злобно завизжал, силясь вырвать из ока сулицу. Однако постоянный огонь сотен обозлённых практиков не давал ему поднять коротковатые лапы, вынуждал заполошно махать ими для отражения наиболее опасных атак. Громадные разноцветные пули, клинки и различные фантомы отскакивали от верхних конечностей козломордого, порождая цветные блики и иную слепившую глаз иллюминацию.
        Не дремал и Байда. Практически разогнав пагубный для всего живого дым, Праведник примружил веки. Затем поднял высоко над головой и широко развёл в стороны руки. Между обращёнными друг к другу ладонями возникло и нарастало серебристое сияние.
        Вскоре между дланями мужчины сформировался метровый шар. Словно громадный камень, напрягшись так, что на открытых участках кожи выступили вены, Праведник швырнул сотворённый ком в демона.
        - Фокус на мою волшбу! - проорал он перед броском.
        Просьбу поддержали многие. Почти сотня старшин успела перенаправить потоки шакти в неспешно летевший, несмотря на приложенные усилия, шар. Получив дополнительную энергию и напоминая теперь морского ежа, сфера резко ускорилась. Как метеор, она впечаталась прямо в торчавшее из века копье, загоняя то внутрь по самую пятку.
        Если до того кому-то казалось, что козломордый ревет излишнее громко, то теперь визг разрывал барабанные перепонки. Несколько десятков слабейших инфов даже потеряли сознание от изданного им дикого вопля. Из ушей бедолаг ручьями полилась кровь.
        Демон замотылял башкой, будто хотел вытрусить из неё что-то. Потом, не обращая больше внимания на удары, прислонил лапы к морде, стараясь все же раскрыть запечатанное око.
        Совершить задуманное твари не удалось. Прямо на веке вспухли абрисы громадного креста. Опухоль росла до тех пор, пока буркало не взорвалось, обдав ближайших укшкуйников фонтанами чёрной слизи. Обрызганные погибли в страшных муках. Однако пожрать их души демону не судилось. Вслед за глазом лопнула и голова чудища. А весь изгвозданный в нечистотах крест вернулся в ладонь хозяина.
        Без тени брезгливости Байда сжал пальцы, истово перекрестился и повесил на шею нательный крестик, вновь уменьшившийся и засиявший серебром после ритуального жеста.
        Ватажники выдохнули. Люди подумали, что одержали победу. Им, конечно, было жаль памятник отцу-основателю. Ведь несколько веков монумент принимал благодарность потомков. Ушкуйники рождались, взрослели, вступали в брак, уходили в бой и умирали, испросив благословения у святыни. Даже в сердцах душегубов образовалась сосущая пустота.
        Однако долго печалиться ватажникам не пришлось. Кокон из тьмы, скрывавший развенчанных командиров, лопнул, и миру явилось новое чудовище.
        Пятиголовый, три метра ввысь и около десяти в длину, полоз из старых преданий почтил присутствием многострадальную ныне Сечь. Воины присмотрелись к покрытому потоками слизи гаду и ужаснулись. Длинные шеи змея венчали прекрасно знакомые головы. Демьян Головорез, Иван Чайка, Матвей Дронов, Семиполк Окаянный и Колька Пушкарь приказали долго жить. Когда-то могущественные полковники таращились мертвыми бельмами на бывших подчиненных. В их взглядах не осталось ничего человеческого, лишь лютая ненависть и голод.
        Примечательно, но гетман куда-то запропал. Ульян не послужил материалом для сотворения монстра.
        - Вновь сбежал! - прокричала все та же бойкая молодуха и лихо пальнула в полоза из мушкета. Лучше бы она этого не делала. Принадлежавший ранее главе сабельников лик развернулся в сторону женщины, и две гигантских сабли сомкнулись на поясе у недавно потерявшей мужа вдовы, перерубив ее пополам. Две половинки когда-то привлекательного тела беззвучно упали наземь. Расправа послужила стартом нового витка противостояния.
        Былинный некрозмей был куда хуже козломордого, того сразу приструнил Байда. Сейчас же Праведник не вмешивался в битву. Он будто собирался с силами. У многих ватажников закралась мысль, что с убийством полоза неприятности не закончатся.
        - Навалитесь на гада, ребятишки! Имперское войско под командованием самого Килия скоро будет здесь! - улыбаясь, словно рассказав детям сказку на ночь, сообщил Байда.
        Странным образом, его услышал каждый на площади. Такие вести ожесточили и так черствые сердца. Ведь на кону теперь стояли не только жизни, но и само существование семей ушкуйников, а также будущее Сечи.
        Возможно, последняя битва Ватаги разгорелась с невиданной силой. Без гетмана, полковников и лучших воинов ушкуйники не дрогнули. Они не сдались, и всем скопом насели на громадного змея и недобитков Темного Ковена.
        Личная гвардия куренных забыла про бывших командиров. Телохранители сражалась наравне со всеми. Любой ценой ватажники норовили уничтожить врагов поскорей, чтобы иметь время на подготовку к вторжению.
        Глава 38. Неприятности
        Всегда плохо, когда случается что-то неприятное. Особенно печально, когда это происходит неожиданно.
        Высказывание наступившего в навозную кучу караванщика.
        Далеко не в первой, Ульяна нарушила волю отца, но, пожалуй, впервые сделала это не от извечной скуки, а по необходимости. Девушка сильно переживала. После произошедшего в Крабовых Горах и на Серых Путях она изменилась.
        Внешне Несмеяна ещё пыталась соответствовать своему прозвищу и держать марку, но внутри пустило корни презрение к себе прошлой. Она твёрдо решила что-то менять и даже подумывала сбежать.
        Однако папенька словно почувствовал неладное. Запер в комнате и приставил телохранителей, а, вернее, соглядатаев. Пускай только троих и всего лишь пика средней сферы, но ей хватило и таких.
        Все эти месяцы после возвращения, ее сопровождали даже в туалет. А специально обученные и доверенные женщины круглосуточно наблюдали за Ульяной через множество следящих артефактов. Девушка ощущала себя под колпаком, но отец был непреклонен. Он и слушать не хотел о том, чтобы смягчить режим.
        И вот, сегодня что-то произошло. Во всяком случае, когда Ульяна позвонила в колокольчик, слуга не пришёл. А когда она выглянула за дверь, то не увидела привычного караула. Тихонечко, как мышь, девушка выскользнула наружу. Прошла по длинному коридору, исследовала кухню, заглянула в кабинет гетмана. Нигде никого не было. И даже комната прислуги пустовала.
        Вот тогда-то ее и охватило странное беспокойство. Вместо реализации своей мечты последних дней о побеге, девушка, наоборот, активировала вокруг особняка защиту и обвешалась с ног до головы артефактами. Вздрагивая от иррационального страха, она пробралась на чердак. Оттуда имелся выход на крышу, где размещалась позабытая ею обсерватория.
        Как-то Ульяна увлеклась звёздами. Начиталась старых книг и вообразила себя астрономом. С неделю она пялилась по ночам в небо, надеясь совершить какое-то открытие. Однако никаких небесных тел обнаружить не удалось. Кроме алого солнца и ночью луны, другие объекты на всегда однообразном небосклоне отсутствовали. В общем, увлечение быстро сошло на нет, но пара маготелескопов, подзорных труб и биноклей в небольшом флигеле остались. Туда-то и поспешила дрожавшая, как лист, Несмеяна.
        Быстро перебирая руками, девушка забралась наверх, ухватила наиболее мощный бинокль и побежала к обзорной башенке, с которой было видно весь город. Страх усилился. Ведь неподалеку, в стороне площади собраний, грохотало. А ещё там в небо вздымались клубы чёрного дыма и били ярко- белые лучи. А ведь именно туда отправился отец. Припомнив его поведение, Ульяна поняла, что он нервничал, хоть и старался не показывать волнения. Погруженная в свои обиды и переживания, девушка тогда не придала данному факту значения, теперь же непривычное поведение родителя легко легло в копилку сегодняшних несоответствий.
        До недавнего времени Ульяна жила, как в раю. Неприятные, а лучше сказать ужасные, события подкосили ее. Девушка осознала, что ради неё погиб целый гарнизон. Отец этого не говорил, но она живо сложила два плюс два. Теперь ее мучили совесть и кошмары по ночам. А ещё, после Серых Пределов, остановилось развитие. Ни дорогущие ингредиенты, ни медитации, ни нанятые учителя не помогали. В груди будто нарастал ком и вот - вот грозил рвануть.
        Табуны заполошных дум позволили забыться, унять дрожь и направить окуляры в нужную сторону. От увиденного девушка вскрикнула и едва не выпустила бинокль из заходивших ходором рук.
        Ульяна улицезрела появление громадного полоза и с ужасом всматривалась в знакомые лица полковников. Каждого из них она знала с детства. И вот теперь куренные превратились в омерзительную тварь, которую скопом добивали ушкийники. Причём Несмеяна заметила, что в битве участвовали даже женщины, старики и безусые юноши. Более того, со всей Сечи к месту схватки стягивались новые и новые ручейки.
        Громадный змей успешно противостоял толпе. Гад применял техники и заклинания поглощённых полковников. Если бы полоз обладал интеллектом, то, без сомнения, победил. А так, пусть и не быстро, весы потихоньку склонялись на строну ватажников.
        К огромному облегчению, отец не стал частью ужасной твари. Его вообще нигде не было. Ульяна старательно гнала от себя мысли о том, что он погиб или проглочен монстром.
        - Бежать! Надо бежать! - почему-то пришла в голову навязчивая идея, словно ее подсказал кто-то.
        Девушка не противилась интуиции. Отложила в сторону магоартефакт и пулей спустилась по небольшой лесенке. Затем, прямо по крыше, перебралась на примыкавшую к дому «конюшню». Так она называла семейный питомник.
        Ульян Коноваленко в разведении живности звёзд с неба не хватал. Его могущество заключалось в другом. Но, как глава куреня коневодов, был обязан уделять выведению и приручению животных хоть какое-то время. Ради правды, нужно сказать, что весь свой зверинец он попросту купил у более опытных заводчиков.
        Однако сути это не меняло, в питомце обитал с десяток разных видов тварей. Особенно много было огнегривов. Полезных животных насчитывалось около двадцати. Но не к их загону неслась сломя голову Несмеяна. Быстрые и выносливые, похожие на лошадей, существа сейчас не обеспечивали в ее глазах достаточную степень безопастности. Потому девушка прибежала к громадному вольеру, где обитала гордость гетманской коллекции. Большущий и очень редкий зверь, под многое говорившим названием бронетопс.
        Через решетку Ульяна посмотрела на почти четырёх метрового, покрытого пластинами брони зверя. Бронетопс переминался на двух колоннообразных лапах, опираясь на увесистый, покрытый шипами хвост. На длинной в бугристых наростах морде отсутствовали глаза, ноздри и любые иные привычные земным животным элементы. Да и само создание напоминало оживший, серый кусок скалы, с металлическими нашлепками на нем.
        Ценились бронетопсы прежде всего за то, что на них практически не действовала магия. Мирные, в общем-то, создания обитали в особой зоне Чертога, где энергии буйствовали настолько, что хочешь не хочешь пришлось выработать иммунитет. Физическая сопротивляемость зверей также пребывала на высоте. Что в купе с их добродушным, апатичным нравом делало бронетопсов желанным приобретением для любого искателя. Ульян держал подобного зверя ради статуса. Бронетопсы были очень редки и дороги. На Сечи их можно было пересчитать на пальцах одной руки.
        Отбросив колебания, Несмеяна приложила персональный перстень к запору и зашла внутрь.
        - Скала, Скала! - позвала она, и бронетопс послушно подошёл поближе. От животного пошла волна радости и интереса. Создания были эмпатами и обладали зачатками интеллекта, что также увеличивало их стоимость.
        Зверь воспринимал Ульяну, как одну из хозяев, такие вводные ему внушили дрессировщики. А ещё застоялся и заскучал, потому и поприветствовал девушку лёгким сотрясением похожих на щиты пластин.
        - Гулять, малыш! Гулять! - сама не зная почему ласково обратилась Несмеяна к зверю. Раньше она за собой такой сентиментальности не замечала.
        Бронепопс довольно загудел, и у него на спине открылась большая ниша. В естественной среде животные складывали в неё запасы волшебных камней, затем поглощали энергию этих минералов и таким способом росли. В неволе же данное образование приспособили для перевозки одного - двух пассажиров.
        Девушка уже хотела залезть внутрь, как вдруг снаружи раздались злые крики и грохот. Создавалось такое впечатление, что толпа штурмовала здание.
        - Ее нигде нет! Ломайте дверь! Наверное, спряталась в питомнике! - подтверждая гипотезу, послышался грубый мужской голос, а шум перерос в гулкие удары.
        - Нужно поймать и повесить сучку. Пусть Ульян хоть так ответит за свои преступления! - проорала какая-то женщина.
        От таких слов сердце ушло в пятки. Ульяна мигом заскочила в утробу зверя. Бронетопс сомкнул пластины за ней и, повинуясь посылу, высоко подпрыгнул. Как камень из пращи, зверь выскочил вовне через распахнувшиеся в потолке створки.
        По панцирю сразу же забарабанили выстрелы. Пришедшие по ее душу сечевики завопили что-то. Что именно девушка не расслышала, из-за толщины и звукоизоляции укрытия.
        - Враги! Бежать! - отдала Ульяна ментальный приказ питомцу, который понимал только такие-вот простые команды. Сама же поудобнее уселась в узкое кресло и ухватилась за специально оборудованные ручки.
        Как ни пародоксально, но страх прошёл.
        - Убей! - отдала ещё одно распоряжение Несмеяна, в ответ на мысленный запрос зверя, что же ему делать с мешавшимися под ногами людьми.
        Девушка не ведала точно, что случилось на Сечи. Однако, конечно, догадывалась почему отца записали в злодеи. А ещё она твёрдо решила сначала выбраться из западни, а потом уже забивать голову лишними вопросами.
        - «Как бы то ни было, папа меня не бросит!»- подумала Ульяна, вцепившись изо всех сил в поручни. Трясло неимоверно. Похоже, бронетопса атаковали с применением тяжёлой артиллерии.
        Глава. 39. Несправедливо осуждённая
        Даже самый закоренелый преступник имеет право на справедливый приговор.
        Несмеяна Коноваленко, Мстительница Серых Пределов;
        - Ух! - невольно выдохнула Несмеяна, вытерев заливавшую глаза кровь.
        Зверя болтало так, что она не удержалась и саданулась бровью об твёрдую и шероховатую стенку. На нежной коже, знающей только румяна и косметику, сразу же образовалось рассечение. Накатившую было храбрость, как рукой сняло.
        Ульяне захотелось разрыдаться, а ещё мечталось, чтобы кто-то защитил ее. Выяснилось, что опека отца не такая уж плохая штука. Под присмотром родителя и телохранителей она всегда чувствовала себя, как у бога за пазухой. И вот за короткий период на неё обрушились суровые испытания.
        Однако ни взять себя в руки, ни расплакаться девушка не успела. Под черепом взорвалась настоящая бомба- это мегаживучий бронетопс получил смертельное повреждение и бился в агонии.
        Всего лишь отголоски предсмертных мучений зверя заставили Несмеяну впасть в ступор. Пребывая в шоке, она беспомощно смотрела, как разошлись створки укрытия. Подобное означало одно - животное испустило дух. Только в таком случае предназначенная для развития полость произвольно открывалась.
        - Бух! - подтверждая кончину бронетопса, раздался удар многотонной туши о землю.
        На этом неприятности не закончились. Две крепких волосатых руки ухватили Ульяну за шкирку и вытащили наружу.
        - Вот она! Сбежать пыталась! Несите верёвку, повесим прямо на дорогущем питомце, - телепая девушку в воздухе, как пушинку, проорал сцапавший ее верзила.
        С ужасом Несмеяна ощутила, что летит в толпу. Поймавший девушку лиходей швырнул свою жертву с почти двухметровой высоты. Люди расступились, словно Ульяна зачумлённая и прикасаться к ней заразно. Бедняжка не смогла сгруппироваться и со всего маху грохнулась об брусчатку. Рёбра предательски треснули. Грудь обожгло болью, в глазах потемнело.
        В себя девушка пришла от ворвавшегося в уши шепота. От говорившего несло луком и перегаром, но больше всего воняли его слова:
        - Повезло тебе, что тут бабы. Иначе бы толпой оприходовали. Померла б, так сказать, от «наслаждения».
        После столь страшной реплики, сильная мозолистая ладонь сжала горло. Неизвестный ватажник сноровисто накинул на шею петлю. Несмеяна попыталась брыкаться, но цепкие пальцы выдавили из лёгких разом весь кислород. Девушка окончательно упала духом и обмякла. Словно кукла, она безвольно таращилась, глядя как ушкуйник закрепляет конец веревки за край броневого щита ее собственного зверя.
        Происходящее было настолько немыслимым, что воспринималось с трудом, и как в тумане. И только когда мотузку потянули вверх, а пятки приподнялись над поверхностью, Ульяна повторила попытку сопротивления. Девушка постаралась вонзить ухоженные ногти в глазницы ката, но тот лишь рассмеялся, заблаговременно убрав лицо подальше от зоны досягаемости красавицы.
        В надежде на спасение, Ульяна обвела глазами народ. Ни одного сочувствующего взгляда она не заметила. Только злая радость и удовлетворение переполняли взоры людей. Картина была воистину удручающей. Братство на Сечи не являлось мифом. Ватажники отличались жестокостью по отношению к чужакам, но всегда выручали своих. Кодекс взаимопомощи настолько въелся в плоть и кровь ушкуйников, что даже воровства среди них не водилось. Не говоря уже о казнях или показательных расправах.
        Любой член Ватаги имел право на справедливый суд. И вот сейчас, в нарушение общепринятых устоев, Ульяну линчевали, хотя ее вина заключалась лишь в том, что она согласилась на предложение ныне покойного Филиппа Яроха посетить Крабовы Горы.
        Разве просила Ульяна спасать себя ценой жизни сотен? Разве была она виновницей неудачного похода? О котором судачили телохранители, чей разговор девушка подслушала через дверь. Без сомнения, Несмеяна не являлась образцом примерного поведения, но и быть вздернутой, как собака, по ее мнению, не заслуживала.
        То ли от близости смерти, то ли от накатившего чувства несправедливости, то ли от всего навалившегося в совокупности, росший в груди последние месяцы ком лопнул. Удушье разом отступило, равно как пропали и иные ощущения тела.
        Серой тенью девушка выскользнула за переделы физической оболочки и лицезрела творившийся беспредел со стороны. Пусть Ульяна и лишилась тактильных чувств, но вот эмоции у неё по-прежнему имелись. С гневом и презрением она взглянула на предприимчивого палача.
        - «Чтоб ты сдох!»- с ненавистью пожелала девушка, и невидимые никому кроме неё серые нити вырвались из фантома и опутали волосатого, как обезьяна, громилу.
        Почти двухметровый мужик схватился за сердце и рухнул. За ним брякнулась и бренная оболочка Ульяны. Странно, но после гибели пытавшегося ее убить урода, прибавилось сил. Да и окружавшие девушку злорадство и злоба питали призрака, вызывая приятную «щекотку». Бредово, конечно, испытывать подобное лишившись тела. Тем не менее, именно так Несмеяна описала бы эти ощущения.
        С холодным разумом, Ульяна возжелала смерти ещё парочке кинувшихся к ней ушкуйников. Ватажники преследовали две цели - проверить, что стало с неудачливым палачом, и довершить начатое. Дебелые мужики также, как и соратник, приказали долго жить. Равных по силе практиков девушка убила походя, нисколько не напрягаясь.
        Заполучив новую порцию шакти, Несмеяна хищно улыбнулась и взглянула на толпу. Всем собравшимся она искренне желала смерти за то, что ей пришлось испытать. Муки совести за грядущую гибель людей и чувство вины отсутствовали.
        - «Чтоб вы сдохли!» - мысленно повторила Ульяна, и множество нитей рванулось из неё наружу.
        Часть ватажников возле неё попадали, другие разбежались. Вокруг лежащего на земле девичьего тела образовалась пустота. Энергия неудержимо прибавлялась, одновременно с этим слабела связь с физической оболочкой.
        Ульяна отчётливо осознала, что если не прервёт экзекуцию, то перестанет быть собой. Станет непонятно кем, но уж точно не человеком. Самое печальное, что она не знала, как прекратить самопроизвольное смертоубийство. Процесс приобрёл автономность и самодостаточность. Шакти умерших тратилось на лишение жизни следующих жертв, и так по кругу.
        Неизвестно, чем бы все кончилось. Скорее всего ничем хорошим. Но тут рядом возникло серебристое сияние. Оно исходило от обычного с виду, ещё не старого мужчины, на шее которого болтался увесистый нательный крест. Губительные отростки боязливо обтекали пришлого, словно боялись прикоснуться к нему.
        Будто и не замечая смертельных для остальных тентаклей, пришелец подошёл и несильно ткнул в призрачную грудь. Сознание померкло. А когда Ульяна очнулась, то находилась уже внутри собственного тела. Организм переполняла энергия. Сломанные рёбра срослись, а пострадавший кадык и кожа на шее белели, как раньше.
        - Ишь, чего удумали, ироды! - поднял девушку за руку с земли спаситель, в котором она признала Байду. Отец отзывался о нем плохо. Однако мужчина помог Ульяне без колебаний, опровергнув сложившуюся репутацию.
        - Чуть Мстительницу Серых Пределов не породили! - пригрозил пальцем присмиревшему люду Праведник, потом повернулся к несостоявшейся жертве, - А ты, дитя, иди отсюда. Тебе больше тут нет места. Дайте ей огнегрива.
        Приказ выполнили мгновенно. После чего Байда усадил девушку в седло и указал в направлении главных ворот. Ульяна не перечила. Она и сама понимала, что когда-то родная Сечь теперь для неё чужая.
        Глотая слёзы жалости, вне себя от сотворённого преступления, Несмеяна вонзила шпоры в бока скакуна и понеслась прочь по непривычно безлюдным улицам. Она не расслышала брошенную ей вслед одним из ушкуйников фразу;
        - Так даже лучше. Пусть имперцев порешит, сколько сможет, а потом и сама околеет.
        Глава 40. Адепты Серых Путей
        Никогда не виделись, но лучше бы и не встретились.
        Высказывание софиста;
        Громадная имперская армия подступала к логову ватажников неспроста, тому имелся целый ряд причин. Во-первых, после закрытия портала в иной мир в районе Цитадели, требовалось покончить еще с одной внутренней проблемой. Что позволило бы сосредоточиться на внешних врагах и не распылять силы. Во-вторых, Сечь потерпела в битве за телепорт сокрушительное поражение. Соответсвенно Ватага ослабла как никогда ранее.
        Да, центральная власть тоже потеряла немалый контингент, но возможности государственной машины в разы превосходили таковые у одной отдельно взятой, пусть и могущественной, организации. Особенно это касалось численности войск. Светлый имел под рукой аж девять полноценных армий, количество доступных ему воинов приближалось к двухстам тысячам.
        Сечь могла выставить в десять раз меньше. Ранее Виссарион опасался штурмовать последний оплот ушкуйников, так как потери были бы колоссальные. В атаке размен пошёл бы один к пяти, а то и больше. Положить так много солдат в сложное для страны время, означало подписать себе смертный приговор. Другое дело теперь, когда можно было раздавить нарыв одним решительным ударом.
        Столь важное мероприятие возглавил лично Килий Неугомонный. Находившийся на пике совершенного тела главнокомандующий и сам по себе представлял немалую угрозу, а тут ему ещё придали элитную Первую армию. В ее состав входили только гвардейские полки, укомплектованные лучшими образцами вооружения. Не говоря уже о выучке гвардейцев, посвятивших жизнь войне и служению.
        С гордостью и полной уверенностью в успехе, опытный военачальник смотрел на подотчетное воинство. В отличие от других воинских формирований Первая армия использовала не только стандартные летающие повозки. Помимо вездесущих МП-2 на вооружении здесь состояли новейшие и дорогущие СМП-1- составные магические платформы первого поколения.
        Последние представляли собой полукилометровые настилы с большим содержанием охрейна и походили на настоящие летающие крепости. Они несли на себе передвижные батареи артиллерии, множество солдат и маготехники, а также имели огромную огневую мощь.
        Помимо всего прочего, к их краям в большом количестве могли стыковаться обычные МП-2. Число таких подсоединений зависело лишь от мощности операторов и содержания магического металла в повозке. Погонщиков, к слову, могло быть только десять, иначе управляющий полетом контур не работал. Вот и выходило, что при максимальном «подсоединении» площадь СМП-1 составляла около одного километра.
        Семь таких вот маток и окружили Сечь со всех сторон. Груды металла несли на себе почти тридцать тысяч человек. По мнению Императора, такой армаде сломить сопротивление Ватаги, в ее нынешнем бедственном положении, не составляло труда. Перед походом так думал и Неугомонный. Остро стоял лишь вопрос будущих потерь. Виссарион приказал свести их к минимуму.
        Ранее Килий опасался, что положит треть, если не половину, армии, чем вызовет неудовольствие Иосифа. Однако теперь радостная улыбка не покидала уст военного.
        На Сечи полыхал бой. Глубоко в центре города вздымались черные тучи, сквозь которые проблескивали ослепительно-белые лучи. Даже несмотря на расстояние, опытный практик чувствовал, как там погибают люди
        - Наверное, не поделили что-то с Темным Ковеном, вот и сцепились! - предположил главнокомандующий, и гора упала с плеч.
        Союз двух организаций был неожиданностью. Более того, истинную силу Ковена не знал никто, потому лишь когда обе структуры потерпели фиаско при битве за портал, стала возможна сегодняшняя атака.
        В том, что гипотеза верна, Килий убедился вскоре. Войска развертывались беспрепятственно. Саперы сноровисто летали посреди минных полей на своих МЩ-3* и прокладывали путь к вражеской крепости.
        Современные фугасы отличались от древних аналогов. Для того, чтобы они детонировали не обязательно было на них наступать. Мины срабатывали на избыточные эманации шакти. Что было очень удобно. Одинокого и слабого противника заряды пропускали, а вот при накоплении нужного числа энергий взрывались один за другим.
        Сечь славилась крепкой обороной. Главнокомандующий не сомневался, что в иное время пришлось бы умыться кровью при преодолении линии заграждений. Тяжело ведь продвигаться вперёд сквозь рвы, колючую проволоку, траншеи и ловчие ямы, наполненные враждебной магией, да ещё и под огнём противника.
        Теперь же имперцы вышли на оперативный простор быстро и без потерь. Всего в трехстах метрах виднелись городские стены. Странно, но защитников на них не было. Если не считать за таковых кое- где в спешке выбегавших к бойницам ушкуйников.
        - Хана им! Правильно я говорю, Велиор? - обратился Килий к своему новому ординарцу.
        Служить у Неугомонного не хотели. Шариков зачастую получал нагоняй от императора и, в свою очередь, третировал подчиненых. Конечно, чернь пойти под начало главнокомандующего мечтала, а вот дворяне воротили нос. Сам же Килий был достаточно заносчив и не желал окружать себя плебсом.
        Новый посыльный подвернулся как нельзя кстати. Пускай из полностью уничтоженного рода Старицких, но сын владетеля. А то что малый со странностями, так не важно. Неугомонному даже импонировало полностью лишённое эмоций поведение служащего. В отличие от сбежавших молокососов, этот парень не реагировал на крики, молча терпел побои и маты в свой адрес.
        За время недолгой службы необычный ординарец ни разу не проявил волнения и не выразил чувства. Потому Килий удивился, когда взгляд всегда апатичного юноши зажегся. Отрок уставился в направлении главных ворот Сечи, словно оттуда должна была появиться «мадонна».
        - Балбес, ты чего зыришь куда попало, а на мой вопрос не реагируешь? - по своей вечной привычке Неугомонный перешёл к рукоприкладству. Однако отвесить подзатыльник ротозею не удалось. Невесть почему взбеленившимся парнишка ловко увернулся, запрыгнул на схваченный тут же летающий щит и был таков.
        - Стоять! Расстреляю! - без толку орал ему вслед осерчавший военачальник, а затем выпучил баньки от удивления.
        Малый пропускной туннель во вратах осветился, и оттуда выскочил породистый огнегрив. На скакуне восседала знакомая по данным разведки девушка. Красавица неслась в направлении вражеской армии, словно за ней черти гнались. На встречу беглянке летел сдуревший ординарец.
        - Несмеяна?! Папаша ее одну ни за что бы не отпустил! Что за чертовщина? - растерянно пробасил Неугомонный, потом повернулся и приказал капитану гвардейцев, - Поймать и привести обоих. Я должен знать, что происходит.
        После поражения Маршала Победы, Килий предпочитал дуть на воду. Да, девица и взбрыкнувший паренёк вроде бы не представляли опасности, но в душе возникло дурное предчувствие.
        Глава 41. Единственный выживший. Часть 2
        Даже при игре в русскую рулетку с полным барабаном останутся выжившие. Люди на редкость живучие твари.
        Палатарь Темного Ковена.
        События захлестнули Сечь настолько, что даже стражники на воротах отсутствовали. В крайнем раздрае и раздосадованная донельзя Несмеяна пулей подскакала к тоннелю. Открывать главный проход было некому. Да и пропускали через него только караваны и особо габаритные грузы.
        Одиночные же путники довольствовались пешеходными туннелями. В них всегда имелась очередь и размещалось множество перевалочных баз. Подобные пропускные пункты для обычных смертных виляли в толстенной стене зигзагом. Быстро через них было не пройти. Такое устройство ввели в целях безопастности и для проверки особо подозрительных личностей и багажей.
        Как дочь гетмана, Ульяна имела привелегии. Она выбрала туннель для особо важных персон либо срочных курьеров. Данный выход был прямой и протяжённостью всего двадцать метров. Именно такой ширины оборонительная конструкция ограждала оплот ватажников от внешнего мира.
        Перстень на пальце сверкнул зелёным и слегка нагрелся. Силовое поле пропустило Несмеяну. Все же хорошо обладать преимуществами знатной особы. Сломя голову, Ульяна вылетела наружу. Открывшаяся глазу картина заставила ее оторопеть.
        На горизонте виднелись железные громадины. На них суетились солдаты. Имперцы готовились атаковать город. Ульяна попыталась осадить огнегрива. Однако сделать это не удалось. Наездница из неё была так себе. Как на зло, из достаточно большого табуна ей подсунули Грома. Данный самец отличался злобным нравом и любил выкидывать коленца. Вот и сейчас, вместо того чтобы затормозить, жеребец ускорился. Он понёс запаниковавшую наездницу прямиком к врагу.
        К счастью, Ульяну «встречали». Практически сразу же разбушевавшееся животное осадил незнакомый парень. Словно предчувствуя появление девушки, он опередил остальных неприятелей на пару сотен метров.
        Нельзя сказать, что вражеское войско ринулось на несчастную девчонку. Однако с десяток воинов на летающих щитах уже неслись в ее сторону.
        - Слазь, зверь не пролезет! - слегка надтреснутым голосом проговорил ухвативший под уздцы огнегрива парень.
        Рядом с ним Гром превратился в пай- мальчика. Ещё бы, обычный с виду юноша, ни разу не богатырь, едва не свернул огнегриву шею. Несмеяна присмотрелась к выручившему ее человеку.
        Высокий и очень худой, его орлиный нос напоминал хищный клюв, а взгляд выцветших, серых очей пугал и завораживал. Но вместе с тем, Ульяну неудержимо тянуло к далеко не красавцу. Такое с девушкой происходило впервые. До того она меняла кавалеров, как перчатки. Даже ее улыбки никто из них не заслужил.
        - «Не пролезет» куда? - непривычно робко переспросила Несмеяна и покраснела. Последнее было вообще для неё немыслимо. За глаза девушку еще называли «снежной королевой», обыгрывая почти царское происхождение, белизну кожи и бездушный нрав.
        - Увидишь. Руку, подай! Или хочешь познакомиться вон с ними? - указал за спину обращавшийся с нею на ты юноша.
        Ульяна обернулась и увидела, как их сноровисто окружают плечистые дядьки. Здоровяки парили на железных досках. В руках они держали веревки, магические арканы и сети. Девушка поняла, что ее собираются повязать, вспомнила недавние события и решительно вложила узкую ладошку в жилистую длань парня.
        Едва она проделала это, как по коже прошёл озноб, коленки подкосились, а давешний призрак вновь ожил. Правда, теперь Несмеяна не покинула тела. Она напоминала матрешку со вкладышем внутри. Самым же удивительным являлось то, что девушка испытывала немалое возбуждение.
        Между ног сладко заныло, соски напряглись, а во рту пересохло. До того даже эротические сны не посещали Ульяну. Ее считали чуть ли не фригидной. А ведь суть заключалась в том, что ей просто никто из ухажеров не нравился.
        Чтобы отвлечься, девушка осмотрелась. Мир вокруг изменился. Куда-то подевались ловцы, испарились армия и стены родного города. Что там говорить, даже вечно алое солнце и хмурое небо пропали. Единственным, кто никуда не исчез, был так «дурно» на неё повлиявший парень.
        - Где это мы? - непривычно застенчиво утончила Несмеяна и попыталась вынуть пальцы из хватки незнакомца. Тот не дал, слегка сжал руку и посмотрел в глаза. Парень будто искал в них ответ на какой-то давно гложивший его вопрос.
        От настойчивого прикосновения волнение девушки усилилось. Она ощутила, что млеет, как дура, держась за руки непонятно с кем посреди серой пустыни. Мысль о том, что парень затащил ее в своё личное пространство, Ульяна отбросила. Юноша не подавлял мощью, а такие зоны появлялись только у выдающихся практиков Единого Тела.
        - Мы в одном любопытном месте. В талмудах его ещё окрестили Серыми Путями, - вдруг резко одернул ладонь парень, словно разочаровавшись в чём-то. Едва уловимо он взглянул себе ниже пояса. Несмеяна невольно посмотрела туда же. В районе гульфика у юноши не наблюдалось никакой выпуклости. Будто бы штаны не скрывали привычный для мужчин репродуктивный орган.
        Однако данная странность быстро выветрилась из головы. Стоило только Ульяне осознать смысл брошенной отроком фразы. Она ведь уже была в этом гиблом месте. Отец просветил. Тогда девушка едва не погибла. Что спасти ее, гетман принёс в жертву гарнизон одного из Квадратов.
        Накативший было страх постепенно сошёл на нет. Несмеяна припомнила, что в прошлый раз на неё сразу навалились слабость и апатия. Девушка погрузилась в некое подобие летаргии и почти ничего не соображала. Теперь же неприятных ощущений не было и в помине. Единственно, призрак внутри неё трепетал и потреблял энергию, отражая нападки внешней среды.
        - Зачем ты перенёс нас сюда? И давай уже, наконец-то, познакомимся. Меня Ульяной зовут, - продолжила диалог девушка.
        Несмотря на то, что тактильный контакт прервался, ее голос по-прежнему дрожал от возбуждения. Хорошо, что призрак взял ситуацию под контроль, впитав исходившие от парня будоражащие эманации.
        - Велиор, - сухо представился юноша. Его поведение изменилось. Ушли эмоции. Казалось, вещает безжизненный манекен, - Другого способа сбежать не было. Тут мы в безопасности. Надеюсь, за день-два страсти вокруг Сечи улягутся. Точное время нахождения здесь сказать не могу из-за твоего присутствия. Все. Отдыхай. Прими себя обновлённую. Как это сделал я, когда родной город погиб.
        В голове Ульяны зароилась куча вопросов. Начиная с того, как можно «отдыхать» посреди покрытой пеплом пустоши, и заканчивая тем, зачем он ей помогает. Впрочем, ответ на первый девушка получила немедленно. Парня окружили тени. Бешеным хороводом лики завращались вокруг хозяина, расширяя и расширяя радиус, пока не захлестнули и Несмеяну.
        Поначалу девушка испугалась. Однако затем ощутила восторг. Призрак внутри неё не удержался и вылетел наружу. Сознание разделилось. Частично она воспринимала себя человеком, а частично неясно кем.
        Выпорхнувший из неё прозрачный силуэт, соприкоснулся с сотнями созданий нового знакомого. В мозг потекла информация. Неизвестно сколько Ульяна простояла в таком двойственном положении от непривычки прикрыв глаза, так ей было легче справляться с головокружением.
        А когда она распахнула веки, то заметила, что местность преобразилась. Пространство словно сшили из лоскутков. Подле Мирославы возникла часть ее спальни. Шикарная кровать с балдахином манила прилечь и отдохнуть. Дальше же виднелось нечто похожее на лабораторию вивисектора. Пыточные агрегаты перемежались со стальными столами, большинству же приспособлений Ульяна и вовсе не смогла дать определений.
        - Мило, - с сарказмом бросил Велиор, завидев сотворенный девушкой роскошный уголок. Поспи. Не мешай мне.
        Былая Ульяна вызверилась бы, почему это ей указывают. Нынешняя же взглянула на громадную кровать и вновь покраснела. Схлынувшее желание вновь накатило. Виной тому послужил вернувшийся с «танцев» призрак. Его переполняла энергия, которая порождала такие вот неуместные ощущения.
        Парень вроде бы осознавал, что происходит с нею. Однако реакция юноши была скорее негативной. Он скривился и удалился на свою территорию. После чего взмахнул рукой и видимость происходящего в той зоне пропала.
        Несмеяна вздохнула и, не раздеваясь, вдруг знакомец подглядывает, рухнула на мягкую перину, мгновенно погрузившись в сон.
        Глава 42. Выживший часть 2
        Лишь взглянув в глаза смерти, ты можешь называться истинным служителем темного искусства. И только познав боль, ты научишься правильно причинять ее другим.
        Велиор Старицкий Серый Палач;
        Впервые за очень долгое время Велиору хотелось выть. Он корил себя за то, что позволил эмоциям вернуться. Отгородившись от девушки тенями, парень тяжело оперся на дыбу. Как никогда он пожалел, что недавно прикончил последнюю жертву и отыграться не на ком.
        Холод почти музейного экспоната, сооружённого силой мысли по рисунку из древнего архива, немного отрезвил. Юноша прикрыл глаза и упорядочил мысли, вспоминая события прошедших дней.
        Началось все с того, что после возвращения домой из столицы, младший Старицкий попытался свести счёты с жизнью. Гордый и самовлюблённый отрок остро переживал увечье, а скрытые издевки и шепотки окружающих были невыносимы. А тут ещё и проклятие навалилось, погружая в депрессию и так уставший мозг.
        В общем, пока остальные силились противостоять заразе, Велиор предпринял попытку самоубийства. Уже болтаясь в петле, он раскаялся в своём поступке. Парень хрипел и стремился любой ценой выбраться из перехватившей горло пеньки, но тщетно.
        Будь он практиком стихии огня, то пережог бы верёвку. Воздух разорвал бы удавку спрессованным кулаком. Вода сформировала бы лезвие и перерезала аркан. Даже земля создала бы под ногаи выступ, и суицидник встал бы на него ступнями. Равным образом помогли бы и многие первоначала. Но на свою беду, юноша давно сосредоточился только на фамильной технике, развивая лики боли и страданий и ничего более.
        Верные тени бессильно кружили вокруг. Они были не в состоянии повлиять на неодушевлённый предмет. С ужасом, Старицкий ощутил, как ослаб мочеточник, и штаны промокли от влаги. Затем расслабился сфинктер, и наружу полезло дерьмо.
        Обычный человек давно бы потерял сознание. Но такой достаточно сильный инф, как Велиор, ещё цеплялся за ускользавшие крохи жизни. Со стыдом он представил, как будет обнаружен отцом или, что ещё хуже, другими людьми. Тогда ещё отношения со старшим Старицким были теплыми. Отчуждение произошло немного поздней, под влиянием круто изменившейся среды Велграда и обстоятельств.
        И вот тогда-то, на грани жизни и смерти, Велиор обрёл способность лицезреть невидимое обычным практикам. Витавшее повсюду в виде чёрных хлопьев проклятие преобразилось. Теперь оно напоминало серые снежинки, на которые жадно накинулись до того беспомощные, не знавшие, как помочь хозяину, лики.
        За секунду пространство вокруг юноши очистилось от мути. А изрядно побледневшее тени завели подле висельника затейливый хоровод. Через какое-то время раздался негромкий хлопок, и тело горемыки приобрело прозрачность, а потом и вовсе исчезло из бренного мира.
        Много позже Велиор научился переходить за грань без спецэффектов и по желанию, пока же он с недоумением разглядывал покрытую пеплом пустыню. Впрочем, такой местность выглядела бы в глазах других. Его же зрение, пусть и с трудом, но различало множество любопытных объектов.
        Больше всего эти разной величины сгустки напоминали подконтрольные лики. Однако, в отличие от верных слуг, сновавшие вдоль определённых нитей структуры не подчинялись Велиору.
        Вскоре, юноша вынужденно прервал спокойное созерцание. Незнакомая среда оказалась на редкость агрессивной. Сознание затухало, накатило безразличие, пропали эмоции. Ставшие спасительными тени лопались одна за другой.
        Собравшись с духом и повинуясь наитию, Старицкий метнулся к ближайшему серому сгустку. Небольшое облачко возникло рядом совсем недавно и ещё не выбрало путеводной нити. Вот на него-то и налетел коршуном Велиор.
        Едва юноша коснулся данного образования, как оно изменило вид. Перед парнем предстал знакомый силуэт Федьки Кривого. Извечного городского забулдыги и попрошайки. На секунду мозг обожгло. Чужая воля посопротивлялась немного, затем контуры завсегдатая питейных заведений поплыли. Через мгновение призрак взорвался, обратившись в десяток подконтрольных теней.
        Сразу стало полегче. Велиор понял, как уцелеть. Словно оголодавший пёс, он кидался на появлявшихся тут и там бывших горожан и пожирал их. Постепенно личность стабилизировалась, а когда-то иссиня-чёрные лики приобрели светло-серый окрас. Помимо того, их было теперь гораздо больше.
        Позже парень узнал, что ему несказанно повезло с первым посещением гибельных территорий. Место, в котором он очутился, называли Серыми Путями. Их точного предназначения не знал никто. Существовало лишь множество гипотез, но не одну из них не обосновали на сто процентов. Верно было только одно-люди попавшие сюда не возвращались.
        К счастью, удача, наконец-то, показала ему не только филейную часть. Спонтанный переход произошёл в зоне действия проклятия. В родном граде сотнями погибали люди, а ткань мироздания прохудилась. Все это и позволило Велиору сравнительно легко перейти за грань, а затем выжить в запретных чертогах. Попавшие впросак свежие и слабые души послужили отличной пищей для адаптации и формирования канала домой.
        Позднее парень выяснит, что большинство «старожилов» Серых Путей ему не по зубам. Пока же он пожелал вернуться в фамильное гнездо, и верные тени снова закружились в причудливом вихре.
        Их сперва ласковые касания начали жалиться, как крапива. Потом и как раскалённый металл. Велиор страдал беззвучно. Сколько продлилась пытка неизвестно. Очнулся парень уже в подвале особняка.
        Щеку обожгла сиротливо свисавшая с потолка петля, упустившая свою жертву. Лишь тогда юноша окончательно оклемался и осознал, что находится дома. Также Старицкий понял ещё одну вещь - человеческие эмоции остались за чертой привычного мира. Отныне он напоминал бесчувственный манекен.
        Такое положение дел вполне устраивало парня. Впервые вечные терзания отступили, появился чёткий план собственного развития и усиления. Дальнейшие месяцы прошли в экспериментах и опытах.
        Велиор установил, что обновленные тени питаются и растут, потребляя проклятие. Плохо было то, что количество и мощь доступных ликов вскоре уперлись в потолок. Их сила и число напрямую зависели от текущей инфосферы хозяина.
        Познавший сладкий вкус могущества парень упорно искал способ быстро возвыситься. С отцом отношения испортились и стали гораздо прохладней, чем раньше. Оба были поглощённы новыми возможностями и сторонились друг друга.
        После череды провалов Велиор отыскал лазейку. Оказалось, что боль и страдания лики по-прежнему любили. Более того, насытившись ими, они давали немалый прирост своему господину, выступая в качестве лучших алхимических пилюль.
        Проблема заключалась в том, что похищать и мучать граждан было опасно. Ведь каждый из горожан следил за соседом, подбирая себе будущего противника для грядущего приобщения.
        Но обходной путь был найден. Выяснилось, что мясники и прокаженные также могут служить объектами пыток. Утратившие себя люди все также испытывали боль и страдания. Прикончив сотни безмолвных и ничего не соображавших жертв, парень догадался дублировать данный процесс и на Серых Путях.
        Сначала он придавал смерти физические оболочки заражённых, а затем мучал их посмертия. Теперь Велиор не поглощал души сразу, а еще и издевался над ними. Выгода получалась немалой. Даже не смотря на то, что на подстройку клочков иллюзорной местности под себя тратилась энергия.
        Сфера Небесного Тела была не за горами, но тут взбрыкнул Мстислав. По неизвестной причине князь взорвал тонны собранного за долгий срок проклятия. Велиор едва успел перейти в «мир теней», как парень окрестил Серые Пути.
        Так вышло, что выжил со всего града он один. Выжил, но изменился. Старые знакомые с трудом признали бы в нем прежнего Велиора. Не узнала юношу и новая владетельница. А ведь он приходил к ней на приём. Впрочем, вперёд Старицкий не лез, скрываясь за толпой просителей, лизоблюдов, святош и переселенцев.
        Мирослава не вызвала никаких эмоций. Любовь к ней канула в лету. Велиор даже порадовался такому событию и призадумался над тем, что делать дальше. Велград совсем не подходил для его целей. Святая Церковь бдила здесь круглосуточно, с целью не допустить ещё одного прорыва зла.
        Ему опять повезло. Похоже, он стал настоящим баловнем фортуны. В стране разразилась война. Нужно было лишь найти подходящее место, где он смог бы продолжить начатое в относительной безопасности.
        Фарт не покинул парня. Совершенно случайно в отделении Каденции он обнаружил вакансию Килия Неугомоного на должность личного ординарца. Избегаемая дворянами роль являлась панацеей. Ведь главнокомандующий присутствовал на большинстве генеральных битв, а его ставка хорошо охранялась. Все пошло, как по нотам. Единственно, не каждый убитый появлялся на Серых Путях, а лишь некоторые.
        В кампании против Сечи Велиор рассчитывал выяснить эту закономерность и шагнуть в следующую инфосферу. Ни грубое обращение начальника, ни презрение к такой покорности иных служивых ничуть не мешали. Но тут он увидел Ее, и чувства вернулись.
        Тяжко вздохнув, парень взглянул на спавшую красавицу. Она не только пробудила его, но и напомнила об ущербности. Велиор знал, что ее неудержимо тянет к нему, что между ними есть много общего, однако обладать ею не мог. От этого и хотелось выть.
        Злоба и ярость исказили лицо Старицкого. Впрочем, он знал, куда выплеснуть негативные эмоции. Парень почувствовал, как возле их убежища возникают новые и новые души. Значит, битва стартовала, и ему было, чем заняться. Предвкушающим взором отрок обвёл орудия пыток и направился к ближайшему, пока ещё туманному и не оформившемуся облачку.
        Глава 43. Тайна Багратионовска
        В тихом омуте черти водятся.
        Славская народная мудрость;
        Неровный строй одетых кто во что мужиков встречал нового владетеля. Самого разного возраста, от безусых юнцов до почти стариков, все они, как один, взяли в руки оружие, чтобы отстоять родной город от захватчиков. Подобный поступок вызывал уважение, а то, что новоиспечённые подчинённые побаивались своего сюзерена было неудивительно. Уж слишком жестокой выдалась расправа над остатками неприятеля.
        Две сотни ландскнехтов и святош превратились в древесных болванов и переминались с ноги на ногу. Остальные же напоминали живую изгородь. Вот только частокол был страшен и состоял из проткнутых насквозь ростками людей. Растения оплели несчастных так густо, что их было почти не видно. Лишь сочившаяся сквозь зелень кровь выдавала ужасную начинку.
        Основатель рода Ореховых принимать вассальную клятву не спешил. Он замер, будто собираясь с силами. В воздухе повисла напряжённость. Обстановку разрядил рыжий крепыш. Трой уже залечил нанесённую капитульером рану, вернул прежний облик, подошёл к нахохлившемуся ополчению и брякнул:
        - Повезло вам хлопцы. Теперь заживите. Золотой, как царь Мидас - чего не коснётся в золото превращает. А так бы уже ворон кормили. Я его доверенное лицо, Скалозубом кличут.
        По недоуменно вытянувшимся лицам местных вояк стало ясно, что те не оценили красноречия парня и ни о каком мифическом царе слыхом не слыхивали. Однако Скалозуб оседлал конька и вещал далее.
        - Видали, как он бывших ректора и патриарха осадил? А до того с богом на равных тягался. Так что, ребятки, вы теперь в безопасности.
        Словно подтверждая слова балагура, от основателя рода Ореховых пошла волна золотистого свечения. Сияние влилось в защитный купол, заделав прорехи. Вот только забор из мертвецов при этом усох, а древесные големы рассыпались на куски.
        - СРОК ДЕЙСТВИЯ ЗАЩИТЫ ВОКРУГ БАГРАТИОНОВСКА УВЕЛИЧЕН НА ТРИ ЧАСА! - бодро отрапортовала Септония, когда Слай закончил перебрасывать излишки энергии, высосанной тотемом из врагов в оборонительную формацию.
        Выяснилось, что дерево может не только лечить, но и убивать умеет отменно. А ещё вторая стадия техники золотого тела, раболепная душа, позволяла сотворять миньонов прямо на поле битвы. Правда из-за неопытности большинство людей умерло до того, как обратились в полезных служек.
        Ходок очень устал. Прокачать такие объемы шакти не шутка. Грудь болела, а источники пульсировали. Любой другой практик пережог бы себе каналы, но проводимость и выносливость усиленного печатями порядка организма поражали.
        Из-за переутомления передышка порадовала. Жаль только, что главный святоша и его спутник сбежали. Слай предчувствовал, что это их не последняя встреча. Для пущей торжественности юноша проявил золотые доспехи и направился к будущим поданным. Согласно полученному от Богини заданию, он должен был наладить оборону и отстоять город. Впрочем, Ходок и так собирался это сделать.
        - Приветствуем тебя, повелитель! - не слишком низко, но все же поклонился бородатый, дородный дядька, - Мое имя Иван, ещё Бородой величают.
        - И тебе привет! Зови меня Золотой. Времени на расшаркивания нет. Отведи меня лучше к управляющему контуру города. Я должен как можно быстрей заявить права на владение, - ответил воеводе Слай.
        Вояка оказался понятливым. Он молча кивнул и пошёл к совсем уж никудышным вратам. Дежурный караул на них уже крутил вручную лебедку, поднимая увесистую кованную решётку.
        Ходок мыслено отметил здешнее убожество. Даже в не хватавшем с неба звёзд Велграде подобные действия осуществлялись с помощью дизель - генераторов. Использовать магию на границе защитного круга было чревато, потоки шакти искажались, и мог произойти взрыв.
        Внутри городища оказалось ещё хуже, чем снаружи. Ни тебе брусчатки, ни приличных каменных домов. Взгляду предстали утрамбованные земляные дорожки и однообразные избы-двойни. Самым роскошным строением являлся терем владетеля. Вот только вид строение имело нежилой, даже окна заколотили.
        По краям убогих улиц опасливо жались женщины и дети. Видно было, что они чего-то очень боятся. Страх плескался в глазах толпы без видимой на то причины. Времени, чтобы разбираться со столь странным поведением, не было. В раздражении от такой встречи и того, что собранный на средства Евгения Ламанского караван был сожжен в ходе бегства, парень направился к резиденции бывшего правителя.
        - Ммм… это… Дальше мы не пойдём! - замялся, но все же осмелился сообщить воевода.
        - Это ещё почему? - влез в разговор отиравшийся рядом Скалозуб.
        - В тереме до сих пор обитает дух предыдущего владетеля. Он охраняет управляющий контур и никого не допускает даже к временной власти. Потому мы и живем так плохо, - сокрушенно махнул рукой Борода, но взгляд при этом отвёл.
        - Хорошо, справлюсь сам. Размести и накорми пока моих людей, - бросил ему Слай и двинулся к крыльцу зловещей постройки.
        Ходок не стал ничего выспрашивать. Глава ополчения хитрил, однако сроки поджимали. Слушать небылицы и отделять зерна от плевел было некогда.
        По мере приближения к строению, Слай ощутил, как зашевелился в духовном море подзабытый зомби. Ходок сноровисто раскидал завал на входе и проломил заклинившую дверь. Вскоре он понял, почему взволновался доппель. Мертвяк почуял потенциальную добычу. Во мраке слонялась неясная фигура, а ведь именно поедая мертвечину Джед развивался. Без тени сомнений, юноша шагнул внутрь и запустил око познания.
        [МЛАДШИЙ ПОСЛУШНИК ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ???]
        УРОВЕНЬ:пять звёзд (50 ступень)
        ТИП:элитный злой дух;
        КАЧЕСТВО:ЗОЛОТО;
        ХАРАКТЕРИСТИКИ:высшая нечисть, сотворенная из практика не ниже сферы Небесного Тела, разумна, подчиняется только создателю; имеет повышенную магическую сопротивляемость, неуязвима для физических атак; на уровне эксперта владеет первоначалом смерти, обладает высшей формой духовного вампиризма; филактерия находится у создателя послушника, потому уничтожить его в прямом столкновении не возможно;
        СЛАБЫЕ МЕСТА:боятся света, чувствительны к стихии огня, исчезают после гибели хозяина;
        УНИКАЛЬНАЯ СПОСОБНОСТЬ: ПОДАВЛЕНИЕ ТЬМОЙ- подчиняют своей воле живых и неживых существ низших ступеней развития;
        ВРОЖДЁННЫЙ ДАР: ОТЛОЖЕННЫЙ ПРИКАЗ ТЬМЫ - позволяет руководить более слабыми созданиями, распоряжение выполняется в установленное время и на любом расстоянии, подконтрольное существо не осознаёт влияние послушника до самого момента активации заложенной императивы;
        ПОТЕНЦИАЛ:С ранг, вероятность повышения уровня 9 %; возможность улучшения качества при повышении уровня 0,5 %, при каждом возвышении шансы уменьшаются вдвое; количество доступных возвышений 4;
        СПОСОБНОСТИ К РАЗВИТИЮ:повышает уровень и качество путём поглощения жизненной силы других существ;
        - Ссссшшш- недовольно зашипела нечисть, когда зелёное око коснулось ее, а Ходок получил информацию.
        После чего по углам зажглись свечи, которые торчали из тяжёлых, покрытых зеленью, бронзовых канделябров. Вот только горели они не обычным, а магическим пламенем, чьё зеленоватое свечение добавило жути к и так гнетущей атмосфере.
        Неизвестно чей послушник когда-то был женщиной. Во всяком случае, занимаемое им тело обладало ярко выраженными вторичными половыми признаками и принадлежало представительнице слабого пола. Не очень красивой, но с ладной фигурой и большущей грудью, крупные, обнаженные соски которой и сейчас дерзко смотрели на парня. Создание вышей некромантии не носило одежд. От обычных мертвяков оно отличалось только тем, что тлен не коснулся плоти.
        - Идии за мнооой ииинаачее твои друузьяя уумрууут, - завыл растягивая гласные послушник, а в голове Ходока возникла картина того, как жители Багратионовска потчуют пришлых отправленной пищей.
        - Противоядииеее есть лииишь у господинаааа! - дополнила сообщение нечисть и зашаргала вглубь помещения.
        Странным образом, Слай был уверен, что создание не солгало, и друзьям действительно грозила нешуточная опасность. Также ему стало любопытно, кто же засел в затрапезном городишке настолько могущетсвенный, что создавал немертвых аж из инфов Небесного Тела. По этим причинам юноша последовал за провожатым на всякий случай изготовившись к бою.
        Глава 44. Истинный хозяин
        Назваться хозяином легко. Сначала докажи, что руки не кривые, и ты достоин этого почетного звания.
        Разбитная разведёнка новому мужу.
        Резиденция владетелей Багратионовска напоминала лабиринт. Куча маленьких комнат и переходов между ними, нагроможденных без всякого порядка. Похоже, каждый новый хозяин пристраивал к зданию дополнительные помещения на свой вкус. Причём о стройности архитектурного ансамбля никто не позаботился.
        Когда-то тут обитали самые разные люди. Их вкусны разнились. Одни покои выглядели аскетично, другие помпезно. Несколько принадлежали женщинам. Во всяком случае, мебель и утварь в них намекали на данный факт.
        Ходок не заморачивался бы всем этим, если б не одна достаточно неприятная новость. В каждой из таких зон к ним присоединялись копии послушника. Нет, внешний облик нечисти разнился, но описание и способности были одни и те же.
        Своеобразный кортеж из элитных духов сопровождал парня по мрачному дому. Вскоре их стало девять. Когда Слай увидел последнего послушника, то догадался, что эскорт состоит из бывших владетелей.
        Перед отъездом юноша проштудировал историю полученного домена и узнал, что перед ним градом управлял Демьян Пузатый. В картотеке даже имелось изображение животастого мужика с лысой в пупырышках башкой. Владетель правил градом почти двадцать лет, потом умер от неизвестной магической болезни. Так вот, донельзя похожая на виденную фотографию туша притопала из темноты и влилась в процессию.
        На этом пополнение закончилось. Девятеро послушников безмолвно сопровождали Слая по освещённым зеленоватым свечением коридорам. Кстати, канделябры и свечи в них везде были одни и те же.
        Ходок подозревал, что подобное сходство неспроста. Так и вышло. Вскоре, комнатушки и коридорчики закончились, и юноша очутился в просторном зале. По центру размещался настоящий хорал из свечей, выложенных громадным ромбом. Внутри необычной геометрической фигуры расположился всамделишный трон. У подножия виднелся искомый управляющий контур.
        Данный артефакт и церковный ключ-камень являлись непременными атрибутами любого крупного поселения. Их закладывали при основании городов с целью возведения защитного круга и благословления Септонии. С течением времени мощь данных реликвий росла. Они становились настоящими оберегами и охраняли покой жителей. Чем больше было население, тем быстрее это происходило.
        Управляющего контура Велграда Слай никогда не видел. Здешний же не поражал воображения. Народу было мало, потому оберег не вошёл в полную мощь. Неказистая перламутровая сфера размером с голову взрослого человека сиротливо стояла на треноге.
        На все эти частности Ходок взглянул лишь мельком. Основным элементом диспозиции являлся сидевший на престоле старик. Худой, одетый в темно-зелёную мантию до пола. Его голову венчала корона из повсеместных свечей. На пальцах таким же цветом горели крупные, толстые кольца. Хищные черты лица скалились в улыбке предвкушения.
        Послушники безропотно топтались подле чертогов предводителя, не в силах пересечь пылавшую малахитом черту. Было заметно, что их взоры жадно пожирают перламутровый шар. Похоже, духи вожделели обладать им. У них, разве что, слюна не капала.
        Как и всегда при встрече с незнакомыми созданиями, Слай сформировал око познания и запустил в сторону сидевшего на троне. Однако никогда ранее не подводившая уловка не сработала. На удивление ловко и быстро, старец вскинул тощую руку и поймал заклинание. После чего по коже юноши пробежал озноб. Его словно раздели догола и рассмотрели под микроскопом.
        - Любопытное умение, - раздался на удивление молодой голос, - А ты ничего так, перспективный. Не то, что остальные. Старикан указал на послушников и скривился, те стояли ниже травы, тише воды, - Пришёл получить власть над городом? Так дерзай, мешать не буду.
        После данной фразы зелёное пламя притихло, образовав небольшой проход. Парень чувствовал, что в этом приглашении кроется подвох, но и отступить не мог. Ведь поступив так, он проявил бы трусость. И все же, сходу идти на поводу незнамо у кого не следовало.
        - Что с моими друзьями? Мне нужно противоядие! - Слай состроил максимально наглую и независимую морду.
        - Вступай во владение, и все будет! - совсем не рассердился на выдвинутое требование здешний хозяин, - Давай уже, не заставляй меня принуждать тебя. Возможно, твоя судьба будет лучше, чем у вон тех бесполезных огрызков, которые только чернь пугать горазды.
        Как ни странно, интуиция советовала подчиниться. Почему-то верилось, что ничего плохого не произойдёт. Отбросив сомнения, Слай вступил в предоставленную прореху. Не угасшее, а лишь приспустившееся по голень, пламя не обожгло. Наоборот, оно вызвало приятное томление. Семь шенхуандин пробудились и затрепетали, образовав радужную ось. Может быть, юноше и померещилось, но вроде бы непонятный старикан прицокнул от удовлетворения.
        Не став больше медлить и анализировать поведение старца, Слай приблизился к сфере и возложил на неё ладонь. Перстень на пальце тот час активировался, а перед глазами возникло сообщение:
        - ПОЗДРАВЛЯЕМ, ВЫ ПРИНЯЛИ ГРАД БАГРАТИОНОВСК ПОД СВОЮ РУКУ. БУДЬТЕ ПРАВИТЕЛЕМ ВЕРНЫМ КОРОНЕ И ЗАБОТЛИВЫМ ПО ОТНОШЕНИЮ К ПОДАННЫМ.
        - «И все?»- невольно подумалось Ходоку.
        Словно в ответ на эти мысли, девять зубцов на короне старикашки засверкали во тьме, и ярко-зелёные протуберанцы ударили в грудь юноши. Послушники также осветились зеленью. Их абрисы задрожали. И цепь из зеленоватых молний замкнулась.
        Слай почувствовал, как шакти рекой вливается в него. Энергии было очень много. Даже через край. Настолько, что ткани обугливались, а каналы рвались. Странно, но пришедшая извне сила ощущалась совершенно чужой. В отличие от привычного шакти родного мира. Перед глазами потемнело. Сознание помутилось. Ходок едва разобрал новое сообщение Верховной:
        - К ВАМ ПРИМЕНЕН ВСЕСТОРОННИЙ АРКАН БОЖЕСТВЕННОГО ВОЗВЫШЕНИЯ. СИЛА ВОЗДЕЙСТВИЯ УВЕЛИЧЕНА НА 30 % ОТ ЗВАНИЯ ТРИЕДИНЫЙ.
        - Твою ж мать! Разве способность не должна уменьшать влияние божественных эманаций? - чертыхнулся юноша.
        Между тем, давление возросло, примерно, на треть. И так с огромным трудом справлявшийся организм теперь давал сбои. Переизбыток чужеродного шакти породил коллапс и апокалипсис. Источники не отзывались. Печати порядка разрушались одна за другой. Вселенцы помалкивали. Создать боживу, чтобы подлечить задымившуюся плоть, тоже не получилось. Даже тотем отказался появиться, чтобы помочь хозяину. Равно как и была недоступна аримия.
        - Эх, с каждым разом шансов на успех все меньше. Число проводников растёт, вероятность падает, - сумел все-таки расслышать бормотание старика Ходок.
        После чего его скрутило в спазме. Кости потрескались, кровь свернулась. Казалось, что наступил конец, и ничто уже не спасёт попавшего впросак парня.
        Глава 45. Настоящая дружба
        Очень редко человек жертвует своими интересами ради другого, тот, кто в состоянии сделать это для вас, и называется другом.
        Неизвестный философ;
        - Ложите тела кучно и впритык. Да, поторапливайтесь! - распорядился Иван Борода, - Давайте быстрей, скоро темная сила овладеет владетелем, и он прийдет убивать. Пускай жертвами станут пришлые. Потом нам обеспечено лет десять-пятнадцать спокойной жизни. Если, конечно, защиту не разломает пришлый божок, что вряд ли.
        Воевода действовал согласно фамильным заветам. Его семья вот уже третий век присматривала за городом, пережив девять владетелей. Все повторялось снова и снова. К счастью, схема была отработана, и десятый повелитель не сулил никакой угрозы.
        Багратионовск недаром прозябал без хозяина который год. Это не афишировалось, но заинтересованные лица знали, что управители града добром не заканчивали. Дошло до того, что информацию засекретили.
        В общедоступных архивах имелись данные лишь о последнем властителе полиса. Об остальных ведомости скрыли. Однако данная мера не помогла. Любой даже захудалый род был в курсе проклятия, довлеющего над городом. Абы кого Септония владетелем не утверждала, а без ее благословения управляющий контур не срабатывал. Вот и получался замкнутый круг.
        Разместив новичков возле резиденции главы, дебелые мужики ушли. Чужаков сложили так, чтобы здание оказалось в кольце. Люди лежали на земле, соприкасаясь друг с другом. Они находились в сознании, но никто из них не был в силах пошевелиться. По крайней мере, так полагали подлые отправители. Ведь яд им выдал один из духов прежних владетелей.
        Дородные дядьки до сих пор осеняли себя знамением Верховной, когда воспоминали об испытанном при той встрече ужасе. Если до того, кто-то ещё сомневался в инструкциях воеводы, то после явления злобного духа непокорные присмирели и беспрекословно выполнили требуемое.
        Едва площадь опустела, как с одним из лежавших на полу начали происходить метаморфозы. Дюжий рыжий детина преобразился. У него посерела кожа, выпали волосы, вылезли когти и клыки. А сам парень напоминал теперь скорее кладбищенского упыря, чем человека. Да и действовать стал похоже.
        Слепо шаря перед собой руками, перевертыш подполз к обездвиженому соседу. Им оказался один из немногих уцелевших узников Белого лебедя. Челюсти караульного склепа выдвинулись, рот превратился в натуральную пасть. Одним укусом висельник был обезглавлен.
        После чего оборотень почавкал, сглотнул и пополз быстрей. Следующей на очереди была белокурая и белокожая девушка, с точеной, как у фарфоровой статуэтки, фигуркой. Караульный подполз к ней, обнюхал и с трудом, еле пересилив жажду крови, откинул прочь. Пожирать девчонку он не стал. Ей повезло, что оборотень удовлетворил первый голод и хоть немного контролировал себя.
        А вот дальше караульный склепа уже не миндальничал. Ещё пятеро послужили пищей. После чего организм окончательно переборол отраву. Парень частично вернул прежний облик, поднялся на ноги и направился к заколоченному терему.
        Трой очень желал разобраться, что происходит, и почему их опоили какой-то дрянью. Тягаться одному с тысячной толпой ему было не по плечу, поэтому юноша и отправился на поиски того, кто мог это сделать.
        - Золотой вас на кукан натянет, суки! - процедил парень и пролез в недавно сотворенный товарищем лаз.

* * *
        Несмотря на безнадёжность ситуации Слай продолжал бороться. Ему нужно было выручить сестру, вызволить Бел и спасти доверившихся людей. Кроме того, парень желал знать, кто же он на самом деле и зачем пришёл в этот мир. Несмотря на титанические усилия, остановить распад клеток не удавалось. Виной тому являлась полная чужеродность входящего шакти и количество получаемой субстанции. Распроклятые лучи продолжали лупить в него, а послушники «делиться силой».
        - Так будет пока ты или не совладаешь с арканом, или не сломаешься, - донеслось с трона. Зловредный старикан словно прочёл мысли.
        Примерно через полчаса непрекращающихся мук, Ходок понял, что без посторонней помощи не выдюжит. Вот только откуда взяться подмоге в логове нечисти. И тем не менее, несмотря на безнадёжность ситуации, парень не сдался.
        Он весь обуглился. Большинство меридианов и каналов перегорело. Внутренние органы превратились в бесформенные куски плоти и не функционировали. Выручало лишь то, что источники пока не разрушились. Центры силы не работали нормально, но хоть временами выплескивали энергию навстречу волнам чужого шакти.
        Внезапно в руку что-то кольнуло. Вернее, кольнуло не правильно сказано. Болевые рецепторы почти выгорели, потому чтобы достучаться до центральной нервной системы нужно было очень постараться. Скорее всего конечность прилично пострадала.
        Это что-то потянуло лишнюю силу на себя. Всесокрушающий поток на мгновение ослаб. Забавно, но подмога пришла в последний момент. Ещё пара секунд и Слай обратился бы в одного из послушников. Даже могучая воля устала терпеть невыносимые мучения.
        Давление резко уменьшилось. Привыкший к неподъёмному грузу организм получил шанс на контратаку. Постепенно и очень медленно чужеродное шакти и так абсорбировалось телом. Теперь же процесс ускорился. Ощущения, кстати, напоминали те, которые Ходок испытал впервые очутившись на чужой планете.
        Через минуту тяжесть на кисти пропала. Но задел был сделан. Критическая точка преодолена. И пускай напор возобновился. Все равно миллиметр за миллиметром клетки оживали. Источники запульсировали, совмещая несовместимое.
        Неизвестно сколько Слай простоял раздираемый бушевавшим в нем шакти. Наконец, свистопляска унялась. Привычная божива вновь потекла по венам, исцеляя многострадальное тело. Энергетическая оболочка также восстановилась, а физическая регенерировала.
        Немного оклемавшись, юноша прислушался к себе и понял, что изменился. Перед взором мерцали надписи. Усилием воли Ходок задвинул их на край сознания, приподнял веки и взглянул на того, кто оказал ему помощь. Душу гложило дурное предчувствие. И оно не подвело.
        У ног распластался Скалозуб. Парень был мёртв, ну не живут люди с такими увечьями. Все, что ниже пояса, у Троя попросту отсутствовало. На плитах лежала лишь кучка пепла. О смерти свидетельствовал и тот факт, что юноша пребывал в человеческом облике, а не в личине нежити. Взгляд всегда весёлых глаз безжизненно замер, уставившись в неизвестные дали.
        Ярость и гнев, вот что испытал Слай при виде погибшего друга. Рыжий отдал за него самое дорогое- жизнь. С ненавистью Ходок посмотрел в сторону трона. Проклятый старикашка сидел и лыбился, а затем произнёс немыслимое:
        - Поздравляю, теперь ты можешь называться моим лучшим оружием.
        В ответ на эту квинтэссенцию глупости, Слай достал верную дубину и направился к престолу. Он имел твёрдое намерение познакомить кумпол старца со своей палицей.
        Глава 46. Единое Тело
        Физическое развитие, должно совпадать с умственным и моральным, иначе диссонанс превратит вас в злобное и тупое животное.
        Наставник кафедры философии Имперского университета;
        Совершить возмездие не удалось. Старик на троне взмахнул рукой, и Слай оцепенел.
        - Ишь ты, прыткий какой! Остынь, а я пока отладку произведу. Слишком много свободы у тебя осталось, аж странно, - проговорил с престола самопровозглашенный хозяин, а корона на его головешке вновь засветилась.
        Хочешь не хочешь, но Ходок вынужден был подчиниться. Чтобы не терять время, он предпочёл ознакомиться с произошедшими в нем изменениями. Парень даже порадовался, что Септония оформила пертурбации в чёткие сообщения и гадать не пришлось.
        - ВАМИ УСПЕШНО УСВОЕН АРКАН БОЖЕСТВЕННОГО ВОЗВЫШЕНИЯ, ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ НЕИЗВЕСТНА. ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ ЭФФЕКТ- ПОКА ЗАКЛЯТИЕ ДЕЙСТВУЕТ ВАША СИЛА УВЕЛИЧЕНА НА ОДНУ ИНФОСФЕРУ. ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ ЭФФЕКТ- НАЛОЖЕНЫ МЕНТАЛЬНАЯ МЕТКА И ПЕЧАТЬ ПОДЧИНЕНИЯ, ОТНЫНЕ ВАША ВОЛЯ ОГРАНИЧЕНА.
        Вот что гласило первое уведомление. Слай упрямо сжал губы и стал читать далее.
        - ВАМ ПРИСВОЕН ЭПИЧЕСКИЙ СТАТУС ТЕМНЫЙ ВЛАДЫКА- ПОДСТАТУС ДЕСЯТНИК ТЬМЫ. ТЕПЕРЬ ВЫ МОЖЕТЕ УПРАВЛЯТЬ НЕЖИТЬЮ И НЕЧИСТЬЮ РАВНОГО УРОВНЯ РАЗВИТИЯ ИЛИ НИЖЕ. КОЛИЧЕСТВО ПОДКОНТРОЛЬНЫХ НЕМЕРТВЫХ И ИХ КАЧЕСТВО ЗАВИСИТ ОТ УРОВНЯ ПОДСТАТУСА. ОБРЕТЁННЫЙ СТАТУС ОТНОСИТСЯ К СЕРИЙНЫМ И СВЯЗАННЫМ- В СВОЮ ОЧЕРЕДЬ ВЫ ПОДЧИНЯЕТЕСЬ СУЩЕСТВАМ, ОБЛАДАЮЩИМИ ВЫСШИМИ РАЗНОВИДНОСТЯМИ ДАННОГО НАПРАВЛЕНИЯ.
        Второе оповещение также не внушало оптимизма, а было ещё и третье:
        - ПОКА ДЕЙСТВУЮТ БОЖЕСТВЕННЫЙ АРКАН И СТАТУС ТЕМНЫЙ ВЛАДЫКА, ЗВАНИЕ ТРИЕДИНЫЙ ПОЛУЧАЕТ УСИЛЕНИЕ- ЛЮБЫЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ СВЕРХСУЩЕСТВ ОСЛАБЛЕНЫ НА 50 %;
        Последним оповещением Верховная невольно подала намёк, что наведённую «порчу» можно снять. Впрочем, Слай и так не сомневался в этом.
        Ходок как раз закончил ознакомление с информацией, когда произошли две вещи. Раздался чуть слышный хлопок, и останки Скалозуба исчезли. Новоявленный повелитель же, наконец, завершил приготовления, и на парня опустилась пылавшая зеленью сеть.
        Едва крупные ячейки энергетической снасти коснулись кожи, как юношу перекорежило. Три ядра стянуло воедино, норовя создать один большой центр силы, как и полагалось практикам сферы Небесного Тела. Вот только Слай имел очень необычное энергетическое строение.
        В каждом ядре размещалась божественная сущность, да и лучей было вдвое больше, чем у обычного инфа. Потому у самозванного господина ничего не вышло. Зелень заструилась по венам и жилам, но не сумела сдвинуть центры силы с места.
        - Сопротивляешься? - неверно истолковал старикан происходящее, - Ничего. Так даже лучше. Больше энергии впитаешь, сильнее станешь. Возможно, я, наконец-то, выберусь отсюда.
        Откуда хочет выбраться старикашка было неясно, но вот поток исходившего от него шакти удвоился. Вселенцы помалкивали, однако объединяться по-прежнему не желали.
        - Да что ж такое! - уже раздраженно возопил старик, и от него к послушникам протянулись малахитовые нити.
        Нечисть послушно отдала силу. Объемы входящей энергии опять возросли. Тело не выдерживало подобного насилия и вновь расползалось по швам.
        - «Припегал, болван! Сделай, хоть что-нибудь!»- мысленно прокричал Слай, когда раскаленная игла вонзилась в мозг.
        - «Данная энергия чужда нашему миру. Я не в состоянии ей управлять. Кроме того, если выдам присутствие, то меня поглотит твой новый хозяин», - последовал скупой ответ бесполезного покровителя.
        Теперь Ходок понял, почему Хаши и Ассоль боролись молча. Каждая из них также боялась за свою шкуру. В отличие от Скалозуба, никто из высших сущностей не горел желанием пожертвовать собой. Слай подозревал, что в случае его гибели, трио вселенцев может и выжить. Ведь после достижения пика высшей сферы они изрядно усилились. Потому и затихарились, выжидая, что будет.
        Особенную злость вызвала фраза сраного божка о том, что у него появился «новый хозяин». Слай чувствовал, что никогда над ним не было владык. Он всегда вершил собственную судьбу в одиночку. Ярость заставила действовать.
        Раз ядра ни в какую не хотели сливаться, значит, нужно было построить еще одно. Для этого юноша создал на пути проникавших в него волн множество печатей порядка. Затем укрепил их боживой и только потом заполнил порциями чужеродного шакти. Парень уподобился каменщику, создававшему кирпичи.
        Одна за другой такие частички объединялись, образуя фундамент будущего центра силы. Одновременно, Слай подвел каналы к ядрам небожителей и древней, ставшей подобием бога, программы.
        Организм перестал разрушаться. Боль ушла. Возник только один вопрос- хватит ли у расставившего западню старикана энергии, чтобы завершить процесс создания лже-ядра. Ходок подозревал, что в противном случае произойдёт неконтролируемый выброс шакти, и его разорвёт на мелкие кусочки.
        В свою очередь старикашка суетился и потел. И так худой, сейчас у бедняги проступили жилы от перенапряжения, а кости просвечивали зелёным сквозь обретшую полупрозрачность кожу. Послушники и вовсе напоминали яркие факелы, за свечением которых даже не удавалось различать их фигуры.
        Все замерло в шатком равновесии. И тут к Слаю посетила ещё одна идея. Он решил помочь себе и старцу, одновременно заложив основу своей грядущей свободы. Для чего щедро зачерпнул энергии в аримии. Благо доступ туда возобновился после имплементации божественного аркана возвышения.
        Тотем Ходок активировать опасался. Парень просто пропустил воду из бассейна через корни растущего в личной зоне дерева. Жидкость приобрела салатовый цвет и облачками шакти впиталась в органы и ткани.
        То ли от напряжения, то ли от того, что окрас и направленность сил были схожи, но старикан ничего не заметил. Зачаток нового ядра быстро рос в районе затылка, пуская корни и соединяясь с уже существующими центрами силы.
        Подчинённые небожители прекратили сопротивление и содействовали процессу. Когда «стройка века» завершилась, энергетическая система юноши представила собой невиданное доселе нечто.
        Обычно у практиков Единого Тела имелось одно большое ядро, которое произрастало в ходе слияния малых. В дальнейшем, при переходе на следующую стадию развития, оно покрывало все тело. Фактически, инфы Совершенного Тела являлись едиными центрами силы. Каждая клеточка их организма была сосредоточением мощи и вырабатывала энергию. Такого понятия, как духовное море, для них не существовало.
        Однако у Ходока образовалось аж четыре, крепко связанных между собой толстенными изумрудными канатами, ядра. Зелёное, самое крупное, состояло из заёмной и собственной силы. Оно являлось основным. Ядро Ассоль приобрело золотистый оттенок и было самым маленьким. Припегал обитал теперь в кроваво-красном сгустке, а Хиши в слегка сиреневом. Как будет проходить возвышение дальше, Слай отныне не представлял. Главное, что он выжил и заложил червоточинку в бастионы врага. И пускай собственного шакти в центральном ядре имелось меньше процента, даже эти крохи позволили парню не утратить себя.
        От созерцания обновлённого внутреннего устройства юношу отвлек усталый голос.
        - Да уж. Ты, бесспорно, мое лучшее творение… - просипел ещё больше состарившийся дед.
        Старикан дышал на ладан. А послушники не досчитались Демьяна Пузатого. Похоже, последний владетель города был среди них наиболее слаб и перегорел. На данный факт намекала большая куча золы, которой раньше на половицах не наблюдалось.
        - Ну, чего замер? Иди и убей пришлого бога. Принеси камень души, мне нужно восстановить силы, - отдал распоряжение едва не падавший с трона от истощения дедуля. Впрочем, хорошее настроение он сохранил, добавив, - Да и воссоздать послушника надобно. Иначе какой же ты десятник? Пойди и постарайся. А там, глядишь и до тысячника дорастёшь!
        Печально, но юноша ощутил почти щенячье рвение. Ноги сами понесли исполнять приказ. Слай в полной мере осознал, что если бы не небольшая хитрость, то окончательно превратился бы в марионетку. А так он мыслил независимо и даже строил планы освобождения.
        Чтобы показывать норов, момент был совсем не подходящий. Поэтому Ходок сделал вид, что подчинился, и направился к выходу. Едва юноша отошёл от престола на достаточное расстояние, как в голове раздался глас позабытого Илая Темплуса.
        - Советую заглянуть в аримию на досуге. Ты вошёл в новую сферу. Пришло время принять очередной информационный пакет из обелиска. Только будь осторожен, захвативший тебя дед очень опасен.
        Выдав совет, скрытный иин пропал. Но озвученное им заставило предвкушающе ухмыльнуться. В нетерпении, Слай вышел наружу в полной уверенности, что плен ненадолго. Однако картина, которую Ходок там увидел, мигом стерла улыбку с губ.
        Глава 47. Излечение
        Легко вылечить тело, попробуй-ка излечить душу.
        Неизвестный Мастер Жизни;
        Доверившиеся Слаю люди штабелями лежали вокруг терема. Все, и наёмники, и пациенты хосписа во главе с главврачом, и немногочисленные висельники. Заключённым не повезло особо. Кто-то, и Слай даже догадывался кто, откусил пятерым из них головы.
        Впрочем, остальные пережили убийц и насильников не надолго. Видневшиеся на земле трупы несчастных раздуло вдвое. Их кожа приобрела нездоровый синюшный оттенок. Бедолаги походили на утопленников, провалявшихся в воде минимум пару суток.
        В крайней степени волнения, Ходок всмотрелся в ряды покойников. Он выискивал Сидора. К счастью, друг затесался в немногочисленную когорту, возможно, выживших и выглядел не так печально. Пулей, памятуя о том, что является повелителем жизни, парень слетел с крыльца и приступил к лечению. Вернее, попытался это сделать.
        Распахнувшийся тотем лишь без толку закачивал шакти в товарища и ещё двух опоенных дрянью пострадавших. Никакого эффекта не наблюдалось. Наоборот, по лицам бедняг пошли трупные пятна.
        Злоба и ярость вновь проснулись в душе. Недавно Сдай уже потерял близкого друга. Теперь ему грозило навсегда расстаться и с Лукошко. А ведь Сидор был рядом с самого начала. Ходок познакомился с ним, ещё когда мать и отчим были живы.
        Парень бросил гневный взор за спину. Он уже хотел наплевать на скрытность, посетить аримию, получить усиление и попробовать поквитаться со старикашкой. Остановило две вещи. Во-первых, логика говорила, что времени на разборки нет, да и к излечению страждущих такой поступок не приблизил бы. Во-вторых, юноша получил отклик на нахлынувшие негативные эмоции. Сытое удовлетворение и предвкушение ощущались даже сквозь толстенные стены.
        Совершенно неожиданно, самопроизвольно активировался кладенец жизни и смерти. Магический компас показал восемь громадных иссиня-черных блямб неподалеку. Отметки двигались из здания наружу.
        С удивлением, Слай понял, что может управлять данными точками. Отнюдь не глупый отрок сразу смекетил, кому принадлежали отметины. Это послушники откликнулись на призыв. Ходок напряг волю и отдал приказ поторопиться. Он вспомнил, что один из духов обещал противоядие.
        Нечисть беспрекословно подчинилась. Статус десятника тьмы сработал на ура. Через пару мгновений духи объявились на улице. Слай окинул взором тройку уцелевших, среди которых был и Сидор, и отдал команду помочь им.
        Послушники вмиг утратили материальность и медленно подплыли к болезным. Ходок мимолётом отметил, что бывшие владетели не поражали мощью. Каждый из них раньше находился лишь в высшей инфосфере. Только заполучив бонус от божественного аркана, они взобрались на стадию Единого Тела. При этом никто из прошлых хозяев города не справился с колдовством. Владетели утратили свободу воли и превратились в послушных марионеток.
        Также Слай сделал вывод, что зловредный дед не так уж и страшен. Одно дело, если бы старик поработил могучих практиков. Совсем другое подчинить заурядных, в общем-то, личностей.
        Такими отвлеченными мыслями Ходок гнал прочь переживания. Он с большой тревогой смотрел, как тёмные фигуры наплыли на людей, скрыв тех из виду. Своеобразное лечение продолжилось недолго. Минута и послушники отпрянули в сторону, вновь обратившись в подобия грузных зомби. Больные преобразились. Синева и отеки исчезли, прерывистое дыхание выровнялось. Постепенно пострадавшие пробуждались.
        - Ух, ты ж ё… - первым пошевелился Николай Амосов, - Любопытный яд. Быть может, я смогу его воспроизвести. Нужно только разобраться в парочке моментов.
        Врач зашёл дальше всего по дороге могущества, потому и «проснулся» быстрее прочих. Учёный есть учёный, если, конечно, он настоящий. Мужчина почти сразу же выпал из реальности, рассчитывая что-то в уме.
        Вторым пробудился узник Белого Лебедя. Слай немного напряг память. Два Зуба, кажется так звали двухметрового здоровяка с пудовыми кулаками. Матёрый убийца, лишивший жизни не один десяток бойцов на подпольных аренах, поседел, как лунь. Он привстал на карачки и тихонько заплакал.
        - Я больше не буду… Я больше не буду..- мямлил верзила, размазывая слёзы по щекам. Слай заподозрил, что от воздействия отравы, бывший кулачный боец повредился рассудком.
        Наконец, пришёл в себя и Сидор. Взгляд парня немедленно забегал, разыскивая кого-то. Эти поиски заняли лишь краткий миг. Искомый объект обнаружился рядом. Аглая, та самая понравившаяся ему девчонка, за симпатию к которой ещё поддёргивал Скалозуб, лежала неподалеку. Вот только ей не повезло.
        Когда-то симпатичная, белокожая и изящная девушка походила теперь на бурдюк с перебродившим вином. Синюшный, дурно-пахнувший кусок плоти ничем не напоминал миниатюрную и ладную хохотушку. А ведь Аглая так заливисто смеялась, особенно остро реагируя на глуповатые шутки Сидора. Она благосклонно принимала его неуклюжие ухаживания. Парень ей нравился. Ведь именно он принёс весть о скором излечении от смертельной болезни.
        Взор Лукошко помертвел. Юноша враз сник и ссутулился. Он присел возле погибшей, тупо уставившись на обезображенные останки. Казалось из него вынули стержень, и новая волна депрессии накрыла с головой так и не восстановившего душевный покой отрока.
        Внезапно Сидор взмахнул перед собой рукой, словно отгоняя что-то. Потом матыльнул худосочной конечностью ещё раз и ещё. Затем и вовсе уставился куда-то вдаль. Через мгновение, абрисы парня задрожали. Он исчез с лёгким хлопком. Совсем как изувеченное тело Троя недавно.
        Это произошло так неожиданно, что Слай не успел отреагировать. Раз, и друг запропастился незнамо куда. Магический компас нигде не находил пропажу. Напряжение дня и пагубное влияние темного аркана сказались мгновенно. Зрачки Ходока сузились и превратились в две чёрточки. Без жалости, парень отдал команду духам атаковать стягивавшихся к краю площади людей.
        В магическом зрении густые россыпи зелёных точек стекались к месту событий. Похоже, отравители поняли, что к чему, и изготовились обороняться. В здравом уме, Слай никогда бы не напал сходу, не разобравшись. Сейчас же, под воздействием чужой волшбы, он жаждал прикончить всех и каждого, кого считал виноватым в гибели друзей.
        Послушники не отличались прытью. К тому же недавние растраты шакти повлияли на них не лучшим образом, изрядно поубавив их скорость. По этой причине обозлённый донельзя юноша первым достиг черты жилых строений. На линии домов нерешительно топталось ополчение.
        - Не губи! Это моя вина! - вышел вперёд толпы воевода, - Владетели в монстров превращались и убивали жителей. Я лишь спасти своих хотел. Готов понести наказание.
        Явка с повинной ничуть не смягчила Слая. Он проявил меч Арея и обрушил клинок на шею, как посчитал, подлеца и предателя. Однако всегда верное оружие отказалось причинять вред. Оно попросту развеялось, а перед очами возникло сообщение:
        - ПОДАРОК БОГИНИ ДАНУ ЗАБЛОКИРОВАН СРОКОМ НА ТРИ ДНЯ. ИСПОЛЬЗУЙТЕ ДАР АККУРАТНЕЕ, ИНАЧЕ БОЖЕСТВЕННОЕ ОРУЖИЕ ИСЧЕЗНЕТ!
        В свете грядущего противостояния с пришлым богом, лишение клинка стало большим ударом. Парень невольно притормозил. С глаз словно спала пелена. Ходок заметил, как рвутся из-за спин мужиков женщины. Они желали упасть на колени, но не дать уничтожить братьев, сыновей и отцов. За представительницами слабого пола выглядывали и дети. Еще не хлебнувший горя и не познавший страха молодняк совсем не боялся.
        - Черт с вами! - сплюнул на землю Слай и пошёл к вратам. Он прекрасно знал, на ком можно сорвать лютую, раздиравшую сердце, злобу. За защитным куполом поджидал истинный враг, которого требовалось уничтожить во что бы то ни стало.
        Глава 48. Чудаковатый сенсей
        Нет никого более уважаемого, чем твой первый учитель.
        Имеющее право на жизнь мнение.
        Когда Слай подошёл к воротам, то гнев окончательно покинул его. Он мыслил уже более здраво и понял, что торопиться некуда. Защитный купол представлял собой единый монолит, прорех на нем не имелось.
        - ДО СТАРТА АКТИВНОЙ СТАДИИ СОБЫТИЯ ПЕРВАЯ БИТВА ОСТАЛОСЬ 53 МИНУТЫ, - подтвердила относительную безопасность Септония, при более пристальном взгляде на оборонительную формацию.
        Выходило, что прошло всего пару часов. Но сколько же всего в них уместилось. Слай попал в западню, пропали два лучших и, пожалуй, единственных друга, а ещё едва не состоялась расправа над мирными жителями.
        Время не поджимало, потому юноша последовал совету иина и посетил аримию. Давненько он не бывал здесь вдумчиво. Потому, перенесшись в личную зону, парень внимательно осмотрелся.
        Изменения были на лицо. Когда-то маленький бассейн не только обрёл более богатые портик и навес, но, по сравнению с прошлым разом, и увеличил площадь вдвое. Бежавший к тотему ручеёк окреп. Его дно устилала изумрудная плитка, которая окрашивала воды источника в соотвествующий цвет. Орех также подрос. Наверное, в качестве бонуса на нем вырос новый плод. Недолго думая, Слай сорвал приятный сюрприз и спрятал в купленную на деньги Ламанского пространственную сумку.
        Удобство и ценность данного магоартефакта заключались в том, что котомка проявлялась только по желанию. В остальное время сумка была невидима, и, фактически, неуничтожима. Кроме того, она могла хранить несколько килограмм полезного груза практически вечно.
        Лишь обелиск остался неизменным. Такой же высоченный и с верхушкой, скрытой в тумане. Единственным отличием являлось то, что шестой сегмент памятника призывно светился. Это намекало на наличие приятного бонуса.
        В предвкушении, юноша подошёл к стеле и дотронулся до прохладной поверхности рукой. Ладонь не прилипла, как раньше. Также, как в прошлом, в мозг не потекла информация. Обелиск раскрылся, как секретер, и Слай увидел, что в выдвинувшемся ящике находятся сотни разноцветных шаров. Разных размеров и степени прозрачности, сферы лежали плотными кучами под защитой слегка мерцающей пелены.
        - Выбирай с умом. Можно взять только одну! - прозвучал в ушах голос Илая, и новые знания таки проникли в мозг.
        Слай узнал предназначение предложенных предметов. Шары являлись слепками личностей умерших боевых товарищей. Десятки и сотни разумных существ доверили ему частички душ, чтобы прийти на помощь в час беды.
        В одной из предыдущих жизней Ходок достиг неимоверных вершин и научился создавать такие-вот чудо-артефакты по технологии сгинувшей в катаклизме планеты. Причём он сделал данный процесс автоматическим и самовоспроизводящимся, а также подвязывал его к личному пространству.
        Память рывками возвращалась. Казалось, что ещё чуть-чуть, и Слай вспомнит прошлое. Поймет кто же он на самом деле, и какая у него миссия. Но не судьба. Очень сильно разболелась голова, и поток минулых образов прервался.
        Гораздо более трепетно чем прежде, Ходок всмотрелся в разбросанные кругляши. До него дошло, что Скалозуб и Сидор вполне могли быть среди предложенных сфер, в случае своей гибели. Ведь друзья искренне желали ему добра и вряд ли воспротивились бы копированию.
        В своеобразном хранилище имелась, пусть и примитивная, но возможность систематизации. Повинуясь велению юноши, шары зашевелились и выстроились в порядке попадания в тайник. При взгляде на них само по себе возникло понимание, когда именно какой слепок попал сюда. К облегчению, самое свежее поступление датировалось более чем столетней давностью. Получалось, что оба товарища живы, и следовало лишь отыскать их.
        Изрядно воспрянув духом, Слай приготовился совершить нелёгкий выбор. Ошибиться было никак нельзя, ведь впереди его ожидала жаркая битва. Проблема заключалась в том, что никаких намеков или подсказок не имелось. Выбирать приходилось вслепую.
        Поразмыслив, Ходок решил взять самый первый по дате создания слепок. Такая частичка души ждала воплощения дольше всего. В предпочтении ее виделись хоть какие-то справедливость и логика.
        Едва парень внутренне определился, как сквозь пленку наружу вылетела небольшая, невзрачная сфера. После чего пелена затвердела и утратила прозрачность, а само отделение задвинулось в стелу, как и не бывало.
        Шар повисел немного в воздухе, а затем проник в духовное море. Там кругляш заметался между призрачными магемами зомби и тирана. Круглый словно определялся, куда же податься. После недолгих колебаний сфера впиталась в изображение мертвяка, после чего оно осветилось. На этом спецэффекты закончились. Пришло понимание, что отныне Джеду не грозит развоплощение. Даже в случае уничтожения в реальном мире магема лишь понизит уровень, но не исчезнет.
        Сгорая от любопытства, Ходок призвал зомби. Результат превзошёл все ожидания. Воплотившийся мертвяк самовольно протопал к водоёму, раззявил пасть и одним гигантским глотком, самым непостижимыми образом, выхлебал всю доступную воду. После такого «святотатства» обоих выбросило в реальный мир.
        Перед труднейшим боем лишение запаса шакти и так стало полным фиаско. А тут ещё бывший мертвяк, а ныне неясно кто, открыл теперь уже выглядевший нормальным рот и изрёк:
        - А ты, я погляжу, все так же дурак-дураком. Учил тебя учил, никакого толку. Это ж надо додуматься, засунуть своего первого учителя, непревзойденного мастера иллюзий, в тело вонючего зомби.
        От такой наглости Слай опешил. Мало того, что «боевой товарищ» высербал ценную влагу, так ещё и обзывался.
        - Да не жмись! С тебя не убудет. Я две тысячи лет прозябал в заточении, а тебе водицы жалко. Она, кстати, капитально мозги прочистила. А то запроторил меня в труп, да ещё и с остаточными эманациями другого сознания! Не мог, что ли, выбрать чистый сосуд?
        Словесный понос так и лился из уст неуемного зомби. Гнилые губы споро шевелились, щедро расплёскивая гной. Было бы смешно, если б не было так грустно. Между тем, словоохот продолжил эскападу.
        - Вижу, ты совсем позабыл меня! Так я напомню. Мое имя… Моя имя… - раззапинался говорун, и тут тело решило за него.
        - Джед! - по давней привычке выдал зомбак и зачем-то скрутил кукиш самому себе.
        - Ну, ладно. Пусть будет Джед. Отдам дань предыдущему владельцу. А свое имя вспомню позже, как только обрету больше сил, - ничуть не опечалившись, согласился с временным наименованием «первый учитель» и повёл речь дальше, - Подождём, пока жидкость восстановится. Пару месяцев и я стану почти, как раньше.
        Мнения Слая нахал не спрашивал. К счастью, порожний трёп прервала сама реальность. По защите города зазмеились трещины. Сквозь оборонительную формацию просматривались пресловутые молнии и никуда не девшиеся твари.
        - Хммм. Ты опять втянул нас во что-то не слишком приятное? - завидев опасность, выдал чудаковатый мертвяк и добавил, - Да уж, возможно, с «обедом» я и поторопился…
        После этих слов защита приказала долго жить. Выяснилось, что совершенно незаметно, Ходок провёл в аримии почти час. Старт противостояния подтвердила и Септония.
        - АКТИВНАЯ ФАЗА СОБЫТИЯ ПЕРВАЯ БИТВА НАЧАЛАСЬ. ПОБЕДИТЕ ИЛИ УМРИТЕ! - уведомила долбаная богиня.
        - Твою ж мать! - в сердцах выругался Слай. Ведь в предверии схватки он лишился не только оружия, но и стратегического резерва энергии. Из плюсов же имелся только дурноватый наставник.
        Глава 49. Финальная схватка. Часть 1
        Предавший однажды предаст и второй раз.
        Утверждение не требующее доказательств.
        Ещё недавно Тиен пребывал в бешенстве. Хорошо, что потом все наладилось. Ведь сын Торна, всемогущего повелителя звена Асгарда, не привык к неудачам. С самого детства он грезил превзойти отца, а затем подвинуть выскочек Незримых. А после чуть ли не насильной отправки на чужые Серые Пути, желание поквитаться с владыками Самума, старейшего и могущественнейшего из объединённых кластеров, только возросло.
        Незнамо сколько времени юный небожитель блуждал по скудным на энергию задворкам неизвестной планеты. Пару раз едва не сгинул, но сумел, пусть и с трудом, но выжить и выбраться наружу. Особо порадовало то, что он попал в здешний мир первым, опередив двух конкурентов. Молодой, по меркам богов, Тиен не ведал, кто они. Но догадывался, что соперники получили ту же задачу. Потому заполученную фору следовало реализовать, как можно быстрей. Сделать отрыв, чтобы встретить иных претендентов на мировое господство во всеоружии.
        Нужно сказать, что асу повезло. Сразу же после появления, он очутился на поле битвы. Один из местных жителей, явно представитель элиты, попал в затруднительное положение. Тиен немедленно завербовал его. После чего началась стартовая битва между звеньями. Победа в ней позволила бы заложить хороший плацдарм для последующих действий. Поначалу все шло просто замечательно. Последователь приобрёл могучую форму жука и крушил врагов одного за другим. Но затем в бой вмешался какой-то попервам показавшийся слабым парень.
        Непостижимым образом смертный раскатал приверженца в ноль. А после, сподвижника и вовсе умыкнула второсортная высшая сущность. Причём провернула кражу бабенка явно по ошибке. Первоначально она намеревалась захватить перспективного юнца, но тот ускользнул подставив вместо себя насекомого-переростка.
        На возвышение неудачной фигуры ас потратил слишком много энергии. Потому сразу захватить сломавшего планы отрока не удалось. Тиен повесил на него метку и позже выловил в одной из аномалий, которую местные называли «кляксой». Такие проплешины являлись пробоинами в скрепах мироздания, поэтому орудовать в них можно было без опаски и с минимальными расходами ценных ресурсов.
        Самовлюблённый небожитель был раздражён и, соответсвенно, невежлив. Грубое предложение стать слугой строптивый юнец отверг и попытался сбежать. Началось преследование. Тиен воспользовался благоприятной обстановкой и призвал прирученных на Серых Путях птицеклювов тьмы. Ас не даром проник во вражеское звено первым. Его специализация как нельзя больше располагала к прохождению межмировых врат. Он был дрессировщиком. Ему всегда нравилось повелевать, вот Тиен и выбрал такую стезю.
        За время путешествия небожитель подчинил своей воле множество тварей. Не всех из них пока были доступны для призыва. Существовали ограничения. Наиболее сильных существ можно было задействовать позже. Но пока и отбросов Серых Путей хватало за глаза.
        Тем более, птицеклювы обладали любопытной особенностью. Каждая тварь поглощала солнечный свет и передавала энергию повелителю. Вот ас и оперировал молниями, не нарушая баланса. Однако для получения более существенного бонуса от грядущей схватки, собственное вмешательство следовало свести до минимума.
        С этим Тиену снова сопутствовала удача. За купол города изгнали двух не слабых практиков. Предводителей разбитой армии. Ас сразу же взял их в оборот, предложив службу. В отличие от своевольного парня, оба опытных мужа легко предали родную планету и получили возвышение. Теперь Тиен не сомневался в победе. Для верности он ещё передал орды темных существ в подчинение подконтрольному дуэту. Сам же намеревался наблюдать за битвой со стороны.
        Сражение вот-вот должно было начаться. Защита над полисом неприятеля дрожала и грозила рухнуть. Вскоре падение формации произошло. Барьер с треском развалился. Перед городской стеной стояло всего двое защитников. Первым был тот самый, отвергнувший покровительство, юноша. Вторым и вовсе являлся мертвяк. Миньон нахала, не так давно продемонстрировавший Тиену оскорбительный жест.
        При воспоминании об этом позоре ас пришёл в ярость. Он больше не желал принимать на службу своенравного ублюдка. Нутром Тиен чуял, что тот все равно не согласится, скорее будет биться до последнего вздоха.
        - Идите и принесите мне его голову! - надменно бросил ас новым служкам.
        Рабы не разочаровали. Беспрекословно подчинились приказу и, в окружении армады потусторонних тварей, потопали к обречённому дуэту.
        Перед атакой к неприятелю подошло подкрепление в виде восьми необычных мертвецов. Тоже чьи-то слуги, и довольно могущественные. Однако, по мнению Тиена, нечисть уже ничего не могла изменить. Против его воинства шансов у неприятеля не было.

* * *
        - Ладно я, но ты-то как от Септонии отказался? - завёл неспешный разговор Ягужинский.
        Никто из отступников самолично нападать не спешил. Несмотря на то, что ренегатов переполняла заёмная сила, рисковать не хотелось. Напарники отправили на убой приданных тварей, чтобы измотать врага и взять, как они думали, «джокера императора» тепленьким. Монстров насчитывалось несметное количество, поэтому имелась вполне реальная вероятность того, что отверженным и вовсе не придётся вступать в битву.
        - Этот тип не слабей Верховной. Иначе, как бы он заглушил ее глас и перекроил нас по собственному желанию? - оправдался Пересвет, - И вообще, это Богиня отказалась от меня, а не я от нее. Почему не помогла? Почему позволила поработить? Кроме того, у Септонии приверженцев много, а у данного небожителя - мы одни.
        - Да, ты прав, профиту больше, - согласился с мнением опального патриарха бывший ректор, - Я тоже так считаю. А ещё, умирать не хочется.
        - Ничего, сейчас прикончим недоноска Иосифа, а потом и до самого Светлого доберёмся. Теперь за нами стоит немалая сила, - высказал видение радужного будущего Благочестивый, - Главное тотем нам теперь не страшен. У нас свои есть. Раздавим приблуду, как пить дать.
        Пересвет хорохорился, но во взгляде уверенности не было. Примерно тоже самое ощущал и Георг, уж очень странным оказался напугавший их парень.
        - Знаешь, я вот, что подумал. Этот юноша и есть Аватар, а, возможно, и Ходок тоже. Он обладает способностями явно божественного уровня, а ещё они не соответствуют его инфосфере. Да и чужой небожитель преследовал парня не просто так, - высказал предположение Змей, - Виссарион отыскал- таки пропажу, поставил на службу и отправил по наши души. Вот же, хитрый лис. Ну ничего, на этот раз он просчитался.
        - Скорее всего, ты прав. Ну, тогда нам подфартило. После убийства получим часть уникальных способностей, - довольно потёр ладони священник, - А это, что ещё такое?!
        Мирную беседу прервал громогласный клич.
        - Джеддд!!! - разнесся повсюду могучий глас, перекрыв даже клёкот мерзких созданий потустороннего мира.
        Одновременно с диким ором в небо устремилась гигантская фигура. Силуэт быстро рос, пока не скрылся высоко в небе. Исполинский мертвяк взирал с небес на ристалище. Тучи птицеклювов насели на зомби-исполина, но не смогли причинить тому вреда, исчезая в недрах громадной туши.
        Таким образом, твари отвлеклись, что позволило парню, прекрасно знакомому ректору и патриарху, приблизиться на расстояние удара. Над головой юноши грозно распахнулся тотем, а очи засверкали праведным гневом.
        Глава 50.Финальная схватка часть 2
        Финал должен быть всегда фееричным.
        Престарелый лицедей.
        Едва защита города пала, как на Слая и чудаковатого «учителя» налетел сонм омерзительных тварей, которые, несомненно, имели что-то родственное с Серыми Путями. Монстры просто-таки смердели потусторонней энергетикой, а их скрюченные звериные тела покрывали то ли капли гноя, то ли иной вонючей жидкости.
        Непропорционально большие птичьи головы щерились огромными зубатыми клювами и грозно клекотали. Тупые, безглазые и безносые морды вызывали отвращение. Кожистые крылья, совсем как у летучих мышей, поддерживали двухметровых чудищ в воздухе. Однако столь быстро перемещаться им определённо помогала магия.
        Как обычно, Ходок применил око познания и определил слабые места тварей.
        [МАЛЫЙ ПТИЦЕКЛЮВ ИЗВЕЧНОЙ ТЬМЫ]
        УРОВЕНЬ:шесть звёзд (69 ступень)
        ТИП: стандартный обитатель Серых Путей;
        КАЧЕСТВО: серебро;
        ХАРАКТЕРИСТИКИ: рождённые в месте с недостатком шакти, данные существа экономно расходуют энергию, также ими выработан способ ее поглощения извне. В связи с такой особенностью их опасность в реальном мире возрастает в разы. Глупы, легко поддаются внушению и дрессировке, являются стайными созданиями и руководствуются соответственными инстинктами; обладают полным иммунитетом ко всем стихиям;
        СЛАБЫЕ МЕСТА:чувствительны к первоначалам света, порядка и жизни, чрезмерно подвержены любым ментальным эффектам;
        УНИКАЛЬНАЯ СПОСОБНОСТЬ: ПОГЛОЩЕНИЕ СВЕТА - преобразуют любые источники света в соотвествующий тип энергии;
        ВРОЖДЁННЫЙ ДАР: НЕУКРОТИМЫЙ ДУХ ТЕМНОГО РОЯ - в случае, если общности птицеклювов грозит полное уничтожение, способны объединяться между собой, порождая сущность экстра-класса, сила такого создания прямо пропорционально зависит от количества монстров;
        ПОТЕНЦИАЛ:отсутсвует;
        СПОСОБНОСТИ К РАЗВИТИЮ:отсутствуют;
        С одной стороны полученная информация порадовала, с другой - птицеклювы, без сомнения, являлись очень неприятными соперниками. Неспособные развиваться и подверженные родственным Слаю первоначалам, твари могли трансформировать энергию практически вечно. Также особо настораживал их врождённый дар.
        В связи с тем, что оружие Дану и запасы аримии были недоступны, требовалось экономить силу и сражаться голыми руками. Хорошо, что у Ходока имелся глиф повелителя стаи золотого качества, иначе бы дело запахло керосином.
        А так Слай активировал метку и взял под контроль ближайших монстров, направив тех против собственных сородичей. Захват прошёл на ура. Твари действительно были очень уязвимы к ментальным воздействиям.
        Иное дело, что глиф потреблял прорву энергии. Шакти от убийств монстров не перекрывало расходов. После минуты боя стало ясно - птицеклювы задавят числом, если не придумать что-то. Отдельно печалило то, что собирать магемы не удавалось. Умерщвлённые монстры попросту испарялись из реальности, не оставляя после себя ничего.
        Выручало только то, что переметнувшиеся к врагу ректор и патриарх не напали вместе с тварями изнанки. Похоже, хитрецы выжидали пока монстры управятся без них. Возможно, такой поступок и был оправдан. Зато подобное поведение предводителей оставляло место для манёвра. Ведь если бы два практика сферы Небесного Тела вступили в бой, Слаю гарантированно пришла бы крышка. Чтобы противостоять инфам, пришлось бы активировать ещё и тотем, а, значит, шакти закончилось бы куда быстрей, и парня непременно бы разворовали.
        В запарке боя, Слай совсем позабыл о горе-сенсее. Он разочаровался в нем и сбросил со счетов. Кроме того, зомби имел всего лишь серебряный уровень. Что мог поделать мертвяк с полчищами таких же по степени могущества тварей?
        Послушники также не помогали. Похоже, нечисть «не видела» противников. Равно как и те их. Птицеклювы являлись детищами Серых Путей и кардинально отличались от созданий реального мира. Соответсвенно, монстры не обращали никакого внимания на духов, а те, в свою очередь, на них. Попытки изменить что-либо не увенчались успехом. Потому Слай, скрепя сердце, забросил это безнадежное занятие. Он был вынужден сосредоточиться на битве и сражаться в одиночку.
        Вскоре положение стало критическим. За пару минут боя, обьем духовного моря оскудел на треть и неуклонно уменьшался. Изобрести хоть что-то, тоже не удавалось. Да и не до измышлений было. Для продержанных работы глифа требовалась придельная концентрация. И тут, совершенно неожиданно, безрадостную картину разбавил мысленно похороненный помощник.
        - Сейчас учитель покажет тебе, как надо! А ты пока пойди и прикончи вон тех ублюдков! Только не тяни, я не смогу сдерживать тварей вечно! - раздался за спиной самодовольный и слегка надтреснутый глас.
        Ходок обернулся и с удивлением отметил, что зомби преобразился. Глазницы мертвеца излучали первозданную тьму и завораживали взгляд, равно как и булава со щитом, сжимаемые в руках обретшей невиданное могущество нежити. Исчезли гной и струпья, и даже око познания жизни показало лишь знаки вопроса. Невероятно, но собственный доппель теперь не поддавался анализу. Если бы не чрезмерная бледность и мертвящая аура, зомби вполне можно было принять за живого человека.
        - Что я тебе, как идиот ходить должен?! - в голосе призванного из аримии «наставника» послышались довольство и бахвальство, - Да, кстати, с их хозяином - сам разбираться будешь. Иного способа помочь я не нашёл.
        Сперва Слай даже не понял, о чем ведёт речь сумасброд. Но затем увидел, что послушники куда-то запропастились. Ходок мигом сопоставил их исчезновение и резкое усиление «сенсея». Парень резонно предположил, что зомби возвысился отобедав плотью отборных магических существ.
        - Сожрал, ты их, что ли? - все же уточнил Слай.
        - Ну да, они же воспринимали меня, как часть тебя, и не сопротивлялись. На редкость глупые духи! - последовал слегка надменный ответ, а затем уши резанул дикий вопль.
        - Джедддд!!! - как оглашённый заорал «первый учитель», и мрак выплеснулся из его тела.
        Ходок вспомнил, что помощник называл себя мастером иллюзий. Сейчас он пронаблюдал данную ветвь искусства во всей красе. Растущий ввысь исполинский мертвяк казался настолько реальным, что не знай Слай о том, что это фантом, то никогда бы не догадался об обратном.
        Что уж говорить о подверженных внушениям птицеклювах. Монстры уверовали, что перед ними новый враг и накинулись на громадный силуэт. Не слишком умные создания залетали внутрь призрака и кружили в нем, не в силах выбраться наружу.
        Время для контрактации пришло. Тем более, что Лжеджед посоветовал поторапливаться. Ходок воспарял духом и направился к двум предавшим родину негодяям.
        Глава 51. Финальная схватка часть 3
        Цыплят по осени считают.
        Славская народная мудрость.
        На этот раз бывшие ректор и патриарх подготовились хорошо. Каждый из них выбрал себе подходящий для грядущего противостояния тотем. Предатели пошли на службу к чужому богу не просто так. Оба получили немалое усиление. Они перескочили через с одну инфосферу и вошли в стадию Небесного Тела.
        Если Единое Тело объединяло ядра практиков, Совершенное превращало организм в один громадный накопитель, то Небесное позволяло выпускать собственное воплощение магии вовне.
        По сути дела, тотемы являлись независимыми внешними центрами силы, которые оперировали гигантскими объемами энергии. Эдакие бессознательные зародыши высших сущностей, они, помимо всего прочего, собирали информацию об окружающем мире в соотвествии с действиями хозяина и, соответсвенно, обучались и росли.
        Переход на следующий этап развития, Божественное Тело, был покрыт мраком. Известно было лишь то, что внутренне ядро таких практиков сливалось с тотемом, и человек, наряду с физическим воплощением, приобретал ещё и полноценную духовную оболочку. Он спокойно менял формы, в случае необходимости становясь незримым для материального мира.
        О таких инфах ходили легенды, а ещё они редко интересовались делами повседневности. День и ночь подобные практики искали пути к дальнейшему совершенствованию. Ведь следующей стадией возвышения являлось Космическое тело. По слухам, оно позволяло даже путешествовать между планетами, главное знать как. Имелись ли люди, которые достигли такого уровня? Считалось, что нет, но доподлинно было неизвестно.
        Тотемы, в свою очередь, разнились по силе и классам. При создании внешних центров силы каждый практик опирался на предыдущий опыт, текущие потребности и предрасположенности к стихиям и первоначалам. Шакти в жилах инфов трансформировалось согласно их воле и создавало постоянную наружную форму.
        Ягужинский и Пересвет озаботились грядущим противостоянием настолько, что подстроили свои тотемы под него. Оба в качестве их избрали насекомых, способных вредить растениям. Более сложные структуры были им недоступны в виду аномально быстрого возвышения.
        Георг выбрал внешним воплощением листоеда. Его тотем выглядел, как гигантский жук со сферическим панцирем, множеством усиков на лапах и двумя хищными хилицерами. Также вокруг нового сосредоточения магии клубились зелёные облака яда. Обычный человек умер бы, едва приблизившись к Ягужинскому.
        Благочестивый пошёл ещё дальше. Его тотемом стала медведка. Вредитель огородов и полей поражал размером и уродливостью. Крупный бурый жук, которого иногда именовали земляным раком, был буквально создан природой для рытья земли - крупные и сильные передние клещи-лопаты, узкое обтекаемое тело.
        В природе насекомое вело подземный образ жизни, делало кладки и во время передвижений по участку и рытья тоннелей активно механически повреждало все корешки и поедало встречавшиеся по пути части растений. Иногда пожирало даже всходы. Особенно страдали от действий медведки саженцы и молодые растения.
        Оба насекомых оказались настолько живучи, что пережили катаклизм и продолжили докучать растениеводам послевоенной эпохи. Причём некоторые их виды обрели возможность оперировать шакти и стали особо опасны.
        Ренегаты предпочли такие тотемы неспроста. Они приготовились уничтожить саму суть магии неприятеля с помощью естественных врагов, что привело бы к безоговорочной победе. Листоед должен был повредить крону и внешнюю часть дерева, а медведка уничтожить кору и корни.
        Вместе с тем, данные тотемы были довольно примитивны. Стремительный переход по лестнице могущества не позволил Георгу и Пересвету обзавестись чём-то более существенным. Обоим сила была нужна здесь и сейчас, поэтому отступники не горевали о выборе и решительно вступили в схватку.
        Отверженные выпустили жуков навстречу грозившему им расправой юноше. Листоед, для начала, разорвал хилицерами устремившиеся к хозяину ростки. Затем поджал лапки и усики под себя, превратился в подобие шара и понёсся по воздуху, исторгая клубы ядовитого дыма. Сильно ускорившись, жук залетел в крону чужого дерева и принялся за то, что умел лучше всего, пожирать листья и почки.
        Медведка также не дремала. Она зарылась под землю, избегнув таким образом захватов зелёных лоз и вылезла уже непосредственно у подножия призрачного растения, подъедая корни и не давая им регенерировать с помощью черной, клейкой субстанции. От воздействия данного экстракта по дереву распространялась гниль. Оно постепенно, с низу вверх, превращалось в труху. Тотемы воевали в особой духовной реальности. Воздух задрожал от столкновения могущественных сил.
        Жуки составили идеальный тандем. Первый блокировал атакующие проявления. Второй подрывал основы. Казалось, этот дуэт легко уничтожит вражеский тотем. А такого бы не пережил ни один практик.
        Происходящее отобразилось и на владельце растения. Доселе уверенно шедший в бой парень зашатался, на нем появились ужасные рваные раны.
        - Попался, имперский выкормыш! - радостно вскричал Пересвет.
        Недавний страх был позабыт. Патриарх окончательно уверовал в успех, и, по обычаю слабаков, глумился над, как ему подумалось, поверженым соперником, - Если расскажешь нам, как получил тотем, так рано, то мы смилостивимся и даруем тебе жизнь.
        
        Благочестивый не стеснялся врать. Понятно было, что никто никого щадить не собирался. Впрочем, парень лишь гневно сверкнул очами и не повелся на посулы.
        Святоша взбеленился. Медведка клацнула жвалами и отхватила добрый кусок коры снизу дерева. На бедре юноши немедленно образовался надрез. Оно было распанахано практически до кости.
        Ягужинский поддержал напарника. Листоед выпустил большое облако яда, которое накрыло треть кроны. Видимые из под одежды участки кожи юнца сразу же почернели и засочились сукровицей. Ренегаты торжествовали. Они желали сломать волю противника, чтобы выпытать секреты.
        - Думаете выиграли? Как бы не так! - раздался злой голос почти убитого юноши. А дальше он совершил то, что считалось невозможным и бесполезным - вмешался в схватку тотемов.
        Весь израненный, парень непостижимым образом перетерпел боль, высоко подпрыгнул и очутился внутри духовной области своего дерева. Растение заботливо подхватило хозяина уцелевшими ветками, не давая упасть. Подумалось, что отрок повредился умом и ищет легкой смерти. Но тут на его плечах вспыхнули золотым светом татуировки. Затем свечение усилилось и выплеснулось наружу, сформировав грозную ауру. Мириады призрачных когтей закружились возле чужих тотемов.
        Георг и Пересвет почувствовали, как резко ослабли их внешние сосредоточения. Насекомые разом утратили половину могущества и больше не могли навредить растению.
        - Это воздействие ауры! Оно не может быть долгим! - завопил Георг. Глава аналитического отдела быстро сообразил, что происходит и уведомил партнера. Затем попытался отозвать тотем. Последовав его примеру, попробовал увести насекомое и Благочестивый.
        Но куда там. Дерево перешло в контратаку. Лозы оплели листоеда, а корни сдавили медведку. Раздался противный хруст. Призрачный хитин полопался. Жуков расплющило напрочь, как кизяк под кирзовым сапогом.
        В отличие от противника, их владельцы не умели терпеть муки. Оба повалились наземь и засучили ногами. Бедолаги силились сказать что-то, но от боли только мычали. Плоть предателей треснула, а кости вылезли наружу. Ещё секунда, и насекомых окончательно смяло. Ректор и патриарх тоже напоминали собою фарш.
        - Собакам- собачья смерть! - гадливо изрёк победитель, глядя на обезображенные трупы. Между тем, воспарявший орех поглощал шакти убитых, залечивая собственные повреждения и раны своего храброго хозяина.
        Глава 52. Эпилог
        Смерть - это не конец, это лишь начало нового пути.
        Неизвестный философ;
        Расправившись с врагами, Слай облегченно выдохнул. Все же ему в очередной раз подфартило. Почившие в бозе ректор и патриарх избрали тотемами насекомых. А ведь глиф повелителя стаи обладал особой аурой, наполовину ослаблявшей жуков и вдвое усиливавшей атаку по ним. Да и сам уровень сосредоточения силы оказался у Ходока куда как выше. В общем, победа состоялась, пусть и далась нелегко, вот только отпраздновать ее не дали.
        Птицеклювы восприняли гибель предводителей, как угрозу для существования. Твари изнанки оставили в покое уменьшившегося в два раза фантома и спешно объединились. Руководствуясь инстинктами, монстры задействовали врождённый дар- неукротимый дух темного роя.
        Пространство вокруг загудело. Мириады существ Серых Путей слились воедино, породив сущность экстракласса. Глиф повелителя стаи больше не имел власти над птицеклювами. Монстры выполнили императиву высшего порядка и собрались выиграть схватку без навязанных вождей. Тем более, что небеса распахнулись и оттуда спикировали новые представители данного вида, дополняя трансформу.
        Ходок сунулся было прервать данный процесс, но куда там. Бушевавшее шакти откинуло прочь, как котёнка. По отдельности птицеклювы были не слишком могущественны. Но сейчас их совокупная сила подавляла.
        Парню не осталось ничего другого, кроме как беспомощно наблюдать за происходящим. А ещё прочесть сообщение присланное Верховной после гибели предателей:
        - ПЛАНЕТА ЗЕМЛЯ ПОЛУЧИЛА ПРЕИМУЩЕСТВО В СОБЫТИИ. ОТНЫНЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПЕРВОЙ БИТВЫ БУДУТ РАСПРОСТРАНЯТЬАЯ ТОЛЬКО НА ПОЛИС БАГРАТИОНОВСК И ЕГО ОКРЕСТНОСТИ. ВНИМАНИЕ! ВАШЕ ВЛАДЕНИЕ НАХОДИТСЯ В ЗОНЕ АКТИВНЫХ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ И МОЖЕТ БЫТЬ УНИЧТОЖЕНО!
        Хитрожопая богиня, похоже, совсем не верила в успех мероприятия. Даже славную викторию она использовала для всеобщего блага, отгородив остальной мир от опасности и подставив под удар вверенный Слаю город. Быть может, это и был правильный поступок - пожертвовать малым, чтобы сохранить большее. Однако ещё одну зарубку себе на будущее Ходок поставил.
        Между тем, преобразование птицеклювов подошло к концу. Уши резанул противный, громогласный клёкот- на многострадальной матушке земле возник доселе невиданный монстр.
        Тварь походила на увеличенную раз в сто копию обычной особи. Но имелись и отличия. Крупную башку венчала корона из метровой величины костей, а кожистые крылья приобрели стальной окрас. Также исчезла слизь, покрывавшая рядовых птицеклювов. Вместо неё вокруг создания заклубилась серая аура. Также на морде налилось тьмой громадное буркало, которое злобно уставилось в сторону юноши. Информацию о новом противнике получить не удалось. Око познания попросту растворилось в окружавшей гиганта дымке.
        - Иллюзии на него практически не действуют, - дополнил не радостную картину самопровозглашенный Джед и бессовестно добавил, - Так что я перейду в скрытный режим. Ты справишься с зябликом и сам. Мы с тобой и не таких ломали.
        Слова у «первого учителя» не разошлись с делом. Мертвяк превратился в крупный обломок скальной породы, неизвестно как оказавшийся посреди степной местности. Причём булыжник казался настолько реальным, что Слай, как ни тёр глаза, не смог различить подмену. Даже магическое зрение спасовало.
        Между тем, мегамонстр от созерцания перешёл к действиям. Вокруг резко стемнело, совершенно неожиданно наступила ночь. Ходок ощутил, как упала мощь тотема. Дерево уменьшилось в размерах и высохло. Одновременно он почувствовал слабость и сам.
        Птицеклювов-переросток запомнил последний посыл сгинувших командиров. Вот и продолжил битву прежде всего с вражеским центром силы. Впрочем, от этого было не легче. Слай уже убедился, что разделяет судьбу растения и умрет в случае уничтожения последнего.
        Ходок попробовал отозвать призрачный орех. Авось, птицеклюв бы успокоился и убрался в родные пенаты. Однако провернуть уловку тварь не дала. Окружавший монстра мрак притёк к дереву и заключил в кольцо. Связь с тотемом сразу же прервалась, а в голове помутилось.
        Нужно было срочно что-то предпринять. Потому как под воздействием подобия «вечной ночи» растение продолжило усыхать, а накатившая слабость валила с ног. Положение стало критическим, но тут в голову пришла любопытная идея.
        ********
        Тиен снова пребывал в бешенстве. Ведь проклятый юнец опять уничтожил приверженцев. Соответсвенно, вложенная энергия пропала втуне, а перспективные сторонники приняли мучительную смерть. Больше всего разозлили последствия - теперь грядущая победа распространялась лишь на жалкий городишко да клочок суши подле него. О поражении гордый ас и не помышлял, что ему какая-то букашка.
        Впрочем, даже в бочке дёгтя нашлась ложка мёда. Наложенное местной богиней ограничение позволило призвать вдове больше птицеклювов тьмы. Тиен не сомневался, что монстры прикончат юношу самостоятельно. И, значит, собственное вмешательство будет минимальным, а бонусы, пусть и касавшиеся небольшого участка планеты, наоборот, максимальны.
        С удовлетворением ас пронаблюдал, как рой сформировал сверхсущность и подавил центр силы неприятеля. Тиен злорадно отметил, что жить поганцу недолго, как вдруг состоялось два нелицеприятных сюрприза.
        
        Во-первых, ублюдочные людишки выбрались из полиса и осмелились атаковать гиганта. Такой поворот был даже смешон. Великан не обратил никакого внимания на столь жалкие потуги - заклятия слабаков для него не являлись и щекоткой. Сверхмонстр сосредоточился на основном враге. И вот тут-то и наступило время «во- вторых».
        Изворотливый гаденыш каким-то непостижимым образом превратился в птицеклюва. Причём проделал это так виртуозно, что и ас не разглядел подмену. Засомневалась и мегатварь. Она прекратила подавлять тотем, ухватила сородича гигантской лапой и поднесла к буркалу, разглядывая.
        Затем громадный, но тупой монстр совершил ошибку - открыл сознание, чтобы поглотить существо одного с собой вида и стать еще сильней. Врождённый дар птицеклювов, неукротимый дух темного роя, вновь активировался.
        - Нет! - вслух воскликнул взволнованный Тиен. Он догадался, что происходит.
        Ас и так почти не контролировал объединённого монстра, а тут еще подоспела хитрость врага. Связь между призывателем и тварью окончательно прервалась. А после произошла и вовсе катастрофа. Мелкий лжептицеклюв истаял и влился в большего собрата. Сверхсущество на мгновение замерло, а потом повернулось и хищно взглянуло на струхнувшего небожителя.
        Существовали самые разные методики дрессуры: от кнута и пряника, до прямых издевательств. Тиен являлся сторонником жестких методов. Он ломал волю существ, заставлял служить себе силой. Неудивительно, что обитатель Серых Путей обратил свой гнев против узурпатора.
        Растерявшийся ас попал в затруднительное положение. Энергии у него почти не осталось- потратился на возвышение двух приверженцев и призыв дополнительной партии птицеклювов. Теперь Тиену оставалось только одно- бежать.
        ********
        - Не бойся, я никому не расскажу о твоём позоре! - ворвался в усталый мозг радостный возглас.
        Дело заключалось в том, что Слай выбрался наружу, по сути, через задний проход гигантского птицеклюва. Божественная техника золотого тела не подвела. При помощи полиморфизма юноша быстро сдублировал довольно-таки примитивное создание Серых Путей, вторгся в коллективный разум и разорвал связь с призывателем.
        Давление на сознание было столь мощным, что после совершенной диверсии пришлось ретироваться через «запасной выход». Вот языкатый «первый учитель» и ёрничал.
        - Не беспокойся! Они ничего не разглядели. Мрак развеялся недавно, - продолжил насмехаться зомби, указав на толпу народа за спиной. Нужно сказать, что ополчение также помогло. Атаки хоть и немного, но отвлекали тварь, что позволило легче на нее воздействовать.
        Разозлившись от дурацких реплик, Слай чертыхнулся и отвернулся. Он лицезрел результат собственных усилий. Громадный монстр напал на прежнего хозяина. Небожитель попытался спастись бегством. Однако птицеклювы являлись специалистами по преследованию жертв.
        Множество нитей мрака заключили горе-дрессировщика в кокон и стиснули так, что разрезали на сотни кусочков. Ошмётки окровавленной плоти попадали на землю. Совершив месть, гигант довольно заклекотал и распался на миллион частей. В небе открылись серые врата. Создания изнанки радостно устремились в них, покидая реальность и возвращаясь домой.
        После исхода останки чужого бога осветились и сползлись воедино. Возможно, и даже наверняка, ас сумел бы воскреснуть из мёртвых. Однако Ходок не дал случиться подобному недоразумению. Парень резво подскочил и выдернул из обезображенного тела ослепительно-яркий кристалл. Камень душ обжигал ладонь. Именно эту штуку и наказал доставить проклятый старикан на троне.
        - «Не вздумай! - раздался в голове испуганный глас Припегала, - «Вспомни, что случилось, когда ты поглотил Апопа! Сейчас будет гораздо хуже!»
        Покровитель разгадал мысли подопечного и от страха заговорил. По привычке, юноша не внял совету. Слай собрал весь дух воедино и сумел на краткий миг преодолеть приказ самозваного хозяина. Камень душ воссиял, а энергия хлынула внутрь, наполняя источники и ядра. Ее было много, очень много, через край.
        Глаза собравшихся резанула ярчайшая вспышка. А когда люди проморгались, то на месте поверженного бога и назначенного императором владетеля увидели лишь горстку пепла.
        - Помер он, что ли? - вслух задал интересовавший всех вопрос воевода.
        Ответом ему послужила лишь тишина. Молчал даже всегда говорливый «первый учитель».
        Уважаемые читатели! Книга завершена. Продолжение через пару дней! Кому понравилось - просьба жмакнуть лайк! Всем добра и до встречи на страницах моих книг!
        *****
        @LITRPG_KINOZAL канал жанра LitRPG в телеграмме
        *****
        или @LITRPG_KINOZAL канал жанра LitRPG в телеграмме. Подписывайтесь и следите за новинками, будьте одни из первых.
        или @LITRPG_DISCUSSION обсуждение книг. Любителей обсуждать книги жанра LitRPG приятно будет увидеть в чате.
        Если вам понравилось произведение, вы можете поддержать автора подпиской, наградой или лайком.
        *****
        ?ЗЕРКАЛА ДЛЯ ??СКАЧИВАНИЯ И ??ЗАМАГНИЧИВАНИЕ БИБЛИОТЕКИ «LITRPG» (КНИГИ??) НА РАЗНЫХ ТРЕЙКЕРАХ ?
        ?? КАНАЛ С ОБНОВЛЕНИЯМИ - HTTPS://T.ME/LITRPG_KINOZAL
        ?? ЧАТ ДЛЯ ОБСУЖДЕНИЯ - HTTPS://T.ME/LITRPG_DISCUSSION
        ??СКАЧАТЬ КНИГИ С KINOZAL.TV - HTTP://KINOZAL.TV/DETAILS.PHP?ID=1369136
        ??СКАЧАТЬ КНИГИ ИЛИ ??С NNMCLUB.TO - HTTP://NNMCLUB.TO/FORUM/VIEWTOPIC.PHP?T=1452109
        ??СКАЧАТЬ КНИГИ ИЛИ ??С RUTOR.INFO - HTTP://RUTOR.INFO/SEARCH/LITRPG

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к