Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Гришаев Евгений / Берсерк: " №03 Белые Волки Волара " - читать онлайн

Сохранить .
Белые волки Волара
Евгений Алексеевич Гришаев


Берсерк (Гришаев) #3
        Эрит Волар старается изо всех сил, но проблем становится с каждым днём всё больше и больше. Влияние барона Волар растёт и это нравится далеко не всем, помимо явных врагов, появляются тайные, имена которых ещё предстоит узнать.






        Берсерк. Том третий. Белые волки Волара




        Глава 1




* * *



        В баронстве Волар шло повсеместное строительство, деревни росли как грибы после дождя. Количество жителей стремительно увеличивалось за счёт мигрантов из других баронств Дакрана и его столицы города Каболара. Активная торговля заставила не только максимально обезопасить дороги, но и проложить новые, чтобы уменьшить время в пути. Единственная проблема, с которой пока не мог справиться барон Эрит Волар это создание «Академии боевой магии» в собственном замке.


        — Ты что сегодня ночью совсем не спал? — спросил Фернан, подойдя ко мне утром во время моего очень раннего завтрака.
        — Спал, правда, недолго, а что по мне так сильно заметно?
        — Только слепой твои покрасневшие от недосыпа глаза может не заметить, — Фернан присел ко мне за стол, тяжело опустившись на стул.
        — Голова как вот этот чугунок, если ударить, гудеть будет также, — сравнил я самочувствие с чугунным изделием местных мастеров.
        — Попробуем?
        — Я тебе сейчас попробую, шутник! Лучше бы помог хоть чем-то.
        — А чем я могу помочь? В строительстве я совсем ничего не понимаю, в торговле тоже, только какой-нибудь глупый совет могу дать. Дать?
        — Какой, например? — спросил я, а сам задумался над тем, что триста учеников в замке не поместятся при всём желании, если только во время обучения стоять будут, а спать на трёх или четырёх ярусных кроватях. Мне, если признаться, было жалко замок отдавать под академию, но приказ короля нарушать не рекомендуется, себе дороже выйдет.
        — Эй, ты меня вообще слышал или ты сейчас где-то не здесь? — окрикнул меня Фернан.
        — А? Нет, извини, не слышал, задумался, а что ты сказал?
        — Я говорю что академию проще построить с ноля и желательно где-нибудь подальше от замка, например — у озера.
        — А замок?
        — Теорона можно ведь и отговорить от этой затеи, убедить в том, что тут все просто не поместятся. К тому же новое здание можно будет построить гораздо большего размера, а вид замка придать вообще не составит труда. Твои строители за месяц башню высотой в сорок локтей построили, непонятно только зачем она нужна посреди рыночной площади, так вот, неужели они не справятся с постройкой нового замка?
        — А это мысль! Я как-то даже и не смотрел на решение проблемы с этой стороны, зациклился на этом замке. Ты где раньше был со своим глупым советом?
        — Здесь, только мешать вам не хотел, вы все так сильно заняты были, что меня не замечали.
        — Вилл! — крикнул я, позвав слугу.
        — Я здесь ваша милость, — Вилл появился через несколько секунд, видимо уже давно стоял за дверью.
        — Лемара ко мне срочно и скажи, чтобы все строители, что у нас тут сейчас находятся, собрались во дворе замка часа через три. Стой! — я притормозил слугу, — мой охранный отряд собери, я еду к озеру.
        — Понял ваша милость, сейчас всё будет сделано, — Вилл поклонился и убежал выполнять распоряжения.
        — Хорошо что молодой, был бы он возрастом как Чарес, такой бешеной жизни не выдержал бы, — проговорил я, глядя на оставшуюся открытой дверь.
        — Это ты, верно, подметил, некоторые за тобой просто не успевают, — добавил Фернан.
        — Это ты о ком?
        — О многих, о себе, например, два дня тебя пытаюсь поймать, удалось только сейчас.
        — Поймал, дальше что?
        — Дело есть, поговорить надо, с глазу на глаз.
        — Случилось что-то? — я насторожился, потому что Фернан сейчас был слишком серьёзен и чем-то явно обеспокоен.
        — Нет, пока ничего не случилось, но я бы не хотел, чтобы наш разговор услышал кто-то ещё, даже Лемар. Пока и он не должен знать, я, конечно, доверяю ему, но чем меньше человек знают, тем лучше.
        — Фер, ты меня пугаешь, даже аппетит пропал. Идём ко мне в кабинет, там нас точно никто не сможет подслушать.
        Стоило мне только выйти из кухни, куда я заявился на рассвете, чтобы съесть что-нибудь, встретил Амелию. Меня эта молодая особа, честно говоря, конкретно бесила, как своим заносчивым поведением, так и способностью совать нос туда, куда не просят. Я как мог, старался разговаривать с ней вежливо, но иногда всё же срывался и начинал грубить.
        — Господин барон, в чём дело, почему о том что вы едите к какому-то озеру, я узнаю лишь, послушав разговор слуг? Я здесь чтобы помогать вам во всём, но вы меня не выпускаете из замка, словно я под арестом, — сказала она, шипя как змея, наступая на меня, будто собиралась ударить. Несмотря на раннее утро, Амелия была одета в походный костюм для верховой езды, даже стилет к поясу не забыла прицепить.
        — Ваше сиятельство я подумал, что вы ещё спите, не хотел тревожить, — попытался я отмазаться.
        — А вчера, а позавчера, а семь дней подряд вы тоже не хотели меня будить? Вы специально сбегали из замка ещё до рассвета якобы по невероятно срочным делам!
        — Дела действительно были срочные, вы что не верите?
        — Ну, почему же верю. Особо срочное видимо было вчера, — она подошла ко мне ближе, бросив мимолётный взгляд на Фернана. Он стоял чуть в стороне и отворачивался, сдерживая улыбку, зная, что эта наша очередная перепалка к серьёзной ссоре не приведёт. Амелия девушка вспыльчивая, но отходчивая и не злопамятная, покричит и успокоится, а завтра всё снова повториться.
        — Господин Волар, я прекрасно знаю, что вы вчера рано утром уехали к реке и просто сидели там почти три часа.
        — Я там думал, а один, чтобы никто не мешал. Мне что вас нужно было с собой позвать? Так сказать пригласить на свидание в утреннем тумане?
        — Нет, не нужно, но потом вы, господин барон, — она выделила мой титул интонацией.
        — Стоп! — я поднял указательный палец. — Если уж дело дошло до того, что вы должны всегда и везде меня сопровождать, так тому и быть, но потом не жалуйтесь, договорились?
        — Договорились! — согласилась Амелия, ещё не совсем понимая, на что себя обрекая. Того образа жизни что сейчас был у меня, даже Лемар иногда не выдерживал, засыпал прямо в седле на ходу.
        — Я ненадолго к себе в кабинет, а вы пока можете позавтракать, — посоветовал я и, повернувшись к ней спиной, подтолкнул Фернана вперёд.
        — Я вас здесь подожду, мимо не пройдете, если только через окно! — донеслось до меня.
        — Хорошая мысль, в следующий раз именно так и сделаю, — подумал я.


        Оказавшись в моем кабинете, я предложил Фернану присесть в кресло, а сам плотнее прикрыл дверь, убедившись, что в коридоре точно никого нет.
        — Выкладывай, что случилось?
        — Мне нужна твоя кровь, — ошарашил он меня такой просьбой.
        — Зачем?
        — Для эксперимента, если у меня всё получится, я тебе потом всё подробно расскажу. Мне чуть-чуть всего нужно, вот такого флакончика будет вполне достаточно, — Фернан поставил передо мной стеклянный пузырёк грамм на тридцать.
        — Я смотрю, ты уже и тару приготовил? А что если я не соглашусь?
        — Не получишь дополнительное преимущество над магами, мелочь, конечно, но дело твоё.
        — Фернан, перестань говорить загадками, что за дурацкую привычку взял, скажи прямо, что ты собрался делать с моей кровью? Не скажешь, не получишь!
        — Ладно, так и быть, скажу, — сдался он, — видишь ли, в чём собственно дело, — он немного запнулся, чтобы подумать, как сказать как можно короче и понятнее. — Ты Неом и на тебя не действует магия, вот я и подумал, что может быть, если твоя кровь будет касаться тела какого-нибудь мага, он не сможет воспользоваться силой. Представь если это так, можно же будет изготовить оковы, чтобы мага удержать или защитный амулет отталкивающий магию попробовать сделать. С учётом того, что тут у нас скоро магов будет не одна сотня, такие штуки лишними точно не будут, — пояснил он и внимательно посмотрел на меня, пытаясь по выражению и взгляду понять, дошло до меня или нет. До меня разумеется, дошло, я хоть в последнее время и путал всё со всем, но это от огромного количества дел, а не от того что я отупел. Его идея мне понравилась, он смотрел на жизнь, забегая далеко вперёд, пытаясь заранее решить будущую проблему, которая обязательно появится.
        — Будет тебе кровь, — согласился я и стал закатывать рукав. Фернан обрадовался и достал из кармана маленький изогнутый словно коготь нож, чтобы им порезать мне руку. — Даже не думай, я сам всё сделаю, — остановил я его и, открыв ящик стола, достал несколько золотых трубочек. Я планировал сделать себе перьевую ручку, потому что мне надоело тыкать пером в чернильницу каждые пять секунд. Несколько трубочек уже были сточены под углом, но не прорезаны их я и собирался использовать как иглу для сцеживания крови.
        — Обеззаразить можешь? — спросил я, зная, что после магии Фернана ни один микроб не выживет. Зачем хирургические инструменты обеззараживать он уже знал, мы разговаривали с ним на эту тему.
        — Могу, — ответил он и через пару секунд чуть ли не со всей силы влепил по трубочке своей магией. Сама трубочка осталась невредимой, а вот крышка стола в том месте, где она лежала, почернела.
        — Ты испортил мне стол!
        — Извини, я не специально.
        Через пять минут Фернан получил желаемые тридцать грамм моей крови, после чего сразу побежал в подвал экспериментировать. В подземелье он устроил себе небольшую лабораторию, где и пропадал целыми днями, что-то изучая, устраивая опыты и конспектируя. Подождав немного, пока кровь из проткнутой вены перестанет идти, я спустился вниз, где меня караулила Амелия. Увидев меня, она обрадовалась, ведь я не сбежал от неё, несмотря на то, что мне этого очень хотелось.
        — Идёмте ваше сиятельство, нам нужно с поездкой уложиться до полудня, — сказал я, проходя мимо.
        — Почему до полудня? — спросила она, догнав меня.
        — Потому что дел много, — я не стал ей говорить, что в полдень приедет отец. Он должен был привезти деньги, мне строителям нужно было заплатить за выполненную работу. Они по моим чертежам построили высокую башню, наверху которой я собирался поставить часы. Привычного для меня вида часы, только большие, почти как куранты, изготовлением механизма сейчас занимался один столичный механик, приехавший искать у нас лучшей жизни. Приблизительный чертёж тоже я ему дал, попутно объяснив, что я хочу получить в конечном итоге.
        Во дворе нас ждал сонный Лемар и конный отряд моей охраны. С недавних пор я стал передвигаться по баронству только так, Новар настоял на этом. Вскоре мы покинули замок, направившись к озеру. Я это озеро ещё ни разу не видел, некогда было, но знал, что оно есть. От замка до него было приблизительно пятнадцать километров, но вот дорога туда была настолько плохая, что коня в галоп не пустить, ноги переломает. Дорога заняла больше часа, но я не пожалел потраченного времени. Озеро было настолько красивое, что я несколько минут просто смотрел на него.
        — Господин барон, ау! — раздалось возле самого уха.
        — Что? — я наконец-то вышел из нирваны и увидел Амелию.
        — Зачем мы здесь?
        — Чтобы подобрать место для постройки нового здания академии, в замке триста учеников не поместятся. У вас ваше сиятельство есть какие-то идеи, где его можно построить?
        — Я бы вот прямо тут, в этом самом месте и построила бы, — Амелия показала себе под ноги.
        — Хорошая шутка, я оценил, — кивнул я, понимая, что она снова начала язвить, как обычно это делала, когда ей что-то не нравилось.
        — Лемар, что скажешь на счёт вон тех трёх островов в центре озера? — я показал на скалистые острова.
        — Как ученики туда добираться будут?
        — Первое время на лодках, потом мост построим.
        — Длинный мост получится, — Лемар прикрыв ладонью глаза от солнца, посмотрел на острова, оценивая расстояние от берега. Расстояние было не меньше пятисот метров, а может быть и больше.
        — Нужно бы как-то попасть на эти острова, осмотреть и решить, строить там что-то или нет. Вилл, как туда попасть?
        — На лодке, разумеется, тут деревня неподалёку, лодки там должны быть.
        — Показывай дорогу!


        Через полчаса мы прибыли в деревню, а если точнее то это была не деревня, а совсем маленький рыбацкий посёлок. Рыбаки запаниковали, увидев нас, высокое начальство сюда заглядывало не часто, а уж если совсем точным быть, оно сюда вообще никогда не заглядывало. Прежний владелец баронства любил комфорт и по плохим дорогам старался не ездить. Рыбаков в посёлке было восемь человек, на момент нашего появления они смолили свои потрёпанные временем лодки.
        — Доброго дня, я Эрит Волар, кто тут у вас за старшего? — спросил я, чем ввёл рыбаков в замешательство. С ними видимо так уважительно прежний господин не разговаривал.
        — Я ваша милость, — вперёд вышел седой мужик, нервно теребя в руках свою шапку.
        — Мне нужно попасть на эти острова, поможете?
        — Конечно ваша милость! Мы вас туда быстро доставим! — обрадовался мужик, поняв, что мы сюда прибыли не для того, чтобы их за что-то наказать. — Доган, Стром! Лодку на воду, живо! Вёсла не забудьте! — Приказал он мужикам, собираясь лично меня туда доставить, но моя охрана этого не позволила, вместо рыбаков два моих охранника заняли места на вёслах.
        — Как звать? — спросил я у мужика его имя.
        — Сит, ваша милость, — назвал он себя и почему-то тяжело сглотнул, словно пропихнул в горло что-то большое.
        — Вы трое в другую лодку, с нами на острова поплывёте, думаю, вы там уже не раз были, хорошо знаете, где лучше к берегу подойти.
        Дождавшись, когда обе лодки спустят на воду, я перебрался в одну из них. Пока усаживался, услышал сзади тихое сопение, думал, что Лемар так пытается в лодку сесть, оказалось что это была Амелия.
        — Вы господин барон, ай, — она чуть не свалилась за борт, успев в последний момент ухватиться за одного из воинов. — Вы господин барон снова хотели от меня сбежать?
        — Даже не думал, я уже смирился с тем, что мне от вас избавиться не суждено, поэтому не собираюсь каждый раз вас приглашать, сами пойдёте следом, если захотите.
        Амелия ничего не ответила, продолжая теперь уже гневно сопеть, она заняла место возле меня, после чего демонстративно отвернулась. Лемар беззвучно ржал, занимая последнее свободное место в нашей лодке. Наши перепалки с молодой графиней его жутко веселили, как впрочем, и всех остальных кто находился рядом. Разумеется, смеялись осторожно, чтобы Амелия этого не заметила, иначе могла наказать, графиня же всё-таки, а не абы кто.
        Вскоре лодка ткнулась носом в песчаный берег, и мы высадились на самый большой из трёх остров. С первых же минут остров мне начинал нравиться всё больше и больше. Совсем не высокие скалы, с плоскими вершинами, идеально подходили для постройки здесь не просто замка, а вполне нормальной крепости. Больше всего мне понравилось то, что строителям не придётся делать фундамент, а это существенно уменьшит время постройки. Да, между скалами придётся перебросить мосты, на первое время подвесные, но это уже сущая мелочь по сравнению со всем остальным.
        Прохаживаясь по ровной как стол и большой как футбольное поле вершине скалы, я прикидывал, где и что нужно построить. Минут двадцать мне никто не мешал в этом занятии, но всему приходит конец, Амелия не выдержала долгого всеобщего молчания.
        — Господин Волар, как долго мы тут ещё будем кормить моей кровью комаров?
        — Пока всю не выпьют, — пошутил я. — Вилл, мне срочно нужен архитектор, а лучше сразу два и лучше, чтобы они друг о друге не знали. Как только вернемся, отправь кого-нибудь в Каболар, думаю, они должны там жить. Да и ещё пусть им сразу скажут, что нужно будет построить большой и хорошо укреплённый замок, чтобы знали, зачем сюда едут.
        — Хорошо ваша милость, что-то ещё?
        — Да, мне нужны все гончары, которые у нас тут есть, мне нужно с ними поговорить. Сит! Вы лодки сами делаете?
        — Да ваша милость, — старый рыбак снова насторожился.
        — Сколько тебе нужно времени, чтобы построить десять штук, только размером в два раза больше?
        Сит задумчиво почесал бороду и через несколько секунд выдал, — год ваша милость!
        — А если с помощниками, так скажем человек в двадцать?
        — Месяца два, — ответил он, снова немного подумав.
        — Дам тридцать человек в помощь, лодки нужны через три недели, справишься, получишь сто монет серебром.
        — Сделаем ваша милость, сам спать не буду и никому не дам, но лодки будут! — пообещал ошарашенный таким подходом к делу Сит.
        — Всё, едем в замок! Графиню не забудьте, — я показал на Амелию, присевшую на сухую корягу метрах в тридцати от нас и смотревшую на водную гладь.


        Ровно в полдень мы вернулись в замок, где меня уже поджидал Новар, разумеется, вместе с Чаресом.
        — Что-то вид у тебя какой-то уставший, — сказал Новар, глядя на меня.
        — Дел много, — я обернулся, посмотрев на Амелию. Она за время поездки к озеру успела два раза упасть в грязь, и один раз в воду, когда покидала лодку. Выглядела она сейчас неприглядно, но поездкой осталась довольна, хоть какое-то приключение за последний месяц.
        — Обедать будете?
        — Нет, мы уже, — Новар похлопал себя по животу.
        — Тогда идем сразу ко мне в кабинет, я там пообедаю, заодно и поговорим.
        Приказав принести обед в кабинет, я повёл в него Новара и Чареса, слуга Вилл шёл следом, нёс моё оружие, без которого я снова по настоянию Новара всегда брал с собой. Меня это иногда напрягало, так как я даже во двор выходил с мечом.
        — Располагайтесь! — я предложил занять удобные кресла у камина. — Надеюсь, не забыл о золоте? — спросил я Новара.
        — Нет, не забыл, но с таким подходом оно быстро закончится, что потом?
        — Через месяц приедет Теорон, привезёт ещё, письмо с такой просьбой я уже ему отправил, точнее не ему, а Катнару, что в принципе одно и то же.
        — Где с утра был? — Новар старался всегда быть в курсе всего происходящего, и я это одобрял, ведь если мне придётся уехать, с проблемами придётся разбираться ему.
        — Острова осматривал, новое здание для создания академии там строить будем.
        — Да, но ведь Теорон распорядился разместить всех в этом замке? — удивился он.
        — Не поместятся они здесь, я уже по-всякому прикидывал, не поместятся и всё тут. Не думаю, что король воспротивится, этот замок не принципиален для академии, ему нужно, чтобы она находилась на нашей территории и под нашим же присмотром. На первое время часть из учеников можно разместить здесь, часть в городе, но это не очень удобно даже нам, контроля не будет. Для постройки мне люди нужны, много людей, — я многозначительно посмотрел на Новара.
        — Сейчас крестьян не дам, поля нужно засеять, мы их в этом году распахали в четыре раза больше, чем в прошлом, да и этого боюсь, не хватит. Твой город растёт как на дрожжах, здесь уже народа больше, чем на всей остальной территории Волара.
        — Это не мой город, а твой, а я его только строю.
        — Как это мой? — удивился Новар, посмотрев сначала на меня потом на Чареса, как будто он знал ответ. Чарес услышанным был удивлён не меньше Новара и сейчас тоже хотел узнать, как город стал принадлежать ему, тем более что он уже не владелец баронства.
        — Я его назвал «Новарград» думаю, оценишь? — пояснил я улыбнувшись. Новар расплылся в улыбке, ведь его именем ещё ничего не называли, даже захудалую деревеньку, а тут сразу город!
        — Спасибо, порадовал старика, вот если бы ещё и внуками порадовал, я стал бы самым счастливым человеком во всём королевстве.
        — Снова ты за своё! Некогда мне семью заводить, да и девушки подходящей у меня нет.
        — Амелия чем плоха? Красивая, молодая, к тому же графская дочь, а то что взбалмошная, так это не страшно, со временем и это пройдёт, — предложил Новар.
        — Она мне уж вот где, — я показал на горло, — а ты ещё её, — я остановился, не договорив, потому что как раз эта заноза и вошла в кабинет и как всегда даже не соизволив постучать предварительно.
        — Добрый день господин Новар, — она кивнула, обозначив уважительный поклон, — Чарес, — поздоровалась она с ним, не взглянув в его сторону.
        — Добрый ваше сиятельство, надеюсь, мой сын вас тут не обижает? Если что только намекните, я ему, — Новар показал кулак размером как два моих.
        — Ну, что вы, господин Новар, Эрит просто душка, галантный, слово грубого сказать сам себе не позволит, — она улыбнулась, увидев, как лица Новара и Чареса вытягиваются от удивления.
        — Вот ведь язва, — подумал я, а вслух сказал. — Ваше сиятельство в этом платье только что пролитой крови вы выглядите просто потрясающе!
        После нескольких падений в грязь ей пришлось, не только сменить свой брючный костюм на платье, но и отмыться, потом сделать красивую причёску и использовать макияж, (знатные женщины в этом мире им всегда пользовались, но не перебарщивали). Тёмно-бордовое платье видимо было единственным, что она привезла с собой, и именно его она сегодня решила надеть. С её появлением тема разговора немного поменялась, мы стали обсуждать внешний вид здания будущей академии. Амелия предлагала построить подобие дворца, долго рассказывая, как он будет красиво смотреться в центре озера. Мы, конечно же, поддакивали ей, понимая что стоить нужно всё-таки не дворец, а крепость, так практичнее. Приблизительно через полчаса мне принесли обед, вот только я от него отказался, есть, когда на тебя смотрят, было как-то не удобно. Ещё через несколько минут пришёл Лемар, а вслед за ним Фернан. Наш некромант выглядел уставшим, но жутко довольным, по его широкой улыбке я понял, что эксперимент с моей кровью прошёл успешно.
        Кабинет опустел лишь через час, все разошлись по своим делам, включая Амелию. Она решила, заняться подготовкой к встрече короля, на это у неё впереди был целый месяц. Я наконец-то съел уже остывший обед и, достав из ящика стола чистые листы, стал составлять список всего необходимого для строительства. Как только макнул перо в чернила, в дверь постучали.
        — Входи!
        — Один? — спросил Фернан, осматривая кабинет.
        — А что не видно? Что там у тебя с твоим экспериментом?
        — Даже лучше чем я ожидал, но есть одна проблема.
        — Решаемая или для этого из меня нужно всю кровь откачать?
        — Нет, всю не нужно, да и дело не в крови. Мне теперь нужно золото, серебро и драгоценные камни, думаю, рубины или изумруды должны подойти.
        — Ничего себе ты губу раскатил! Ну, ладно золото и серебро, где я тебе рубины с изумрудами найду? У нас тут ювелирной лавки пока нет, как и просто ювелира.
        — Нужно, очень нужно, — Фер умоляюще посмотрел на меня.
        — Ладно, сделаю всё что смогу, тебе, когда нужно?
        — Сейчас!
        Я застонал и, положив перо, встал. После Бороша в замке осталась его заначка, там были не только деньги (немного), но и украшения из золота и серебра с драгоценными камнями. Украшения были женскими, я их планировал продать, если прижмёт, но для дела сейчас мог ими пожертвовать.
        — Подожди, сейчас посмотрю, что у меня есть.
        Сундучок с драгоценностями находился в моей спальне, там был тайник устроенный ещё Борошем, его мне показали слуги. Как не удивительно, но зная, где лежит золото, они ничего не взяли и меня это порадовало. Люди оказались честными и я, всех оставил в замке, убрал только управляющего, он слишком уж был медлительным для меня.
        Выбрав по одной большой броши из золота и серебра, я вернулся в кабинет и положил их перед Фернаном.
        — Это подойдёт?
        — Да!!! — он схватил их и попытался сразу же убежать к себе в подземелье, но я его поймал за рукав.
        — Куда, а я? Я хочу посмотреть, что ты там с ними делать собрался.
        — Идём, заодно поясню, что, для чего и зачем.
        Через несколько минут мы спустились в подземелье и Фер продолжил эксперимент, только уже поясняя, что делает. Как оказалось, золото и серебро ему нужны были для изготовления маленьких сосудов для моей крови, а камни нужны как накопители силы и для того, чтобы она не портилась. Для этого на них он нацарапал символ означающий сохранение. Пока он пыхтел над созданием необычных амулетов, я рассматривал его лабораторию. Наш некромант за короткое время создал очень хорошую, по местным меркам, магическо-алхимическую лабораторию. Часть инструмента он изготовил сам, часть у кого-то выкупил. Откуда взял стеклянные флакончики и прочую мелкую посуду типа колб из того же стекла, я выяснять не стал, не хотел отвлекать от дела.
        Через приблизительно час он закончил с изготовлением первого амулета и попросил меня сходить к Амелии, чтобы она поделилась силой.
        — Ты же тоже маг, зачем мне к ней идти?
        — После работы с твоей кровью мне моя сила будет доступна не раньше чем через час, а проверить хочется прямо сейчас.
        — Хорошо, схожу, хоть и не хочется, вот только объясни, как проверять собираешься?
        — Повесим эту брошь на кого-нибудь и ударим магией, твоя кровь должна защитить.
        — А если не сработает? Кого убьём?
        — Нужен тот, кого не жалко.
        — Фер, ты обалдел что ли? У нас нет таких кого не жалко, у нас людей не хватает, а ты из них подопытных кроликов предлагаешь делать!
        — Стоп, кроликов??? Точно! Как же я сразу не догадался, кроликов у нас нет, есть овцы, на одну и повесим! Вот камень, его нужно напитать силой, потом в брошь вставлю, — он вынул камень из броши и отдал мне.
        — Ладно, так еще, куда не шло, одной овцой можно пожертвовать, но только одной! Тебе дай волю всю отару перебьёшь. Я к Амелии, а ты иди овцу отлавливай.
        Мы разошлись по своим целям, по моему мнению моя цель была намного опаснее его овцы. Амелия находилась у себя в комнате, сосредоточенно составляла список того, что ей понадобится для встречи короля.
        — Не помешаю? — спросил я, приоткрыв дверь, разумеется, не постучав предварительно, она же так делала, почему мне нельзя. От неожиданности её рука дернулась, и она перечеркнула весь список.
        — Господин Волар, вас не учили сначала стучать?
        — А вас?
        — А, э, — она запнулась, вспомнив, что сама всегда входит ко мне без стука, — а мне можно! — нагло заявила она.
        — С чего бы? Потому что ваш титул выше моего? Хочу напомнить о.
        — Не нужно, — прервала она меня, вспомнив о письме своего дяди, в котором он фактически понизил её титул до баронессы, но только для меня. Письмо я это ей показал, чтобы она не сильно выпендривалась. С того момента Амелия меня стала специально доставать, обиделась на дядю, а отдуваться как обычно приходится мне.
        — Ладно, забудем, вам от меня что-то нужно или вы просто в гости решили заглянуть?
        — Нужно, а просто в гости уже вы сегодня ко мне заглядывали.
        Через несколько минут я объяснил, что мне от неё нужно, только предварительно взял с неё слово, держать всё в тайне. Как не удивительно, но она восприняла это серьёзно, ведь это было в первый раз, когда я её посвятил в свои тайные дела. Зарядка камней оказалась делом не сложным, подержав рубин между ладоней, она напитала его силой. Всё бы было хорошо, если бы я не взял его в руки. Как только я принял его из её рук, сила из камня мгновенно испарилась, пришлось зарядку повторить, а чтобы снова такого не произошло, камень Фернану пришлось нести ей.





        Глава 2



        Проверку созданного Фернаном амулета отражателя магии, происходила в лесу, приблизительно в километре от замка, чтобы нас никто не увидел. Охрану я с собой не брал, несмотря на предостережения Новара. Как не удивительно, но отражатель Фернана сработал как надо, овца выжила после удара Амелии огненной плетью, даже палёной шерстью не запахло. После этого его надёжность проверил на себе Фернан. Результат был таким же, огненная плеть не причинил ему никакого вреда.
        — Это получается, что повесив это себе на шею, маг станет неуязвим для другого мага? — сделала вывод Амелия.
        — Да и не только маг, но и простой человек, ему эта магия что муха, отмахнулся и дальше пошёл, — подтвердил я.
        — А сам маг своей силой пользоваться сможет?
        — Да, но только если камень будет снаружи, то есть он, не должен, быть повёрнут к телу, для этого мне и нужно было золото. Оно как щит, не пропускает магию, — пояснил Фернан.
        — А серебро? — напомнил я.
        — Серебро тоже подойдёт, но для него больше подходит изумруд, а он вмещает в себя меньше силы, чем рубин. Ещё из него получатся отличные оковы для мага, пока не закончится сила в камне, он магией не сможет воспользоваться. Силы в таком вот камешке, — он показал на рубин в пробном золотом амулете, — хватит приблизительно на полгода. Разумеется, если по нему магией не бить, около десяти мощных ударов он выдержать должен. Позже проверим, сколько выдержит, его мне ещё нужно немного доработать. Ну, как вам моя работа? — Фернан посмотрел сначала на меня потом на Амелию. Я его похвалил, а вот Амелия задумавшись, как-то странно на меня посмотрела, видимо подумала, что в случае чего я могу и её заковать в такие антимагические оковы. О том что в конструкции главным составляющим является моя кровь, мы ей не сказали, не всё же она должна знать.
        Вернув овцу в отару, мы вернулись в замок, где я заверил Амелию, что иду спать и до утра никуда из комнаты не выйду. Она сделала вид, что поверила, после чего мы разошлись по своим комнатам. Сидеть в комнате я, разумеется, не собирался, так как меня ещё с полудня дожидались гончарных дел мастера. С ними я хотел поговорить о производстве кирпича, ведь они лучше меня должны знать, какую глину для его производства использовать.
        Переодевшись, я вышел из комнаты и, наткнулся на жутко довольную собой Амелию.
        — Как же не хорошо получилось, а ведь сказали, что никуда до утра не пойдёте!
        — Вспомнил об одном деле, вот и вышел. Честное слово, хотел за вами ваше сиятельство зайти, но уже не нужно, — я улыбнулся как можно доброжелательнее, но она мне не поверила.
        — Будем считать, что я поверила, идёмте господин Волар! Куда вы там без меня намеревались идти?
        — Да, тут совсем рядом, нужно только из замка выйти, — я снова улыбнулся во все зубы.
        Разговор с мастерами гончарного дела происходил в присутствии Амелии, она просто слушала, не влезая в него. Зачем ей это было нужно никто не понимал, даже она сама, но стояла рядом со мной до конца нашего разговора.
        — Всё, теперь точно до утра никуда! — сказал я, предложив её проводить до комнаты. Она неожиданно согласилась, и я заподозрил в этом какой-то подвох, такого просто не могло произойти. Так оно и оказалось, это не я её проводил, а она меня до моего кабинета, убедившись, что я в него вошёл. Мне было смешно, ведь я вскоре мог из него выйти, не будет же она караулить у двери до утра.
        Времени до полуночи было ещё предостаточно, приблизительно около четырёх часов, поэтому я вернулся к составлению списка всего необходимого для строительства. Список получился на пять листов и требовал дополнений, я просто не смог всё продумать вот так с ходу. Убрав листы в ящик, решил, позвать слугу и приказать, чтобы ужин мне принёс сюда.
        — Вилл!
        — Я здесь господин!
        — Ужинать я буду здесь, скажи, чтобы принесли на две персоны.
        Вилл покосился на дверь, намекая, что графиня стоит за углом, то есть, она никуда не уходила. Я удивился её упорству и пригласил на ужин, так сказать проявил хоть какую-то заботу.
        — Ваше сиятельство, не составите компанию за ужином?
        — А почему бы и нет? — ответила она, появившись в кабинете через пару секунд, — я уже достаточно проголодалась, пока стояла в коридоре.
        — Вас никто не заставлял, могли бы у себя комнате отдохнуть и не отнимать работу у моего слуги.


        Ужин прошёл скучно, Амелия молчала, видимо обиделась на что-то или просто устала. Мне было всё равно, я хотел, чтобы она оставила меня в покое хотя бы до утра. Ужин я планировал провести в компании Фернана, хотел больше узнать о его экспериментах, но пришлось на ходу произвести замену.
        — Не подскажите ваше сиятельство, сколько в королевской свите человек?
        — Обычно около сотни, — ответила она и, отложив в сторону вилку, встала.
        — Да, не маленькая толпа сюда припрётся, а ведь их нужно будет где-то разместить.
        — Для слуг обычно ставят шатры, а вот знать действительно, нужно где-то размещать, не ставить же шатры посреди рыночной площади ещё и для них. Всё, я иду спать, — Амелия прикрыв рот рукой, зевнула, — но я за вами всё равно следить буду! — она погрозила мне пальцем.
        — Ваше право, спокойной ночи ваше сиятельство!
        — Могли бы хоть раз и по имени назвать, — сказала она и захлопнула за собой дверь.
        — Вот и пойми этих женщин, и так плохо и так тоже плохо, — подумал я и прилёг на диван. До спальной комнаты идти было лень, решил, спать в кабинете на диване. Я уже почти заснул, когда в дверь кто-то тихо постучал.
        — Кого там ещё принесло? — раздраженно спросил я.
        — Это я ваша милость, — в приоткрытую дверь заглянул мой слуга Вилл.
        — Чего тебе?
        — Господин, там к вам ученики приехали.
        — Какие ещё ученики?
        — Маги, для обучения в академии, — сказал он, удивлённо посмотрев на меня.
        — Академии то ещё нет, какие могут быть ученики?
        — Они так говорят.
        — Где и сколько?
        — Шестеро, у ворот стоят, охрана их во двор не пропустила.
        — Ладно, сейчас выйду, Фернана позови, может понадобиться.
        — А госпожу Амелию звать?
        — Нет, пусть спит.
        Вилл ушёл будить Фернана, так как время было уже около полуночи, а я стал надевать сапоги, которые снял всего полчаса назад. Через несколько минут выйдя во двор, встретил там не только Фернана, но и Лемара. Приказав охране впустить ночных гостей, я наконец-то увидел, кого к нам занесло. Четыре парня и две девушки лет пятнадцати на вид оказавшись во дворе замка и увидев нас, построились в одну шеренгу, словно солдаты.
        — Я барон Эрит Волар, а кто вы?
        — Ученики первого курса королевской академии прибыли для прохождения дальнейшего обучения в «Академии боевой магии Волара»! — отрапортовал самый рослый из парней и протянул мне письмо с печатью графа Катнара.
        — О как! Прям в Академию Волара прибыли! — сказал я, усмехнувшись и приняв письмо, сразу же его вскрыл. Письмо действительно было от графа, его почерк я сразу узнал. В нём он сообщал, что в виду чрезвычайной обстановки, обучение нужно начинать как можно скорее. Ученики будут прибывать в Волар в течение месяца, а учителя во главе с Вернаном прибудут только через три недели. Почему они так запаздывают, он не пояснял, ещё он сообщал, что отправил мне книги, подобранные специально для обучения боевой магии. Прочитав письмо, я посмотрел на учеников и не увидел в их руках никаких книг.
        — А книги где?
        — Там, в телеге лежат, — рослый парень показал за ворота.
        Я вышел из ворот и увидел телегу до верха нагруженную связанными стопами книг, рядом стоял возничий, непрерывно кланяясь мне.
        — А это кто? — спросил я у рослого парня, показав на него.
        — Это мой слуга, зовут Тарн.
        — Ты бы ещё бабушку с собой привёз, чтобы она тебе сопли подтирала. Лемар! Учеников размести временно в замке, потом придумаем, где поселить. Тебя как звать? — спросил я у рослого.
        — Качер Волм господин барон, можно просто Кач.
        — Вот что Кач, книги сдать нашему библиотекарю, приедет Верн, сам решит, что с ними делать. Вот наш библиотекарь, — я показал на Фернана, он же сам просился на эту должность, вот теперь пусть и занимается. — Зовут его Фернан Силирон, книги перенесёте туда, куда он скажет. Слуга Тарн может ехать домой, ученикам иметь слуг запрещено, здесь вам не королевская академия.
        Ученики переглянулись, они видимо не планировали самостоятельно переносить книги. Недовольно сопя четыре парня и две девушки стали снимать книги с телеги. Фернан за этим наблюдал, думая, куда всё это добро ему складывать, лаборатория не подойдёт там сыро, а его комната слишком мала для неожиданно появившейся библиотеки.
        — Можешь временно чердак под библиотеку забрать, там по крайней мере сухо в отличие от твоего подземелья, — посоветовал я.
        Дав всем указания, я вернулся в кабинет и не раздеваясь, завалился спать на диван.
        Проснулся с первыми лучами солнца и с большим желанием отсюда сбежать. Проблемы накатывали как снежный ком, постоянно увеличивающийся в размере. Появление шести учеников произошло очень не вовремя, мне сейчас было конкретно не до них. Оставить их предоставленными самим себе было бы ошибкой, молодежь, имеющая магический дар, обязательно его где-то применит и не факт что никто не пострадает. Эту шестёрку нужно чем-то занять, причём так, чтобы на глупости у них не оставалось ни времени, ни сил.
        — Входи нормально Вилл, я уже не сплю, — сказал я своему слуге, тихо входящему в кабинет, чтобы меня не разбудить. Он принёс мне воды, чтобы умыться и полотенце. — Как там ученики, ещё ничего не успели натворить?
        — Нет, ваша милость, мужская половина ещё спит, а девушки во дворе, наблюдают за тренировкой охраны.
        — А знаешь что Вилл, давай-ка мы и их тренироваться заставим, хорошее владение клинком никогда лишним не будет.
        — Хорошая идея, а с девушками что делать?
        — Вилл, ты не понял, я имел в виду всех, и парней, и девушек, они же приехали сюда, чтобы стать боевыми магами, вот мы из них воинов и будем делать. Для начала пусть удары отрабатывают, только учебные мечи им нужно выдать самые тупые и самые тяжёлые.
        — С этими железками они долго ничему научиться не смогут, после десяти ударов меч станет неприподъёмным.
        — В этом то как раз самое главное и заключается, мне пока не нужно, чтобы они чему-то научились, мне нужно, чтобы они уставали так, чтобы на глупости сил не осталось. Понял теперь?
        — Да ваша милость.
        — А если понял, иди, разбуди Лемара, я его назначу временным учителем для них. Парень он выносливый, да и меч в руках умеет держать, даже может чему-то их научить. Потом зайди к Фернану, скажи, чтобы зашёл ко мне, поговорить нужно, заодно вместе и позавтракаем.
        Вилл ушёл, а я выглянув в окно и, увидев там десять моих личных охранников, уже усердно звенящих железом, решил, тоже к ним присоединиться после завтрака. Позабросил я как-то эти занятия с появлением огромного количества забот, сидя в кабинете не долго и жиром заплыть.
        Минут через пятнадцать вернулся Вилл со служанкой, которая принесла завтрак только почему-то на троих.
        — Я что-то не понял, с нами Лемар будет завтракать?
        — Нет, ваша милость, он уже позавтракал, к вам захотела присоединиться госпожа Амелия.
        — Вот чёрт, этой-то чего не спится, ну, ничего я и ей тупой меч дам, пусть тоже тренируется, — подумал я, а вслух сказал, — замечательно, мне есть что ей предложить.
        Фернан пришёл на завтрак раньше, чем Амелия, пока её ждали, успели придумать систему поощрения и наказания студентов, также поговорили о начале серийного изготовления амулетов. Посмотрев на два амулета золотой и серебряный, изготовленные Фернаном, мы оба пришли к одному и тому же выводу — нам позарез нужен ювелир! Такие защитные амулеты я планировал подарить Теорону, его невесте принцессе Милоре и графу Катнару, но эти побрякушки должны будут не только их защищать, но ещё и красивыми быть. Фернан красиво сделать не мог, как впрочем, и я, не было у нас такого таланта.
        — С добрым утром Эрит, с добрым утром Фернан, — в кабинет вошла Амелия. Такое её поведение мне показалось подозрительным, ну, ладно Фернан, она всегда к нему по имени обращалась, но я? Меня она за всё то время что находилась здесь, ни разу не назвала по имени, только Волар или господин барон. — Что у нас сегодня на завтрак? — присев к нам за стол, она осмотрела тарелки, — свиные рёбрышки с тушёными овощами и пироги, видимо как обычно с капустой. Что ж, вполне сойдёт, хоть и не изысканно, но вкусно. А вы, почему молчите, со мной что-то не так? — она осмотрела себя. На ней был тёмно-синий костюм для верховой езды и чёрные сапоги до колен.
        — Нет, всё нормально, вы сегодня выглядите просто потрясающе, — ответил я, отойдя от маленького шока.
        — В таком случае приступим, есть хочу как волк, точнее волчица, — придвинув к себе тарелку и взяв вилку, оттопырив при этом мизинец, она стала, аккуратно есть. Мы тоже принялись за поглощение рёбрышек, но продолжали молчать. Фернану её поведение тоже показалось подозрительным, он уже просто не понимал что от неё ещё можно ожидать.
        — Вы какие-то скучные, чем планируете сегодня заняться?
        — Ученики ночью приехали, сегодня у них первое занятие, не желаете присоединиться?
        — Желаю, а что нужно будет делать?
        — Я вам после объясню, после завтрака.
        Амелия покончила с завтраком раньше нас, ожидание чего-то нового и скорее всего интересного, подгоняло девушку, будоража кровь. Я мысленно радовался и строил план, как сделать так, чтобы она не смогла отказаться от занятий. Ничего кроме как поставить её в безотказное положение не придумал. Амелия слишком высокомерна, чтобы признаться перед учениками в своей слабости, будет махать железом наравне с ними и постарается продержаться дольше, чем они.
        — Ну, что, думаю нам пора выйти во двор, ученики уже должны быть там. Идёмте Амелия! — я тоже назвал её по имени. Она сразу заподозрила что-то неладное, видимо моя улыбка, частично выдала мой коварный план. Несмотря на это, она пошла за мной. Фернан тоже решил выйти во двор, чтобы посмотреть на мучения учеников.
        Ученики действительно уже были во дворе вместе с Лемаром, вот только не занимались, а спорили с ним. Вся суть спора заключалась в утверждении ими того, что магам обычное оружие не нужно, у них есть другое, гораздо лучше — магия. Лемар пытался доказать, что магия не всегда может помочь, но его как учителя просто не воспринимали, он же был даже младше чем они, какой из него учитель по их мнению.
        — Что за шум, а драки нет? — я подошёл сзади. — Почему стоим и не занимаемся?
        — Нам это не нужно, — заявил рослый парень по имени Кач.
        — Думаешь, магия тебя спасёт? Сколько раз ты своей магией можешь ударить?
        — Раз пять точно смогу! — гордо заявил он.
        — Что ж, давай проверим, помогут ли тебе эти пять раз, иди за мной, — я позвал его на тренировочную площадку. Проходя мимо Лемара, сунул ему в руки вчерашний золотой амулет. Он догадался для чего и незаметно засунул его за пояс камнем наружу.
        — Ты у нас маг, какой стихии? — спросил я.
        — Я маг огня! — не менее гордо заявил он.
        — Бей, маг огня, иначе ударю я, — я взял в руки деревянный тренировочный меч. Кач замешкался, решая бить по мне магией или не бить, я же всё-таки барон. Пока он думал, я быстро сократил дистанцию и не сильно ткнул крепкой палкой заменяющей меч ему в рёбра. Это его проняло, и он ударил, запустив в меня огненный шар размером с небольшой мяч. Я отмахнулся от него как от назойливой мухи и снова ткнул палкой ему в рёбра. Теперь Кач разозлился и запустил в меня сразу два таких огненных мячика. Само собой я и от них отмахнулся, после чего довольно сильно ударил ему по ноге. Он вскрикнул, ощутив жгучую боль и, отбежал на, как ему показалось безопасное расстояние. Лемар воспользовавшись тем, что Кач его не видит, ткнул ему в рёбра с другой стороны. От неожиданности и ещё одного неприятного ощущения Кач запустил огненный шар и в него. Лемар видя, как это делал я, тоже отмахнулся от мячика как от мухи.
        — Это не честно! — завопил Кач, потирая ушибленные рёбра.
        — А война не дуэль, там чести нет, так что забудь об этом и возьми меч, может быть он, и спасёт тебе жизнь. Амелия, не составите компанию? — взяв ещё один деревянный меч, я предложил его ей. Амелия поняла, что позвав её с собой, я завёл её ловушку чести, из которой выбраться можно лишь держа в руках обычное оружие. Такого взгляда ненависти я от неё ещё никогда не видел, поджав губы и взяв палку, она вышла на площадку и сразу же напала. Для меня такой противник как она был вообще мимолётно проходным, я с лёгкостью увернулся и не сильно ударил её по спине. Она зашипела, то ли от боли, то ли от обиды и напала вновь, только уже используя и магию, и палку. Эффект был лишь визуальный, огненная плеть красиво описала круг в воздухе и, подпалив прошлогоднюю траву, исчезла. Я мог бы и дальше бить её палкой, но решил, что такого принародного унижения она всё-таки не заслуживает. Напав на неё, выбил из её рук палку, сбил с ног и прижал девушку к земле.
        — Сдавайся или умри! — театрально сказал я. Амелия молчала и не двигалась. Я, честно говоря, испугался, вдруг слишком сильно ударил? Наклонившись, потрогал за плечо и тут же получил от неё ногой в колено.
        — Вот тебе! — крикнула она и вдогонку, подобрав учебный меч, бросила его в меня и как не удивительно — попала! Попала по той же ноге, мне даже больно было.
        — Теперь все поняли, для чего вы должны уметь держать в руках обычное оружие? — спросил я, понимая, что избиение пора заканчивать. Ученики, молча кивая головами, испуганно смотрели на меня, на Лемара, на Амелию и на ухмыляющегося Фернана. — То-то же, занятие каждое утро по три часа, вечером ещё по два часа, это для начала, а там посмотрим, — объявил я расписание и увидел испуганно удивлённые лица учеников, особенно девушек. Они видимо вначале думали, что занятия касаются лишь парней, но теперь поняли что и их тоже. — Продолжите без меня, со всеми вопросами к моему помощнику Лемару, — положив тренировочный меч, я подошёл к ещё сидевшей на земле Амелии. — Пойдём! — протянул ей руку, чтобы помочь встать. Она её проигнорировала и встала самостоятельно.
        Когда мы с ней вошли в замок я решил, извиниться, не за то что заставил взять в руки оружие, а за то, что возможно сделал ей больно.
        — Извини.
        — И это всё? Просто извини? Ты можно сказать, принародно втоптал меня в грязь и теперь просто извини?
        — Никуда я тебя не втаптывал, наоборот, ты показала, как нужно драться, а то что я оказался сильнее это не важно, со временем и со мной справишься.
        — Со временем? — она остановилась перед дверью своей комнаты. — То есть не в этой жизни, да?
        — Хорошо, я лично тебя буду учить, хочешь? — предложил я, пытаясь сгладить очередной острый угол в наших с ней непростых отношениях.
        — Знаешь что, господин барон Эрит Волар?
        — Что?
        — А я согласна! — выкрикнула она и захлопнула передо мной дверь.
        — Вот и чудненько, завтра утром я вас жду на тренировочной, хотя нет, туда не нужно, лучше в главном зале, дверь закроем, чтобы нас не видели! — сказал я, подойдя ближе к двери. — Вот спрашивается, на хрена я это сделал, мне что проблем мало было? — подумал я. — Мне вообще не нужно было её вызывать на поединок, можно было бы ограничиться и учениками, тем же Качем, например.
        Вернувшись в кабинет, сел писать письма Катнару, Верну и мастеру Шесу, помощь последнего мне сейчас была нужна и не только в плане обучения магов владению оружием. Его я решил попросить, отловить для меня несколько ходячих мертвецов, чтобы показать студентам или теперь правильнее сказать — курсантам академии «Боевой магии». Графа Катнара я просил, прислать мне в Волар самого лучшего ювелира (не на всегда конечно) и поделиться со мной драгоценными камешками, хотя бы пару десятков рубинов и изумрудов, последних, сколько будет не жалко (они дешевле рубинов почти в два раза). Верна я просто попросил скорее приехать, курсанты уже стали прибывать, а учить их боевой магии не кому. Если честно сказать, я пока кроме боевой магии больше никакой и не видел, должна же ещё быть какая-нибудь бытовая, целительская, наконец, о которой я много чего слышал, но воочию её действия не видел.
        — Ваша милость, господин барон, с вами всё хорошо? — в кабинете появился Вилл.
        — А? Да, всё хорошо, а почему ты спрашиваешь?
        — Так ведь я уже не первый раз к вам обращаюсь.
        — Задумался я, чего хотел?
        — Там ещё двадцать три ученика приехало, что с ними делать, где их поселить?
        — Сколько-сколько? Двадцать три? Да они там, в столице, совсем с ума посходили? Присылают пачками, а ни денег, ни магов учителей до сих пор нет!
        — Ваша милость, я же в этом не виноват, — стал оправдываться Вилл.
        — А я это и не тебе в упрёк, это я просто возмущаюсь. Узнай, есть ли у нас пустые дома, если есть то сколько, ещё узнай, кто из жителей может сдавать комнаты, на тот случай если на всех домов не хватит. По пути зайди к госпоже Амелии, попроси, чтобы поднялась ко мне, скажи дело срочное, — распорядился я и мысленно добавил, — если, конечно, она соизволит прийти после того, что произошло утром.
        — Сделаю Ваша милость, — Вилл поклонился и убежал выполнять распоряжения. После его ухода я схватился за голову, не понимая, что мне со всеми этими проблемами делать, их уже слишком много, но они и не думают убавляться.
        — Не занят? — в кабинете появился Фернан.
        — Даже не знаю, как тебе сказать, чтобы быть точным. Занят! Я просто зверски занят и катастрофически зол!
        — Ты видимо хотел сказать, что катастрофически занят и зверски зол? — уточнил он.
        — Без разницы, хоть как скажи, ничего не изменится. Присядь, нечего у двери топтаться! — я показал на кресло.
        — Я слышал, что ещё несколько учеников приехало.
        — Да и как обычно не вовремя, мне их поселить негде.
        — Вот я как раз, поэтому и пришёл. Что если нам для них несколько шатров поставить неподалёку от замка? Сейчас уже достаточно тепло, а скоро даже жарко станет, не замёрзнут, не изнеженные дамы всё-таки.
        — А это мысль, ты как всегда вовремя с подсказкой, как говориться — одна голова хорошо, но две лучше! Короче, ты придумал, ты этим и займись! Честное слово, мне некогда, в полдень нужно в старый замок ехать, с отцом нужно поговорить, у нас в городе с мясом стало напряженно, пусть организует охотничьи отряды, зверя в лесах предостаточно, главное не перестараться.
        В дверь постучали.
        — Входите!
        — Вы просили зайти, — сказала Амелия, войдя в кабинет.
        — Да, просил, хочу, чтобы вы ваше сиятельство взяли на себя заботу о девушках ученицах, их нужно поселить отдельно. Фернан предлагает поставить шатры, там всех учеников и поселим, временно, разумеется, до новых холодов.
        — Мне тоже в шатёр предлагаете перебраться? — Амелия удивлённо выгнула бровь.
        — Нет, ну что вы, только если сами захотите.
        — Хорошо, что-то ещё?
        — Я еду к отцу, со мной поедете?
        — Разумеется, мы же договорились что всегда и везде вместе. Когда выезжаем?
        — Через пару часов, у вас есть время для того, чтобы поговорить с учениками и подобрать место для шатров. Без вас не уеду, обещаю!
        Амелия посмотрев мне в глаза, молча, вышла, утренняя обида на меня ещё была не забыта.
        — Я тоже пойду, — Фернан встал, — да, чуть не забыл. Что у нас с камешками?
        — Какими? — я сделал вид, что не понял.
        — Ну, с такими красненькими, зелёненькими, их ещё в украшения вставляют?
        — Ах, с этими! Пока нет камешков, но скоро обещали привезти, всё отдам, себе ничего не оставлю, — сказал я и мы оба засмеялись.





        Глава 3



        В полдень, плотно пообедав, я вышел во двор, собираясь ехать к Новару. Моя личная охрана была уже готова к поездке, а вот её сиятельство Амелия почему-то задерживалась и я, решил выяснить, в чём дело. Обычно она меня поджидала где-нибудь за дверью или за углом, и искать её было не нужно. Подойдя к двери её комнаты, постучал, как бы показывая как нужно входить, а не врываться в комнату без стука, когда захочется.
        — Ваше сиятельство вы задерживаете одиннадцать человек! — сказал я, прикладывая ухо к двери.
        — Я почти готова! — услышал я, а потом послышалось какое-то сопение и тихая ругань.
        — С вами всё в порядке, может, помощь нужна?
        — Нет! — дверь резко распахнулась и я, чуть не упал на Амелию. — Подслушиваете господин барон? Ай, яй, яй, как не хорошо, а ещё пытаетесь казаться порядочным человеком! — Амелия была одета в тот же тёмно-синий костюм для верховой езды, только теперь к нему добавился женский кожаный доспех, полностью закрывающий её туловище со всех сторон.
        — На войну собрались? Тогда уж и оружие не забудьте прихватить, — я повернулся и пошёл обратно к своим охранникам, даже не посмотрев, идёт она за мной или нет. Амелия, конечно же, шла следом, тихо сопя от неудобства абсолютно нового доспеха. Я как-то специально для поездки не одевался, на мне был обычный повседневный костюм, мало чем-то отличавшийся от костюмов моих охранников. Я исходил из практичности одежды, а не красоты в ущерб всему остальному.
        Спустя несколько минут мы всё-таки выехали из ворот и сразу свернули направо, чтобы попасть на новую дорогу. Амелия, на своей серой в яблоках лошади, ехала справа от меня, причём молча, что было для неё не характерно. Ехали мы не быстро, спешить нам было некуда, к Новару я ехал с расчётом, остаться там до утра.
        Через час начал накрапывать дождь, сначала тихо, потом всё сильнее и сильнее перейдя через несколько минут в ливень. Дорога быстро превратилась в реку, заполненную жидкой грязью. Промокшие до последней нитки и покрытые грязью летевшей из-под копыт наших коней, мы стали похожи друг на друга как братья близнецы. Правда, среди нас затерялась «сестра», но из-за грязи распознать в ней девушку было практически невозможно. Наброшенные на головы капюшоны спасали наши лица лишь от дождя, да и то не полностью. Вся эта природная маскировка в итоге и спасла меня от неминуемой смерти. На очередном повороте, охранник, ехавший впереди меня на точно таком же вороном жеребце как мой, внезапно вылетел из седла, получив стрелу точно в сердце. Мы сразу же покинули сёдла, чтобы спрятаться от смертоносных стрел за телами наших коней. Амелия так быстро не смогла среагировать на угрозу и мне, пришлось её грубо выдернуть из седла, да ещё и прижать к земле. Сделав лишь один точный выстрел, стрелок решил покинуть свою удобную позицию и скрыться в лесу. Несколько охранников бросились в погоню и вскоре догнали местного
киллера, но, увы, он успел убить себя, чтобы не быть захваченным.
        — Больше поблизости никого, — доложил командир моего отряда.
        — Кто это был? — спросил я, помогая подняться Амелии. Она после падения в грязь теперь почти ничем не отличалась от большой и грязной кучи прошлогодних листьев, возле которой и лежала.
        — Пока не могу сказать, его никто из нас раньше не видел, несмотря на то, что мы хорошо знаем всех хороших лучников в нашем баронстве. Видимо пришлый, нужно его тело в замок отвезти, может из приезжих его кто-то узнает.
        — Хорошо так и поступим. Тело Строма и этого неизвестного стрелка погрузите на лошадь. Строма потом похороним, как положено, со всеми почестями. Едем дальше, до замка отца осталось недалеко, где-то около часа пути. По коням! Амелия не стой столбом, быстро обратно в седло! — громко сказал я и подтолкнул к её лошади. Девушка всё ещё была в шоке после неожиданного нападения и не понимала, чего я от неё хочу. Пришлось её забросить на лошадь, ждать, когда она начнёт нормально соображать было некогда. Даже с учётом того, что по близости никого не обнаружили, это не означало, что вскоре никто не появиться, нужно же проверить, достигла стрела конкретной цели или нет. То что убить хотели именно меня, было не трудно догадаться, выстрел был всего один и очень точный, но стрелок ошибся с выбором цели. Стрела оказалась с бронебойным наконечником и скорее всего, была ещё и отравлена. Лук и стрелы стрелка мы взяли с собой, я хотел показать их Новару и Чаресу, может быть, взглянув на них, смогут хоть что-то сказать.
        Взмыленные и подгоняемые нами кони хрипели и в итоге довезли в замок седоков, то есть нас, намного раньше чем через час. Охрана у ворот не сразу признала в измазанных грязью людях меня и моих охранников.
        — Отец дома? — спросил я, спрыгнув с коня.
        — Да ваша милость, дома.
        — Позаботьтесь о наших лошадях, — я отдал воину уздечку своего коня и помог Амелии спуститься на землю. Её ещё слегка подтрясывало от шока, даже ноги дрожали, из-за чего идти нормально она не могла, пришлось поддерживать.
        — Отец! — крикнул я, войдя в замок. На мой крик вместо него появилась Кельна и, увидев, в каком мы состоянии, испугалась.
        — Эрит, что с вами случилось? Кто эта девушка?
        — На нас напали, а эта девушка и есть та самая графиня Амелия, о которой ты должна уже быть наслышана.
        — Все живы, никто не ранен?
        — Убит мой охранник Стром, больше никто не пострадал. Организуй моим людям горячей воды и ужин. Амелию проводи в мою комнату, пусть она там приведёт себя в порядок, ещё камин не забудьте разжечь.
        — А ты?
        — Собой я займусь чуть позже, сначала поговорю с отцом, он сейчас где?
        — В своём кабинете, Чарес тоже там.
        Передав Амелию в заботливые руки Кельны, я пошёл прямиком к Новару, даже грязную одежду не снял. Очень уж мне хотелось узнать хоть что-то о том стрелке, если он, конечно, что-то знает.


        — Здравствуй отец! Привет Чарес! — я вошёл без стука и застал их за подсчётом денег.
        — Ты откуда такой? — Новар посмотрел на меня как на чучело огородное.
        — Из дома, к тебе ехал, но произошла одна мелкая неприятность, — я подошёл к столу и на россыпь монет сверху положил лук и колчан со стрелами. — Можете хоть что-то сказать?
        Новар взял в руки лук, повертел, осмотрев со всех сторон и, положил обратно. В это время Чарес вынул из колчана все стрелы, включая и ту, которая предназначалась мне. Только на этой стреле был гранёный бронебойный наконечник, остальные стрелы были охотничьи и имели листовидные наконечники.
        — Принеси сюда что в прошлый раз нашли, — сказал Новар Чаресу, что-то приказав ему принести. Посмотрев в спину, уходящему Чаресу, я наконец-то осознал, что мы все сейчас в безопасности. Теперь я уже смог выдохнуть с облегчением и присел в кресло.
        — Где это произошло?
        — В часе пути отсюда, в сторону нового замка, если ехать по новой дороге.
        — Лучник где?
        — Мёртв. Поняв, что ему от моих ребят не уйти, приставил нож к сердцу и с разбега в дерево, чтобы уж точно до рукояти вошёл. Стром погиб, лучник ошибся с выбором цели, ему погода помешала.
        Вскоре вернулся Чарес и, положив принесённую стрелу рядом с той, что принес я, сказал, — точно такая же, даже оперение такое.
        — Если у вас есть такая же, значит, вы что-то знаете. Рассказывайте!
        — Где-то с месяц назад, дозорный отряд поймал одного охотника, а ведь я запретил охотиться до середины лета, зверьё приплод должно выкормить. Так вот, охотник этот показался им каким-то странным, они его решили ко мне доставить, но он по дороге голову себе разбил. Спрыгнул с коня головой вниз и точно в камень угодил, мужики сказали что не случайно, он хотел в него попасть и не промахнулся.
        — Да, плевать мне, как он себя убил, скажи кто они такие? Они же точно не наши, моего лучника ребята не признали, а они почти всех лучших знают.
        — Винайцы, — ответил Новар, после чего я впал в ступор на несколько секунд.
        — Винайцы? — повторил я, — им то что от нас нужно? Война ведь закончена!
        — Война не закончена, они просто проиграли то памятное сражение, и проиграли они его из-за тебя. Не появился бы тогда на поле боя берсерк, они могли бы и выиграть, пусть даже с большими потерями, но выиграть. Теперь они мстят или, — Новар замолчал, задумавшись на несколько секунд над тем, озвучивать свои мысли или нет, — или вновь готовятся напасть. Хотят устранить берсерка заранее, ведь ты всего лишь только своим присутствием среди воинов Тереона, будешь наводить страх на всю армию Виная.
        — Не настолько уж я и страшен, как все думают.
        — Дело не в страхе, с тобой любой из наших воинов сам станет берсерком. Представь что против обычных воинов Виная, выйдет армия берсерком. Их же не остановят ни маги, ни какая либо другая сила, они будут драться как белые волки против своих серых сородичей.
        — Что значит белые волки? Это что разные звери? — не понял я.
        — А, да, я же забыл что с памятью у тебя проблема, — спохватился Новар и принялся пояснять. — У нас здесь, водятся белые волки, это сильные и бесстрашные звери. Они одиночки, в стаи собираются только в редких случаях, когда на их территории появляется слишком много серых братьев. Один белый волк может справиться с десятком серых волков, поэтому серые волки далеко на север почти никогда не идут. Не идут даже, если голод заставляет преследовать добычу, перешедшую на чужую территорию. Белого волка я лично видел только один раз за всю свою жизнь, красивый и сильный зверь я тебе скажу, наш серый волк ему и в подмётки не годится. Белый волк в одиночку валит и лося, и матёрого секача. Для Винайцев ты как раз белый волк и они попытаются от тебя избавиться, так что советую охрану увеличить, и найди себе двойников, чтобы сбить убийц с толку. Мы с Чаресом уже месяц ищем молодых парней похожих на тебя, но пока нам такие не попадались. Вот так то вот, — Новар стал собирать стрелы и вкладывать обратно в колчан. Чарес вообще молчал всё время, пока говорил Новар, видимо тоже о белых волках до этого момента ничего
не слышал.
        — Ладно, придумаю что-нибудь, сейчас пойду, узнаю, как там Амелия себя чувствует, — я встал и с меня на пол свалились ошмётки подсохшей грязи.
        — Она тоже здесь? — удивился Новар.
        — Здесь, куда ж я без этого хвоста.
        — Скоро ужин, жду вас обоих, — Новар подмигнул и улыбнулся.
        Оставляя на полу грязные следы, я вышел и направился к себе в комнату, узнать, как себя чувствует её сиятельство «язва» и пригласить её на ужин и ещё попутно немного припугнуть. Может быть, после этого она перестанет меня преследовать и наконец-то займётся реальной помощью.
        ***
        Новар зачем ты ему эту сказку о белых волках рассказал, ты же ведь знаешь что их нет? — после того как Эрит вышел, Чарес решил выяснить, что задумал его старый друг.
        — Может быть это и сказка, а может, и нет, но она красивая и заставляет людей идти вперёд и добиваться цели.
        — Он и без твоих сказок за столь малый срок добился и сделал гораздо больше, чем ты за всю свою жизнь.
        — Я знаю Чарес, знаю и, это меня пугает ещё больше, — Новар опустился в кресло и задумался, глядя на оперение стрел.
        — Что в этом-то плохого я не пойму?
        — Когда его начнут уважать больше, чем короля, Теорон от него избавится.
        — Так ведь они вроде как друзья? — Чарес снова не понял.
        — Там где власть, там нет друзей, уж поверь, я знаю, о чём говорю. Надеюсь, с этим пронесёт и дело его смертью не закончится. Иди, скажи Кельне, чтобы ужин сделала на четверых, ужинать будем в большом зале.
        ***
        Шагая по коридору, я думал, чем бы таким мне припугнуть Амелию, чтобы она из язвы превратилась в нормальную девчонку. Идей в голове было много, но все какие-то глупые, кроме одной. Нужно напомнить о том, что сегодня произошло, пусть она всегда чувствует опасность, глядишь, и дурить перестанет.
        — Ваша светлость, ой! — войдя без стука, застал Амелию сидевшей в кресле у камина лишь в одном полотенце. — Извини, не знал, что ты не одета.
        — Ну, так скажем, я и не полностью раздета, полотенце же на мне есть. Кельна забрала мою одежду в чистку, а другую принести ещё не успела.
        — Отец приглашает на ужин, графини не часто у него в гостях бывают.
        — Я могу отказаться? Мне что-то есть совсем не хочется, перед глазами до сих пор Стром со стрелой в сердце. Я даже уши постоянно зажимаю, мне кажется, что я снова и снова слышу, как стрела пробивает доспех и его грудь.
        — Вот как раз на эту тему я и хотел с тобой поговорить, — я повернулся к ней лицом, так как ругать стоя спиной к человеку было как-то неудобно. — Тебе просто необходимо научиться драться и не впадать в ступор при виде мёртвых тел. Я не смогу всё время следить за тем, чтобы тебя не убили, иначе убьют меня, а если убьют меня, то и тебя потом тоже обязательно убьют и не факт что сразу! Реши, наконец, что для тебя важно, быть рядом или же сидеть в замке под охраной, — я хотел ещё что-то сказать, но вид её голых и стройных ног меня сбил, да и ругать уже как-то настрой пропал. Амелия насупившись, смотрела на огонь в камине, даже и не думая хоть как-то прикрыться. Большое полотенце, в которое она была завёрнута, разумеется, скрывало самые интимные места, но я всё-таки не привык видеть в этом мире настолько сильно оголённые девичьи ноги.
        — Хватит ругать девушку, она первый раз видела смерть, — в комнате появилась Кельна, в руках у неё была чистая одежда, видимо позаимствованная у кого-то из служанок фигурой и ростом как Амелия. — Выйди, ей нужно переодеться, а то стоишь тут как столб, словно голых ног никогда не видел, — Кельна подтолкнула меня к двери. Ей иногда было просто наплевать что я барон, грубо говоря, её хозяин, Кельна могла запросто отчитать даже Новара, если решит что он сильно не прав. Ко мне она относилась как к сыну, то есть отругать могла также запросто, как и Новара. Ни Новар, ни я на это не обижались, ведь она это делала наедине, не ставя нас на посмешище перед простыми людьми. В комнате сейчас была ещё и Амелия, но Кельна почему-то решила, что у нас с ней давно наладились более близкие отношения, а это значит, что она уже своя. — Иди, переоденься, ужин почти готов, — она, можно сказать, вытолкала меня из комнаты и закрыла за мной дверь.
        — Да, переодеться не помешает, — подумал я и, сделав несколько шагов по коридору, остановился. — А во что я переоденусь, если вся моя одежда находится в моей комнате, из которой меня только что выпроводили?
        Я вернулся к двери и стал ждать, когда оттуда хоть кто-то выйдет. Ждал минут двадцать, уже собирался постучать и поторопить переодевающихся, но не успел. Дверь открылась в тот момент, когда я поднёс к ней руку.
        — Ты ещё здесь? — удивилась Кельна.
        — Одежда там, — я показал в комнату и увидел там Амелию в простом платье. Выглядела она также потрясающе, как и всегда, простота платья лишь подчеркнула красоту девушки.
        — Тогда входи, она уже переоделась, — она на этот раз наоборот втолкнула меня в комнату и также закрыла за мной дверь, но уже снаружи. Войдя, я сразу же стал раздеваться и когда снял рубашку, Амелия тихо ахнула, увидев сначала мои шрамы, а потом и татуировку — волчью голову с оскаленной пастью.
        — А вот я не подглядывал, когда ты переодевалась, — сказал я, посмотрев на Амелию, намекая, что пора бы ей и выйти. Нет, я мог бы конечно и при ней штаны снять, но решил, не смущать девушку лишний раз. Она, разумеется, вышла, вот только посмотрела перед этим на меня совсем по-другому, не как обычно с лёгким презрением и желанием хоть как-то уколоть или съязвить.
        Моя старая одежда никуда не делась, всё также лежала в сундуке, как и раньше. Оставшейся воды после Амелии мне тоже хватило, так что через десять минут я уже был и умыт, и одет в чистую одежду.
        — Ну, вот, теперь можно и на ужин идти, — сказал я, посмотрев на своё отражение в начищенном до зеркального блеска бронзовом подносе.
        К столу я пришёл последним и занял место во главе стола, как и подобает хозяину баронства. Новар скромно улыбался, втихаря подмигивая Чаресу и незаметно показывая на Амелию. Сама Амелия сидела, глядя в тарелку, пытаясь видом и запахом хорошо прожаренной отбивной вызвать у себя аппетит.
        — Ну, что нового у тебя в замке произошло после моего отъезда? — Спросил Новар, нарушив тишину за столом.
        — Ученики начали приезжать, пытаюсь расселить по возможности. Амелия вот решила об ученицах позаботиться, чтобы быстрее привыкли. Лемар тренирует парней, а то они даже не знают, как правильно держать меч.
        — Лемар? — удивился Чарес, — да он сам не знает, как его держать, а всё туда же.
        — Знает, я его учил несколько месяцев, если бы не научил, он был бы уже давно мёртв, — сказал я и услышал, как за дверью по полу покатилась и зазвенела посуда.
        — Это ещё что там такое? — Чарес встал, собираясь проверить, но в дверях появилась Лирита, мать Лемара.
        — Простите ваша милость, споткнулась и не удержала поднос с десертом, — извиняясь, она теребила в руках полотенце. Испуг в её глазах был не из-за десерта оказавшегося на полу, она услышала, что я говорил о её сыне.
        — Лирита с твоим сыном всё в полном порядке. Он жив и здоров, даже потолстел, так что не нужно переживать, а десерт мы можем и подождать, — успокоил я.
        Как только она ушла, я попросил у Новара, выделить мне дополнительную охрану. Мой отряд охраны сейчас был не полный, а ещё одно нападение могло произойти и по пути домой. Амелия сразу перестала есть, после того как я напомнил о произошедшем нападении.
        — Чарес тебя со своим отрядом проводит, — ответил Новар на мою просьбу.
        — Хорошо. Я вообще к тебе, зачем приехал-то, мяса у нас там не хватает. Хотел тебя попросить, организовать охоту здесь, у нас там охотиться стало сложнее, народа стало много, всех зверей распугали. Нам много не нужно, несколько кабанов, оленей и лосей в месяц будет вполне достаточно, ну, а там и до нового урожая недалеко, проще станет.
        — Если продовольствия не хватает, могу поделиться, — предложил Новар.
        — Продовольствия хватает, с мясом проблемы, к тому же через месяц Теорон в гости нагрянет, а свита у него совсем не маленькая и думаю, что вкусно поесть там любят все.
        — Будет тебе мясо, у нас тут со зверем проблем нет, кабаны скоро уже во двор заходить начнут.
        — Вот и хорошо, будем считать, что одной проблемой стало меньше.
        В дверях снова появилась Лирита, только уже с подносом в руках заставленным разными вкусностями на десерт. Через полчаса я уже просто не смог, впихнуть в себя даже самый маленький кусочек понравившегося мне больше всего медового пирога.
        — Вы как хотите, а я пошёл к себе, иначе сейчас прямо за столом засну, — сказал я, тяжело поднимаясь со стула.
        — Амелия, тебе Кельна выделила комнату или мне распорядиться?
        — Выделила, выделила, у меня в комнате она переночует, — послышался голос Кельны, и она вошла в зал. — Кровать у меня хорошая, а сама я могу и на лавке вздремнуть, ничего со мной не сделается.
        Вскоре мы разошлись по комнатам, добравшись до своей кровати, я упал на неё и отключился до утра. Спал крепко, даже не слышал, как в комнату вошёл Чарес, топая своими окованными сапогами словно конь.
        — Эрит просыпайся, ты планировал утром ехать домой, — голос Чареса прорвался сквозь сон, а его крепкие руки принялись меня трясти.
        — Да, да, я сейчас, ещё чуть-чуть, ты пока завтрак организуй, — отмахивался я от побудки.
        — Завтрак я уже принёс, поднимайся! — он стащил меня с кровати на холодный пол. Тут я уже спать просто не мог, было и холодно, и жёстко. — Жуй и собирайся, отряд уже ждёт, Амелия переодевается и вскоре тоже выйдет во двор, ты один всех задерживаешь.


        Дорога домой прошла без проблем, Чарес со своим отрядом из двадцати воинов проводили нас до самых ворот моего замка. За время моего отсутствия, у нас ничего значимого не произошло. Лемар, как и вчера, пытался научить магов держать оружие в руках и даже добился определённого успеха в этом не лёгком деле.
        — Вилл, распорядись, чтобы покормили гостей! — я показал на Чареса и его отряд. Сам Чарес в это время внимательно наблюдал за действиями Лемара и кивал, признавая, что он всё правильно делает. Я за своего помощника даже был горд, парень не ударил в грязь лицом, в этом была и моя заслуга, ведь я его учил. За Лемаром следил не только Чарес, но и Амелия. Глядя на него, она не проверяла правильность его действий, она старалась запомнить, что он показывал и что говорил ученикам.
        В кабинете меня ждали очередные хлопоты в виде стопки писем на столе. Двадцать шесть моих посыльных доставляли мои письма во все уголки нашего королевства, привозя назад либо ответы, либо доставляя сюда нужных мне людей. В последнее время я уже склонялся к тому, что количество посыльных нужно увеличить как минимум в два раза, планы у меня были грандиозные. Я переманивал к себе мастеров, причём всех подряд, начиная от простых плотников и заканчивая местными инженерами и учёными. Работу сразу предлагал далеко не всем, а только тем, в чьей помощи остро нуждался, остальные у нас просто селились, ожидая заказа от меня, некоторые даже пытались организовать свой маленький бизнес. Вначале всё было хорошо, но вскоре с увеличением жителей появились и проблемы. На мой город глаз положила местная преступность, по большей части это были воры и мелкие мошенники, но случались и убийства. Я даже стал задумываться о создании городской стражи и не важно, что город пока ещё небольшой, она реально уже была нужна.
        Разбирая почту, увидел среди вороха писем одно, которое ждал уже три недели. Письмо было от Катнара и я вскрыл его первым.
        — «По твоей просьбе направляю к тебе десять человек из стражи Каболара, люди опытные, они помогут тебе навести порядок. Напоминаю, что его величество король Теорон приедет в гости ровно через месяц. Свита будет состоять из ста десяти человек, тебе нужно придумать, где их разместить. До встречи через месяц».
        — Мог бы и не напоминать, — подумал я, прочитав эти несколько строк.
        — Ваша милость, к вам господин Силирон, — в кабинете появился мой слуга Вилл.
        — Силирон, Силирон, — я стал вспоминать, кто это такой и через несколько секунд вспомнил, — тьфу, так бы и сказал что Фернан, а-то начал тут — господин Силирон, и так голова уже не соображает, а ты ещё думать заставляешь. Давай его сюда!
        Фернан вошёл через секунду, он стоял за дверью, пока Вилл докладывал.
        — Тебе скучно что ли? Разрешения решил спросить? Выкладывай что у тебя, только более понятными словами.
        — Я доработал амулет, теперь нужен ювелир.
        — Нет пока у меня его и камней нет, так что подождать придётся. Знаешь что Фер? Я тут долго думал, но так и не понял одного, как твой амулет работает, если моя кровь гасит любую магию на раз?
        — Всё дело в правильном расположении золота и обычной меди. Вот, возьми и посмотри на амулет внимательно, что ты видишь? — он протянул мне золотой кругляш с красным камнем в центре. Я чтобы было лучше видно зажёг свечу. Амулет Фернана состоял из четырёх пластин, двух медных выгнутых чашками и между ними находилась моя кровь и двух золотых, между которыми как раз были и зажаты медные. В одну из золотых пластин был вставлен рубин. Пластина с камнем была чуть меньше остальных, поэтому по краю можно было увидеть выступающий медный ободок.
        — Ну, увидел, что дальше?
        — Золото магию не пропускает, а медь пропускает, в твоей крови тоже в какой-то степени есть магическая сила, только она сильно отличается от всех мне известных. Через медь эта сила и выходит, создавая щит перед амулетом, а золото создаёт щит уже от этого щита. Приблизительно так всё и происходит, надеюсь, ты понял.
        — То есть со спины человек не защищён, так получается?
        — Да, но ведь амулетов может быть два или хоть весь ими обвешайся, для полной защиты.
        — В принципе тоже не плохой вариант, можно на пояс повесить сразу несколько и, никакая магия тебе не страшна, — сделал я вывод.
        — Магия нет, но от обычного оружия амулет не защитит. Я просто не знаю, как в него можно поместить обычный магический щит. Был бы ещё и он, человек стал бы полностью неуязвим, но, увы, щит может создать для себя лишь маг.
        — Получается, что если мы эту штуку повесим на мага, а он ещё и свой щит выставит, его вообще хрен убьёшь?
        — Да, но это невозможно, сила твоей крови сразу съест его магический щит, так что совсем неуязвимого человека, сделать не получится, — Фернан развёл руками, сожалея о том, что большего сделать просто невозможно.
        — А может оно и к лучшему что только так, не убиваемых не будет. Ты молодец, голова у тебя умная, не то что у меня.
        — Не прибедняйся, твоему уму тоже можно позавидовать, одни только часы чего стоят. Думаешь, я не знаю, что механик по твоим чертежам механизм собрал? Знаю, и что меня поразило, он работает, время показывает, я сам видел.
        — Вот блин, я ещё его не видел, а ты уже и видел, и знаешь. Ладно, если у тебя пока всё, дай мне поработать, смотри, сколько писем, — я показал на стопку из писем, а вскрытое было лишь только одно, от Катнара.
        Фернан ушёл, а я с головой погрузился в чтение. Несколько часов я читал и писал ответы, сломал десяток гусиных перьев, в очередной раз пожалел о том что так и не сделал себе перьевую ручку.
        — Кажется это было последнее, теперь не помешало бы размяться, — я прогнулся назад сидя в кресле и надавил на глаза, чтобы снять с них усталость.
        — Я как раз за этим и пришла, — раздалось от двери. Там стояла Амелия, в свой синем костюме для верховой езды, доспехе и вооружённая до зубов, словно собралась на войну.
        — Зачем за этим? — не понял я.
        — Ты же обещал научить меня драться, вот я и пришла.
        — Мы же вроде бы договорились что по утрам, а сейчас уже почти ночь?
        — Сейчас даже лучше, почти все спят, нас никто не увидит. Большой зал для нас уже подготовили, я распорядилась, идём, нечего факела понапрасну жечь.
        Я смотрел на неё и не мог понять, она серьёзно это говорит или решила меня разыграть? Судя по тому, как она была одета, не шутит, настрой у неё более чем серьёзный, а это значит, что нужно этим воспользоваться и показать, кто в доме хозяин и поставить свои жёсткие условия.
        — Хорошо идём, я только на кухню зайду на пять минут, пить очень хочется, да и с собой нужно взять, для тебя, — добавил я и злорадно улыбнулся, как бы говоря — девочка ты попала!





        Глава 4



        Большой зал замка, когда я туда пришёл, был пуст от мебели, отсюда вынесли всё, даже скамьи, стоявшие у стен. Присесть, чтобы отдохнуть во время перерыва в тренировке было совершенно не на что. Амелия это тоже поняла, но только сейчас, после нескольких проведённых поединков.
        — Твои проблемы, нужно было сначала со мной посоветоваться, прежде чем заставлять слуг выносить мебель, — сказал я, остановив очередной поединок, чтобы дать ей отдышаться.
        — Нужно приказать внести хотя бы стул, — прохрипела Амелия, упав на колени.
        — Завтра внесут, а сейчас вставай, продолжим!
        — Может быть на сегодня уже достаточно? — спросила она, посмотрев на меня умоляюще.
        — Мы только начали, а ты уже сдалась? Не многого же ты будешь стоить во время какого-нибудь сражения. Правда, ты можешь сейчас отказаться от занятий, но взамен я получу полное право держать тебя взаперти против твоей воли. Выбор за тобой, либо вставай и дерись, либо в комнату и сиди там под замком.
        — Ни за что! — Амелия встала, её ноги слегка дрожали от перенапряжения, а руки с трудом держали два деревянных тренировочных меча. Эти мечи были окованы железом для прочности, а также для того чтобы были тяжелее. Даже я, после двадцати минут занятий с такими мечами, уже основательно вспотел, говорить об Амелии вообще не стоило, она взяла их в руки первый раз в жизни. То оружие, которое она приготовила для наших занятий, я отобрал, оно было совсем не учебное и она могла сама себя нечаянно зарубить из-за неопытности.
        — Воды-то хотя бы можно сделать глоток? — спросила она, облизав сухие губы.
        — Можно, но только один и быстро, не успеешь — твои проблемы, — я крутанул мечом, намекая, что собираюсь не дать ей добраться до кувшина с водой. Жажда заставила девушку приложить максимум усилий, чтобы добраться до воды. Добраться у неё не получилось, я не дал даже на несколько шагов приблизиться к кувшину.
        — Всё, — Амелия бросила к моим ногам мечи, — можешь меня хоть в подземелье посадить, я не могу больше драться.
        — Подземелье, к сожалению, уже занято, это территория нашего некроманта, так что посидишь у себя в комнате, до утра, а утром мы вместе выйдем на общую тренировку.
        — Я не пойду, не хочу позориться перед учениками.
        — В таком случае будем считать, что выбор ты сделала. Теперь тебя ждёт твоя комната, закрытая дверь и трёхразовое питание, — я подобрал её оружие, собираясь идти спать. Время сейчас было далеко за полночь, а мне завтра, точнее уже сегодня, рано вставать, потому что дел много.
        — Хорошо, твоя взяла, этот позор можно пережить, — Амелия сдалась, уступив мне.
        — Я зайду за тобой утром и мой тебе совет, не надевай завтра свой красивый доспех, он тебе только мешает.
        Оставив её в зале, я вышел в коридор и увидел там Вилла, он оказывается, всё то время что мы занимались, стоял здесь, на тот случай если помощь потребуется. Ему я и сплавил наши тренировочные мечи, чтобы не нести их самому в кладовку для учебного инвентаря.


        — Эрит просыпайся, Вилл сказал, что сегодня ты утреннюю тренировку проведёшь, — голос Лемара вклинился в мой сон, нагло прервав его, а он был таким хорошим, что хотелось досмотреть, ведь я в нём был королём.
        — Какую ещё тренировку? А, да, точно, но я не собирался проводить её со всеми, только с Амелией.
        — Вы что отдельно от всех будете заниматься?
        — А вот об этом я как-то и не подумал, ладно, сейчас оденусь и выйду, только по пути за её сиятельством зайду.
        — Будут какие-то указания для учеников, пока они будут ждать?
        — Пусть обувь наденут удобную, сегодня бегать будем.


        Минут через пятнадцать я постучал в дверь Амелии.
        — Амелия! Сон закончился, тебя ждут тяжёлые ученические будни! — Сказав это, я открыл дверь и вошёл. Амелия лежала на кровати и смотрела в потолок.
        — Добей меня, — предложила она голосом умирающего. — У меня после вчерашней тренировки всё болит, мне кажется, что даже волосы тоже болят.
        — Это нормальное явление, с непривычки всегда так. Нужно сделать разминку и всё пройдёт. Служанку позвать?
        — Да, лучше двух.
        — Через пятнадцать минут ты должна быть во дворе, иначе комната, запертая дверь и, ну, ты поняла.
        — И трёхразовое питание, — продолжила она.
        — Именно!
        Выйдя от Амелии и спустившись вниз, я приказал сразу трём девушкам служанкам помочь её сиятельству одеться.
        Во дворе суетились ученики, как из первой группы прибывших к нам, так и прибывших из второй и даже третьей. Третья группа из десяти учеников прибыла вчера вечером, о них я ещё не знал, мне никто не доложил.
        — По шее получишь, — сказал я и показал Виллу кулак, так как сообщить об этом должен был он. Известие о том что сегодня тренировка начнётся с пробежки, вызвало у учеников удивление с недовольством. Заниматься бегом никто из них не планировал, поэтому они оделись как на обычную тренировку.
        — Сейчас подойдёт ещё одна ученица, и мы все дружной компанией пробежим десять раз вокруг замка, — объявил я, и ученики сразу заголосили, выкрикивая, что это уж слишком много. — Ладно, восемь кругов, но только для девушек, — немного снизил я нагрузку для слабого пола, — и без разговоров, за отказ или симуляцию какой-нибудь болезни, будет отчисление из академии. С королём после будете разговаривать, так как он оплачивает ваше обучение, — припугнул я недовольных учеников и мысленно добавил, — правда, он мне пока ещё ни монеты не прислал.
        Пока я настраивал учеников на серьёзное отношение к тренировке, во дворе замка появилась Амелия. Вид у неё был болезненный, а походка напоминала робота, у которого вот-вот сядет батарейка.
        — Теперь все в сборе, советую снять куртки, погода сегодня отличная и после пары кругов вам станет жарко.
        Амелия услышав это, одарила меня таким взглядом, которого другой человек испугался бы и бежал от этого злобного огненного мага без оглядки. Посмотрев на меня, она всё же сдержалась, не сказав мне в ответ ни слова. Молча, сбросила с себя куртку, оставшись в одной лёгкой рубашке, штаны и мягкие сапожки, разумеется, тоже остались на ней.
        — А как же вы? Вы разве свою куртку снимать не будете? А господин барон вместе с нами бегать не собирается! — Услышал я возгласы.
        — Бегать я буду с вами наравне, а потом ещё и буду вас учить драться, как держать меч, Лемар вам уже объяснил, сегодня я проверю, насколько вы хорошо его слушали, — расстегнув куртку, я снял её и бросил в руки Виллу. Под курткой у меня ничего не было, так как я действительно не планировал бегать все десять кругов, а только пару, короче говоря, вспотеть не успел бы. Мои шрамы и татуировка произвели впечатление на всех учеников без исключения и от пробежки никто из них не отказался.
        На втором круге несколько человек стали отставать, пришлось, поравняться с ними и подбадривать, говоря о том, что начинать всегда тяжело, но с этим нужно справиться. Амелия сжав зубы, бежала в числе первых, она была единственной девушкой среди шестерых парней в группе первых. Все десять кругов осилили только четверо, Амелии в их числе не было, она сдалась на седьмом круге, продержавшись дольше всех из девушек учениц.
        — Десять минут, чтобы восстановить дыхание, после чего выходим на площадку по одному. Вашим противником сегодня буду я! — Ученики сразу напряглись, они видимо не думали, что проверять то чему они должны были научиться, буду лично я. — Кач идёт сюда первым! — вызвал я на поединок самого рослого из всех двадцати шести парней.
        Вроде бы и меч он в руке держал правильно и не стоял столбом на одном месте, но как противник оказался совсем слабым. Меньше чем за минуту я выбил меч из его рук четыре раза и шесть раз обозначил на его теле смертельный удар. Мечи хоть и были у нас тренировочные, но синяки они оставляли после себя вполне настоящие.
        — Свободен, следующий! — я посмотрел на притихших учеников, пытаясь выбрать очередную жертву.
        — Так не честно, вы же господин барон — Берсерк, все об этом знают! — выкрикнул кто-то. — Можно нам другого соперника выбрать? — послышался девичий голос.
        — Хорошо, будь по вашему, дам вам другого наставника на сегодня, — согласился я, признав, что они в какой-то степени правы, против меня никто из них больше нескольких секунд не выстоит. Посмотрев на своих охранников, потирающих руки в предвкушении поиздеваться над молодёжью, я увидел, что из окна за нами наблюдает Фернан.
        — На сегодня вашим наставником станет господин Силирон! — я показал мечом на чуть не выпавшего из окна Фернана.
        — Библиотекарь!? — удивились ученики, — вот это уже другое дело, — обрадовался кто-то.
        — Господин Силирон, спускайтесь, мы вас ждём! — позвал я его и мысленно позлорадствовал, он ведь тоже, как и я, ученик мастера Шеса, только оружие у него другое. Фернан вышел к нам минут через десять, держа в руках свой любимый боевой посох. Ученики, увидев это, поняли, что они серьёзно попали, слишком рано обрадовавшись тому, что бить они будут вредного библиотекаря, который им ни в библиотеку, ни тем более в подземелье не разрешал входить.
        — Ну, спасибо тебе Эрит, удружил, — прошептал Фернан, проходя мимо меня. Народ, что на данный момент был во дворе, стал подходить ближе, окружая площадку плотным кольцом. Мои охранники были в первых рядах, так как до этого даже не догадывались, что Фернан далеко не просто библиотекарь.
        Избиение учеников продолжилось теперь уже с его участием, дольше десяти секунд никто из них не смог продержаться против нашего библиотекаря.
        — С этими криворукими даже моя бабка бы справилась, как насчёт настоящего воина? — заявил один из моих охранников по имени Данок. Данок как человек был не плохой, но сильно задиристый, поэтому постоянно с кем-то выяснял отношения и чаще всего выходил победителем в драке.
        — Прошу! — Фернан к этому моменту уже хорошо размялся и принял его вызов. Данок выйдя на площадку, не взял в руки тренировочный меч, он достал свой, настоящий. На двор опустилась мёртвая тишина, ведь теперь учебный поединок мог закончиться смертью одного из участников.
        — Данок не дури, убери меч! — громко сказал командир моего отряда Тарнак Даноку, посмотрев после на меня, ожидая моей реакции на это безобразие. Я, честно говоря, не знал, как поступить, ведь сейчас реально мог кто-то серьёзно пострадать, но и запретить бой было бы неправильно, сочтут, что Фернан слаб.
        — Фер, постарайся не убить, — сказал я и подумал, что после этого поединка в мой отряд уменьшится ещё на одного человека, выгоню Данока к чертям, надоел уже со своим гонором. Перед началом поединка Фернан снял куртку и снова взяв посох, провернул две его половины в разные стороны. Два лезвия длиной по сорок сантиметров сверкнув в лучах солнца, выпрыгнули из его концов со стуком.
        — Я готов, нападай или нападу я! — Фернан сделав шаг навстречу Даноку, крутанул перед собой посохом. Поединок начался резко и у меня, почти сразу отвисла челюсть от того, какой мастер-класс сейчас показал наш скромный некромант-библиотекарь. Данок практически сразу перешёл в глухую оборону и спустя минуту лишился меча, потом он был сбит с ног и прижат к земле одним из лезвий посоха Фернана.
        — Дааа! — восторженно закричали ученики, потому что как выяснилось, они болели за своего вредного библиотекаря, а не за моего охранника.
        — На сегодня тренировка закончена, — объявил я, выйдя на площадку. Это шоу нужно было заканчивать и не важно что ещё не все ученики были проверены. Такого показательного выступления было достаточно, оно уже для них будет большим стимулом, чтобы хоть чему-то научиться. Фернан убрал лезвие от горла Данока и, повернувшись ко мне, тихо сказал, — охрана у тебя дерьмо.
        — Другой нет, ко мне в охрану пойдёшь?
        — Спасибо, конечно, за доверие, но нет, у меня другие планы, — ответил он, улыбнувшись и, ушёл обратно к себе в библиотеку. Проводив его взглядом, я решил, не откладывать дело в долгий ящик и выгнал из своего отряда охраны задиристого Данока, за то что ослушался прямого приказа командира. Его, конечно, если поступать по местным законам, за это нужно было вообще повесить, но я пожалел идиота и просто выгнал. Потом приказал командиру Тарнаку подобрать в охрану пару нормальных ребят взамен погибшего Строма и только что изгнанного Данока.
        — Только проверь их лучше, а то сам знаешь, какая сейчас сложилась нехорошая обстановка, — сказав это Тарнаку, я повернулся, чтобы вернуться в кабинет и заняться делами, но от того что увидел, остановился. Никто из учеников никуда не ушёл, они наоборот чуть ли не в драку разбирали тренировочные мечи, а некоторые уже нашли себе подобие посоха, видимо мастерство Фернана произвело сильное впечатление. Лемар пожимал плечами, глядя на меня, как бы говоря — они сами решили продолжить занятие, но и это было ещё не всё.
        — Господин Волар мы бы очень хотели, чтобы нас учили вы и господин Силирон, — от учеников с такой просьбой вышел делегат и им, разумеется, была Амелия.
        — Учтите, вы сами попросили! — предупредил я, — сходите, кто-нибудь в библиотеку, пригласите господина Силирона сюда, скажите я зову.
        Фернан явился минут через десять, его руки были испачканы чернилами, а в волосах застрял обломок гусиного пера. Он когда был чем-то сильно занят, перо засовывал за ухо, чтобы не идти с ним к столу, где стояла чернильница.
        — Что опять от меня нужно?
        — Фер, как хочешь, но теперь и ты тоже будешь учить их драться, — обрадовал я его. Фернан поморщился, это в его планы видимо тоже не входило, как и моя охрана.
        — А ещё кто будет учить?
        — Я, — с грустью в голосе сказал я и увидел, как он обрадовался, даже руки потёр, уже что-то замышляя.
        Утренняя тренировка затянулась до полудня, в поединках со мной, Фернаном и Лемаром поучаствовали все ученики, причём не по одному разу. Мы втроём выжали из них все соки, они уже с ног валились от усталости, но были невероятно довольны прошедшей тренировкой.
        — Мазохисты какие-то, — подумал я, глядя на грязных и сильно помятых учеников, — мы их, можно сказать, избили, а они довольны.
        Амелия выглядела, так же как и остальные ученики, грязная, прихрамывающая на правую ногу, с кровоподтёком на щеке, она через силу улыбалась мне. — И эта такая же, — подумал я и во второй раз объявил, что тренировка на сегодня закончена. На этот раз меня послушались, потому что драться уже просто никто был не в состоянии, из учеников, конечно же.
        — Эрит, может поединок напоследок? — Предложил Фернан.
        — Сам напросился! — я погрозил ему пальцем.
        — Только давай возьмём в руки нормальное оружие, а не эти деревяшки.
        — Фер тебе Данока показалось мало что ли?
        — Ну, ты же не он, да и я хорошо знаю, на что ты способен.
        — Ладно, демон с тобой, нормальное оружие — так нормальное. Лемар, принеси мой меч и его посох, — попросил я. Услышав о том, что сейчас состоится поединок между мной и Фернаном, ученики стали возвращаться к площадке, для них такое не увидеть, было просто смерти подобно.
        — Фер, условие такое, кто окажется за границей площадки, тот проиграл, согласен?
        — Согласен, — ответил он и снял куртку, потом немного подумав, снял ещё и рубашку. Я тоже снял куртку, рубашку снимать было не нужно, у меня её не было, я же её не надевал, думал, что только пробежку устрою. Когда мы разошлись в разные углы достаточно большой площадки, во дворе замка стало настолько тихо, что я услышал шмеля, пролетевшего мимо в нескольких шагах от меня.
        Поединок начался с разведки, я прощупывал оборону Фернана, он в ответ прощупывал мою. Обмениваясь ударами, мы постепенно наращивали темп, пока не дошли до состояния бешеной мельницы. Отполированные грани нашего оружия сверкали в лучах яркого весеннего солнца как фотовспышки, а звон стали был похож на странную музыку предвестника смерти. Не сказать, что мне было легко с таким соперником как Фернан, но я всё-таки смог выдавить его за границу площадки. Во дворе снова стало тихо, но через несколько секунд эту тишину нарушили хлопки в ладоши. Я обернулся, чтобы посмотреть, кто это и не поверил своим глазам, хлопал нам мастер Шес.
        — Красиво, не зря я вас гонял до седьмого пота, — мастер улыбался, глядя на нас. За его спиной стоял Ранок и трое моих воинов, отправленных к нему, чтобы поймать в предгорьях ходячих мертвецов и доставить их сюда.
        — Что не ждал? Найдётся работа для старика, чтобы я не был обузой?
        — Конечно мастер, для вас она всегда найдётся, точнее уже нашлась. Нужно вот этих криворуких научить, нормально держать в руках оружие, — я подошёл к нему и обнял словно родного деда, которого у меня никогда не было.
        — Это очень тяжёлый труд, но так и быть, за комнату с камином и питание я готов из них сделать хороших воинов, лет так думаю через пять, — добавил он, посмотрев на не понимающих, что происходит учеников. — Я там тебе кое-что привёз в подарок, забери, пока не вырвались. Заметь, я об этом подумал раньше, чем ты, так что твои ребята слегка опоздали с помощью. Я встретил их возле Каболара, если бы не увидел герб Волара, проехал бы мимо.
        — Лемар, займись подарками. Перенесите это в подземелье, — я показал на два больших ящика. В них находились отловленные для нас мастером ходячие мертвецы.


        С появлением у нас прославленного мастера меча, дела пошли гораздо лучше. Ученики словно крысы за Нильсом ходили за дедом, внимательно слушая все, о чём он говорит. На тренировку они стали приходить с первыми лучами солнца и самостоятельно бегали вокруг замка, с каждым днём увеличивая количество кругов. Через несколько дней после приезда Шеса, к нам приехали сразу несколько человек, в помощи которых я сильно нуждался. Первым появился столичный ювелир, тот самый, что делал очки для Новара. Сейчас он сам носил точно такие же очки в золотой оправе, чем сильно выделялся среди горожан. Чуть позже один за другим приехали два архитектора и после отдельного разговора с каждым, они оба получили работу, но с оплатой гораздо меньше, нежели они запрашивали вначале. Одному из них было поручено строительство здания академии, второй стал городским архитектором, отвечающим за внешний вид всех строений и их расположение.
        Ещё через несколько дней с отрядом гвардейцев приехал гонец от Теорона, он привёз то, чего я давно ждал — деньги. Две тысячи золотом и три серебром должно было хватить для начала строительства замка на острове. С окончанием посевных работ Новар смог выделить мне крестьян, для помощи в строительстве нового замка. Дело наконец-то сдвинулось с мёртвой точки, сразу после того как я утвердил проект здания академии предоставленный мне архитектором. Амелия мне во всём помогала, в меру сил, разумеется, ведь она теперь курировала девушек учениц, занимаясь наравне с ними по утрам и вечерам уже под надзором мастера Шеса. Несмотря на кучу дел я не чувствовал себя уставшим, ведь всё у нас шло хорошо, но только до того момента, пока не прибыл личный королевский посыльный.
        — Господин барон Эрит Волар, — подойдя, он громко назвал моё имя, — вам письмо от его величества короля Дакрана Теорона первого! — он протянул мне запечатанный конверт. Я насторожился, приняв его, ведь на данный момент у меня тут никаких проблем не было, я ничего не просил, кроме драгоценных камней, да и то у графа Катнара. Вскрыв конверт, достал скромного размера листок, там была всего лишь одна строчка, — «Встречай, прибуду через три дня — Теорон».
        — Как через три дня!? У меня же было в запасе ещё минимум полторы недели! Вилл! — крикнул я что было сил.
        — Я здесь ваша милость, — слуга появился через несколько секунд.
        — Срочно ко мне сюда Амелию, Лемара, Фернана и отправь гонца к Новару с просьбой срочно приехать сюда.
        — Что-то ещё?
        — Пока всё, но далеко не уходи, можешь понадобиться.
        Через полчаса у меня в кабинете собрались все, с кем я хотел срочно поговорить. Я обрадовал их тем, что через три дня к нам сюда приедет король, а у нас к его встрече ещё ничего не готово. Нам просто нечего ему показать, стройка только началась, учителя из старой академии так до сих пор и не прибыли, зато ученики прибывают, чуть ли не каждый день, количество шатров для их проживания уже перевалило за три десятка. Ювелир почему-то тянул с изготовлением амулетов для короля, принцессы и графа Катнара, несмотря на то, что я отдал ему вообще все украшения, что у меня были, имеющие хоть какой-то камешек.
        — Не нервничай, у нас же ещё есть в запасе целых три дня, — сказал Фернан спокойно, даже зевнув при этом. — Ювелира я потороплю, Амелия подготовит учеников, а Лемар приведёт город в порядок, флаги развесит, фонарей больше наставит, мусор с улиц уберёт, — распределил он работу.
        Лемар не одобрительно на него посмотрел и сказал, — здорово, ты значит, только ювелира поторопишь, её сиятельство ученикам наставления даст, а я должен всё остальное делать? — возмутился он такому не справедливому распределению дел.
        — Вот чего ты опять кричишь, ты же не собственными руками всё это делать будешь, у тебя в распоряжении больше сотни учеников, вот пусть и поработают вместо тренировки, не всё же время железом звенеть. Думаю, мастер Шес это даже одобрит, — также спокойно пояснил Фернан, после чего Лемар сразу успокоился.
        — Мне бы твоё спокойствие и уверенность, — сказал я, посмотрев на Фера.
        — Ладно, задачи распределили, я на себя возьму подготовку комнат и шатров для короля и свиты, а также подготовлю продовольствие, нужно же их чем-то кормить. За работу! — я встал, собираясь идти на поиск подходящего места для установки шатров. Мои друзья и помощники потянулись на выход, но не все, Амелия задержалась.
        — Вот, — она протянула мне сложенный вдвое и сильно помятый бумажный лист.
        — Что это? — я развернул, сразу начиная читать. Это был длинный список разных товаров, начиная от тканей и ниток, и заканчивая непонятными для меня названиями чего-то ещё. В конце списка была подытожена конечная стоимость товаров всего списка. — Что это? — ещё раз спросил я, непонимающе посмотрев на Амелию.
        — Это форма для учеников нашей академии. Я подумала, что, если уж такая академия одна на все королевства, то у нас всё должно быть красиво, включая единую форму для учеников.
        — Сто восемьдесят пять монет золотом, за форму?
        — Да, а что, я считаю что это даже дёшево за триста комплектов, двести из них уже готовы.
        — Ты издеваешься? У нас стройка! Денег и так не хватает, а ты мне тут этот список подсовываешь. Насколько мне не изменяет память, никто не возьмётся за такой заказ без предоплаты, откуда деньги Амелия?
        — Я потратила свои, все что у меня были, в надежде что они вернутся, — призналась она и опустила голову, поняв, что поступила не правильно, нужно было сначала со мной посоветоваться. Было желание на неё накричать, но подумав, не стал этого делать. Ведь если разобраться то она с этой формой поступила правильно, только немного не вовремя.
        — Форма то хоть красивая? — Спросил я, вкладывая её список в стопку с другими бумагами на оплату.
        — Я знала, что ты одобришь! — сказала она и принялась меня обнимать, словно я сделал ей очень дорогой и долгожданный подарок. Мне пришлось тоже её обнять, иначе она бы меня повалила на пол. В таком положении нас и застукал появившийся на пороге профессор академии королевской магии господин Верн.
        — Извините, я видимо не вовремя сюда вошёл, хотел постучать, но дверь была открыта, — Верн смущённо улыбался, посматривая на поправляющую одежду Амелию. Её щёки горели румянцем, а руки лихорадочно искали, где бы ещё что-то расправить.
        — Всё нормально, это были дружеские объятия. Мы вас уже давно ждём господин Верн, ученики в особенности.
        — Я бы так не сказал, новые занятия им кажется, пришлись по душе, они меня даже не заметили, а ведь я прошёл мимо них совсем рядом.
        — Господин барон, — напомнила о себе Амелия, — я могу идти?
        — Да, конечно, идите, — разрешил я. У Верна глаза на лоб полезли, он прекрасно знал, кто такая Амелия, знал какой у неё характер. Он также прекрасно знал, насколько она была высокомерна с теми, кто был ниже её титулом. Сейчас она отпрашивалась у барона и это, вообще не поддавалось его осмыслению.
        — Это точно Амелия, ведь я не ошибся? — спросил он после того, как она вышла.
        — Да, вы не ошиблись, это она.
        — Что с ней случилось? Она память потеряла, а вы ей не сказали кто она?
        — С памятью у неё полный порядок, просто люди иногда меняются.
        — Да, меняются, но я пока ещё не слышал, чтобы в лучшую сторону.
        — В жизни бывают исключения господин Верн. Если уж вы здесь, давайте мы с вами обсудим новое расписание занятий. Время поджимает, скоро его величество приедет, а нам нечего ему показать.





        Глава 5



        С появлением десяти учителей и ещё ста тридцати учеников нам, как не удивительно, стало легче, не нужно было думать, чем занять теперь уже две с половиной сотни молодых магов. Пополнения в рядах учеников больше не планировалось, так как Теорон собрал всех кого только смог из числа добровольцев. В нашу академию брали магов только на добровольной основе в возрасте от шестнадцати до двадцати лет. Граф решил, что добровольцы будут более надёжны в дальнейшем. До приезда короля оставался один день и у всех жителей баронства начался мандраж. В этом мире приезд короля в гости к барону был столь же редким событием как, например падение метеорита. Новар признался, что на его памяти такого ещё не было, прежний король к баронам не ездил, он их вызывал к себе, если они ему были нужны.
        — Эрит он всё-таки это сделал! Успел до приезда короля! — ко мне в кабинет словно подгоняемый собаками вбежал Фернан. У него в руках было несколько красивых шкатулок.
        — Кто и что успел? — спросил я, уточняя и откладывая в сторону очередной список всего необходимого.
        — Ювелир успел, вот, — он поставил шкатулки передо мной и открыл одну. В шкатулке лежал золотой амулет в форме двенадцати конечной звезды, украшенной рубинами и изумрудами. Я потянулся рукой, чтобы взять это произведение ювелира, но Фернан резко закрыл шкатулку.
        — Тебе это в руки брать нельзя, иначе камни снова заряжать придётся! В этой шкатулке почти такие же амулеты, но чуть меньше размером, для будущей королевы и графа Катнара. Можешь пока вот эти взять, такие для учеников, вот только камней в них пока нет, — он пододвинул ко мне третью шкатулку. Я открыл её и достал серебряный амулет, он был круглым как монета, только размером раза в три больше. На лицевой стороне была изображена голова волка с оскаленной пастью, в глаза должны были быть вставлены изумруды, но они все ушли на золотые амулеты. Сейчас без камней волчьи глаза выглядели зловеще, как будто волк был мёртв.
        — А почему именно волк? — я ожидал увидеть что угодно, звезду, щит с гербом или ещё что-то, но не голову волка.
        — Ученики сами выбрали, сказали, если на твоей руке волк, то и им тоже нужен такой, хотя бы на амулете. Скажу по секрету, некоторые себе уже накололи волчьи головы на то же место где и у тебя.
        — Эрит! — в кабинет вбежала Амелия. — Эрит, тебя Верн просит прийти на учебный полигон, хочет показать, чему успели научиться наши курсанты всего за один день, — быстро проговорила она и выхватила серебряный амулет из моих рук. — Ух, ты! Красивая вещица, это что?
        — Ученический амулет, ещё не доделан, Фер принёс показать.
        — Фернан, а ты почему от Верна прячешься? Он был удивлён, узнав, что и ты здесь.
        — У меня с ним натянутые отношения, я много глупостей сделал, когда учился в академии и часто ругался с ним. Не хочу показываться ему на глаза, к тому же он меня хотел лишить магии, но тут Эрит появился и этим меня можно сказать спас.
        — Фер, это было давно, Верн, наверное, уже и забыл обо всём, — сказал я, пытаясь его как-то примирить с профессором.
        — Не смотря на свой возраст у него отличная память, он ничего не забывает.
        — Тебе всё равно придётся с ним общаться, не будешь же ты у себя в подземелье вечно прятаться. Да, кстати, там у тебя подарки Шеса ещё целые?
        — Один да, второй почти полностью ушёл на опыты.
        — Какие подарки, почему я о них ничего не знаю? — всполошилась Амелия, услышав о подарках и, посмотрела как раньше, с некоторой неприязнью. — Мы же договорились ничего не скрывать друг от друга.
        — Я и не скрываю, я просто о них забыл. Фер упакуй оставшийся целым подарок и привези на полигон, пусть ученики увидят, с чем им предстоит дело иметь.
        Фернан слегка поморщился, с профессором он встречаться не хотел, но ему придётся.
        — Ладно, сделаю, ребят из охраны выделишь?
        — Да, конечно, пусть хоть чем-то займутся кроме тренировок.


        Через полчаса в сопровождении Амелии, Фернана и моих охранников с секретным грузом на телеге, мы прибыли на поле, где ученики отрабатывали магические удары. Полноценным полигоном это поле называть было ещё рано, не хватало нормальных мишеней, но несколько вкопанных вертикально столбов там уже было. По этим столбам ученики и били, чем попало, магией, мечами, топорами, шестами и даже подобранными с земли камнями, если оружия в руках не было.
        — И где ученики, учителя, где вообще все? — я смотрел на пустой от людей полигон и чувствовал какой-то подвох, потому что Амелия как-то подозрительно улыбалась.
        — Сейчас будут, — она подняла руку и в небо, полетел огненный шар. Сразу после этого из леса слева от полигона стали выходить ученики. Одетые в новую форму они теперь стали похожи на курсантов какой-то морской академии. Белые камзолы с чёрными штанами и сапогами хорошо смотрелись, вот только им чего-то всё равно не хватало, и я понял чего. У них не было оружия, мы о нём просто напросто забыли. Есть тренировочные мечи, большего им пока не нужно, но что потом, когда дело дойдёт до реального сражения?
        — Ну, как, тебе нравится? — спросила Амелия, слегка толкнув меня, потому что ей показалось, что я засмотрелся.
        — Да, красиво, вот только их ещё нужно вооружить и каждому выдать коня. Ни оружия, ни такого количества лошадей у нас нет, а это значит, что снова придётся Теорона просить помочь, — я тяжело вздохнул и в этот момент к нам подошёл профессор Верн.
        — Мы можем начинать или вы сначала хотите им что-то сказать? — спросил он и увидел Фернана за моей спиной. — Силирон? Это правда ты или я ошибаюсь? — Верн смотрел на него сквозь прикрытые веки, — но как? Этого же не может быть, ты был магом воздуха, а сейчас! Силирон ты некромант! Я слышал, что в нашем королевстве появился некромант, но никогда бы не догадался что это ты.
        — Сам не ожидал, — ответил Фернан и посмотрел на ящик в телеге. Оттуда доносились приглушённые удары и скрежетание.
        — Начинайте Верн, хочу сначала увидеть, что они могут, потом если что предоставлю реального противника, — я прервал разговор профессора с его бывшим учеником. Верн повернулся к ученикам и дал команду начинать показ магических атак.
        Минут двадцать мы наблюдали, как ученики долбили по столбам, используя весь свой магический арсенал. Били воздушными потоками, огнём, бросались кусками льда, один ученик даже умудрился молнию создать, но совсем маленькую, с молниями Фернана даже сравнивать не стоило. Правда, это было тогда когда Фер ещё был магом воздуха, сейчас молнии ему были недоступны. Я если честно сказать, сейчас даже не знал, на что он стал способен, свою силу он старался вообще не применять, видимо боялся.
        — Верн, то что я вижу это, несомненно, красиво, но не очень-то эффективно, все столбы до сих пор стоят, хоть и серьёзно повреждены. Есть в вашем магическом наборе что-то более мощное, чтобы после удара от столба вообще ничего не осталось?
        — Сил просто у учеников пока недостаточно, им нужно тренироваться больше. Я могу сам показать, как должно быть, если вложить в удар больше силы.
        — Не нужно, я вам верю. Сколько времени потребуется ученикам для увеличения силы?
        — Думаю не меньше года упорных тренировок, а что?
        — У нас столько времени может не быть, и я сейчас покажу почему. Фер, выпускай! — я дал добро на открытие ящика, в котором находился ходячий мертвец. — Пусть кто-нибудь из учеников попробует справиться с таким противником, — я показал на ящик, из которого как чёрт из табакерки выскочил мертвец. Верн выставил одного из лучших учеников против мертвеца, но он с ним практически ничего не смог сделать. Ученик оказался магом воздуха и всего лишь сбивал с ног своего противника, после чего мертвец вставал и снова шёл вперёд. К этому ученику быстро присоединился его товарищ, только обладающий силой огня, но, даже объединив усилия, они мало чего добились. Мертвец обгорел, получил несколько переломов, но по-прежнему на них нападал. Верн, подавая знаки, командовал атакой своих учеников и, поняв, что их магия не причинила серьёзного урона, приказал взять в руки мечи. Я незаметно для него подал знак своим охранникам, чтобы они вооружили мертвеца, а то как-то нечестно получалось. Упавший в нескольких шагах от мертвеца меч, был им быстро подобран, и поединок стал намного опаснее. Мертвец хоть и был медлительнее,
но имел одно очень серьёзное преимущество, убить его было можно лишь только отрубив ему голову. Ученики догадались об этом не сразу, а лишь после того, как мертвец был порублен на куски. Туловище с одной рукой и головой всё ещё пыталось ползти вперёд, чтобы добраться до живой ученической плоти. Пока длился этот поединок, никто не произнёс ни звука, почти все находились в состоянии шока после того, как увидели ходячего мертвеца. Слухи о том что такие мертвецы есть, ходили уже не первый день, но в это никто не верил, думали, что это придумано для того, чтобы пугать учеников. Сейчас они увидели всё собственными глазами, включая самого Верна и прибывших с ним учителей. Амелия тоже находилась в состоянии шока, так как тоже в это не верила. Сейчас, после того как мертвец наконец-то перестал жить своей странной жизнью, она смогла выдавить из своего горла несколько слов.
        — Нас готовят к сражению с такими?
        — Не только, но думаю, что и таких будет предостаточно, их с каждым днём становится больше и почему, никто не знает. Эти мертвецы не настолько глупые как можно подумать, часть сознания у них осталась, поэтому они и берут в руки оружие, а не лезут на острую сталь открытой грудью.
        Меня все рядом стоявшие слушали внимательно, особенно Верн и несколько учителей. Имеющейся у них до этого информации было слишком мало, поэтому они слушали не перебивая.
        — Я о них не очень много знаю, а вот господин Силирон успел изучить и может сказать больше. Фернан расскажи всё, что знаешь, — попросил я, предоставив ему слово.
        — Ты уже почти всё рассказал, от себя лишь могу добавить то, что нападают они на живых людей лишь с одной целью, убивая, они впитывают в себя жизненную силу. Как они это делают, мне пока выяснить не удалось, а вот кто может ими управлять, мы хорошо знаем. Правда, где этот главный мертвец, неизвестно, думаю, прячется, но скоро объявится.
        После дополнения Фернаном даже Верн стал задумчивый, а в глазах на мгновенье появился страх. О других учителях и говорить было нечего, в их глазах страх можно было увидеть сразу, он там поселился надолго. Маги до этого момента думали, что сильнее их никого нет, но оказалось, что это не так, есть ещё я, и есть мертвецы. Со мной они уже как-то свыклись, я не враг, а вот с мертвецами не подружиться, живые для них пища, то есть источник силы. Чем больше получат жизненной силы, тем быстрее и сильнее они становятся.
        — Жуть, какая, — сказал один из учителей, дослушав Фернана.
        — Поэтому вам и нужно из этих юных магов сделать настоящих воинов и как можно скорее, — сказал я, обращаясь ко всем учителям стоявшим рядом. Верн лишь кивнул головой, согласившись со мной. — Завтра приезжает король, выделите мне, пожалуйста, два десятка учеников для его встречи. Пусть его величество оценит наши труды, увидев их в форме, тем более такой красивой, — я подмигнул Амелии, похвалив, таким образом, за введение такого новшества. В академии, где раньше преподавал Верн, ученики одевались, как попало, так сказать, что имеешь, то и носишь, из-за чего богатенькие резко контрастировали на фоне менее обеспеченных учеников.
        — Разумеется, я вам их предоставлю, не могу же я отказать директору, — ответил Верн, намекая, что директором должен был стать он, ведь он маг, к тому же имеет не малый опыт в этом деле. Мне было, честно говоря, наплевать, как он думает, меня назначили директором, причём не спросив моего согласия, его желание занять моё место, заставило меня насторожиться. Человек, привыкший к власти и лишившись её, причём не важно какой, всегда будет стараться её получить обратно. Каким способом, это уже дело десятое, главное здесь — получить. Мне Верн никогда не нравился, он какой-то скользкий тип хоть и пытается казаться верным королю праведником.
        Когда я вернулся в замок, после просмотра показательных выступлений, меня там ждал Новар. Он приехал, чтобы помочь с встречей гостей, приехал, разумеется, не один, с ним приехали Чарес, Кельна, Лирита и отряд охраны, состоявший из тридцати воинов.
        — Красиво у тебя тут стало, — Новар смотрел в окно на быстро разрастающийся город. Из окон третьего этажа была хорошо видна рыночная площадь и башня с часами. Часы механик только сегодня утром закончил устанавливать на верху башни и сейчас занимался их настройкой.
        — Да, выглядит всё не плохо, вот только проблем стало слишком много, — добавил я ложку дёгтя в красоту Новарграда.
        — Чем помочь? — спросил Новар, перейдя к делу.
        — Городских стражников у меня маловато, не хотелось бы, чтобы кто-то из королевской свиты пострадал, я просто уверен, что среди них найдутся те, кто будет умышленно нарываться на неприятности.
        — И с этим я тоже согласен, ты ещё не забудь о тех, кто тебя старается убить. Лучников, думаю, больше присылать не будут, а вот попробовать отравить, попытаются, причём вместе с Теороном и Катнаром. До меня дошли слухи, что в столице стало неспокойно, Теорон многим не нравится, он слишком честен, чтобы быть королём по их мнению. Вот поэтому я и взял с собой Кельну, она будет лично готовить всякие вкусности для короля, принцессы, графа и тебя. Твоего повара могли подкупить, запугать или ещё что-то с ним сделать, я бы посоветовал его на некоторое время убрать с кухни.
        — Я ему доверяю, если бы он был подкуплен, я уже давно был бы мёртв, — сказал я и задумался над словами Новара. Если разобраться, он сейчас был прав, одним ударом избавиться от короля, графа и меня очень подходящий момент. Враги не пожалеют никаких сил и средств, если конечно, решаться на такой удар. — Ладно, дам ему несколько выходных дней, пусть отдохнёт.
        — Ты в своих охранниках уверен?
        — Да, люди проверенные временем, к тому же у нас тут несколько сотен молодых магов, для которых я сейчас в авторитете, что не могу сказать об их учителях. Для них я как раз как кость в горле, они не привыкли к тому, чтобы ими кто-то командовал, тем более, если этот кто-то ещё и не маг. Будучи в академии представлены сами себе, они показывали лояльность королю, но думаю лишь из-за денег. Пока деньги текли ручейком из казны, было всё хорошо, теперь им плачу я и не так много, как бы им хотелось. Об увеличении оплаты, разумеется, никто из них не говорит, но по глазам вижу, что хотят они больше, причём в несколько раз больше. Утром я отправлюсь встречать Теорона, присмотри здесь, пока меня не будет.
        — Присмотрим, не беспокойся, — заверил Новар и снова посмотрел в окно. Что-то его там привлекло, причём настолько, что он не услышал Чареса.
        — Новар, ты там заснул что ли? — Чарес окликнул его.
        — Нет, а ты что что-то говорил?
        — Да, предложил наших ребят на всех улицах расставить, чтобы за порядком следили. А ты что там увидел такого, что даже слуха лишился?
        — Не знаю, вроде бы человека подозрительного увидел, но он пропал. Ты меня окликнул, я обернулся, а когда вновь посмотрел в окно, его уже на улице не было. Надо бы городок то наш лучше осмотреть на всякий случай.
        — Сделаем, жителей же тут не как в Каболаре, до утра управимся.


        Остаток дня и вечер прошли в каком-то нервозном напряжении. Теорон хоть и друг, но всё-таки король, на то как его здесь встретят, будут смотреть все бароны, поэтому мне не хотелось ударить лицом в грязь. Амелия вечером приходила несколько раз, уточняла, что, когда и во сколько, а также что делать тем ученикам, кто не поедет с нами. Лемар тоже заметно нервничал, мало того что король приезжает, так ещё и мать сюда приехала. Она снова за ним пыталась ухаживать как за маленьким.
        Ночью я не спал, сон не шёл хоть убей, проворочался с боку на бок до начала рассвета. Как оказалось, не спал этой ночью не только я, а почти все кто находился в замке. Когда я спустился вниз, чтобы ещё раз проверить, как подготовлен для встречи короля большой зал, встретил там и Амелию, и Лемара. Они оба были одеты в форму, только не в ученическую, но сильно на неё похожую. Лемар даже надел орден что ему был вручен за спасение короля, чем сильно удивил Амелию. Она оказывается, не знала что мой помощник обладатель такой награды и завидовала. Я по случаю приезда короля тоже надел лучший из своих костюмов и он тоже был белым, не специально выбрал, случайно получилось.
        — Ну, что, едем?
        — Едем, отряд охраны уже ждёт у ворот, ученики присоединятся чуть позже, мимо их лагеря же поедем, — доложила Амелия и демонстративно поправила шпагу. Где она взяла этот слегка укороченный вариант, я не понимал, ведь ни оружейной лавки, ни кузнеца оружейника у нас в городе пока ещё не было. Я не стал допытываться, решив что не моё дело, может изначально с собой привезла и прятала где-нибудь под кроватью.


        Через полчаса к нам присоединился отряд из двадцати учеников, разумеется, одетых в форму и что самое удивительное они все были вооружены. Мечи у них были разные, но если не присматриваться, этого сразу не заметишь.
        — Лемар, откуда у них оружие?
        — Собрали всё что было, подбирали похожие, а то совсем без оружия они плохо смотрятся, — ответил он и покосился на Амелию, видимо идея была её, но занимались они этим вместе. Я бы, конечно, почти не знакомым нам магам оружие не дал, но подумав, решил, что магия ведь тоже оружие, причём не менее опасное, чем острая сталь.
        До границы баронства добрались за три часа и остановились у столба с указателем, на табличке было написано что дальше начинаются земли Волара. Я сам приказал поставить такие пограничные столбы на всех дорогах, чтобы люди понимали, где находятся. Королевский кортеж появился на дороге приблизительно через час и оказался не таким большим, каким мы ожидали. Пятьдесят гвардейцев, десять гражданских всадников, четыре кареты и три крытых повозки растянулись по дороге почти на три сотни метров. Впереди кортежа ехал граф Катнар, сразу за ним и тоже верхом ехали Теорон и принцесса Милора. Неожиданного нападения они не боялись, так как дорога пролегала через ровное как стол и большое поле, здесь врагам просто негде было спрятаться.
        — Рад видеть вас ваше величество! — покинув седло, я поклонился и поприветствовал короля, графа и принцессу. Теорон поздоровался в ответ, но как-то сухо, без улыбки радости от встречи, и через несколько секунд я понял почему. В его свите было много знатных представителей Дакрана и они сейчас пристально наблюдали за нашей встречей. Теорон видимо не хотел афишировать наши дружеские отношения, чтобы избежать ненужных сплетен. Принцесса поздоровалась более дружелюбно, но тоже сдержанно, а вот графу видимо на всех в королевской свите, было глубоко наплевать. Он тоже покинул седло и, подойдя ко мне, дружески хлопнул по плечу.
        — Рад тебя видеть! — громко сказал он и тихо добавил, — как дела, всё успел сделать?
        — Для встречи да, в других делах нет, много чего не хватает, — намекнул я об обещанных мне драгоценных камнях.
        — Позже отдам, — шепнул граф и ловко запрыгнул обратно в седло. Королевский кортеж двинулся по дороге дальше, теперь уже в нашем сопровождении. Теорон вскоре поравнялся со мной, пока свита позади стойко переносила неровности дороги, на некоторое время, потеряв нас из вида, и поздоровался ещё раз, уже нормально, как с другом.
        — Привет Эрит, мне весь этот лживый этикет тоже не нравится, но деваться некуда, лишние разговоры за спиной сейчас только ещё сильнее всё усложнят. Вижу что и ты это понял, но я думаю, что у нас ещё будет время, чтобы поговорить нормально, без всяких там ваше величество, — он обернулся, посмотрев на своё знатное сопровождение. Знатные дамы и некоторые господа ехали в каретах, но некоторые предпочитали передвигаться верхом. Среди таких любителей верховой езды я увидел королевского казначея вместе со своим заносчивым сынком. С какой радости они влезли в свиту, я не знал, но сразу почувствовал, что они тут явно не с благими намерениями. Замыслили что-то, видимо какую-то провокацию, поэтому мне нужно быть максимально осторожным во всём.
        — Хорошая идея одеть учеников в форму, — сказал граф, осматривая наше сопровождение.
        — Это идея вашей племянницы, это она позаботилась.
        — Амелия? Не может быть, она же кроме себя больше ни о ком не заботилась, а тут вдруг такое. Да, кстати, а где она?
        — Едет чуть позади вас, — я обернулся и посмотрел на Амелию. Её тихое поведение было подозрительно, словно уже где-то нашкодила. Граф тоже обернулся и чуть не выпал из седла, увидев свою племянницу в форме академии и со шпагой на поясе.
        — Амелия! Ну-ка иди сюда! Ближе, ближе, — граф не дожидаясь, когда она догонит нас, притормозил своего коня. Амелия стараясь не смотреть ему в глаза, подъехала, после чего граф стал с ней разговаривать, вот только уже почему-то шёпотом. Судя по его жестикуляции, он её за что-то отчитывал, а если судить по поведению самой девушки, было за что. Она в ответ даже не то чтобы пикнуть не посмела, она глаз не подняла, чтобы взглянуть на дядю. Я в их семейные разборки не влезал, мне своих проблем хватало. Через некоторое время граф вернулся в начало кортежа, только был уже какой-то сам не свой, слишком задумчивый и сильно удивлённый. На мой вопрос — что случилось? — ответил не сразу, а секунд через двадцать.
        — Как ты этого добился?
        — Чего ваше сиятельство? — не понял я вопроса.
        — Как ты от неё добился такого поведения? У меня сейчас такое ощущение возникло, что это не моя взбалмошная племянница, со своими капризами. Это какая-то другая девушка, сильно похожая на Амелию.
        — Не понимаю о чём-то вы. Это ваша племянница, мы никого тут не подменяем другими людьми, — сказал я и подумал о том, что одна подмена всё же была. Подменили Эрита Волара и подменили его мной. Теорон во время нашего с графом разговора ехал позади нас, рядом с принцессой, заметно повеселев и что-то ей увлечённо рассказывая.
        Через некоторое время королевский кортеж добрался до палаточного лагеря, где нас встречали оставшиеся здесь ученики и учителя во главе с профессором Верном. Я думал, что Теорон захочет осмотреть лагерь, поговорить с учителями или хотя бы с Верном, но мы проехали мимо. Ученики понятное дело были рады увидеть короля, но вот в глазах половины учителей я радости не заметил, как впрочем, и во взглядах Теорона с Катнаром. Они сухо поздоровались согласно принятому здесь этикету и всё, даже парой фраз не обменялись. Всё это было как-то подозрительно, я даже не знал, о чём думать, увидев такое странное поведение, как короля, так и магов учителей. Граф на мой вопросительный взгляд промолчал, дав понять, что говорить сейчас об этом не будет. После посещения ученического лагеря граф стал нервным, словно ожидал нападения. Дорога шла сквозь лес, мест чтобы спрятаться здесь было предостаточно. Никакой убийца в этом лесу сейчас не прятался, я это знал, потому что сейчас по обеим сторонам от дороги, если чуть углубиться в лес, находилось столько моих воинов, что только сумасшедший туда полез бы прятаться.
        Через час перед нами показались первые дома Новарграда, и нервозное напряжение графа сошло, на нет. Город был празднично украшен и ждал короля. Повсюду были видны радостные лица горожан, одуряюще пахло только что вынутым из печей хлебом. Чистота городских улиц даже меня удивила. На центральной и пока единственной вымощенной камнем улице, я не заметил не то, чтобы мусора, здесь даже пыли не было. Дорожные камни были помыты и блестели на солнце остатками влаги. Почти у каждого дома, среди толпы встречающих короля горожан, можно было заметить воинов из отряда Новара.
        — Красиво у тебя здесь, — сказал Теорон, поравнявшись со мной и приветствуя поднятой рукой жителей Новарграда.
        — Стараюсь поддерживать стиль, может когда-нибудь Новарград станет новой столицей, а Каболар отойдёт на второй план, — пошутил я и покинул седло, так как мы подъехали к воротам замка. Они были открыты, возле них нас встречал Новар в начищенном до блеска доспехе и своим огромным топором на широком поясе.
        Вскоре гости оказалась во дворе, где король, принцесса и граф покинули сёдла своих великолепных коней. Я, разумеется, сразу пригласил проследовать к столу, так как наступило время обеда. Как только Теорон поднялся по ступеням, раздался удар колокола. Он прозвучал неожиданно для всех, включая меня и был настолько громкий, что все рефлекторно присели.
        — Что это? — спросил граф, пытаясь увидеть, из какого окна моего замка выпал колокол.
        — Это часы, колокол оповестил что сейчас ровно полдень, — пояснил я, успокаивая гостей и мысленно желая механику выпасть из самого верхнего окна часовой башни.
        — Часы? — граф словно гусь вытянул шею, пытаясь заглянуть поверх замковой стены, чтобы увидеть это чудо механизм. Разумеется, не смог, со двора сами часы было не видно, была видна лишь остроконечная крыша башни, где они находились. — Я хочу это видеть прямо сейчас, — заявил Теорон, всего несколько минут назад проехавший мимо башни. Судя по всему, он не обратил внимания на большой циферблат, расположенный почти под крышей башни. За королём последовали и все остальные гости, на диковинный механизм захотелось посмотреть всем, даже дамам. Посмотрев на часы с улицы, Теорон сразу же полез в башню, чтобы посмотреть, как это всё сделано. Я, конечно же, пошёл с ним, а ещё с нами пошли; граф Катнар, принцесса Милора, не побоявшаяся испачкать свой красивый костюм для верховой езды, казначей и почему-то Амелия. Механик, находящийся в этот момент в башне, увидев самых главных людей королевства, вжался в стену и закрыл глаза. Так как механик стоял на лестнице, а она была узкой, Теорон чтобы пролезть, ещё сильнее прижал его к стене. Вслед за королём также поступили все, включая принцессу. Мне показалось что ей
вообще на всё наплевать, а уж на чьё-то мнение по поводу её поведения и подавно.
        Осмотр механизма не занял много времени, потому что там особо и смотреть-то было нечего, несколько зубчатых колёс, да маятник с подвешенным на цепи грузом. Грузом на данный момент была крепкая большая корзина наполненная камнями, механик искал точный вес для изготовления постоянной гири. В таком же порядке — король, я, граф, принцесса, казначей и Амелия мы спустились вниз и услышали громкие голоса. Возле башни назревала драка и главным её участником, мог стать Лемар.
        — Я вам уже сказал, что никто туда больше не войдёт и мне плевать на все ваши титулы вместе взятые! — громко говорил он, стоя перед входом в башню.
        — Ты кто такой чтобы запрещать? Где это видано, чтобы чернь приказывала барону! — отвечал ему кто-то.
        — Ещё раз говорю, лестница в башне слишком узкая и очень крутая, упадёт один — упадут все! Жизнь и здоровье его величества важнее всего. Назад я сказал или, — договорить он не успел, рядом с ним появился Теорон. Осмотрев собравшихся у башни людей, здесь в основном были люди, прибывшие с ним, он потом удивлённо посмотрел на Лемара. Сам Лемар сейчас был серьёзен как никогда, но с появлением Теорона, перестал отгонять членов королевской свиты от башни. Теорон подошёл к нему и, положив руку ему на плечо, спросил.
        — У тебя конь есть?
        — Есть ваше величество, кобыла трёхлетняя, — ответил Лемар, не понимая к чему такой странный вопрос.
        — Видишь вон того вороного? — Теорон показал на красивого молодого жеребца, — он теперь твой!
        Граф чуть со ступенек не свалился, услышав это, ведь жеребец принадлежал ему. Несмотря на это, он ничего не сказал, лишь кивнул, подтверждая, что отдаёт его Лемару. Лемар был ошарашен таким подарком, считая, что ничего такого важного он сейчас не сделал для того, чтобы получить в подарок коня.
        Не спеша, во главе с его величеством, мы покинули башню, направившись прямиком в главный зал замка, где нас ждал обед. Чуть отойдя от башни, я обернулся и увидел механика, стоявшего у входа в башню. Он был бледный и напуганный, а после того как я показал ему кулак, вообще чуть в обморок не упал.
        — Теперь господин Шерон можете осмотреть механизм, — услышал я за спиной голос Лемара.
        — Спасибо, но я уже передумал, — ответил ему казначей. Оказывается, это он рвался в башню вслед за королём и это его не пускал туда Лемар, невзирая на его угрозы. Если бы Теорон не услышал слов Лемара и не подарил ему первого попавшегося на глаза коня, ещё не известно, чем бы всё закончилось. Лемара могли обвинить в унижении барона, а это для него могло закончиться либо большим количеством ударов плетью, либо вообще виселицей. Лемар ничего бы не смог доказать, ведь в этот момент никого из нас рядом с ним не было, а голос свидетеля простолюдина не учитывался. Грубо говоря, Лемара хотели спровоцировать, если уж меня подставить не удалось.
        Гостям требовалось переодеться с дороги, и они разошлись по подготовленным для них комнатам. Когда все привели себя в порядок после долгой дороги я пригласил всех к столу. Единственная из дам, кто не сменил брючный костюм на платье, была Амелия, видимо решив, что для неё приезд короля не праздник, а ещё один напряжённый рабочий день. В форме курсанта академии, то есть в чёрных штанах, высоких сапогах, белом камзоле и со шпагой, она резко выделялась на фоне остальных дам.
        В коридоре перед залом началась какая-то непонятная суета, знатные господа, а также дамы, старались оттеснить друг друга от входа, чтобы оказаться в числе первых кто войдет в зал вслед за королём.
        — Началось, — подумал я, приглашая в зал первыми Теорона с принцессой и графа, после чего вошёл сам. У нас тут вообще-то была ещё одна графиня, но Амелия в последнее время предпочитала свой титул не выставлять на показ, поэтому в зал она вошла вслед за мной. Казначей Шерон со своим сыном пытались её оттеснить, но она грубо их отодвинула от двери, напомнив им, кто она.
        — Кровь всё-таки даёт о себе знать, — подумал я, увидев это.
        Шерон лишь заскрежетал зубами, стерпев от девушки толчок, от которого он покачнулся и чуть не толкнул какую-то знатную даму, тоже стремящуюся войти в зал в числе первых. Как оказалось, (Амелия чуть позже поделилась информацией) для приближённых к королю знатных господ, был очень важен порядок входа. Если ты входишь куда-то вслед за королём и оказываешься одним из первых, ты как бы показываешь всем остальным, что ты для его величества более важен. Одним словом в дворцовых не гласных порядках так сразу не разберёшься, в этом болоте нужно прожить несколько лет, прежде чем хоть что-то начнёшь понимать.
        Я изо всех сил пытался быть учтивым со всеми, пытался соблюдать этикет (чтоб его моль съела), развлекал разговорами гостей, одним словом был примером для подражания. Правда, это только мне казалось, что я всё делаю, так как надо. Теорон скромно улыбался, когда я делал что-то не так, а Милора культурно прикрывала рот платком, чтобы никто не видел её улыбку на все тридцать два зуба. Граф иногда открыто ржал, он прекрасно знал, как выглядит показной этикет и мне до него было ещё очень далеко. Через некоторое время я заметил, что этого самого проклятого этикета почти никто не поддерживается. Некоторые знатные господа, также как и их спутницы, ели как стадо голодных свиней. О столовых приборах типа нож и вилка после третьего кубка вина многие вообще забыли и ели руками.
        Через час гости изрядно опьянели, и началось самая интересная часть банкета. После того как обед, можно сказать, официально закончился, но праздник по случаю приезда короля всё ещё был в полном разгаре, ко мне стали подходить молодые особы. Зная о том, что я ещё не женат, они предлагали себя в качестве верной спутницы жизни. В основном предложения были в виде намёков, но были и предложения, сказанные прямым текстом. Мне все эти молодые и уже не очень молодые особы не интересовали, я ждал провокации, и она не заставила себя долго ждать.
        Приблизительно через час, в коридоре, ведущем к лестнице на верхние этажи, что-то упало. Звук разбитого стекла и громкие возгласы, были слышны даже сквозь какофонию из нескольких десятков пьяных голосов. Я быстро осмотрел зал в поиске особо значимых для меня персон. Все были здесь, даже Лемар не присевший за стол, чтобы не раздражать своим присутствием столичную знать. Чарес тоже был в зале, так как он отвечал за охрану внутри замка. Услышав громкую ругань, Чарес и Лемар решили выяснить, что там случилось. Я в этот момент только что избавился от очередной претендентки в жёны и тоже решил, выйти из зала, но не разбираться с проблемой, а просто, чтобы узнать, кто участвует в ссоре. Моему удивлению не было предела, в коридоре я увидел сына казначея и Фернана. Наш некромант был спокоен как удав после сытного обеда, а вот казначейский сын был в ярости. Он обвинял Фернана в том, что тот якобы специально уронил большую вазу на проходившего мимо него баронета.
        — Я лично забью тебя плетью до смерти! Вы все тут обнаглевшие твари, я это так не оставлю! Чего ты на меня уставился баран безмозглый? — сын казначея, багровея от гнева и брызгая слюной, пытался схватить Фернана за одежду, но не смог, между ними встал Чарес. — А, вот и господин Волар, — он увидел меня, — я требую наказать этого слугу со всей строгостью!
        — Я не могу, он не мой слуга, к тому же, как наказующий его величества я должен проследить за соблюдением всех прав оскорблённых действием или же словом лиц имеющих принадлежность к аристократии, — выдал я, сам от себя не ожидая такой заковыристой речи. — Так как господин Фернан Силирон маг, а маги равны по титулу баронам, вы не вправе требовать от меня наказания. Вы можете потребовать от господина Силирона извинений, либо вызвать его на дуэль, — сказал я, глядя на по-прежнему спокойного Фернана. Его спокойствие меня сбивало с толку, я не понимал, что делать, продолжать давить на сына казначея или же объявить о дуэли. Сын казначея, услышав о том что перед ним маг, а не слуга, умерил свой пыл, но от разборок не отказался и потребовал дуэли. Мне ничего не оставалось, как о ней объявить, так как Фернан извиняться не собирался, было просто не за что, вазу на самом деле уронил сын казначея, а не он.
        Как бы мне не хотелось, но веселье пришлось прервать, даже несмотря на присутствие короля, все правила должны были быть соблюдены. По местным законам, а мне пришлось их немного изучить, чтобы не оказаться в сложном положении, объявление о дуэли должны услышать все, кто находится в здании, дворе, таверне или на улице. Для сильно пьяной толпы из знатных особ, известие о дуэли было принято словно объявление о спектакле. Грубо говоря, словно стадо баранов гости поспешили выйти во двор, чтобы понаблюдать за дуэлью. Сам казначей был и доволен удавшейся провокацией и слегка обеспокоен выбором сына. Ни сам Шерон, ни тем более его сын ещё не знали, на кого нарвались. За Фернана, я можно сказать, почти не переживал, я хорошо знал его уровень владения любым видом оружия, тем более что он до сих пор продолжил учиться у старика Шеса продолжая совершенствоваться.
        Пока шла подготовка к дуэли, меня подозвал Теорон.
        — Эрит, мне жаль твоего друга, сын Шерона очень не плох как фехтовальщик, с ним не каждый справится.
        — Так я не понял, мне что сказать Фернану, чтобы он этого придурка не убивал? — Спросил я и увидел, как глаза Теорона чуть не вылезли из орбит от удивления.
        — Если дело обстоит так, пусть тогда оставит его в живых, мне пока не кем казначея заменить, он очень много знает такого, чего не знает больше никто. А за их дуэлью и я хочу понаблюдать, должен же я понять, насколько вы тут хорошо обучаете наших магов.
        Двор замка быстро заполнился людьми, желавшими посмотреть на дуэль. Знатные дамы и господа заняли лучшие места для наблюдения, окружив тренировочную площадку, где должна была состояться дуэль. Королевские гвардейцы вместе с нашими воинами наблюдали за происходящим с защитной стены, оттуда было даже лучше видно, чем с земли.
        Когда дуэлянты вышли на площадку, во дворе стало тихо, я сразу вспомнил о предыдущем поединке Фернана с заносчивым учеником, но тогда это был учебный поединок. Сейчас нам предстояло увидеть вполне реальный бой, который должен закончиться смертью одного из дуэлянтов, но этого не произойдёт. О том что Теорон просил не убивать сына казначея, звали которого Сапро, знали всего несколько человек, Шерон и его сын в число знающих, разумеется, не входили.
        Фернан выйдя на площадку, осмотрел присутствующих в поиске того, у кого можно было одолжить шпагу, так как своей у него просто не было. Я хотел одолжить ему свою, но меня опередил Катнар, протянув Фернану собственную шпагу.
        — Фер держи! — Лемар бросил ему свои перчатки. Из присутствующих мало кто знал о том, что его перчатки были не простыми, они были кольчужные внутри, ими можно было без последствий ухватиться за острое лезвие меча или шпаги. Как только дуэлянты подготовились, я вышел на площадку, чтобы в последний раз предложить решить дело мирно. Никто из них не согласился, Сапро был уверен в победе, так как полагал, что все маги плохие фехтовальщики. Фернан вёл себя как обычно, не выпендривался и не угрожал своему противнику. Зная о том что сына казначея убивать нельзя, Фернан решил, просто ему принародно набить морду, как обычному простолюдину.
        Ровно через десять секунд Сапро пропустил первый удар гардой в лицо от Фернана, после чего просто озверел. Противник оказался ему не по зубам, уровень подготовки Фернана резко отличался от дуэльных финтов. Старик Шес учил нас убивать, а не развлекать публику, к чему привык Сапро. Ещё через несколько секунд сын казначея вновь пропустил удар в лицо, но уже кулаком в кольчужной перчатке. Из его носа обильно потекла кровь, взгляд стал безумным. Спустя минуту дуэль была остановлена самим Теороном, так как больше никто не имел такого права, чтобы остановить поединок досрочно. Сапро лежал на площадке без движения, раскинув руки и ноги в стороны, лицо было залито кровью, с правой щеки свисал кусок кожи, вырванный ещё одним ударом гардой шпаги.
        — Спасибо ваше сиятельство, у вас отличная шпага, — сняв перчатки, Фернан вернул оружие графу. В гробовой тишине, потому что такого исхода поединка просто никто не ожидал, послышались аплодисменты. Доносились они со стены, услышав их, все посмотрели туда. Хлопал Фернану мастер Шес, он тоже наблюдал за поединком и сейчас был горд за своего ученика, одного из лучших за последние два десятка лет. Фернан поклонился учителю в знак благодарности.
        — Шес??? — удивился граф, не ожидая его здесь увидеть. — У Сапро изначально не было ни одного шанса выйти победителем. Кто-нибудь позовите лекаря! — Граф посмотрел на меня, чтобы я наконец-то разрешил нарушить границы дуэльного круга. Пока дуэльный судья, а он всегда должен был быть, не даст разрешения, на площадку никто не имеет права выйти. Почему в этом мире было такое правило, я не знал, в положении о защите чести на дуэли об этом не говорилось. Первым после моего разрешения на площадку выбежал казначей, теперь он уже не выглядел таким высокомерным, он был не на шутку напуган.
        Дуэль закончилась, и гости вновь потянулись в зал, чтобы продолжить веселиться. Всем было глубоко наплевать на сына казначея, они приходили посмотреть на дуэль, а жизнь самих дуэлянтов никого из них не волновала. Я смотрел на такое их поведение и не понимал, как такими равнодушными можно быть.
        — Это нормально, если одним бароном станет меньше, это для них лишь к лучшему, — сказал граф, подойдя ко мне. — Думаю сейчас самое время оставить гостей и поговорить в спокойной обстановке, — предложил он.
        — Согласен, такое веселье мне тоже не по душе, мой кабинет как место для разговора подойдёт?
        — Разумеется.
        — Теорон с нами? — граф кивнул, — Тогда прошу за мной!


        Я зашёл в зал, чтобы пригласить короля, но его там не было, как впрочем, и принцессы.
        — Вилл, где его величество? — спросил я слугу, всегда находящегося где-то поблизости от меня.
        — Он решил, лично проводить её величество в её комнату.
        — Ваше сиятельство, — я повернулся к графу, — пока его величество занят, позвольте быстро отдать своим людям несколько распоряжений?
        — Без проблем, Вилл проводит меня в твой кабинет, я там подожду, так сказать, соберусь с мыслями пока время есть.





        Глава 6



        Пока король был занят принцессой, а граф собирался с мыслями у меня в кабинете, я решил, перенести пьянку знатных господ в другое место. Для их временного проживания неподалёку от замка были установлены шатры, вот туда я их и решил отправить, пусть гуляют дальше на свежем воздухе. Для этой тяжёлой задачи пришлось задействовать Новара, он находился среди гостей, развлекая их не только разговорами о былых сражениях, но и песнями, чему я был удивлён. Даже не знал до этого, что этот медведь умеет петь, но оказалось что умеет и не плохо. Одним словом он на данный момент был душой компании и за ним они готовы были идти куда угодно, разумеется, если там будет ещё бочка с вином. В вине недостатка у нас не было, ещё одну бочку я приказал отнести к шатрам, после чего Новар повёл всех туда.
        — Лемар иди сюда! — подозвал я его, увидев, стоявшего у стены без дела. — Скажи охране, чтобы за казначеем присматривали.
        — Уже сказал, маг-лекарь сейчас занимается его сыном, думаю к утру Сапро будет как новый.
        — Тогда ещё одна просьба, спрячься где-нибудь.
        — Зачем? — удивился он.
        — Нужно, потом скажу.
        — Как ты мне потом скажешь, если я спрячусь?
        — Лемар, ну, не навсегда же ты спрячешься, мне нужно, чтобы ты хотя бы до завтрашнего полудня от всех спрятался, потом появишься. Всё, быстро отсюда! — рассказывать ему о том, что провокации ещё точно не закончились, не стал, долго, да и не знал я, что ещё может произойти. Попросив его спрятаться я, таким образом, выводил его из-под удара. Если бы он об этом узнал, ни за что не ушёл бы, а так хоть и не охотно, но через несколько секунд его уже было не найти.
        Граф дремал сидя в кресле, когда я вошёл в свой кабинет, он видимо во сне собирался с мыслями. Стараясь не шуметь, я присел в другое кресло и достал из ящика стола новые свечи, чтобы вставить в канделябр. За окном наступил вечер, скоро должно окончательно стемнеть, а говорить в темноте было не удобно, особенно с такими людьми как Теорон и Сатор.
        Как только я зажёг первую свечу, в кабинет вошёл Теорон, граф сразу же проснулся, сделав вид, что не спал.
        — Ну, что, теперь можно нормально поговорить, — сказал Теорон, заняв моё кресло за рабочим столом. — Эрит начнём с тебя. То что ты решил построить новое здание для академии, я уже знаю, можешь об этом не говорить. Правильное решение, так сказать мудрое, с учётом того где оно будет находиться. Меня интересует не это, а то чему Верн со своими учителями учит молодёжь.
        — Чего-то особенного я пока не заметил, всё что они умеют не эффективно, воздушные удары валят с ног не более, а от огненных шаров легко увернуться, если стоять не ближе десяти шагов. Я считаю, что нужны совсем другие магические удары, более сильные и более быстрые. То что сейчас это не боевая магия, а какое-то развлечение для непритязательной публики. А ещё мне денег не хватает, оружия и лошадей, если потребуется куда-то быстро перебросить магов, мы этого просто не сможем сделать, не своими же ногами они туда побегут. Ещё у меня для вас есть подарки, — я показал на шкатулки с амулетами.
        — В большой шкатулке для вас ваше величество, в той что поменьше для принцессы и его сиятельства, — сказав это, я посмотрел на заинтересованного графа. — Это антимагические амулеты, если такая вещица будет находиться у вас на груди, вам ни один маг не сможет причинить вреда. Правда, как и во всём, в этих амулетах есть и пара изъянов. Во-первых, их время от времени придётся под заряжать, это не сложно, а во вторых со стороны спины вы останетесь уязвимы. Мы хотели изготовить для вас пояса, чтобы амулеты защищали со всех сторон, но у нас камни закончились.
        — Так это ты мне об этих амулетах говорил, когда камни просил? — вспомнил граф.
        — Да, об этих.
        — Ясно, я сейчас, — граф встал и, выглянув в коридор, позвал своего слугу. В коридоре сейчас находились двое личных охранников короля, его слуга, слуга графа и мой слуга Вилл. Все они стояли чуть в стороне от двери, чтобы им не было слышно, о чём мы разговариваем. — Принеси сюда тот красивый сундучок, — приказал граф слуге, после чего прикрыв дверь, вернулся к нам. — Будут сейчас тебе камни, выгреб всё что нашёл, для такого мне ничего не жалко — он взял в руки амулет и стал его рассматривать.
        — Сатор, после рассмотришь, теперь тебе рассказывать о проблемах, — сказал Теорон.
        — Да, конечно, — он отложил амулет. — Дела обстоят не так хорошо, как нам хотелось бы. Граница с Тэрнией обезлюдела, куда делись все жители, никто не знает. Иногда исчезают целыми деревнями. В домах находят следы борьбы, кровь, но ни одного тела не найдено, нет даже детских трупов, не говоря уж о совсем дряхлых стариках. Я отправил к королю Эвору трёх гонцов, ни один пока назад не вернулся. Что там сейчас происходит, мы почти не знаем, со слов немногочисленных беглецов оттуда, известно только то, что король жив. Люди стали пропадать и в наших южных баронствах. Маторок сообщает о том, что из приграничных лесов уходят звери. Он отправлял несколько отрядов, чтобы они разведали, что происходит, но и они ничего не нашли. Я, честно говоря, не понимаю, куда делись те ходячие мертвецы, о которых ты говорил, ведь их должно быть много.
        — Я не обманывал вас, — заверил я.
        — А я разве сказал, что не верю тебе? Я просто не могу понять, куда они делись. Если пропавшие жители теперь тоже стали ходячими мертвецами, теперь их должно стать в разы больше, где-то тысяч пять или шесть.
        — Пещеры в горах нужно осмотреть, — предположил я.
        — Да, не помешало бы, вот только какие пещеры конкретно, в горах их сотни, если не тысячи. На западной границе тоже не спокойно, винайцы стали слишком активно вооружаться, не иначе скоро снова к нам пожалуют.
        — Что им от нас надо-то, чего они так упорно сюда лезут? — спросил я, чтобы узнать о таких не спокойных соседях больше. Я, конечно, пытался самостоятельно собрать информацию о королевстве Винай, но не смог, люди оттуда к нам просто не приходили. Новар хоть и жил, можно сказать, не так уж и далеко от этого королевства всю свою жизнь, но тоже почти ничего не знал о жизни там.
        — Территории им наши нужны, у них там плодородных земель почти нет, правда, есть море, оно их и кормит, иначе давно бы все вымерли.
        — Они просто торговать с нами пробовали?
        — Было дело, но не пошло, хотели они слишком много, а если чего-то не получали, сразу хватались за оружие. Одним словом с этого как раз и началось то, к чему сейчас пришли, то есть теперь между нами война.
        — Нам нужно готовиться к новому сражению?
        — Не готовиться, а быть готовыми всегда, — уточнил граф, — поэтому нам и нужны боевые маги. У винайцев они были и есть, а вот у нас с этим проблема. Верн опытный маг, многому может научить, только почему-то сильно с этим затягивает. Я даже пробовал на него надавить, но он ответил, что никто из учеников академии сейчас просто не осилит боевую магию.
        — Враньё! — сказал я, не поверив тому, что маг не сможет сильно ударить по кому-то каким-нибудь заклинанием. Я видел как сильно бил Фернан ещё, будучи простым магом воздуха.
        — Вот и мы так думаем, но сделать ничего не можем. Академию было решено основать здесь в Воларе не просто так, ты должен будешь постараться подготовить магов. За Верном тоже нужно присматривать, у меня складывается впечатление, что он умышленно ничему их не учит.
        — Хотите сказать, что он как-то связан с винайцами?
        — Всё может быть, — сказал граф и в этот момент в дверь постучали. Пришёл слуга графа, принёс довольно объёмного размера сундучок с драгоценными камнями. — Вот, взгляни, хватит тебе этого или мне ещё поискать? — он откинул крышку сундучка и я увидел его содержимое. Там были не только драгоценные камни, но и золотые украшения с ними, видимо граф не соврал, когда говорил о том, что выгреб всё что было.
        — Теперь должно хватить.
        — А не многовато ли для нескольких поясов? — граф намекнул на то, что я слишком много запросил.
        — Это не только для ваших будущих поясов, я хочу каждому из учеников выдать по похожему амулету, но не сейчас, сначала нужно убедиться в их верности. Зачем выдавать амулеты тем, кто может оказаться нашим противником.
        — Ты о чём? — не понял граф.
        — А что разве желающих занять трон, больше нет? Любой из учеников может быть на стороне заговорщиков, а мы его не только обучим, но ещё и дадим защиту. Оно нам надо?


        Мы разошлись по своим комнатам, когда было уже далеко за полночь. Теорон практически спал в последний час нашего разговора, поэтому продолжать беседу было просто бессмысленно.
        — Вилл я иду спать, будить, только если произойдёт что-то действительно серьёзное, — предупредил я слугу, перед тем как войти в свою комнату.
        — Я всё понял ваша милость, — он поклонился и ушёл.
        Оказавшись в комнате, решил зажечь свечи, но не обнаружил канделябра на полке камина, где он обычно стоял.
        — Что за чёрт, куда его переставили? — подумал я, после чего поискал его на чайном столике, потом на подоконнике и даже на стуле. Канделябра нигде не было, словно его вообще вынесли из комнаты. Света от луны было мало, но чтобы не налететь на мебель хватало, присев в кресло, я стал раздеваться. Когда остался лишь в трусах, местного производства и моего дизайна, в коридоре послышались голоса, и они приближались. Спустя всего несколько секунд дверь в мою комнату была открыта ударом ноги, а в глаза ударил свет сразу десятка свечей.
        — Как это понимать господин барон? — в комнату вошёл один из представителей столичной аристократии, кажется это был какой-то безземельный барон, занимающий высокий пост.
        — Объяснитесь иначе я выбью вам все зубы, — такое наглое поведение меня взбесило, я лишь каким-то чудом удерживал себя, чтобы не дать ему по наглой морде.
        — А что тут объяснять, пользуясь властью и поддержкой его величества, вы господин барон, угрозами затащили мою дочь к себе в кровать. Теперь вы просто обязаны взять её в жёны или я вызову вас на дуэль! — громко прокричал этот столичный упырь.
        Начиная соображать, что происходит, я обернулся и посмотрел на свою кровать. Там действительно сейчас находилась девушка, прячась от посторонних взглядов под одеялом. Я не то чтобы испугался ответственности, мне просто стало интересно, кого мне туда успели подложить, пока я разговаривал с королём. Подойдя к кровати, потянул одеяло и через секунду меня словно кувалдой по голове приложили, в моей кровати находилась Амелия. Увидев её, я вообще перестал что либо понимать, правда, до того момента пока не увидел, выглядывающий из-под одеяла сапог. Амелия влезла ко мне в кровать, раздевшись лишь по пояс, так сказать, для наглядности происходящего. Пока сапог никто из ворвавшихся не заметил, я поправил одеяло, спрятав компромат.
        — Это ваша дочь? — спросил я, повернувшись к незваным гостям. Барон, имени которого я не помнил, а он сам, ворвавшись ко мне, не соизволил представиться, удивлённо посмотрел на Амелию. Судя по его выражению лица, он сейчас тоже не понимал, что происходит, в моей кровати находилась совсем не та девушка, какую он ожидал увидеть.
        — Это ваша дочь? — спросил я ещё раз, но барон не ответил, он находился в шоковом состоянии.
        — Да, не дай бог мне такого отца! — выкрикнула Амелия продолжая прикрывать грудь одеялом. Её голые плечи говорили незваным гостям о том, что девушка не полностью одета, а если точнее то полностью раздета и им не мешало бы покинуть помещение. Вскоре так и произошло, все кто решил отстаивать честь какой-то там девицы, покинули комнату, правда, перед тем как они ушли, я пообещал наглому барону разобраться с ним утром.
        — Амелия, какого хрена здесь происходит? — спросил я, нависнув над ней.
        — Я тебя спасала, так что не нужно на меня так смотреть и вообще отвернись, мне нужно одеться.
        — Э не, так не пойдёт, ты либо мне прямо сейчас всё объяснишь, либо вообще никуда не пойдёшь до утра, мне теперь уже плевать на всё, в том числе и на твою честь. Ты вообще понимаешь, что ты делаешь?
        — Дай мне одеться, я тебе потом всё объясню!
        — Одевайся.
        Отойдя от кровати, я тоже стал натягивать штаны. В темноте, так как ночные гости не оставили мне своих свечей, я не сразу надел штаны правильно, лишь со второго раза. Пока копошился с одеванием, прибежал Вилл, но я его тут же отправил обратно, предварительно отобрав у него канделябр на три свечи.
        — Оделась? Теперь я жду объяснений.
        — Та, кто должна была быть здесь вместо меня, лежит под кроватью и нам её нужно отсюда незаметно вынести.
        Не поверив, я заглянул под кровать. Там действительно лежала девушка, надёжно связанная так, что даже пошевельнуться было невозможно, да ещё и с кляпом во рту.
        — Все разговоры потом, сейчас от неё нужно избавиться.
        — Ладно, я уже начинаю понимать, что происходит, — сказал я и, вытащив девушку из-под кровати, взвалил её на плечо. Ночная прогулка, далась мне не просто, приходилось прятаться от всех, причём даже от своих же охранников. Кроме как отнести девушку в лагерь для гостей, деть мне её было просто некуда.
        — Чарес, эй Чарес! — позвал я его из кустов, где спрятался. На моё счастье он находился здесь, в лагере, присматривал за гостями.
        — Эрит? Ты что там делаешь?
        — Иди сюда, дело есть.
        Вручив девушку ему, я приказал её напоить вином до состояния не стояния, чтобы на утро о ночных похождениях ей никто не поверил. Чарес удивился просьбе, но выяснять, зачем мне это надо, не стал и согласился помочь. Спустя несколько минут я также тайно вернулся в свою комнату, где меня ждала Амелия.
        — Всё, дело сделано, теперь я тебя внимательно слушаю.
        Рассказ Амелии оказался коротким, но он всё объяснил. Как оказалось, она случайно подслушала разговор о том, что мне в кровать хотят подложить девушку, разумеется, не простолюдинку, чтобы обвинить в совращении молодой особы голубых кровей. После этого я должен буду либо на ней жениться, либо меня вызовут на дуэль, причём вызывающий может не выходить сам, а нанять бретера. Слух о подлости барона Волар быстро достигнет всех уголков королевства и ударит по репутации не только моей, но и Теорона. Узнав об этом, Амелия решила дождаться, когда девушка придёт в мою комнату. Как только за девушкой закрылась дверь, Амелия быстро лишила её сознания, ударив по голове стулом. Надёжно связав и засунув её под кровать, так как больше спрятать было негде, она частично разделась и залезла под одеяло. Ждать меня пришлось долго, она даже заснула в ожидании, поэтому не слышала, как я вошёл.
        — А что просто после этого ты уйти не могла?
        — Не будь здесь меня, её стали бы искать и, заглянув под кровать, нашли бы.
        — Спасибо, конечно, за заботу, но что мне теперь делать? Если разобраться, меня теперь твой дядя должен вызвать на дуэль! Кто из нас, по-твоему, должен будет умереть?
        — Никто, я с ним поговорю, и дуэли не будет.
        — Да, хрен с ней с этой дуэлью, с тобой мне теперь что делать? Получается, что я тебя обесчестил!
        — Тоже не проблема, обещай, что женишься, время пройдёт, все забудут, — нашла она сомнительный выход из положения.
        Я, честно говоря, не верил, что об этом могут забыть, а это значит, что, когда никогда, а жениться на ней мне придётся. Посмотрев на неё, я даже поёжился, не от того что она была не красива, в красоте ей как раз могли позавидовать многие, я поёжился вспомнив о её несносном характере. Это сейчас она превратилась почти в идеал для подражания, а что будет, если вернётся прежняя Амелия? Я же её потом сам убью, причём сделаю это так, что никто даже не подумает, что я это сделал. От таких мыслей мне стало не по себе, не настолько уж я был и кровожадным, чтобы так поступить. С другой стороны, если со мной рядом будет теперешняя она, лучшей кандидатуры на место жены мне не найти. Видимо пока я об этом думал, мой взгляд несколько раз изменился, потому что Амелия глядя на меня, тоже также мимикрировала, как и я.
        — Жесть, — сказал я, проведя ладонью по лицу от лба до подбородка. — Ладно, время покажет, что делать, сейчас иди спать и без разрешения, чтобы больше никаких действий, ясно?
        — Да, ваша милость, разрешите идти? — спросила она язвительной интонацией.
        — Честное слово, я тебя убью когда-нибудь, — прошептал я, закрыв глаза ладонью.
        Спать я завалился ближе к утру, пока решали проблему с подложенной мне свиньёй, уже солнце собиралось выглянуть из-за горизонта. Проспал часа два не больше и разбудил меня не Вилл, а Катнар.
        — Ты что наделал идиот! — набросился он на меня, не разобравшись в проблеме.
        — Я ничего не делал, можете у своей племянницы спросить, вот, кстати, и она, — я показал на дверь. Там стояла Амелия, в красивом платье и улыбаясь.
        — Так, мне кто-нибудь может объяснить, что ночью произошло? Весь город уже знает, что моя племянница согревает постель Эриту Волару!
        — Дядя, успокойся, это сплетни, ничего такого не было. Я всего лишь не позволила некоторым личностям опорочить имя Волара.
        — А обо мне ты подумала? О твоей матери, о себе, наконец? Ты как теперь будешь смотреть на всех?
        — Как обычно, с презрением, правда, не на всех, у меня теперь есть друзья и ради них я готова на многое.
        Услышав это, граф плюхнулся в кресло, чуть не промахнувшись мимо него. Его выражение лица невозможно было описать, по крайней мере я такого ещё не видел. Граф смотрел на Амелию так, словно впервые её увидел. Она же смотрела на нас как обычно в последнее время, без ненависти и неприязни, а с какой-то теплотой во взгляде.
        — Дядя ты себя хорошо чувствуешь? Может лекаря позвать?
        — Нет, не надо лекаря, я лучше прогуляюсь, свежим воздухом подышу. Мне подумать нужно, желательно наедине, — ответил он и вышел из комнаты.
        — Эрит скоро завтрак с королём, составишь компанию? — попросила Амелия.
        — Тебе того что ночью произошло мало?
        — Да, мало, хочу насладиться прекрасным зрелищем — обалдевшие лица! Кстати, интересное слово ты придумал, чтобы им выразить такое большое количество эмоций.
        — Ладно, так и быть, я тоже хочу посмотреть, дай мне пять минут, чтобы одеться, — попросил я, надеясь, что она выйдет, но этого не произошло. Амелия прошла в комнату и присела в кресло у окна, правда, отвернулась, чтобы меня не видеть.
        Пока я одевался, каких только мыслей по поводу Амелии в мою голову не пришло, даже голова заболела. Я не понимал, чего она конкретно добивается, обожание меня в её глазах я не видел, не было его никогда. Уважение ещё может быть, я всё-таки стал её наставником не только в обучении драться, но и во всём остальном. Она наблюдала, как я разговариваю с людьми, как поступаю в разных ситуациях, даже мои шутки и странные слова запоминала. Одним словом, она видимо пыталась добиться такого же уважения к себе от простых людей какое было у меня, вот только зачем оно ей было нужно с его титулом графини, я не понимал. Отчасти она чего-то уже добилась, но ей ещё было куда расти, голубая кровь иногда всё-таки вырвалась наружу.
        Лица действительно у всех были обалдевшими, когда мы с ней пришли на общий завтрак, причём обалдевшими были не только гости, но и местные обитатели замка. Была, правда, пара лиц обалдевших, но радостно, ими были Новар и Чарес, план женить меня сделал большой рывок вперёд. Новар даже руки довольно потирал, глядя на нас.
        Сам завтрак прошёл скучно, гости после вчерашней попойки ещё не пришли в себя. Барон, тот что пытался обвинить меня в совращении дочери, был молчалив и старался не смотреть в мою сторону. Его дочь на завтрак не пришла, видимо Чарес слегка перестарался с вливанием вина в девушку. Казначей Шерон и его сын Сапро были на завтраке и тоже старались не смотреть в мою сторону, чему я был только рад, эти личности меня раздражали.
        После завтрака я решил подойти к ночному провокатору барону Допратоку (его имя пришлось узнать через слуг), чтобы обсудить с ним условия нашей дуэли, ведь просто так это дело оставлять было нельзя, уважать перестанут.
        — Господин Волар, приношу свои извинения, ночью произошло недоразумение и я готов возместить моральный ущерб, назовите цену, — барон не был готов драться, он понимал, что его не спасёт даже нанятый им бретер, а среди гостей им мог стать только один, сын казначея Сапро. После того как он получил люлей от Фернана, Сапро теперь надолго забудет о поединках. Барон мог, разумеется, нанять кого-то из жителей Новарграда, но на это никто бы не согласился даже за большие деньги.
        — Две тысячи золотом, — озвучил я цену, за которую был готов забыть о произошедшем ночью недоразумении. Сумма была велика, но он согласился, заверив, что, как только вернётся в Каболар, сразу вышлет мне эти деньги.
        Когда гости после завтрака разбрелись по замку и его окрестностям, к нам с Амелией подошёл Новар.
        — Когда свадьба?
        — Через год! — ответил я, взглянув на Амелию. Она кивнула, подтвердив.
        — Почему так не скоро? — Удивился Новар.
        — Дел много, не до этого, к тому же через месяц свадьба короля, нужно вначале его женить, а уж потом и о себе думать.
        — Да, какие тут дела, я могу вам свадьбу хоть на завтра организовать, — не унимался он.
        — Нет, только через год, мы так решили, — я снова посмотрел на Амелию, и она снова подтвердила кивком.
        — Вас молодых не поймёшь, — Новар махнул на нас рукой и ушёл в расстроенных чувствах.
        — Амелия, а ты случайно не знаешь, почему Верна не было ни на вчерашнем обеде-ужине, ни сегодня на завтраке? — сменил я тему.
        — Не любит он, такие мероприятия, видимо, стар для них уже.
        — У меня к тебе есть просьба. За ним нужно присмотреть, есть подозрение, что он специально не учит боевой магии. Только будь, пожалуйста, осторожнее, он же всё-таки достаточно сильный маг.
        — Хорошо ваша милость, — пролепетала Амелия, преданно глядя мне в глаза.
        — Честное слово, убью когда-нибудь, — подумал я, поняв, что она опять издевается.
        Вскоре Амелия меня оставила, ушла в ученический лагерь, проверить, как там чувствуют себя её подопечные магессы. Только она ушла, появился Лемар.
        — Я видимо всё веселье пропустил? Мне тут такого понарассказывали, даже теперь и не знаю, верить или нет.
        — Верь, так жить интереснее, — ответил я, махнув на всё рукой.
        — Эрит, ты обещал рассказать, для чего я прятался?
        — О ночном недоразумении слышал?
        — Конечно, весь город уже знает, что в твоей кровати её сиятельство была.
        — На самом деле она там не была, вместо неё должна была быть другая девушка. Тебя вообще могли подставить так, что даже король не смог бы ничего сделать, ты же простолюдин, закон не на твоей стороне, понял теперь, зачем я тебя спрятал?
        — Теперь понял, но о том что ночью произошло, хотелось бы узнать больше.
        — Ладно, расскажу, но не здесь, идём ко мне в кабинет.
        Через полчаса Лемар узнал о ночном происшествии всё, начиная с того момента, как я вошёл в свою комнату собираясь спать. Потом я рассказал ему о том, что барон Допраток заплатил золотом за ошибку, а если точнее то за не удавшуюся провокацию.
        — А как же свадьба?
        — И этот туда же, — я схватился за голову, — не должно её быть, это было не всерьёз!
        — Ну, то что у вас ничего не было, это я понял, но как это всем жителям объяснить? Ведь если ты её в жены не возьмёшь, тебя перестанут уважать.
        — У меня есть год, чтобы решить эту проблему, так что не надо бежать впереди телеги. Ты мне лучше вот что скажи, что у нас в городе происходит? Подозрительных личностей нет?
        — Вроде бы нет, но я могу и не знать, я же прятался, а из окна дома булочника мало что видно. У нас тут этот бардак надолго? — Лемар покрутил рукой, намекая на гостей.
        — Дней на пять, Теорону из столицы надолго уезжать не стоит, опасно, может трон потерять.
        — Ваша милость! — в кабинет словно ураган ворвался Вилл, — Ваша милость, там ещё гости пожаловали, господин барон Маторок с семьёй.
        — Вот только этого старого интригана нам здесь сейчас и не хватало, — проговорил я и мысленно выругался, используя великий и могучий русский мат. — Где он?
        — Только что в город въехал, теперь идут пешком, дома рассматривают, в лавки заходят, правда, покупать что-то не спешат, прицениваются.
        — Его величество сейчас где?
        — Прогуливается с принцессой где-то у озера, граф Катнар тоже там, они захотели увидеть остров и узнать, как идёт строительство.
        — А где Новар и Чарес?
        — Развлекают гостей, туда только что отвезли ещё одну бочку вина.
        — Отлично, чем больше пьют, тем меньше от них проблем. Маторока я сам встречу, принеси мне другой костюм, а то этот уже не совсем чист, — приказал я и подумал, — тяжело остаться чистым ночью в лесу, да ещё и с девушкой на плече. — Лемар пойдёшь со мной, только тоже переоденься, у тебя рукав в саже.
        — Понял, я мигом, отряд охраны нужен для встречи?
        — Обязательно и в парадной форме пусть будут, чтоб Маторок видел, что у нас тут не хуже, чем у него. Нам ещё бы отряд из учеников до кучи, но думаю, уже не успеют.
        — А не слишком уж получится пышной встреча? — спросил Лемар, перед уходом засомневавшись в такой подготовке.
        — Не слишком, он нас тоже не плохо тогда принял, нужно ответить тем же. Он хоть и интриган, но ругаться с ним сейчас не нужно. Мне то на него наплевать, а вот Теорон от него слегка зависим. Его баронство самое южное в королевстве, большая часть продовольствия в Каболар именно оттуда идёт. Всё, бегом переодеваться!
        Лемар побежал в свою комнату с такой скоростью, что чуть не сбил с ног Вилла, который нёс мне чистый костюм.
        — Вот ваша милость, — Вилл показал на чёрный костюм у себя в руках, — не праздничный цвет, но очень на вас хорошо смотрится, даже лучше этого белого, — он показал на меня. Мой белый костюм мне тоже не очень нравился, сидел он на мне хорошо, но вот пачкался очень быстро.
        Через пятнадцать минут я вышел к воротам, чтобы лично встретить барона Лограна Маторока. Лемар в чистом костюме от столичного модельера, стоял рядом слева от меня и смотрел на дорогу таким взглядом, словно ждал приближения врага.
        — Выражение лица добрее сделай, не мертвецов же встречаем, — посоветовал я и сам нацепил на лицо приветливое выражение.





        Глава 7



        Барон Маторок приближался к воротам не спеша, продолжая рассматривать дома и прочие строения по обеим сторонам центральной улицы. Его немногочисленная свита от него отставала метров на двадцать, задержавшись у башни с часами.
        — Приветствую вас господин барон! Рад видеть вас в Воларе. Вы всё-таки решились посетить самое северное баронство Данрока, — сказал я и слегка склонил голову в знак уважения. Маторок тоже мне слегка поклонился, после чего расплылся в улыбке.
        — Не ожидал что здесь, в холодном северном Воларе, может быть так красиво, и да, я тоже несказанно рад нашей встрече, — он подошёл ближе.
        — А этот молодой человек, если не ошибаюсь — Лемар?
        — Да, это я, — Лемар тоже слегка поклонился.
        — Возмужал с последней нашей встречи, встретил бы его где-нибудь в столице, точно не узнал бы. Я к вам со всей семьёй в гости пожаловал, не одному же мне северными красотами наслаждаться. С моим сыном Тароном и дочерью Фиолой вы уже знакомы, а вот с внучкой ещё нет. Позволь представить — Лорена Маторок, — барон подозвал ближе девушку лет четырнадцати на вид. Она сильно смущалась и старалась, на нас не смотреть открыто.
        — Я тоже очень рад нашему знакомству, — я поклонился девушке, после чего предложил всем только что прибывшим, проследовать в замок.
        — А где же гости? Я ведь знаю, что у вас здесь гостит его величество Теорон первый, но не вижу ни его, ни кого-то из его свиты, — сказал Маторок, увидев что в замке сейчас почти никого нет, даже слуг мало.
        — Его величество отправился на прогулку, вместе с принцессой Милорой и графом Катнаром, а вся его свита сейчас весело проводит время неподалёку от замка. Если желаете к ним присоединиться, могу проводить. Я сам, к сожалению, присоединиться к веселью не смогу, дел много, — я развёл руками, якобы сожалея об этом. На самом деле я даже и не планировал подключаться к пьянству, что сейчас происходило на красивой поляне около леса.
        — Понимаю, король в гостях это хлопотно и затратно, — барон подмигнул и улыбнулся. Дамам после дороги необходимо отдохнуть и привести себя в порядок, — он показал на дочь и внучку, — а вот мы с Тароном не прочь встретиться со старыми знакомыми.
        — Нет проблем, Лемар вас туда проводит, там сейчас мой отец, думаю, вы тоже хотели бы с ним встретиться, вы ведь знакомы.
        — Да, знакомы, правда, виделись в последний раз уже даже и не помню когда, может и не узнаю сразу.
        — Ничего страшного, Лемар вас познакомит вновь, — я улыбнулся как можно доброжелательнее, а сам подумал, — что же тебе тут надо господин Логран Маторок. Ты же ведь не просто так сюда приехал, преодолев не меньше пары сотен километров, тебе что-то нужно и нужно, скорее всего, не от меня, а от Теорона. Мог бы к нему в Каболар приехать, если уж так приспичило, до столицы гораздо ближе, чем до Волара. — Лемар проводи господина барона и его сына, но там не задерживайся, ты мне здесь нужен.
        — Да, ваша милость, — Лемар учтиво поклонился и повёл барона с сыном на поляну.
        — Может быть, и вас там напоят молодым вином до состояния не стояния, — подумал я, глядя им вслед. Оставшиеся несколько часов до ужина, были напряжёнными, я бегал туда-сюда по замку и городу, давая разного рода распоряжения. Перед самым ужином, когда король должен был вот-вот вернуться с прогулки, появилась Амелия, и она была не одна. С ней в замок прибыли ученики, тот самый отряд, с которым мы встречали короля.
        — Я подумала, что нам их помощь не помешает, гости разбрелись, чуть ли не по всему баронству, как за всеми уследить?
        — Молодец, правильно подумала, — похвалил я. — Ребята для вас есть очень ответственное поручение, — я подошёл к ученикам внимательно меня слушающим. — В замке двадцать комнат занятых нашими гостями, ну, и нами тоже, конечно же, — я посмотрел на Амелию, — нужно у каждой двери выставить охрану, чтобы ни в одну из этих комнат никто не смог войти незаметно. Задача ясна? — ученики дружно подтвердили, что всё поняли. — Если поняли, чего стоим, кого ждём? Вперёд, по местам!
        Только ученики скрылись в замке, появился Теорон со своими гвардейцами, причем чуть ли не всеми пяти десятью. Впереди этого совсем немаленького отряда ехал Катнар, вид у него был уставший, но довольный, видимо и место постройки понравилось и само здание, которое существовало пока только в чертежах.
        С возвращением короля в замок стали прибывать и члены его свиты, было их, правда, немного, видимо большая часть уже просто не смогли дойти от леса до замка. С ними пришёл Новар, вид у него был какой-то болезненный, а голос хриплый.
        — А Чарес где? — спросил я, не увидев его среди вернувшихся людей.
        — Там где-то, — Новар показал в сторону шатров. — Эрит ты тут пока присмотри за ними сам, мне полежать нужно немного, стар я уже для такого веселья, — сказал он и скрылся где-то в глубине замка. Последними в замок прибыли Маторок с сыном, казначей Шерон без сына и барон Допраток без своей дочки, которую после ночного инцидента больше вообще никто не видел, она не выходила из комнаты. Все эти четверо были абсолютно трезвы, видимо Новару так и не удалось в них влить даже по кубку вина. Перед тем как я вошёл в зал, ко мне подошла Амелия, за короткий срок успевшая сменить форму на своё вечернее платье кровавого цвета.
        — Идём, а то как-то не прилично заставлять гостей ждать, — сказала она и вложила свой локоть в мою руку.
        — Не понимаю, зачем ты это делаешь, — тихо сказал я, стараясь не шевелить губами.
        — Я так гостей развлекаю, а то им уже и поговорить не о чем. Идём, на нас уже давно все смотрят, — она незаметно подтолкнула меня вперёд. Мне ничего не оставалось, как подыграть ей, не ссориться же из-за этого прямо сейчас и при всех.
        Широко улыбаясь, мы вошли в зал под пристальными взглядами не совсем трезвых аристократов. Теорон незаметно мне подмигнул, ему граф уже всё рассказал о ночном происшествии.
        Ужин на этот раз прошёл на удивление хорошо, гости тихо беседовали друг с другом, не переходя к танцам и песням. Маторок всё же добрался в конце ужина до короля и долго ему о чём-то рассказывал. Я в это время развлекал гостей, как мог, но проблемных господ из поля зрения не выпускал, а то мало ли что, вдруг снова провокацию устроят. Амелия не отходила от меня не на шаг и этим нервировала некоторых дам, которые были не прочь познакомиться со мной поближе. Время шло, я уже стал уставать от пустых бесед и пытался придумать, чем бы ещё занять гостей. В голову ничего путного не приходило, и я обратился за помощью к Амелии.
        — До полуночи ещё около трёх часов, нужно как-то выпроводить гостей из замка. Для них мы, в конце концов, поставили шатры, пусть возле них и болтают хоть всю ночь.
        — Могу предложить только одно, показать им огненную магию в исполнении учеников. В темноте это должно быть зрелищно, особенно если магов будет много.
        — Сколько у нас таких огненных магов поблизости? — я ухватился за идею.
        — В замке человека четыре, в лагере ещё человек шестьдесят.
        — Лагерь далековато, да и не нужно нам столько, обойдёмся теми что под рукой. Объясни им, что от них требуется, а я пока гостей к шатрам провожу.
        Амелия нехотя покинула зал, отправившись собирать команду. Я выждал несколько минут и объявил о сюрпризе, который их ожидает у шатров. Заинтересовать уже уставших от бесед господ этим, мне удалось, причём всех, включая короля, принцессу и графа.
        Через несколько минут дружной толпой мы добрались до когда-то очень красивой поляны, где сейчас царила тишина. Не спящими здесь были только пятеро слуг и Чарес, страдающий похмельем. Вслед за нами на поляну прибыли и наши маги, только не четверо, а шестеро.
        — Я ещё и троих воздушников прихватила, они нам помогут, — пояснила Амелия.
        — А где четвёртый маг огня, ты же говорила что их четверо?
        — Четвёртый это я, — напомнила она о том, что тоже вообще-то является магом этой стихии, да ещё и достаточно сильным.
        Минут через десять на поляне началось огненное шоу. Все гости без исключения, да и местные жители тоже, заворожено смотрели на огненные шары, взмывающие в тёмное небо. Подбрасывали их маги не очень высоко, максимум метров на десять, после чего шары медленно падали вниз и врезаясь в землю поджигали сочную зелёную траву. Потом к магам огня подключились маги воздуха и шоу, стало ещё зрелищнее. Потоки воздуха поднимали огненные шары выше, заставляли их летать по кругу и сталкиваться друг с другом. При столкновении шары взрывались, освещая небо тысячами ярких искр. Когда у магов огня силы почти иссякли, на поляну вышла Амелия. В своём кроваво-красном платье она резко контрастировала на фоне белых камзолов учеников. Когда из её рук извиваясь словно змеи, выползли огненные плети трёх метров в длину, она стала похожа на укротительницу тигров. Её плети покачивались из стороны в сторону, потом стали закручиваться в спирали, а спустя минуту, когда она ускорила движения, девушку оплела вращающаяся огненная сфера. Я смотрел во все глаза, кажется, даже не дышал в это время. Никакие показательные выступления
учеников при подготовке их профессором Верном и в подмётки не годились тому, что я сейчас видел. Маги воздуха, присоединились к Амелии и после этого, высоко вверх взметнулся огненный вихрь, в центре которого стал образовываться ослепительно белый шар. Шоу на этом резко закончилось, шар взорвался, плети упали на землю, сначала потеряв яркость в полёте, а потом и вовсе исчезли. Амелия опустив руки, покачнулась и упала, лишившись и магической силы, и сознания. Гости ликовали от восторга и просили продолжить шоу. Мне на их просьбы было плевать, я бросился на помощь Амелии. Её лицо было бледным, из носа текла кровь, а руки были холодными словно лёд. Попытка привести в сознание лёгким похлопыванием по щекам ни к чему не привела, сознание к ней не возвращалось.
        — Лекаря сюда, живо! — крикнул я, и слуги сразу забегали словно ошпаренные, не понимая, куда бежать. Ближайший лекарь сейчас находился в лагере учеников, за ним туда отправилось сразу несколько человек. Я поднял Амелию с земли и понёс в замок, там сейчас было теплее, чем на поляне. — Амелия очнись, скажи хоть слово, хоть звук какой-то произнеси, чтобы я знал что ты жива, — тихо говорил я, быстро шагая в замок с ней на руках. Граф шёл позади меня со словами — её мать мне голову оторвет, если она умрёт.
        — Не накаркай! — машинально ответил я, даже не подумав, кому сейчас это сказал. Осознание пришло секунд через десять, и я стал ожидать кары от графа за свой длинный язык, но её не последовало, словно он не услышал моих слов. В замке начался переполох, когда слуги увидели меня с бесчувственной Амелией на руках. Ужаса добавлял граф, бледный от испуга и молча шагающий за мной. Уложив Амелию на кровать, я накрыл её сразу двумя одеялами и приказал зажечь камин.
        Через несколько секунд в комнату, где мы втроём находились, вошли Теорон и Милора, после чего дверь за ними закрылась. В комнату больше никого не впускали, а желающих узнать о самочувствии молодой графини было предостаточно, все они сейчас остались стоять в коридоре. Теорон и Милора искренне переживали за Амелию и не потому что она графиня и племянница Катнара, а просто потому что она им нравилась как человек.
        Несколько минут в комнате было тихо, никто и ничего не говорил, пока не раздался настойчивый стук в дверь.
        — Входи! — разрешил Теорон.
        После разрешения короля в комнату вошёл Фернан.
        — То что вы её накрыли одеялом это хорошо, но этого недостаточно, её нужно любым способом привести в чувство и напоить тёплой водой. У Амелии полное опустошение магического источника и лекарь здесь вам мало чем сможет помочь, уж поверьте, я знаю, о чём говорю, — Фернан подошёл к кровати, нагло отодвинув в сторону графа. Катнар хотел было возмутиться и показать ему, где его место, но Теорон его остановил, не позволив сказать ни слова. Фернан словно понимающий что делает лекарь, осмотрел Амелию: потрогал лоб, заглянул в глаза, подняв ей веки, потом проверил пульс.
        — Не так всё уж и плохо, — сказал он и дотронулся до её плеча. Амелия чуть вздрогнув, открыла глаза. Её взгляд был какой-то пустой, словно она сейчас вообще ничего не понимала. — Пей, — Фернан поднёс к её губам чашку с тёплой водой. Сделав пару маленьких глотков, Амелия закрыла глаза, как будто снова лишилась сознания. — Так не пойдёт, пей ещё, — Фернан приподнял ей голову и стал воду силой вливать ей в рот. Она пила, захлёбываясь и кашляя до тех пор, пока чашка не опустела.
        Как только Фернан оставил её в покое, в комнату вбежал маг-лекарь, это был один из учителей прибывший к нам вместе с профессором Верном. Он тяжело дышал после быстрого бега и в руках держал небольшой чемоданчик с медицинским инструментом и лекарствами.
        — Самое главное я уже сделал, теперь ваша очередь господин маг-лекарь, — сказал Фернан немного брезгливо по отношению к лекарю. Лекарь, словно не услышав его, подбежал к кровати и стал проверять состояние Амелии в точности, как это только что делал Фернан. Пока наши взгляды были прикованы к девушке, Фер тихо вышел из комнаты пока его никто не успел остановить.
        — Сейчас вы должны выпить вот это, потом через небольшой промежуток времени вот это, — лекарь принялся вынимать из своего чемоданчика маленькие флакончики с микстурами. Амелия увидев флакончики, поморщилась, но под нашими пристальными взглядами согласилась принять лекарства. После чашки воды ей стало заметно лучше, взгляд стал осознанным, но ни говорить, ни тем более голову поднять сил пока ещё не было.
        — Эрит куда этот твой Фернан делся? Он же только что здесь стоял, — спросил граф, отведя меня от кровати.
        — Фер немного странный человек, но он никогда никому из нас не причинит вреда. Не нужно его сейчас трогать, он очень сильно занят сейчас. Антимагические амулеты это его работа и думаю, на этих амулетах он не остановится.
        — Вообще-то я хотел его поблагодарить, а ты что подумал?
        — И я и он разговаривали с вами грубо, но это было не намеренно, просто ситуация сложилась такая.
        — Забудь, вы всё правильно сделали, а я увидев Амелию у тебя на руках, растерялся словно юнец, не знал, что делать, только под ногами мешался. Сам себя теперь ненавижу, Амелия мне как дочь, правда, вредная, вспыльчивая и не послушная. Я за неё любому готов голову открутить. Ты сделаешь точно также, я это знаю, поэтому я и прислал её к тебе в Волар, несмотря на то, что её мать была категорически против этой поездки.
        — Госпоже Амелии необходим покой и тишина, — заявил лекарь, намекая, что мы все должны выйти из комнаты. Мы, конечно же, вышли, вот только лекаря я одного наедине с Амелией не оставил, попросил поухаживать за ней Кельну. Ей я доверял как себе, а вот лекарю нет, особенно после того как странно Фернан отреагировал на его приход. Сделав вид, что обиделся на моё недоверие, лекарь вскоре ушёл, пообещав зайти завтра утром.
        Вечер был омрачён произошедшим с Амелией, но только для нас, знатные господа продолжили веселиться, словно ничего не случилось. Ученики, которые принимали участие в шоу, чувствовали себя достаточно хорошо, они не потратили всю свою магическую силу до конца. Несмотря на их нормальное самочувствие, я отправил их в лагерь отдыхать, а их посты у дверей в замке заняли воины из моего отряда охраны.
        Приблизительно через час, все кто прибыл в замок вместе со мной, разошлись по своим комнатам спать, так как время было уже около полуночи. Я тоже отправился к себе, но не в спальную, а в кабинет, перед этим приказав Виллу, попросить Фернана зайти ко мне, если не сильно занят чем-то.
        Когда он пришёл через полчаса, я пытался разжечь камин и не потому что холодно было, просто хотел смотреть на огонь, мне так думалось лучше.
        — Звал? — войдя в кабинет, Фернан подошёл ко мне и присел в соседнее кресло. Я поставил напротив камина два кресла заранее, чтобы мы могли оба смотреть на огонь во время разговора.
        — Да, звал, хочу попросить тебя кое о чём, но сначала хочу узнать, откуда ты так много знаешь о том, что делать при полном магическом истощении, ты же не лекарь.
        — Я сам через это прошёл и не раз. Первый раз со мной такое было через два дня после того, как у меня открылся магический источник. Опьянённый магией я полчаса удерживал в собственном воздушном потоке маленький сухой листик. Потом мне захотелось его поднять выше, потом ещё выше, а потом я просто упал, потеряв сознание. Рядом со мной тогда никого не было, когда я очнулся приблизительно через час, сил не было даже руку поднять, не то чтобы встать. Мне было холодно, я хотел, есть, но у меня с собой ничего не было, ведь я ушёл из дома ненадолго. Потом пошёл дождь, он меня и спас, если бы не капли воды, попадающие мне в рот, я, наверное, умер бы от переохлаждения. Дело было осенью, уже днём было прохладно, а ещё и потеря сил серьёзно повлияла на температуру тела, одним словом я просто бы замёрз насмерть. Глотая дождевую воду, вскоре почувствовал себя лучше и смог встать, после чего добрался до лужи с относительно чистой водой и вдоволь напился. Так я узнал, что вода помогает. Потом у меня ещё пару раз было полное опустошение, но я уже носил с собой фляжку с водой. На помощь звать было нельзя, иначе
меня давно бы из академии выгнали. Со временем я научился оставлять капельку силы в источнике, чтобы не падать в обморок. А ещё чуть позже обо всём узнал Верн. Кричал он тогда на меня долго, говорил что так делать нельзя, то есть водой восстанавливаться нельзя, только специальными эликсирами. Такие вот эликсиры и принёс с собой лекарь. Мы с ним никогда в хороших отношениях не были, он же обо всём докладывает Верну. Сейчас, наверное, уже доложил, что произошло, так что жди, завтра профессор придет, и будет ругаться. Я не верю, в искреннюю заботу Верна об учениках, он помогал далеко не всем и ругал за проступки тоже далеко не всех. Я ответил на твой вопрос?
        — Да, более чем, поэтому у меня к тебе есть огромная просьба. Возьми несколько учеников себе и научи их боевой магии.
        — Я же.
        — Знаю я что ты некромант, — перебил я его возражение, — но ты же в прошлом маг воздуха, хорошо знаешь, что такое магия и как ей управлять. Не сможешь сам придумать подлых ударов, попроси Амелию, я сегодня видел, что она делала своими огненными плетями, это было мощно. Если что-то подобное использовать в бою, нашим магам противостоять будет почти невозможно. Заодно приглядишь за Верном и его учителями, есть подозрение что они саботируют обучение. Через месяц я устрою проверку и если, твоя группа окажется лучшей, у меня с профессором будет серьёзный разговор.
        — Хорошо, я попробую, если ты просишь, но нам тогда нужно отдельное место, чтобы за обучением никто не подсматривал. Сколько мне учеников мне нужно подготовить?
        — Возьми двадцать, Амелия поможет отобрать не болтливых и способных.
        — Многовато, конечно, но я постараюсь. Как только она сможет встать, мы займёмся этим.
        — А когда она встанет?
        — Завтра к вечеру уже бегать будет.
        Мы ещё немного поговорили, после чего он ушёл, сказал, что он хоть и некромант, но спать ему тоже иногда нужно. Оставшись один, я долго смотрел на догорающие в камине поленья и в итоге заснул прямо в кресле.


        — Господин барон, ваша милость, просыпайтесь, — Вилл осторожно потряс меня за плечо. — Скоро завтрак, вы должны присутствовать.
        — Да, я сейчас, воды принеси и чистый костюм, я этот вчера кровью запачкал, у Амелии из носа шла.
        — Уже всё принёс, давайте я вам помогу умыться, — предложил Вилл, взяв в руки кувшин с подогретой водой.


        Перед тем как отправиться на очередной завтрак с королём, я зашёл к Амелии, хотел узнать как самочувствие. Когда вошёл к ней в комнату, она сидела в кресле у окна, завёрнутая в толстое шерстяное одеяло. Кельны в комнате не было, вместо неё за Амелией присматривала Лирита, мать Лемара.
        — Ваша милость, — она встала со стула и низко склонилась.
        — Как тут наша больная себя чувствует? — я подошёл к Амелии, попутно подняв Лириту и отправив её за дверь.
        — Хорошо, только всё ещё мёрзну. Слуги хотели камин разжечь, но я запретила, не могу пока смотреть на огонь.
        — Прекратить уныние! У нас дел хоть отбавляй, а ты тут депрессию нагоняешь, — я подошёл ещё ближе и взъерошил волосы у неё на макушке. — Больше так не делай, ладно?
        — Я хотела как лучше, чтобы гости ахнули, увидев магию огня.
        — Не стоило ради этих людей рисковать, они это не оценят. Я просто уверен, что никто из них не поинтересовался, как ты себя чувствуешь, максимум спросили, жива или нет, ты же графиня всё-таки.
        — Да, графиня, только мне иногда об этом хочется забыть. Я только здесь в Воларе почувствовала, что ещё кому-то нужна, кроме мамы и дяди, но они слишком сильно опекают.
        — Мне сейчас нужно идти, завтрак пропускать нельзя, но после я зайду и хочу, чтобы ты к этому моменту уже улыбалась, у тебя прекрасная улыбка, — я ещё раз взъерошил волосы у неё на макушке и вышел.
        — Лирита, она много воды выпила за ночь?
        — Один кувшин ваша милость.
        — Принеси ей горячего напитка из трав, скажи, я просил пить вместо лекарских микстур.
        — Хорошо Ваша милость, — она поклонилась и хотела что-то сказать, но тут в коридоре появился Лемар и она, переключилась на него.
        — Ну, мам, ну, чего ты опять, — услышал я за спиной, спускаясь по лестнице вниз.
        — Лемар всё-таки попался, — подумал я, подходя к двери ведущей в большой зал. Гости ещё только собирались, Теорон с принцессой должны были подойти с минуты на минуту. Граф уже находился здесь, о чём-то разговаривал с Новаром, но после того как они меня заметили, разговор резко прервали, видимо тема разговора касалась меня.
        Вскоре появился Теорон и с порога заявил, что сразу после завтрака он уезжает.
        — Я прекрасно отдохнул здесь в Воларе, непременно приеду сюда ещё раз зимой, хочу увидеть всю эту красоту засыпанную снегом, — сказал он мне перед тем, как начался завтрак.
        До самого отъезда короля со своей свитой я ждал провокации от Маторока, ведь не просто же так он сюда приехал. Провокации не дождался, но не потому что он её не планировал, видимо он просто не успел к ней нормально подготовиться. После отъезда короля в ней уже не было смысла, сплетни до Каболара могут и не дойти, ведь все главные сплетники сейчас уезжали.
        Я лично проводил гостей до границы Волара и перед тем как попрощаться, Теорон ещё раз напомнил мне, что я обязательно должен приехать на их свадьбу, которая состоится ровно через полтора месяца. Я с содроганием посмотрел на свиту короля, так как эти люди будут тоже там присутствовать.
        — Я обязательно буду, даже учеников с собой возьму для усиления охраны. До встречи через полтора месяца ваше величество, — я поклонился, после чего мы разъехались в разные стороны. С графом я тоже попрощался, вот только он мне напоследок погрозил пальцем. Что он этим хотел сказать, я не понял, в ответ я улыбнулся на всякий случай.
        Когда я вернулся в замок, все кого я считал друзьями, сидели за одним столом и молча, пили чай. Я тоже к ним присоединился и тоже какое-то время молчал. Все устали от гостей до такой степени, что на разговоры не осталось сил. Наше молчание нарушил удар колокола часов, известив весь город о том, что сейчас шесть часов вечера.
        — Да, чтоб тебя! — Новар от неожиданно прозвучавшего колокола вздрогнул и опрокинул чашку с чаем. За время нашего долгого молчания он, оказывается, успел заснуть. — Может его снять? — предложил он.
        — Нет, без колокола часы уже будут не так незаметны, те, кто у нас тут проездом о них могут не узнать, наверх мало, кто смотрит. Колокол нужно просто заменить на поменьше, чтобы его звон не был слышен за пределами города, — я поставил пустую чашку и посмотрел на каждого сидящего со мной за одним столом. — Отдохнули? Теперь за работу! Фер, ты с Амелией уже обсудил вашу предстоящую работу?
        — В общих чертах, всех сложностей сейчас просто не просчитать. Разбираться будем по ходу дела. Нам потребуется отдельное место для отработки ударов, желательно подальше от лагеря учеников. Замок Новара не подойдёт, — сказал Фернан, отказавшись заранее, а я как раз именно замок Новара и собирался предложить для этого дела. — Ученики будут возвращаться на ночь в общий лагерь, не строить же нам для двадцати человек ещё один.
        — Я тебе ещё нужен? — спросил Новар.
        — Отец, ты нужен мне всегда, — ответил я, не поняв вопроса.
        — Приятно слышать, но я не об этом, мне не помешало бы в родной замок вернуться, а то там сейчас вообще почти никого нет.
        — А, ты в этом плане. Да, конечно, можешь ехать, если нужно, теперь мы и своими силами справимся.


        Расходились из-за стола неохотно, потому что времени на отдых у нас получилось слишком мало. На ужин я уже никого не приглашал, потому что сам ужинать не планировал. Вместо него я отравился к ювелиру, чтобы отдать привезённые графом драгоценные камни и заказать антимагические амулеты для своих друзей, а то получалось как-то не справедливо. Я королю, принцессе и графу уже подарил, для учеников уже пробную партию сделали, а мои друзья остались не с чем. Ювелир жил недалеко от замка и его надёжно охраняли, чтобы ни у кого соблазна не появилось, залезть к нему в дом и ограбить. Вместо охранников взял с собой Лемара, и сундучок поможет донести и нужным себя снова почувствует.


        — Лемар, ты в прошлый раз ездил к соседу, договаривался о поставке железа, он вроде бы обещал прислать, но до сих пор тишина. Надо бы ещё разок к нему съездить, напомнить, а то вдруг забыл.
        — Не думаю, что забыл, он ещё не стар, чтобы страдать забывчивостью, но я доеду, узнаю. Пока ты короля провожал, приходил архитектор, хотел что-то уточнить. Ждать когда вернёшься, не стал, сказал, что завтра придёт.
        — Завтра я сам к нему приду, посмотрю, что они там успели построить за месяц. Производство кирпича идёт полным ходом, а строители что-то не торопятся. Не будешь лично проверять, здание академии и через десять лет не появится, а я хочу получить через год. Не настолько этот замок уж и большой, чтобы две тысячи рабочих не справились с его постройкой, тем более, когда есть из чего строить.
        Когда мы с Лемаром пришли к ювелиру он собирался ужинать, после чего идти спать, потому что работы не было. Увидев, сколько камней мы ему принесли, он тут же забыл и о своём ужине.
        — Это просто прекрасно, я сделаю всё, что вы просите и в кратчайшие сроки.
        — Всё делать так быстро не обязательно, нам через месяц нужны только вот такие и такие, — я показал на рисунки амулетов, лежавшие на его столу. Таких шесть штук, — я показал на амулеты для друзей, — а таких двадцать, — показал на ученические. — Ещё желательно уже с заряженными камнями.
        — Ваша милость, хочу предложить сделать именные, чтобы каждый ученик мог напитать камни собственной силой. Фернан сказал, что собственная сила должна медленнее тратиться, а чтобы не было путаницы с амулетами, на обратной стороне будет выбито имя, кому он принадлежит.
        — Делай, имена учеников чуть позже тебе принесут. Не подведи, амулеты нужны через месяц! — напомнил я.
        — Будут ваша милость, не сомневайтесь.
        Мы вышли от ювелира, и я посмотрел на двух охранников, стоявших у входа в его дом. Они пытались выглядеть бодро, но мне всё равно было видно что они изрядно устали стоять тут без дела.
        — Нужно их сменить, а ещё усилить охрану, — подумал я. Эти двое скоро научаться спать стоя, мимо них пройти не составит труда. — Лемар, замени ребят и добавь ещё пару.
        — Сделаю, как только в замок вернёмся, сразу этим и займусь.





        Глава 8



        Со дня отъезда его величества Торонто первого прошло две недели, жизнь в Воларе вернулась в прежнее русло, то есть, все были заняты по самые гланды. После моего посещения стройки работа пошла более интенсивно, а вся проблема с задержкой заключалась лишь в том, что лодок не хватало для доставки стройматериала. Рыбаки, конечно же, выполнили обещания, построили обещанное их количество, но этого оказалось слишком мало, а новые просто не успевали строить. Пришлось задействовать учеников, магов воздуха и воды, они заморозили часть озера, сделав дорогу из льда. За ней правда приходилось следить, чтобы не растаяла, но как временный мост решила проблему с доставкой. К тому же заморозка стала своеобразной тренировкой для увеличения сил, помогла магам раскачать свой магический резерв, увеличив его в среднем процентов на двадцать. Верн отнёсся к такой тренировке спокойно, чем только подтвердил, что — учить боевой магии он не собирался и не собирается. Я пока молчал, оттягивал разговор с ним до определённого момента, всё решит подготовка отдельной группы Фернаном. Я лично не проверял насколько система
подготовки, разработанная им и Амелией эффективна, но с их слов прогресс был уже заметен. Выполняя мои поручения, Лемар метался по всему баронству, как бешеный пёс, меняя коней по два, а то и три раза в день. Несмотря на усталость он был доволен, ведь он чувствовал себя нужным, причём не только мне, но и всем. Строительство города тоже резко ускорилось, каждый житель старался свободное время потратить на облагораживание улиц, то есть укладку каменной брусчатки. Через две недели у нас появилась ещё одна мощёная камнем улица и наконец-то, появился свой кузнец оружейник. Он приехал к нам из Тэрнии, так как жить там стало опасно в связи с непрекращающейся войной. В его услугах там сейчас никто не нуждался, оружия в королевстве было хоть завались, королевский арсенал стал пуст, а пополнять его никто не собирался. Мертвецы появлялись в разных районах Тэрнии с завидным постоянством, убивали жителей и сразу же куда-то уходили, прихватывая с собой трупы. Король Эвор ничего не мог им противопоставить, он лишь держал оборону, так как вызвать мертвецов на честный бой не было возможности, они не шли на контакт.
Мёртвый маг разума Амош всё ещё прятался в какой-то тайной норе, словно крыса, выжидающая удобного момента. Всё указывало на то, что нора эта расположена где-то в горах, так как ходячих мертвецов чаще видели в предгорьях.
        — Вилл, будь добр, принеси мне что-нибудь съесть в кабинет, — войдя в замок уже поздним вечером, первым кого я встретил был мой слуга, видимо ждал, когда вернусь.
        — Да, ваша милость, сейчас принесу, — он поклонился, но я успел заметить, что он чем-то сильно расстроен. Сразу выяснять не стал, решил расспросить, когда он принесёт мне ужин. Придя в кабинет, я первым делом отстегнул от пояса меч и снял сапоги, чтобы ногам дать отдых. За сегодня я дважды побывал на границе баронства, причём в разных местах и всего лишь из-за того, что соседние бароны перестали пропускать наших торговцев через свои территории. Пришлось договариваться, разумеется, с помощью денег. Вопрос решился, но на будущее я запомнил, как они со мной поступили, придёт день, и я отвечу той же монетой только уже с них.
        Вскоре пришёл Вилл, принёс ужин, и небольшой глиняный чайник с травяным чаем.
        — Спасибо Вилл, присядь, расскажи, что у тебя стряслось, я же вижу что проблема какая-то.
        — Отца бревном придавило, он уже совсем плох, вот-вот умрёт.
        — Почему раньше не сказал? Где он у тебя работал?
        — Строил здание академии, там на него бревно и упало. Городской лекарь только руками разводит, ничем помочь не может, нужен маг-лекарь, а он слишком много запросил за лечение.
        — Это тот что в ученическом лагере сидит?
        — Да, он, другого мага лекаря у нас тут нет.
        — Понял, одевайся и скажи, чтобы коня оседлали, мы едем туда. Отец у тебя, где сейчас?
        — Дома, где же ему быть-то.
        — С ним есть кто-то?
        — Да, мама и сестрёнка, плачут всё время, хоть домой не заходи.
        Через пятнадцать минут я снова оказался в седле, направившись в лагерь учеников. Мои охранники за сегодня тоже изрядно вымотались и сейчас были злые как волки. В лагерь мы прибыли через полчаса, когда небо уже потемнело и стали видны звёзды. Лекаря найти не составило труда, шатер, где он на момент нашего появления отдыхал от трудов праведных, стоял рядом с шатром профессора Верна.
        — Добрый вечер, — я вошёл в шатёр без приглашения и застал его лежащим на кровати с кубком вина в руке.
        — И вам доброго вечера господин барон, чем обязан столь позднему визиту? — Скажи мне, как там тебя, Лабрен кажется, — я вспомнил его имя, покопавшись в памяти. — Так вот скажи мне Лабрен, ты у нас жалованье получаешь за что, за лечение людей или просто за присутствие здесь?
        — За лечение, конечно же, — ответил он и напрягся, почувствовав какой-то подвох в моём вопросе.
        — Когда и кого ты в последний раз лечил?
        — Её сиятельство госпожу Амелию, при вас же это было.
        — А других людей лечить не пробовал, простых, не принадлежащих к аристократии? — спросил я и, до него стало доходить, на что я намекаю.
        — Так ведь у них денег нет, — объяснил он причину своего отказа вылечить отца Вилла.
        — Серьёзно? Денег нет? А ты у нас что свободный лекарь или на моем тебе жалованье сидишь? Насколько я помню то на жалованье, а это значит, что лечить ты обязан всех, кто к тебе обратится, так? — он нехотя кивнул, признав мою правоту. — А если так, то ты сейчас поедешь в город и вылечишь отца моего слуги. И ещё, если он умрёт, я лично тебе голову отрублю, понял? — я схватил его за воротник и притянул к себе.
        — П-понял, — ответил он, сглотнув ставшей вязкой слюну, а потом посмотрел мне через плечо и заметно повеселел. В шатёр вошёл Верн, он видимо услышал разговор и решил, выяснить что тут происходит.
        — Что здесь происходит?
        — Здесь происходит то что некоторые не хотят ничего делать, с завтрашнего дня господин Лабрен будет постоянно находиться на острове, там, где идёт строительство здания академии. Будет следить за здоровьем работающих там людей, моих людей! — повысил я голос. Верн хотел что-то сказать, но я его перебил. — Для меня каждый человек в баронстве важен и не важно кто он, аристократ или же простолюдин. Пошёл! — я грубо толкнул лекаря к выходу из шатра. Верн промолчал на мои действия, но по его взгляду я понял что мы теперь враги.
        Обратно в город мы не ехали, а летели, загоняя коней. Отец Вилла был ещё жив, когда мы приехали, и лекарь сразу же принялся его лечить, поняв, что защиты от Верна не будет. Оставив Вилла и пару охранников в доме его отца, с приказом — если отец умрёт лекарю голову отрубить, я пошёл в замок. Рубить ему голову я, конечно же, не собирался, просто нужно было припугнуть обнаглевшего мага. Мои охранники тоже это понимали и продолжили его запугивать, правда, делали это так, чтобы не мешать лечению.
        Когда я вошёл в кабинет, там сидя в кресле, спала Амелия. Я присел в соседнее кресло и долго смотрел на спящую девушку, пока она не проснулась.
        — Наконец-то ты пришёл, — сказала она улыбнувшись.
        — Долго ждёшь?
        — Не знаю, я же спала.
        — У тебя тоже какая-то проблема?
        — Нет, я просто так пришла, мы давно не виделись.
        — Три дня всего.
        — Для меня это долго. Давай завтра прокатимся куда-нибудь, иначе я скоро кого-нибудь убью. Я так устала, что даже ужинать не стала.
        — Завтра? А что у нас завтра? — я задумался, вспоминая список дел на завтра. Дел было как обычно много, но мелких, которые можно было переложить на кого-нибудь другого, на того же Вилла например. Лемара трогать не хотелось, он и так уже стал похож на ходячего мертвеца, даже тёмные круги под глазами появились. — Хорошо, на завтра могу для тебя освободить весь день. Куда поедем?
        — Не знаю, придумай что-нибудь.
        — На лодке каталась когда-нибудь?
        — Нет.
        — Значит, завтра поедем к озеру, отнимем у строителей одну лодку и отправимся в плавание. Как тебе такое предложение?
        — Романтичное, я, пожалуй, на него соглашусь, только давай без охраны, не хочу их в лодке видеть.
        — Разумеется, зачем они нам нужны посреди озера, от рыб охранять? Тебя проводить до комнаты?
        — Проводить, — ответила Амелия и протянула руку, чтобы я помог ей встать. Я помог встать, но потом пришлось ещё и помочь добраться до кровати. Идти самостоятельно она не могла, её пошатывало от усталости и очередного опустошения своего магического источника почти до ноля. Когда я нёс Амелию в её комнату, мне показалось, что все обитатели замка специально вышли на это посмотреть, только делали вид, что выполняют какую-то работу по замку.
        В её комнате было темно, слуги не знали, когда она вернется, поэтому свечи никто не зажёг. Положив Амелию на кровать, хотел сходить позвать её служанку, но она меня не отпустила.
        — Посиди со мной, пожалуйста, — взяв за руку, он притянула меня к кровати и усадила рядом. — У тебя горячие руки, — она пристроила голову на моё бедро и прижала мою ладонь к своей щеке.
        — Зачем ты опять потратила почти всю силу, тебе что прошлого раза было недостаточно? Сколько раз тебе нужно говорить, чтобы ты больше не рисковала? Чего молчишь? — я наклонился, чтобы увидеть её лицо. Амелия спала, как маленький ребёнок не желающий выпускать из рук мамину руку. — Вот спрашивается, кого я сейчас ругаю? — подумал я и аккуратно освободился от её рук. Перед тем как уйти, снял с её ног сапоги, положил под голову подушку и накрыл одеялом. Возвращаться обратно в кабинет уже не захотел, дошёл до своей комнаты, где прилёг на кровать и заснул прямо в одежде, даже сапоги не снял.
        — Ваша милость, просыпайтесь, уже утро, — сквозь сон я услышал голос Вилла. В голову сразу пришло сравнение с фильмом «День сурка» где для героя каждое утро было одинаковым. Вчера, кажется, Вилл будил меня точно также, и, кажется, используя те же слова. Я открыл один глаз и посмотрел на слугу, он был счастлив, видимо лекарь всё-таки вылечил его отца.
        — Как дела, отец жив?
        — Да ваша милость, ему уже намного лучше, через неделю сможет вернуться на стройку. Спасибо вам ваша милость, я никогда не забуду того, что вы для нас сделали, — Вилл опустился на одно колено и склонил голову.
        — Не стоит благодарности, я всего лишь заставил лекаря выполнить его работу, ты мне лучше завтрак принеси и чистый костюм.
        — Уже всё принёс и сапоги почистил.
        — Я посмотрел на свои ноги и увидел, что сапог на них нет, а ведь засыпал в них. Видимо я слишком крепко спал, если даже не почувствовал, как Вилл их снял. Это было плохо, не в том смысле что он их снял и почистил, а в том, что я этого не почувствовал, раньше такое со мной провернуть было невозможно, спал я чутко. — Почту оставил в кабинете, писем снова много, — доложил Вилл.
        — Спасибо, я тебя позову, когда понадобишься.
        После завтрака решил сначала зайти к Амелии, узнать, как продвигается обучение у отдельной группы, да и просто хотел её увидеть, если уж честно признаться, она мне нравилась. Амелию в комнате не застал, она на рассвете уехала на малый учебный полигон вместе с Фернаном.
        — Эх, хе, хе, — вздохнул я, увидев, сколько писем пришло, когда вошёл в кабинет. — Снова разгребать весь этот ворох до самого вечера, — подумал я и сел за стол.
        Часа через четыре я уже просто больше не мог читать, писать и подсчитывать. Большая часть писем не представляла никакой секретности, и я стал задумываться о секретаре, без помощника скоро превращусь в бумажного червя, копошащегося в ворохе бумаг.
        — Вот ты где! — в кабинете появилась Амелия, — извини что не зашла утром, перед тем как уехать. Ну, так как, мы едем?
        — Куда?
        — Как это куда? Насколько я помню, кто-то мне обещал прогулку на лодке по озеру.
        — Да, точно, было такое, — я посмотрел на оставшиеся письма и решил, что на них позже отвечу. — Вилл! — он появился через секунду, — мы едем к озеру.
        — Я распоряжусь, чтобы оседлали коня, охрану будете брать?
        — Да, и ещё, ужин мы возьмём с собой, распорядись, чтобы нам собрали корзинку, и фрукты пусть не забудут положить.
        — Ваша милость я бы хотел поехать с вами, должен же кто-то там о вас позаботиться.
        — Не нужно Вилл, мы сами справимся.


        Озеро встретило нас тишиной и водной гладью при полном отсутствии ветра. Вдалеке был виден остров, где ускоренными темпами шло строительство здания академии.
        Через час нам подогнали лодку, самую маленькую из тех, что были у рыбаков и самую новую, она даже рыбой ещё не успела пропахнуть.
        — Не боишься? — спросил я, оттолкнув лодку от берега.
        — Чего? — Амелия почему-то насторожилась.
        — Скоро стемнеет, а мы одни в лодке посередине озера.
        — Это же хорошо, ночь, водная гладь и ты, многие девушки отдали бы руку за то, чтобы находиться в этой лодке вместо меня.
        — Так уж прямо и руку, — я даже слегка засмущался.
        — Те, кому руку жалко, отдали бы ногу.
        — Хорошо что хоть не голову, а то и не поговорить потом.
        — А ты ужином, когда меня собираешься угощать? — Амелия показала на корзинку с продуктами, которую я взял с собой в лодку.
        — Доплывём вон до того крохотного островка, — я показал на ещё один остров размером не больше пятидесяти квадратных метров, — там и устроим пикник. Там даже дрова для костра есть, у огня ночью как-то приятнее сидеть, нежели в темноте.
        — Это должно быть романтично, меня ещё никто не приглашал на свидание на маленький островок, да ещё и ночью, — Амелия посмотрела на меня с хитринкой во взгляде, видимо уже строя какие-то планы по прибытию на остров.
        Пока я неумело работал вёслами, солнце успело опуститься за горизонт и небо начало стремительно темнеть. Когда лодка наконец-то ткнулась носом в берег островка, наступили вечерние сумерки. Выбравшись из лодки на берег первым, решил помочь выбраться Амелии. Она с улыбкой изящно протянула мне руку, а потом наигранно оступилась, для того чтобы я её поймал. Само собой я её поймал, вот только ставить на берег не спешил. Прижав гибкое и стройное тело Амелии к себе, смотрел в её глаза собираясь поцеловать, но острая боль внезапно обожгла мне левый бок. Боль была настолько сильной, что я не смог удержать Амелию, руки ослабли, я стал оседать. В глазах всё сначала поплыло, а потом мир быстро и окончательно погрузился во тьму.
        — Вот тебе и романтичное свидание, — пришла в голову мысль, перед тем как я окончательно потерял сознание. Потом сознание ко мне несколько раз возвращалось, но видимо лишь для того, чтобы я смог понять, что меня куда-то несут. Сколько времени находился без сознания, я не знал, окончательно оно ко мне вернулось лишь в замке. Я лежал на кровати в своей комнате, на столике горела свеча, её света хватало лишь, чтобы понять, где я. Мне было жарко, сильно хотелось пить, и я повернул голову в поиске кувшина с водой или хотя бы кружки. Повернув голову, увидел Амелию, она спала в кресле, придвинув его вплотную к моей кровати. Хотел позвать её, но сухое горло выдало только слабый хрип, правда, его хватило, чтобы она проснулась.
        — Эрит, ты как? Что, воды? Я сейчас, — она бросилась к столику, чтобы налить чашку воды. Я слышал, как она тихо выругалась, уронив кувшин и разлив воду. — Вот, пей, не спеши, — к моим губам прижалась чашка, часть воды выплеснулась на подбородок и потекла по шее. Сделав пару глотков, я зашёлся кашлем, после чего снова погрузился в темноту, лишившись сознания, но не надолго минуты на две. Когда сознание вернулось, увидел перед своим лицом обеспокоенное лицо Амелии. Чашка ещё находилась в её руках и вода из неё продолжала выливаться через край, только теперь на мою грудь.
        — Что произошло? — прохрипел я.
        — В тебя попала отравленная стрела, мы уже и не надеялись, что ты очнёшься, три дня в бреду метался.
        — Стрелка нашли?
        — Да, но, — Амелия прервалась, видимо не зная, как мне сказать об этом.
        — Что, но, кто он?
        — Я немного перестаралась, он сильно обгорел, так что кто это был, выяснить не удалось, извини.
        — Метко бьёшь, от островка до берега шагов триста.
        — Не так метко как хотелось бы, я в него не попала, а вот лес на берегу быстро загорелся. В этом пожаре он и сгорел.
        — Дай ещё воды.
        Выпив две чашки, я предупредил, что мне нужно немного вздремнуть. Мало ли, вдруг начнут проводить какие-нибудь средневековые реанимационные манипуляции, не помогут, а лишь добьют.
        Когда проснулся в комнате было светло, за окном ярко светило полуденное солнце. Кресло, в котором ночью сидела Амелия было пустым, я в комнате находился один. Попытка встать принесла лишь боль, немного отдышавшись, потрогал пострадавший бок. Дотрагиваться было больно, решил, немного подождать с обследованием самого себя, когда боль утихнет, попытаюсь встать.
        — Проснулся уже! — в комнату вошёл Фернан. — А ты живучий, не каждый смог бы выжить после того сильного яда, которым обильно смазали наконечник стрелы. Твой отец приносил пару стрел для сравнения, они не такие, так что у нас есть версия, что стрелял в тебя кто-то из Дакранцев. И ещё, что я хотел сказать, пока никого нет. Обгорел не лучник, а его проводник и он уже был мёртв на момент выстрела. Его задушили и спрятали за деревом. Мой тебе совет, охрану удвой, скрытую броню не снимай и следи за тем что ешь.
        — Спасибо Фер, даже не представляю, что бы мы без тебя делали, — поблагодарил я.
        — Да, я тут вообще почти не причём, это Амелия чуть всех не пере убивала. Лемар третий день деревни вверх дном переворачивает, ищет стрелка, но думаю это бесполезно, он уже, скорее всего, далеко отсюда.
        Фернан вскоре ушёл, а я задумался над тем, что возможно убить хотели и не меня, а Амелию. Стрела пробила мой бок, войдя со стороны живота, то есть теоретически, стрелок мог просто промахнуться, расстояние то большое от берега до островка. С другой стороны, он мог попытаться одной стрелой убить нас обоих, стрела вошла бы в спину Амелии, пробила её насквозь и вошла в меня. Яда было достаточно для нас двоих. Мне и в этот раз сказочно повезло, основная часть яда осталась на моей куртке со вставками из толстой кожи. Кожа его просто соскоблила с наконечника, и полученная доза оказалась не смертельной для меня.


        В постели я провалялся ещё четыре дня, раньше мне вставать не позволили, Амелия не позволила. Она эти четыре дня вообще почти не отходила от меня, кормила, поила, и меняла повязки, не позволяя это делать никому вместо себя.
        — Можно я сам попробую одеться? — спросил я, взяв в руки штаны. Амелия разрешила, но осталась в комнате, чтобы в случае чего помочь. Помощь не потребовалась, я самостоятельно смог одеться, правда, не так быстро как раньше. Пока я был лежачий, ко мне кто только не приходил, чтобы справиться о здоровье и хоть как-то подбодрить. Был даже профессор Верн, но мне показалось, что его сочувствие было не искренним. Новар с Чаресом заходили по два-три раза в день, так как сейчас все проблемы приходилось решать им, от меня нужна была консультация по некоторым вопросам. Что касается моего слуги Вилла, он всегда дежурил за дверью и появлялся мгновенно, если Амелия с чем-то не справлялась.
        Как я не хорохорился, а без помощи спуститься по лестнице и выйти во двор, всё-таки не смог. Рана давала о себе знать острой болью при каждом резком движении. Обитатели замка, увидев меня, улыбались и желали скорейшего выздоровления.
        — О, ты уже ходишь!? — в ворота въехал Лемар. Вид у него был изнемождённый, он явно не спал пару дней и скорее всего, не ел.
        — С такими лекарями как Амелия быстро на поправку пойдёшь, — сказал я и, притянув её к себе, наконец-то поцеловал, как положено — в губы.
        — Вот, а я что тебе говорил, свадьба не за горами! — услышал я голос Новара за спиной. — Потом внуки появятся, и я наконец-то стану счастливым дедушкой.
        Амелия стала нехотя вырываться из моих объятий, так как во дворе стало появляться слишком много любопытных глаз.
        — Хочу пройтись по городу, составишь компанию, — предложил я Амелии, чтобы избавиться от слишком пристальных взглядов после поцелуя.
        — С удовольствием, только охрану нужно предупредить, — ответила она, сама взяв меня под руку.


        Две недели я почти ничем не занимался, если только на некоторые из писем отвечал. Выздоровление шло семимильными шагами, болей в боку уже не чувствовал, поэтому в тайне от всех стал тренироваться. Нужно было вернуть телу прежнюю подвижность, скоро ведь на свадьбу короля ехать, а я там нужен здоровым. Я прекрасно понимал, что приглашён не только как друг, но и как дополнительная надёжная охрана для его величества. Амелия снова стала пропадать на весь день, уходя на учебный полигон утром и возвращаясь лишь поздним вечером. Новар уехал домой, у него своих дел было не меньше чем у меня, ведь он взял под свой контроль всё сельское хозяйство. Лемар отъелся, отоспался и вновь стал выглядеть нормально, кстати, я только сейчас заметил, что он подрос, возмужал и уже не был похож на подростка четырнадцати с половиной лет.
        — Ваша милость, прибыл посыльный от барона Маторока, с ним несколько торговцев, — ко мне за ужином подошёл Вилл.
        — Сейчас дожую и приму, проводи пока всех в большой зал, ну, и охрану утрой на всякий случай.
        — Охрану уже утроил, ваша милость. Мне предложить гостям горячий травяной настой?
        — Разумеется, даже с булочками, пусть почувствуют наше гостеприимство.
        Дожевав последний кусочек мяса, приготовленного моим поваром и запив его чаем, встал из-за стола, собираясь встретиться с только что прибывшими людьми от Маторока.
        Как я и предполагал, эта делегация прибыла, чтобы наладить торговлю между нашими баронствами. Говорили мы недолго, но за столь короткое время быстро достигли взаимовыгодных условий, видимо у Маторока дела шли не очень хорошо, если его люди быстро согласились, на все мои условия что я выдвинул. Когда вернулся в кабинет, там меня ждали Амелия и Фернан.
        — Если вы сразу оба тут, значит, что-то случилось.
        — Ничего не случилось, мы просто пришли напомнить, что наша группа учеников готова показать всё, чему они уже смогли научиться. Когда устроим проверку, чтобы сравнить подготовки?
        — По мне так хоть прямо сейчас, но боюсь, Верн уже спит. Назначим на завтра, так скажем — в полдень. У нас время поджимает, нам на свадьбу пора ехать.
        — Я не поеду, — сразу отказался Фернан.
        — Не люблю большое скопление людей в одном месте, нервным становлюсь, как бы чего не вышло потом.
        — Ладно, не хочешь, как хочешь, настаивать не буду. Останешься в замке, присмотришь за всем, пока нас не будет.
        На следующий день ровно в полдень мы прибыли в ученический лагерь. Здесь полным ходом шла подготовка к показательным выступлениям будущих боевых магов. На полигоне наконец-то появились нормальные мишени, деревянные истуканы, изображали воинов со щитами и почему-то копьями.
        — Лучшие двадцать учеников поедут в Каболар на свадьбу его величества! — объявил я перед началом состязаний. Первыми, разумеется, на полигон вышли ученики из групп, с которыми занимался Верн со своими учителями. Да, силы у них прибавилось, удары стали точнее, но система осталась прежней, то есть удары только по прямой траектории. Я, конечно же, похвалил за успехи, так как они были видны, а после на полигон вышли ученики группы Фернана. То что показали они, не шло ни в какое сравнение с предыдущими выступлениями. Действовали они парами, маг огня и маг воздуха, или маг воды и маг воздуха. За счёт объединённых ударов с магами воздуха огненные шары или льдины летели по непредсказуемой траектории, но всегда достигали цели. Эти спаренные удары наносили такой урон, после которого мишень становилась, не пригодна для дальнейшего использования. Через две минуты на поле не осталось ни одной целой мишени. Увидев, чего достигли ученики Фернана, профессору Верну пришлось признать, что его систему обучения нужно менять. Я не стал на него пока давить по поводу саботажа в обучении, успех ведь и у его учеников был,
правда, минимальный. Дал ему ещё месяц на переподготовку, пообещав что, как только вернусь со свадьбы, вновь устрою проверку.
        Спустя несколько дней мы, то есть я, Амелия, Лемар и двадцать магов отправились в Каболар. На груди у каждого, кроме меня, красовался амулет с изображённой на нём волчьей головой. В глазах волка светились изумруды, заряженные самими же учениками. Амулет Лемару зарядила Амелия, так как он не был магом и не мог этого сделать сам. Мои личные охранники тоже ехали с нами, а чтобы они не выделялись, их переодели в ученические костюмы и тоже выдали амулеты.





        Глава 9



        Каболар встретил нас проливным дождём и сильным ветром. По улицам текли грязные реки, унося за пределы города солому, конский навоз и прочий мусор, скопившийся за две недели без дождя. Конный отряд из тридцати трёх человек в форме академии, которую в Каболаре мало кто видел, вызвал переполох. Немногочисленные прохожие старались, на всякий случай скорее покинуть улицу. Некоторые горожане если не было возможности уйти с улицы, прижимались к стенам домов, чтобы не мешать нашему передвижению. Мокрые и уставшие, мы сразу направились в центр города, чтобы снять несколько комнат или какую-нибудь таверну целиком. Честно говоря, я ехал уже заранее выбрав место для нашего ночлега, ту самую таверну, где впервые дал в морду сыну казначея и где нас кормили очень вкусными горячими колбасками. С хозяином таверны мы были наглядно знакомы, поэтому договориться, о закрытии заведения на несколько дней не составило труда. Была правда и проблема, в виде четырёх жильцов, но и с ними мы смогли договориться на переселение в другую таверну, разумеется, заплатив им за неудобство.
        — До наступления темноты остался приблизительно час, думаю, его величество ещё не спит и примет нас, не всех конечно, — сказал я после того, как наши люди и маги распределились по комнатам. — Лемар, останешься за старшего, проследи, чтобы никого не покалечили, горожане ведь ещё не знают, что таверна арендована на несколько дней.
        — Вы сюда вернётесь или до завтрашнего дня вас не ждать? — спросил Лемар уточняя.
        — Трудно сказать, мы же не знаем, что нас там ждёт, но на ужин точно не жди.
        Оставив Лемара и магов учеников в таверне, мы с Амелией в сопровождении десяти человек охраны, отправились во дворец. По прибытию туда возникла небольшая проблема, дворцовая охрана отказалась всех пропускать и мне пришлось на некоторое время оставить своих охранников у ворот. К королю тоже сразу попасть не удалось, он был занят, разговаривал с послами соседних королевств. Мы просидели в ожидании приёма около часа, в тёплом помещении одежда на нас почти полностью успела высохнуть. Амелия заметно нервничала и я, не понимал почему, ведь с Теороном она хорошо знакома, к тому же с королём сейчас её дядя Сатор Катнар. Все мои попытки узнать, в чём дело не достигли успеха, она отказывалась говорить о своём странном поведении.
        — Эрит, Амелия, рад видеть вас во дворце! — Теорон с порога поприветствовал нас и обнял сразу обоих, как лучших друзей. Он не пригласил нас куда-то в другую комнату, а сам пришёл в ту комнату, где мы его ждали. Катнара с ним не было, он пришёл в сопровождении лишь одного слуги, которого почти сразу же выставил за дверь.
        — Мы тоже очень рады встречи ваше величество, прибыли, как и обещали, а подарок прибудет чуть позже.
        — Подарок? И что это, если не секрет? Надеюсь не очередной конь?
        — Нет, ваше величество, не конь, это большие часы, вам останется лишь указать, где их установить.
        — Ты случайно не маг разума? Я хотел попросить у тебя того механика на некоторое время, чтобы он и для меня такие часы сделал, но ты словно уловил мои мысли.
        — Нет, я, к сожалению не маг разума, а может и к счастью, когда не знаешь, о чём думают другие люди, жить интереснее.
        — Тут ты не прав, знание чужих мыслей убережёт от множества проблем, а может даже и жизнь сбережёт. Вы где в городе остановились?
        — В таверне, хозяину пришлось её закрыть на несколько дней. С нами двадцать лучших учеников и десять моих охранников. Все мы готовы оказать помощь в охране, а она, думаю, не помешает.
        — Вот видишь, и он так думает, а ты не хочешь, говоришь, что гвардейцев будет достаточно! — в комнату стремительно вошёл граф Катнар. — Охраны много не бывает, особенно на свадьбе короля. Рад видеть вас в Каболаре, как добрались, проблем по дороге не возникало?
        — Всё хорошо, кроме сегодняшнего дождя больше никаких неприятностей не было. Промокли до последней нитки, до сих пор одежда влажная.
        — Это дело поправимое, заедете ко мне домой, там вам найдут во что переодеться.
        — Спасибо, но у нас есть запасные комплекты, не стали переодеваться, смысла нет, дождь же ещё не закончился.
        — Тогда просто сегодня в гости ко мне заедете, вместе со мной! — уточнил граф, поняв по нашим взглядам, что мы к нему сегодня в гости заезжать не планировали. — Я освобожусь через час, и без возражений, моя семья будет рада таким гостям как вы в любое время.
        — Быстро ты их пристроил, — улыбнувшись, сказал Теорон, — я даже не успел предложить остаться на ночь у меня во дворце. Вот что значит, опыт решать проблемы быстро, но завтра в полдень, чтобы были здесь, причём все тридцать, — Теорон задумался на несколько секунд и продолжил, — сколько вас прибыло?
        — С нами тридцать три, ваше величество.
        — Значит все тридцать три, хочу вас отдать в руки моего портного. Если честно, форма что сейчас на вас, так себе, красиво, конечно, но как-то слишком скромно для торжества. До свадьбы ещё семь дней, — он снова на несколько секунд задумался, — нет, уже шесть, кажется, но Бьер успеет. Сатор, а тебя я жду утром, как и договаривались. До завтра, — Теорон попрощался, ещё раз взглянув на каждого из нас, и ушёл, такой же стремительной походкой, какой и пришёл.
        — Так, вы тут ещё немного подождите, я решу пару вопросов, потом поедем ко мне, — граф показал нам на кресла, в которых мы уже просидели около часа в ожидании короля. Катнар также быстро, как и Теорон ушёл, оставив нас в некотором замешательстве, точнее меня, Амелия после его настойчивого приглашения стала ещё более нервной.
        — Что не так, я же вижу, что ты чего-то боишься? — спросил я, усадив её в кресло.
        — Жду скандала, только не знаю, когда и где он произойдёт.
        — Какого скандала, по какому поводу?
        — Я много чего сделала неподобающего титулу графини и мама меня за это убьёт.
        — Не убьёт, она же мама. Покричит, конечно, немного, но точно не убьёт, я не дам ей этого сделать.
        — А ты что со мной ко мне домой пойдёшь?
        — Я с тобой куда угодно пойду, так что никого не бойся, — я взял её за руки и посмотрел в глаза. Амелия постепенно успокаивалась, страх встречи с мамой уходил из её глаз, она даже улыбаться стала. — Вот такой ты мне нравишься больше.
        — А я тебе нравлюсь и другой? — тут же зацепилась она за сказанное мной.
        — Нравишься, правда, если честно признаться, бесишь иногда немного, но нравишься, — признался я и сам признал, что она мне всегда нравилась. Были, конечно, моменты, когда мне хотелось её выбросить из окна, но это было не в серьёз, я этого никогда бы не сделал.
        — Я обещаю никогда больше этого не делать, постараюсь не делать, — уточнила она, поняв, что это обещание не так-то просто сдержать, эмоции иногда берут верх над разумом.


        Граф Катнар вернулся ровно через час и сразу повёл нас за собой. Дождь всё ещё шёл, поэтому мы до дома графа ехали с ним в карете, чтобы снова не промокнуть. Жена и сын графа действительно были искренне рады таким гостям как мы, особенно сын графа. Я для него ещё с прошлой нашей встречи стал, чуть ли не супергероем и теперь его маленькая мечта сбылась, я был в его доме. Знал бы он что я совсем не супер герой, а просто пытаюсь выжить в этом мире, так бы не думал, но он не знал, а я не говорил.
        — Мы очень рады таким гостям как вы, Сатор много рассказывал о вас господин Волар. Мой сын Корнар не простил бы отцу, если бы он не пригласил вас в гости, — жена графа Элиз Катнар сияла от счастья, увидев нас в холле всего городского особняка. — Амелия, дорогая, ты в этой одежде выглядишь просто великолепно, этот белый камзол лишь подчёркивает твою тонкую талию. Я видимо много говорю, заставляя вас стоять у входа, простите, просто волнуюсь. Проходите, пожалуйста, чувствуйте себя как дома, — графиня даже поклонилась, приглашая нас пройти. Мне было как-то не уютно, мало того мне кланяясь женщина, так ещё и графиня, чего просто не могло быть. С другой стороны, это можно было расценивать как верх уважения. Сын Катнара словно тень следовал за мной, заметив это, я обнял парня и, положив руку ему на плечо, стал разговаривать с ним. Спрашивал, чего он хочет от жизни, какие планы на ближайшее будущее и так далее. Корнар был счастлив, мне даже как-то жалко стало парня, вроде бы тоже граф, но зажат в определённые рамки и пока ещё лишён свободы действий, поэтому ему сейчас интересно всё.
        На некоторое время нас с Амелией разлучили, а когда мы вновь встретились, на ней вместо формы академии было тёмно-синее вечернее платье со скромным декольте. Мне тоже был выдан чистый и что самое главное сухой костюм, видимо ранее принадлежавший самому графу. Чёрного цвета камзол с золотой вышивкой напоминал мне офицерский морской китель времён Петра первого или чуть более позднего времени. Мы встретились с Амелией в коридоре, после чего направились в разные стороны, я вместе с графом и его сыном направился к нему в рабочий кабинет, а она пошла с графиней в гостиную, для них там был накрыт чайный столик. Честно говоря, такое чаепитие только входило в моду в Каболаре, основоположником которого стал граф, причём с моей подачи, что было приятно осознавать.
        — Как твоя рана, не беспокоит? — спросил граф, намекая на полученную рану во время прогулки по озеру.
        — Спасибо, уже всё хорошо. У вас ваше сиятельство хорошие осведомители, если слух достиг Каболара за столь короткое время.
        — Хорошие, но хотелось бы, чтобы были ещё лучше. Спасибо за Амелию, у меня есть подозрения, что стрела предназначалась ей.
        — Не думаю, какой смысл убивать племянницу графа Катнара, она же ничего не решает на данный момент. Это я должен быть благодарен ей, что не дала мне умереть, она лично меня выхаживала после полученной раны, — пояснил я и увидел, как лицо графа вытянулось от удивления.
        — Эрит, скажи честно, что ты с ней сделал, я уже просто не узнаю свою племянницу?
        — Честно, ничего, просто отношусь к ней как к любому другому человеку, которого считаю своим другом, ну, может чуть лучше с некоторых пор, но об этом мне бы не хотелось говорить, это личное.
        — Ну, да, ну, да, понимаю и не осуждаю ни сколько, она в хороших руках, теперь я за неё спокоен, — граф подмигнул и посмотрел на сына. Корнар слушал нас, чуть ли не заглядывая нам в рот, ему было интересно всё, так как он мало что знал о жизни за пределами Каболара. Граф, понимая, что сын уже подрос, начал потихоньку посвящать его в дела, знакомя с людьми, и видимо потом, заставляя давать оценку этим людям. Корнар должен научиться определять кто друг, а кто враг, от этого зависела жизнь и не только его. Разумеется, граф не посвящал сына в какие-то тайны, было рано, но во время ничего незначащих разговоров хотел, чтобы он присутствовал. Так было и сейчас, мы говорили на разные темы, но не касаясь секретов, таких как, например — ходячие мертвецы, мёртвый маг Амош или шпионы и убийцы королевства Винай. Приблизительно через час граф предложил, поужинать, и попросил сына, проводить меня в столовую. Сам он пообещал присоединиться чуть позже. Я догадывался, что граф всегда записывает важные моменты после того или иного разговора, а после нашего в особенности, так как моя личность вызывала повышенный
интерес, причём не только у него.
        — Эрит, ты возьмёшь меня с собой в Волар? — спросил Корнар, как только мы вышли из кабинета его отца.
        — Если отец отпустит, не вижу больше никаких проблем. Сейчас лето, тепло, так что не замёрзнешь.
        — А что у вас там зимой настолько холодно что даже из дома не выйти?
        — Нет, конечно же, не настолько, но холодно, — ответил я и, подойдя к дверям столовой, услышал громкий женский голос.
        — Амелия, как это понимать? Я последняя в Дакране узнаю о том, что моя дочь выходит замуж, причём за какого-то там почти никому не известного барона. У тебя там в этом Воларе совсем мозги отмёрзли? Мало того ты выходишь за него замуж, ты ещё и до свадьбы решила согревать ему постель! Это позор для рода Катнар и де-Морсо!
        Корнар тоже услышал это, поэтому посмотрев на меня, не стал открывать дверь и входить. Я же услышав неправду, решил пресечь распространение сплетен прямо сейчас и без стука вошёл в столовую. Мне сейчас было плевать, что эта крикливая дама графиня Катнар де-Морсо.
        — Добрый вечер ваше сиятельство, мы, конечно же, с вами уже наглядно знакомы, но я хотел бы представиться ещё раз. Я барон Эрит Новар Волар, барон самого большого баронства Дакрана, директор королевской академии боевой магии, берсерк короля Теорона и Неом, — перечислил я все свои титулы и должности. — Со всей ответственностью заявляю, что ваша дочь Амелия не согревает мне постель, как вы только что соизволили выразиться. В виду не возможности встречи с вами ранее, хочу сейчас попросить у вас руки вашей дочери и разрешить сменить имя Амелия Катнар де-Морсо на Амелия Волар.
        По местным законам, если девушка выходила замуж за человека низшего сословия, что случалось, но крайне редко, требовалось разрешение на смену фамилии, либо на продолжение, то есть, в конце ставилась фамилия мужа. Сейчас я сильно рисковал, графиня могла отказать как в предложении руки, так и в изменении фамилии.
        — Нет! — заявила она, глядя на меня как на врага. Амелия и до этого была напугана внезапно прибывшей матерью, а сейчас вообще стала похожа на восковую статую, движений ноль, эмоций тоже ноль, взгляд направлен куда-то в пустоту перед собой.
        — А я говорю да, — раздался голос графа за спиной. — Лучшего мужа для твоей дочери не найти, молод, красив, умён, богат (тут он слегка соврал, о богатстве пока можно было только мечтать, все деньги шли на развитие баронства).
        Графиня снова хотела ответить отказом, но граф её перебил.
        — Алетта, либо Амелия становится женой Эрита, либо о моей помощи забудь навсегда!
        Я стоял как истукан посреди большого зала графской столовой и не знал, что дальше делать. Граф ругался со своей сестрой из-за меня и мне, не хотелось оставаться в стороне, словно меня тут вообще нет.
        — Ваши сиятельства, а почему бы вам не узнать у самой Амелии, чего она хочет? — встрял я в разговор. — Амелия, ты примешь от меня предложение стать моей женой?
        После моих слов замолчали все и посмотрели на Амелию, она сидела в кресле, вжавшись в спинку. Корнар втянул голову в плечи и закрыл глаза, видимо ожидая от двоюродной сестры вновь чего-то из рук вон выходящего, но она ответила чётко и громко.
        — Да, я согласна и готова стать просто Амелией Волар, даже если бы Эрит не был бароном.
        — О, как! — выдал граф, не найдя подходящих слов.
        — Как хотите, — Алетта опустилась на стул и стала похожа на обычную уставшую женщину, — когда хоть свадьба то? Я же ведь уже знаю, что она назначена. Сатор, я от тебя такой подлости не ожидала, ты обо всём знал и уже давно, но ни слова мне не сказал.
        — Ну, знаешь ли, всё могло измениться в один момент, сегодня Амелия согласилась, завтра передумала, ты что свою дочь не знаешь?
        — Не передумаю, даже не надейтесь! — выкрикнула Амелия и быстро вышла из столовой.
        — И чего встал, беги за ней, иначе её потом снова всем королевством искать придётся, — предложила мне мать Амелии. — Во-первых, я вам не собака, чтобы меня пускать вдогонку по следу, — такого хамского отношения к себе я никогда не прощал, кто бы этим хамом не был и сейчас сдерживать себя не стал, решив, будь что будет, либо моя возьмёт, либо повесят. — Во-вторых, Амелия никуда не уйдёт, ей незачем больше бегать, а в-третьих, — я хотел сказать, что мне плевать на её титул, но граф меня остановил.
        — Эрит нет, достаточно, тебе сейчас лучше выйти, — сказал он, глядя на сестру, потерявшую дар речи после моих слов в её адрес. Я послушался графа и вышел из столовой вслед за Амелией. В коридоре увидел её, она действительно никуда не убежала, стояла у окна, глядя в темноту.
        — Из-за неё ты была такой нервной?
        — Да, я знала, что она обязательно наговорит гадостей, ведь она привыкла к тому, что её должны слушаться, а если нет, то лучше беги. Я так и делала в последние несколько лет. Ладно бы меня было за что ругать, я бы поняла, но все скандалы возникали просто на ровном месте, иногда доходило вплоть до того, что посмотрела не так.
        — Успокойся, теперь это всё закончилось, скоро мы вернёмся в Волар, там тебя никто ругать не будет, кроме меня конечно и только по делу.
        — От тебя нравоучения я готова принять, ты не унижаешь, когда ругаешь, причём даже простолюдинов.
        — А зачем унижать, когда можно сразу на плаху, — я провёл рукой по горлу.
        — Я что-то не припомню, чтобы ты кого-то на плаху отправил, — Амелия посмотрела мне в глаза, видимо пытаясь, увидеть там обман. Обмана она не увидела, так как я действительно однажды отправил на плаху одного безземельного барона, точнее отправил на виселицу. Не увидев обмана, Амелия насторожилась, поняв, что доводить меня до состояния бешенства всё-таки чревато не хорошими последствиями.
        Хлопнула дверь, в коридоре появилась Алетта, увидев нас, направилась к нам. Амелия не желая с ней разговаривать, зашла в первую попавшуюся комнату и закрыла за собой дверь.
        — Если уж на то пошло, — Алетта подойдя ко мне, стала говорить, пытаясь смотреть на меня с высоты своего титула, но это не очень-то получалось, — я хочу, — а меня не интересует, чего вы там хотите, — перебил я, — не нужно ставить мне условия, я их всё равно не собираюсь выполнять.
        — Стой! Я не об этом хотела сказать, не нужно начинать войну, — успокоила она меня, и её взгляд тут же поменялся, став обычным, без намёка на свой высокий титул. Она на ходу изменила тему разговора, так как до этого явно хотела выдвинуть мне какие-то условия, я это видел по глазам. — Я просто хотела попросить, не запрещать мне приезжать в Волар, — сказала она, и её взгляд снова изменился, он теперь стал какой-то жалостливый. Я не понял, с какой радости я могу запретить ей приезжать в Волар, граница баронства всегда открыта, она вообще формальная, ведь баронство в составе королевства. Мало того, она графиня, запрет какого-то там барона, как она недавно выразилась, для неё вообще ничего не значил. От трудности понимания происходящего у меня начала болеть голова, но я заверил графиню, что запрещать ей что-то вообще не планировал ни сейчас, ни потом. Возможно, Алетта хотела ещё что-то сказать, но ей помешал граф.
        — Алетта, оставь молодёжь в покое, всем сейчас нужно немного успокоиться, иначе действительно дело дойдёт до войны.
        — Мы потом ещё побеседуем, желательно втроём, Амелия тоже должна присутствовать, — сказала графиня, перед тем как уйти.
        — Обязательно побеседуем, — согласился я.
        Вскоре коридор опустел и теперь уже я стоял у окна и, гладя в темноту, думал. Думал я о том, что всё не случайно, граф ведь всегда подталкивал меня к определённым действиям, он словно заранее знал, как я поступлю. Амелию он прислал ко мне в Волар не просто на помощь, он хотел нас соединить и у него получилось. Начал он это делать не пару месяцев назад, а гораздо раньше, ещё в тот день, когда я впервые её встретил на дороге убегающую из города. Сейчас я на него за это был не в обиде, ведь Амелию я действительно полюбил. Одно мне осталось пока не понятно, поведение его сестры графини Алетты Катнар де-Морсо. Сначала она на меня пыталась давить, а потом резко сменила вектор направления, вплоть до просьбы не запрещать приезжать в гости. Скорее всего, граф снова вмешался в это дело, но зачем, что он на этот раз задумал? Мысли бегали бешеными табунами, но ни одна не стоила дальнейшего обдумывания. — Так, ладно, не всю же ночь мне тут стоять, — сказал я сам себе и постучал в дверь комнаты, где спряталась Амелия.
        — Это я, открой!
        Через несколько секунд послышались шаги, потом щёлкнул замок и дверь приоткрылась. В глазах Амелии стояли слёзы, она сдерживала себя, чтобы не разрыдаться и не дать свободу своей магической силе.
        — Поехали!
        — Куда?
        — В таверну, там мы свои и нас ни за что и никто не осудит.
        — Мне нужно переодеться, но я не знаю, куда дели мою форму.
        — Поехали прямо так, сядешь на коня впереди меня боком, — предложил я, посмотрев на её вечернее платье, в которое её успели переодеть для совместного ужина.
        Тихо, словно воры мы вышли из особняка графа и добрались до конюшни, откуда я вывел своего коня, сказав конюху, что уезжаю в связи с неотложным делом. Амелия в это время ждала меня неподалёку от ворот, прячась за деревом. Охрана вопросов не задавала, нас выпустили, провожая улыбками как влюблённую парочку, что в принципе так и было.
        Через полчаса я постучал в дверь таверны, но мне никто не открыл.
        — Не понял! Они что так крепко спят? — сказал я, посмотрев на Амелию. Она тоже была удивлена тишине в таверне и на всякий случай, встала чуть в стороне от двери. Я постучал ещё раз, только уже ногой и меня наконец-то услышали. За дверью послышались шаги, потом кто-то хриплым голосом спросил, — кого там ночью принесло?
        — Барон Волар, — представился я и достал меч.
        — Кто-кто? Волар? Барон? — в голосе проскользнули знакомые нотки, после чего дверь открылась и я, увидел Лемара. Он ржал держать за живот, за его спиной стояло несколько учеников. Обеденный зал таверны был полностью разгромлен, не осталось ни одного целого предмета мебели, стены в нескольких местах обгорели, на полу за спиной Лемара лежали связанные люди, четыре человека.
        — Лемар, что за шутки? — спросил я, глядя на него и не понимая, почему он до сих пор смеётся. — Ты что пьян? — предположил я и посмотрел на учеников. Они тоже улыбались, но как-то странно, словно причиной их смеха было что-то другое.
        — Нет, не пьян, но объяснить пока не могу, — он снова заржал.
        — Что тут произошло, где хозяин?
        — Туточки я, хи-хи, — подал голос хозяин таверны из дальнего угла зала.
        — Им подсыпали в еду «Хохотуна», это толчёные корни болотного пятилистника. Редкое растение и цена за него высока, за пригоршню две золотых монеты просят. Те, кому таких денег не жалко, пользуются этим порошком на балах или празднествах. Если переборщить, будешь смеяться до тех пор, пока силы не закончатся, потом крепкий сон и сильная головная боль после сна. Не нужно на меня так смотреть, я эту гадость никогда не употребляла, просто от других знаю, что бывает, — пояснила Амелия, увидев мой удивлённый взгляд.
        — А это я так понял те, кто этот порошок подсыпал, — предположил я, показав на связанных людей.
        — Наверное, — предположил Лемар и снова заржал. Вслед за ним заржали ученики, они больше уже не смогли сдерживаться.
        — Напрасно мы от охраны сбежали, нужно было предупредить, — сказал я, плотно прикрыв за собой входную дверь и задвинув мощный засов.
        Обезопасив всех закрытием двери, решил, допросить лежавших людей. Подойдя к первому, увидел, что он мёртв, кто-то из наших магов воздуха перестарался и впечатал его в стену так, что у бедолаги не осталось целых костей. Он видимо, был ещё жив, когда его связывали, но вскоре умер. Оставшиеся трое были живы, но и им прилетело от учеников немногим меньше чем их товарищу. Я попытался допросить этих отравителей, но не смог, оказалось, что у них были отрезаны языки. Они мычали что-то в ответ на мои вопросы, но их никто не понял. Сгоряча я сильно ударил одного мычавшего ногой, после чего и он потерял сознание, я видимо попал во что-то уже повреждённое и жизненно важное.
        — Амелия, долго они ещё смеяться будут? — спросил я, видя что мой жёсткий допрос, вызывал лишь смех среди учеников.
        — Обычно действие длится около часа, мы тут уже минут двадцать, значит, скоро начнут падать.
        — В каком смысле падать?
        — В прямом смысле, доза большая, от маленькой так не смеются. Сейчас смех все силы отнимет, потом бам на пол и спать, я же уже говорила.
        Только она это сказала, начался магопад, ученики друг за другом стали валиться с ног, словно им по ногам ударили. Лемар упал десятым или одиннадцатым, причём упал лицом вниз и расквасил себе нос. Через пятнадцать минут из всех кто находился в таверне, не спящими остались только мы с Амелией.
        — Что делать будем? — спросила она, показывая на спящих.
        — Ничего, пусть спят, идём, тоже где-нибудь пристроимся, я уже с ног валюсь от усталости.
        Амелия тоже выглядела далеко не отдохнувшей, да ещё и встреча с мамой бодрости не добавила. Она согласилась подняться в выделенную нам с ней комнату, но как только мы подошли к лестнице, во входную дверь что-то ударило с такой силой, что толстые доски, из которых она была сделана, треснули в нескольких местах. Через пару секунд удар повторился, дверь такого издевательства не пережила и развалилась на части. Как только таверна лишилась двери, Амелия ударила в ответ огненной плетью. На улице кто-то закричал, видимо, удар не ушёл в пустоту. В таверну после удара Амелии никто не отважился войти, а мы с ней не спешили выходить на улицу, сколько нападавших нас там поджидало, было не известно. Крик вскоре резко оборвался, наступила тишина, даже было слышно как последние капли дождевой воды с крыши падали на брусчатку. В ожидании непрошеных гостей прошло минут десять, к нам больше никто не пришёл, даже какой-нибудь любопытный горожанин не соизволил заглянуть. Вооружившись двумя мечами, я осторожно выглянул наружу. Метрах в десяти от входа в таверну на земле лежал человек, одежда на нём ещё дымилась после
удара Амелии.
        — И что, это всё? Один только? — тихо сказал я, выйдя на улицу и подойдя к обгоревшему трупу.
        — Это маг воздуха, он видимо не знал, что мы вернулись, пришел, чтобы добить спящих.
        — Это понятно, но кто его добил? — я показал на его шею. Кто-то ударил его по шее мечом, чтобы он больше не кричал, ну и не жил тоже.
        — Тот, кто добил, ещё и коня твоего увёл, — Амелия показала на коновязь у таверны, где я оставил коня.
        — Вот гад, конь то ему зачем?
        Где-то слева что стукнуло о брусчатку, мы от неожиданно громкого звука присели, но это был всего лишь мой конь, он убежал, когда дверь начали ломать, а теперь вернулся.
        — Конь нашёлся, осталось найти того кто ими командовал, — сказал я и услышал приближающиеся удары подков о брусчатку. Через минуту из-за угла выехали наши охранники, которым мы ничего не сказали, когда сбегали из дома графа.
        — Ваша милость, ну, нельзя же так, — начал говорить командир отряда и прервался, увидев обгоревший труп. — Что тут было?
        — Кто-то прислал этих людей нас убить, но что-то пошло не так. Обеспечьте скрытую охрану таверны и перенесите учеников в их комнаты, никто не должен их видеть спящими на полу, не красиво как-то для представителей академии.
        Пока охрана наводила порядок, наступило утро, город медленно просыпался. Горожане, выходя из домов, отправлялись по своим делам, ещё не зная, что происходило ночью у них под носом. Вскоре мы с Амелией наконец-то добрались до единственной оставшейся никем не занятой кровати. Лежать на ней вдвоём было тесно, но это не помешало нам быстро заснуть.





        Глава 10



        — Ваша милость просыпайтесь, ваша милость да проснись же, наконец!
        Открыв глаза, увидел перед собой командира моего отряда охраны, это он так настойчиво меня будил.
        — Что случилось?
        — Его сиятельство приехал, хочет ещё и от вас услышать, что здесь ночью произошло.
        — Уже иду, — я сел на кровати и понял, что я на ней один, Амелия уже ушла и видимо ещё до того, как граф приехал.
        — Госпожа Амелия внизу, с его сиятельством разговаривает, — пояснил Тарнак, поняв, о чём я думаю.
        Через пару минут я спустился в зал, бывший ещё вчера обеденным и поздоровавшись с графом, осмотрелся. Все мои люди были сейчас здесь и большая часть из них, страдала головными болями после приёма «Хохотуна».
        — Теперь хочу услышать твою версию и, что ты думаешь о том, кто вас хотел уничтожить. То что убить хотели всех, мне уже ясно, не просто же так ученикам эту гадость подсыпали.
        Я достаточно подробно рассказал графу, что тут происходило, но вот о том кто нас, так сказать «заказал», сказать ничего не смог. Можно было назвать имя любого, кому мы мешали, но толку то, доказательств же у меня нет. Единственная зацепка сейчас сидела в углу, по-прежнему связанная. Трое оставшихся в живых ночных гостя с отрезанными языками, могли что-то прояснить, поэтому я с чистой совестью передал их графу. Его люди более опытные по ведению допросов, может, они и добьются от них чего-то.
        — Что ж, если больше нечего добавить, можете продолжить отдыхать, но через час после полудня чтобы все были во дворце. Нужно составить план расстановки твоих людей во время церемонии, заодно ещё раз попробуем увидеть все слабые места в охране.
        Граф вскоре уехал, прихватив с собой отданных ему ночных визитёров. Как только он вышел из таверны, ученики продолжили стонать, головная боль пока не отпускала. Лемар терпел боль, молча, но с закрытыми глазами. Рядом с ним на полу сидел хозяин таверны и держал на голове кувшин с холодной водой. Если он тоже пострадал от действия «Хохотуна», значит, что он не причастен к нападению, подумал я вначале. Потом в голову пришла мысль о том, что он ведь мог и специально его принять, ведь его действие не смертельно, убивать нас планировали острым железом. С другой стороны, нас могли отравить чем-то более серьёзным, но почему-то не отравили и это, лишь добавило вопросов к этому нападению. Мыслей было много, а ответов ноль, поэтому я как следует, надавил на хозяина таверны. Без небольшого рукоприкладства обойтись не получилось, хоть оно и не помогло, хозяин был точно не причём. Его семья после того как мы заселились, переехала на некоторое время в другое место, им пришлось отдать свои комнаты нам, так как их не хватило для всех. Под подозрением остался лишь его кухонный работник, который ушёл домой перед
ужином. Он запросто мог добавить «Хохотуна» в еду за определённую оплату или под угрозой. Самому хозяину травить постояльцев было бы крайне не выгодно, тем более, таких как мы. Сложив два плюс два, мы отправились к этому работнику домой, чтобы поговорить с ним. Жил он недалеко от таверны в квартале ремесленников, поэтому всего через несколько минут мы были уже около его дома.
        На стук в дверь нам никто не ответил, поэтому мы вошли без разрешения. Тишина в доме оказалась не случайной, трое жильцов, сам работник таверны, его престарелый отец и мать были мертвы, им перерезали горло. Убийство ставило точку в поиске того, кто подсыпал нам «Хохотуна», после сделанного исполнителя сразу убили, вместе со свидетелями. Заказчик нашего отравления в итоге остался неизвестен. После всего что произошло, есть я стал опасаться, впрочем, не только я, а все мы. Хозяину таверны теперь тоже особого доверия у нас не было, поэтому нам пришлось найти собственного повара, причём из числа моих охранников, так как никто из учеников готовить вообще ничего не умел.
        К обеду пострадавшие от отравления перестали мучиться головными болями, и мы отправились во дворец, там нас ждал граф Катнар.


        — Прибыли? Вот и хорошо, Эрит и Амелия за мной, остальным ждать здесь, — сказал граф, встретив нас у парадного входа во дворец. Граф явно находился в плохом настроении, это было видно даже по его взгляду, что уж тут говорить о том тоне, которым он нас встретил. Я не стал лезть с расспросами, сочтёт нужным, сам расскажет. — Вот план дворца и прилегающей территории, расположение гвардейцев показано красным, что можешь добавить? — он обратился ко мне, так как Амелию воспринимал, как человека способного мыслить только логически. Ему сейчас был нужен взгляд со стороны, причём с расчётом на нелогичное нападение на дворец, если оно всё-таки будет.
        Минут десять я рассматривал план-схему, выискивая слабые места и в итоге, нашёл их не меньше десятка.
        — Вот тут, тут и тут охраны нужно в три раза больше, — я показал на его схематической карте, — здесь лес рядом, а там есть, где спрятаться. Потом я бы вот тут улицу перекрыл, чтобы к дворцу не было возможности быстро подойти. Ещё меня очень напрягает сама церемония, проводить её на главной площади Каболара слишком рискованно, вокруг домов много, придется на каждую крышу арбалетчика посадить, — сделал я вывод из того, что увидел.
        — Это мы уже сделали, так что думаю, никаких проблем не возникнет, незамеченным никто не останется, но твои замечания вполне уместны, я добавлю охранников там, куда ты показал. Сейчас вам нужно объехать все проблемные места и осмотреться, может быть, ещё какие мысли появятся.
        Мы не стали возражать, и отправились инспектировать посты охраны, только не всей дружной толпой, а втроём, я, Амелия и Лемар.
        На первый взгляд всё было нормально, гвардейцы уже сейчас стояли там, где было сказано, но что-то меня всё равно не устраивало и я, не мог понять что. Было ощущение, что мы что-то упустили из вида, где-то оставили лазейку для заговорщиков. До конца дня ни я, ни Лемар с Амелией эту лазейку так и не нашли. Во дворец вернулись уже с наступлением темноты и тут же попали в руки королевского портного.
        — Господин барон, как я рад снова вас видеть, — Бьер расплылся в улыбке, увидев меня, — ваше сиятельство и вы здесь, а мне сказали, что вы уехали домой, — он увидел Амелию, не сразу признав её в форме академии. — Лемар! Ты заметно подрос с того дня, как мы последний раз виделись, — Бьер снова широко улыбнулся. Вся его любезность была наигранной, на самом деле мы своим появлением, лишь добавили ему головной боли. У старика сейчас было такое количество заказов, что даже просто пришить оторванную пуговицу было некогда. Несмотря на это, он взялся за пошив тридцати трёх костюмов для всего нашего отряда. Им уже были сделаны эскизы, и он хотел обсудить их с нами, зная, что мы можем и не одобрить, если не понравятся.
        — Здравствуйте господин Бьер, как ваше здоровье? — поинтересовался я ради приличия.
        — Спасибо, пока не жалуюсь, но прожитые годы всё-таки дают о себе знать, устаю быстро. Вот, взгляните, что я вам хочу предложить, — он вручил нам эскизы.
        То что он нам предлагал, не сильно отличалось от того, что сейчас было на нас. Форма изменилась не кардинально, а лишь чуть-чуть. Изменилось качество ткани, добавилось немного золотой и серебряной вышивки (ученикам предлагалась серебряная, а нам, как начальству, золотая), ещё добавились аксельбанты и красивый широкий пояс. После просмотра мы всё одобрили, но сбежать от портного не успели. Он мёртвой хваткой вцепился в нас с Амелией и повёл за собой, Лемару ничего не оставалось, как идти за нами.
        Из королевского ателье мы вышли приблизительно через час, после всех примерок устроенных нам Бьером. Портной, как оказалось, уже начал пошив наших новых костюмов, он был уверен, что мы одобрим то, что он предложил.
        Оставшиеся несколько дней до королевской свадьбы прошли в делах, заботах и бесконечных примерках у Бьера. У него сейчас работали не менее ста человек и все они, трудились не покладая рук от рассвета и до заката, чтобы успеть выполнить все заказы.
        Настал долгожданный день свадьбы, все мы заметно нервничали, ведь фактически на нас была переложена основная защита не только короля и принцессы, но и всего Каболара. По городу уже давно ходили слухи о том, что король не просто так вызвал нас из Волара, он якобы ждал вооружённого переворота в день свадьбы. Ещё говорили, что маги академии должны показать красивый фейерверк для простых жителей, господа, побывавшие у нас, много о нём говорили по прибытию домой и теперь люди ждали шоу. Может быть, так оно и было, нам граф об этом не сказал, наше дело охрана с попутным участием в церемонии бракосочетания, о другом пока не просили. Наше участие в церемонии по мимо охраны, заключалось в создании дополнительной красивой картинки, новая форма шикарно выглядела и вызывала неподдельную зависть у всех горожан без исключения.
        Открытая часть бракосочетания для народа была назначена на четыре часа дня, а городская площадь начала заполняться людьми уже с утра. К моменту нашего появления там, на площади уже собралось не меньше пяти тысяч зевак, и они продолжали прибывать. Сама главная площадь Каболара, как и его центральные улицы, были украшены флагами, цветными лентами и цветами. Все эти украшения значительно уменьшали видимость окружающего пространства, что сильно осложняло нам охрану высшей знати.
        Расчистив центр площади от зевак, мы выстроились по периметру получившегося круга и стали ждать появления короля с принцессой и сопровождающих их лиц. В прошлый раз при коронации Теорона церемониймейстером был профессор Верн, сейчас он находился в Воларе, вместо него был выбран другой человек, подобранный для этого лично графом. Было подозрение что этот человек из королевских гвардейцев, только в отставке, так как был уже далеко не молод. Мне было всё равно кто он, лишь бы предателем не оказался и сделал всё как положено, чтобы свадьба не опозорилась.
        Вскоре показалась свадебная процессия, и толпа из нескольких тысяч человек пришла в движение, люди хотели увидеть, кто первым идёт. Нам стоило больших трудов, удержать толпу не нарушив круг, некоторым особо тупым пришлось даже слегка дать по шее, чтобы не лезли, куда не положено. Когда процессия приблизилась настолько, что стало возможно рассмотреть лица, я случайно оступился, провалившись ногой в ямку. Посмотрев под ноги, увидел там решётку и тут меня словно током ударило. В центре города имелся подземный сточный канал, соединяющий десять кварталов, а это огромная территория и что самое плохое, две его ветви шли к дворцу.
        — Вот что мы упустили из вида, — подумал я, пытаясь заглянуть в канал сквозь кованую решётку. Там было темно, но в какой-то момент мне показалось, что я увидел проблески света. Там внизу сейчас точно кто-то был и этого кого-то нам нужно было срочно выловить. Жестами я стал показывать ученикам, что они должны внимательно следить за стоком, собираясь спуститься туда лично, но они поняли меня совсем иначе. Десять человек сразу же полезли в каналы на поиски хоть кого-то, кто может представлять опасность. В этот момент до площади наконец-то добрались главные лица Дакрана в сопровождении высшей знати, брезгливо смотрящей на многотысячную толпу простолюдинов.
        Через несколько минут церемония бракосочетания для простолюдинов началась, народ ликовал, выкрикивая имена своего короля и появившейся у них королевы. Ни мне, ни Амелии, ни кому-то другому из нашего отряда сейчас было не до красивой церемонии. В подземном водостоке происходило что-то странное, проблески света с каждой минутой становились ярче, сквозь решётки наверх стали вырываться небольшие воздушные столбы вперемешку с мусором. Горожане видели это, но паники у них не возникло, они видимо посчитали, что это подготовка к началу обещанного им кем-то фейерверка. Так продолжалось минут десять, после чего из городского сточного канала, через те же решётки стали вылетать искры. Я стал ногами ощущать лёгкие подземные толчки, внизу шло нешуточное сражение между нашими учениками и неизвестными личностями, скорее всего тоже имеющими магическую силу. Ещё минут через десять подземные толчки ощутил и граф Катнар. Посмотрев на меня и заметив что половины учеников нет, он стал поторапливать церемониймейстера, чтобы скорее увести короля и королеву с площади обратно во дворец.
        Как только церемониймейстер объявил, что Теорон и Милора теперь законные супруги, сразу из десяти или пятнадцати решётчатых люков стали вылетать не только искры, но и маленькие огненные шарики. Воздушные потоки вырвались наружу с завыванием, грозя вырвать из земли железные решётки водостока. Народ ликовал, подумав, что обещанное им кем-то магическое шоу началось. На свадебную церемонию уже никто не обращал внимания, все смотрели вверх, в начинающее темнеть небо. Пока они туда смотрели, граф дал команду уводить короля с площади, а мы в своей новой красивой форме полезли в подземные каналы водостока. Городской подземный водосток представлял собой лабиринт, по колено затопленный дождевой водой и нечистотами. В воде плавало много разного мусора, среди которого можно было встретить и то, чего тут быть просто не должно. Пройдя первые сто метров, я и пара моих охранников, набрели на труп, он к счастью не был одет в форму академии и это меня немного успокоило, — молодцы ребята, качественно гасят диверсантов, — подумал я и пошёл дальше. Пройдя ещё несколько десятков метров в темноте практически на ощупь,
на первом же перекрёстке каналов встретились с Амелией, она успела обойти нас справа по более узкому каналу и вернуться в главный канал по которому шли мы.
        — Здесь в центре ничего, бой идёт где-то на выходах.
        — Остальные где?
        — Разделились и ушли по каналам в разные стороны. Лемар с тремя учениками направился в сторону дворца, там сейчас как-то подозрительно тихо.
        — Всем смотреть в оба, идём вперёд быстро и тихо, нашим ребятам нужно помочь! — сказал я и словно корабль, рассекающий водную гладь, рванул вперёд.
        Минут через пять встретили дух учеников, они вели магический бой с четырьмя неизвестными магами, желающими либо прорваться вперёд, либо уйти назад. Наши ребята им этого сделать не позволяли. Действуя чётко и слаженно как на тренировке, они загнали чужаков в тупик и били по ним, используя весь свой магический арсенал. Зажатые в тупике маги пока достаточно удачно отбивались, создавая магические щиты, а иногда и отвечая выстрелами из небольших арбалетов. В ноге одного из учеников засел арбалетный болт, но несмотря на это, он продолжал бой, не собираясь отступать. Имея отличную броню под камзолом, я смело пошёл вперёд, маленький арбалет был мне не страшен, конечно, если мне в голову не попадут. Амелия пошла следом, прикрывая меня из-за спины своими огненными плетями, заодно освещая дорогу. Когда до группы зажатых в угол магов оставалось шагов двадцать, они не добившись ничего магическими ударами, всё-таки выстрелили в меня из арбалета. Совсем небольшой арбалетный болт ударил мне в грудь и разлетелся в щепки, от него остался лишь наконечник, намертво застрявший в стальной пластине моего доспеха. Их
последующие за этим магические удары были выбросом силы в пустоту, ни до выстрела, ни после него, ни один их магический удар мне не навредил. Выстрел из арбалета меня разозлил, в полутьме подземелья я стал рубить магов мечом и делал это до тех пор, пока противников не осталось. Возможно, я перестарался, убив всех, но они сами виноваты, могли бы жизнь сохранить, если бы сдались. Правда, прожили бы после недолго, до того момента пока к графу в руки не попадут.
        — Раненые назад, остальные в следующий канал, будем зачищать один за другим, пока не очистим все! — крикнул я и направился в другой отвод стока. Дальше всё повторялось почти в точности как в первом тупике, чужаки были загнаны в какой-нибудь угол и по ним без остановки били наши ученики. За приблизительно полчаса мы зачистили восемь тоннелей, но это были всего лишь два квартала из десяти городских имеющих подземный сток. Без потерь с нашей стороны не обошлось, один ученик погиб, ещё четверо были серьёзно ранены.
        Возвращаться к центру города решили поверху, так быстрее должно было получиться. Когда туда добежали вновь полезли в подземелье чтобы зачистить его от врагов. Блуждание по каналам водостока продолжалось не меньше двух часов, за это время мы потеряли ещё трёх человек, двух учеников и одного моего охранника, он нарвался на магическую мину. Я до этого момента даже не знал, что маги могут устроить и такое. После потери охранника первым теперь шёл я. Лишь только у меня была самая прочная броня, способная выдержать не только выстрел из арбалета, но и удар меча, правда, не во всех местах. Наше подземное побоище закончилось неподалёку от дворца после встречи с Лемаром. Он был трижды ранен обычным оружием, а не магией и к счастью легко. Лемар был измотан длительным боем до такой степени, что стоять самостоятельно не мог, держался за одного из учеников.
        — Что там? — я показал вперёд в сторону дворца.
        — Там их слишком много, мы отступили, но потрепали их основательно, человек двенадцать уложили, не меньше. Жаль сами потеряли троих, не ожидали мы удара сразу со всех сторон. Амулеты у всех теперь пусты, если бы не они, нас всех бы перебили.
        — Те, кто остался без антимагической защиты, идут к дворцу поверху, остальные идут со мной по каналу. Не зевать, и старайтесь защищать друг друга, если тот, кто рядом не видит опасности! Лемар ты идёшь наверх и без вопросов, — остановил я его, уже повернувшегося спиной ко мне, чтобы идти с нами. Он послушался, но был недоволен отправкой наверх, в относительно безопасное место.
        С собранным мной из ещё способных драться учеников, Амелии и охранников, мы пошли по одному из каналов в сторону дворца. Через приблизительно две сотни метров, увидели достаточно серьёзные повреждения, которые получил водосток после мощной магической атаки. Из стен был выбиты камни, где-то частично обрушился потолок, под водой было много камней, сильно осложняющих нам передвижение. Впереди был виден свет, там что-то горело, но канал не заполнялся дымом, он уходил вверх через большую дыру в потолке. Несколько каменных балок перекрытия не выдержали магических ударов, потолок обрушился, образовав новый выход наверх из подземелья. Выглянув из провала, поняли, что находимся около дворца. Два канала ведущие к нему должны были закончиться тупиком метров через двести и проверять, кто там есть было уже бессмысленно, если кто-то и был, он сейчас уже во дворце.
        Мы выбрались на поверхность и осмотрелись. Вокруг был хаос, неподалёку от нас что-то горело, распространяя неприятный запах палёной шерсти. На ступенях парадного крыльца лежало несколько человек в форме королевских гвардейцев, ещё несколько человек лежали около клумбы со статуей в центре. Из самого здания дворца доносились крики и грохот чего-то рушащегося. Недолго думая, мы побежали туда, чтобы защитить короля, новоиспечённую королеву, да, и вообще всех кто там сейчас находится.
        — Не расходимся, идём вместе, а ещё нам нужно найти хоть какую-то защиту от стрел, какой-нибудь щит, крышку стола или что-то подобное, — я притормозил у входа свой отряд.
        Во дворец входили с опаской, нас могли поджидать. В просторном коридоре, почти сразу за красивыми дверями парадного входа, лежал личный слуга Теорона, он был ещё жив, несмотря на многочисленные раны.
        — Там, — узнав меня, он показал на правое крыло дворца и шумно выдохнув, умер.
        — Жаль, человек был хороший, — подумал я и свернул в указанную сторону. Пройдя через небольшой зал, в окнах которого не осталось стёкол, мы дошли до лестницы ведущей на второй этаж. Теперь мне пришлось решать, разделяться нам или нет. Первый этаж правого крыла здесь не заканчивался и куда дальше пошёл король, мы не знали.
        — Ладно, Амелия за тобой оставшаяся часть первого этажа, возьми с собой троих и проверь там всё основательно. Я пойду наверх, может, найду хоть кого-то живого, — сказал я и вместе с тремя учениками и подоспевшим Лемаром, стал подниматься по лестнице. Преодолев лишь половину ступеней, нам пришлось вступить в бой с королевскими гвардейцами, точнее с неизвестными людьми, одетыми в форму гвардии. Настоящие гвардейцы не напали бы на нас, так как они всех нас хорошо знали. Их было четверо, на мои слова что мы свои, они не ответили, дрались они, молча и достаточно умело, но всё равно проиграли, потому что среди нас были маги. Несколько магов воздуха идущих со мной, быстро расправились с ряжеными, сбросив их мощным воздушным потоком с лестницы, где их добили мои охранники.
        Поднявшись на второй этаж, увидели там серьёзные разрушения, почти все двери были выбиты, из окон вылетели не только стёкла, но и сами рамы, штукатурка со стен и потолка частично отпала, повсюду лежали обломки мебели. Помимо всего этого во всех комнатах лежали трупы, мы насчитали пять гвардейцев, восемь неизвестных мужчин, явно побывавших в подземном водостоке и две девушки служанки, одну из них я знал. Девушки погибли, просто оказавшись не в том месте и не в то время. Этажом выше были слышны крики и звон бьющихся стёкол.
        — Видимо там ещё кто-то сопротивляется, — подумал я. — Идём туда, в конце коридора лестница, но она, скорее всего под присмотром, поэтому резко из-за угла не выходить! — приказал я, остановив рвущегося в бой Лемара. После боя в водостоке он отдышался и частично восстановил силы и был снова готов вступить в схватку с любым противником, позабыв о том, что его антимагический амулет разряжен полностью. Двигаясь, след в след, мы миновали второй этаж и остановились у лестницы. Боковая лестница соединяла все три этажа дворца и нападения теперь можно было ожидать со всех трёх сторон. Чуть выше второго этажа, на лестнице лежал труп неизвестного, а ещё чуть выше, лежала окровавленная шпага графа.
        — Дело дрянь, — подумал я, подняв его шпагу, — граф просто так с ней не расстался бы. Если его шпага здесь, а его трупа рядом нет, значит, он ещё жив, а если жив он, жив и Теорон.
        К нам присоединилась Амелия, доложив, что в правом крыле никого нет. Стараясь не шуметь, мы поднялись на третий этаж. Я осторожно на секунду выглянул из-за угла, чтобы оценить обстановку. Длинный коридор третьего этажа был завален телами, но и живых в нём было предостаточно, вот только среди них не было ни гвардейцев, ни кого-то ещё находившегося на стороне короля. Чужаки, числом приблизительно в двадцать человек, среди которых было несколько магов, пытались пробиться в малый зал дворца. Этого сделать у них пока не получалось, тот, кто оборонялся, держал вход под прицелом арбалетов и магии. При попытке ворваться, чужаки потеряли не менее десяти человек, это было понятно по трупам, утыканным арбалетными болтами словно мишени. Они лежали у дверей, создавая дополнительное препятствие для своих же товарищей.
        — Так, слушайте меня все внимательно, — обратился я к членам моего отряда. — Врагов там много, у них приблизительно два арбалета и среди них три или четыре мага. Действовать будем так, — я иду первым, обезопасив себя ещё и щитом, Амелия и ученики идут по сторонам и бьют магией настолько сильно, насколько только способны. Лемар и мои ребята из охраны будут добивать тех, кого магия не убьёт. В зал никому не лезть, попадёте под дружеский обстрел. Там, скорее всего несколько самых опытных гвардейцев и личная охрана короля, а эти ребята стреляют очень метко. Если у кого-то закончился магический резерв, сразу скажите, чтобы не получился пустой пшик от нашей затеи.
        Отказов не последовало, ученики все как один готовы были отомстить за погибших товарищей, не взирая на полное опустошение запаса магической силы. Взяв у кого-то щит, я привязал к ручкам ремень и, повесив его на шею, таким образом, прикрыв грудь и живот, вышел из-за угла. Успел сделать всего три шага, после чего меня заметили и попытались убить, магией сначала, конечно же. Два мага, будучи уверенными в том, что быстро размажут меня по стенам, ударили огненным шаром и воздушным потоком почти одновременно. Оба удара цели не достигли, шар погас в метре от меня, а мощная воздушная струя потеряла силу ещё раньше. В ответ на их удар ответили и мы. Амелия ударила по низу, целясь своими плетями по ногам, а ученики применили тактику, которой я ещё не видел. Несколько очень ярких огненных шаров подгоняемые воздушными потоками, полетели во врага по непредсказуемой траектории. Они подпрыгивали к потолку, потом резко падали вниз, не долетев до пола сантиметров тридцать, уходили в сторону, но при этом продолжали быстро лететь вперёд. Когда шары добрались до чужаков, в стане врага началась паника, несколько
человек мгновенно вспыхнули, словно их перед этим облили бензином, ещё несколько человек вылетели из окна после удара мощным воздушным потоком. Одного мага ударило о стену с такой силой, что его голова лопнула как переспевший арбуз, а обломки рёбер прорвали толстую кожу его красивой куртки. На ногах почти никто из чужаков не устоял, потоки воздуха сдули людей как сухую листву, отбросив от дверей зала дальше по коридору. Пока враги осознавали, что произошло, мы сократили разделявшее нас расстояние до удара мечом, и началась рубка. О магии уже больше никто не вспоминал, на создание чего-то магического ни у кого не было ни секунды свободного времени. Чужаки маги дрались, отчаянно, но как противники оказались слабы, уровень их подготовки владения мечом был даже ниже среднего. Чужаки, те что не маги, дрались гораздо лучше, но и они вскоре стали отступать, а потом, почувствовав, что им уже не победить, сбежали, выпрыгнув из окна третьего этажа. Как только бой закончился, я осмотрелся. Из всех тех, кто пришёл сюда со мной, осталось только четверо ещё достаточно уверенно стоявших на ногах, это были трое моих
охранников и Лемар. Амелия сидела на полу, прислонившись спиной к стене, но продолжала крепко сжимать рукоять своей укороченной шпаги и рукоять кинжала. Все наши ученики маги потеряли сознание, истратив всю свою магическую силу до ноля.
        — Всё, мы победили, — сказал Лемар и, выдохнув с облегчением, упал навзничь, запас его физических сил оказался не безграничным.
        — Эй, в зале! — крикнул я, подойдя к дверям, но не заглядывая в зал. — Я Эрит Волар, не стреляйте, я вхожу!
        Медленно выйдя, я посмотрел на тех, кто здесь держал оборону. В зале находилось человек пятнадцать, это были все те, кто кого я уважал и защищал в меру своих сил, а также несколько гвардейцев.
        — Долго ты добирался, — сказал граф, выйдя из-за устроенной из мебели баррикады.
        — Ну, мы же не обедать ходили в это время, городской водосток у вас тут в Каболаре засорился, пришлось почистить.
        — Заметно, от вас совсем не розами пахнет, — сказал он и, посмотрев на короля, улыбнулся.
        — Вы, кажется, обронили, — я протянул ему его шпагу.
        — Да, случайно получилось, спасибо.
        — Где моя дочь? — из-за баррикады выбежала мать Амелии, графиня Алетта Катнар де-Морсо.
        — В коридоре, отдыхает, день выдался тяжёлым, там сейчас много кто отдыхает и многим отдыхающим помощь лекаря требуется, — сказал я, обращаясь уже не к ней, а к Графу и Королю, который ещё находился по другую сторону баррикады. Мать Амелии побежала в коридор к дочери, причём зачем-то оттолкнув меня с дороги, а ведь могла просто обойти. — Ваше величество, позвольте от всего рода Волар, а также от всех жителей моего баронства, поздравить вас с, — я замолчал, увидев Теорона и Милору вышедших из-за укрытия. Они оба держали в руках оружие, их свадебные костюмы были порваны, прожжены в нескольких местах, а ещё испачканы сажей и кровью. Лица тоже чистотой не блистали, помимо той же сажи, словно боевая раскраска по щекам и лбу была размазана кровь, скорее всего чужая, так как никаких ран я у них не заметил. От великолепных причёсок не осталось и следа, сейчас их причёски можно было сравнить с вороньими гнёздами, осталось только туда ворон подсадить.
        — Спасибо Эрит, — поблагодарил Теорон.
        — Это самая необычная свадьба, которую можно только представить, — добавила Милора и выбросила не нужный уже пехотный меч. — Надеюсь, твоя свадьба будет не такой необычной, — сказал Теорон и, подойдя ко мне, положил руку на моё плечо, — ещё раз спасибо друг.
        — А Лемар где? — подал голос Корнар сын графа.
        — Там, за углом, устал сильно, решил прилечь прямо там, — я показал за спину на дверь и только после туда сам посмотрел. В дверях стояла рассерженная графиня Катнар де-Морсо.
        — Что с Амелией? — спросили хором сразу чуть ли не все, кто находился в зале. Услышав вопрос, заданный хором, графиня резко изменила выражение лица и снизила боевой настрой.
        — Несколько не серьёзных ран, в остальном всё хорошо, устала только, нужно за лекарем кого-то отправить, — она посмотрела на своего брата.
        — Алетта, в городе сейчас не безопасно, без необходимости туда сейчас лучше не ходить, да и не думаю, что лекаря сейчас можно легко найти, — сказал он, потрогав перевязанную наспех руку. Он был ранен, поэтому и выронил шпагу на лестнице, а подобрать видимо уже было некогда или не возможно.
        — Отправь туда солдат! — продолжила настаивать графиня.
        — Каких, этих что ли? — граф показал на гвардейцев. Ранены они были все, причём достаточно серьёзно и до центра города в таком состоянии как сейчас, добрались бы в лучшем случае только часа через три. Поняв, что за лекарем сейчас действительно некого отправить, графиня посмотрела на меня, но сказать ничего не успела.
        — Не нужен мне лекарь, — в зал вошла Амелия, — без меня много кому помощь нужна, — сказала она и демонстративно, стерев кровь с клинка шпаги о рукав, убрала её в ножны.
        — Милора, не представишь меня этим молодым героям Дакрана, — из-за баррикады вышел мужчина, которого я ещё никогда не видел среди высшей знати Дакрана. На вид ему было лет под шестьдесят, одет богато, я бы сказал по-королевски, не хватало только короны на голове.
        — Знакомьтесь, — Милора решила выполнить его просьбу, — мой отец король Тэрнии Эвор. Барон Эрит Волар, — она представила меня своему отцу, — графиня Амелия Катнар де-Морсо, невеста Эрита.
        — Рад знакомству ваше величество, — я поклонился.
        — Так вот ты какой, — Эвор подошёл ближе, — я представлял тебя несколько иначе.
        — Это хорошо или плохо?
        — Конечно, хорошо, я же думал, что ты уже далеко не молод, этакий могучий словно медведь северный воин.


        Через полчаса мы все вышли из дворца, так как находиться среди большого количества трупов было неприятно. Постепенно к нам присоединились все, кто выжил при нападении на дворец. Местная элита, оказалось, выжила практически в полном составе. Как только во дворце появились чужаки, вся эта свора высшего сословия попрятались, кто куда смог, в защите короля, разумеется, никто из них не участвовал, кроме нескольких баронов оставшихся верными присяге. Бароны, к сожалению, погибли, сражались они яростно и погибли как герои, не опозорив свои имена.
        Вскоре стали поступать донесения от городской стражи о том, что в городе продолжаются небольшие бои с заговорщиками. Из расположенного в нескольких километрах от города гарнизона, на помощь стражникам подошли солдаты. Из моего отряда в тридцать три человека осталось двадцать, погибли семь моих охранников и шесть учеников. Многие из тех, кто выжил, были ранены, но лечиться предпочли самостоятельно, не прибегая к услугам лекарей, которых ещё нужно было найти, прежде чем заставить что-то сделать.
        Рассвет мы встретили у большого костра разведённого прямо напротив парадного крыльца королевского дворца. Я этой ночью не спал, в отличие от Амелии, она, наплевав на все нормы приличия и мнение мамы, спала, положив голову мне на бедро. Глядя на неё, Милора сделала точно также, положив голову на бедро своего теперь уже законного мужа и короля Дакрана Теорона первого. Элита королевства у нашего костра оставаться на ночь не захотела, они все разошлись по до мам, где и забаррикадировались на всякий случай до полного наведения порядка в городе. Из всей верхушки знати с нами остались только граф Катнар с семьёй, мать Амелии, король Эвор со своим слугой, барон Маторок, барон Веслек и несколько слуг. Барон Маторок как выяснилось позже, тоже сражался, только не лично (ему возраст не позволил), вместо него дрались его охранники. После боя из его отряда в двадцать воинов выжило только двое. Логран на свадьбу короля приехал один, семья перед самым отъездом подхватила какую-то хворь, от которой даже маг-лекарь не смог быстро избавить, об этом мы узнали от него, на самом деле причина не приезда могла быть и
другой.
        Стражники после проведённых по городу арестов выяснили, что все заговорщики являются жителями нашего королевства, но вот кто стоит во главе заговора, выяснить не удалось. Все приказы передавались по цепочке, и эта цепь обрывалась после гибели командиров мелких групп. Многие были убиты, так как сдаваться никто из них не хотел, те, кто выжил, сбежали и их теперь стражники усиленно искали. Никаких ходячих мертвецов в атаке на город и дворец никто не видел.
        Утром все кто провёл ночь у костра, перебрались в дом графа, так как во дворце сейчас жить было невозможно, там не осталось ни одного целого окна, да и запах крови ударял в нос не хуже аммиака.
        В Каболаре мы пробыли ещё два дня, после чего я решил, возвращаться домой в Волар. Теорон пришёл к такому же мнению, мне находиться сейчас в городе не было никакого смысла. К тому же у него появилось предположение, что и на Волар тоже могли напасть, там же академия, а все маги что там находятся, вскоре смогут серьёзно укрепить власть короля. Перед отъездом я ещё раз пригласил всех в гости, но о свадьбе пока ничего не сказал. О дне свадьбы позже сообщу, сначала нужно добраться до дома, а то вдруг и там была война.
        — Уезжаешь? — ко мне вечером перед отъездом подошёл граф Катнар.
        — Да, после того что здесь произошло и в Воларе враги могли устроить что-то подобное, не спокойно как-то на душе. Надеюсь, вы тут и без меня справитесь, тем более от моего отряда мало что осталось, да и те, кто остался, почти ничем помочь не смогут. С его величеством я уже поговорил, он тоже считает, что сейчас Волар нельзя оставлять без присмотра.
        — Что ж, в таком случае удачи тебе в таком не легком деле, как воспитание и обучение боевых магов. Теми что прибыли с тобой, можно гордиться, а ещё нужно постараться не забыть имена тех, кто погиб, жалко ребят, молодые ещё были.
        — Не забудем, до встречи ваше сиятельство, надеюсь увидеть вас на моей свадьбе, — добавил я и улыбнулся.
        — Не спеши только с ней, дай нам несколько месяцев, чтобы от королевской свадьбы в себя прийти. Лёгкой дороги и ещё раз удачи! — сказал граф, попрощавшись, — мои люди проводят вас немного, а дальше вы уж сами как-нибудь.





        Глава 11



        Наш уменьшившийся вдвое отряд, в сопровождении двадцати воинов Катнара, не спеша двигался по дороге ведущей на север. За полдня на дороге мы не встретили ни одной кареты, телеги, всадника или даже простого пешего путника. Люди словно попрятались кто куда, при виде нескольких десятков всадников, среди которых треть была одета в форму академии боевой магии. Мы своим участием в защите короля стали чуть ли не главной угрозой для заговорщиков, ведь именно мы уничтожили практически всех магов учувствовавших в нападении. Слухи об этом быстро распространились далеко за пределы Каболара, и народ нас сейчас боялся даже больше, чем стражников и гвардейцев вместе взятых. Почему нас боялись, я не понимал, ведь мы никого из мирных жителей даже пальцем не тронули, наоборот, мы их защищали, но факт был на лицо, люди избегали попадаться нам на глаза.
        Чем дальше мы отходили от столицы, тем меньше нас боялись простые жители, слухи не во все посёлки дошли раньше нас. Вечером незадолго до заката мы расстались с отрядом Катнара, посчитав, что дальше уже нет необходимости в их помощи. Остановку на ночь устроили в лесу, до ближайшей деревни было ещё часа три добираться, да и не хотели мы ночевать в деревне, ночь в таверне ещё не стёрлась из нашей памяти. Второго «Хохотуна» получить с едой никому не хотелось.
        — Домой приедем, чем займёмся? — спросила Амелия подсев ко мне на ствол упавшего дерева.
        — Не переживай, дел хватит на всех и надолго.
        — Я и не переживаю, просто у меня появилась пара интересных идей, хотелось бы попробовать осуществить.
        — Что за идеи, поделишься?
        — Они касаются академии, но для начала нужно туда доехать, поэтому пока ничего не скажу.
        — Ты случайно не знаешь, сколько воинов может иметь барон в своём распоряжении, чтобы король не счёл это угрозой для себя?
        — Нет, я этим как-то не интересовалась, а что?
        — Хочу призвать на службу человек двести-триста для начала, время сейчас не спокойное. Если кто-то решит напасть на Волар, мы силами учеников и моего отряда вместе со стражниками не отобьёмся, нас числом могут задавить. Волар это не Каболар, у нас около пятидесяти деревень, если начнут их жечь, мы ничего не сможем сделать, ученики в лесу плохо ориентируются, а врага как раз в лесу и придётся искать.
        — Спроси у отца, он должен знать, сколько воинов может иметь, хотя я думаю, что Теорон тебе разрешит набрать хоть тысячу, ты его уже не один раз спас, да и не только его.
        — Может и разрешит, но сначала нужно всё-таки узнать и только после просить короля, если число воинов окажется меньше желаемого.
        Ночь прошла на удивление спокойно, даже дикие звери не нарушали тишину ночи своими голосами. Утром мы покинули место стоянки и направились домой, до границы Волара оставалось около шести часов пути. Настроение было плохое у всех, ведь мы везли домой прах наших погибших товарищей. На разговоры тоже не было настроя, ехали, молча, думая каждый о своём. Ближе к полудню погода стала портиться, сначала подул сильный ветер, а потом пошёл дождь. Дорога быстро превратилась в реку из грязи, и настроение стало ещё хуже. Я, да и не только я, ждали, когда же мы, наконец, доедем до границы баронства, ведь дальше дорога станет лучше, ведь она будет отсыпана мелким камнем и грязи на ней не будет. Когда впереди показался указатель, сообщающий, что дальше начинается Волар, мне показалось, что даже лошади вздохнули с облегчением.
        На полуденный привал остановились, заехав в маленький посёлок, расположенный неподалёку от этого указателя. Здесь находилось несколько наших воинов со своими семьями, их задачей была проверка товара, который к нам везли со всех сторон. Некоторые товары были под запретом, чтобы наши ремесленники тоже могли сбыть свой товар, причём не только дома, но и этим же въезжающим торговцам. Одним словом это была своеобразная таможня внутри королевства, с небольшой оплатой за въезд. Оплату я ввёл сразу после того, как соседние бароны отказались бесплатно пропускать наших торговцев через свои земли. Цена за въезд к нам была минимальной, а цены на товары устраивали всех, поэтому поток торговцев был нескончаемый.
        Новарград показался впереди за пару часов до заката, все мы выдохнули с облегчением — мы дома! Горожане радостно приветствовали нас, вернувшихся гарантов безопасности и будущего благополучия. Никто из встречавших нас на улицах людей, не обратил внимания на то, что вернулись домой далеко не все и никто не понимал, почему наши лица были не радостными.
        У ворот замка нас встречали; Фернан, мой слуга Вилл и начальник стражи замка, разумеется, со всеми двадцатью стражниками.
        — Как съездили? Я что-то не вижу радости, случилось что-то? — спросил Фернан, догадавшись, что свадьба прошла не совсем по плану.
        — Позже расскажу, — ответил я и, спрыгнув с коня, передал уздечку Виллу. Фернан обвёл всех взглядом и нахмурился. Многих из тех, кто уезжал с нами он не увидел. — Вилл, распорядись, чтобы для всех подогрели воды и приготовили ужин, ужинать будем в большом зале.
        Отдав распоряжение, повернулся к Амелии, чтобы помочь ей покинуть седло, но она уже сама с этим справилась.
        — Встретимся за ужином, — сказала она и сразу направилась в замок.
        Вскоре все разошлись по своим комнатам, и только я пошёл в кабинет, решив, что помыться и переодеться до ужина успею после разговора с Фернаном.
        — Рассказывай, — предложил Фер.
        — Сначала ты, что у нас тут происходит?
        — С чего ты решил что, что-то происходит?
        — Сейчас вечер, обычно в это время в городе много учеников, они сидят в тавернах или просто по улицам прогуливаются. Пока я ехал до замка не заметил что ни одного белого камзола, ты им что запретил лагерь покидать?
        — Заметил всё-таки, — признал Фернан, — да, я действительно ввёл временный запрет.
        — Из-за чего такие ограничения?
        — Верн сбежал, а с ним вместе сбежали половина учителей и двадцать учеников. Это произошло через два дня после вашего отъезда. Ушли ночью, куда, выяснить не удалось, они постарались не оставлять следов. Мы искали их три дня, но безрезультатно, следы потерялись за озером, дождь помог им все следы смыть. Вначале они все шли на юго-запад, потом разделились на три группы и куда пошла каждая, не понятно. Одно могу сказать с уверенностью, — на территории Волара их сейчас точно нет.
        — Да, уж, порадовал ты меня, — я новость воспринял спокойно, потому что Верн слишком подозрительно себя вёл последнее время. Я, правда, ожидал от него не побега, а мятежа, но видимо на это у него верных людей не хватило. — Это все плохие новости или ещё есть?
        — Новости ещё есть, но я бы не назвал их настолько уж плохими.
        — Рассказывай, нечего тут страх нагонять.
        — Я мага-лекаря в подземелье посадил, на всякий случай, чтобы не убежал вслед за профессором. Он может быть и не решился бы на побег, но уж больно его поведение стало странным. Ходил он задумчивый, отвечал не сразу, в словах путался. Вот вроде бы и всё, больше ничего примечательного не произошло. Теперь ты рассказывай, как там король, свадьба то хоть состоялась?
        — Да, состоялась, правда, не без проблем. Несколько городских кварталов пострадали и дворец. Теорон с Милорой сейчас временно переехали к графу.
        — Ого! Вот это да! Это что же вы там устроили, чуть дворец не разрушив?
        — Это не мы, была очередная попытка смены власти, и она снова не удалась. Народа много погибло из-за чьих-то амбиций.
        — Это кому же так сильно королевский трон покоя не даёт?
        — Не знаю, у графа есть какие-то предположения, но он их пока не озвучивает, что в принципе правильно делает, доверять полностью никому нельзя.
        — Тебе видимо тоже не полностью доверяет?
        — А с чего бы он мне доверял настолько? Мы знакомы с ним чуть больше двух лет. Я до сих пор считаю, что все плюшки от него мне, являются проверкой. Получив всё, человек может сильно измениться, был хорошим — стал плохим, так часто происходит. Я не стал лучше, но и хуже тоже не стал, все его дары на меня никак не повлияли, только забот прибавилось.
        — Я, наверное, пойду, — сказал Фернан, когда мне прямо в кабинет слуги принесли бадью с горячей водой, мыло и чистый комплект одежды. — Да, чуть не забыл, ювелир на меня жаловаться будет, я у него пару камешков забрал, для одного эксперимента. Я потом тебе о нём расскажу, вещица получилась просто огонь, точнее мрак, я же свою силу использовал для создания.
        Приведя себя в надлежащий вид, я пришёл в большой зал на совместный ужин. Сам ужин был скорее поминками по нашим погибшим товарищам и шуток за столом, как это обычно было, на этот раз не было. По окончании ужина все снова разбрелись по своим комнатам кроме Амелии, она вместе со мной поднялась в мой кабинет.
        — Ты помнится, говорила, что расскажешь о своей идее, как только вернёмся домой? Мы дома, я слушаю!
        — После того как Верн сбежал уже даже и не знаю, нужно нам это или нет.
        — И всё-таки, чего хотела?
        — Хотела попытаться наших учеников сделать универсалами.
        — Это как?
        — Не в полном смысле этого слова конечно, а чтобы они научились использовать силу не только по её принадлежности к той или иной стихии. Если бы силу можно было как-то унифицировать, каждый маг смог бы стать ещё и немного лекарем. Представь, что будет, если у нас появится пара сотен лекарей? Можно срастить кость или разрез на коже всего за пару часов, во время войны это очень важно, раненых у нас просто не будет.
        — Не реально, хоть мысль и хорошая, стихию воды и воздуха ещё теоретически можно представить в лечении, но огонь? Как огонь сможет помочь?
        — Вот поэтому я и хотела поговорить с Верном, он много знал о том, как образуется сила и почему на выходе выбирает стихию.
        — Ты хочешь сказать, что сила у всех одинакова, то есть нейтральная и только при выходе из тела мага выбирает стихию?
        — Думаю да, правда, это не доказано, но ведь это кто-то изучал, и Верн должен об этом знать.
        — А Верн один это изучал или с кем-то?
        Амелия после моего уточняющего вопроса на несколько секунд задумалась.
        — Кажется не один, да? С кем? — мне её идея понравилась и я за неё ухватился. Несколько сотен магов-лекарей реально могли помочь выиграть любую войну.
        — В академии этим ещё интересовался маг Кевин Гровар, это такой невысокий и вредный старикан с козлиной бородкой и лысый, поэтому он всегда носит смешной колпак. Выдели охрану, мне нужно срочно попасть в академию и если Гровар там, я привезу его сюда. Он знает о магии не меньше Верна, только магической силы у него в разы меньше, поэтому он директором и не стал.
        — Завтра выдам, думаю, тридцать воинов тебе будет достаточно, вы же не собираетесь академию брать штурмом.
        — Спасибо, ты просто прелесть! — Амелия повисла у меня на шее и одарила долгим поцелуем.
        Утро началось с того, что приехал Новар, разумеется, с Чаресом, куда ж он без него. Ему уже рассказали о том, что произошло на свадьбе Теорона, и он теперь хотел знать подробности. Я ему все подробности выдал, но только после того как проводил Амелию обратно в Каболар. Она, прежде чем заехать в академию, должна встретиться с дядей, передать от меня письмо и рассказать, что у нас в Воларе произошло, пока мы на свадьбе были.
        — Да, дела у Теорона совсем плохи, — сделал вывод Новар, выслушав меня. — Такими маленькими уколами его власть ослабляют. Нескольких верных баронов он уже потерял, их семьи сейчас настроить против короля проще простого, если он не успеет их приблизить к себе. Тот, кто организовал нападение на дворец, не собирался убить короля, ему нужно выбить всех тех, кто его поддерживает. Когда у него друзей останется совсем мало, вот тогда удар и направят конкретно на него. Я думаю, что план именно такой, для сильного удара у претендента на трон пока сил не хватает. Эх, сейчас бы узнать, кто за всем этим стоит, можно было бы первыми ударить, пока в силе у нас перевес.
        — Интересная мысль, я с этого бока на проблему даже и не смотрел, — сказал я и задумался над словами Новара. Он был в чём-то прав, даже не так, он во всём был сейчас прав, маленькие уколы, то есть частые нападения, действительно ослабляют власть Теорона. Ещё немного и против него восстанут простые жители, если он больше не сможет им гарантировать защиту. Если Новар прав, вскоре нужно ожидать разбоя на дороге, разорения деревень и так далее. Заговорщики должны теперь попытаться любым способом настроить народ против короля.
        — Мир другой, время другое, а технологии такие же, — подумал я, вспомнив, как устраивались революции на родной Земле. О предположении Новара я также написал графу, теперь он должен эту мысль отработать и принять определённые меры.
        — Собираюсь стройку посетить, составите компанию?
        — Конечно, мне тоже хочется посмотреть на то, что ты там строишь! — обрадовался Новар.
        — Вот и замечательно, сейчас Лемар с мельницы вернется и отправимся.
        — А пока он не вернулся, ты нас завтраком угостишь, скоро полдень, а в моём животе со вчерашнего вечера ничего не было, — Новар похлопал себя по животу, как бы показывая, что он у него стал меньше от голода. Как по мне, так его живот меньше не стал, наоборот за последние полгода заметно вырос.
        — Что ж вы сразу не сказали, давно бы уже накормил. Вилл! Распорядись, чтобы отца и Чареса накормили и о его людях не забудь, они тоже голодные. — Понял ваша милость, сейчас всё сделаю.
        — Постой! — я его остановил.
        — Что-то ещё ваша милость?
        — Как отец?
        — Хорошо и всё благодаря вам ваша милость, он вернулся на стройку.
        — Я рад за него, людей нам нужно беречь, особенно, таких как он, всё теперь можешь идти.
        Замок новой академии за то время что я отсутствовал, обзавёлся первым этажом. В нескольких десятках метров от берега из воды уже показалась первая опора будущего моста, который должен связать остров с «большой землёй». Даже недостроенный замок мне уже нравился, архитектор контролировал каждый шаг строительства, ведь от этого строительства зависело, получит он ещё заказ или нет, причём не только от меня. Я сначала хотел переправиться на остров, чтобы рассмотреть там всё, но увидев, сколько там сейчас работало людей, решил, что не стоит им сейчас мешать, потом посмотрю, когда стены вырастут до заявленной высоты.
        После озера мы заехали в ученический лагерь, не с проверкой как в прошлый раз, а просто поговорить с учениками. Здесь в лагере сейчас заправлял всем Фернан, взяв на себя тяжёлую задачу по обучению молодых магов. Он сам придумывал комбинации магических ударов с ударами обычным оружием. Что-то из этого получалось на практике, что-то нет, но обучение шло и это радовало.
        — Эрит, я обещал тебе кое-что показать, иди за мной, — Фер повёл меня на полигон, причём одного, даже Лемара попросил остаться в лагере. Вещь, которую он мне хотел показать, видимо была настолько секретной, что кроме меня о ней никто больше не должен знать.
        — Пришли, показывай, что ты снова создал? — сказал я, осмотрев полигон. Здесь сейчас не было никого кроме нас с ним и мишеней. Фернан тоже осмотрелся, только более пристально всматриваясь в некоторые места по краям полигона.
        — Вот, — он достал из сумки, с которой почти не расставался, странный предмет, похожий на механизм будильника без корпуса, циферблата и стрелок.
        — Что это?
        — Ты слышал о магических ловушках?
        — Слышал и даже видел, что они способны натворить.
        — Я пошёл в этом немного дальше, это бомба, срабатывает через определённое время. Сейчас покажу её действие, ты только отойди на всякий случай, — он заставил меня отступить к краю большой поляны, а сам продвинулся к центру. В центре поляны было установлено несколько десятков мишеней, достаточно хорошо изображавших воинов со щитами. Провернув несколько раз ключ завода пружины, Фернан оставил своё творение в центре поляны и быстро оттуда убежал. Он прибежал ко мне, тихо шепча обратный отсчёт. Я смотрел на его бомбу в ожидании взрыва, но его как такового не произошло. Механизм сработал и от него, словно круги по воде, точнее один круг, пошла тёмная волна. Расходились она в стороны достаточно быстро, убежать от неё не у каждого бы получилось. Мишени одна за другой стали оседать, превращаясь в пепел и через несколько секунд, центр поляны опустел, три десятка мишеней просто исчезли, как впрочем, и всё остальное что там было. Там не осталось даже сухой травы, только голая земля по которой слабый ветерок стал гонять оставшийся после мишеней пепел. Полигон обзавёлся плешью из круга мёртвой земли диаметром
приблизительно около пятидесяти метров.
        — Всё, действие закончилось, можно подойти ближе, — предложил Фер.
        Земля в круге была словно выжжена, только не огнем, а силой нашего некроманта. Я ради интереса достал меч и выкопал ямку глубиной сантиметров в двадцать, чтобы узнать, насколько глубоко земля омертвела. На такой глубине я не обнаружил даже корешков, о всяких там насекомых и червях, вспоминать не стоило, там их не осталось.
        — Фер, об этой бомбе точно больше никто не знает?
        — Никто.
        — Сколько ты таких ещё сможешь сделать?
        — Сколько камней дашь, столько и сделаю.
        — А снабдить можно только твоей силой или любой?
        — Теоретически можно любой, тут же главное камень и механизм. Можно попробовать сделать по два огненных и воздушных, так сказать для испытаний.
        — Поехали!
        — Куда?
        — К ювелиру, камни отнимать, пока он их все на амулеты не потратил.
        Ювелир был испуган нашим налётом на его мастерскую, где он на момент нашего появления только что завершил работу по изготовлению последнего двести сорок шестого амулета для учеников. Последнего потому что камни закончились, он истратил все, что я ему выдал.
        — Ладно, задействуем резерв, — сказал я и направился в замок. В ящике моего письменного стола лежала женская брошь, это было последнее украшение что досталось мне по наследству от прежнего хозяина баронства. В брошь было вставлено несколько изумрудов, я решил отдать их Фернану. На эту брошь у меня были другие планы, хотел Амелии подарить, но бомбы сейчас были важнее подарка любимой девушке. В сложившейся обстановке не только у нас в баронстве, но и во всём королевстве, от вооружения зависело всё и на это я был готов потратить все деньги что у меня были. Денег сейчас в моей казне было уже не мало, около пяти тысяч золотом, и это без учёта тех, что выдал Теорон на постройку академии. Пять тысяч сумма по местным меркам огромная, но с учётом трат на развитие баронства, это была просто мелочь. Наша ремесленная промышленность ещё не успела набрать обороты, чтобы доход стал хорошим и стабильным. Нам сейчас многое приходилось покупать в соседних баронствах, но я надеялся, что это временное явление, придёт время, когда покупать больше будут уже у нас.
        От ювелира мы вышли с ящиком, куда были сложены все амулеты, пока с ещё не заряженными камнями. Ювелир после того как завершил работу с ними, не захотел хранить их у себя, а ещё охрану попросил снять, потому-то чувствовал себя как в тюрьме. Я снял по его просьбе охрану, но только явную, то есть, ребят от его дома отозвал, а вот скрытую охрану оставил. Ювелир нам был ещё нужен, так что те, кто захочет залезть к нему в дом, сильно об этом пожалеют.
        — Вот, — я достал из ящика стола золотую брошь и положил перед Фернаном. — Понимаю, что камней здесь мало, но это всё что осталось. Делай бомбы с учётом на то, чтобы их можно было бросить во врага. Та что ты мне показал, сработала не так быстро, как хотелось бы.
        — Понял, это не сложно, дней через десять, думаю, будут готовы. Мне лекаря из подземелья выпустить или пусть дальше сидит?
        — Выпусти и скажи, чтобы ко мне зашёл, я с ним поговорить хочу, может он не настолько уж и плохой человек, просто попал, под дурное влияние Верна.
        Как только Фернан вышел, в кабинет, тяжело дыша, вошёл Новар.
        — Фух, нашёл, — он добрался до кресла и с наслаждением в него влез. Влез потому, что кресло для его объёмной фигуры в доспехе оказалось маловато. — Ты так быстро бегаешь, что я даже глазами за тобой не успеваю уследить.
        — Да, у меня что-то в делах сейчас полный бардак, то одно, то другое, уже запутался в том что главное.
        — К вам лекарь ваша милость, — доложил Вилл, приоткрыв дверь.
        — Пусть войдёт! Вот видишь, ещё одна проблема подошла, нужно решить, что с ним делать, — сказал я Новару, кивнув на дверь.
        — Ваша милость, за что этот ваш Фернан меня в подземелье посадил? Я же ничего плохого не делал, после того разговора даже собак лечил и всё бесплатно! — причитал маг-лекарь демонстративно растирая запястья, где были видны следы оков.
        — Успокойся Лабрен, ваше пребывание в подземелье не арест, это скорее защита, там вы были в полной безопасности.
        — А мне что грозила опасность? От кого и зачем тогда эти странные оковы? Я магией не мог пользоваться, пока они были, а это почти как лишиться зрения.
        — От кого опасность, вам лучше знать, ведь профессор Верн сбежал, а вы почему-то остались. Хотите сказать, что он не предлагал вам к нему присоединиться?
        Лабрен опустил глаза, видимо я своим предположением попал в десятку.
        — Что же вы молчите господин Лабрен?
        — Звал господин Волар, ваша, правда, только я отказался. Зачем мне прятаться и ждать непонятно чего, когда у меня здесь есть работа, правда, не таким уж и большим жалованьем, но оно гарантировано. Вы господин барон никогда ещё не нарушили данное слово, так почему я должен его нарушить? У нас же договор, я работаю — вы мне платите, причём без задержек и попыток уменьшить жалованье.
        — Фернан заметил ваше беспокойство и запер вас в подземелье, просто не зная, что с вами делать. Скажите Лабрен, вам случайно профессор не говорил о том, куда он собирался направиться после побега?
        — Нет, господин Волар, не говорил, он же вообще никому не доверяет, в том числе и мне.
        — Что ж, если вы не знаете, можете идти домой, у меня к вам больше нет вопросов, но не забудьте о том, что вам завтра нужно вернуться на стройку.
        Лабрен повеселел, услышав, что жизнь возвращается в прежнее русло. Синица в руках, то есть небольшое жалованье, лучше журавля в небе, которого обещал ему Верн.
        — Спасибо господин Волар, спасибо, спасибо, — повторял Лабрен, быстро стал пятиться к двери и в итоге налетел на Лемара, попытавшегося войти в кабинет. — Добрый вечер господин Дирмор, — Лабрен поприветствовал Лемара и, протиснувшись между ним и косяком, скрылся из вида. Лемар непонимающе посмотрел на меня, как бы спрашивая, что это случилось с этим ещё совсем недавно заносчивым лекарем.
        — Забудь, — я махнул на лекаря рукой, — что у тебя? Снова очередная проблема?
        — Да, есть проблема, можно воды? — он показал на графин.
        — Бери и пей, чего спрашиваешь?
        Лемар с жадностью, обливаясь, выпил, чуть ли не весь графин объемом на два литра. Смочив горло и восстановив дыхание, он вернулся к проблеме.
        — У нас преступников больше некуда сажать, северная часть подземелья замка уже забита ими под завязку, а в южную часть Фернан никого не пускает. Что делать?
        — Сколько их у нас, преступников этих?
        — Семьдесят два, точнее уже семьдесят пять, третья часть сидит за воровство, остальные за драки с увечьями, есть даже один глухонемой.
        — Что и этот тоже дрался?
        — Да, а ещё к мяснику в лавку залез, там его и взяли.
        — Убийцы есть?
        — Двое.
        — Этих двоих оставить, остальных выпроводить за границу Волара, пусть в другом месте место под солнцем ищут. На прощанье скажи им что, если ещё раз к нам придут, повесим.
        — Как скажешь, но я бы им не верил, они вернуться, как бы мы их не пугали.
        — Почему ты так уверен?
        — У нас тут лучше, чем в других баронствах и даже лучше чем в Каболаре, это не я так считаю, люди так говорят, поэтому все к нам и едут.
        — Всё равно выгони всех, так хотя бы на время проблему решим.
        Лемар вскоре ушёл, решать проблему моим способом, но остался при своём мнении, то есть выпускать преступников не стоит. Наверное, о таком решении когда-нибудь буду жалеть, но на данный момент я ничего другого не придумал. Стоить тюрьму не вариант, сейчас не до неё, мы академию ещё не построили. При слове академия, у меня сжались кулаки и это заметил Новар.
        — Что-то не так? Ты словно о каком-то злейшем враге вспомнил.
        — Можно и так сказать. У нас маги сбежали, теперь неприятностей можно ожидать в любой момент. Верн хитрый как лис и магической силы у него много.
        — Он пока к нам не сунется, какой бы сильный он не был, он ничего сделать не сможет, даже со своими друзьями магами. У нас тут под боком больше двух сотен магов и они уже многое могут и все они на нашей стороне.
        — Я не уверен что все.
        — Ну, хорошо, пусть несколько из них окажутся крысами, но большая часть этих ребят готовы биться за Волар с кем угодно.
        — Хочешь сказать, что они меня будут слушаться больше, чем Теорона?
        — По секрету скажу что да, ты для них значишь больше, чем он.
        — С чего ты так решил?
        — Я слушать умею, а благодаря тебе, ещё и вижу хорошо, — Новар показал на очки, которые снимал только когда спать ложился.
        — Твою ж! — я стукнул кулаком по столу. Если всё так, как говорит Новар, я могу из друга Теорона превратиться в его врага.
        — Звали ваша милость? — в кабинет вошёл Вилл.
        — Нет.
        — А мне показалось, что колокольчик зазвонил, — он показал на колокольчик справа от меня. Это новшество появилось у меня недавно, Вилл его принёс, чтобы я не кричал, вызывая его, а звонил.
        — Тебе показалось Вилл, распорядись, чтобы нам ужин сюда принесли.


        Прошло десять дней с того момента, как Амелия уехала в академию магии за новыми учителями. Я стал задумываться над тем, что с ней что-то случилось, так как за это время туда можно пару раз съездить.
        — Вилл скажи Тарнаку, что мы едем в академию магии, — сказал я и выглянул в окно. — Стой Вилл, поездка отменяется, — я увидел, как во двор въехала Амелия.
        Через несколько минут она уже висела на мне как обезьянка, обхватив руками и ногами. Хорошо что этого никто не видел, так как это происходило в кабинете, иначе подумали бы, что наша графиня слегка сбрендила.
        — Я очень скучала, десять дней без тебя это пытка, — призналась она.
        — Я собирался ехать на поиски, и я тоже очень скучал, — признался я, сказав чистую правду. — Есть хочешь?
        — Нет, а вот от бочки с тёплой водой не откажусь. Все вопросы потом, сначала хочу смыть с себя грязь, а то от меня сейчас воняет как от моей лошади.





        Глава 12



        Поездка Амелии в академию была не напрасной, Кевин Гровар действительно много знал о том, что такое магическая сила. Он сразу же согласился переехать к нам и продолжить работу по этой теме. Мало того, он был уверен, что целительская магия доступна любому магу в не зависимости от его предрасположенности к той или иной стихии. Десять лет назад он вместе с Верном, почти нашли решение этой проблемы, но Верн неожиданно запретил этим заниматься. На чём основывался запрет, Гровар сказать не смог, так как сам Верн ничего ему не объяснил, он просто запретил этим заниматься. Уезжая из академии, Гровар предложил всем желающим магам и ученикам поехать в Волар с ним. Желающих неожиданно набралось довольно много и сейчас в академии почти никого не осталось. Прежде чем уехать, они написали королю коллективное письмо, в котором просили закрыть академию по причине отсутствия в ней как учителей, так и учеников. Около десятка человек не согласившихся переехать в Волар, отправились по домам, завершив на этом своё обучение и преподавание. Я снова схватился за голову, не представляя, где мне разместить семьдесят
учеников и приехавших с ними двенадцать учителей. Вместе с ними также приехали конюх, повара и другой обслуживающий персонал, а также библиотекарь, разумеется, со всей библиотекой.
        — Господин барон, мы готовы потерпеть с жильём, — стал успокаивать меня Гровар, — всё понимаем, свалились как снежный ком летом на вашу голову. Госпожа Амелия Катнар де-Морсо предложила переехать сюда лишь мне, но я не мог оставить своих учеников там, поэтому предложил всем ехать со мной. Я, честно говоря, даже и предположить не мог, что захотят переехать почти все, но я уверен, что каждый приехавший со мной обязательно окажется полезен как вам лично, так и всему вашему баронству. Покажите нам место, где мы сможем установить свои шатры, ведь сейчас у вас ученики и учителя живут именно в них, так чем же мы лучше.
        — Хорошо, место выделю, но хочу сразу предупредить, что вам в этих шатрах, возможно, предстоит прожить не только до конца лета, но и скорее всего всю осень. Жилые дома сейчас просто некому строить, все силы брошены на строительство будущей академии.
        — Мы согласны ваша светлость, — заверил меня Гровар, назвав почему-то светлостью.
        — Господин Кевин, я не граф, поэтому вы слегка ошиблись со светлостью, — исправил я.
        — Да, простите старика, ошибся, но кто знает, может ошибка не такая уж и ошибка. Сегодня ваша милость, а завтра ваша светлость или ваше сиятельство. Жизнь штука непредсказуемая, я ещё десять дней назад был уверен, что моя жизнь неотрывна от королевской академии, а сегодня я в Воларе. Теперь вот сижу и думаю, к чему всё это приведёт в конечном итоге.
        — Всё зависит от вас господин Гровар, со своей стороны могу гарантировать честность и справедливость во всех делах. Вижу что вы устали после дороги, поэтому не буду сейчас мучить вас вопросами, идите, отдыхайте, мои люди помогут найти вам временное жильё на ближайшие пару дней.
        — Благодарю, господин Волар, поверьте, мы в долгу не останемся, — Гровар встал, поклонился и шаркающей походкой отправился к ожидающим его внизу ученикам и учителям, приехавшим с ним.
        После того как он ушёл, я вспомнил что Амелия просила зайти к ней. Она, наверное, уже давно смыла с себя грязь и конский пот и теперь, сидит у камина, ожидая меня. Только я встал с кресла, в кабинет вошли Новар и Чарес.
        — Эрит, я забыл спросить, — Новар покрутил правый ус и как-то странно посмотрел, словно хотел не спрашивать, а требовать от меня что-то. Чарес в этот момент делал вид, что увидел на улице что-то очень интересное и стоял, глядя в окно даже не моргая.
        — Спрашивай, пока я снова в подполье не ушёл.
        — Ты нам помнится, обещал что-то, вот я и хочу узнать, когда выполнишь обещание?
        — Я обещал? — его слова поставили меня в тупик, и я стал напряжённо вспоминать, что же я ему на обещал такого, о чём уже забыл. — А что я обещал, не напомнишь?
        — Свадьбу ты нам обещал! Сказал, летом будет! Сейчас уже почти середина лета, а ты упорно отмалчиваешься. Теорон между прочим тоже ждёт! — напомнил он мне о короле, которого я уже пригласил на нашу с Амелией свадьбу, только не сказал, когда она точно состоится.
        — Отец, дел сейчас столько, что нет даже часа свободного, вот как только, — я хотел сказать, что нужно немного разгрести ворох дел и тогда уже можно будет заняться подготовкой к свадьбе, но Новар меня перебил.
        — Не виляй как собачий хвост, обещал, женись! Этой свадьбы не только я жду, её ждут все жители твоего баронства, — он выделил голосом слово — твоего. — Пойми же ты, наконец, люди хотят быть уверенными в том, что род Волар не прервётся, им нужен твой наследник, а лучше несколько. Люди ещё никогда не жили так хорошо как сейчас, они боятся это всё потерять. Если с тобой что-то случиться, кто придёт вместо тебя? Я??? Я оказался плохим хозяином, ты в сто раз лучше меня, так что я хочу, нет, я требую, чтобы ты назначил день свадьбы прямо сейчас!
        — Э, ладно, хорошо, назначу, но мне прежде нужно с Амелией поговорить, — я действительно хотел сейчас с ней об этом поговорить, может она сама выберет день, но Новар меня из кабинета просто не выпустил. Они с Чаресом в прямом смысле прижали меня к стене и держали так до тех пор, пока я не назначил день. Выбрал почему-то семнадцатое августа, решив именно этот день сделать выходным для всех жителей баронства.
        — Вот это уже другой разговор, — сказал Новар, после чего мне наконец-то дали свободу. — Чарес, у нас на подготовку к свадьбе почти месяц, успеем?
        — Должны, — Чарес кивнул.
        — То есть вы хотите сказать, что все заботы берёте на себя? — уточнил я.
        — Именно, а то у тебя опять времени может не хватить. Идём Чарес, посмотрим, где и что нужно будет сделать, — сказал Новар и они ушли.
        — Да, прижали они меня, а я даже, и сделать ничего не смог, — подумал я и пошёл к Амелии. Когда я вошёл к ней в комнату, она уже спала, усталость оказалась сильнее желания поговорить. Присев в кресло, стоявшее у окна, я несколько минут смотрел на спящую девушку. Возможно, я бы вскоре также тихо ушёл, но Амелия резко проснулась, словно в неё плеснули холодной водой, она даже вскрикнула.
        — Приснился кошмар? — спросил я и она, ещё раз вскрикнула, а потом рефлекторно запустила в меня огненным шаром.
        — Ой, извини, я тебя не заметила.
        — Да, ничего страшного, хуже было бы, если на меня магия действовала, — успокоил я, но сам, честно говоря, испугался, всё-таки в меня не каждый день бросают огненные шары.
        — Как долго ты уже здесь?
        — Приблизительно полчаса, уже собирался уходить. Я зашёл сказать, что меня вынудили назначить день нашей свадьбы, это семнадцатое августа, (месяц, конечно же, здесь назывался иначе, августом назвал для лучшего понимания).
        — Моя мама приехала? — удивилась Амелия.
        — Нет, это мой отец настоял, теперь нужно разослать приглашения, поможешь?
        — Прямо сейчас?
        — Нам что ночью больше заняться нечем? — ответил я, не собираясь сейчас заниматься написанием приглашений.
        — Ну, так скажем, занятий я могу и других много предложить, — она улыбнулась и пригласила пересесть с кресла на кровать. — Останься сегодня со мной до утра и пусть все думают, что хотят, меня не волнуют их мнения, важен лишь ты, — она повалила меня на спину. Я не сопротивлялся, ведь я тоже давно этого хотел, но не лез к ней раньше времени, лишние проблемы с её мамой и дядей мне были ни к чему.
        Рано утром я вышел из её комнаты и столкнулся со своим слугой Виллом. Он всю ночь простоял в коридоре, ожидая меня.
        — Что случилось?
        — Ваша милость, мельница сгорела.
        — Как это сгорела? Я же запретил мельнику там даже огниво хранить.
        — Мельник сгорел вместе с мельницей ваша милость, думаю, это был умышленный поджог. Стража уже там, но они пока никаких следов не нашли, сейчас лес вокруг осматривают.
        — Распорядись сделать коня, я еду туда, — сказал я и подумал, что сгоревшая мельница это только цветочки, вскоре нужно ожидать чего-то более серьёзного. — Вилл, Лемара ко мне срочно и Фернан пусть тоже заглянет.
        — Понял ваша милость, вашего отца может быть тоже позвать, он ещё не уехал?
        — Да, позови и ещё Чареса, он мне тоже понадобится.
        Через полчаса у меня в кабинете собрались все, кто мне был срочно нужен. Никто из моих друзей ещё не знал о случившемся и новость, вызвала неподдельный гнев у всех, особенно у Новара. Он прекрасно знал, что у нас почти закончился запас зерна и народ не обрадуется, узнав, что хлеба на всех уже не хватит, а он важный продукт для почти половины жителей баронства. Совсем нищих у нас не было, мы за этим строго следили и находили работу каждому, а если кто-то не хотел работать, его силой заставляли, чтобы не был нахлебником. Несмотря на наши старания, бедняков было ещё довольно много и именно у них основным продуктом был хлеб.
        — Враги не дремлют, видимо до них уже дошёл слух о назначенном дне свадьбы, вот они и подсуетились, сволочи, — сказал Новар и со злостью ударил кулаком по подлокотнику кресла.
        — Назначен? — удивился Лемар, — а я, почему ничего об этом не знаю?
        — Решение я принял только вчера вечером, до тебя ещё не дошло, но как видишь, до того кто нам вредит, оно успело дойти. Отец, кому ты говорил о назначенном дне?
        — В прямую, никому, но мы с Чаресом это и не скрывали, наши разговоры много кто мог подслушать, особенно в городе.
        — Да, при таком раскладе шпиона мы, скорее всего, быстро не найдём, поэтому нам нужно немедленно выставить охрану в самых уязвимых местах, колодцы, склады, загоны для скота, птичники и даже озеро. Рыба в нём это стратегический запас, на тот случай если враги смогут обойти охрану других мест. Фернан, из учеников нужно создать несколько отрядов для патрулирования не только города, но и всех деревень, а также дорог. Всех жителей баронства нужно предупредить о том, что у нас появился поджигатель и отравитель, чтобы они тоже искали этого гада.
        — Почему отравитель, у нас что ещё и отравили кого-то? — удивился Новар.
        — Нет, но думаю, скоро попытаются, очень советую проверять то, что вам предлагают съесть.
        — Предлагаешь слуг заставлять пробовать? — Новар нахмурился.
        — Зачем же сразу слуг, есть куры, кролики, но я бы начал с мышей и крыс, этих у нас в избытке. Ну, что, по коням! Я еду на мельницу, хочу сам всё там осмотреть.
        Через несколько минут мой рабочий кабинет опустел, мы разошлись решать проблемы безопасности. Перед отъездом я зашёл к Амелии, сказать, чтобы осталась в замке до моего возвращения, и предупредил об опасности.
        — Мне теперь всё время в замке из-за этого сидеть? — обиделась она на мою просьбу.
        — Нет только сегодня, я же сказал, а пока меня не будет, можешь заняться приглашениями. Не обижайся, я постараюсь вернуться к полудню, — я поцеловал её и пока она, не успела сказать что-то, быстро вышел.
        Мельница сгорела дотла, остались только каменные жернова, да и те уже были больше не пригодны для дальнейшего использования, трещины появились. Мельницы, конечно же, у нас ещё имелись, но эта была самой большой и снабжала мукой город и пару близлежащих деревень. Небольшой склад, пристроенный к мельнице, тоже сгорел, разумеется, вместе с зерном и мукой что там хранились.
        — Нужно отстроить заново, место здесь для мельницы очень хорошее, — сказал я, ни к кому конкретно не обращаясь.
        — Новую мельницу построить не проблема, где теперь зерно брать? — ответил мне Лемар, — мы во всех соседних баронствах уже всё что можно скупили, они больше не продадут до нового урожая. Нам два месяца нужно как-то без хлеба протянуть до нового урожая.
        — Что ты сказал? — я не вслушивался в то, что он говорил, но некоторые слова сами пробились сквозь мои мысли.
        — Я говорю, что новое зерно только через два месяца получим, — повторил он. — Зерно, ну, конечно, наши поля! Вот что нам нужно охранять лучше всего! Лемар, гони в ученический лагерь, всех магов воздуха и воды отправь на охрану полей! Бегом Лемар, бегом и моему отцу скажи, чтобы он свои поля без присмотра не оставлял!
        Сожжение мельницы я теперь стал считать объявлением войны и ввёл по всему баронству своеобразное военное положение. Запретил костры в лесах, оврагах, на берегу озера и рек, в особенности запрещали костры возле полей с зерновыми культурами. За костёр в неположенном месте назначил жёсткое наказание, вплоть до виселицы, если загорелся лес или поле. Городские стражники после моего указа бегали как ошпаренные, проверяли каждый дымок замеченный в городе. Владельцы пекарен через два дня пришли ко мне с просьбой угомонить стражу, иначе они просто перестанут печь хлеб. После их визита мне пришлось уменьшить надзор, за всем что горит, но только в городе.
        Через несколько дней, мои жёсткие меры дали положительный результат, патрули поймали двух поджигателей полей. Поля с созревающим урожаем, конечно же, пострадали при поджоге, но не критично, потери составили приблизительно около пяти процентов от площади. Поджигатели после допроса с пристрастием, признались в том, что действовали по приказу, но вот имя заказчика меня удивило. Я думал, что мне вредит беглый маг Верн, но ошибался, заказчиком оказался граф Голрад. Он сбежал из Дакрана почти сразу после смерти отца Теорона и сейчас по моему предположению находился где-то между нашим королевством и королевством Тэрния. Ко всему этому я был также уверен в том, что он выступает как союзник мёртвого мага разума Амоша.
        — Вот гад, мало того что с Амошем дружит, так ещё и по нам решил ударить! — высказался Лемар, узнав имя заказчика. — Почему Волар, мы же от Тэрнии чуть ли не самое дальнее баронство Данрока?
        — Потому что Волар сейчас самое сильное баронство и мы на стороне короля Теорона. Если нас уничтожить, законная власть не устоит. Без нас Теорона снесут с трона в два счёта, — я сел на стул и посмотрел на подвешенного за руки поджигателя. Это был фактически первый человек, которого нам пришлось пытать, до этого в этом не было необходимости. Второй поджигатель сейчас сидел в соседней комнате в ожидании своей очереди. Я был уверен, что и он назовёт того же заказчика, поэтому не стал присутствовать при допросе.
        Имя графа Голрада, бывшего генерала армии Дакрана, всплыло очень неожиданно и породило массу вопросов, касающихся безопасности не только Волара, но и всего королевства. Больше всего меня смущало признание поджигателя в том, что заказчик диверсии именно Голрад. Что это, просчёт его людей, не сам же он лично этого диверсанта к нам отправил? С другой стороны диверсант мог и до этого быть верным беглому графу, поэтому был уверен, что приказ пришёл от него.
        — Ты уже здесь? — в кабинет вошёл Фернан. — Что об этом думаешь?
        — Даже не знаю, как-то не стыкуется всё.
        — Да, есть такое ощущение, но это может и правдой быть. Голрад сейчас с Амошем тесно связан, а он очень на нас зол, ведь мы его из живых перевели в общество мёртвых. Он нам мстит, причем, если смог дотянуться один раз, попробует ещё.
        — Даже не сомневаюсь, только уже не понимаю, что делать. Может быть, стоит временно закрыться, не впускать к нам никого, ни торговцев, ни просто желающих переселиться к нам? — предположил я выход из сложившейся ситуации.
        — Не поможет, мы же стеной не отгородились, к нам можно не только по дороге попасть, — Фернан тоже задумался, пытаясь найти решение. На несколько минут в кабинете стало тихо, мы оба усиленно думали, но думы наши прервали, пришёл Лемар.
        — Верн всё-таки тоже отметился, второй поджигатель от него, — доложил он, присел в кресло и посмотрел на меня, ожидая моей реакции. Отреагировал я бурно, даже немного психанул и чуть не попал графином с водой в Амелию открывшую дверь именно в этот момент.
        — С ума сошёл? — она даже присела после удара графином о стену.
        — Извини, не знал что ты войдёшь.
        — Меня Вилл предупредил что ты в плохом настроении, но не сказал что настолько. У нас что совсем всё плохо? — она прошла к столу и присела в кресло.
        — Да уж, хорошего мало, бьют со всех сторон, хорошо что хоть с севера никого нет, потому что там люди не живут. Вариантов защититься у нас немного, точнее один, будем продолжать охранять поля и прочие особо важные места. Сейчас главное собрать урожай, дальше будет немного легче.
        — Я тоже к этому пришёл, — сказал Фернан, закончив мозговой штурм.
        — С поджигателями что делать? — спросил Лемар, показав жестом виселицу.
        — Повесить никогда не поздно, пусть пока в подземелье посидят, вдруг у нас к ним другие вопросы появятся.
        — Ваша милость, посыльный от графа Катнара! — доложил Вилл и показал на человека с сумкой через плечо.
        — Я слушаю.
        — Господин барон, вам письмо от его сиятельства и вот это, — он сначала достал из своей сумки запечатанный конверт, а потом свёрток. В свёртке оказалась небольшая шкатулка, причём тоже запечатанная сургучом.
        — Вилл проводи человека на кухню, пусть его там накормят, а я пока напишу графу ответ.
        — Спасибо ваша милость, — поблагодарил посыльный за оказанную ему заботу и низко поклонившись, вышел.
        Шкатулка меня заинтересовала больше, чем письмо, поэтому я вскрыл её первой. В ней лежали драгоценные камни и короткая записка, — «для амулетов, мне нужно ещё двадцать, остальное твоё». Камней в шкатулке было много, на первый взгляд их хватило бы штук на сто антимагических амулетов, поэтому я остался доволен подарком. Спрятав шкатулку в выдвижной ящик стола, вскрыл письмо. Быстро прочитав, бросил на стол как не нужную больше бумажку.
        — Что там? — спросила Амелия, увидев моё кислое выражение лица.
        — Предупреждает о возможных поджогах и отравлении воды в колодцах. Он опоздал с предупреждением, мог бы и раньше сообщить. Ладно, отвечу приблизительно тем же, только думаю, что и я тоже опоздаю со своим предупреждением.


        Последующие две недели прошли спокойно, диверсий больше не было, но мы не ослабляли жёсткие меры. Жители немного привыкли к новым правилам и расслабились, но как оказалось зря. У нас начался мор домашних животных, в одной из деревень принадлежавших Новару сдохли сразу двенадцать коров. Для деревенских жителей это была катастрофа, корова это кормилица и без неё выжить трудно, особенно когда с продовольствием проблема. Как мы не старались, отравителя так и не нашли, эта сволочь успела хорошо и вовремя спрятаться. Новар был в бешенстве, я его таким злым ещё никогда не видел, к нему даже было опасно подходить, особенно когда он тебя не видит. Несмотря на неприятности, он не прекращал подготовку к моей свадьбе.
        — До свадьбы осталось всего ничего, скоро гости начнут приезжать, а мы к этому не готовы! — он ходил по двору своего замка, размахивая своим огромным топором. Чарес стоял в стороне, опасаясь к нему подходить и всячески, пытался отговорить всех, кто сейчас находился во дворе, от желания его хоть как-то успокоить. Кельна стояла у входа в замок, нервно теребя в руках полотенце и глядя на нас, пыталась улыбаться. Мы с Амелией приехали к отцу в гости, решив сделать ему приятное, чтобы он не чувствовал себя забытым.
        — Отец, я понимаю, что потеря коров это беда, но ведь не всех же потеряли.
        — Да, причём тут коровы! Я этого гада найти не могу! Как сквозь землю провалился, даже следов нет! — сказал он и со всей силы, метнул в стоявшую у стены телегу свой топор. Телега такого отношения к себе не выдержала, лишилась одного колеса. — Что если он попытается отравить кого-то из гостей? Что если эта сволочь кто-то из наших людей? Сидит сейчас дома и делает вид, что сочувствует. Найду, лично голову оторву, вот этими вот руками! — он показал свои кулаки-кувалды. Глядя на них, я заранее пожалел этого отравителя, ведь Новар ему действительно сможет оторвать голову, сил у него несмотря на возраст точно хватит.
        Отец успокоился лишь через час, когда разговоры о предстоящей свадьбе заставили на некоторое время забыть о других проблемах.
        — Сын, я горжусь тобой, ты лучший барон из всех баронов Дакрана, — заявил Новар, перед тем как мы с Амелией ушли спать. — Ещё три года назад я и представить себе не мог такое, что сейчас вижу вокруг. Мы жили словно загнанные в угол звери, у нас иногда даже еды на всех не хватало, что уж тут говорить о чём-то другом. Нас постоянно пытались «уколоть» соседи бароны, а что теперь? Они даже сердито посмотреть в нашу сторону бояться!
        — Со словом — бояться, ты отец слегка погорячился, они не бояться, а уважают.
        — А это тоже самое, если тебя не бояться, то и не уважают. Ладно, идите спать, это ведь я старый и сон ко мне не идёт, могу до утра проговорить, а вы молоды, я, когда был в твоём возрасте был — ух! — он подмигнул мне, намекая на отношения с женщинами.
        Утром мы покинули мой отчий дом и направились в Новарград, нас там ждала очередная куча важных дел и почти такая же куча проблем. На первом же повороте командир моего отряда охраны Тарнак остановил нас с предложением, ехать домой по старой дороге.
        — Предчувствие у меня нехорошее ваша милость, как бы в засаду не угодить. В этот раз у врагов может что-то и получиться.
        — Хорошо, поедем по старой дороге, чувствам нужно доверять, — согласился я и мы свернули в сторону.
        Старая дорога не использовалась уже почти год и стала зарастать травой и кустарником. Несмотря на заброшенное состояние, проехать по ней было ещё вполне можно, но также внимательно осматривая лес. Никаких следов пребывания здесь людей мы не заметили, вот только Тарнак так и не успокоился, он вскоре приказал охране окружить нас с Амелией плотным кольцом. Приблизительно через два часа увидели, что впереди дорогу перегородило упавшее дерево, причём не сухое, а с ещё зелёной листвой.
        — Назад! Быстро назад! — успел крикнуть Тарнак, перед тем как в нас полетели стрелы. Люди, прячущиеся в лесу, видимо не были профессионалами в стрельбе из лука, так как большая часть стрел пролетели мимо, но пара всё же нашла цель. Одной стрелой был ранен в ногу охранник ехавший справа от меня, а вторая попала в шею коня Тарнака. Конь практически сразу же захрипел и сбросил седока на землю.
        — Уходите ваша милость, мы их задержим! — крикнул Тарнак, оставляя с собой всего одного воина.
        — Не смей этого делать, быстро в стремя! — так как я в этот момент находился к нему ближе всех, я вынул ногу из правого стремени, чтобы он мог повиснуть на нём или же вставить туда свою ногу. Тарнак послушался, но пока он вставлял в стремя ногу, в нас полетела очередная партия стрел. Стреляли также не прицельно, но в этот раз более результативно. Воину, заградившему нас собой, стрела попала в лицо, он умер мгновенно, даже не успев вскрикнуть. Ещё один воин, прикрывая Амелию своим щитом, подставил под удар свою спину. Стрела вошла ему точно между лопаток, а из его груди выпрыгнул гранёный наконечник.
        — Уходим! — скомандовал Тарнак, стоя одной ногой в стремени моего коня. Третий залп врага был для нас уже не опасен, мы успели отступить на безопасное расстояние.
        — Возвращаемся в замок отца, без дополнительной охраны нам не пройти. Новая дорога тоже, скорее всего, перекрыта и уж точно не такими косыми стрелками как эти. Старую дорогу перекрыли на всякий случай, и он как раз произошёл, — предположил я.
        Подгоняя коней, мы вскоре вернулись в малый замок Волара под защиту воинов Новара. Узнав, что случилось, Новар пришёл в бешенство и отдал приказ вооружить всех мужчин в замке, а также расположенном около замка посёлке. За каких-то полчаса у нас появилась небольшая армия числом почти в двести воинов. Большая их часть мужиков меч взяли в руки первый раз в жизни, но были готовы вступить в бой с кем угодно, ведь они вышли на защиту своего барона. Было немного не привычно слышать, что простолюдины настолько решительно были готовы защищать своего господина, ведь я знал, что так называемая «чернь» не любит знать. Тем не менее эти люди шли за мной, не спрашивая, куда и с кем мы будем сражаться. Для них главным было то, что в бой их вёл я. Новар, разумеется, тоже не отказался от участия в поиске тех, кто на нас напал. Он сейчас уже не хозяином Волара, но по-прежнему мог мне что-то запретить на правах отца.
        Разделившись на два отряда, мы отправились в мой замок, только теперь сразу по двум дорогам.
        Через полтора часа мы снова оказались на том месте, где нас обстреляли и «охота» на стрелков началась. Судя по следам, а их в лесу осталось много, лучников тут было человек десять и они после неудавшегося покушения, ушли в направлении новой дороги. Нам пришлось оставить коней здесь, потому что преследовать этот маленький отряд по непролазному лесу было просто не возможно на лошади. Вытянувшись в цепь, мы углубились в чащу и около часа уверенно шли по следу как хищники, преследующие добычу.
        Враги заметили нас раньше, чем мы их и тут же стали стрелять, но густой лес лишь добавил им сложности в этом деле. Спустя всего пару минут стрелы у лучников закончились и мы сошлись в бою на мечах. На нашей стороне был огромный перевес в силе и спустя ещё несколько минут бой закончился. В живых из лучников осталось только двое и от них нам удалось узнать, кто их направил, и сколько их товарищей поджидало нас на новой дороге. Заказчиком покушения как я и предполагал, оказался Верн, потому что таких криворуких лучников мог нанять только он, ни один понимающий в сражении человек таких бы точно не нанял. На новой дороге нас поджидало восемнадцать человек, но уже не таких криворуких как эти, а опытных. Он должны были гарантированного уничтожить меня, Амелию и весь мой отряд охраны. Засада на старой дороге, была действительно устроена на всякий случай, поэтому туда и отправили самых не умелых лучников. Не теряя времени, мы пошли навстречу отряду Новара, чтобы зайти к врагам с тыла и не дать им уйти.
        Шли около часа и в итоге опоздали к «раздаче пряников». К моменту нашего появления отряд Новара уже расправился с лучниками, правда, не без потерь, девять человек погибло и ещё восемнадцать было ранено. Из лучников устроивших засаду не выжил никто, мужики этих гадов на куски порубили раньше, чем Новар успел отдать приказ, брать их живыми.
        — Извини, мужики погорячились, а я не успел их остановить, — сказал Новар, разведя руками и сожалея о том, что ему не удалось узнать, кто заказчик нападения на нас.
        — Это уже не важно, мы взяли двоих живьём и допросили. Нанял их беглый маг известный нам как профессор Верн. Каждому было обещано по золотой монете, но только в том случае, если докажут, что я мёртв, то есть, голову мою ему принесут.
        — Где эта тварь? — Новар до хруста в суставах сжал кулаки.
        — Последний раз они с ним встречались в «Курите», а до этого он был в «Бюде». Я думаю, что Верн в одном месте долго не сидит, боится, что его вычислят, так что нам туда ехать сейчас нет никакого смысла, а вот награду за его голову, думаю, стоит назначить.
        — Ловить мага такой силы, опасное дело, — сказал Чарес, напомнив кто такой Верн.
        — За сто монет золотом смельчаков много найдётся, не получится, тоже не беда, зато мы так заставим Верна, сидеть тихо и не дёргаться. Может хоть на какое-то время он о нас забудет. Нужно рисовальщику его портретов заказать, для начала штук сто, разослать их по всем баронствам и небольшим городам, чтоб он и там тоже себя не чувствовал в безопасности, — предложил я.
        — Отличная мысль, я бы о портрете даже и не додумался, — поддержал меня Новар. — Тебя до дома проводить?
        — Нет, сами доедем, тут ехать-то осталось всего ничего, полчаса и мы там, — отказался я, зная, что до города нам ехать ещё не меньше часа.
        Вскоре мы попрощались с Новаром и разъехались в разные стороны, правда, в сопровождении усиленной охраны. На этом Новар всё-таки настоял, сказав, что где-то нас ещё могут поджидать. Опасения Новара не подтвердились, засады больше не было, но дома нас ожидал сюрприз, к которому мы были не готовы. Одним словом к нам приехала графиня Алетта Катнар де-Морсо, моя будущая тёща. Она решила, приехать на свадьбу раньше назначенного дня, чтобы помочь с подготовкой к такому важному событию. Когда она увидела нас, её чуть «Кондратий» не обнял. Мы были грязные, одежда в крови, да ещё и погибших охранников с собой привезли прямо в замок.
        — Привет мам! — Амелия помахала рукой, как только увидела её.
        — Добрый вечер ваше сиятельство, — поздоровался я, покинув седло.
        — Что случилось, у вас тут война?
        — Нет, просто очередная попытка меня убить — ответил я и сразу «прикусил» язык, поняв, что сказал лишнее.
        — Очередная? Сколько же их уже было?
        — Не знаю, не считал.
        — Эрит, ты обещал оберегать Амелию и не подвергать опасности! — сказала графиня, нахмурив брови.
        — А я что, по-вашему, делаю? Амелия вот, не ранена, никакая опасность ей не грозит, на данный момент, — уточнил я и снова «прикусил» язык, попутно отругав себя мысленно за то, что слишком тороплюсь с ответом и говорю правду там, где лучше соврать или вообще промолчать.
        — Такое положение дел ни к чему хорошему не приведёт, и вообще, я против того чтобы моя дочь.
        — Стоп! — прервал я её, — мы кажется с вами, уже договорились, что вы не будете выдвигать мне условия?
        — Я не выдвигаю, я просто переживаю за вас обоих, — пояснила графиня.
        — Это можно. Что касается того, что вы сейчас видите. Мы били в гостях у моего отца, во время возвращения на нас напали. Враги уничтожены, так что теперь всё будет хорошо, — успокоил я тёщу, прекрасно понимая, что ещё далеко не всё закончено, будут новые попытки нас убить и скорее всего, следующая произойдёт во время нашей свадьбы. — Вам уже выделили комнату?
        — Да, ваш слуга Вилл проводил меня в комнату Амелии, до свадьбы я буду жить там.
        Дело приобрело плохой оборот, теперь мне в комнату Амелии доступ был закрыт, особенно ночью, как впрочем, и для Амелии возможность переночевать у меня. Мама будет блюсти нравственность ровно до того момента, пока мы официально не станем мужем и женой. Самой Амелии такое положение было тоже не по душе, но она не стала возмущаться, ведь побыть наедине мы могли не только ночью. Кто нам помешает уединиться на некоторое время где-нибудь в другом месте кроме замка, графиня же не будет везде ездить с нами. Так я думал, входя в замок и предлагая будущей тёще присоединиться к нам за ужином.
        — Вилл, это твоя идея поселить графиню в комнату Амелии?
        — Нет, ваша милость, она сама так решила, другие комнаты даже смотреть не захотела. Простите ваша милость, но я ничего не мог с этим поделать.
        — Ну и ладно, как хочет, распорядись, чтобы охотничий домик у озера привели в порядок.
        — Уже распорядился ваша милость, — Вилл улыбнулся, поняв, для чего мне понадобился этот дом.
        — Лемар сейчас где, я что-то его не видел во дворе?
        — Он вместе с господином Фернаном ещё утром уехали проверять строительство академии. Потом собирались заехать в ученический лагерь, господин Фернан хотел поговорить с профессором Гроваром. О чём, не знаю, он мне не сказал.
        — Как приедут, скажи, чтобы ко мне зашли, дело срочное и важное, до завтра лучше не откладывать.





        Глава 13



        Ужин с тёщей прошёл достаточно хорошо, по моему мнению, мне даже удалось несколько раз её развеселить, чтобы она хоть на какое-то время забыла о покушении. Амелия тоже старалась говорить на другие темы и в итоге, перестаралась, предложив маме показать баронство. Так как территория Волара с недавних пор стала довольно большой, осматривать всё можно будет долго, на это уйдёт точно не один день, ну, а гидами, конечно же, предстоит быть нам, мне и Амелии.
        После ужина я отправился в кабинет, там меня ждали Лемар и Фернан.
        — Уже знаете?
        — Да, Вилл рассказал. Что делать будем?
        — Есть несколько мыслей, хочу с вами обсудить, может, вы мне ещё что-то посоветуете.
        Я рассказал подробно обо всём, что произошло и что собираюсь делать, чтобы найти и уничтожить Верна, а также графа Голрада. Ждал от друзей совета, но он оказался совсем не таким, какого я ожидал.
        — С портретом, конечно, идея хорошая, но не думаю, что это как-то повлияет на профессора. Он сейчас, скорее всего уже далеко от Волара. Убийц ведь к нам можно направить, откуда угодно, только придут уже совсем другие. У живых ничего не вышло, нужно ждать мёртвых, — предположил Фернан и Лемар с ним согласился, ведь он тоже так думал.
        — Два десятка мертвецов и один поводырь смогут продвинуться гораздо дальше, в попытке убить барона Волара, — высказал своё мнение Лемар. — Мертвецы не будут прятаться от наших стрел, они их просто не заметят, боли они не чувствуют. Единственное чем они хуже живых, так это тем, что стрелки из них никакие, поэтому стрелять будут из арбалетов и с близкого расстояния. У меня есть одна мысль как убийц запутать, — Лемар посмотрел на меня как-то странно, словно художник, перед тем как нарисовать мой портрет.
        — Не тяни кота за хвост, говори, что придумал?
        — Нам нужно создать ваших двойников. Пусть убийцы за ними по всему баронству гоняются, думая, что это вы. Правда и здесь есть одна проблема, одеть двойников соответственно не составит труда, с их лицами что делать? Очень похожих на вас людей у нас в баронстве нет, а искать по всему королевству, нет времени.
        — Лемар, а знаешь, мне твоя идея нравится и проблему с лицами можно решить просто. Нам с Амелией нужно пару дней в масках походить, чтобы жители привыкли. Потом любого человека в такой маске можно будет выдать либо за меня, либо за неё. Лемар, я понимаю, что ты устал, и я тебя загрузил делами по самую макушку, но прошу, найди мне двойников и как можно скорее. До свадьбы осталось чуть больше недели, скоро гости начнут приезжать, убийц нужно отвести от города как можно дальше, чтобы они не помешали нам устроить праздник.
        — Хорошо, утром займусь, — согласился Лемар и тяжело вздохнул. Мне его, честно говоря, стало жалко, парень пахал за троих, но просить помощи в этом деле мне было больше некого. Фернан с этим точно не справится, он замок покидает редко и ненадолго, по городу не гуляет и лиц горожан не запоминает, в отличие от Лемара. Лемар постоянно среди людей, многих знает не только в лицо, но и по имени, его уважают и помогают в меру сил, а это значит, что и двойников ему будет найти намного проще.
        — Фер, как у тебя дела? — спросил я и тут же вспомнил о том, что мы с ним решили, не говорить о бомбе даже Лемару. Фернан понял, что я спросил, не подумав, и ответил так, что его ответ можно было подогнать под любую тему.
        — Пока никак, ставлю опыты, ищу решение проблемы, как будет хоть какой-то результат, сразу скажу. Я уже разговаривал на эту тему с Гроваром, он обещал оказать помощь, но без гарантии на успех.
        — Да, иметь несколько сотен лекарей, было бы не плохо, жаль что пока не получается, — высказался Лемар, думая о том, что разговор идёт о возможности использования любой магической силы в лечении ран.
        — Сейчас уже за полночь перевалило, поэтому не буду больше мучить вас пустыми разговорами, идите спать, у нас завтра тяжёлый день.
        — Особенно у тебя, — Фернан намекнул на приезд графини.
        — Да уж, это точно, и зачем только Амелия влезла со своим предложением показать баронство, как будто нам больше делать нечего, кроме как её маму развлекать.
        Утро началось с очередной проблемы, приехал барон Маторок, причём со всей семьёй, даже свои шатры привёз, чтобы не занимать комнаты в замке. Прогулка по баронству с мамой Амелии была сразу же перенесена на следующий день, чему я был только рад.
        — Рад снова видеть вас у себя в Воларе господин барон, — поздоровался я с Лограном и кивком, поприветствовал всех членов его семьи.
        — Я тоже очень рад тому, что снова нахожусь здесь, Волар самое северное баронство, но оно не менее красиво, чем южные территории. Я приехал на свадьбу чуть раньше, так как мне захотелось поговорить в спокойной обстановке, пока Новарград не захлестнуло праздничное настроение, — он с восхищением посмотрел на город через ещё открытые ворота замка.
        — Можем поговорить прямо сейчас, если вам не требуется отдохнуть с дороги.
        — Я совсем не устал, дороги у вас хорошие, я даже спал в карете, чего невозможно было сделать где-то ещё. Где мы можем поговорить?
        — В моём рабочем кабинете, если вас это устроит.
        — Устроит, тем более я там ещё не был.
        Приказав слугам помочь семье Маторока установить шатры, я повёл его в кабинет. Логран шёл не спеша, разглядывая замок изнутри, как будто ни разу здесь до этого не был. Он в прошлый раз, когда король в гости приезжал, несколько дней по замку бродил, правда, не во все места его тогда пропустили, но несмотря на это, видел он достаточно.
        — Ничего не изменилось, — сделал он вывод, поднимаясь по лестнице.
        — До ремонта пока руки не дошли, других дел много, — пояснил я, не понимая, к чему он это говорит.
        — Ну, да, ну, да, понимаю, новая академия забирает все силы и требует вложения немалых средств. Я могу помочь в постройке, не людьми, конечно, а материалом для отделки комнат. У меня в баронстве добывают великолепный мрамор, но об этом мы потом поговорим, — Логран замолчал, увидев двух охранников возле двери моего кабинета. Они появились тут с прошлого вечера, после разговора с Лемаром и Фернаном. Это была инициатива Лемара, он решил, усилить мою охрану, после очередного покушения.
        — Красиво, — сказал Логран, осмотрев обстановку моего кабинета.
        — Присаживайтесь, — я предложил присесть в кресло. — Теперь можете говорить спокойно, нас никто не слышит.
        — Эрит, обстановка в королевстве накаляется, но не из-за действий Теорона. На границе между Дакраном и Тэрнией сейчас не спокойно, некто по имени Амош собирает войско, вот только оно очень необычное.
        — Мертвецы.
        — Да, а как ты?
        — Логран, перестань делать вид, что ты ничего не знаешь обо мне.
        — Ладно, поговорим на чистоту. Я хочу предложить тебе, стать командующим войском короля.
        — С чего вдруг? Я не граф, и не офицер, опыта в деле командования у меня нет.
        — Знаю, но у тебя всё получается, если ты берёшься за дело всерьёз. Я готов поговорить с Теороном, думаю, он нас поддержит.
        — Нас?
        — Да, нас, я сейчас говорю, как представитель двенадцати баронов поддерживающих законного короля. Увы, далеко не все готовы его поддержать, многие колеблются. Нет, они, конечно же, не собираются стать вассалами мёртвого бастарда, но они почти готовы стать вассалами короля Виная. Вот же старость проклятая, забыл, как его звать, — признался Логран, так и не вспомнив имя правителя соседнего королевства. — Ладно, не важно сейчас, — он махнул рукой, закончив копаться в памяти.
        — В каком смысле они готовы?
        — А ты что и об этом ничего не знаешь?
        — О чём?
        — О том, что винайцы снова готовятся напасть. Нам предстоит выдержать удар с двух направлений, с востока и с запада. Я, честно говоря, слегка удивлён, что Катнар до сих пор не поделился с тобой такой информацией. Правда, он никогда не действует сгоряча, а трижды всё проверит, прежде чем что-то предпринять. Думаю, что сейчас уже проверил и обо всём расскажет, как только приедет на твою свадьбу. Вот так-то вот, что скажешь?
        — По поводу чего? Стать генералом или о предстоящем сражении?
        — И о том и том.
        — С желанием стать генералом скажу честно, нет у меня такого желания, но, если будет нужно, я им стану. Что касается врагов, хотелось бы получить больше информации, сколько у них мечей, я имею в виду винайцев?
        — Наши силы приблизительно равны, так что у них должно быть что-то около двадцати тысяч воинов, но это всех, всадники и ополчение в их числе. Что касается мертвецов, тут ничего точно сказать вообще нельзя, они прячутся в предгорьях, но думаю, их не меньше трёх тысяч. Если они ударят одновременно, Дакран падёт, потом вместо него может появиться какое-нибудь другое королевство.
        — Да уж, новости вы мне привезли совсем не радостные. Сколько у нас времени до нападения?
        — Винайцы не нападут до тех пор, пока мы урожай с полей не соберём, иначе им взять нечего будет.
        — Получается, что у нас времени осталось чуть больше месяца.
        — Да, приблизительно так. Я не тороплю тебя с согласием стать новым командующим, подумай хорошо, прежде чем дать ответ. Несмотря на угрозу войны, я хочу договориться о поставке в Волар мрамора, как говориться — война не длится вечно, а кушать хочется всегда.
        — А что если мы проиграем?
        — А что если нет? Война закончится, а договор уже подписан.
        — Я так понимаю, что мрамор не только у вас добывают?
        — Верно, поэтому хочу договориться заранее, к тому же могу ещё увеличить поставки к вам фруктов и овощей. Сын недавно привёз из одного далёкого королевства семена цветов, много и разных, думаю, они будут хорошо смотреться на клумбах Новарграда. Я пришлю их в подарок, как самому надёжному торговому партнёру.
        Маторок хотел ещё что-то сказать, но в дверь постучали.
        — Входите!
        — Ваша милость, его величество Теорон два часа назад пересёк границу Волара. Едут не спеша, сюда прибудут к вечеру, — доложил Вилл.
        — А вот и Катнар, видимо решил, поторопить его величество с поездкой, и думаю, что и со свадьбой поторопит, — предположил Логран.
        — Гости ещё не все приехали, не красиво получиться, если свадьба состоится раньше назначенного дня, и они на неё не попадут.
        — Что ж, не буду больше отвлекать тебя от дел, самое важное я уже сказал, о мелочах можно и потом поговорить, — Логран встал, собираясь уйти.
        — Сразу после свадьбы мы обязательно продолжим разговор, — пообещал я.
        После того как он ушёл, я ещё около часа сидел, пытаясь, осмыслить всё им сказанное. Больше всего меня смущало то, что есть некий «баронский совет» который теоретически может как-то повлиять на решение короля. Получается, что это своего рода местный профсоюз, не официальный, но король прислушивается к его советам.
        — Как многого оказывается, я ещё не знаю об управлении королевством, — пришёл я к выводу. — Вилл! — позвал я слугу.
        — Слушаю ваша милость, — он появился через секунду.
        — Приготовь мне парадный костюм для встречи его величества и Амелии скажи, что мы едем встречать Теорона.
        — Костюм уже приготовил, её сиятельство предупредил, но есть одна небольшая проблема. С вами желает ехать её мама, графиня Катнар де-Морсо.
        — Не проблема вовсе, пусть едет, она же хотела прогулку по баронству, вот и прогуляемся. Лемар не появлялся?
        — Нет, ваша милость, уехал с рассветом, сказал, что к полудню вернётся.
        Навстречу королю мы выехали за пару часов до полудня, и встретиться с Лемаром мне не удалось. Тем не менее я уже стал действовать согласно нашему плану, то есть спрятал нижнюю часть лица под маской и заставил также сделать не только Амелию и её мать, но и всех моих охранников. Маски сшили нам за ночь по моему рисунку, где я изобразил обычную балаклаву. Чтобы жители не пугались такому виду, попросил Вилла пустить слух, что это нужно для безопасности, чтобы случайно не вдохнуть пыльцу какого-нибудь ядовитого растения. Слух по городу распространился со скоростью пули и к тому моменту, когда мы появились на улице, жители уже ни чему удивлялись.
        Колонну королевских гвардейцев мы встретили приблизительно через четыре часа, к этому времени моя будущая тёща уже основательно нагулялась и держалась в седле лишь на одном упрямстве. Она, на протяжение двух последних часов ругала нас за то, что мы уговорили её ехать верхом, а себя ругала за то, что согласилась. Её элегантная шляпка, уже через десять минут стала бесконтрольно гулять по голове, появляясь то слева, то справа, а то и на затылке графини. Брючный костюм для верховой езды графиня видимо никогда не носила и сейчас, я видел, как она себя в нём чувствует не уютно, к тому же он был ей слегка маловат. Мне было её искренне жаль, но мужская натура брала верх, заставляя подшучивать над ней. Мои шутки графиня пропускала мимо ушей, для неё сейчас главным было — не упасть с лошади. Когда мы встретились с королём, графиню Катнар де-Морсо старшую, пришлось снимать с лошади. Мало того, оказавшись на земле, она не могла устоять на своих дрожащих от долгой прогулки ногах и, её пришлось перенести в карету.
        — Эрит, я до сих пор не могу понять, что ты делаешь с людьми? — сказал граф, посмотрев на карету, куда слуги только что занесли его сестру.
        — Вы о чём ваше сиятельство?
        — Моя сестра всю жизнь боялась ездить верхом, вот о чём.
        — Да? Я не знал, — ответил я и покосился на Амелию, ведь она прекрасно знала об этом, но ни слова мне не сказала. Я её молчание по этому поводу теперь не знал, как расценивать, либо это была месть маме за что-то, либо поддержка, чтобы графиня «не ударила в грязь лицом», причём во всех смыслах.
        — Добрый день ваши величества, — поздоровался я с королём и королевой.
        — Мы тоже очень рады вас видеть, надеюсь, свадьбу не отменили? — Теорон подмигнул и улыбнулся.
        — Нет, ваше величество, всё идёт строго по плану.
        — А она будет такая же, как наша или обычная и скучная как все? — спросила Милора, потом обняла Амелию и что-то шепнула ей на ухо, после чего Амелия смутившись, опустила глаза.
        — Ваше величество, я приложу все силы, чтобы ни один враг даже и не помышлял нам помешать, но обещаю, что будет весело, — заверил я, а сам подумал, что весело будет далеко не всем. Слугам, крестьянам, ремесленникам, простым жителям нашего баронства и многочисленной охране точно будет не весело. Враг не дремлет, безопасность высоких персон зависит от каждого жителя Волара, мы все должны объединиться ради этого и работать как один слаженный механизм.
        Вскоре колонна из теперь уже почти двухсот всадников и нескольких карет, продолжила движение на север. Когда мы снова надели на лица маски, граф сразу понял, что у нас в Воларе не всё спокойно. Поравнявшись со мной, он лишь взглядом спросил — в чём дело? Я также взглядом дал понять, что расскажу потом, как только окажемся в замке. Теорон по поводу масок на наших лицах вообще ничего не сказал, видимо решив, что маски защищают от пыли.
        В город въехали при свете факелов, так как к этому моменту уже давно стемнело. Несмотря на довольно позднее время, оставалось приблизительно два часа до полуночи, Новарград не спал. Жизнь бурлила почти также как днём, только теперь в тавернах и на освещённых фонарями открытых площадках, где также можно было посидеть компанией и выпить пива. Для Теорона и всей его свиты видеть это было несколько не привычно, так как в Каболаре не было таких открытых площадок. Люди радостно приветствовали их величества поднятием полных кружек пива и кубков с вином. Я боялся того, что сейчас какой-нибудь человек, принявший на грудь слишком много алкоголя, крикнет что-то неподобающее в адрес короля или графа, но всё обошлось, таких идиотов среди жителей не нашлось.
        — Хорошо у тебя здесь, красиво и я бы даже сказал, спокойно, — сказал Теорон, когда мы наконец-то добрались до замка.
        — Не всегда, бывают и проблемы, — ответил я, намекая, что далеко не всё так хорошо, как кажется. — Комнаты для вас уже приготовили, слуги вас проводят и обеспечат всем необходимым.
        Через несколько минут во дворе остались только замковая стража, мои охранники и половина королевских гвардейцев. Для этой половины мы прямо во дворе установили несколько палаток, вторая половина отряда гвардейцев разбили лагерь неподалёку от стен замка, двор не смог вместить всех. До полуночи в замке были слышны топот и приглушённые голоса слуг, моих, короля и графа. Ровно в полночь словно по команде замок погрузился в тишину и полумрак.
        Проводив Амелию в её комнату и справившись о здоровье драгоценной тёщи (она до сих пор стонала и ругала всех, включая себя), решил, поговорить с Лемаром. Когда мы вернулись, он меня ждал во дворе, но поговорить с ним сразу у меня не было никакой возможности, я был занят гостями.
        — Садись, рассказывай, — я показал на кресло.
        — Мне удалось найти две пары двойников, они, конечно, не сильно похожи лицами, но фигуры соответствуют. Думаю, что, если их лица масками прикрыть, даже я не смогу отличить.
        — Это хорошо, завтра мы их отправим в разные стороны, пусть покатаются по баронству дней пять-шесть. Только предупреди, чтобы они не пытались порядок наводить, мне избитых крестьян сейчас только не хватает до полного счастья.
        — Я им уже приказал, чтобы они даже рот не открывали, голоса то у них не ваши, а что касается порядка, с ними наши стражники будут, порядок — это их забота.
        — Всё равно скажи, чтобы никаких наказаний за это время, народ должен быть спокоен. Что-то ещё, ведь я по глазам вижу, что у нас снова проблема?
        — Да, есть одна неприятность, нашли посыльного графа, ну, того, что с письмом недавно приезжал. Мёртв уже несколько дней, не доехал он до его сиятельства. Письмо пропало, видимо его содержимое кого-то очень сильно интересовало.
        — Плевать на письмо, не было там ничего секретного, человека жаль. Это все новости?
        — Пока да, может быть и ещё есть что-то, но я об этом не знаю, меня в городе весь день не было.
        — Ладно, иди спать, на тебя уже смотреть больно, на мертвеца стал похож.
        — Вот свадьбу проведём, тогда и отдохну, — сказал он и вышел.
        — Доброй ночи ваше величество, ваше сиятельство, — услышал я, как он поздоровался с королем и графом.
        — Не спишь ещё? — спросил Теорон, входя в кабинет.
        — Нет, мне сейчас спать некогда, дел много. Проходите, присаживайтесь, приказать принести горячего напитка?
        — Да, я бы с удовольствием его выпил сейчас. Мне тоже что-то не спится, решил, к тебе заглянуть, по пути Сатора встретил, ему тоже не спится.
        Приказав Виллу, принести нам чай, решил, поделиться с ними имеющейся у меня информацией. Но вначале выслушал короля, так как перебивать его было верхом неуважения, а принародно это делать ещё и опасно было, правда, не для всех, Катнару, например, разрешалось.
        — В каждом коридоре охрана, это ради нас или у тебя давно так?
        — Уже несколько дней, пришлось принять некоторые меры и усилить охрану. Было покушение, к счастью снова не удачное, ещё было несколько поджогов, одним словом враг не дремлет. Я отправил его сиятельству письмо, где коротко описал сложившуюся обстановку, но оно не дошло до адресата. Ваше сиятельство, мне очень жаль, ваш посыльный мёртв, сегодня нашли его труп. Моего письма при нём не было, за посыльным точно следили, и я догадываюсь кто. Сейчас повышенную активность против Волара и меня лично, проявляют три человека и все они вам хорошо известны.
        — Кто конкретно? — Теорон стал серьёзен.
        — Профессор Верн, граф Голрад, да, вы не ослышались, он тоже замешан, а также наш самый известный мертвец Амош. Он, конечно, не впрямую действует, а руками Голрада. Самому Голраду я нигде дорогу не переходил, но как видите, я для него сейчас злейший враг.
        — С чего ты решил, что против тебя действуют именно они? — спросил граф.
        — О Голраде я узнал от оставшихся в живых неудачливых убийц, они всё рассказали. О том, что Амош замешан, тут уже чисто мои домыслы, без него Голрад просто обо мне не узнал бы. О том, что мне вредит Верн, узнали от поджигателей, мы поймали двоих и они во всём признались. Если не верите, могу отдать этих людей вам, они живы, сидят в подземелье.
        — Не нужно, убеждён, что ничего нового мы от них не узнаем, наоборот, могут только запутать от страха, — отмахнулся от пленников граф.
        — У нас тоже для тебя плохие новости, расскажи ему всё, — Теорон перевёл взгляд на графа.
        Катнар рассказал мне о том, что я уже знал, причём рассказал он не настолько подробно, как это сделал Маторок. Мне пришлось сделать вид, что я впервые слышу обо всём том, что творится у самых границ Дакрана и даже со злостью стукнул кулаком по столу, чтобы показать своё недовольство происходящим.
        — Мы не знаем, что затевают наши враги, поэтому не разделяем войско на две части. Если будет нападение, ударим в ответ всеми силами.
        — А что если нападут одновременно?
        — Это не важно, расправимся с ними по отдельности, разделять войско нельзя, оно у нас не такое уж и большое, — высказал граф своё мнение о возможном отражении нападения. Я сидел, слушал и не верил в то, что в прошлой войне Катнар показал себя хорошим стратегом, он уже сейчас фактически проиграл ещё не состоявшееся сражение. Я не стал ему говорить, что такая тактика ни к чему хорошему не приведёт, граф сейчас находился в каком-то перевозбуждённом состоянии и мог меня неправильно понять. Почему всегда спокойный и хладнокровный Катнар сейчас так себя вёл, я не понимал, даже мысль проскользнула, что он находится под воздействием какого-то психотропного препарата. В его предложенном плане действия сильно хромала логика, это даже Теорон заметил, но тоже ничего по этому поводу ему не сказал. Может быть, он посчитал, что граф просто устал и сейчас не может нормально мыслить. Выпив горячего травяного чая, Теорон предложил продолжить наш разговор завтра, после полудня, когда спать не хочется, а голова хорошо работает и не выдаёт глупые идеи.
        Поговорить нам так и не удалось, ни завтра, ни послезавтра, ни в другой день, оставшийся до свадьбы. Утром Теорон заявил, что он ещё никогда не видел старый замок Волара и отправился в гости к моему отцу, причём без меня. Сказал, что не хочет отвлекать меня от подготовки к свадьбе, ведь у нас всё должно пройти на высшем уровне. Он также намекнул, что подарок мне приготовил, о котором не знает даже Катнар.
        Как говорится — «сколько верёвочка не вейся, а конец будет», вот и у меня наступил последний день моей холостяцкой жизни. К свадьбе всё было готово и проверено несколько раз, а то мало ли, вдруг мы что-то забыли. Город был празднично украшен и вычищен до блеска. Жители надели свои лучшие одежды и с раннего утра вышли на центральную улицу, чтобы собственными глазами увидеть свадебную процессию. Само пиршество было решено провести у озера, так как большое количество гостей просто не поместилось бы в замке. На мои приглашения приехать, откликнулись практически все, кого я пригласил, бароны приехали с семьями и, разумеется, со слугами, куда же без них, а ещё с охраной. Общее количество гостей перевалило за три сотни и это, не считая слуг и охрану. Я каждый день хватался за голову, уже не понимая, где ставить шатры, и кто вообще ко мне приехал. Последние два дня Амелия практически не выходила из своей комнаты, личный портной её мамы «создавал!» для неё свадебное платье. Я к одежде был не так требователен, меня вполне устроил мой белый костюм от господина Бьера, к тому же он имел скрытую броню, что было
немаловажно, если произойдёт очередное покушение. Мы, конечно же, до озера не собирались весь путь проделать пешком, пройдём по городу, чтобы поприветствовать жителей, а потом пересядем в карету.
        Я нервничал, но не потому что сегодня стану чьим-то официальным мужем, я чувствовал, что должно что-то случиться, разумеется, плохое.
        — Амелия, ты прекрасна! — Сказал я, увидев её в шикарном белоснежном платье.
        — Ты тоже очень соблазнительно смотришься, — ответила она и шепнула мне на ухо, — моё шикарное платье весит как вот эта бочка, — она показала на бочку для воды приблизительно литров на сорок. — Под ним спрятан пластинчатый доспех, мама настояла.
        Когда все гости и прочие сопровождающие жениха и невесту люди, собрались во дворе, мы наконец-то отправились к озеру. Жители встречали нас ликованием, под ноги нам ложились цветы, некоторые из горожанок расстилали собственные платки на дороге, таким образом, показывая большое уважение. Я улыбался и приветствовал всех жителей, махал им рукой и поворачивался то в одну сторону, то в другую, так как люди стояли на улице с двух сторон. На самом деле я не столько их приветствовал, сколько внимательно следил за крышами домов, пытался увидеть там лучника или арбалетчика. Крыши были непривычно пусты, там даже птиц не было, что меня тоже настораживало. Моя охрана старалась не мешать нашей процессии, но свою работу выполняла качественно, зачищая близлежащие дворы и закоулки вообще от всех, даже от хозяев ближайших домов. Помимо основной охраны, в городе на данный момент находилось больше ста магов учеников, они обеспечивали магическую охрану на тот случай, если внезапно появится неизвестный нам маг.
        Всего несколько кварталов смогли преодолеть только за час, и всё из-за того, что Амелия не могла идти быстрее в своём бронированном платье. Когда закрылась дверь кареты, мы оба смогли наконец-то расслабиться и немного отдохнуть перед началом церемонии бракосочетания, которая могла затянуться надолго, потому что гостей приехало много, ведь нас каждый должен был поздравить лично. Первым кто поздравит, будет, разумеется, король, приготовивший какой-то тайный подарок, причём не нам, а почему-то только мне.
        — Что, уже приехали? Я даже отдышаться, не успела, — сказала Амелия, когда карета остановилась и нам открыли дверцу, приглашая выйти.
        — Пойдём, нас ждут, — я вышел из кареты и помог ей выбраться.
        Большая поляна неподалёку от озера была заполнена людьми до отказа, а лес вокруг был заполнен охранниками, причём не только моими. Церемониймейстером был выбран Кевин Гровар, по мнению Амелии — вредный дедуля. Мне он вредным не показался, наоборот, этот старый профессор показался мне добрым, правда, его доброта уходила куда-то, когда дело касалось обучения молодых магов.
        Взявшись за руки, мы с Амелией подошли к встречающим нас графине Алетте Катнар де-Морсо и моему отцу барону Новару Волару. Они по очереди сказали, что разрешают наш брак и что он, состоится не по принуждению. После их короткого выступления на поляну вышел Гровар и церемония, которую все с нетерпением ждали, началась.
        Я, честно говоря, не слушал, что он говорил, так как это был стандартный ритуал. Не поворачивая головы, я рассматривал гостей. Многих я видел первый раз в жизни, из-за чего никакого доверия к ним у меня не было, ведь среди них мог быть убийца. Убить на свадьбе могли попытаться не только меня, но и Теорона с Милорой, а также графа Катнара и членов его семьи. Осматривая гостей, почему-то не увидел среди них Лемара и Чареса, а ведь они должны были быть здесь. Я немного успокоился, когда увидел Фернана, стоявшего рядом с сыном графа. Он не показывал какой-то нервозности, наоборот, улыбался, что было немного удивительно. Пока я водил глазами из стороны в сторону, уважаемый господин Гровар перешёл к заключительной части церемонии.
        — Очнись, тебя спрашивают, — Амелия слегка пихнула меня локтем в бок.
        — А? Да, — ответил я, не услышав вопроса, заданного мне церемониймейстером.
        — Согласны ли вы графиня Амелия Катнар де-Морсо стать законной супругой барона Эрита Волара?
        — Да, согласна, — ответила она слегка дрогнувшим от волнения голосом.
        — Если есть причины, по которым они не могут заключить союз, прошу озвучить их сейчас, — обратился он к собравшимся гостям. В наступившей полной тишине все промолчали, после чего Гровар громко сообщил, что согласно закону, мы теперь муж и жена. Гости отреагировали продолжительными овациями и выкрикиванием поздравлений. Кричали только те, кто не планировал выйти в центр поляны, чтобы поздравить нас индивидуально. Через пару минут овации стихи и к нам подошли его величество Теорон первый и её величество Милора. На поляне наступила звенящая тишина, все хотели узнать, какой подарок приготовил нам король.
        Теорон вначале толкнул короткую поздравительную речь, а потом перешёл непосредственно к вручению подарка.
        — За верность и особые заслуги, я, король Дакрана Теорон первый, данной мне властью, присваиваю барону Эриту Новару Волару титул графа! — сказал он, и тишина на поляне стала осязаемой. Я, честно говоря, был сильно шокирован таким подарком, как, впрочем, и все вокруг. У кого-то от такой награды мне, на лицах стали появляться улыбки, а у кого-то полное недоумение. Граф Катнар как раз и оказался таким недоумевающим, радости в его глазах не было, там была какая-то печаль, словно он только что проиграл в карты всё своё имущество. Тем временем Теорон продолжил говорить и его слова ударили как гром с ясного неба.
        — В связи со сложившимся тяжёлым положением в нескольких баронствах, я решил, передать их под личное и полное управление графа Эрита Волара. Этими баронствами являются, — он назвал три северо-западных баронства граничащих с Воларом и три западных, граничащих с королевством Винай. Такое положение дел, разумеется, не понравилось хозяевам этих земель, но они промолчали, не стали оспаривать решение короля, попытка возразить могла закончиться для них плохо. Теоретически у них земли никто не отбирал, они по-прежнему остаются хозяевами, но жить теперь им придётся по моим правилам. Меня решение короля тоже совсем не обрадовало, мне и Волара с его проблемами хватало за глаза, а теперь ещё и чужие баронства из дерьма вытаскивать придётся. Я, разумеется, не возразил, а поблагодарил за столь высокую награду и пообещал дальше верой и правдой служить на благо его величества и королевства Дакран. Награду титулом графа Теорон подтвердил вручением соответствующих мне бумаг и гербовой печати. Герб Волара на ней слегка изменился, стал двойным. В верхней части теперь находился герб короля, а в нижней герб Волара,
медведь, вставший на задние лапы. После вручения подарка, Теорон отошёл в сторону, уступив место другим гостям, желающим поздравить молодожёнов.
        Подарков в итоге набралось много, нам чего только не дарили, начиная от оружия, украшенного золотом и заканчивая лошадьми. Тёща подарила карету, белую, где она её прятала, для меня осталось загадкой, ведь мои люди в поисках диверсантов прочесали всю территорию, но о карете ни слова не сказали. Отец подарил чучело медведя, символ Волара, что тоже здесь считалось очень ценным подарком.
        После нескольких десятков поздравляющих с подарками, к поздравлению подключились простые люди и первым был Фернан.
        — Лемар куда делся? — спросил я, когда он меня обнял поздравляя.
        — Понятия не имею, самому хотелось бы знать.
        Лемар появился в самом конце поздравительного процесса, вид у него был помятый, на правом рукаве я заметил ещё не засохшую кровь.
        — Ты где был? — спросил я, продолжая улыбаться и делать вид, что ничего страшного не происходит.
        — Долго рассказывать, у нас потери, Чарес серьёзно ранен, им сейчас Лабрен занимается. Извини, на праздник не останусь, меня ждут, мы ещё не закончили.
        Через несколько минут он исчез с поляны, отправившись устранять возникшую проблему. Его слова заставили насторожиться и ещё раз внимательно всмотреться в лица гостей. Со стороны на поляну никто бы не смог прорваться, через тройное кольцо оцепления даже мышь не проскочит, я в этом уверен, но где гарантия что враг не затаился среди гостей?
        Праздник продолжился, приглашённые музыканты старались играть только весёлые мелодии, чтобы у гостей не было повода для грусти. Вскоре начались танцы и нам с Амелией, пришлось, собрать остатки сил в кучу, чтобы наши движения были плавными и не выдали скрытую под одеждой броню.
        — Ты чего морщишься?
        — Ножны бедро натирают, — пояснила Амелия, — упс, он всё-таки выпал, — добавила она и я увидел лежащий под ногами стилет.
        — Не переживай, у меня в рукаве два, могу поделиться. Не понимаю, зачем ты вооружилась?
        — А ты зачем?
        — Я на всякий случай.
        — Вот и я на всякий случай. Хотела спросить, а где ты спрятал свой меч?
        — У меня его нет, только короткое оружие, пара стилетов и кинжал.
        — У меня почти также и они своими ножнами мне уже все ноги ободрали, скорей бы уже этот танец закончился, иначе я скоро музыкантов убью.
        Музыка стихла сразу после слов Амелии, словно музыканты её услышали. После нашего танца на поляну вынесли столы с угощениями и несколько бочек вина, после чего празднование пошло намного веселее.
        Свадебный кошмар не закончился даже несмотря на темноту, гости продолжили веселиться при свете факелов, заставляя музыкантов играть практически без перерыва несколько часов подряд. Когда на поляну вышел ведущий этого мероприятия и сообщил, что маги сейчас покажут фейерверк, музыканты были готовы отдать ему весь свой гонорар, лишь бы их больше не заставляли играть.
        За всё время празднования мне так никто и не сообщил, что сейчас твориться за пределами третьего круга оцепления. Я также не знал, жив Лемар или нет, было желание свернуть всё это празднование, но я сдержал порыв.
        Фейерверк был красивый, наверное, я его не видел, просто слышал одобрительные возгласы гостей. Мой взгляд был направлен в небо к западу от поляны. В нескольких километрах от озера тоже кто-то сейчас устроил похожий фейерверк, только не ради развлечения, там шло серьёзное сражение с применением магии.
        — Что происходит? — к нам с Амелией подошёл граф Катнар и показал на отдалённое зарево.
        — Пока не знаю, но гостям точно ничего не угрожает.
        — Ты теперь граф, должен знать всё, — съязвил он, намекнув, что титулом меня наградили незаслуженно.
        — Не так быстро, полная информация до меня действительно ещё не дошла, но я в общих чертах уже знаю, что там.
        Может быть, граф и продолжил бы меня задевать из-за этого титула, но к нам подошли их величества, вместе с моей теперь уже состоявшейся тёщей. Они ни словом не обмолвились о подарке короля, лишь пожелали нам счастья и хорошо отметить важное событие, после чего заявили, что едут в замок, так как уже устали от веселья.
        После отъезда короля (граф тоже уехал с ними) мы остались без трети охраны, ведь одно кольцо оцепления состояло полностью из гвардейцев. Вскоре вслед за королём потянулись бароны, они почти все были уже далеко не молоды, продолжать веселиться до утра у них сил не хватило. После их отъезда мы лишились ещё части охраны, так как второе кольцо состояло из охранников этих баронов.
        — Думаю, что и нам тоже пора ехать домой, скоро полночь, на поляне остались только самые стойкие, у которых под одеждой нет брони, — предложил я. Не простившись с гостями, мы с Амелией сели в подаренную тёщей карету и уехали. Мой слуга Вилл тоже к нам подсел, как только карета тронулась, он стал докладывать.
        — Ваша милость, ой, простите, Ваше сиятельство, посыльный от Лемара сообщил, что все нападавшие уничтожены, он сам прибудет в замок чуть позже. На данный момент он в лагере учеников. Туда же уехал и ваш отец, после того как я сообщил ему, что Чарес тяжело ранен. Простите ваше сиятельство, но это пока всё, что мне известно.
        — Как только Лемар появится, сразу его ко мне, поспать сегодня мне, видимо уже не удастся.
        — Я всё запомнил, ваше сиятельство, не буду вам мешать, — он на ходу выбрался из кареты и занял место возле кучера.
        Через приблизительно полчаса, когда в ночи появились городские огни, карета неожиданно резко подпрыгнула. Амелию выбросило с дивана, я наклонился, чтобы помочь ей сесть обратно и в этот момент что-то сильно ударило в правый борт кареты. Рефлекторно пригнувшись ещё ниже и прикрыв собой Амелию, я посмотрел на то место, куда пришёлся удар. В борту кареты, приблизительно на том уровне, где находилась моя голова, появилась дыра размером с кулак, с левой стороны кареты я увидел точно такую же дыру и на том же уровне. Что-то пробило карету насквозь, словно она была сделана из бумаги, причём это что-то пролетело именно там, где мы с Амелией сидели секунду назад. Практически сразу после этого удара послышался удар плетью, и карета рванула вперёд. Кучер, не жалея бил плетью коней до тех пор, пока мы не добрались до города. Ожидая нападения после остановки, мы достали оружие и приготовились дать достойный отпор. Когда дверца открылась, я коротко замахнулся кинжалом и чуть не убил своего слугу Вилла.
        — Это я, я, Вилл! Закричал он, закрываясь руками? С вами всё в порядке, вы оба живы?
        — Да, что это было?
        — Ещё не знаю, ваши охранники это сейчас выясняют. Господин Тарнак приказал, гнать лошадей, чтобы доставить вас в безопасное место как можно скорее.
        Мы никогда ещё не были так рады оказаться во дворе замка как сейчас. Если бы Тарнак остановил карету, ещё не известно выжил бы кто-то из нас потом. У нас почти не было оружия, а из охраны с нами было только шесть человек, не считая, Вилла. Сколько бы мы продержались, если нападавших, оказалось, так скажем, человек двадцать, да ещё и с арбалетами? Мои руки предательски дрожали, когда я помогал Амелии выбраться из кареты. Она тоже вздрагивала, видимо осознав, что мы сейчас могли быть уже мертвы.
        — Вилл, делай, что хочешь, а к утру от этих дыр, чтобы не осталось и следа, о том, что произошло, никто не должен знать, понял?
        — Да, ваше сиятельство, понял, всё будет сделано, — заверил меня Вилл.
        — Я буду в кабинете если что. Ты идёшь спать, у тебя от усталости уже ноги подкашиваются — сказал я, посмотрев на Амелию, вставшую в странную позу.
        — Это не от усталости, я ногу случайно порезала, — она показала окровавленную ладонь. — Порез крохотный и кровь уже не идёт. За лекарем никого отправлять не надо! Без него справимся.







        Глава 14



        Порез на ноге Амелии был действительно мизерный, но я всё равно рану промыл настоем лекарственных трав и перевязал.
        — Нужно переодеться, скоро Лемар явится, не хочу его пугать пятнами крови на костюме.
        Несколько маленьких пятен появились на моём рукаве после того, как я донёс Амелию до кровати, где потом и занялся врачеванием.
        — Я, наверное, сразу спать, потом мне расскажешь обо всём, — Амелия зевнула и позвала служанку, чтобы она помогла снять бронированное платье.
        Оставив Амелию на попечение служанки, я зашёл в свою комнату, где в основном только спал, да и то далеко не всегда. Диван в кабинете кроватью мне служил гораздо чаще, так как он находился ближе.
        — Ты уже здесь? — удивился я, увидев там Вилла, ожидающего меня с уже приготовленным чистым костюмом.
        — Да, ваше сиятельство, я отдал распоряжения и сразу сюда. Вам помочь переодеться?
        — А я что когда-нибудь тебя об этом просил?
        — Так то было до того как вы стали графом, вдруг вам теперь по статусу должны помогать, — предположил Вилл.
        — Я не знаю, что там и кем положено, но я пока самостоятельно это могу сделать, ты мне лучше принеси бутылку не крепкого вина в кабинет и несколько кубков.
        — Сейчас всё будет, — он поклонился и вышел.
        — Всё таки хороший у меня слуга, думающий и быстрый, — подумал я, стягивая с ноги сапог.
        Когда минут через десять я вошёл в кабинет, вино, кубки и корзина с фруктами уже были здесь, ждали меня на чайном столике.
        — Мне ещё свечей принести или этих достаточно, — спросил Вилл, показывая на канделябр для трёх свечей, в котором сейчас была только одна свеча.
        — Этой хватит, я же ничего писать не собираюсь.
        Через полчаса пришёл командир Тарнак, в руках у него был длинный предмет, завёрнутый в чью-то куртку.
        — Вот, взгляните на это ваше сиятельство, это то что пробило карету насквозь, — он положил предмет передо мной. В куртку был завёрнут арбалетный болт огромного размера, сделанный полностью из железа.
        — Ого! Таким болтом можно замковую стену пробить, не то что карету.
        — Сам арбалет я сюда решил не тащить, он слишком большой, да и весит он прилично. Ваше сиятельство не извольте гневаться, но мы упустили стрелка, слишком уж он шустрый оказался, к тому же не дурак, ловушек для нас много наставил. Из отряда к счастью никто не погиб, но ранены все, в основном ноги пострадали, поэтому мы убийцу и упустили.
        — Я и не собирался тебя ругать, понимаю же, что вшестером ловить убийцу в лесу ночью, дело не благодарное, он мог вас по одному перестрелять при большом желании.
        — Что случилось? — в кабинет ворвался Лемар. Увидев, что я жив и даже не ранен, он сразу выдохнул с облегчением.
        — Вот что случилось, — я показал на железный болт.
        — Ого!
        — Вот и я также сказал, а ты что мне скажешь, желательно из хорошего?
        — Как мы и предполагали, к нам пожаловали мертвецы, не одни, конечно же, а вместе с обычными наёмниками. Они несколько дней прятались в лесу на территории соседнего баронства, ваши двойники сбили их с толку и они на них напали. Одну пару двойников мы потеряли, также разорены две деревни, крестьяне там вырезаны все подчистую, эти сволочи, даже детей не пожалели.
        — Чарес как?
        — Досталось ему конечно, по самое не могу, но жить будет, правда, руки он лишился. Лабрен ничего не смог сделать, сказал что руку обратно прирастить ещё никто не смог. Твой отец решил пока с ним побыть, просил передать, что завтра приедет, точнее уже сегодня, — Лемар посмотрел в окно на начинающее светлеть небо.
        — Нам нужно во что бы то ни стало скрыть от гостей правду, пусть все думают, что пара сараев в деревне сгорело, но крестьяне не пострадали, — сказал я и подумал, — если Катнар узнает, обязательно попытается снова меня ткнуть носом в дерьмо, мой новый титул ему словно кость в горле.
        — Если это всё, мы, наверное, пойдём, — Лемар посмотрел на Тарнака, они оба были измотаны до предела и героически боролись со сном.
        — Идите, только не забудьте, о чём мы только что говорили.
        — Такое не забудешь, до сих пор растерзанные детские тела перед глазами.


        Я остался в кабинете один, сидел за столом и думал не понятно о чём. Мысли бегали, а зацепиться хотя бы за одну, не получалось.
        — Ваше сиятельство, к вам мастер Шес, — голос Вилла вернул меня в действительность.
        — Шес? — удивился я.
        — Увидел, что ты не спишь, решил зайти, посочувствовать.
        — Спасибо мастер, хоть кто-то понимает во что я вляпался с этим титулом.
        — Тебе теперь нужно быть ещё осторожнее, Сатор очень не любит, когда кто-то выходит из-под его контроля. Ты теперь тоже граф, а это значит, что не обязан ему подчиняться, приказывать тебе теперь может только король.
        — Да, я понял уже, что хорошие отношения с Катнаром закончились, главное чтобы он вредить не начал. Мастер, я вот о чём давно хотел у вас спросить, вы давно знакомы с графом, скажите, почему у него нет своих земель, он же граф?
        — Они ему не нужны, заботы о собственных землях будут только мешать заниматься делами королевства.
        — Хотите вина? — я взял в руки глиняную бутылку.
        — Хе, а давай! — согласился Шес и мы выпили за всё хорошее, против всего плохого и чтобы хорошее. — Тебе нужно хотя бы немного поспать, иначе короля достойно проводить не сможешь.
        — В каком смысле проводить, он что уезжает?
        — Да, я нечаянно подслушал разговор, в Каболаре снова назревает бунт. Плохое наследство Теорону досталось, его власть держится только на тебе и Саторе. Он это сам прекрасно понимает, поэтому ты и получил титул. Если бы в королевстве не было столько проблем, не стал бы ты графом никогда. Он же сейчас фактически поделился с тобой властью, а так поступают только в двух случаях, либо задабривают на некоторое время, либо доверяют настолько сильно.
        — На время, — я усмехнулся, — не хотелось бы, чтобы это оказалось именно так.
        — Время всё расставит по своим местам, что будет, никто не знает. Пойду я, светает уже, желаю удачи — граф! — Шес улыбнулся, как бы намекая, что не только я, а все мы попали с этим моим графским титулом.
        После ухода старого мастера меча, я воспользовался его советом и лёг спать, на диван, в спальную не пошёл, Амелию не хотел будить.
        Утром меня будили сразу двое, мой слуга Вилл и Амелия. Проснулся я лишь после того, как на меня вылили полведра воды.
        — Какого хрена! Вы обалдели что ли?
        — Простите ваше сиятельство, но вы не посыпались, — пояснил Вилл.
        — Это я решила, водой облить, Вилл тут не причём, — сказала Амелия, продолжая держать в руках ведро с оставшейся в нём водой.
        — Что случилось то?
        — Его величество Теорон первый решил, вернуться в Каболар, его слуги уже собирают вещи. Нужно проводить короля, — пояснил Вилл.
        — Сколько сейчас времени?
        — Девять часов утра, ваше сиятельство.
        — Костюм?
        — Уже приготовлен, отряд охраны ждёт во дворе. Его сиятельство граф Катнар тоже уезжает. Он с утра в плохом настроении, думаю из-за отъезда его величества.
        — Они где сейчас?
        — В большом зале, завтракать изволят, там сейчас только вас не хватает.
        — Амелия, солнышко ты моё, делай, что хочешь, но дай мне минут десять, чтобы я привёл себя в надлежащий вид.
        — За солнышко спасибо, но десять минут не дам, максимум пять, так что поторопись.
        На завтрак я успел, причём выглядел там хорошо отдохнувшим, правда, мало кто знал, каких трудов мне это стоило. Теорон не показывал какой-то нервозности относительно тревожной обстановки в столице, он был весел и много шутил во время завтрака. Граф Катнар наоборот, был хмур и задумчив, словно проблемы касались только лично его. За всё время что длился завтрак, Сатор не сказал ни слова, но часто смотрел на меня, видимо уже догадываясь, что произошло ночью, вот только доказать он ничего бы сейчас не смог. Карету уже отремонтировали, причём так, что никто и никогда бы не смог подумать о том, что она была повреждена. Мастеру, который отремонтировал её всего лишь за ночь, я теперь был просто обязан заплатить золотом, даже попросил Вилла напомнить потом об этом. Трупы в город не привезли, а раненых воинов отправили в замок Новара, там раны подлечат.
        Ближе к полудню гости стали разъезжаться, бароны сами уехали, а короля пришлось проводить, так сказать, оказать уважение.
        Когда мы выехали из замка, ко мне подъехал Лемар, доложил, что отряд из пятидесяти магов-учеников готов к сопровождению его величества. Не понимая, что происходит, я посмотрел на Амелию и сразу всё понял, это была её идея, она хотела показать королю, а главное своему дяде, что у нас всё в полном порядке. На самом деле до порядка у нас было далеко, мы прошлой ночью потеряли около двухсот крестьян, несколько десятков воинов и трёх магов. Об этом знали только несколько человек, король и граф в их число не входили.
        — Лемар, — я подозвал его, чтобы нас никто не услышал, — того барона, на землях которого прятались мертвецы, ко мне в кабинет, будет сопротивляться, разрешаю бить.
        — Понял, когда вернёшься, он будет там, обещаю.
        Барон Фарлог, именно на территории его баронства прятались мертвецы, был одним из тех баронов, которые попали под мой контроль по решению короля. Я теперь мог делать с ним всё, что мне захочется, никто меня за это не осудит, я же теперь граф, чтоб меня!
        Короля до границы проводили, без каких либо проблем, он уехал домой довольный и немного грустный. По выражению его лица можно было понять что, в Каболар он возвращаться не хочет, Волар ему нравится больше.


        — И так, что вы можете мне сказать, господин барон? — спросил я у барона Фарлога. Барон был человеком уже далеко не молодым, выглядел лет на семьдесят, полностью седой, на правой руке не было трёх пальцев, причём лишился он их совсем недавно, болячки ещё не отвалились.
        — Меня заставили, что мне было делать, когда напротив тебя стоят десять магов?
        — Кто конкретно?
        — Я не знаю их имён, они не представились, сказали, чтобы я помалкивал, если мне дорога жизнь.
        — Когда к вам пришли мертвецы?
        — Кто пришёл, мертвецы? — удивился он, причём не наигранно, а по настоящему.
        — Хочешь сказать, что ты ничего об этом не знаешь? — Тарнак, присутствующий при допросе барона, взял в руки раскалённый до красна металлический пруток.
        — Подожди, — остановил его Фернан, — есть другой способ заставить его сказать правду. Мы его убьём, а потом я его подниму, для некроманта это раз плюнуть. Мертвец никогда не врёт, ему ведь уже нечего терять.
        — Я правду говорю, меня заставили сидеть в замке, что я мог сделать? — закричал барон. — Вы можете меня убить, поднять уже мёртвым, но вы большего не узнаете, потому что я больше ничего не знаю!
        — Ладно, оставьте его, он, кажется, в самом деле ничего не знает об этом, — остановил я Тарнака, уже прикидывающего в какое бы место на теле барона ткнуть раскалённым железом. — Я разрешу тебе вернуться домой, но учти, я буду пристально следить за тобой и если ты, сделаешь хоть один не верный шаг, — я замолчал, дав ему самому придумать, что с ним потом будет.
        — Клянусь, никогда, — выкрикнул Фарлог и ему, реально стало плохо, сердце прихватило. Мне даже пришлось позвать Лабрена, чтобы барон не умер у нас в подземелье.
        После того как по домам разъехались все гости, включая Фарлога, в Воларе стало даже как-то подозрительно тихо и спокойно. Ночью уже не была слышна музыка, доносившаяся из таверн, а все площадки, для желающих посидеть под открытым небом с кружкой пива закрылись, из-за отсутствия этих самых желающих. Жизнь в Новарграде стала размеренной и скучной, ничего не происходило, даже пьяные драки в тавернах сошли, на нет.


        Через несколько дней я наконец-то добрался до ученического лагеря, там находился Чарес.
        — Как твоя рука?
        — Какая? Эта что ли? — зло ответил он, показав мне то, что осталось от его левой руки. Она заканчивалась на две ладони ниже локтя и он, приходил в бешенство каждый раз, когда смотрел на этот обрубок, одним словом он был злым всегда.
        — Для меня главное что ты жив, а есть у тебя рука или нет, не столь важно, — попытался я успокоить.
        — Конечно, не важно, это же не твоя рука! — огрызнулся он и схлопотал такого смачного леща от Новара, что даже у меня в ушах зазвенело.
        — Хватит истерить как баба, у тебя есть ещё одна рука, меч есть чем держать! — сказал Новар, успев при этом, схватив его за шиворот, чтобы он не упал после подзатыльника. — Идём, не время сейчас тут прохлаждаться, у нас две деревни сгорели, — Новар подтолкнул его вперёд.
        — Отец, — я остановил его и отвёл в сторону. — Зачем ты так с ним, он же руку потерял?
        — Только так, сын, только так, он воин, ему нужно дать в руку меч и показать врага, месть вылечит его от раны лучше любого лекаря.
        Новар увёл с собой старого друга домой, лечить его он будет там своими методами, которые я не одобрял. Время покажет, насколько действенен такой способ приведения в чувство после потери руки.
        Из лагеря я отправился на стройку, а то со всеми последними событиями я о ней уже забыл. Ездил я сейчас везде один, если не считать охрану, Амелия осталась в замке, об этом её попросила мама. Графиня Алетта Катнар де-Морсо собиралась завтра отбыть домой, поэтому я не стал мешать ей, провести с дочерью, оставшееся до отъезда время.
        Я вернулся в Новарград с наступлением темноты и почти сразу встретил Лемара.
        — Случилось что-то?
        — Мелочь, но неприятная. Ты в прошлый раз приказал выпроводить из баронства всех преступников, так вот они стали возвращаться. Только за сегодня городская стража выловила двоих, сколько их ещё прячется по подворотням и тёмным переулкам, можно лишь догадываться. К счастью никто из вернувшихся преступников ничего не натворил, но что нам с ними делать? Мы же обещали их повесить, если вернутся.
        — Не будем с этим спешить, повесить никогда не поздно, через неделю начнётся сбор урожая, лишние руки в этом деле не помешают. Посмотрим, как они себя покажут, может, и помилую потом.
        — Тебя Фернан искал, у него, кажется, что-то получилось. Как Чарес?
        — Плохо, потеря руки его сильно угнетает. Отец увёз его домой, собирается лечить от хандры своим способом. Ладно, я в замок, позже увидимся.
        В замке, когда я туда вошёл, было непривычно тихо, слуги уже не бегали по коридорам, стараясь угодить «высоким» гостям и на кухне больше не гремели посудой.
        — Как съездили ваше сиятельство? — спросил Вилл, встретив меня у входа.
        — Нормально, даже как-то скучно получилось. Амелия в замке?
        — Да, она сейчас в библиотеке.
        — Где??? — удивился я, — что она там делает?
        Библиотека находилась на чердаке, и заведовал ей Фернан, без него туда попасть было проблематично, ключи от замка были только у него и у меня.
        — Она с господином Силироном спорили о чём-то не меньше часа, теперь книги перебирают.
        — Графиня старшая где?
        — У себя в комнате, решила немного вздремнуть перед ужином.
        Я поднялся на чердак, уж больно мне стало интересно, что там ищут Фернан с Амелией. Их голоса я услышал, ещё не дойдя до двери библиотеки, они снова спорили.
        — Я же говорила, что такой книги не существует, уж я бы о ней точно знала.
        — А я говорю, она есть, я собственными глазами её видел, когда ещё в академии учился. Меня часто наказывали, заставляя наводить порядок в библиотеке и копировать некоторые экземпляры. Я видел эти дневники мага без имени, вот только мне заглянуть в них никто тогда не дал. Библиотеку перевезли сюда всю, а это значит, дневники здесь где-то. Жаль, что я о них только сейчас вспомнил, они могли помочь мне в работе.
        — О чём спор? — я вошёл в комнату расположенную под самой крышей одной из башен замка.
        — Мы ищем дневники мага без имени.
        — Это ещё кто такой, я что-то ещё ничего не слышал о таком маге?
        — Ученик последнего некроманта, его имя было стёрто, чтобы о нём забыли. Он прославился тем, что мог не только поднимать мертвых, но и заставлять их говорить. Амелия утверждает, что это невозможно в принципе. Я считаю, что при определённых условиях и камни заговорить могут.
        — Ух, куда вас в споре занесло! Что дел больше нет? Лемар сказал, что ты меня искал.
        — Да, искал, но это не срочно, — ответил Фернан и на него, всё-таки упала большая стопка книг.
        — Да, чтоб вас! О! Вот она! Я же говорил, что есть! — он показал книгу в старой обложке из уже полуистлевшей кожи. По количеству листов в ней, она была скорее тетрадью, а не книгой, поэтому они её и не смогли найти. Фернан тут же открыл книгу и застонал.
        — Что?
        — Старое наречие, я его плохо знаю, видимо придётся за помощью к Гровару обратиться, а не хотелось бы. Ладно, сначала сам попробую разобраться. Я к себе, позже увидимся, — крепко держа книгу в руках, Фернан чуть ли не бегом отправился в подземелье, в свою лабораторию, куда даже мне было заходить неприятно. Там повсюду лежали кости, сушёные мыши, лягушки, и прочие мелкие зверьки, на которых он ставил опыты.


        Любимая тёща уехала утром, провожали ее, чуть ли не всем городом, она даже слезу уронила, насколько была тронута таким отношением к себе. После её отъезда жизнь стала ещё медленнее, я почти неделю ничем не занимался, лишь писал и получал письма. Ждал письма от короля, он обещал выделить несколько десятков лошадей, но ни письма от него, ни лошадей, я так и не дождался, пришлось искать самому. Потряс баронов, которые попали под моё управление, выгреб всё что нашлось в моём баронстве и в итоге, собрал необходимый минимум, двести штук.
        — Мало, конечно, но чтобы посадить всех магов в седло, хватит, — подумал я, прикинув, сколько у нас лошадей уже есть помимо этих двух сотен. Общее число составило приблизительно около трёхсот пятидесяти, получалась неплохая конница, которую теперь осталось вооружить. Оружие на данный момент было не у всех магов, но умели им пользоваться все, мастер Шес постарался.
        Пришло время собирать урожай, и я все силы бросил на это дело, так как затягивать с ним было нельзя, мы ждали войны. Отправленные мной гонцы в пограничные баронства раз за разом присылали один и тот же доклад — нападения нет, ни с какой стороны. Я уже стал думать, что его совсем не будет и расслабился, но как оказалось зря.
        После того как весь урожай с полей был убран и помещён в хранилища, я неделю ждал очередного донесения, но его не было. Пришлось отправить ещё несколько человек, чтобы они выяснили, что происходит. Через два дня вернулся только один из пяти отправленных гонцов и привёз он плохую новость. Война уже несколько дней как началась, войско короля окружено и несёт серьёзные потери. Всех гонцов как моих, так и короля, враг смог перехватить по дороге, чтобы я не смог прийти на помощь вовремя.
        На сбор собственного войска, точнее конницы, так как пеших воинов не было смысла собирать, я отвёл всего несколько часов. Весь город стоял «на ушах» когда плохая новость в мгновенье ока охватила всё баронство. В мою конницу стали добавляться все, кто имел коня и оружие. Я никому не отказывал, понимая, что, чем больше наберу воинов, тем легче мы расправимся с врагом. Амелию пришлось посадить в подземелье, потому что она тоже собиралась на войну. Никакие мои доводы о том, что из нас двоих один должен остаться, на неё не подействовали и в итоге, мы серьёзно поругались.
        — Вот, — ко мне подошёл Фернан. Он был в доспехе, за спиной прикреплен любимый посох, а в руках три сумки, которые он мне сейчас и протягивал.
        — Что это?
        — Бомбы. Здесь три огненных, тут две воздушных, ну, а тут одна с моей силой. Извини, она получилась только одна, но зато очень мощная, — объяснил он и показал, что и в какой сумке находится.
        — Держи их пока при себе, потом выдадим кому надо. А ты куда собрался? — я посмотрел на подошедшего Вилла. Он был одет в военную форму, а к поясу прицеплен короткий меч.
        — С вами ваше сиятельство.
        — Ты остаёшься, за Амелией присмотришь, головой за неё ответишь, если что, понял?
        — Да, ваше сиятельство, — он понурил голову, не ожидая того, что я его не возьму с собой на войну.
        — Все в сборе, можем выходить, — доложил Лемар.
        — Сколько набралось?
        — Четыреста тридцать два всадника.
        — Ого! Я думал, будет гораздо меньше.
        — Чарес прибыл, с ним сотня, ваш отец собрал всех, кого только смог, сам не приехал, заболел.
        — Чем? — удивился я, зная, насколько он ещё крепок, чтобы вот так неожиданно слечь.
        — Чарес говорит, что он ногу сломал, с коня спрыгнул неудачно.
        Я посмотрел на Чареса и сразу понял, что с болезнью Новара не всё чисто, потому что Чарес сейчас старался, не смотреть мне в глаза.
        — Лекаря отправили?
        — Да, Лабрен уже давно выехал к нему.
        — Ладно, будем надеяться, что с отцом будет всё хорошо. По коням!
        Из донесений моих гонцов я знал, где сейчас находится войско Теорона. Новое сражение шло в том же районе где и в прошлый раз, только поле теперь было другое, больше размером и расположено ближе к Волару. Мы туда должны добраться приблизительно часов через двенадцать, если погода не испортится, а она уже начинала меняться, появились тучи.
        Через четыре часа, когда мы по хорошей дороге «долетели» до границы Волара, пошёл дождь, сначала тихий, но быстро перешедший в ливень. Дороги соседнего баронства, на территорию которого мы въехали, быстро превратились в грязные реки и моя сборная конница, потеряла скорость. После часа мучений я объявил привал, лошадям, да и нам всем, если честно, требовался отдых.
        — Эрит, — ко мне подошёл Чарес, пряча от меня повреждённую руку.
        — Мы можем туда добраться другой дорогой, она чуть длиннее, но она не такая разбитая. За счёт скорости мы даже сможем выиграть во времени.
        — Ты эту дорогу хорошо знаешь?
        — Достаточно хорошо, чтобы не сбиться.
        — Тогда ты возглавишь конницу. Как твоя рука?
        — А что рука? Чего нет, то и не болит.
        — А нога Новара? Только не говори, что это не твоя работа.
        — Ему нельзя на войну, а по-другому он не понимал, мне пришлось, сломать ему ногу, ничего страшного, Лабрен его вылечит.
        — Он тебя убьёт по приезду.
        — Если приеду, — намекнул он на то, что может остаться навсегда на том поле, куда мы так торопимся попасть.
        — Ты вообще-то тоже сильно рискуешь, Амелию посадил под замок, она не простит.
        — Не простит, значит, так тому и быть, зато останется живой, для меня это важнее любой ссоры.
        Дорога, которую предложил Чарес, действительно оказалась не такой разбитой, скорость передвижения увеличилась вдвое, но я всё равно считал, что мы медленно движемся. В засаду попасть не боялись, не родился ещё такой идиот, который захотел бы вступить в бой с таким количеством магов.
        До искомого поля сражения мы добрались за час до наступления вечерних сумерек и сразу вступили в бой. Дорога вывела нас не стой стороны, откуда мы планировали выйти, поэтому сейчас получилось так, что наш удар пришёлся не по центру вражеского войска, а по его краю. Несмотря на это, одновременный удар больше двух сотен магов, проделал огромную брешь в кольце окружения. Винайцы такого не ожидали и в их войске, началась паника. Мы этим воспользовались и прошлись по краю их войска ещё раз.
        После второго раза винайцы пришли в себя, но третьего удара от нас не дождались. Прорвав кольцо окружения, моя конница на полном ходу прошла сквозь войско Теорона, чтобы ударить по врагу с другой стороны. Здесь не было винайцев, теперь мы встретились лицом к лицу с армией Амоша. Эти ребята не дрогнули и не отступили, поэтому наш план сделать брешь и в их рядах, провалился. Мы сошлись в рукопашном бою, а с учётом того, что половина из наших воинов были магами, на не таком уж и большом поле разверзся ад. Всё вокруг горело, сильный ветер поднимал в воздух пепел, грязь и даже куски тел. Видимость упала практически до ноля и я, стал бить аккуратно, сначала убедившись, что передо мной ходячий мертвец, а не мой воин. В какой-то момент очередной мощный порыв ветра очистил пространство, и я смог увидеть, что сейчас твориться на поле боя. На сотни метров вокруг земля была усеяна телами, некоторые из них продолжали гореть. Из оставшихся в живых увидел только наших магов, истратив весь магический запас, они взяли в руки мечи. Их белые камзолы стали грязно красными от крови и налипшей грязи, что добавило ужаса
в глазах врага. В нескольких шагах от меня, на коленях, стоял Лемар, он опирался на окровавленный меч и тяжело дыша, осматривался, словно искал кого-то. Через несколько секунд усеянная телами и частями тел земля пришла в движение. Я вначале подумал, что это мертвецы встают, но восставшими словно феникс из пепла оказались наши воины. У них не было антимагических амулетов и в момент удара наших магов они просто легли там, где стояли, чтобы не попасть под их удар. Среди восставших был и Чарес, я узнал его лишь по покалеченной руке. Он был с головы до ног в грязи и крови, на лице белыми пятнами выделялись глаза и зубы. Он хищно улыбался, осматривая вокруг себя теперь уже полностью мёртвых врагов. На поле сражения опускалась зловещая тишина, даже раненые перестали стонать и я вскоре понял почему.
        Чуть в стороне, метрах в ста справа от нас на холме из тел вторично умерших, стояли двое Фернан и Амош. У Амоша в руках были мечи, у Фернана его любимый посох и бомба собственного производства, которую он нежно прижимал к груди. Глядя друг другу в глаза, они оба чего-то ждали. Вместе с ним развязки ждали все, кто сейчас находился на поле. Время словно замедлилось для меня, руки и ноги налились свинцом, я пытался крикнуть — бей! — чтобы поторопить Фера, но не смог даже набрать воздуха в лёгкие. Амош резко взмахнул мечами, чтобы убить Фера и в этот момент облако тьмы скрыло от нас их обоих.
        — Фееер! — закричал я, срывая голос. Вскоре тьма стала медленно растворяться, проявляя как на фотоплёнке то, что осталось на том месте, где несколько секунд назад стояли двое. Большой круг земли был пуст от всего, там не было ни мёртвых тел, ни травы, лишь в центре возвышался холмик из пепла и он вскоре зашевелился. У меня волосы зашевелились и на голове, и на теле, сознание нарисовало жуткого монстра, возрождающегося из пепла, но монстром оказался наш Фернан. Он был абсолютно голый и грязный, но жутко довольный, я бы даже сказал, чересчур довольный. Он засмеялся таким голосом, от которого у многих подгибались ноги и даже мне, захотелось бежать отсюда, зажав уши. Вслед за ним как гром раздался победный клич, это кричали воины короля и мои воины, включая магов учеников — мы победили!
        Разрозненные группы солдат Виная разбегались в разные стороны, избавляясь на бегу от щитов, оружия и даже брони, у кого она была. Вместе с ними убегали уцелевшие мертвецы. Кукловод Амош умер и они теперь уже никому не подчинялись, а врождённый инстинкт сохранения, заставлял спасать свою странную жизнь. В погоню за беглецами отправились не сразу, поэтому убежать и спрятаться, много врагов успело, как из числа живых, так и мёртвых.
        Спустя некоторое время, сидя у большого жаркого костра, мы пили вино, отмечая победу. Потери в войске Теорона были большие, треть от общего числа осталась лежать на этом поле навечно, ещё треть были ранены. Сам Теорон тоже был ранен, стрела лишь слегка задела его бок, но оставила после себя большую рваную рану. Катнар тоже выжил и даже не получил ни царапины, несмотря на то, что дрался в первом ряду вместе с простыми солдатами. Наши злейшие враги были мертвы, но не все. Амоша убил Фернан, за что ему огромное спасибо. Мятежный граф Голрад погиб сражаясь, его изрубленное тело нашли на поле. Нам не удалось найти только профессора Верна, его не оказалось ни среди пленных, ни среди мёртвых. Этот старый, хитрый лис успел сбежать.
        — Я был уверен, что ты успеешь прийти на помощь, и ты успел, — сказал король и поднял кубок с вином, — За графа Волара!
        — За графа Волара! — повторил за ним хор из нескольких сотен голосов. Я слегка покраснел от смущения, — как оказалось, нас слушали окружившие нас воины и они тоже подняли свои кубки с вином за меня. Кубки, конечно, были далеко не у всех, но солдатская кружка с лёгкостью его заменяла, главное чтобы в ней дырки не было. После тоста короля я тоже произнёс тост.
        — Друзья, я предлагаю выпить за нашего мага Фернана Силирона, это после его сильнейшего удара произошёл перелом в сражении и мы в итоге, одержали победу. За Силирона!
        — За Силирона! — пронеслось эхом по полю.
        — Правда, герой у нас получился голый, — пошутил я, подмигнув Феру.
        — Моя сила она такая, не оставляет после себя ничего кроме пепла, вот и одежду мне тоже не оставила, — пояснил он и хихикнул. Хохот после его слов не смолкал несколько минут, Фер в это время кутался в мой плащ, так как ночь выдалась холодной, а из одежды на нём сейчас были только чужие штаны и сапоги на два размера больше.
        — Принесите мой костюм, — распорядился Теорон, глядя на Фернана и прикидывая — подойдёт он ему по размеру или нет. Через несколько минут Фер сидел у костра в костюме короля и сильно этого стеснялся.
        — Извини, корону не дам, самому пока нужна! — сказал Теорон и над полем снова загрохотал многоголосый хохот.
        Поле сражения мы покинули только через день, нужно было собрать трофеи и приготовить к перевозке тела наших погибших воинов. Мы не досчитались сорока шести человек. Для кого-то такие потери были мизерные, но для меня огромные, ведь многих из этих погибших воинов я хорошо знал.
        Помимо трофейного оружия, доспехов, коней и прочей мелочи, мы с собой в Волар увозили несколько живых мертвецов, они понадобились Феру для опытов. Пленных винайцев я себе в качестве невольников не взял, даже несмотря на их возможный выкуп родственниками.
        — Приедем, я тебя к Лабрену отправлю, — сказал я Лемару, увидев, как он прижимает рукой рёбра. Ему кто-то во время сражения сильно ударил мечом по рёбрам, доспех спас от острой стали, но после удара остался огромный кровавый синяк.
        — Само пройдёт, Лабрену и без меня есть, кого лечить, — он посмотрел на Чареса. Чарес задумчиво потрогал челюсть, но ничего не сказал, зато сказал я.
        — Разминаешь? Думаешь, именно в это место Новар бить будет.
        — Да, мне всё равно куда, этот старый и неуклюжий медведь остался жив, остальное неважно.


        Новарград встречал победителей радостными возгласами, произнося и моё имя, имя графа Эрита Новара Волара. Я же в отличие от жителей был не так весел, в конце обоза трофеев плелись несколько телег с телами погибших и это меня угнетало.
        — Вот же настырный гад, снова он здесь, — тихо сказал Лемар, глядя куда-то в толпу горожан.
        — Ты о ком это?
        — Глухонемой опять припёрся, может он просто не понял, что ему тогда сказали, — ответил он и дал знак охранникам, арестовать этого человека. Я посмотрел на этого глухонемого и он мне показался не тем, за кого себя выдавал. Я не знаю, что мне именно в его внешности мне показалось подозрительным, возможно это был его взгляд, не свойственный местному жителю. В его взгляде было как-то слишком много ума, для не образованного калеки.
        — Ты этого глухонемого пока не трогай, пусть в подземелье посидит, я сам попробую ему объяснить, что у нас ему не место.
        — Как скажешь, у нас и без него, есть, кому это объяснить ещё раз, перед тем как повесить. Я вот только одного не могу понять, они что совсем тупые, лезут к нам обратно, ведь знают же, чем дело закончится, если их снова поймают.
        — Может им больше некуда идти, — сказал я и замолчал, увидев на дороге Амелию и Новара. Я покосился на Чареса, ведь мы с ним сейчас должны получить по шее, он от Новара, а я от Амелии. Опасения не подтвердились, наоборот, нас встретили объятиями, но Амелией мне была также обещана и страшная месть, но не прямо сейчас, а ночью. Месть в итоге состоялась, но я после неё выжил, после чего мне ещё раз отомстили, а потом уложили спать.
        Через два дня я вспомнил о сидящем в подземелье глухонемом и решил с ним поговорить.
        — Говорил что-нибудь? — спросил я у стражника, охранявшего арестованных.
        — Нет, он же глухонемой, — удивился вопросу он, — его, если пнуть, он только мычит, зато эти вот — стражник показал на его сокамерников, — матерятся, да ещё и громко.
        — Я хочу с ним поговорить, но так, чтобы нас никто не слышал, есть у нас тут свободная комната с толстой дверью?
        — Нет, ваше сиятельство, все заняты, если только в эту, как её, раборалорию господина Силирона зайти, его сейчас нет в замке. Там как раз дверь толстая, — предложил стражник.
        — Сойдёт, веди его туда.
        Через несколько минут в лаборатории Фера остались только я и этот человек, притворяющийся глухонемым. Все его уловки мне были хорошо знакомы, я сам таким калекой притворялся несколько месяцев.
        — Кто ты? — спросил я и понял по его взгляду, что он меня слышит, но не понимает. Тут мне в голову пришла мысль, спросить тоже самое на русском языке, я его не забыл, несмотря на то, что уже несколько лет на нём не разговаривал. Услышав русскую речь, человек вздрогнул, но снова ничего не ответил.
        — Хватит притворяться, от того ответишь ты мне или нет, зависит твоя жизнь, так что не глупи. Повторяю, кто ты?
        — Меня зовут Антон, Антон Смирнов.
        — Как давно ты уже здесь?
        — Почти три месяца.
        — Один или есть друзья?
        — Ты сам-то кто? Откуда язык знаешь?
        — Меня зовут Александр, я здесь уже несколько лет.
        — Что, тоже застрял?
        — Да.
        — Вот и я застрял, мы должны были вернуться ещё два месяца назад, но потеряли ориентир, когда маяк ставили, думали, место портала потом найдём без проблем. Через два дня вся наша аппаратура накрылась, а ещё через день мы напоролись на каких-то маньяков с мечами. Из троих выжил только я. Несколько дней потом бродил по лесу, пока к этому городу не вышел. Есть хотел как зверь, залез в чей-то дом, забрал оттуда хлеб и немного мяса. Немного подумав, решил, задержаться в городе на некоторое время, мне же нужно было собрать информацию. Ходил, смотрел, запоминал, потом пошёл искать то место, где нас выбросило. Времени до следующего портала оставалось всего несколько дней.
        — И что, возвращаться передумал?
        — Ага, почти угадал. Я ту сраную поляну не нашёл, неделю кругами ходил.
        — Обманули что ли?
        — Нет, потом я её всё-таки нашел, и портал там открывался, но меня в тот момент там не было.
        — А как ты узнал, что он открывался, если тебя там не было?
        — Записку нашёл, там было указано, когда он снова откроется.
        — Зачем же ты тогда сюда вернулся, ждал бы там.
        — Два месяца!? Там же жрать нечего, а ещё меня там могли найти какие-нибудь другие маньяки с мечами. Я вернулся сюда, не так уж и далеко этот городок от поляны находится, всего часов шесть пешком топал.
        — Меня с собой возьмёшь?
        — Ты же вроде и тут неплохо устроился, боярином вон стал.
        — Я граф, стал им случайно, занял чужое место, но боюсь, скоро этот обман раскроется, поэтому надо быстро делать ноги.
        — Выйти отсюда поможешь?
        — Конечно, я же граф, большая шишка по местным меркам, даже коня выделю, лишь бы ты мне помог домой вернуться.
        — Думаешь, тебя там ещё не списали, твои деньги ведь есть кому к рукам прибрать. Сколько тебе обещали?
        — Миллион.
        — Долларов?
        — Евро.
        — Ох, ни х, это за что столько?
        — Я первый был, а тебе сколько обещали.
        — Триста тысяч и закрыть дело.
        — Убил что ли кого?
        — Да, но это нечаянно получилось, — ответил якобы Антон. Он мне врал, но надо признать умело, я понял это лишь по его глазам, они его выдали. Мне было на это наплевать, мне было от него нужно только чтобы он привёл меня к тому месту, где откроется портал на Землю.
        — Сколько у нас есть времени?
        — Почти две недели, а если точнее, десять с половиной дней.
        — Делаем так, тебе придётся посидеть здесь несколько дней. Я обеспечу тебя всем, едой, водой, вином, если хочешь. Камеру выделю отдельную с мягкой кроватью. Выходить тебе наружу нельзя, это слишком опасно, здесь же полный беспредел, зарезать могут в два счёта, кто мне потом дорогу покажет?
        — Согласен, отдохну хотя бы.
        — Сейчас временно вернёшься в общую камеру, а к вечеру переедешь в «отель». Всё, жди.
        — Стража! — позвал я стражника.
        — Я здесь ваше сиятельство!
        — Забирай, но не трогай, он мне целым и невредимым нужен.
        Вечером я выловил Фернана, попросил сделать для меня ещё одну бомбу с его силой. Она мне послужит оружием, на тот случай, если что-то пойдёт не по плану. Фер пообещал, что сделает, даже две, если захочу и я, разумеется, сразу же захотел, запас не повредит.
        Десять дней я ходил сам не свой, даже Амелия обиделась, подумала, что я её разлюбил. Лемар тоже странно на меня посматривал, но пока молчал.
        Настал день, когда арестант был выпущен из подземелья, и мы с ним вдвоём отправились к месту открытия портала. Я никому не сказал куда поехал, также никто не знал с кем я поехал.
        На лошадях мы до самой важной поляны в этом мире добрались за два часа, она как, оказалось, находилась на территории Волара, у самой границы с соседним баронством. Человек по имени Антон был спокоен, ведь до возвращения оставалось всего около часа. Он показал мне, где должен открыться портал, после чего я ударил его рукоятью кинжала по затылку. Пока он находился без сознания, я его связал и прикрепил к его груди бомбу с часовым механизмом. Сработать она должна будет через приблизительно тридцать секунд, за это время мне нужно успеть вытолкнуть этого путешественника по мирам домой.
        Я ждал открытия портала больше часа и дождался. Когда воздух на поляне пошёл рябью, я поставил якобы Антона на ноги, а когда портальное зеркало полностью сформировалось, запустил механизм активации бомбы и пинком выпихнул исследователя других миров домой, со словами
        — Я это окно навсегда закрою, это теперь мой дом и гостям я тут не рад!






        КОНЕЦ



 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к