Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / AUАБВГ / Гудилов Вячеслав: " Уничтожитель Планет " - читать онлайн

Сохранить .
Уничтожитель планет Вячеслав Игоревич Гудилов
        Чтобы управлять миром нужно иметь на этот мир хороший план, хотя бы на ближайшее время. Главное, чтобы кто-то другой не имел планов на тебя и на как ты считаешь уже твой мир.
        Вячеслав Гудилов
        Уничтожитель планет
        Глава 1. На пороге света и тьмы
        Кап, кап. Кап, кап. Молодой человек открыл глаза. Каменный холод заставляющие все тело дрожать, уже долгие дни не давал заснуть. Лишь иногда наступала сладкая дрёма, но пробуждение было ещё ужаснее бодрствования. Кап, кап. Кап, кап. Узкая комната, пол, которого наполовину был залит грязной и холодной водой, сочившийся из дальней стены камеры, когда-то там было что-то похожее на умывальник. Кап, кап. Кап, кап. Монотонный звук ужасен, кажется он начинает сходить с ума. Сколько молодой человек не пытался как-то заткнуть это сочившуюся струйку, вода всё равно находила себе дорогу. Периодически мигающий источник света, похожий на нос императора Шадаргина, изображённого на монете в пять тирей, её ещё прозвали носатой тиреей. Нос, вися на небольшом проводе, уходящим в потолок, постоянно мигал, издавая не приятные потрескивания и освещая лишь часть каземата. Странно, ты лежишь в камере, а над тобой светит нос императора Шадаргина. Запах собственных нечистот из соседнего угла, дополнял ужасную картину. Пленник приподнял глаза, императору, наверное, не доводилось вдыхать в таких неприятных местах. Смешно,
но больно. В уборную здесь не выводили. Уже два дня как не били. Левая рука болеть почти перестала, и покрасневшие на второй день пальцы уже начали слушаться, но при каждом вздохе, он чувствовал боль в правой стороне груди, что-то покалывало в лёгкое. Из соседнего угла послышались уже привычные звуки перебирания мелкими лапками по каменному полу. Опять пришло это маленькое животное с острой мордой и длинным лысым хвостиком. Оно иногда бегало по его спящему телу. Не приятное ощущение «А сколько я здесь?» - задал себе вопрос молодой человек, и сразу же нашёл ответ: «Наверное, дней восемь». Именно столько раз заходил дюжий тюремщик в зелёной форме и приносил миску какой-то не вкусной похлёбки, кусок тёмного странного съестного продукта, вроде хлеб, но почему тёмного цвета, и воды. Заснуть опять не получается.
        «Как это могло произойти со мной? Это всё не возможно! Я барон Финд Вертант. Из древнего и прославленного рода Вертантов. Мой дед Готран II, был прославленным генералом во время шестой династической войны тридцать циклов назад. А что я получил в наследство от отца, полуразрушенное именье, заложенные за долги земли? Почему так не справедлива жизнь? Мои сверстники служат в прославленном императорском флоте, гвардии, а я?!» - барон посмотрел на закоченелые пальцы ног. «Я в плену».
        Финд вернувшийся после цикла службы на Нортанде III, в отпуск, с получением очередного звания должен был отправиться обратно, но по распоряжению генерала Олдлинга. Финда отправили на форпост на Апорине V.В должности старшего штурмана. Его построили после первых неудач в боях с местным населением на Апорине III. Впервые циклы экспансия на Апорин была очень удачной. Технологически слабый по сравнению с империей мир был сломлен почти в считанные дни, оставались лишь очаги сопротивления.
        По прилёту Финд впервые услышал слово руссы. Хитрые и жестокие бойцы, незнающие понятие чести, сражающиеся маленькими группами не вступая в крупные сражения. Неожиданно появляются и также быстро исчезают. Сплошное ничтожество.
        Апорин III, открыли ещё около четырёх тысяч циклов назад. Из-за его очень далёкого расположения звезды Апорин от Империи, там поселились несколько не богатых дворянских семей, и когда во время третьей династической войны с системой пропала связь, никто и не обратил внимания.
        Финд, наконец-то начал дремать, не обращая внимания не на воду, не на своего серого соседа. Воспоминания, превращающиеся в сон, напомнили ужасную картину.
        В тот день спасительная группа на двух катерах отправилась на выручку пилотам сбитого с поверхности планеты фрегата. С местных баз было очень трудно добраться в эти места крушения. Заброшенные города кишели мелкими отрядами противника. Барон был направлен в качестве оператора поискового сканера, и, будучи штурманом и вторым пилотом при хорошем стечении мог поднять на орбиту повреждённый фрегат.
        - Ещё немного и будем на месте, пилоты далеко ушли от места крушения, чтобы не попасется в лапы руссов - громко произнёс пилот, чтобы перекричать шумы двигателей.
        - Не ждут ли нас там эти дикари, мы близко и сигнал чёткий - ответил Финд, посматривая на сканер на котором блестели два маячка пятнышка положенных на рельеф местности. - Сигналы идут с окраины разрушенного города.
        - Не думаю, что там будет засада - произнёс граф Копирин, старый вояка командир ударного отряда крадов и старый друг покойного отца молодого дворянина. Финд был несказанно рад, увидев его несколько дней назад. Немного промолчав граф, продолжил - пилоты сообщили координаты и пароль, если бы они попались в лапы руссам, они бы не сказали и специальных кодов, как у нас уговорено на этот случай, а за такой короткий промежуток времени, даже руссы не успели бы развязать им языки так быстро. Ты же сам принимал сообщения Финд.
        - Да, всё верно, но у меня плохое предчувствие.
        - Штурману императорского флота, наверное, страшно вступать на планету полную кровожадными дикарями? - Спросил один из молодых крадов с нескрываемой иронией.
        Катер раздался общим хохотом. Многим понравилось шутка сержанта.
        - Мы на месте, снижаемся, по приборам активности неприятеля не обнаружено, визуально тоже. Всем готовность, наш катер высаживается первым. - Перебив смешки, отрапортовал пилот.
        Крады почувствовали толчок торможения, приготовили фазеры, и, проверив всё снаряжения, начали скоро надевать боевые шлемы. Крепкий седовласый ветеран встал у кормового люка. И нажал на кнопку открытия. Огромный люк, на корме катера уходящий под углом вверх отсоединился почти от потолка и начал медленно открываться, озаряя сидящих светом и порывами ветра. Крады сидящие в два ряда вдоль стена медленно привставали готовясь к высадке.
        - Всё спокойно - прохрипел ветеран. - Пошли!
        Первая четвёрка воинов в тяжелых жилетах и щитках, хоть как то защищающих от выстрелов аборигенов приблизилась для высадки, до земли было расстояние в две трети роста. Крепкие парни спрыгивали на грязную землю, быстро ища рядом какое либо укрытие, чтобы быть готовыми к неожиданной атаке. Финд выпрыгнул в третей четверке вместе с командиром. Все сразу же попадали с колен и быстро рассредоточились что бы не попасть под ноги следующей группе. Полностью высадившись и осмотревшись, крады поднимались в полный рост. По сравнению с этими крепкими закалёнными в боях парнями штурман Финд казался даже юнцом - младенцем.
        Мёртвый город встретил пришельцев тишиной и лёгким ветерком, крутящим пожухлые листья.
        - Побриться бы надо. - Произнёс сидящий спиной к стенке огромный мужчина с накинутым на полуголое тело камуфляжным бушлатом из под которого виднелась разгрузка, автомат стоял прижатым к стене. Медленно проводя массивной рукой по подбородку, он смотрелся во взятый с пола кусочек сломанного женского зеркальца, старого уже поеденного ржавчиной в нескольких местах. Лицо было уже с приличной щетиной. Крупный мясистый нос, мощные скулы, щека и шея изрезанная шрамами.
        - И зубы вставить не мешало бы - раздался мягкий голос из другого угла комнаты.
        Мужчина улыбнулся, переведя взгляд со своего отражения на соседа.
        - Всё шутишь хакер, что слышно?
        - Два катера сошли с орбиты, скорость средняя идут точно на сигнал пилотов, через минут десять пожалуют, место высадки напротив нас самое удобное, но только по очереди оба не уместятся. - Ответил сидящий в другом углу молодой парень, с большим ноутбуком на лежащим на коленях.
        Здоровяк оглядел всех сидящих вдоль стены людей.
        - Вводная бойцы, два катера, примерно шестьдесят, семьдесят человек, идут точно на нас, подпустим поближе и подавим шквалом огня. Теперь детально. Степаныч, когда они сровняются с тем разбитым жигулёнком - командир показал на полу сожжённую машину во дворе, ты должен идентифицировать главного и свалить. После него начинают все. Павленко, на тебе первый этаж. Селиванов, работаешь слева из разрушенной котельной, Мартынюк, на твоих правая часть здания, Зворыгин возьми своих и разбейте из РПГ второй катер, пока он не разродился. Оставшуюся полуживую массу добиваем из подствольников, всё делаем быстро, минут десять на подбор трофеев и работу грешников, потом уходим.
        Все согласно кивнули.
        - Моим место определишь командир? - Произнёс не высокий худой мужчина лет сорока, державший в руках ежедневник и что-то туда постоянно записывающий.
        - Если хочешь просто пострелять лучше приходи потом, выпьем, по баночкам постреляем, а если ты по делу держи, первый этаж хрущёвки, совместно с бойцами Павленко, чтобы никто до окон не добежал ну и обратно, разумеется.
        Оппонент промолчали.
        - Разойтись по отделениям, всем приготовиться - скомандовал здоровяк.
        - Бойцы на первый этаж, поступаете в распоряжение сержанта Павленко - свистнув, произнёс тихий гость.
        Боевики покинули комнату, хакер, закрыв компьютер, и пристроившись к оконному проёму, через подобие карманного перископа наблюдал обстановку.
        - Ну как пилоты пригодились? - Улыбаясь, спросил командир оставшегося здесь мужчину с ежедневником, не останавливающимся всё записывая.
        - Что нужно сделали, долго уговаривать не пришлось, но гнилой номер капитан, оба простолюдины - не отрываясь от ведения записей, ответил он.
        - Ну, у Вас грешников и аппетиты только дворян Вам подавай - усмехнулся капитан.
        Хоть в начале нашествия обращение к сотрудникам спецслужб была очень оскорбительной, за годы это стало общепризнанным названием.
        - С дворни толку больше и стоят дорого, а за этих хоть и офицеры не денег не дадут, не наших не обменять, одного, что поразговорчевие, отправим куда следует, специалистов по пилотированию кораблей у нас, сам понимаешь, ещё не готовят. На безрыбье и рак рыба - грешник вынул небольшой футляр, откуда извлёк белый платочек, аккуратно протирая им очки - второй всё равно не жилец.
        - Внимание - перебил их разговор хакер - наблюдаю первый катер.
        Офицеры затихли. Огромный катер размером с два обычных Ми-8 завис над землёй на высоте метров двадцати и начал медленно снижаться.
        - Отлично, нас не палят - прокомментировал он.
        Корабль опустился на расстоянии полутора метров до поверхности земли и завис, задняя часть комы начала подниматься подобно как у грузового самолёта и оттуда, группами по четыре, начали появляться крады.
        Хакер продолжал визуальное наблюдение.
        - В третьей четвёрке наблюдаю двоих офицеров старый крад и молодой в форме флота.
        - Крад видимо главный, посмотри дворяне ли он? - попросил грешник.
        - Далеко, но дворянских поясов не видно, званий тоже, но молодой вроде штурман или второй пилот, основной бы выпрыгивать не стал, а он со сканером.
        - А сколько молодому примерно лет? - Интересующим голосом спросил грешник.
        - Двадцать два или двадцать три не больше - с долей сомнения произнёс боец.
        - Ооо, наш клиент - довольно сказал собеседник, и, поймав на себе два вопросительных взгляда, грешник открыл страшную тайну - молодой ещё для такого звания, не иначе дворянин, работаем.
        Старый граф осмотрелся, четвёрки воинов быстро рассредоточивались по развалинам. Финд продолжал ловить сигнал маячков. Вокруг высились несколько поло и полностью разрушенных строений. Кучи камней и мусора, остатки сгнивших основ местных механических челноков, населяли это место. Крады начали продвигаться вперёд. Первый катер уже полностью опустел от десанта, и начал подниматься высь, не успев закрыть кормовой люк, уступая узкое место своему собрату. Отряд шёл молча лишь лёгкий топот шагов и приглушённые команды офицера и сержантов-ветеранов. В этой благодатной тиши Финд расслышал лёгкий сухой хлопок и чуть заметный свист рядом с собой. Глядя влево, молодой человек увидел не понятную для себя картину. Граф Коприн старый и прославленный воин только что стоящий рядом, навалился на левое плечо юноши и по инерции рухнул позади барона с кровавым пятном, на месте которого только что был правый глаз. Неистовый грохот раздался изо всех сторон. Финд ничего не понимал и стоя в полный рост просто смотрел как заполненный пламенем их первый катер, получая всё новые и новые снаряды из переносных пушек руссов,
падал на второй, только что начавший высадку. Как эти огромные машины разом придавили две успевшие высадиться четвёрки крадов. Раздался оглушительный взрыв, за спиной. Некоторых бойцов откинуло волной, барон, почувствовав удар в спину, упал на колени, роняя сканер. Из окон уцелевших зданий, зданий из-за углов, обломков строений и редких кустарников подобно стаи светлячков во мраке то появлялись, то исчезали выстрелы. Финд так бы и стоял на коленях, наслаждаясь это смертельной пляской не замечая как падают у его ног окровавленные товарищи, как до хрипоты кричит, держась за горло, ветеран, пытаясь организовать хоть какой-то отпор, как мечутся молодые крады, осознавая свою обречённость. Его стояние остановил сильный толчок, боец с окровавленным лицом его прижал к мёрзлой земле, через мгновение как начался обстрел, казавшийся юноши вечностью. Крады стреляли во все стороны, пытаясь противостоять нападавшим. Штурман, придя в себя, вскинул лёгкий фазер и сделал пару выстрелов наотмашь, он думал куда уползти, пытаясь найти укрытие. Через миг оказался за грудой каменных осколков, которые были мало похожи на
безопасные. Сделал несколько выстрелов опять же никуда, как перед лицом отлетают кусочки камней, пуля чиркнуло о шлем, оставив шум в ушах. Барон совсем уже вжался в землю, чтобы защитится от гибели, даже высунуться из импровизированного укрытия он не мог. Внезапно что-то грохнуло совсем рядом. Всё стало тихо, только какой-то монотонный звук давил на голову. Финд привстал на одно колено, он видел, как калечатся взрывами остатки отряда крадов, но ничего не мог сделать, видел, как медленно отползают ещё живые войны империи, как медленно они падают, расцветая красным багрянцем. Звук не прекращался и, привстав барон, без оружия просто побрёл в сторону, подальше от этого непонятного кошмара, пока не упал, задев что-то ногой.
        Небесное светило по имени Апорин? било в глаза, открыть было тяжело и больно. Получилось сделать это слегка. Перед бароном блуждали непонятные тени. Говорили на незнакомом языке. Финд чувствовал, как с него стаскивают доспех, короткую саблю, заднюю сумку с пайком и запасом зарядов, сапожного кинжала уже не было, он исчез вместе с обувью. Потом он почувствовал сильный толчок куда-то во тьму, но крепкие руки схватили его не давая упасть. Барон открыл глаза, перед взором юноши была потрескавшаяся от времени каменная стена, его придерживал всё тот же крад, что оттолкнул в момент опасности. Ещё двое молодых держали за руки раненного ветерана унимающего рукой рану ниже живота. Юноши обернулся, впереди стояли руссы, нацелив автоматы на пленников. Одетые все по-разному, в переливающиеся зелёные, синие или просто чёрные одежды, без знаков отличия. На некоторых были сапоги как в императорской армии. Броней они не носили, только затянутые ремнями чёрные жилеты с множеством маленьких кармашков из которых были видны гранаты, ножи, но преобладали их чёрные загнутые патронники закреплённые вдвое. Головы многих
были завёрнуты в большие зелёные тряпицы или шлемы. Лица двоих были полностью скрыты чёрной вуалью с прорезями для безжалостных глаз. Вдалеке толпилось ещё полтора десятка руссов, они собирали в кучу шлемы, обувь, задние сумки, щитки, фазеры, кинжалы и всё другое, что собрали с тел прославленных императорских крадов. Со стороны дома, куда должна была следовать спасательная группа, появились ещё люди. Впереди шёл огромного роста мужчина в зелёных русских штанах и полностью голым торсом, который закрывал лишь жилет с патронниками. Странно, в такой холод. За ним двое таких же, что стояли напротив ещё живых пленников. Они тащили тяжело дышащего человека в форме императорского флота, приблизившись к ним, они швырнули его в кучу. Крад державший Финда, убедившись, что подопечный крепко стоит, сумел поймать падающего пилота. В этот миг все посмотрели на раненного, ожидая этих взглядов он с трудом произнёс.
        - Они шли за нами с момента приземления, я это только сейчас понял, мы их не видели, они долго ждали, напали только тогда, когда ваши катера показались в небе после того как я передал все условные сигналы, - и поник головой не глядя в глаза товарищам по несчастью.
        Слева от руссов стоял ещё один среднего роста, странными кругами из металла вокруг глаз и что-то усиленно записывал в синюю книгу, держа её на весу, периодически посматривая на имперцев. Полу голый великан стоял с другой стороны колонны, усмехнувшись, он что-то произнёс и руссы все почти десять человек одновременно совершили одинаковое движение правой рукой вызвавший короткий металлический скрежет оружия. Писавший человек поднял голову от книги и что-то крикнул здоровяку, по его тону, он был явно не доволен. Тот лишь снова рассмеялся и, ответив короткой фразой, взмахнул рукой. Финд только успел увидеть языки пламени из ружей, как стоящий рядом боец, спасший ему жизнь падает к стене с разорванной выстрелами грудью он уже не понимал. Ноги разошлись под ним сами собой, юноша почувствовал, как ударился спиной о стену и упал на землю, глаза завалило пеленой, и удар чьей-то ногой в лицо окончательно оборвал сознание.
        Финд вздрогнул, проснулся от неожиданного скрипа двери его камеры. На пороге стояли двое бойцов с автоматами на боку. Они выволокли уже не способное к сопротивлению тело наружу и понесли по тёмным коридорам в неизвестность.
        Барон сидел на стуле посередине комнаты напротив большого деревянного стола с разложенными на нём документами и сидящим напротив молодым человеком не на много старше пленника с лёгкой щетиной на лице, в расстёгнутой чёрной куртке с оранжевой подкладкой из-под которой торчал зеленоватый свитер с высоким горлом.
        - Барон Финд Вертант? - спросил он на чистейшем имперском диалекте, что пленник на секунду представил себя не это ужасном каземате, а на допросе в тайной полиции.
        - Да. Что Вы хотите от меня?! - с истерикой в голосе почти прокричал молодой барон.
        - Очень приятно познакомиться, я много наслышан о вас позвольте представиться, Гудвин. - Выдержав паузу он продолжил - Скажите барон, а почему вас интересует сейчас именно это, а не то, что Вы в отличие от ваших коллег ещё Живы - сказал русс спокойным и монотонным голосом, делая ударение на слова «Вы» и «Живы».
        - Я дворянин! Я подданный империи! Я из могучего рода!!! - Даже с достоинством пробормотал барон, вызвав широкую улыбку на лице собеседника.
        - Старший вашей группы граф Копирин, тоже Был дворянином - в этой фразе неизвестный поставил ударение на слово «был». - Однако вопросы: «Что мы от Вас хотим и почему Вы ещё живы» очень взаимосвязаны. - Выдержав паузу он также монотонно подобно журчанию воды продолжал речь - у меня есть для Вас очень хорошая новость, Вы живы, Вы молоды, Вы не хотите умирать, Вы ещё даже не познали чувство любви и верности жены и не слышали топот детских ножек вперемешку со смехом. Я Вас понимаю и желаю помочь Вам по мере своих крошечных возможностей. Вам же неслыханно повезло, в случае Вашей гибели соседи разберут Ваше имение по камешку, а Ваша замечательная матушка, очень приятная женщина, что будет с ней? Кстати она в добром здравии, после недавней операции на ногу уже неплохо стала ходить, только вот сложности у неё сейчас с финансами, задолжала Хобкиру, этот жирный негодяй грозится поместье отнять…
        Молодой человек вздрогнул, откуда этот неотёсанный варвар такое знает.
        … -Ведь, не правда ли лучше вернуть с войны живым и здоровым, чем погибшим не погребённым на чужбине? Жениться, родить наследников, и уберечь свой род от посягательств.
        Финд слушал эту речь как заворожённый и лишь под конец спросил:
        - Неужели всё так просто?
        - Конечно милейший, нужно только соблюсти некие формальности.
        - Какие? - не понимая подвоха, спросил Финд.
        - Да ничего сложного подпишите один документ, приложить палец, и всё, Вы свободный человек - с этими словами собеседник барона протянул ему документ и пишущий прибор.
        Финд пробежал глазами бумагу, зрение почему-то захватило только часть текста, которая ударила его как молнией. Сначала шло его полное имя с перечислением всех званий титулов и тому подобное, потом отчётливые строки на имперском языке впились в него словно острый кинжал: «… находясь в здравом уме и трезвой памяти по собственной воле, без какого либо принуждения присягаю на верность объединённым силам Российско-Земной федерации. Клянусь выполнять все приказы, задания и распоряжения Службы Государственной Безопасности Федерации в любой части галактики…..». Холодный пот пробил барона, и кончики рук затряслись.
        - Вы что предлагаете мне придать империю?
        - Да ты её уже и так предал милейший, я лично хочу, чтобы ты жил.
        - Я никого не предавал! - Перебил барон собеседника громким криком.
        - Да? - Молодой человек сделал вид что задумался, - странно, а кто навёл на засаду два катера с пятидесяти шестью крадами на двух бортах, что привело к потери всего отряда с тремя аристократами на борту. Это ведь ты принимал сигнал маячков и контролировал координаты, это ведь ты даже не ранен, это ведь ты единственный кто выжил.
        - Это не правда, мы попали в засаду, пилоты сообщили координаты, они не знали, что за ними следят - из последних сил защищался дворянин.
        - Да, только после начала штурма, наши специалисты отправили на орбиту другие координаты и от имени пилота сообщили, что группа, почему то высадилась в другом месте, прямо на засаду руссов - подытожил собеседник. - И как вот так интересно вышло, как думаешь? Я расскажу, ты знал о долгах матери, и чтобы сохранить поместье продался, вот твоя расписка на получение крупной суммы от одного сомнительного дельца.
        Он потряс бумажкой перед лицом.
        - А я предлагаю тебе жизнь, свободу, дом счастье, о чём ещё можно мечтать в молодые годы?
        Финд был подавлен, ему не оставили выбора.
        - Зачем вы так со мной?
        - Мы сделаем всё, чтобы дома узнали о твоей измене, если не согласишься. Василий! - последнее он произнёс уже на русском и показал на металлическую дверь напротив Финда в дальнем конце комнаты.
        После этих слов один из тюремщиков приоткрыл эту самую дверь. За ней показался живописный красно - жёлтый заход за линию горизонта звезды Апорин. Эту красоту на фоне разрушенных зданий мёртвого города не возможно было сравнить не с чем, что видел барон раньше.
        - Не отказывайся от жизни, в противном случае это последний свет, который ты ведешь в жизни. Ты будешь погребён в своей камере в кромешной темноте, а те, кто тебя знал, ещё долго будут плеваться, слыша твоё имя.
        Финд был сломлен окончательно, он сидел на стуле и всхлипывал как ребёнок.
        Мужчина, завидев это, он со всего размаха дал ему пощёчину.
        - Ты хочешь жить?!!! - почти прокричал на него русс.
        - Да!! - почти проревел Финд, на глаза, которого уже наворачивались слёзы.
        - Я не слышу!
        - Да - сквозь слёзы прокричал барон.
        - Громче! Ещё громче!
        - Да, хочу!
        - Подписывай и прикладывай палец, через пару дней, как поправишься, что там написано наизусть зачитаешь на видео и преданность свою также докажешь.
        Расчеркнув подпись на документе Финда безвольно протянул руку одному из охранников, тот небольшой иголкой ткнул его в палец левой руки и, подождав пока кровь, накапает, обмакнул большой палец правой и приложил его к документу. Барона откинули на стул. Собеседник привстал, забрав в бумагу. Выходя, он только произнёс.
        - До свидания барон, мы ещё не раз с вами увидимся - и переведя взгляд на солдат коротко приказал уже на русском - Переведите в отдельную комнату помойте, и подкормите, дайте день отдыха, потом перевезём.
        Офицер покинул комнату, немного постояв за дверью дождавшись, пока сломленного аристократа уведут на процедуры, перешёл в соседнюю, не большую. За столом рядом с монитором сидел ещё один мужчина немного постарше в камуфляже и в очках, что-то записывал в ежедневник. Увидев гостя, громко её захлопнул.
        - Мечты сбываются? - спросил вошедший широко улыбнувшись.
        - Красива обработал Серёг, всё как по учебнику, и про сигнал складно слепил, их высокобалогородию небось ещё сутки нада будет штаны просушивать - похвалил сидящий за столом - а откуда ты про долг то лепил?
        - Не знаю, само как-то сложилось, вижу, что уже выбил, вот и пришлось додавить, но не думал, что получится так быстро и просто.
        - Это с опытом приходит.
        - Так учителя хорошие, грех жаловаться, да и с таким персонажем интересно будет работать, это не жадные бароны или безбашные вояки, которым только и пообещай или большие прибыли или голову недосягаемого кровника из другого дворянского рода и дело в шляпе. Они все наивно полагают выкрутиться потом. - Смеясь, ответил Сергей.
        Сидящий привстал из-за стола и, подойдя, достал старенький выцветший портсигар, с лежащими внутри самокрутными папиросками протянул собеседнику.
        - Угостись.
        - Что дальше думаешь? - спросил Сергей приняв сигарету.
        - Да делать, как обычно переправим домой, там уже его резедентура пристроит, на нужную нам и приятную ему должность, род у него не богатый, хотя со связями, но денег всё равно не соберут - произнёс Пётров.
        После этого дня барона перевезли в какое-то место, дороги он не видел, руссы позаботились, надев повязку на глаза, но по его пониманию это была лесная деревня, состоящая всего из нескольких деревянных домов с натянутой над ними маскировочной сеткой. Сразу после приезда юношу привели к не большой избе, из которой показался достаточно крупный пузатый человек в одном нижнем белье с несколькими засушенными ветками в руках. Он взял молодого человека собой внутрь этого строения и по жестам велел раздеться. Финд уже не удивился этому, зная, что даже в тайной полиции империи при вербовке агентов или сломе воли к сопротивлению насилие сексуального характера применяется очень часто, эти дикари видимо тоже не остаются в стороне.
        Через час Финд сидел на лавке возле строения и не мог даже шевелиться, широкий мужчина принёс барону деревянную кружку, из которой юноша с жадностью выпил непонятный напиток.
        - Ну как Вы себя чувствуете барон? - неожиданно слева раздался голос господина Гудвина.
        - Во имя Великого Дитя?, я никогда не чувствовал себя лучше. - Произнёс Финд откинувшись покрасневшей спиной к бревенчатой стене.
        Да такого он действительно никогда не испытывал, усталость и ноющая боль в теле прошла как рукой, ужасный воспоминания о грязном каземате исчезли вместе с грязью оставшееся на теле.
        - Ладно, отдыхайте, с завтрашнего дня начнётся подготовка. - С этими словами он положил на лавку зелёную форму руссов и ботинки - свою получишь обратно, потом когда полетишь домой.
        Со следующего дня начались тренировки, барона тренировали индивидуально, других курсантов, как к нем обращались все инструкторы он не видел. Подготовка выгладила на первый взгляд обычно, также как в офицерских корпусах, но порой очень странно. День проходил в тренировках, хотя тренировали всего нескольким дисциплинам, рукопашному бою, бою на ножах и имперских саблях, навыкам скрытого перемещения, навыку обольщения женщин, слежки и самому важному как на допросах не выдать себя и обмануть тайную полицию. Господина Гудвина он больше ни разу и не видел, его обучение курировал некий господин Петров.
        Корвет сильно тряхнуло, Финд почувствовал, что корабль начал набирать скорость. Два дня назад его и ещё двоих тогда не знакомых аристократов передали полулегальным купцам-контробандистам. Это ему поведал старый барон Менкер. Вторым соседим, был дворянин с отсутствующей частью левой ноги по самое колено и перевязанной шеей был первый капитан? гвардии, всё больше молчаливый.
        - Не обращайте внимание барон, нас с ним почти одновременно схватили, он во время отступления на мине подорвался и голосовые связки повредили, говорить не может, - коротко рассказал старик, после этих слов вице капитан почтительно кивнул - Вы не волнуйтесь господа всё уже позади домой летим.
        - Откуда Вы знаете барон? - с удивлением спросил Финд.
        - У меня это уже второй плен мальчик, первый раз попал ещё два цикла назад, когда наши войска занимали большую часть поверхности - старый барон усмехнулся, отведя глаза в сладком воспоминание - такую красотку там увидел, глаза не отвести - улыбка расплелась ещё шире, а она такая молоденькая с виду, но опытная и зовёт, и зовёт. Вот знал, что нельзя без хорошей охраны с базы уезжать, а поехал с ней подальше от чужих глаз. Там-то меня и схватили в одном исподнем, а сейчас сам к ним пришёл.
        Финд с огромнейшим удивлением посмотрел на рассказчика, и тот по его настороженному взгляду понял, что юноша, явно не владеет информацией.
        - Барон вы давно в плену у руссов?
        - Треть цикла, даже чуть больше.
        - Ну, тогда понятно, что для Вас будет огромной новостью, что на Апорине III больше нет наших баз, оставшиеся там войска прячутся во всех удобных местах.
        - Этого не может быть?
        - Может. Всё началось с уничтожения крепости Норвик и всех остальных крепостей и соединений войск на материке Австралия.
        - Но позвольте, как это возможно??? Там же огромное количество войск, баз, техники, кораблей, также там много захваченных слуг, местных, в том числе и руссов, неужели они восстали? - юноша недоумевал.
        - Нет, барон всё произошло на много проще. Руссы разработали, какой-то новый компьютерный вирус тем самым организовали сбой во всех системах связи, слежения, полностью парализовали нас примерно на полдня, этого времени было достаточно, чтобы их атомные ракеты просто перевернули весь материк, в тоже время они атаковали и почти все базы на планете и захватили планетарную станцию. Катер, на котором я находился в этот момент, как и многие, что были в воздухе, получив этот вирус, просто потерял управление и рухнул.
        - Какие ракеты, какие бомбардировки, откуда у них такое оружие - Финд был уже в шоке от услышанного.
        - Ракеты были неожиданностью для всех, у них остались, мы уничтожили только те, что они держали в шахтах и на надводных кораблях, но у них были мобильные наземные и подводные, которыми они опрокинули все наши силы. Бомбардировки и нападения осуществляли с наших же только переделанных катеров и фрегатов. Я не знаю, как эти дикари сумели всё это сделать - на это барон умолк.
        - А как вам удалось уцелеть? - не мог угомонить своё любопытство Финд.
        - Мне повезло, я не сильно пострадал при падении спасательного модуля, смог выбраться из-под обломков до того как он загорелся. Долго бродил по лесам в поисках пропитания, пытался вызвать, наверное, все возможные наши объекты на планете. А когда понял, что мне уже не суждено выбраться самом из этих мест, дал в эфир свои координаты в открытую. Самое удивительное, что ещё до заката со мной вышли на связь. Я указал, что я дворянин, сказал свои имя, звание, и пообещал, что моя родня заплатит за меня хороший выкуп. Уже в сумерках за мной прибыл корабль, кстати, наш катер, но уже разукрашенный красными звездами на бортах. В этот раз они не били, как было в прошлый, а очень я бы сказал достойно со мной обошлись. Когда я уже перед этим полётом спросил у их офицера с чем связанно такое изменение в обращении, он рассмеявшись произнес: «Для постоянных клиентов, у нас хороший сервис. Попадёте в третий раз получите скидку на выкуп». А потом из их разговоров, ну вы понимаете, что я русский язык бодуче в плену хорошо подучил, я и узнал, что наших войск более на планете нет.
        Этот рассказ на долго поверг молодого человека в шок, он и не думал, что эти люди, которые захватили его разбойничьим способом, которые воспитали из юнца своего агента, которые заставили стрелять в императорских солдат, которые верят в потусторонние силы, могут победить огромную и древнейшую империю, насчитывающую примерно семьсот систем.
        Глава 2. Когда чёрное становится белым
        Граф Акирил Риффе III, генерал первого ранга императорской армии, ровно, как и его отец Акирил Риффе II занимал должность главы всех оборонительных сил планеты Корт II. Эта должность не нравилось ему ещё с момента обучения в военной академии, но он знал, что ему из семейства Акирил на большее и рассчитывать не приходится. Все помнили триумфальную победу в системе Корхейн императорских войск при подавлении попытки мятежа и отсоединения пяти систем от империи. Также все помнили, кто был тогда лидером мятежа, герцог Силви тридцать циклов назад, лучший друг его отца. Так почти в один день вице маршал императорского флота, стал простым генералом второго ранга и главой всех оборонительных сил планеты Корт II. Такое наследство получил молодой граф, и это родовое пятно уже не смыть ничем. Сын герцога сейчас тоже находится на планете, в опале, только по ту сторону, горной зоне аномалии, и правит горными повстанцами уже двенадцатый цикл.
        Риффе III работал в своём кабинете, допоздна аккуратно перебирая различные документы, делая пометки и два самых важных, которые как магнитом каждый раз притягивались к его руками. Первый был циркуляр из тайной полиции, после приветствия, желания здоровья и процветание рода, говорилось примерно следующее: «По данным разведки руссы разработали и испытали новую бомбу массового поражения, способную уничтожать планеты. Руссы планируют сбросить её на Корт II с целью полного уничтожения ближайшей и самой крупный к ним базы переброски наших войск в систему Апорин. Предположительно сброс будет осуществлён через четверть цикла. Приказываю принять все меры к недопущению потери планеты». Далее стоял росчерк начальника тайной полиции сектора.
        - Конечно, экспансия на Апорин III, принесла больше смерти и разрушения, нежели живых и послушных слуг. - Сказал он, как бы обращаясь начальнику тайной полиции планеты.
        Граф посмотрел в угол комнаты, где располагался диван, подняв бокал с вином, стоящим на углу стола, он сделал небольшой глоток и продолжил работу. Вторым документом, который лежавшим отдельно от всех бумаг было донесение его личного агента в разведке руссов. В начале компании этот тогда ещё молодой человек был схвачен с оружием в руках как представитель местной полиции интереса не было к нему не какого, но он охотно согласился работать за шанс покинуть этот мир ради более развитого и просветлённого общества. Граф не особо то и пользовался его услугами, таких в начале компании было очень много, но вот два цикла назад, агент получил назначение в военную разведку, после этого интерес графа заметно поднялся к своему подопечному, а тот взамен не обманывал ожиданий хозяина, как тогда, цикл назад, так и сейчас. Письмо было очень коротким: «Бомба, УП-1М (Уничтожитель Планет - один модифицированная), принцип действия и характеристики не известны, тип не известен, аналоги не известны, габариты не известны, будет сброшена на Корт II примерно через 3-4 недели. В сторону планеты будет отправлено пять
быстроходных легковооружённых судов замаскированных под мирные транспортные корабли флота империи. Четыре из них будут пустыми, пятый будет нести бомбу, на нём буду находиться я. Маршрут и место возможного сброса не известны, укажу в следующей шифровке с борта коробля».
        - Уничтожитель планет, бомба, хм - граф продолжая беседу с невидимым собеседником задумался - на сколько я помню по посещению их планеты руссы большие мастера по части разного рода бомб и всего другого что способно убить как и их врагов так и их самих.
        Риффе широко улыбнулся и затих, мысли пошли уже трезво без иронии, для них это единственный выход, чтобы нейтрализовать угрозу новых экспансий со стороны империи. Они уничтожат планету, единственную в системе обладающую атмосферой, пригодной для дыхания людей. И уже не одни корабль не империи не сможет долететь до системы Апорин без дозаправки. После того как цикл назад именным императорским указом, пролоббированным графом в целях защиты мира, планета Корт II была полностью заблокирована от любого проникновения извне. Запрещены посадки любых кораблей, как на поверхности так и на орбитальных станциях, даже аварийные, межпланетная связь была ограниченна только текстовыми сообщениями и небольшими почтовыми посылками.
        Граф откинулся на стул и прикрыл глаза, в тот день сообщение хоть и не помогло, но благодаря нападению руссов император подписал указ о блокаде планеты. Это уже цикл обеспечивала полную безопасность для мира и огромные сверх прибыли для графа лично имеющего самые крупные плодоовощные плантации на всей планете, что очень не нравилось не только обитателем Корта, но и многим в империи.
        В дверь тихо и пристойно постучали. Риффе не открывая глаза, хотя и зная, кто мог потревожить его в этот миг тишины тихонько произнес: «Да Бертольд, войди». Скрипнула деревянная дверь. В комнату шагнул уже довольно старый мужчина, не уступающий графу в количестве морщин и шрамов, как на теле, так и на душе. Бертольд, бывший барон Хортиский был старым другом и однокашником графа по императорской военной академии, но после неудачного мятежа на Корхане как сторонник герцога Сильви был по ложному обвинению навечно лишён дворянского звания, имущества, и продан в слуги вместе со всей семьёй. Графу понадобилось много времени и сил, чтобы выкупить старого товарища, в верности которого он никогда бы не усомнился.
        - Ваше сиятельство - обратился Бертольд в почтительном поклоне. - Несмотря на поздний час, прибыли барон Хобкир и ваш племянник Сирент.
        - Бертольд, пригласи гостей ко мне и принеси кувшин доброго вина из моего погреба - приоткрыв глаза тихим голосом попросил граф.
        Бывший барон также грациозно, как и мгновение, назад склонился перед господином, ловко забрав опустевшую бутылку со стола и вышел. Хотя граф и просил его не вести себя как слуга Бертольд даже и слышать не хотел, о какой либо равности, в конце концов, Риффе смирился, а годы уже скрасили все не приятные воспоминания. За дверь послышались частые шаги и, приоткрыв дверь по молодецки ногой в кабинете графа появился, наверное, самый родной и любимый человек графа, его племянник Сирент. Молодой, сильный, красивый, но уже с честью носящий капитанские нашивки и чёрную форму полка Непобедимый Лосс?, особого полка крадов, на левом плече мундира красовалась чёрно-золотистая нашивка с мордой оскалившегося саблезубого зверя. Молодой капитан был внешне полной противоположностью своего дяди, а вот внутри они были как отец с сыном. Племянник мыслями и поступками сильно походил на старика в молодости, что сильно тешило самолюбие последнего. Он даже иногда думал, что случайно во время нелепой игры с младшей сестрой смог стать его отцом, но лекарь проведя все опыты отверг его предположение. Сирент как и дядя хоть и
был женат на представительнице одной из древнейших родов Корта, но не любил бывать в семье и также как он отправил жену к дальним родственникам графа в южные поместья, чтобы не мешала. Старого Риффе в жизни уже не интересовали ни богатства, не женщины, все, что ему было нужно это власть. И для получения этого он готов был рискнуть все не только жизнью и богатством, а и честью, и достоинством десятков поколений предков. Племянник пока был далёк от этого, власти ему хватало в полку, ему по нраву были риск и азарт, но и плотские утехи будоражили молодую кровь не меньше боя или захватывающей игры. Старику нравилось видеть сидящим напротив себя двадцать пять циклов назад.
        Сирент по сыновнему поклонился дядюшке, тот после ответного поклона указал на небольшое кресло справа, от рабочего стола предлагая сесть.
        - Как добрался, мой мальчик? Сейчас на улицах столицы ночью не безопасно. - Поинтересовался граф.
        - Неужели руссы опять кого-то прислали? - с иронией пошутил племянник, прекрасно понимая, что дядя имел в виду совсем других людей. От внешнего спокойствия в его устах и движениях, Риффе почувствовал напряжение молодого графа. В моменты нервозности он всегда поглаживал пальцами монету - медальон прикреплённый чёрным шнуром к левому запястью. Пожилой граф давно заметил эту привычку племянника, но не мог вспомнить, когда эта вещица оказалось у него на руке.
        - Я говорю о тех, кто сейчас наши самые злейшие враги, не было ли за тобой слежки?
        - Обижаете дядя - уже серьёзным тоном сказал Сирент - никто не видел, как я покидал дома, и не тайная полиция не эти напыщенные бароны не смогут выследить меня.
        Услышав топот из-за двери, его лицо разразилось широкой улыбки - ну если только они не придут на урчание нашего ненасытного животика - родственники рассмеялись, глядя друг на друга.
        Дверь в этот момент распахнулась, и в комнате появился Бертольд с подносом, украшенным глиняной бутылкой старого Мардатского вина, тремя кубками и местными фруктам. За его спиной появилась темноволосая девушка, довольно молодая, но высокая почти на голову выше слуги. Встав у двери, она черными, как угли глазами оглядела кабинет, после чего кивнув головой в двери появился достаточно упитанный мужчина, ровесник Акирила, с черноволосым юношей рядом и такой же, как и первой девушкой позади барона. Мужчина расплылся в лучезарный улыбки и произнёс:
        - Здравствуйте господа, несмотря на поздний час рад быть гостем в этом доме.
        - Приветствую Вас барон Хобкир, я вижу ваши капиталы неуклонно растут - отвесил шутку граф, намекая на огромного размера барона, похожего на винную бочку. Не смотря на внушительный животик и бока, Хобкир отличался и не малым ростом, немного уступая своим черноволосым спутникам.
        - О да, господин граф, благодаря полному закрытию планеты, мои рудники и заводы как никогда пользуются спросом - нарочно незаметлив шутки произнёс барон, не дожидаясь приглашения, он положил своё массивное тело на небольшой диванчик напротив сидящего в кресле Сирента. Молодой граф поприветствовал барона лишь лёгким поклоном. Бертольд, раздал всем находящимся в кабинете аристократам наполненные вином кубки и по знаку своего господина поспешил удалиться.
        - Господа, хеттеры? пройдёмте со мной на кухню, там стынет прекрасный ужин - улыбнувшись, произнёс слуга, проходя мимо чёрноволосой троицы. Из далека, могло казаться, что молодые люди в тёмно-коричневых куртках с висящих на поясах кинжалами и одноручными фазерам брат и две сестры, но это было не так, и не смотря на предложение Бертольда даже не пошевелились. Барон сделал не большой кивок в сторону троицы, и они как по волшебству тихо покинули комнату графа. Хотя все присутствующие знали, что хиттеры не отойдут от двери не на минуту и будут готовы ко всему.
        - И Бертольд, милок - произнёс барон, глядя в спины уходящим телохранителям - на счёт ужина, принеси мне что-нибудь посерьёзнее вина и фруктов.
        Бертольд учтиво склонил голову.
        - Господина барона вскоре посетят перепела в сметане и сыре.
        Пока гости обменивались приветствиями Сирент, достав не большую коробочку уместив её на ладони, нажал несколько раз. Сканер полностью проверил комнату и присутствующих.
        Перепела появились в кабинете довольно быстро, но никто кроме барона не уделил им должного внимания.
        - Всё в порядке господа, наша беседа останется в тайне. - Заключил молодой граф.
        - К чему встреча так срочно и в такой поздний час Риффе? - сразу спросил барон, держа в руке на половина разодранную небольшую тушку.
        - Барон, имейте терпение. Да я позвал вас как самых верных соратников, чтобы сообщить скоро нашим трудностям придёт конец, и скоро мы получим шанс отсоединиться от империи, как это делали многие герцоги и бароны ранее, но не потерпеть поражение, а получить несколько развитых систем, послав императора - он сделал неприличный жест, показывая направление движения монаршей особы.
        После этих слов посетители графа переглянусь, независимости от метрополии мечтает любой дворянин из всех семи ста систем. Заметив удивление гостей, граф загадочно улыбнулся.
        - Хобкир - обратился Риффе к барону - Нам пора потратить наши большие прибыли, полученные от внутренней монополии, твоя задача завалить подачками и дорогими подарками всех. Кто может нам пригодится, не важно, дворянин это или простой купец, основной упор сделай на профессора Хорита специалиста по космическим вооружениям и ещё пару десятков дворян да офицеров, список я тебе предоставлю. Но ещё, самое главное, было бы лучше твоему сыну выйти за одну из дочерей барона Дернера.
        После последней фразы барон Хобкир, чуть не подавился сладким вином.
        - За дочь Трусливого!? Риффе, зачем мне эти Дернирские оборванки, барон, ели сводит концы с концами, его состояние заметно упало после закрытия планеты, и он винит в этом только нас и никого больше. Еще не забывай про давний конфликт Сирента с Аугусто.
        Посмотрев на старших, Сирнет оставил предложение дяди без комментариев.
        - Именно мой друг, именно. Дернер конечно очень зол на нас, но не забывай, он не забывай, он больше жаден, чум труслив. Получив такой шанс поправить своё благосостояние, он мигом сменит, гнев на милость. Так мы избавимся от явного врага и приобретём союзника, Дернер вхож в дом губернатора без стука, его племянник талантливый капитан командует тяжелым крейсером, да и их род, хоть как Вы и заметили любезный барон, достаточно не богат, но он крайне многочислен не только у нас, но и в соседних мирах. А этот конфликт лишь показал, что даже могущественный на тот момент Дернер обычный трус, боящийся заступиться за честь сына.
        - Если Дернер, встанет на нашу сторону у нас под рукой будет ещё как минимум десяток мелких дворян и это только здесь на Корте. - Ехидно улыбнувшись, проговорил мысль дяди Сирент. - А с Аугусто мы найдём общий язык, не забывайте, что хоть он и был опозорен, на том злополучном поединке, он ещё и мой должник.
        - Теперь к тебе мой мальчик, как обстоят наши дела в частях, которые мне не подвластны?
        - Как Вы, дядя, сейчас верно сказали, при удачном стечении обстоятельств мы получим лояльность, не только Аугусто, племянника Дернера, хотя его и так не сложно заполучить, но и многих умелых офицеров флота, защищающих нашу орбиту и подступы ко всей системе. От себя лишь добавлю, что всё идёт по нашему плану, мой полк почти полностью на нашей стороне, есть, конечно, как и везде ярые сторонники империи. Командиры всех полков крадов мои хорошие друзья и если обеспечить в них даже не большое вливание в их карманы, то моя позиция в войсках укрепится. В императорской гвардии и танковых частях ситуация немного хуже, но я думаю если на то пошло звонкая монета и там сделает своё дело.
        - Ясно, но, а проблемы с тайной полицией я возьму на себя. Руководитель планетарного отделения очень упрямый и назойливый человек. Не купить, не повлиять не возможно - и слега, помолчав, добавил - да и убить тоже нельзя.
        - Это всё не плохо. - Резюмировал барон, расправившись с перепелами, он принялся за фрукты - но наши шансы на успех? Мы не смежим защититься от императорского флота и армии, нас, как и других, раньше объявят мятежниками, подавят и мы, как и предыдущие храбрецы проведём в слугах, где-нибудь в кердовых? шахтах.
        - А вот в этом нам и помогут наши новые и не вольные союзники, - с ещё более расширившийся улыбкой медленно произнёс граф.
        Барон ещё больше застыл от удивления, но Сирент понял к чему клонит родственник.
        - Дядя, вспомни, что было цикл назад, когда наши как ты выразился, невольные союзники нам помогли, конечно, вы прекрасно использовали ситуацию с блокадой планеты, но чего это стоило лично для тебя? Да и если всё будет очень хорошо, мы отделимся, и империя не будет угрожать нашему суверенитету, как быть с угрозой руссов?
        - Цель оправдывает средство мой мальчик. С руссами будет проще, чем с империей, как ты заметил закрытие, дало свои плоды, руссы не могут сбросить не свои группы, не своих агентов.
        Парировать аргументы графа было у гостей уже нечем, немного промедлив граф, добавил - пока я не буду точно уверен в успехе я не раскрою карт, так что пока не ждите деталей и делайте, то, что нужно.
        Слушатели понимающе промолчали.
        - Господин барон - обратился граф к опорожняющему кубок толстячку - вы поняли свою задачу?
        - Да Риффе, завтра же сам еду к Дернеру. И будь я проклят и скормлен кабирам?, если не получу для нас руки его дочери.
        - Дядя, есть какие-то распоряжения относительно нашего друга барона?
        Нет Сирент, я оставил тебя по другой причине, хотя подготовительно работу в этом направлении тебе стоит провезти, так на всякий случай. - Риффе задумчиво промолчал, вымеряя все варианты и продолжил - сейчас меня больше волнует другое. Тайная полиция может обвинить меня в бездействии относительно горных повстанцев, кроме коротких стычек у подножья гор на позициях линии отчуждения мы не уделяем им должного внимания. Слуги часто туда бегут, процветает контрабанда.
        - Дядя, я думаю, тайная полиция осведомлена, что выбить горных не удавалось уже тысячу циклов, вследствие горной аномалии, в районе которой не работают не одни электронные приборы вплоть до наших фазеров. А недавнее вооружение их ружьями руссов сделало все попытки солового решения вопроса абсурдными - не много в повышенном тоне сказал молодой граф. - Сирент, не спеши, ты говорил, что в твоём полку есть ярые сторонники нерушимой империи, ровно как солдаты, так и офицеры? - уточнил граф.
        - Да верно, но это около пятидесяти элитных хорошо обученных крадов, но если даже всему моему полку дать в руки оружие руссов и отправить в горы, горные либо попрячутся по своим глубоким норам или просто уничтожат нас. - Констатировал офицер.
        - Полк и не нужен, мне будет достаточно и этих пятидесяти, твоя задача сейчас в обстановке строжайшей секретности сформировать из них отдельное спец подразделение. В случаи успеха моего плана, мы на долго забудем о горных и о посольстве руссов расположенном там, в случае провала, мы избавимся от не лояльных нам людей.
        Граф помедлил и, откинувшись в кресло добавил.
        - Мы в любом случае избавимся от неугодных.
        После ухода Сирента, дядя ещё долго возился с бумагами и всё обдумывал по несколько раз. Да, если бы не нападение руссов цикл назад, повлекшее за собой закрытие планеты, мысли об отсоединении не пришли бы в светлую голову даже в самых радужных фантазиях.
        Наземный катер с графом, пилотом и двумя телохранителями на борту мчался по старому городу, в сторону раздающейся канонады. Жителей на улицах уже не было, после первых же взрывов в городе все попрятались по домам и подвалам. Из особняка граф сорвался, не докончив завтрака. Связь работала с перебоями. Из персонального устройства, шло не ясное шипение и обрывки речи. Граф пытался вызывать дежурного офицера городской стражи, но всё четно. Не случайно появившиеся помехи на всех частотах, наталкивали на страшные мысли. Громыхнуло совсем рядом.
        - Поворачивая! - Прокричал Риффе пилоту, показывая вправо.
        Катер графа вошёл в вираж и миновав угол трёх этажного домика из тёмного кирпича, резко притормозил перед перегородившим ему дорогу броневиком.
        - Господин граф, дорога перекрыта бронетехникой гвардии - скоро отрапортовал водитель. Разглядывая на броне номер под красно-синим гвардейским гербом.
        - Выходим. - Скомандовал граф телохранителям.
        Увидев высокопоставленного гостя покидающего катер, молодой гвардейский капитан как ошпаренный подбежал к дворянину.
        - Ваше сиятельство, вам суда нельзя, здесь опасно.
        - Прочь с дороги молокосос - отпихнув его рукой с дороги граф направился к командной машине, стоявшей поодаль закрытой со всех сторон бронетехникой. Офицер плёлся за ними, умоляя развернуть катер и уехать.
        У командной машины стояли несколько офицеров гвардии и крадов отдавая приказы солдатам, при виде генерала все одарили его знаками чести.
        Риффе узнавали и без мундира.
        - Доложите обстановку капитан - обратился граф к старому офицеру крадов, как бы не замечая гвардейского полковника руководившего операцией, чем его заметно смутил. Гвардию Риффе никогда недолюбливал, а этот, имя которого как некстати вылетело из головы, был одним из ставленников генерала Ридена.
        - Ваше сиятельство - разворачивая электронную карту начал ветеран. - Утром руссы небольшими группами организовали подрывы электростанции, завода по производству корабельного оборудования и квантовый процессор. Неизвестные помехи почти полностью лишило город связи, источник определить не можем. В момент, когда часть гвардии уже покинула город для поиска диверсионных групп. Ударный отряд голубоголовых численностью не менее сотни, проник на территорию Старого города, взяв штурмом юго-западные ворота. Мобильные подразделения крадов, которые вы скрытно выслали вчера, блокировали руссов в тех домах - воин показал рукой за спину графу несколько рядом стоящих зданий, откуда слышались выстрелы.
        Граф задумался, да агент не подвёл, он передал, что целью будут дворец и цент управления обороной, но не состава десанта, не даты операции он не сообщил. Чистое везенье.
        - Противник полностью блокирован и окружен - продолжал рапортовать капитан - район отцеплен, вырваться им не удастся.
        - Что планируете делать капитан? - задал вопрос граф.
        - У меня личное распоряжение губернатора, по возможности взять живыми, если же нет уничтожить десант с помощью подошедшей техники - вмешался в доклад гвардейский полковник, до этого стоявший тихо. Заметив знак от одного из офицеров он добавил - техника уже на позициях, осталось предложить руссам сдаться. Разрешите идти?
        - Выполняйте свой долг.
        На эти слова полковник отдал честь, и направился к давшему ему знак офицеру.
        - Герхард - обратился граф к капитану - что это за холёная гвардейская морда?
        - Я не знаю, господин генерал, его поставили охранять подходы к дворцу совсем недавно, как только ударили руссы он первым пустился наутёк, а сейчас выслуживается - глазами показав на полковника, что-то усиленно докладывающего приехавшему за графом адъютанту губернатора.
        - Зажали их плотно? - поинтересовался граф показывая на дома.
        - Да, бойцы готовы к любым фокусам. Руссы сидят вон в тех зданиях - Герхард снова показал на строения - это таверна и бордель. Самое для дикарей место. - Усмехнулся старик.
        В это момент площадь озарил голос полковника из громкоговорителя: «Руссы, вы окружены, сдавайтесь, или будите уничтожены! Всем сдавшимся мы обещаем жизнь! У Вас есть пять ваших минут». Полковник даже сам возгордился собой, произнося данную речь. «Русские не сдаются!!!». Прокричал кто-то с крыши окружённого здания в ответ. Граф и капитан улыбнулись переглянувшись.
        - Ваше сиятельство - начал крад - предлагаю пройти в более безлопастное место.
        - Полно Герхард, дай мне пару человек на всякий случай, хочу посмотреть на эту бойню из первого ряда.
        Краду не понравился такой храбрый посыл графа, но перечить дворянину и начальнику он не имел права, крикнув двоих бойцов приказал головой отвечать за безопасность начальника. У Риффев этот момент появилось предчувствие, что нужно отойти именно от этого места. В сопровождении телохранителей и двоих бойцов граф прошёл несколько метров и встал за бронемашиной рядом с гвардейским офицером, остановившим его ещё на подъезде. Офицер как в первый раз вытянулся в струнку и хотел, что-то отрапортовать, но его голос заглушил неожиданный грохот взрывов, в том месте, откуда полковник требовал сдачи в плен. Последнее, что увидел граф повернув голову, это как из дверей и всех окон первого этажа здания выбегают десятки руссов стреляя на ходу не пытаясь даже целиться, и рёв сотни глоток: «Никто кроме НАС!!!» - пронизывает площадь. Заглушив звуки выстрелов фазерных установок сбивающих нескольких одним выстрелом. Рука телохранителя, обхватив голову графа с силой надавила, Риффе моментально свалился под ноги охранников сгрудившись вокруг хозяина. Со всех сторон доносилась оглушающая стрельба, уже сидя из-за ног
телохранителей граф, наблюдал картину попытки прорыва. Гвардейский офицер, только что стоявший рядом лежал чуть поодаль держась обеими руками за окровавленное горло. В ушах звенело от грохота, на глазах появилась белая пелена. Рядом и сверху мимо пронеслись какие-то зелёные пятна. Риффе резко пришёл в себя, быстрой отойдя от первых мгновений неразберихи. Двоя руссов проскочили одновременно, именно там где стоял граф с телохранителями и крадами. Первый спрыгнул сверху бронемашины перед телохранителями, он даже не заметил их, ещё в полёте расстреливая стоящих поодаль крадов, только что выделенных графу для охраны. Крепкий мужчина приземлился лишь присев на одно колено. И не успев обернуться, прогнулся, вперёд раскидывая руки в разные стороны, заряды ручных фазеров оставили несколько огарков на чёрно-зелёной спине. Через мгновние он свалился на живот и больше не двигался. Одновременно граф ощутил, тяжёлый топот справа от себя, и заметил второго голубоголового пробегающего между двух бронемашин. В отличие от своего менее удачливого собрата, он был вооружён двумя пистолетам. Заметив телохранителей
уничтоживших предыдущего война и даже не поворачивая голову, отвёл левую руку в их сторону и с небольшого расстояния несколько раз выстрелил, сам в то время метко стрелял с правой в стоящего поодаль гвардейца. Граф почувствовал, как его придавливает телами верных слуг. Гвардеец вдалеке уже лежал не шевелясь, и огромная фигура обернулась лицом к графу наводя на него оба пистолета. Глаза их встретились, Риффе не имея возможности пошевелиться под тяжелыми телами телохранителей, просто смотрел, как русс, глядя ему в глаза наводит на него оружие. Вся жизнь промелькнула у Риффе перед глазами. Вот и всё, последний удар сердца. Зелёная форма разрывается на груди русса, и, глядя на графа уже мёртвыми глазами, воин падает так и не успев сделать рокового выстрела. Тяжело раненый Герхард стал свидетелем этой картины. Вложа в руки последние силы, он поднял фазер нацелив его в грудь врагу и выстрелил. Кроме этих двоих, никто больше не добрался до бронемашин с этой стороны. Риффе попытался освободиться от тел придавивших его и привстал, у дома, откуда выбегали руссы было полно красно-зелёных тел. Гвардейский
полковник и адъютант губернатора находились у командной машины, рядом с их телами лежали ещё с десяток гвардейцев и столько же руссов. Почти все были мертвы, некоторые трепыхались в конвульсиях. Герхард пытаясь привстать подзывал подбегающих крадов. Уцепившись за плечо одного из них, он попытался встать и подойти к графу пытаясь помочь. Он махнул рукой двоим бойцам, чтобы они помогли генералу. Подойдя крады застыли как вкопанные без движений и возможности скрыть удивления на лицах. Граф Акирил Риффе III, генерал первого ранга императорской армии, стал абсолютно седым.
        Глава 3. Двое в бездне
        Алюминиевая вилка, ведомая рукой, медленно наматывала на себя макаронины. Изрядный моток направился в рот. Алексей коротал время в офицерской столовой за ранним завтраком. Если его можно было таковым назвать. Он безнадёжно глянул на часы, полчетвёртого утра. На орбитальной станции время не имеет понятия дня или ночи, здесь всегда одно и тоже, но вся равно человеческая привычка к распорядку разделила меню на завтраки, обеды и ужины. Подавальщица, дородная женщина лет сорока в белом халате и шапочке из-под которой торчали завитые кудри, стоящая у длинного стола с блюдами, если их так можно назвать, предложила стандартный ужин. Макароны по-космофлотски, салат витаминный, пара кусочков чёрного хлеба, нарезанных треугольником и компот из сухофруктов. Через три столика сидели ещё двое пилотов, не говоря не слова, друг другу они очень спешно уплетали похожее меню. Спешка была понятна, только вернулись из патруля, наполнить желудок и на отсыпную, а через двенадцать часов им снова за штурвал.
        Он медленно пережевал остаток макарон, оглянувшись по столовой, развалился в кресле. Обычная столовка, каких множество, круглые пластиковые столы, затянутые клеенчатой скатертью на пару человек, привезённые суда на орбиту ещё с той до военной жизни. Сейчас такие пока не производят. Стулья из летних кафе. И меню, из давно забытого советского прошлого.
        Подполковник, начальник Алексея, неожиданно появился из тёмного коридора, он ловко подсел к подчинённому, лишь крикнув подавальщице: «Кофе».
        В отличие от Алексея одетого в камуфляж, он, как и многие офицеры носил строгий костюм без погон, лишь орденская петличка на груди. Вообще сейчас с формой было довольно трудно, новую только начинали шить, по этому каждый выкручивался, как мог, такое нарушение устава было обыденным во всех, старых и новых родах войск.
        Отхлебнув поданный женской рукой напиток, подполковник посмотрел на подчинённого заканчивающего свой завтрак.
        - Алексей, я сейчас получил последние распоряжения, всё загружено и корабль подготовлен. Эго тестируют нужно немного подождать. - Он перевёл дух, сделав ещё один глоток. - Твоя основная задача, сопровождение груза и наблюдение за пилотом, посылка должна быть доставлена вовремя. Хоть он из наших эскадрилий, но ставки слишком высоки. Да и малость чудной он.
        - Я всё понимаю, Вадим Сергеевич, всё будет сделано, не сомневайтесь.
        Ещё минут десять они посидели в тишине, пока Алексей не расправился со своим завтраком. Ещё столько же Вадим Сергеич вспоминал, как и раньше посылал своих людей на задания, неспешно перемешивая уже успевший остыть кофе, пока не появился дежурный лейтенант флота и кивком головы показал сидящим, что пора. Тёмные коридоры, повороты, открывающиеся люки.
        - Капитан первого ранга Нефёдов. - Представился офицер флота, ожидавший их на одной из нижних палуб.
        - Подполковник Васин, а это капитан Костенко, он будет сопровождать корабль. - Пояснил Вадим Сергеевич.
        Нефёдов осмотрел сотрудников СВР оценивающим взглядом.
        - Товарищи офицеры, прошу пройти за мной, к вылету всё готово - капитан повернулся и взмахом руки позвал за собой офицеров. Ещё несколько туннелей и поворотов. Все трое очутились у небольшого люка со стоящей рядом охраной в чёрной форме морской пехоты и офицером. После недолгих формальных представлений Нефёдов проинструктировал.
        - Товарищи офицеры пилот уже внутри готовится к старту, вам тоже пора, прощайтесь.
        Подполковник СВР крепко пожал руку Алексею, прощание было не долгим, окинув провожающих взглядом, Алексей исчез в тени закрывающегося люка.
        Раздался гул двигателей и грохот стыковочных модулей, Васин наблюдал с монитора как лёгкий транспортный корвет империи отходит от станции и набирает скорость.
        - Сигарету подполковник? - Подойдя, произнёс капитан первого ранга. Они остались с подполковником возле большого окна-иллюминатора, курили, наблюдая за удаляющимся кораблём.
        - Благодарю, но я предпочитаю сигары.
        Оба закурили, любуясь тьмой космоса. Пока один не отвлёкся.
        - Это он? - Оторвавшись от картины, спросил у подполковника Нефёдов, показывая глазами на человека, стоящего в десятке метров от них напротив такого же окна.
        - Да, он генерал Петров - сухо ответил Вадим Сергеевич - я вас оставлю, нужно завизировать почтение.
        Петров был жилистым мужчиной лет за пятьдесят, суровые черты лица, острый нос, неспешная речь. В одежде, как и в жизни, предпочитал минимализм.
        - Сигару товарищ генерал, только на этой неделе доставили, кубинские закатанные на бёдрах креольских девственниц.
        - Благодарю Вадим, ты сам-то в это веришь? Я предпочитаю наши.
        Петров достал старенький металлический портсигар, извлёк из него крепкую приму, что выдаются сейчас солдатам. Подполковник этому не удивился, Петров человек старой закалки и воевал в Москве с первых дней.
        - Вам тяжело, я слышал это один из ваших лучших людей. - Нарушил он молчание, глядя как генерал всматривается в темноту космоса, где ещё недавно была видна точка - удаляющийся корабль.
        - Больше - это мой лучший ученик.
        Алексей оказался в тёмном коридоре, в конце которого была только одна открытая дверь, все остальные межотсечные были закрыты, а две даже опечатаны. Кругом было поразительно чисто и свежо.
        - Заходи, не стесняйся - раздался мужской голос из полумрака открытого отсека.
        Пройдя по мрачному коридору, капитан оказался в небольшом отсеке примерно три на шесть метров, кабина пилота, нет сомнений. Вроде всё как в обычных авиалайнерах не большая кабинка с большим пультом управления и приборной панелью, и двумя креслами рядом с ней. На левом из кресел спиной к вошедшему сидел пилот, если его так можно было назвать только по тому, что не в метре от него на чём-то вроде самодельной вешалки из загнутой проволоки висел почти новенький тёмно-синий китель космических войск с капитанскими погонами на плечах. На груди красовались несколько медалей, пара были явно лётными за сбитые, а вот орден мужества был Алексею знаком. На левом рукаве чуть ниже плеча красовалась нашивка золотая птичка, напоминающая сокола с небольшой короной на голове, охватывающая цепкими коготками планету. В этот момент капитан корабля обернулся. Сам хозяин корабля был не высокий мужчина лет чуть более тридцати, тёмные волосы явно давно не стриженные, сзади удерживаемые чёрной резиночной в небольшой хвостик, серый свитер с длинным рукавом под горло, из-под которого в районе пояса торчала пистолетная кобура,
камуфляжные штаны флора и тапочки. Тапочки! Они поразили больше всего, мохнатые, розовые с мордашками животных. Берцы стояли на небольшой трепке у входа в отсек, рядом с ним стояли чёрные сланцы. Такой полу неуставной вид, пилота секретной эскадрильи немного обескуражил оперативника.
        - Капитан Сазонов, космические войска - привстав, сказал пилот, протянув Алексею руку и добавил после не большой паузы - Сергей.
        - Капитан Костенко, СВР, Алексей - крепок пожав руку лётчику ответил разведчик.
        - Заходи, только переобувайся, у меня тут чистота и не против, если мы без чинов на «Ты» и по простому? - сходу задал вопрос пилот. На что Алексей удовлетворительно кивнул, и, сменив ботинки на, как он понял приготовленные для него сланцы, продолжил осматривать кабину. Сказать по правде ему не приходилось ещё летать на большие расстоянии в достаточно маленьком кораблике всего с одним соседом на борту. Всё было очень просто пульт управления с закреплённой на нём иконкой посередине как на торпеде автомобиля, кресла с ремнями, каюта со странными металлическими стенами, которые явно открывались.
        - Через минут пять, отстыковка и летим - прервал наблюдения Сергей - потом как встанем на автопилот я объясню, что и как. - И замечая удивлённый на всё взгляд единственного пассажира спросил: - Ты в первый раз летишь?
        - Да в первый - не задумываясь, ответил Алексей.
        - Понимаю, я тоже первый - с долей иронии ответил пилот.
        Алексей промолчал на эту шутку. Пилот между тем продолжал свою работу, ковыряясь за пультом.
        - Диспетчерская, борт полсотни ноль одни запрашивает разрешение на отстыкову.
        - Борт полсотни ноль одни - прогудел мужской голос из динамика - отстыковку разрешаю, покидайте на двенадцать часов.
        - Борт полсотни ноль одни, Вас понял отстыковку начинаю - проговорил пилот в подобие микрофона и, водя руками по пульту дёргая разные рычажки, привёл корабль в движение, люди почувствовали сильный толчок.
        - Борт полсотни ноль одни, отстыковка произведена - подтвердил голос из динамика - удачи вам ребята.
        Уже боле двух часов сидел за пультом, практически без движений, если не считать дёрганье штурвалом и перемещая тумблеры на пульте управления, Алексей даже успел задремать от убаюкивающего мягкого хода корабля. Не заметив как пилот откинулся на спинку кресла и повернулся к соседу.
        - Ну как осмотрелся - спросил пилот и, не дожидаясь ответа начал продолжать - это место где ты скучно и почти бесцельно проведешь следующие двадцать суток.
        - Точно двадцать? - не скрывая удивления, спросил Алексей.
        - Точнее и быть не может, восемь туда, восемь обратно, двое на выполнение задания и малость округлим и того двадцать - немного помолчав продолжил - теперь слушай внимательно, что здесь и как. Первое и самое важное - пилот выдержал паузу - никогда, запомни, никогда не трогай штурвал и пульт управления. Если вдруг здесь что - то начнёт пищать, звенеть, гореть или взрываться зови меня, даже если я буду, есть, спать или муструбировать сразу зови меня. В кабине всегда должен быть один из нас, хотя я редко её покидаю.
        - А если с тобой, не дай бог, что-то случится, например, нападут и ты будешь ранен или потеряешь сознание? - спросил разведчик.
        - Если так случится, то, нажми вон на ту кнопочку. - Пилот показал пальцем на дальнюю красную на пульте, прикрытую пластиковой крышечкой с замочной скважиной рядом. Ключ от неё был обмотан вокруг иконки. Потом можешь скоротать пару минут до самоуничтожения или просто застрелиться.
        - А разве у нас на флоте не предусмотрен аварийный челнок или что-то в этом роде?
        - На флоте предусмотрен, но не челнок. У этой модели корабля просто нос, где мы находимся, отстёгивается и летит на резервном движке, особо по космосу на одном не погуляешь, но уйти из зоны и приземлиться можно вполне. Только у нас в связи с секретностью миссии этот фокус не пройдёт. Если нас собьют после выполнения операции, и сможем легко достигнуть зоны горной аномалии на Корте II и спрыгнуть с парашютами. А вот если до неё мы решим свинтить, автоматика не даст. - Привстав и пройдя несколько шагов пилот протянул руку с небольшим углублению в стене и, дёрнув рукой на себя на уровне пояса выдвинул узкую полку на подобии нар. - Спать ты будешь тут, я обычно сплю всегда в кресле за пультом, чтобы быть на чеку, если что. Сергей, убрав нары, обратно поднял руку уже на уровень груди и провернул небольшую ручку, автоматически приоткрылась задвижку и за ней с небольшой подсветкой показались две единицы стрелкового оружия и два рюкзака.
        - Ну, думаю, данные игрушки в особом представлении не нуждаются - с усмешкой пояснил пилот - но суть их использования поведаю. В случае нашего крушения после выполнения боевой задачи забираем оба ствола, вот парашют и в рюкзачке всё не обходимое для выживания и паёк дня на три. - С интонацией заправского лектора вещал пилот. В случае попытки абордажа нам приказано в плен живыми, ни в коем случае, не сдаваться, а гибнуть геройски. Гранаты если, что в рюкзачке, но если будет возможность отбить нападение, то сайга в наших узких проходах калашу сто очков вперёд даст - с этими словами пилот закрыл створку. - Если что загорится, огнетушитель справа, от входа в каждом отсеке, пользоваться умеешь?
        Даже не дожидаясь ответа, командир корабля продолжал, уже на ходу покидая рубку.
        - Далее наш коридор со всеми отсеками, опечатанные сам понимаешь зайти не сможем. Санузел, - уже с гордостью указал пилот на дверцу отсека, на которой красовался приклеенная старая потёртая табличка с изображением писающего мальчика.
        Двери распахнулись и, как и ожидалось там была маленькая комнатка с металлическим унитазом как были в самолётах, писсуаром непонятной конструкции и чугунной раковиной. Пилот обвёл гальюн рукой и с не меньшей острасткой, чем в рубке продолжил:
        - Ну как пользоваться думаю, знаешь, - сделав паузу, продолжил - однако, на гнезде отсидел, встал, на педальку нажал, всё и утилизировалось, как в поезде. По малой нужде справляйся только в писсуар и наши саки превращаются в замечательный лимонад. Шутка. - Заметив на лице удивлённый взгляд собеседника Сергей разъяснил. - Сразу видно балласта планетарного. Из писсуара всё добро хитро фильтруется и поступает суда же в умывальник уже абсолютно чистое. Лишняя экономия, пригодно даже для питья, хотя, за последние двенадцать лет брезгливых осталось не так много.
        - Думаю, с партизанских времён никто и такой водичкой не побрезгует, - усмехнулся Алексей.
        - Верно, но с водой у нас туго, три с половиной литра на человека на сутки средний расчёт, и того сто сорок и эта штучка нам даст ещё процентов десять на умыться - констатировал пилот. - Да, чуть не забыл, в шкафчике бумага и влажные салфетки - и, приоткрыв шкафчик над унитазом добавил - обрати внимание их уже производят на земле, но учти тратить не более одной пачки в двое суток, с бумагой тоже не особо резвись, тут всё дефицит. У этих тварей прапоров снабженцев даже нам Финистам фиг допросишься, и то всё скрепя задом выдают, а у самих ряшки как три моих.
        Выходя из ванной комнаты, пилот продолжал уже с меньшим рвением.
        - Следующая дверь от нас это склад с всякими ништяками, далее отсеки икс, как я их окрестил, но мы туда, сам понимаешь, не пойдём, опечатано.
        - То, что мы везем, занимает те два опечатанных отсека? - поинтересовался Алексей, показывая на двери напротив.
        - Видимо да, когда «Это» монтировали на корабль, мне дали три дня отпуска - слегка закатив глаза, пилот улыбнулся - ох я тогда с Машулькой завис. Ну, далее отсек с источником энергии на четырёх урановых батарейках, он подходит к двигательному отсеку на четыре хороших движка на корме корабля. Слева от него баки с турбидием?. Жрут эти четыре движка я тебе скажу по царски, но в скорости и манёвренности мы многим прикурить дадим.
        - А если без топлива останемся, или заправки будут по дороге?
        - Ага у имперцев сольём по тихому - усмехнулся пилот - заправок не будет, остаться можем, но на этот случай есть две резервные урановые батарейки, я их зову последний шанс.
        - А как раньше флот без турбидия обходился, его же только недавно на Венере обнаружили?
        - Раньше было туго, купипродайки имперские за дорого поставляли или трофейным обходились. Ладно - подытожил пилот - экскурсия закончена, пошли пока есть возможность, поужинаем. Подойдя к одному из отсеков, где как говорил пилот, были баки с турбидием, он остановился и не без доли хвастовства произнёс. - Я в честь отлёта и начала курочку прихватил, свеженькую. Это не та «Синяя птица», а настоящая домашняя, выменял. Сейчас приготовим и откушаем.
        - А у тебя здесь холодильник есть? - недоумевающие спросил Алексей.
        Пилот промолчал. Идя в глубь отсека, где по краям стояли баки с жидким турбидием, Алексей пристально наблюдал за хозяином этого реактивного дома. В самом дальнем углу свободным от баков Сергей нагнулся и, привстав на одно колено открыл самодельную задвижку. Внутри, под похожей на волейбольную сетку, стягивающую под собой всё содержимое лежали продукты консервы, пакет с курицей, пластиковая двухлитровая бутылка с чем-то красным внутри, картошка, лук, пара лимонов, литровая банка солёных огурцов. Пилот ловко извлёк курочку и несколько клубней картофеля.
        - Сейчас эту красоту в фольге на турбине зажарим.
        - Судя по температуре между отсеками, я понял, что это у тебя холодильник, а что играет роль плиты? - Сыронизировал уже Алексей.
        - В двигательном отсеке место есть между двух труб, там всегда как в печке, главное только быстро ставить, быстро убирать и по времени не прощёлкать. Там и печь можно, если сверху поставить, то и жарить и чайку вскипятить.
        Через полчаса офицеры сидели уже в кабине и обгладывая хрустящую курочку просто болтали о жизни.
        - Слушая, всё хотел спросить, а зачем с собой понадобилось брать тёплые вещи?
        - Ты понимаешь, все, что у нас здесь есть нужно для выживания, и пара тёплых парток тоже, у нас есть две возможные ситуации. Первая самая простая, но маловероятная, если нас собьют, и мы свалимся туда, где очень холодно. А вот вторая более вероятная - пилот на минуту замолчал, собираясь с мыслями - если нас подобьют, будут проблемы с топливом или с двигателями, или мы после выполнения задания отсоединимся одной кабиной от всего корабля, то вся энергия пойдёт на резервный двигатель и кислородоснабжение. Температура в кабине упадёт до минус двадцати, это как минимум. Кромешная мгла, только приборная панель светится, тут одежда очень пригодится и пластиковая соска с крепким вином.
        - Голос пилота при этих словах становился всё тише. - Помогает в кромешной тьме. - Теперь и вовсе замолчал, уставившись на стену.
        - Ты в порядке? - почувствовав неладное спросил Алексей.
        - Два с половиной года назад… - таким же голосом продолжил пилот - ещё до того, как наши доблестные крейсера забросали водородными бомбами все имперские базы на Юпитере. Наша тройка совершала разведывательный полёт в районе Нептуна, я был тогда уже опытным пилотом, первую медаль за десять сбитых уже получил, руководил тройкой. Всё шло нормально, уже собирались ложиться на обратный курс, тут он, как чёртик из коробочки из тени выскочил, один на троих. Я, не успев среагировать, получил первый выстрел. Этим выстрелом он вышиб у меня оба двигателя сразу, урановых батареек тогда ещё не было. Вырубилось всё связь, электричество, навигация, только увидел, как ведомые разбегаются, от них потом только части нашли. А я в дрейфующем полёте и в полной темноте на резервном генераторе с одной только мыслью: «Меня подбил их асс». Так он, ты прикинь, подлетел ко мне, створку свое кабины приоткрыл, чтобы я его увидел и ручкой так мне, мол, ты пока тут сиди, я тебя на закуску оставлю.
        - Вот падаль, издевается ещё.
        - И не говори. Потом резко дёрнулся и погнался за ведомыми, а я двадцать восемь часов, в темноте и в холоде, думал всё хана мне, да наши засекли случайно.
        - Тяжело было.
        - Полная жопа. Кабина два на три метра, темень, слышно только как генератор под кабиной пыхча воздух гоняет, гравитацию держит, и сигнал SOS посылает. Тут вино и пригодилось, чтобы не так страшно было умирать в одиночестве. Потом, когда из госпиталя меня выписали всё начальство достал своими прошениями о переводе на тяжелый перехватчик, чтобы этого козла сделать. Мне отказывали, летал, как и раньше, мечтая его найти и всё четно. Потом командиру эскадрильи видимо надоело рвать мои рапорта о переводе, и мне подписали рапорт, только о переводе в эскадрилью Финист с подпиской о неразглашении, секретности операций, ограничением личной свободы и со всеми вытекающими.
        - И всё так и кончилось, с этим ассом? - спросил собеседник.
        - Да нет, ребята рассказывали, он был аристократом, из очень уважаемой семьи барон Рихтгофен мать его. - Усмехнулся пилот. - Ну и толи кто-то из ваших, толи грешники у ворот собственного особняка в него пол рожка выпустили год назад.
        Хлебнув ещё чая только подытожил.
        - Такие долго не живут.
        Глава 4 «Дикие горы»
        Утренний холодок пробежался по телу. Шамиль приоткрыл глаза. Просыпался он по привычки рано, хотя его вахта на карауле была совсем недавно, спать упорно не хотелось. Старался закрыть глаза и представить, что-то приятное, но даже дремота покидала тело. Дышалось свежо, хитрая вентиляция, оставленная ещё предыдущими хозяевами этих пещер, надавала воздуху затухнуть. Уставная привычка лейтенанта вставать раньше своих солдат не исчезла даже теперь. Шамиль, выбрался из спального мешка, привстал с самодельно сколоченных нар с накинутой на них шкурой. Офицер одел свой горный камуфляж поверх тельняшки, завязал бандану вокруг шеи на манер ковбоя и аккуратно, дабы не разбудит товарищей начал продвигаться к выходу из пещерного зала, перешагивая спящих бойцов. Карпенко, или просто Карп, с которым они больше года назад после подрыва электростанции пришли группой бойцов в горы, посапывал слева. Рядом с ним развалился Серафимыч, прапорщик ВВ - сторожила этих мест, бежавший с плантации с несколькими молодыми бойцами ещё лет десять назад в самом начале этого инопланетного фарса. Тогдашние срочники, а ныне уже
матёрые волки, несли службу при посольстве, но ночевали в деревне в трёх километрах ниже в долине, там жили бежавшие рабы и рабыни из числа соотечественников и их семьи, смешанные браки между нашими и местными стали уже обыденностью. Молодые ребята почти сразу обзавелись семьями, также как и многие кто здесь застрял уже надолго. В посольстве жили только холостяки и те, у кого осталась семья на большой земле. Из-за занавески, сделанной из шкур похрапывал майор Лукин, грешник, исполнял обязанности разведки, контрразведки, секретаря и телохранителя посла. Сам же посол обычно ночевал в своём кабинете, если так можно назвать выдолбленную в скале не большую комнатку, прикрытую деревянной дверью. Этот уже пожилой, но на свежем воздухе достаточно живенький седовласый и лысеющий старичок был, когда-то чиновником МИДа, до экспансии работал в Уганде. С виду невинный, он мог заболтать и расположить к своей персоне кого и как угодно за что и имел глубочайшее уважение закаленных в бою солдат.
        Тихими шагами Шамиль достиг зала граничащего с выходом из пещеры, там спали двое и бодрствовали двое семейных морпехов. Их отличали только чёрны береты поверх горок, соответственно Шамиль носил голубой - десантный.
        - Доброе утро, как служба - в качестве приветствия спросил Шамиль.
        - Солдат спит служба идёт, - ответил, улыбаясь, усатый старшина.
        Местное солнце уже начало входить, когда боец спускался по ступенькам к площадке возле пещеры, ещё один воин стоял на карауле у пулемёта, полностью держа под прицелом единственно возможный подход к посольству.
        Шамиль подсел к остывшему очагу костра. Прогорел полностью за ночь, даже угольков не осталось. Достав из небольшого прогалка сухую смесь из пожелтевших сосновых иголок и травинок, он бросил на место предполагаемого костра. Заготовленное ранее поленце крепко опёрлось о каменный пол, штык нож, в руке мастера исполняя не хитрый танец, роняя на растопку сухие стружки, местный аналог огнива дал обильную искру, и худенький пахучий дымок аккомпанируемый трескам сухого дерева дал сигнал о зарождении костра. Вокруг маленького огонька появились щепки покрупнее, сооружался домик, а вскоре своей очереди дождались и брёвна. Шамиль поставил на треногу, вбитую в пол на мертво, закопченный гарью чайничек, наплоенной водой из источника неподалёку, бьющего прямо из скалы, и, расслабившись, встречал восход. Дина, огромная овчарка сидела, рядом посматривая на человека. Закипев место чайника, сменил большой котёл с водой. Хоть кухня это вотчина Серафимыча, ему будет меньше мороки. Забросил в чайник, охапку сушёных листьев местного дерева, напоминающих земную бруснику, Шамиль осмотрелся на соседние горы и возвышенности
не переставая удивляться этому аномальному краю. Руссы, как их звали в империи, уже лет восемь назад организовали здесь посольство, получив в обмен на оружие ещё с советских складов уважение местного герцога, правившего горами. Кроме оружия и посольства от руссов здесь появилась картошка, лук, бобовые, капуста, даже гречиху где-то высаживали, что хорошо разбавило рацион горских животноводов питавшихся испокон веков мясом и молоком местных барашков, атак же мёдом, дикими ягодами, плодами, рыбой из горных рек, грибами и десятками видов местных травок, лишь одна из них напоминала земной дикий лук.
        Наполнив две металлические кружки ароматным чаем, Шамиль подошёл к бойцу у пулемёта.
        - Угостись Дырявый, небось, подзадубел за ночь, - протягивая кружку бойцу у пулемёта со двумя шрамами в виде маленьких круглых отметин на обеих щеках, промолвил он.
        - Спасибо Шамиль, - и глотнув горячего напитка, остался очень доволен - ух, какой крепкий чаёк.
        - Сам собирал - похвалился Шамиль, и, глядя на соседний склон, увидел скопление белых точек вдалеке - местный пастух пас гнал своё стадо, заинтересовался - как думаешь, можно и сменять у них барашка и на что?
        - Не знаю, у Серафимыча спросил он у нас начпрод - улыбнувшись, сказал Дырявый - или у Флибы.
        Тут уже не выдержал Шамиль, и они оба рассмеялись.
        - А тебе зачем?
        - Так Курбан-байрам скоро, думал барашка местного забить наших угостить, а то в том году не праздновал.
        - Да, если бы суда в своё время кур наши не завезли, пришлось бы всё гнёзда разорить, чтобы яйца покрасить - с улыбкой продолжил Дырявый.
        - Шамиль, ты уже воду поставил, спасибо - прервал их беседу спускающийся по ступенькам Серафимыч - доброе утро.
        - Доброе утро товарищ прапорщик - почти в один голос произнесли войны.
        Подняв от костра головешку, усатый прапорщик закурил самокрутку и подошёл к бойцам. Откуда он нашёл семена табака и обзавёлся махоркой одному богу известно.
        - Правоверный ты наш, - обратился он к Шамилю - ты я слыхал Байрам скоро решил отмечать, что же дело доброе, но, насколько я помню, за стол можно только мусульман звать, а у нас тут половина православные, а вторая свежее верующие.
        - Ох, товарищ прапорщик не слышит вас отец Анатолий - пошутил Шамиль.
        Издалека, послышались шаги и приглушенный разговор, но в утреннем тумане не было видно не людей не их силуэтов. Трое как по команде обернулись на греющуюся у костра Дину. Собака, учуяв из далека людей лишь приподняла голову, и принюхавшись, продолжила дремать у тёплого костра. Из пелены тумана появились две мужские фигуры абсолютно не похожие друг на друга. Огромный, выше двух метров в высоту и столько же в ширину похожий на медведя боец в чёрной маске на лице и в синем омоновском камуфляже - Безликий. Рядом с ним шёл маленьким худенький мужичком лет пятидесяти-шестидесяти хромой походкой в темной одежде как носят местные простолюдины и треуголке - Флиба.
        - Гулёны пожаловали - прокомментировал туманное появление Дырявый.
        - Пора готовкой заняться, сейчас народ подниматься начнёт - с этими словами Серафимыч ушёл небольшой впадине между костром и входом, где хранились припасы на день, и развёл бурную деятельность у деревянного стола рядом. Парочка неспешно приближалась к подъёму, где стояли двое солдат. Поприветствовав их, они направились к костру чефирьнуть с дороги.
        - Слушай Миш, - обратился Шамиль к Дырявому - А Флиба тут, откуда взялся? Он то приходит, то уходит.
        - А, тебя тогда ещё не было, когда он пришёл в первый раз. Ну, слушай. Стоял я на карауле годка два назад, и где-то уже под утро, слышно бредёт кто-то в расположение наше, шаги слышно, Дина сразу лай подняла. Я тревогу, дежурные подбежали. Все уже в полной выкладке. Поближе подошёл, смотрю, вроде местный с бутылкой в каждой руке, из одной попивает, но идёт целенаправленно к нам. Ну, думаю, наверное, какой пьяный забрёл, хоть местные и знают, что суда без дела и особенно ночью лучше не ходить, но пьяненькие бывает, забредают, поворотом ошибаясь. Парни наготове если что меня страхуют, Безликий у пулемёта. Думаю, его разверну, дам, пинка и пойдёт обратно, если и вправду пьяный, а если нет, то мы завсегда готовы. Подхожу, ну верно пьянющий в хлам, одет по местному в рванину, и запах от него будто месяц не мылся. Стал я ему руки крутить, а он меня таким отборным матом обложил. Ну, тут уже вопрос, послали за Лукиным. Этого живчика суда затащили, полную не откупоренную бутылку забрали, открытую не отдал. Когда пришёл майор, этот уже не стоял, а сидел тут посередине площадки, добивая вино из бутылки. «Ты
кто мил человек?» - по-доброму спросил у него майор. «Джентльмены, позвольте представиться я честный Флибуаааа» - начал было говорить нежданный гость, но опорожнил на себя всё, что скушал до этого, говоря проще блеванул, чуть нас не забрызгал. «Флибуааа»- ещё раз попытался, а потом просто вырубился и захрапел. Я впервые видел, чтобы Лукин так хохотал, да мы все там за животы держались. Майор подошёл к телу поближе, и, нагнувшись, приподнял кисть, руки попросил её осветить. Как он и ожидал на пальцах были наколоты перстни воровские. «Значит так, отодвиньте Флибу с прохода, и вон туда к камушкам положите, утром, как очухается опохмелите остатками вина, дайте ему ведро и тряпку пущай за собой убирает, потом отведите на речку, пусть вымоется и ко мне». Его обшмонали, но кроме небольшого ножа и нескольких тирей больше ничего не было. Дрых он, наверное, до полудня, Безликому приказали взять шефство над уркой. Тот не долго думая, просто облил его из ведра студёной водой. Флиба подпрыгнул и видно хотел, поквитаться с обидчиком, но поняв его габариты передумал. Под общий хохот почти всего посольства, Флибе
дали тряпку ведро и приказали вымыть следы своих ночных приключений, тот пытался протестовать, но услышав «Не бойся, ниже твой авторитет здесь уже не упадёт», дрожащими руками всё отмыл, за что и получил обещанное похмелье. Бойцы отвели мужичка к реке, где просто швырнули его в воду, потом уже дали мыло. На удивление он вымылся довольно быстро и на чисто, попросил бритву и расчёску. Приведя себя в порядок, правда, относительный, и одевшись в камуфляж, выданный ему, он из груды своих лохмотий, которые лежали у берега, извлёк треуголку, и, нацепив её на лысеющую макушку, с чувством огромного достоинства произнёс: «Джентльмены, позвольте представиться Бахти Вятский, потомственный цыганский барон до недавнего времени, ныне флибустьер и джентльмен удачи». После этих слов он картинно поклонился нам. Само собой, ржали мы ещё минут двадцать. После долгой беседы с майором, его решили оставить у нас. Бахти - так его назвали родители, родился в таборе, начал воровать ещё раньше, чем ходить. Разумеется, нигде не учился, и совершеннолетие отмечал на третьей ходке. Нашествие там же встретил, где-то под Сыктывкаром.
Новые хозяева нашей планеты из одной неволи определили его в другую, но Флиба уже имею два или три побега, быстро сделал ноги. И очутившись на свободе, вернулся в привычную среду только уже на территории империи. Вот тут его звезда и взошла, учитывая навыки, приобретённые в местах не столь отдалённых, он получил уважение в местном криминальном мире, как и многие наши блатные. Его имя Бахти почти полностью схоже с именем Баахти - это очень распространённое имя одной народности системы Лютран. Его приняли как своего и дело пошло в гору. Через пару лет уже в составе нескольких небольших кораблей промышлял пиратством, хотя слово пират ему не нравилось, и он именовал себя флибустьером, это единственный синоним который был в словарном запасе. Годка два назад их вольнице пришёл полный капут, очень сильно их имперцы потрепали, Флиба чудом уцелел и сумел укрыться в этих горах. Ещё в бытность пиратства он прознал о победах наших войск и новоявленного флота, но когда узнал сидя в кабаке за пьяной беседой, что здесь даже существует посольство руссов, купив две бутылки самого дорогого вина, пошёл браться.
        - Да смешная история, - с улыбкой отметил Шамиль.
        Флиба в этот момент уже покурил у костра с Серафимычем. Увидев выглянувшего из пещеры Лукина, улыбнулся во все оставшиеся зубы и направился к нему.
        - Моё почтение гражданин начальник - поприветствовал Флиба майора.
        - Здорова Флиба. Что-то тебя давно было не видать.
        - Хозяин проснулся? Базар есть - С серьёзным тоном сказал вечный раздолбай.
        Полумрак рабочей пещеры посла освещала всего одна маслянистая лампа. В центре деревянного стола с кружкой чая сидел посол, с накинутым на плечи полковничьем кителем. Слева сидел Лукин, справа Флиба.
        - Банкуй Флиба, какие новости в горах, что намыл.
        - Новостей много начальник, только вот хорошие они или нет, тебе решать.
        - Давай по порядку - взял слово посол.
        - По порядку, - выдержав паузу - выборы скоро, и тебе Иван Ильич на днях принесут приглашение от герцога Сильви и атамана Стадера.
        - Стадер бросил вызов герцогу - задумчиво прокомментировал майор - у него же не так много людей имеющих, так сказать право голоса.
        - Да верно, не много, но они только с виду бакланы, а на деле ещё те волкодавы.
        - Если даже и волкодавы - вмешался посол - мало этого, у герцога людей в три раза больше и власть он держит давно и крепко. Все местные, что тут давно сидят все за него и жрецы тоже.
        - А вот к этому гражданин начальник ещё одна новость. Перед самым выборами с воли - кивнув головой, куда - то в сторону столицы Флиба - будет большой приход в кодлу Стадера. Сколько и где пойдут не знаю, но думаю немало, если у него окрепло очку Сильви вызов бросить и есть мнение, что местные наркодельцы тоже на его стороне выступят, но они пока в нейтралитете.
        - Ясно, что-то ещё?
        - Нет.
        - Свободен Флиба.
        Привстав с деревянного стула Флиба, раскланявшись, вышел. Проводив его взглядом, отцы командиры продолжили совещание уже вдвоём.
        - Опасно это - первым нарушил тишину посол - герцога мы долго огуливали, чтобы тут закрепиться, со Стадером сложнее будет.
        - Может как-нибудь этих ребят, которые к нам с воли пожалуют притормозить? - подал идею Лукин.
        - Юр, тут с этими выборами сложно, всё по традиции. В горах испокон веков так выбирали вождя. Бегают по горным сёлам чёрноротые? и зазывают на испытание молодых и сильных. Испытание простое пол дня по горам за ними бегать и не отставать, в условленном месте, которое никто не знает, стоят жрецы с раскалёнными в углях шарами. Если добежал, не выдохся, берёшь рукой шарик и держишь, пока рисунок на ладони не останется. Держать кстати нужно аккруратно, чтобы мягкие ткани не повредить, только узор на коже перевести. Потом к кому идти молодцы уже сами решат. Вот и собирались две группировки, приводили своих бойцов, кто испытание прошёл, и нещадно дрались там, пока одного из кандидатов не прибьют или сам не сдастся. После того, как большой русский брат дал им огнестрельное оружие, ничего не изменилось, только этот самый большой брат должен контролировать, чтобы в момент выборов никто оружием не воспользовался. Меня также наблюдателем и на прошлые выборы звали, и как только мне скажем так приглашение, в бумажной форме официально вручат, я или любой другой русс ничего не могу делать, дабы это не расценили
как вмешательство.
        Неприятный звук полевого телефона ТА 57? заставил дёрнуться полусонного бойца дежурившего у аппарата. Тол ловко схватил трубку и уже не спящим голосом ответил.
        - База на связи.
        - База, докладывает пост два, по каньону в сторону расположения движется официальная процессии с белым флагом, всего человек десять-двенадцать, вооружены. Как поняли, приём?
        - Пост два Вас понял, конец связи.
        Из-за скалы начала появляться процессия, состоявшая из десятка человек. В голове колонны, как это закреплено в договорённости, шествовал мужчина с былым флагом на древке, знак руссов означающий, что вооружённые люди идут с миром. Горные жители переняли у руссов многие обычаи пришедшие ум по вкусу. За флагоносцем шествовал воин, с рогом дикого животного трубя в него. Далее посол атамана Стадера несущий на подушечки свиток с посланием в сопровождении двоих телохранителей. За ними ещё четверо сильных мужчин несущие паланкин с дарами и две простых воинов замыкали колонну. Издалека уже было видно, от какого из кандидатов было приглашение, людей атамана можно было отличить по наглухо замотанным в синее полотно шеям, вроде лёгких шарфов. Вооружены они были разнообразно, винтовки Мосина, карабины СКС-45, один ППШ, только у телохранителей посла были АК-47?. Хотя послы герцога, пришедшие позже, были все сплошь с калашами. Процессия приблизилась к посольству. Рядом с каменными позициями, все остановились и за импровизированные ограждения, возле которых, не спуская глаз, стояли хмурые стражи руссов в чёрном и
зелёном одеянии, прошли посол атамана Стадера и воины несущие паланкин с дарами. Иван Ильич, одетый в парадный мундир с важным видом смотрел, как перед его ногами устанавливали паланкин с дарами. Все четверо воинов встали на одно колено, а взявший с подушечки свиток посол, отдав её войну, почтительно склонил голову перед уважаемым в горах человеком. Руссы, как и водится у них, в ответ приложили выпрямленную ладонь кончиками пальцев к правому виску.
        - Атаман Стадер, божьей милостью и волею своих подданных приветствует тебя господин посол полковник Семёнов Иван Ильич да будут дни твои долгими и светлыми, как восходы солнца наших гор. Атаман просит тебя принять участия в выборах вождя наших гор в качестве наблюдателя, дабы выборы стали честными и справедливыми и прошли по древним законам. Выборы состоятся на Плато Власти через восемь дней с восходом солнца. - Дочитав посол, передал полковнику через Лукина свиток и добавил - каков будет ответ господина посла?
        - Посол полковник Семёнов Иван Ильич принимает приглашение атамана Стадера и полностью возлагает на себя ответственность за честное проведение выборов по древним законам и не использования при них оружия данного руссами свободолюбивому народу гор.
        После этих слов вся процессия сделала почтительный поклон в адрес полковника и с не меньшей помпой, как и ранее, удалилась с территории посольства.
        По знаку Лукина, Дырявый, как самый опытный подрывник проверил паланкин на наличие взрывчатки, это было лишним, так как никто не сомневался, что в дарах будет что-то опасное, но мерами предосторожности в посольстве никогда не пренебрегали. В коробке стоящим на паланкине, как и ожидалось, были меха, рога отделанные металлами, кубки с драгоценными камнями, перстни, несколько кинжалов и сабель местной работы, и что удивило больше всего германский пистолет «Люгер» с маркировкой «СССР» поверх ствола и звездочкой справой стороны.
        - Что скажешь Лукин? - спросил при всех посол.
        - Иван Ильич, нам сейчас дали понять, что стволы они получают не только из наших рук, а видимо ещё и от своих контрабандистов. Таких пистолетиков мы на Корт не поставляли, а на чей-то трофейный раритет не похоже. Нужно очень хорошо разбираться в нашим оружии, чтобы такую игрушку прихватить.
        - Да, барзеет атаман - и протянув пистолет Лукину, продолжил - держи, твой будет. А Стадера после выборов убирать нада.
        Глава 5. Торжества победителей
        Помолвка официально состоялась, но гости только подъезжали в имение. Барон Хобхир на правах хозяина радушно встречал всех гостей, раскланиваясь и улыбаясь. В богатых одеждах, подчёркивающих, кто в доме хозяин. Дернер стоял чуть в стороне и смущённо принимал поздравления от высокопоставленных гостей. Гости перестали прибывать, ждали только самых важных. Акирил Риффе с племянником прибыли одними из последних на торжество. Новоиспечённые молодые, как это и положено играли роль счастливой парочки, прекрасно понимавшей, что их помолвка лишь сближение двух доселе враждующих домов. Невеста была не дурна собой, миловидное личико, небольшая грудь, узенькая талия, немного утянутая корсетом и роскошные длинные ножки, частично спрятанные под длинную юбку с вырезом. Она ещё совсем юная и безмятежная, весело улыбалась каждому из гостей поздравляющему молодых. Молодой офицер Ворл Дернер, держаться строго, как и подобает чести мундира, но всё же не мог скрыть радость в глазах от блеска всего приёма. Он оказался чуть ниже невесты, поэтому ей пришлось отказаться от высоких туфелек, жениху же напротив подобрали
кожаные сапоги с хорошим каблуком.
        В зале играла мелодичная музыка, виночерпий следили за наполнением бокалов гостей. Столы без стульев стояли буквой «П» с множеством кушаний и напитков. Молодые и красивые слуги в полупрозрачных тогах мелькали мимо, поднося закуски и ловя на себе вожделенные взгляды гостей. На двух небольших креслах сидели молодые, подобно королю и королеве наблюдая за происходящим. Рядом с ними складывали дары. Помолвка по этикету считается не большой формальностью и на ней не принято устраивать богатый пир. Гости здоровались, беседовали между собой. То тут, то там раздавался девичий, а то и женский смех. Молодые дворяне по намёкам отцов или старших родственников присматривались дочерям таких же аристократов, чтобы возможно в будущем оказаться на креслах молодых. Встречались и закоренелые холостяки, в основном в мундирах флота или гвардии. Вдовы героев, присматривали молодых дворян для романов. На приёме царил милый восторг. Лишь один человек, стараясь не подавать виду, был чернее любой тучи. Аугусто Дернер стоял чуть поодаль от собравшихся потягивая крепкое вино из кубка, слуги были предупреждены о его
пристрастии к очень крепкому, что выдают в пехотных частях солдатам, один из них следил, чтобы кубок капитана флота был всегда полон. К чести Аугусто стоит отметить, что его пьяным никто никогда не видел.
        - Ты что-то не весил друг мой - услышал он сзади знакомый голос, крепкая рука прихватила мужчину сбоку под локоть. Сирент ехидно улыбаясь, протянул свой кубок, чтобы чокнутся.
        - А чему мне здесь веселится? - не скрывая злобы, произнёс Аугусто.
        - Ну как же, твоя двоюродная сестра скоро женится, она ещё почти малышка, но партия для неё очень удачная, ты не находишь? - с вопросительной улыбкой уставился на него Сирент поглаживая левой ладонью медальон.
        - Вы хотите сломать жизнь ещё даже не повзрослевшему ребёнку? - развернувшись, подхватив графа за грудки, не скрывая ярости, произнёс мужчина. Хоть граф был на много сильнее, но позволил так обращаться с собой.
        - Полно мой друг, полно, - тихо продолжал Сирент, высвобождаясь от объятий. - У рода Хобкира и вашего отношения давно натянуты. К чему вся эта вражда, мы живём на одной планете и вместе должны бороться за её благополучие, благополучие наших молодых братьев - граф показал взглядом на помолвленных - посмотри на этих голубков, они молоды и счастливы. Давай дадим им времени насладиться благополучием, пока они не вступили в этот безжалостный мир.
        - И для этого вы решили купить этой свадьбой моего отца, его братьев и весь род…!
        - Да мы купили - уже с жёсткой ноткой произнёс граф - ради совместного выживания в этом опасном мире. Не забывай Аугусто, как я выкупал тебя, но я не требую этого огромного долга назад и процентов за полтора цикла.
        Аугусто сжал кулаки, этого удара, капитан крейсера парировать никак не мог. Он до сих пор отчётливо помнил, как его лёгкий фрегат взяла абордажная пехота руссов, как грешники озвучивали ему цену спасения, которую семья не смогла бы оплатить, даже заложив все имения. Тот день, когда высокий худой человек с книжечкой войдя в камеру объявил, что выкуп за него собран. И того, из представителей империи, кого он первым увидел при передачи от посредников, графа Сирента Акирила - первого капитана полка Непобедимы Лоос.
        - Ну не грусти Аугусто, нужно радоваться - подбодрил его снова улыбающийся граф. - Слуга вина мне и моему другу.
        Капитан сник окончательно, Сирент проследив, что их кубки наполнены улыбаясь, повёл его куда-то на второй этаж.
        В большой просторной комнате наверху над залом, где отмечалась помолвка, находилось около двух десятков дворян. Рядом с хозяином особняка Хобкиром сидели граф Риффе и новый родственник барон Дернер. Дверь распахнулась, впустив последних участников собрания - Сирента ведущего под руку Аугусто. Молодой офицер в парадной гвардейской форме проверил комнату на предмет прослушки, и, убедившись, что всё в порядке кивнул хозяину. Риффе глазами сделал знак племяннику, тот, в ответ кивнул в сторону севшего в уголок Аугусто, показав дяде, что всё в порядке.
        - Господа, - начал Хобкир, удобнее устроившись в кресле, с гроздью винограда в руке - позвольте поприветствовать вас на данном торжестве от лица главы хозяина. Вы видите здесь несколько новых лиц, но не переживайте они теперь состоят в нашем обществе. Я собрал вас здесь не случайно, у господина графа есть предложении, которое он нам сейчас озвучит.
        - Господа, как глава нашего общества, готов сегодня с гордостью сообщить, что в ближайшее время мы сможем сделать то, что даже не могли представить в самых смелых фантазиях. Скоро мы сумеем отсоединиться от империи не только системой Корт, но и даже частью сектора. - Возникла пауза, кто-то начал перешептываться, хотя и так было понятно, что данное заявление грянуло как гром среди ясного неба. - Я вижу ваше недоумение, поэтому позвольте довести до нас мой план. Как вы прекрасно знаете, большинство попыток дворян отсоединиться от империи, даже имея на это законные основания, были обречены на провал или приводили к долгой гражданской войне, как это сейчас происходит на других окраинах. Нашему миру со всем армией и флотом будет трудно тягаться с императорскими войсками. Нам нужно сильное и мощное оружие. Одно присутствие, которого в наших руках заставит императора считаться с нами. Я говорю о мощнейшей бомбе способной уничтожать планеты.
        - Господин граф - перебил его престарелый барон Висторадо - у вас есть такая бомба?
        - Нет господа, пока у нас её нет, но скоро она у нас появится. Корабль руссов с такой бомбой на борту через четыре дня будет рядом с нашей планетой. На корабле находится мой агент, и я уверен, что бомба именно на этом корабле.
        Собравшиеся переглянулись.
        - Бомба это может и хорошо - осторожно начал Вистардо - но ведь руссы намериваются использовать это оружие против нашей планеты.
        - Верно господа, но её падение на планету исключено, даже если мой агент и не захватит корабль, мы знаем полётную карту и всегда успеем сбить его на подходе - успокоил всех Риффе.
        - Как быть с тайной полицией? - Спросил уже гвардейский капитан Гарот, тучный мужчина с густыми усами и строгими чертами лица, начальник одной из тюрем. - От верных людей в штабе тайной полиции сектора я тоже получил такую информацию, и то, что в корабль руссов будут встречать.
        - Господа, господа, прошу без паники, отвечу на все вопросы по порядку. Да, в тайной полиции знают о какой-то бомбе, которую кто-то, а возможно и куда-то везёт. И это всё, что им известно, я же знаю гораздо больше. Корабль при приближении к планете будет перехвачен скоростными кораблями капитана Колтрина. Пилот, каким бы ассом он не был, будет или перехвачен скоростными кораблями или нейтрализован агентом. Капитан Аугусто, за день до этих событий погрузит в брюшной ангар своего крейсера с нашей базы на обратной стороне спутника похожий по характеристикам корабль. Он и внешне и внутренне схож с кораблём руссов. В момент захвата, его крейсер планово патрулирует планетарный сектор, и якобы случайно будет проходить рядом с местом перехвата. Там мы поменяем корабль руссов с бомбой на наш - без бомбы. Капитан Гарот доставит живого пленного русса из тюрьмы подходящего по размерам одежды на пилота, капитан информация у Вас уже есть?
        - Да господин граф. - Ответил начальник тюрьмы.
        - И передаст его Сиренту. Который будет обеспечивать силовой захват. Потом Аугусто продолжает плановый полет, проходя рядом с базой на спутнике, выгружает на базу корабль руссов. Там профессор Хорит со совей группой учёных и инженеров начинает изучение бомбы. Представители губернатора, тайной полиции, я и ещё некоторые после захвата поднимаются на борт корабля руссов, Сирент предъявляет нам тело убитого пилота, мы открываем отсеки с бомбой, но в них пусто. Как только профессор сможет разобраться с принципом устройства бомбы, мы производим ещё несколько, и, испытав её ни какой-нибудь не нужной планете, начинаем диктовать императору свои условия. Как вы сами знаете захватить власть на планете для нас пара пустяков, а бомба поможет нам удержать суверенитет. Вопросы?
        - Зачем нам оставлять пилота руссов в живых и подставлять другого? - спросил старый Вистрадо.
        - По моим данным это пилот эскадрильи, которая напрямую подчинена и обслуживает интересы тайной полиции руссов, он может быть нам полезен. Ну, или, в крайнем случае, его можно будет выгодно поменять.
        - Ещё вопрос, - не мог угомониться стрик - если мы и получим власть на планете, наши усилия могут быть сведены на нет, тем, что среди нас нет первосвященника. Я хорошо его знаю, но и также знаю, что нас он поддерживать не будет.
        - Здесь вы правы граф, первосвященник не с нами, о его нейтралитете в мирских делах давно известно, но на него может повлиять только его младший брат граф Арован, которого он постоянно навещает, но после гибели единственного сына, у графа, кажется, началось помутнение рассудка.
        Все промолчали, историю графа Арована знали все дворяне планеты, знали как его сын величайший пилот и гордость флота, был подло убит руссами у ворот фамильного особняка, приехав всего за день до этого в отпуск к отцу.
        - Барон Висторадо, - произнёс хозяин дома - а почему бы Вам не навестить графа Арована, может вы сможете на него повлиять, или встретитесь там с первосвященником.
        - Я так и сделаю - улыбнулся Висторадо.
        Корабль шёл очень плавно, скорость даже не чувствовалась пассажирам. Из динамика тихо поигрывала убаюкивающая музыка вместо той бешенной, которую пилот любил включать.
        «Где-то внутри, в каждом из нас, есть бесконечный кос мас» - напевал Алексей, под такт музыки, вторя небритому певцу. Монотонная музыка сильно кидала в сон, пилот заснул после своей смены пару часов назад. Капитан уже начинал клевать носом сидя за пультом. Тишину разорвал не приятный звук похожий на двойное пиканье. Алексей, приподняв глаза, заметила на радаре две точки, приближающиеся с одиннадцати часов. Он, было, хотел разбудить пилота, как увидел, его глаза открытыми.
        - Ёпстудей. Пристегнись, быстро. - С этими словами пилот сорвал со спинки кресла свой китель, и моментально надев его, щёлкнул замком ремня.
        Руки Сергей мгновенно подхватили штурвал, начало чувствоваться лёгкое ускорение.
        - Что происходит?
        - Не волнуйся, всё в штатном режиме. Просто напоролись на пиратов, вот на двух тяжелых истребителях с абордажными командами где-то по десятку человек - говорил себе под нос пилот, разглядывая макеты кораблей, в разрезе появившиеся у него на мониторе - по две фазерные пушки, ракет нет и всё собственно.
        - У нас-то корабль вооружён?
        - Они думают, что нет. Нас приняли либо за отставший от каравана корабль либо за левых контрабандистов, но так как мы им не знакомы, стало быть, не платим за безопасность, поэтому нас сейчас попытаются больно ограбить.
        - Серёг наш-то корабль чем-нибудь вооружён? - с ноткой паники прокричал Алексей.
        - Да, по сути, ничем, две носовые автоматические пушки для ближнего боя, и по пятёрке кормовых ракет СРГ-2? - Стрелы Робин Гуда по-нашему.
        Между тем корабли пиратов стремительно приближались, и по разнице скоростей Алексею было видно, что им никак не оторваться. Первый из преследующих дал залп из фазерных пушек, в боковой монитор было видно, как они прошли далеко слева от корпуса.
        - Ха-ха, пугают нас - прокомментировал это действие пилот - а сейчас кульминация, смотри не обделайся.
        На одном из мониторов замигала надпись: «Входящий канал связи». Пилот продолжал набивать, что-то на клавиатуре, на его мониторе были видно, как нечто загружается до ста процентов. Сразу же после окончания загрузки, Сергей включил связь. На мониторе появилась обросшая физиономия забулдыги пытающегося, что-то красноречиво произнести, но лицо его резко смутилось и он застыл на полуслове разглядывая выставленный со своей стороны пилотом средний палец левой руки, показывающий не двусмысленный жест. Физиономия не успела исчезнуть как пилот, дав газу в пол, хлопнул по панели, и из динамика заорала неистовая музыка. «Я о ней мечтал всю жизнь, наконец, мои желанья сбылись, вот она, вот она!» - проорал зычный голос на всю кабину. Корабль нёсся с бешеной скоростью, на мониторе заднего вида Алексей уводил, как один из истребителей погнался за ними, а другой как будто вымер, не подавал признаков жизни. Впереди были видны лучи выстрелов догоняющих пиратов, но судя по отдалению от них, скорость была выше в разы. Корабль бросало из стороны в сторону, они даже сделали бочку. В мгновение пилот заорал в такт музыки:
«Я король дороги, я король дороги…!». Всё перевернулось в кабине вверх дном, Алексей на миг посмотрел вверх и увидел там свои ноги в предложенных пилотом сланцах. На фронтальном мониторе было отчётливо видно, как две ракеты врезаются в нос и брюхо преследующего их корабля. За ними последовало несколько очередей из носовых пушек, вызывающих на обшивки маленькие взрывы при попадании. Миновав первый корабль, они приближались к парализованному, пиратский истребителю развалился на глазах. Неподвижный корабль повторил участь товарища за тем исключением, что пилот не стал тратить на него ракеты, а просто встал напротив и начал расстреливать из пушек. Через минуту и он взорвался в космосе.
        - Не надо аплодисментов, не надо аплодисментов, а теперь валим отсюда пока всё тихо.
        - Сейчас ты можешь мне разъяснить, что произошло? - Жуя слова, промямлил Алексей через полчаса после этой дикой скачки, как только его отпустило.
        - Ничего особенного, штатная ситуация. Нарвались на пиратов, пришлось их, как ты сам понял, грохнуть.
        - А почему ты просто не оторвался от них, и что не понравилось этому милому личику, которое нам хотело о чём-то поведать.
        - Просто оторваться было нельзя, наш корабль не того класса, чтобы летать на скоростях перехватчиков. Мы бы ушли от них, но это вызвало бы подозрения, как лёгкий грузовой корабль так быстро летает? - Он выдержал паузу, подбирая слова. - Наш знакомый так сильно скривил лицом, потому, желая увидеть испуганных контрабандистов или беженцев увидел офицера русского флота, а вместе с этим получил коробленый вирус, который минут на десять выводит такой корабль из строя, устраивая дурдом в системе управления. Говоря проще, главный компьютер перестаёт давать двигателю команды работать, оружию стрелять, гравитации держаться и так далее. С имперцами бы такой фокус не прошёл, а вот с корсарами сам видишь.
        - А китель, зачем одел?
        - Ну как положено на боевые вылеты с полным иконостасом - проведя по наградам, усмехнулся пилот - жаль в Финистах за сбитые звёздочки нельзя на бортах малевать. Ладно, это всё лирика, нам ещё две суток до места, я спать дальше.
        Прошло двое обещанных пилотом суток, корабль достиг звёздной системы Корт. Во все иллюминаторы были видны крупные и мелкие камни астероиды. Алексей с удивлением разглядывал их что-что, а это было в новизну. Пилот, как это и было всегда почти неподвижно сидел у штурвала, изредка переключая тумблеры на пульте.
        - А как у нас так, получается, идти внутри группы космических обломков? - Уточняющее спросил Алексей.
        - Силовые поля со всех сторон их придерживают, для вражеских радаров мы - просто обломочек, такой же, как и все в этой кучке. Ты кстати садись и пристёгивайся мы уже почти на месте, ещё минут пять выходим из группы и на полном ходу на сброс, пока они очухаются, уже дело сделаем.
        - Может пятьдесят капель для острастки - спросил Алексей, доставая металлическую фляжку.
        - Нет спасибо - сидя у пульта спиной к Алексею ответил пилот - потом как закончим выпью обязательно, но перед делом ни-ни. Всё, выходим, приготовся.
        Внезапно на радаре появились две точки.
        - Ёпстудей, два лёгких скоростных фрегата, точно в районе выхода из пояса астероидов. Откуда они тут взялись, мать их. - Почти прокричал пилот. - Идут точно на нас, заметили по ходу. Лёх, держись, сейчас…
        Сергей не успел закончить фразы. Ему показалось, что над правым ухом раздался хлопок, щелчок ремня, и податливое тело выпало из кресла. Было ощущение, что стена сама ударила слева по лицу, а пол добавил по подбородку. Рука рефлекторно потянулась к кровоточащей ранке справа чуть выше виска. Резкая боль в голове, темнота в глазах. Чужие руки извлекают из кобуры табельный ПМ и штык нож. Ещё несколько ударов ногой в живот, последние ощущались с меньшей болью. Осознавая случившиеся губы, произносят лишь одно слово: «Сука».
        Сирент был на борту одного из фрегатов. Не смотря на внешнее спокойствие все команды, в воздухе витало огромное напряжение. С помощью мощного радара они долго следили за группой астероидов в поясе. Отличала их то, что группа двигалась по поясу хоть и очень медленно, а, не дрейфуя как обычные осколки. Так просто этого почти не заметить, если не знать, что искать.
        - Экипажу и штурмовой группе приготовиться - скомандовал Сирент и через некоторое время добавил - установите связь с крейсером капитана Аугусто, передайте, чтобы был готов.
        На радаре было видно, как из пояса отделился одни астероид. Фрегаты ускорившись, напарились к одинокому осколку, но вопреки ожиданиям осколок не ускорился, а наоборот замедлился и начал дрейфовать. Это вызвало облегчение всего экипажа фрегата. Корабли приближались к «астероиду» и уже визуально было понятно, что это лёгкий грузовой корвет с маркировкой транспортного флота империи.
        - Капитан - прервал молчание второй пилот - получаем зашифрованный текстовый сигнал, как перевожу на ваш монитор, согласно вашему приказу.
        - Пристыковываемся, штурмовая группа на абордаж. Пилот корабля нейтрализован, его полностью раздеть и запереть в изоляторе, потом отправим на планету. Сопровождающего офицера не трогать и оружие не отбирать. Его спрячем на фрегате. - Отреагировал Сирент на сообщение с корабля.
        Через некоторое время капитан в чёрной форме крадов лично встречал штурмовую группу. Первым ввели пилота с окровавленной головой и полностью голого. За ним шёл офицер в полевой форме руссов в сопровождении своих бойцов.
        - Приветствую капитан, - со своей не изменой улыбкой произнёс Сирент - некоторое время вам придётся побыть в каюте, под охраной. Пока мы не завершим нашу миссию, потом вас отвезут к графу Акирилу. В каюте вы также найдёте форму офицера гвардии, советую её одеть, и сдайте оружие конвою, эти примитивные железяки вам больше не понадобятся.
        Тот, улыбнувшись в ответ, согласно кивнул.
        - Капитан Акирил, вызывает мостик, приём - послышалось из индивидуального средства связи на поясе Сирента.
        - Да мостик.
        - Патрульный крейсер на подходе.
        - Ждите, я сейчас прибуду.
        - Бойцы - окрикнул он крадов ведущих почти бессознательного пилота - этого передайте ожидающим гвардейцам, чтобы глас с него не спускали, одного не оставляли. Как только приземлимся, пусть его спешно перегружают на катер и везут в имение под Корсадой. Он ещё нам может пригодиться.
        На мостике лёгкого крейсера томилось напряжение, не меньше чем было ранее на мостике фрегата. Все собравшиеся старались не показывать свои переживания, но зачастую им это не удавалось. Риффе хоть и был очень спокоен и опытен, всё же монотонно постукивал пальцем по подлокотнику кресла. Генерал Риден, представитель губернатора планеты Корт, медленно похаживал по просторному мостику, периодически заглядывая в мониторы офицеров. Только Вентраль, глава тайной полиции планеты, мужчина средних лет, был самым спокойным из высокопоставленных присутствующих.
        - Господин Вентраль - обратился к нему генерал - если бомба взорвётся на орбите планеты, нас не заденет?
        - Мы не знаем принципа действия этой этого аппарата. Возможно это даже и не бомба, а что-то другое.
        - Господа, - прервал их капитан корабля - нас вызывают с фрегата.
        На большом мониторе появилось лицо Сирента, он пытался держаться серьёзно, но были видны нотки радости. Капитан торжественно отрапортовал.
        - Господа, капитан Акирил. Осмелюсь доложить. Операция прошла успешно. Корабль руссов обезврежен, пилот оказал сопротивление и был ликвидирован. Предположительно груз находится в центральном опечатанном отсеке.
        По радостному лицу племянника Риффе понял, что операция действительно прошла успешно.
        - Капитан, мы можем вскоре подняться на борт захваченного корабля? - Задал вопрос господин Венталь.
        - Да господин Венталь, на корабле отключен бортовой компьютер, что исключает какие либо защитные процессы, электричество и система жизнеобеспечения работает, через наш компьютер. Систему экстренного подрыва груза, мы тоже отключили.
        - Благодарю капитан.
        Высокопоставленные гости в сопровождении офицеров тайной полиции в длинных серых куртках поднимались на борт захваченного корабля. Сирент встречал всех у входа. Ещё раз, повторив свой доклад, капитан повёл господ по коридору, ведущему к рубке и далее к отсекам. Проходя кабину пилота на полу были видны не большие кровоподтёки, повернув голову направо Вентраль увидел тело пилота, лежавшее в кабине, по его знаку, двое подчинённых офицеров проследовали осмотреть тело.
        Группа людей столпилась возле массивной опечатанной двери отсека. Крадский сержант в чёрной форме с портативным сканером в руках проверял наличие взрывчатых или иных веществ за дверями. «Чисто» - дал он знак спустя не продолжительный промежуток времени. По знаку капитана крады сорвали пломбы и печати с двери отсека и силой разомкнули двери, напоминающие лифтовые в разные стороны. Отсек был заполнен темнотой, оператор компьютера по цепочке включил освещение. Присутствующие стояли, молча, никто не решался прервать тишину. Отсек был совершенно пуст.
        - Капитан на корабле ещё есть не проверенные отсеки, где может располагаться бомба? - начал после долгого молчания Вентраль.
        - Никак нет, мы всё проверили.
        - Господа - обратился шеф тайной полиции к присутствующим - Вам незачем больше оставаться на корабле, думаю, ничего интересного мы уже не увидим. Мои офицеры полностью проверят корабль, и в течение двух дней я представлю господину Губернатору подробный отчёт.
        После этих слов генерал Риден удовлетворительно поклонился.
        - Капитан Акирил, жду всех Ваших бойцов, а также экипаж перехватывающих фрегатов после сдачи боевого дежурства прибыть в управление тайной полиции с подробным отчётом.
        - Есть.
        Как только за всеми кроме Вентраля и его людей в серых куртках сомкнулись двери, офицеры тайной полиции начали полное обследование судна. Их патрон медленно прошёл в кабину пилота. Наблюдая, как офицеры обыскивают тело русса, освобождая его от одежды, Вентраль основательно задумался.
        Это пятый и по их данным последний корабль, который захватили, не одного пилота не смогли взять живьём. Вывод или кораблей больше или история с бомбой очередная дезинформация и удара следует ждать в другом месте и другими средствами. Руссы бы не стали отдавать пять хорошо замаскированных скоростных кораблей и пять пилотов из спец эскадрильи просто так. Кстати на счёт пилота.
        Вентраль издалека начал осматривать обнажённое по пояс тело. Три фазерных раны, одна в шею ещё две в грудь, все три смертельные. На левой руке, чуть ниже плеча, не большой круговой шрам, так называемая метка русса?, он у всех есть. На груди символ веры - казнённый бог на кресте. По знаку начальника одни из офицеров поднёс ему прожженный выстрелом китель. Китель настоящий, нашивка эскадрильи Финист, награды, номера наград «свежие», да и награды за сбитые вражеские корабли введены не давно, можно полагать, что настоящие. Оружие - пистолет лежал рядом, взведенный, то есть готовый к стрельбе. Видимо пилот погиб посередине коридора, и чтобы не смущать высокопоставленных чиновников перешагиванием через труп его оттащили с дороги, так как тело занимало весь проход.
        - Терлон. - позвал он своего заместителя Вентраль.
        На пороге кабины пилота появился мужчина немного помоложе Вентраля - заместитель, шеф показал головой ему выйти в коридор, чтобы не толпиться в узкой кабинке.
        - Предварительно, что даёт осмотр корабля?
        - Судя по двигателям израсходованному и оставшемуся топливу, корабль прошёл путь от Апорина к нам и также мог вернуться обратно, запасов кислорода и воды на обратный путь было в избытке, корабельное вооружение не использовалось, на складе обнаружено восемь суточных пищевых рациона, в уборной предметы личной гигиены предположительно пилота. Мусора и отходов жизнедеятельности на корабле не обнаружено, кроме остатков одного из рационов, видимо их сбрасывали, записи в бортовом компьютере о следование корабля, курсе и остальная информация стёрта, бортовой журнал, что и понятно отсутствует как таковой.
        - Ясно, приказываю, корабль полностью проверить в космосе на наличие разного рода сюрпризов и перевести на планету, на нашу базу, полностью всё проверить, тело пилота подвергнуть вскрытию. Все процедуры произвести как можно быстрее. Выполняйте.
        - Есть.
        Следующим утром сидя у себя в кабинете Вентраль принимал всё того же офицера с докладом. Ничего нового он больше и не услышал. Всё сходилось, как и при первичном осмотре.
        Корабль, скорее всего, летел точно с Апорина, пилот русс, убитый при задержании, в его желудке обнаружены следы тех самых рационов, которые у руссов называются сухой паёк. Показания пилотов фрегатов и бойцов штурмовой группы схожи полностью, различаются только деталями, судовые записи подтверждают все их слова. Единственное, что беспокоило начальника тайной полиции, только то, что в предыдущих четырёх случаях руссами использовались внешне обычные имперские легкие транспортные корветы с бортовыми номерами маркировкой и принадлежностью к торговому флоту. Однако, внутреннее убранство, полностью переделанное с аспектом на прохождение больших дистанций и в нужным случаях делающие сильные скоростные рывки. Сейчас же корабль был, без каких либо опознавательных знаков и даже внешность выдавала в нём переделанный скоростной фрегат, выпускаемый корабельной верфью барона Хобкир
        Глава 6. Униженный и посрамлённый
        Светило Корт уже клонилось к закату. Цветущие кустарники и редкие деревья извлекали в воздух множество белых лепестков подгоняемых ветром. Их броуновские танцы всегда восхищали не только поэтов, но и простых людей. Мелкие цветные птички, чирикали на улицах думая, где бы ухватить упавшую крошку. Город продолжал жить неспешной жизнью. Граждане возвращались со службы, торопливые слуги старались вернуться в дома хозяев до наступления темноты, бойкие торговцы неспешно закрывали свои лавочки, подсчитывая в уме дневную прибыль или злясь на не удачный торг. Дневная жизнь города завершалась, ночная только зарождалась. Старый слуга из ночного трактира подметал ступеньки у входа, другие слуги на заднем дворе сгружали из подъехавшего челнока бочонки с молодым вином. Девочки служанки из соседнего заведения прихорашивались возле больших прозрачных окон, привлекая внимание проходящих мужчин из-за узких деревянных решёток. Пожилая хозяйка борделя раздавала указания охране и привратнику. Во всей этой не торопливой суете никто и не заметил, а если бы и заметил, то не обратил бы внимания на внутрипланетарный челнок,
взлетевший не по расписанию с космопорта как только на город упали первые сумерки.
        На взлёте корабль сильно тряхануло. Набрав высоту, он пошёл плавно и быстро заданным пилотами курсом. Шум двигателя, раздававшийся в небе, был почти не слышен внутри. Сергей, полностью обнажённый. Правой рукой придерживающий уже не кровоточащую рану на голове, а левой прикрывающий причинное место. Он сидел на длинной металлической лавке вдоль стены, предназначенной для перевозимых пассажиров или десанта. В челноке было достаточно прохладно, и на худощавом теле были видны мурашки, но больше озноб выдавало дрожание нижней челюсти и кончиков пальцев. Двое молодых крепких гвардейцев сидевших напротив униженного и посрамлённого, как один из них сказал ранее в шутку, пилота считали, что эта дрожь показатель страха. Молодым бойцам, явно превосходящим пленника по силе, было нечего боятся голого, запуганного человека. Оба прекрасно владели приёмами борьбы, ручные фазеры находились в кобурах и даже не были на боевом взводе. Сирент строго настрого запретил ими пользоваться даже в случае побега. Гвардейский офицер лет сорока был третьим и последним сопровождающим пленника. Он всё время похаживал взад-вперёд,
сейчас стоял в конце челнока у самого выхода с лева от пленника и с интересом разглядывал его дрожащее тело. Его непомерный интерес привлекло, как вначале может показаться, не обнажённый и подкаченный торс врага, а отсутствие метки Апоринца чуть ниже левого плеча. Лейтенант воевал на Апорине некоторое время и у всех родившихся на этой планете людей, будь они гражданами, господами или солдатами была эта метка или даже две, располагавшиеся рядом.
        «Да, влепил он мне больно, но ничего меня в Митино кастетом ещё не так потчевали» - пронеслась короткая мысль в голове Сергея. В отличие от внешней запуганности и полного подчинения, демонстрировавшегося пилотом ранее, внутри он был спокоен. Мысли носились в голове со сверхзвуковой скоростью. «Так. Ситуация. Двое, напротив, на расстоянии около полутора метров, расслабленны, даже не всегда посматривают на меня, значит на моё поведение и страх купились. Руки нигде не привязали. Повезло, не пришлось бы суставы смещать. Офицер напротив, гад, с виду опытный, небось, воевал, вон и награды боевые на груди. Ну чего ты на меня уставился? Ах, вот что, следов прививки от оспы не увидел. Ну, главное, чтобы ты об этом умолчал пока что».
        Челнок летел уже больше часа, но ничего толком не происходило. За иллюминаторами была уже кромешная тьма. Офицер лишь изредка переминался с ноги на ногу, продолжая разглядывать пленника. Молодые бойцы пытались делать суровые выражения лиц, показывая командиру свою боевую готовность, но стоило ему скрыться из отсека, перейдя в кабину пилотов, который ранее вызвал его по внутренней связи, как они, не стесняясь, начали живо обсуждать свои победы на женском фронте. Профессионалы знают, что у боксёра за мгновение до удара, резко расширяются зрачки и, глядя глаза в глаза опытный поединщик сможет парировать атаку.
        Глаза пилота блеснули, но он не бросился с кулаками в атаку, а немного наклонившись в сторону конвойных, перевесил сам себе цент тяжести и упал, опираясь на руки прямо рядом с гвардейцами. Раздался негромкий стон боли. В момент падения, Сергей с силой, которая только возможно прикусил себе внутреннюю сторону губы, и уже поднимался, показывая как ему тяжело держаться на руках на холодном полу, чувствовал наполнение кровью ротовой полости. На требование сесть на место под ноги гвардейцам изо рта пленного брызнула кровь. Пилот стал кашлять, задыхаться и всеми силами показывать рвотные позывы широко открывая рот и давясь. Гвардейцы, почуяв не ладное, оживились, сидящий справа взял Сергей за плечо и наклонился к нему пытаясь понять, что с ним. Сидящий слева привстал. Всё, началось. Левая рука обнаженного человека, с молниеносной ловкостью схватила гвардейца за мужское место и с силой зажатых тисков дёрнула резко вниз. Благо одежда не такая плотная как земные джинсы, например. Сергей даже услышал там подобие какого-то хруста и почувствовал, что внутри брюк противника явно что-то потекло. Не отпуская
врага, всё тело резко пошло вперёд на противника справа. Верх лба ударил второго гвардейца точно в нос. Тяжелое тело отбросило на лавку. Отпуская добычу слева, пилот метнулся на ошеломленного противника. Левая рука заткнула рот гвардейцу, правая элегантным движением сняла с ремня кинжал. Не большой размах и удар. Лезвие прошло точно в сердце между рёбер, боец бы в последний момент обязательно вскрикнул, но рука пленника заблокировало ему рот. Мгновенная смерть. Вынув кинжал из тела первой жертвы, пилот принялся за второго. Честно говоря, Сергею было даже несколько жалко этого бедолагу, он на себе понял, что такое «взять за яйца». Боец стоял на коленях, без каких либо движений, подобных статуе, с сильно выпученным глазами и открытым ртом, но произнести не мог не писка. Сергей, просто обошёл его сзади и, приставив кинжал к горлу с огромной силой провёл по нему. Даже чувствую, как лезвие скрежетало по позвоночнику. Тело рухнуло на пол, обильно орошая его кровью. Пилот извлёк из кобуры гвардейца ручной фазер и, приведя его в боевое положение, медленно не создавая лишних звуков и широко расставляя ножи,
дабы не испачкаться растущим кровавым пятном, проследовал в кабину пилотов. Первым он заметил офицера, что-то говорящего пилотам. Тот стоял в полуобороте от входа в кабину и даже не заметил своего пленника. Заряд точно ударил ему в грудь, и тело по инерции от сильного толчка упало немного правее второго пилота, который на этот звук попытался повернуть голову, но не успел, второй заряд ударил точно ему в шею. Он упал бы на приборную панель, но пристёгнутые ремни оставили убитого в кресле. Сергей отметил выдержку первого пилота, который понимая, что происходит в кабине, даже не обернулся, он старался держать машину на лету, только чуть вздрогнул от прикосновения фазера к виску.
        - Держи машину согласно проложенному курсу - прохрипел Сергей, первому пилоту изучая глазами карту с проложенным курсом на одном из мониторов.
        Фазер треснул выстрелом в последний раз, и уже безжизненное тело пилота отклонилось влево. Челнок резко повело, но Сергей успел перехватить штурвал и выровнить машину согласно курсу. Он прекрасно разбирался управлении, и уже через минуту челнок шёл на полном автопилоте, что дало возможность бывшему пленнику наконец-то расслабиться. «Хорошо, что фазер это не наш пистолет, а то всё содержимое башки первого пилота сейчас было бы на торпеде» - промелькнула первая мысль. «Так, что мы имеем? Курс проложен к поместью графа Акирила под Кордейном. Ну, пущай так и летит далее. Лететь ещё часа четыре. На пути к нему, где-то через час, будет не большой грозовой фронт. Мы его спокойно якобы огибаем справа и проходим прямо над озером, тут я и сойду. А сам челнок, не долетая километра три, со всей дури свалиться точно на топливохранилище расположенное в том секторе, и очень громко бахнет. Борт, как я понял, идёт не санкционировано, значит с базой связи не имеет, после моего прыжка три с половиной часа о побеге чета Акирилов не прознает, а потом первой мыслью будет, как отбрехаться от того, что с военного
космопорта к ним в именье летел военный челнок. Пока всё чётко».
        Введя в компьютер все обновления, Сергей решил озаботиться гардеробом. Брюки стянул с офицера, куртку со второго пилота. Но долга не мог найти, у кого из экипажа сорок второй размер обуви, Пришлось выбрать ботинки одного из верзил стражников, которого он первым пырнул в сердце, хотя они были великоваты. Одевать не стал, а просто уложил в небольшую сумки пристёгнутую у пояса бойца, предварительно очистив её от медикаментов. Обыскав тела, пилот разжился кинжалом, зажигалкой, небольшой суммой в местной валюте, деньги лишним никогда не бывают, и не маленьким прибором, способным уместиться на ладони найденным у офицера. Местная валюта напоминала чем-то сусальное золото. Не большие толи металлические толи из фольги бумажки, но прочнее даже пластика, и размером с земную монету только квадратные с закруглёнными углами. Назывались тиреи. Прибор был чем-то напоминавшим земной GPS навигатор. Пока пропажу заметят и найдут, что пленник смылся, прихватив с собой, сей приборчик, он уже будет давно сломан и выкинут, а до этого для полной ориентации в местности он Сергею ещё послужит. Фазеры решил не брать. В
отличие от навигатора, сделанного в прорезиненном корпусе, они после контакта с водой уже вряд ли послужат. Единственное, что очень разочаровало Сергея, это отсутствие какой-либо еды на челноке.
        Бортовые приборы навигации показывали о скором приближении к желанному озеру. Сергею пришлось несколько сбросить скорость, что при расследование выдавало то место, где он покинет корабль, но выбора не было. После прохода над озером, челнок должен набрать прежнюю скорость, так было заложено в программу. Разблокировав дверь, Сергей приоткрыл её и высунулся наружу. Сильный порыв ветра буквально пытался сбить его с ног. Вдалеке виднелись огни городов, кое-где и деревень. Внизу была настоящая чёрная пропасть. Только две луны начали блестеть, отражаясь от водной глади. Пора прыгать. Перекрестившись, он оттолкнулся ногами вверх и, потеряв опору, солдатиком, вытянув мыски ступней полетел вниз. Мысль о возможном попадании на мель пришла уже во время полёта. С диким сердцебиением тело вошло в прохладную воду. Глубина в этой части озера была достаточной, чтобы не разбиться. Через несколько секунд после громкого всплеска, ныряльщик появился из воды. Сергей осмотрелся по сторонам, кругом тишина. Озеро было достаточно далеко от ближайшей деревни, и вероятность нахождение здесь людей крайне мала. Держась на
воде, он достал из кармана навигатор. Повезло, работает, в чем, кстати, были большие сомнения. Определив направление, мужчина двинулся вплавь и уже через десять минут вышел на берег. Достав промокшие ботинки из боковой сумки, обулся. Ещё раз проверил направление. Ориентироваться по местным звёздам и двум лунам, идущим одна за другой Сергей мог и без навигатора, но этот прибор стал приятным бонусом и помогал выиграть лишние полчаса. До падения челнока было ещё часа три, если они не спохватятся ранее, и не будут вызывать его по рации, ещё час они будут приходить в себя. В общем четыре часа бега по лесу, как раз до рассвета. Этого времени хватит в избытке, чтобы за день передохнуть обзавестись новой одеждой и спокойно попасть в Кревлод.
        Светило Корт только всходило над планетой, рассвет здесь ничем не отличался от летнего земного солнца. Сергей брёл по мягкому мху почти не оставляя следов, леса скоро закончатся и нужно будет идти по дороге. Вдалеке уже виднелись просветы. Он присел на давно упавшее дерево. Одежда уже полностью высохла, только ботинки ещё хлюпали. Очень хотелось развести костёр и согреться, но нельзя. Путник скинул куртку пилота и разулся. Навигатор показывал, что лес заканчивается дальше на пути его только дорога вдоль небольшой речушки, которая через километров пятнадцать приведёт в Кревлод. Навигатор сделал своё дело, Сергей, немного поковыряв ножом, подцепил крышку, силой открыл приборчик, и немного поковыряв его, вызвав пару искр внутри, отбросил на лежащую куртку. Туда же последовал и кинжал. Далее бывший пилот с силой ухватился за волосы, подобно Мюнхгаузену в болоте, и потянул. Сразу раздался приглушённый хруст и чёрный парик начал отходить от головы, из-под него показалась каштановые волосы, собранные в сеточку, чтобы не растрепались. Вставные линзы также были изъяты из глаз, которые из зелёных
превратились в карие. На обратной стороне парика, как это не удивительно был не большой кармашек из которого Сергей извлёк серебряную бумагу, напоминающую фольгу с большим зеркальным эффектом и прозрачную наклейку с рисунком. Это был одна из самых секретных разработок земных химиков. На наклейке был изображён прямоугольник, разделённый на два квадратика, в левом был фамильный герб семьи Акирилов, справа три больших круглых точки, как в домино. Так выглядело клеймо слуги, по сути, оно и напоминало костяшку из известной земной игры. Разведчики так и называли это клеймо доминошкой. Всем рабам в империи после купли продажи на сзади шеи делали такую татуировку, которую было возможно смыть только специальным составом или срезать с куском кожи. Второй способ, разумеется, показывал, что раб беглый. В левом квадратике доминошки изображался фамильный герб того семейства, кому принадлежит этот раб или же просто писалось имя если владелец простой гражданин, а не маститый аристократ. В правом было указанно количество точечек, от одной до пяти. Это показывало место в иерархии раба в глазах хозяина. Одну точечку
делали каторжникам, рабам в каменоломнях, шахтах, в общем, тем, кто уже до конца своих дней белого света не увидит, это была самая низшая метка. Две точечки делали в основном крестьянам, работникам плантаций, мануфактур и так далее. Здешний рабовладельческий строй отличался от земного, имея в себе и рабовладение и крепостничество. Рабы с двумя точечками, не могли покидать территорию своих деревень или мест где они работают. Первые две градации остановит любой патруль. Три точечки показывают, что раб в иерархии является мелким управленцем, менеджером среднего звена или чем-то в этом роде. Три точечки могу перемещаться свободно, иметь при себе деньги, кроме руководства они выполняют различные поручения господ. Четыре, это уже крупный управленец, староста деревни или начальник мелкого производства, управляющий поместьем или крупным домом. Пять самые высшие, пользующиеся доверием хозяев, имеющие право покупать рабов для хозяина, такие ходят в богатых и подчас имеют собственных рабов.
        В Кревлоде есть вилла принадлежащая семейству Акирил, и несколько деревень в окрестностях города. Хотя почти в каждом городе планеты Корт есть, что-то, что принадлежит Акирилам, по этому перемещении слуг этого дома подозрений не вызовет. Сергей наклеил переводилку себе позади шеи. Посматривая в отражение от фольги, всё ли ровно приклеилось, потом проведя рукой и подождав пару минут, снял прозрачную наклейку с кожи. Татуировка сидела идеально. Ну, вот он выглядит как слуга. Собрав все вещи кроме штанов и завернув их в куртку, новоиспечённый слуга спустился к реке, и, наложив в куртку побольше камней, бросил её в воду. Не далеко от этого места был небольшой затон с деревянным помостом, где видимо, не редко бывали люди. Пилот выбрал удобное место у дороги и лёг в засаду, ожидая прохожего с подходящим размером одежды.
        К удивлению Сергея ждать пришлось достаточно долго. Хоть и не часто, но утром по дороге проходили или целые толпы крестьян, видимо на повинности, гоняя местный скот, который мало чем отличался от привычного земного, или просто проходившими мимо реки, спускавшимися к воде, но всё было не то. Нет, конечно, кроме женщин и детей часто проходили мужчины, но вот поодиночке ни разу. К полудню, пропускная способность дороги резко снизилась. За последний час прошла только пара из двух женщин и одинокий мужчина с топором в руках, сильно выделяющийся своим богатырским телосложением, пилот без труда мог бы с ним справиться, но даже при своём среднем росте в метр семьдесят восемь и не малой комплекции в одежде этого лесоруба, он бы был как Филиппок.
        Светило уже перешло за полдень, из-за чего Сергей немного изменил своё место положение дабы оставаться в тени, солнце бы не пощадило хоть и загорелой спины. На дороге появился мужской силуэт. Старичок лет пятидесяти пяти седоватый с плешивой бородёнкой, шёл по дороге не спеша, изредка пошатываясь в разные стороны и попивая из глиняной фляги которую он держал в правой руке. Лёгкие льняные брюки, такая же рубаха, кожаная безрукавка с мехом внутрь, и накинутое на плечи подобие плаща из бараний шкуры, кожаные ремесленные башмаки и с небольшой сумкой на плече. Не мудрено, что разморило на жаре окончательно, а во фляжке явно не ключевая вода. Пьянчужка не спеша свернул в сторону помоста и начал спускаться к реке. Удача. Убедившись, нет ли кого рядом, пилот покинул укрытие. И быстро, но, не показывая спешки, пошёл к цели. Старик сидел у воды и, попивая из фляжки смачно подрыгивая собрался умываться. Появившуюся за спиной фигуру, он даже не услышал. Крепкий удар нижней частью кулака чуть выше затылка и клиент сразу же обмяк и чуть не свалился головой в речку, Сергей успел придержать за шиворот безрукавки.
Взвалив добычу на себя, пилот, не теряя времени, направился чуть вдоль реки, где кусты плотно привлекали к воде, чтобы избежать нежелательных свидетелей. Быстро раздев старичка, он напоследок осмотрел жертву. Обычный слуга, крестьянин, на доминошке две точки, на всём теле следы от побоев, видимо односельчане или хозяева не одобряли его пристрастия. Подтаща обнажённого бессознательного старика к воде, Сергей произнёс тихо про себя: «Прости дед, так нужно». Держа старика рукой за заднюю часть шеи, где была татуировка, Сергей опустил голову старика в воду и силой удержал. Трепыхался старик не долго, но чувствуя, как тело обмякло, пилот не спешил разжимать руки, выжидая. Отпустив, он проверил пульс, всё. Быстро сбросив штаны, Сергей сошёл в воду, уводя подальше тело убиенного. Метрах в двадцати от этого места, группа деревьев сильно склонялась на несколько метров над гладью воды. Там он и спрятал тело, погрузив его в воду и запутав ноги в корнях дерева торчащих из дна, предварительно сломав несколько веток поверх одного из стволов и намыв травы у берега. Со стороны получалось так, старичок пришёл к берегу
реки, посидел там немного, допил свою фляжку с вином, он прошелся по стволу дерева, споткнулся и упал в воду, ноги запутались в корнях, так он и утонул. Для деревенских жителей мало разбирающихся в криминалистике этого вполне достаточно. А куда он подевал одежду, а не всё ли равно? Вино было так себе, Сергей отпил пару глотков, но потом решил вылить, омерзительный вкус.
        Вернувшись, пилот быстро облачился в новое. Получилось сносно, размер подходящий, даже башмаки пришлись в пору. Он посмотрел на своё отражение в воде, вылитый местный раб, простолюдин, поношенная одежонка, частично пахнущая собачками, не мытые волосы, жиденькая растительность на лице, а если добавить меч или секиру стал бы поход на варяга века так десятого, хотя у тех бороды были поокладистее. Единственное, что разочаровало Сергея, это кроме луковицы полное отсутствие каких-либо съестных продуктов в сумке старичка. Видимо закусывал он редко. На безрыбье и рак рыба.
        Ближе к вечеру Сергей появился на посту возле пригородов Кревлода. До городских окраин было ещё порядка пары километров, но город начинался уже с отсюда, некое подобие посада. Пост, четыре фасула стражника наведу. Фасулами в империи называли городскую полицию, занимающуюся патрулированием улиц. Красно синие мундиры напоминающие форму улан войны двенадцатого года, именные бляхи на груди с личным номером и именем, и подобие лёгкой кепки на голове. Вооружены они обычно были палками и ручными фазерам, следили за правопорядком, ловили беглых рабов, преступников, также в их обязанности входило тушение пожаров помощь во время стихийных бедствий, в общем, некий гибрид полиции и МЧС. Один, видимо старший, внутри будки, что слева. Двое греют морды на солнце возле наземного челнока с гербом фасулов на борту, ещё одни стоит у будки лицом в сторону дороги, другой прохаживается взад вперёд и поигрывая палкой от скуки. Идущего в их сторону заметили, но не придали этому особого интереса, вез день из города и в город входили и выходили, въезжали и выезжали, слуги, граждане и даже господа, пешком, на повозках или
челноках.
        Видно, что греющиеся явно «старослужащие», а на посту трудятся «молодые» - отмечал для себя Сергей - Если, о моём побеге уже растрезвонили по всей планете, значит минимум мой «фоторобот» у этих блюстителей правопорядка уже есть. Хоть цвет глаз, волос и причёска другие, то остановят, и обыщут, а я чистый. Если не обыщут, значит ещё не сном не духом. Мне на руку, если Акирилы не будут поднимать шума, а попробуют искать меня своими методами, хотя нет гарантии, что на этом посту нет их человека.
        Фасул, стоящий у поста на приближения незнакомого слуги оживился, вышел из тени и жестом приказал остановиться.
        - Ты кто такой? Откуда держишь путь и куда направляешься? - это стандартные вопросы, которые фасулы задают на входе или при покидании города, учёта прибывших и убывших они не ведут это лишь предосторожность, в случае если пытающийся пересечь пост беглый слуга.
        - Я Каин, служу верой и правдой слугой третьего порядка в доме Акирилов да продлит Священное Дитя их дни. - При упоминании о своих хозяевах слуга обязан сказать нечто подобное восхваляя своего хозяина или весь его род - направляюсь из деревни Даквар в поместье на улице Трёх цветов - и поместье, и деревня принадлежат семье Акирилов.
        Прохаживающийся позади фасул вытянув руку с дубинкой к слуге, дотронувшись до задней стороны шеи, немного сдвинул ворот рубахи вниз, чтобы разглядеть доминошку. Боковым зрением пилот увидел, как тот показал коллеге три пальца, после чего слугу пропустили за черту города.
        Да вот так вот всё просто, фасулы по своей любимой манере могли бы и докопаться до слуги, и обыскать его, и даже избить и забрать деньги, но герб слуги могущественного хозяина, такого как семейство Акирилов, действует на них как ладан на чёрта. Узнай Риффе или Сирент, что какого-то даже мелкого слугу третьего порядка ограбили фасулы, их именные бляхи с номерами вырвали бы с груди вместе с сердцем.
        Сергей, делая вид, что глазеет по сторонам, осматривал, не пошёл ли от поста, кто-то за ним. Убедившись, что хвоста нет, он немного успокоился. Хотя всё пока складывается удачно, предосторожность никогда лишней не будет. Пройдя несколько кварталов и пару раз свернув, он очутился у второсортного кабака под вывеской «Жареный окорок». Внутри почти никого не было, гульба в подобных местах начинается с заходом солнца, хотя несколько столов были уже заняты забулдыгами попивающие местное пиво из деревянных кружек, мальчонка слуга носился с тряпками вытирая пол видимо от лежащего у входа бывшего клиента, выкинутого минут десять назад. Пилот направился внутрь и подсев за стойку заказал себе пива и что-нибудь закусить, хозяин, не заставляя долго ждать клиента, быстро исполнил заказ. Сергей, подавляя в себе огромное чувство голода, принялся не спеша есть, ничем не показывая, что разглядывает хозяина со всех сторон. Тот в свою очередь вертелся за стойкой, занимаясь делами. Этот человек, очень похож на связного, такой же седой с пролысиной лет пятидесяти, да только не он. Главное отличие связника шрам на
мизинце правой руки, его бы было отчётливо видно, когда тот подавал пиво. Неторопливо, доев, допив и расплатившись, пилот неторопливо направился к выходу, и уже пройдя за порог, остановился возле слуги вышибалы.
        - Скажи, а можно ли здесь не дорого купить девочку на ночь?
        - Я не знаю, спроси у хозяина. - С нескрываемым удивлением сказал вышибала, что-что а в этих делах он был не свежующим, хотя и знал, что свободные кабацкие вышибали иногда могут помочь в таких услугах.
        Пожав плечами, посетитель пошёл прочь и через мгновение исчез за углом.
        Явка провалена - вертелось у Сергея в голове - трактирщик точно не тот, и вышибала на контрольный вопрос не ответил. Хорошо, хоть я не спалился, слежки видимо, нет, а если бы и была, то петляю я хорошо. Знать бы кто там сейчас, тайная полиция или ещё кто-то.
        На город начали спускаться сумерки. Пилот долго петлял по улочкам то, проходя по базару прицениваясь, то исчезая в различных улицах и подворотнях и появляясь в других, ничем не привлекая внимания. Пока не очутился на просторной улице соединяющийся с садом. Простояв почти до самого наступления темноты в тени большого дерево, которая скрывала его от любых посторонних глаз. Сергей долго наблюдал за пекарней, напротив, с вывеской в виде кучи макарон и незатейливым названием «Пекарня». Видно было очень плохо, но там кипела работа. Хозяин пекарни, раскатывал на большом столе тесто, ловко нарезая его в лапшу. Изредка заходили люди за покупками, дочь хозяина ещё девочка лет пятнадцати заведовала денежными делами. Слуг в этом заведении не было. Рядом с пекарней стояли ещё пара магазинчиков, однако лавки, напротив, были заколочены уже давно.
        Практически в полной темноте, когда зажглись редкие вечерние огоньки. Пекарня заканчивала работу, девушка вышла с метёлкой, чтобы очистить порог и помост пекарни от дневной пыли. Она, как и обычно, выметала с него сор, сбрасывая вперёд, а потом заворачивала направо, если бы была опасность, то метла либо уже не она, либо сразу направо не сбрасывая со ступени порога.
        - Здравствуй красавица - услышала она голос из-за спины. Обернулась, рядом стоял мужчина, в простой одежде, явно слуга. - Где я могу найти хозяина этой пекарни, я к нему по делу - произнёс мужчина с лёгкой улыбкой, но не поклонился, значит не слуга.
        - Здравствуйте, отец внутри в пекарне, но мы уже закрываемся, - смущённо улыбнулась она.
        - Я к нему по делу.
        - Проходите - показала девушка рукой.
        Зайдя в пекарню, Сергей огляделся. Прилавок, несколько столов и стульев, как в кабаке, на стенах развешены картины с изображением разного рода хлебобулочных изделий, но венцом были макароны. Хозяин, мужчина лет сорока в льняной рубахе и белом фартуке, вытирая руки, появился за стойкой.
        - Что угодно? Мы уже закрываемся, - несколько грубоватым тоном сказал он.
        - По всему Корту ходит молва, что в Кревлоде в пекарне у Буро самая вкусная лапша на планете, я желаю стать учеником великого пекаря, дабы не посрамить его и продолжить его дело, - с почтительным поклоном произнёс гость.
        Буро усмехнулся сквозь усы.
        - Если желаешь получить мою пекарню - усмехнулся ещё шире - лучше бы, как и многие попытался соблазнить мою дочку. Пошёл вон.
        - Господин видимо не правильно меня понял, я не претендую на ваше имущество, я жажду научится вашему искусству.
        За спиной хлопнула дверь, это вошла дочка после уборки.
        - Фелантья, запри дверь, у нас сегодня гость. Приготовь нам поесть и выпить, пока мы поговорим на втором этаже. Следуй за мной - кивнул хозяин Сергею.
        Заперев дверь, и проверив, нет ли никого подозрительного, Буро почти вплотную подошёл к гостю и чуть шёпотом начал говорить.
        - Ворон, ты откуда припархал?
        - И я рад тебя видеть - с иронией ответил Сергей - это у тебя замес-то здравствуй?
        - Ну, здравствуй, здравствуй, двести лет бы ты здравствовал. После твоих последних художеств весь Корт на ушах стоял.
        - Если ты про нападение десантников на столицу, это не я - открещиваясь, замахал руками Сергей.
        - Я про ликвидацию молодого графа Корди Арована, и ещё нескольких менее заметных персонажей пару циклов тому назад.
        - А ты не помнишь, кто мне в этом усиленно помогал?
        В этот момент Буро крепко ухватил правую руку гостя и сжал в крепком мужском рукопожатии. Мужчины крепко обнялись.
        - Два года, с большой земли не души, уж думал, забыли про меня.
        - Борь, ну ты ещё расплачься тут. - Негромко прошептал Сергей - лучше тащи настойку, доминошку смыть нужно.
        Покопавшись в вещах, буро достал глиняную бутылку и налив в стакан прозрачной жидкости, обмочил в неё тряпицу. Сергей оголил шею и дал её начисто протереть, местами почерневшая тряпка полетела в камин, где вспыхнула от тлеющих углей.
        - Угостись с дороги друг - протягивая стакан - торжественно произнёс Буро.
        - Ох, первач, что нада, сам гонишь? - опрокинув стакан, поинтересовался Сергей.
        - Да сам, давай к делу. Ты же не меня навестить прибыл на планету, которая уже цикл считается закрытой - уже с иронией произнёс Буро.
        - Явка СВР в городе провалена, если бы не твоя запасная, был бы я сейчас в полной… Шифровочку резиденту передать сможешь?
        - Конечно, смогу, наши каналы в порядке, всё работает, как и раньше, хоть и давно никто не приходил.
        - На это я и надеялся, ещё кроме этого нужен хороший документ, легальный и быстро, также нужно добраться в Корзан, ну и одежонку побогаче, а то в этой без доминошки первый патруль мой.
        - Да, узнаю тебя Ворон, губа не дура, как и раньше. Может ещё корабль космический тебе, чтобы назад с ветерком? - с усмешкой спросил Буро.
        - Борь, прошло время, когда мы по мелочи играли, все эти ножи, бомбочки, пистолетики это так птфу - показав лёгким плевком в сторону - ребячество было, сейчас всё по серьёзному.
        - Если большая игра, ставки тоже велики?
        - Ставка мелочь, в случае проигрыша голова всего одного человека.
        - Чья же? - С удивление спросил Буро.
        - Моя - ответил пилот не скрывая улыбки.
        - Готовь шифровку, я отправлю, по поводу хороших документов, это к резиденту. Ты знаешь. Что он ответит, то и будет. А пока ты мой старый друг детства, в песочек вместе играли. Это для дочери. Из пекарни не ногой. Понял?
        - Куда уж не понятно - и глубоко вздохнув, продолжил - дожил я, яйца курицу учить стали. А твоя то я смотрю, повзрослела так, похорошела. Хорошо, что меня в прошлый раз не видела. Слушай, а кто такой отзыв тебе придумал.
        - Резидент, у него все пароли и отзывы вокруг ширинки вертятся.
        - А дочка да, повзрослела, налилась сам видишь, да и женихи уже на горизонте появляются. - С долей внутреннего восторга сказал Буро, немного помолчав, изменив тон на более официальный, продолжил - пиши шифровку, ночью отправлю.
        Взяв в руки лист бумаги и местные пишущий инструмент, почти не отличающийся от общеземного просто карандаша, Сергей набросал текст, точнее набор местных цифр и несколько раз перечитав его и проверив, передал Буро.
        «Барду. Передать в центр Ворон прибыл на точку один. Явка «Палец» засвечена. Работаю по резервной схеме. Задачи для резедентуры.
        1) Обеспечить агента Ворон чистыми документами. Срок наименее возможный.
        2) Дать агенту Ворон сведенья о контактах и явках в точке два, предупредить о скором прибытие и подчинить агенту Ворон напрямую. Срок наименее возможный.
        3) Собрать боевую группу около десяти боевиков. Срок два месяца.
        4) Ликвидировать объект класса «А» Љ 2417. Срок - по приказу агента Ворон. Санкции от центра на проведение акции будут получены.
        5) Подчинить всю столичную сеть агенту Ворон после его прибытия в столицу и встречи с резидентом Бардом. Резидент Бард определить место встречи.
        Личное: Вы соскучились по мне?
        Ворон».
        Скатав в трубочку, Сергей передал связному зашифрованный текст.
        - Передай с пометкой срочно, ответ нужен как можно раньше для дальнейшей координации событий.
        Вечер провели за накрытым столом, Буро представил Сергея дочери как своего давнего знакомого ещё с детства. Сейчас он не совсем удачливый торговец задолжавший бандитом, едет в Корзан в надежде заработать в городе во время фестиваля, который является игровой и криминальной столицей все планеты. Сидели долго. После ухода Фелантьи обсудили деловые вопросы. Постелив Сергею Буро, убедившись, что дочь крепко спит он пошёл в подвальчик, где была спрятана рация.
        Оконный утренний свет разбудил Сергея. Местное солнце ещё только появлялось из-за горизонта, но небольшая комнатка уже начала освещаться. Снизу, где была расположена кухня, уже доносился шум работы. Тяжелые шаги Буро ходили по кухни взад вперёд. Скрипом входной двери Фелантья оповестила гостя об открытии пекарни. Улицы были ещё пусты, только патруль фасулов и редкие прохожие показывали, что город просыпается. Сергей уже давно не помнил, когда он мог так вот просто проснуться на мягкой простыне без опаски или тревоги. Он доверял Буро как не многим, но всё равно долго ночью не смыкал глаза, прислушиваясь к любому шуму.
        Шаги Буро послышались с лестницы.
        - Танцуй тебе письмо - с лёгкой улыбкой сказал, Буро протягивая ответную шифровку.
        Сергей развернул лист бумаги и быстро начал читать его.
        «Ворону. Центр письмо получил. Задача один. Готовность три дня, ответственный агент Мамочка. Задача два. Готовность три дня, получить информацию Ворону через агента Мамочка. Задачи три, четыре и пять ожидаю санкции центра.
        Личное: Ты не Ворон, ты свинья.
        Бард».
        Прочитав, Сергей мысленно усмехнулся: «Как я люблю эти контрольные вопросы и ответы». Скомканная бумажка полетела в тлеющие угли камина, где моментально унесла всю имеющеюся на себе информацию в небытие. Глядя на её тленные остатки, Сергей тихо промолвил.
        - Тебе передали относительно документов?
        - Да и относительно встречи в Корзане тоже. Про связника, Кивр занимается, придёт к вечеру, сам всё расскажет, документы дня два три и буду готовить. Есть заготовка, будишь чистым как попка дочки баронессы. Сам знаешь, я по документам спец. Завтрак скоро будет так, что вставай.
        В ответ на эти слова Сергей лишь кивнул и Буро покинул гостя. Устроившись поудобнее пилот погрузился в мысли. Он прекрасно знал, какой Борис был спец по документам.
        Ещё до нашествия Борис действительно бы пекарем откуда-то из-под Вологды. Ему повезло, когда его перекупали, выяснилась его дослужная профессия, слуги со специальностями в цене, к тому же и на Земле и на Корте хлеб пекут одинаково. Борис несколько лет работал в этой пекарне. Со временем дела пошли плохо, хозяин Бориса сильно запил, что и послужило причиной его безвременной кончины. Однако у Бориса была ещё одна земная специальность, которую он старался не афишировать - это подделка документов. Именно поэтому перед смертью, хозяин продал пекарню некому Буро. Якобы своему компаньону имеющему долю в пекарне. Родственников у хозяина на Корте не было, и никто не стремился опротестовать сделку. Так Слуга Борис и превратился в хозяина Буро. И всё бы ничего, да толи Боря, где-то с подделкой ошибся, толи кто-то из посетителей узнал и донёс префекту, как слуги в хозяев превращаются. Взяли Буро, и представили пред очи местного префекта. Который быстро объяснил, что делают с такими хитрыми слугами и дал выбор. Либо отдаешь пекарню или выплачиваешь её две стоимости, либо город её и так заберет, а Боря свою уже
непродолжительную жизнь проведёт на местных рудниках, и отпустили, дав три дня на раздумью. Такую карту крыть было нечем и Буро уже начал готовить документы, как вечером второго дня к нему пожаловал худощавый мужчина с сильно выпученными глазами и представившись представителем городской торгово-ремесленной гильдии предложил от её имени оплатить двойную цену пекарни взамен на некоторые услуги. Утром третьего дня Буро положил на стол префекта двойную стоимость пекарни, получил взамен уже не свои поддельные документы, а такие же только настоящие на своё имя и на пекарню. Радостного по дороге домой, его встретил пучеглазый. Сев за столом пекарни друг против друга Борис ловил себя на мысли, какую же услуга попросит этот странный человек? Долю? Подделку документов? Вступление в гильдию? Всю пекарню? Что-то личное? Положив на стол перед собеседником лист бумаги, пучеглазый дал хозяину время, чтобы тот оценил ситуацию и пришёл в себя. Увидев документ на столе, глаза Бориса округлились так, что он мог соперничать с гостем по их размеру на выкате. На столе лежала ксерокопия документа, именно ксерокопия, земная,
по которой, он Дронов Борис Семёнович является секретным сотрудником Службы Государственной Безопасности Федерации со всеми вытекающими. Что кантора всегда была сильна, Борис знал ещё из «прошлой жизни», но, что она существует до сих пор, когда уже нет России, а всё земное сопротивление действует на уровне партизанской войны. Минут пять пекарь просто молчал, будучи в ступоре. Тишину прервал пучеглазый, сказав, что не стоит нервничать и удивляться, а нужно только подписать этот документ, подтверждая, что новый сотрудник ознакомлен с приказом. «А бюрократия как в старые добрые времена» - подумал Борис. Также он написал от руки добровольное заявления, задним числом. Буро выдали рацию, коды, шифры, обучили всем премудростям конспирации, рукопашному и прочее. Работа пошла не спеша, пекарня приносила доход, явка работала.
        Через год после вербовки Буро приказали отправиться, якобы по делам в Моргенту, где вспыхнули беспорядки, вызванные сильной ссорой двух местных высокородных господ, которая вылилась в вооружённые столкновения на улицах города. Его целью помочь вывести случайно раненного там агента. Город был почти на осадном положении. С каждым часом могли прибыть правительственные войска, почувствовав глоток свободы разбушевавшиеся слуги, оставшиеся без присмотра, громили дома свободных граждан, не имеющих возможность защититься от толпы. Буро чудом уцелел при погроме. Прятался в полуразрушенном административном здании в течении суток. В город уже ввели войска, стрельба раздавалось отовсюду, хватали всех подряд для дальнейших разбирательств, слуг любой масти вешали сразу, даже не церемонясь. Что само по себе удивляло. Пробираясь ночью по полуразрушенным зданиям, Буро наткнулся на лежащую в развалинах девочку лет десяти - одиннадцати, лежавшую под завалом. Они тихо постанывала, была очень слаба. Буро осветил её лицо, поразительно, как она была похоже на его дочь Маргариту, потерявшуюся в первые дни нашествия. Буро
разобрал завал, пленившей несчастную. Перелом правой руки, сотрясение и множественные ушибы. Девочка приоткрыла глаза, и, наливаясь слезами, почти прошептала: «Помогите дяденька». Она была тоже русской, служанка, судя по доминошке. Агента Буро так и не нашёл. После сеанса связи пучеглазый приказал возвращаться, чтобы не рисковать самому, обстановка в городе была близка к критической. Относительно «находки» тот промолвил просто «С раненным ребёнком на руках выбраться тебе будет просто, перевяжи шею, а лучше порань её, чтобы там была кровь, рану смотреть не полезут и доминошку не увидят. Прикидывайся отцом, документы девочке пока рано по возрасту». Буро опасался, что пучеглазый прикажет отдать девочку в приют или того хуже продать, но к его удивлению, тот сам выразил желание, чтобы Буро удочерил девочку, мол подучишь её в пекарском деле, будет и тебе помощницей и у тебя будет больше времени для подпольной работы. К тому же она своя, а русские на войне своих не бросают. Документы и на новое имя удаление доминошки справили быстро через того же префекта. Девочка быстро поправилась, всё схватывала на лету,
была прилежной ученицей, Буро сильно привязался к названной дочери, уже считая её родной.
        «Интересно, догадывается ли он о том, что девочку ему подбросили специально, как лишний рычажок воздействия» - подумал Сергей.
        Солнце клонилось к закату, когда на пороге пекарни появился не высокий худощавый мужчина с пролысиной и широко выпученными глазами.
        - Добрый вечер Фелантья - с добродушной улыбкой произнёс посетитель.
        - Здравствуйте дядя Кивр, сегодня как обычно? - с наивно дружелюбной улыбкой спросила она.
        - Да, как всегда сладких булочек и позови отца.
        Услышав знакомый голос, и не дожидаясь, дочери, хозяин сам вышел к посетителю, послав дочь на кухню за булочками.
        - Здорово Кивр. Ты всё по сладкому?
        - Здорово Буро. Да, люблю сладенькое. - Оглядевшись на пустой зал для посетителей, пучеглазый потянулся за пазуху и уже более тихим голосом продолжил - здесь всё, что ты просил, портрет нарисуешь сам. Передавай привет от меня.
        Получая от гостя небольшой свёрток, Буро спросил:
        - Не хочешь ли ты с ним увидеться и передать привет лично?
        - Нет, хоть я и давно работаю с ним, но лица никогда не видел, не стоит и привыкать.
        - Ваши булочки дядя Кивр - задорным детским голосом произнесла спешащая обратно девочка.
        - Спасибо.
        Расплатившись и получив свёрток с булочками, посетитель направился к двери, на ходу распаковывая сладкую покупку. Буро вернулся в комнату, где его ждал Сергей, причудливо разглядывая догорающие угли в камине. Пекарь разложил на столе всё принесённые.
        - Всё готово, мне только нужно нарисовать твой портрет для паспорта. Это медальон с гербом семьи, личная вещица так сказать - начал пекарь, выкладывая вещи перед Сергеем из свёртка. Медальон оказался металлический вроде позолоты, с эмблемой, которая нанесена на все тиреи, мешком и мечом, защищающим этот мешок - по документам теперь твоё имя Вирт Коньё.
        - Одноногий мальчик Вирт? - усмехнулся Сергей.
        - Держи паспорт - хозяин взял в руку металлический тубус на цепочке примерно десяти сантиметров в длину и, открутив верхушку, извлёк на свет не большой прямоугольный кусок особой бумаги, напоминающий нашу гербовую, но имеющую большую прочность - я нанесу твой портрет. Запоминай легенду, ты один из шести сыновей мелкого купеческого рода Конье с планеты Ардан III. Конье хорошо знают только в этой системе, да и внешне ты чем-то похож на настоящего хозяина документа. Год назад ты прибыл на Корд, и после нападения десанта руссов на столицу планету закрыли и ты застрял. Завтра в полдень из гавани в Корзан отходит грузовое судно, оно идёт вверх по течению реки с большим грузом сырья и ещё кучи всяких товаров для нужд города. У тебя ещё есть разрешение и статус купца четвёртого порядка, ты можешь сопровождать грузы. По документам ты нанят Корзанским купцом по имени Арно Верато. Нанимали тебя заочно, по рекомендации местной купеческой гильдии, так что не ты с ним не он с тобой не знаком. Ты сопровождаешь для него купленные здесь сто двадцать мер черного дерева и двести мер голубого строительного мрамора.
Видимо они там, что-то строить решили. Работа не пыльная, если учесть, что тебе уже всё заказали и груз погружен на корабль тебе нужно только на него сесть и проследить за грузом. Верато встретит тебя на Корзанской пристани, у него там транзитный склад. Ты легко его узнаешь, мужчина лет пятидесяти одевается всегда в красные просторные тоги или костюмы из дорогого шёлка, чтобы скрыть свою полноту, лысину тоже любит прикрывать богатым головным убором с перьями. Он примет груз и рассчитает тебя, твоё гонорар триста тирей, но будь осторожен, он связан с местной мафией. Хотя все в этом городе связанны тёмными делами сам понимаешь. В открытую на груз не кинет, побоится потерять выгодные сделки от местной гильдии, но вот обуть тебя полдороге или какую другую подлянку устроить, это запросто. И не смотри на меня так, другие там ещё хуже. Мерзкий городишко.
        - Да мудро, перемещения на внутренне планетарных челноках под строгим контролем, а судоходство и дороги хоть и долгие, но для нас более безопасные - заключил для себя пилот.
        - Сейчас посиди пока я с эскиза отрисовываю твой портер на паспорт.
        - Буро, я вижу, аусвайс? хорош, а настоящий Вирт, случайно, откуда-нибудь не всплывёт?
        - Ты угадал, не волнуйся, уж точно не всплывет - с усмешкой ответил пекарь.
        Корабль шел, вперёд покачиваясь на волнах, шумы мотора, смешиваясь с шумом воды, давали незабываемый звук. Лёгкий бриз, поднимая отлетающие от носа корабля брызги бил ими в лицо Сергею, стоящему на краю палубы облокотившись на перила. Судоходная река была достаточно широка, но корабль шёл по фарватеру метров двадцати от берега. Два дня пути, пассажиры, такие же, как Сергей экспедиторы или просто те, кто направился в Корзан попытать удачу или просто спустить, прокутить всё заработанное и с чувством удовлетворения вернуться домой, проводили лёжа под солнцем на палубе или под кустарными навесами играли в кости или маджонг. Сергей не играл, иногда общался с пассажирами, в скоротечной беседе от одного из них. Мужичке лет сорока очень хитроватого вида, что в Корзане сейчас проходит праздники, Что-то вроде дня города. В эти дни вино и деньги текут рекой со всех сторон. За пару дней там можно было спустить целое состояние или, попадая туда нищим уехать с полными карманами тирей. Усмехнувшись на эти новости, Сергей продолжал смотреть на проходящие берега. Он много времени проводил стоя на краю судна с
бутылкой местного вина и всматривался в окрестные деревеньки. Домики из дерева или глиняные мазанки слуг, усадьбы и иногда и дворцы с башнями господ. Сады наливающиеся плодами, бескрайние поля засаженные злаками, луга с пасущимися стадами, плантации пищевых растений выше человеческого роста. Рыбаков, стирающих женщин, купающихся ребятишек. Как же здесь тихо и спокойно, нет вражды, войны, крови и смерти. На Родине скоро будет также, а здесь…..
        Глава 7. Душа дворянина
        Сразу же после приземления Сирент, покину челнок вышел, встав на самое палящее солнце посреди взлётной площадки. Сердце внутри сжималось от восторга, всё получилось. Он молодец. Дядя доволен. Сославшись на дела, она ещё на орбите пересел другой челнок и якобы полетел к себе в имение, нет, он будет ждать с нетерпением, когда бомба, то ради чего всё и задумывалось, будет разобрана до основания профессором Хоритом, а потом он сделает десятки, сотни подобных бомб. И семейство Акирил, иже будет само править не только деньгами как сейчас на Корте, а страхом по всему сектору. Радужные мечтания Сирента внезапно оборвал подошедший молодой офицер из центра управления космопортом.
        - Капитан Акирил. Граф вызывает вас, пройдёмте в здание - отрапортовал служака.
        Немного разочарованный, тем, что его отвлекли от радужных мыслей, Сирент проследовал за офицером в здание. Там пройдя по нескольким коридорам, они оказались в большой комнате наплоенной аппаратурой связи. Двое дежурных операторов находились за пультами. Офицер стоящий рядом с большим стеклянным окном посматривал на лётное поле.
        - Я первый капитан Сирент Акирил.
        - Я майор Хордер, комендант космопорта, это я вас вызвал. Оставьте нас - скомандовал офицер подчиненным.
        Дежурные, спешно покинув свои места удалились. Сирент подошёл к майору поближе, оба они были заняты зрелищем, как двое гвардейцев ускоренно вели из одного челнока в другой голого человека. Крепкие мужчина тащили несчастного, сильно опустив его окровавленную голову вниз, чтобы никто не видел его лица, и он сам не имел возможности даже осмотреться.
        - Челнок отбудет в одно из ваших имений вечером, формально плановый полёт - произнёс майор, как только пленника и его тюремщиков скрыл угол здания, - граф вызывает вас защищённому каналу связи, номер канала третий. Не забудьте сказать ему, что я со своей стороны сделал всё, что обещал.
        Сделав почтительный поклон, майор покинул комнату. В этот момент на Сирента снова обрушился приступ ликования. Давно ему майоры не кланялись. А может и генералы, и графы склоняться. Названный майором третий монитор помигивал, показывая, что собеседник на том конце ждёт ответа. Зная, что дядя не любит долго ждать Сирент, не теряя времени, откликнулся на вызов. Дядя появился на мониторе, спокойный, но не скрывающий радости в голосе он начал.
        - У меня всё по плану. Игрушка уже на станции, профессор начинает. Я вернусь на планету завтра.
        - У меня тоже всё по плану, груз отбудет вечером. Комендант космопрта просил его отметить.
        - Отмечу. Дело идёт хорошо, но не нужно забывать и о других задачах. Завтра в ваш полк пожалует Терлон, заместитель начальника тайной полиции. У него будет подписанный Вентралем приказ о нашей горной операции. Ваш не далёкий полковник сам вникать не будет, и поручит тебе операцию, подготовь список нужных - это слово граф произнёс с иронией - бойцов и офицеров для рейда в горы. Терлон прикрепит к списку таких же нужных людей из своего ведомства. Про расходы не волнуйся, Хобхир всем оплатит, никого не обделит, на сегодня отдыхай, но не сильно, чтобы завтра утром быть бодрячком. Конец связи.
        - Хорошо дядя, конец связи.
        Во второй половине дня, когда уже светило Корт начало клониться к закату, Сирент, покинув свой особняк, в гражданской одежде вышел на улицу. Дыша полной грудью, он медленно пошёл в сторону западной части города.
        Ему встречались одиночные горожане, тройки патрульных фасулов, прохожие офицеры, узнававшие первого капитана элитного полка крадов непобедимый Лосс, процессии слуг несущих на паланкине своего хозяина. В городах редко использовали наземные челноки и катера для перемещения, только для перевозки грузов и срочных поездок, в старом городе вообще катер был редкостью. Мощные колёса могли повредить многовековые камни городских мостовых. В столице имели право жить только знатные люди, купцы, торговцы, зажиточные горожане, ремесленники или состоящие на государственной службе граждане. Простые селились за чертой города, создавая своего рода агломерации?. На другие, более мелкие города это правило не распространялось. Жить в черте крупного города во всей империи считалось роскошью.
        Прогулки по городу никогда не утомляли капитана, хотя и были долгими, уже начало смеркаться, когда Сирент покинул старый город через западные ворота. В новом городе вечерами было, как и в старом вполне безопасно, преступность хоть не сильно, но возрастала ближе к окраинам и посадам. С его подготовкой, реакцией и опытом капитану было нечего боятся тёмных переулков не только в столице, но и в небезопасном Корзане. Этот город Сирент тоже иногда посещал, когда хотелось покидать кости или подраться с какими-нибудь заезжими франтами из дворянских фамилий, для которых он простой простолюдин пока не носит пояс с графским знаком и черный мундир элитного полка.
        Солнце уже полностью скрылось, на город опустилась тьма. Подул лёгкий ветерок, слегка охладивший лицо мужчины. Ещё один поворот и он на месте. Большое светящееся здание. Переливающееся разноцветными огнями на фоне двух восходящих лун. «Ложбинка» - информировала светящаяся вывеска. У дверей стоял пожилого вида слуга, поприветствовав гостя поклоном, он распахнул тяжелую дверь, приглашая внутрь. Сирент очутился в освещённой комнате с зеркалами на стенах заканчивающейся огромной под самый потолок дверью, возле которой почти неподвижно стояли двое по пояс обнажённых мускулистых слуг с короткими стрижками, подобных тем, что приняты в полку крадов. Чуть ниже пояса у этих могучих стражников были надеты не сильно обтягивающие тканевые брюки, немного оканчивающиеся немного ниже колен. Сирент часто видел этих двух вышибал. Таких молодцов и в почётный караул в крадовской форме не стыдно поставить. Двери распахнулись и с огромным криком по холлу потащили дорого одетого молодого щёголя, который пытался что-то выкрикивать и сильно протестовал, обещая вернуться и отомстить за оскорбление, призывая полицию,
Священного Дитя, всех старых богов и своих влиятельных родственников. Крепкие молодцы приняли его из рук третьего и, не церемонясь, но и стараясь не причинить дворянину физического вреда, выставили вон. «Повезло, что дворянин. Горожанина бы проводили более жестоко» - усмехнулся про себя Сирент. Пройдя в двери, он очутился в большом просторном зале полным полуобнажённых девиц и юношей, разносящих вино и различные яства. Многие сидели на коленях у посетителей смеялись, обнимались, мило флиртовали. Покидая в их компании зал и расходясь по небольшим уютным комнатам. Мадам Керсаль, хозяйка Ложбинки, как и водится, сама встречала клиентов. Высокая улыбающаяся женщина, циклов сорока, с чёрными волосами, в роскошно расшитой полупрозрачной тоге с шикарном декольте, под прозрачной одеждой легко можно рассмотреть все её идеальные формы. Густые волосы, приятное лицо, ослепительная улыбка, широкая и наверняка упругая грудь с выделяющимися через одежду сосками, плоский живот, округлые бёдра, стройные ноги. Спускаясь по большой лестнице отделанной красным ковром, увидев молодого гостя, она ускорила шаг в его
сторону. Сирент заметил хозяйку и слегка улыбнулся, поймав её взгляд.
        Ложбинка, была самым шикарным и дорогим борделем на всём Корте, до закрытия планеты, в неё специально даже приезжали из других систем. Четыре цикла назад, она было обычным заведением из числа многих, но как только управлять ей начала мадам Керсаль, популярность заведения стремительно пошла вверх. Уровень и широта предлагаемых услуг поражали даже видавших виды ловеласов. Девочки и мальчики были настолько искусны в своей работе, что даже дворяне которые любили позволять на ночь каждый раз разную служанку, побывав здесь хоть раз, напрочь забывали о своих домашних игрушках. Хотя обслуживали клиентов здесь не только слуги, но свободные граждане, нанятые на работу.
        Кроме проведения приятных ночей заведение предлагало обученных слуг на продажу или по любой фантазии могло найти похожего на описание слугу или служанку, полностью обучить его или её всем любовными премудростям. Такое часто заказывали клиенты, мечтающие покорить недостижимую возлюбленную или потешить своё самолюбие отыгравшись на похожем, на начальника или господина человеке. У мадам для этих целей даже есть специальная группа занимающаяся поиском людей для подобных заказов по все планете. Стоят такие огромных денег, но анонимность заведение гарантирует.
        - Приветствую Сирент, как давно я не видела такого бравого офицера в нашем заведении - с широкой улыбкой произнесла она.
        - Здравствуйте мадам, всё как-то не получается к вам заглянуть дела, дела. А что это был за шумный щёголь, которого только что выставили ваши стражи. Ещё совсем юнец.
        - Мальчик просто не знал наших правил, что можно в этом заведении, а что нельзя. Вы-то знаете наше правило - дотронувшись кончиком пальца до носа Сирента, мадам повела его в отдельную комнату.
        «Конечно, знаю». Думал про себя Сирент. Только одному человеку на этой планете положено отведать этот зрелый плод по имени мадам Керсаль, графу Акилрилу Риффе. Дядя давно пользовался услугами этого заведения, а точнее лично услугами мадам, и после того как Риффе стал одним из самых богатых и влиятельных на планете. Никому не было позволено даже думать о ней.
        За размышлениями мадам провела Сирента в большую светлую комнату с парой диванов и большим столом, за которым устроилась мадам. Гость расположился на одном из них не спуская глаза с молодой рыжеволосой девушки в полностью прозрачной тунике, которая пританцовывая молниеносно наполнив кубки хозяйки и гостя исчезла за алыми шторками в дальнем углу комнаты. На правой ноге и левой руке прелестницы было надето по несколько желтоватых браслетиков, отмечающих её перемещение металлическим звуком. Цок, цок.
        - Что привело вас в наш скромный салон? - спросила мадам с явным сарказмом, так как ответ она заранее знала.
        - На днях мне прислали уведомление, что мой заказ готов - улыбаясь, произнёс Сирент теребя пальцами левой руки медальон, привязанной кожаным шнуром к запястью.
        - Всё верно, господин Акирил - с широкой улыбкой ответила мадам и дважды хлопнула в ладоши.
        Цок, цок. Из-за шторок снова появилась рыжеволосая красотка, ведя за руки одетых подобно ей юношу и девушку. Даже не далёкому человеку стало бы понятно, что эта парочка голубоглазых блондинов не только брат и сестра, но и двойняшки. Осмотрев их, покупатель остался доволен и торжественно, не скрывая восхищения, кивнул головой.
        - Ада, приготовь их на сегодня - распорядилась мадам рыжеволосой.
        Та послушно поклонившись, исчезла с блондинами за шторами.
        - Божественно - не сдержался Сирент - Сколько с меня?
        - Тридцать тысяч тирей. Это стоимость поиска и обучения. Также в стоимость ходит единоличное пользование в течение десяти ночей. Если желаете выкупить ещё тридцать тысяч.
        «Да, цены в этом заведении под стать её хозяйки» - мелькнуло в голове Сирента. Он откинулся на спинку дивана, и, достав документы и пишущий инструмент из кармана, что-то быстро начертал. Собравшись протянуть листок мадам, он увидел перед собой Аду с подносом. Девушка кокетливо улыбнулась и, приняв у графа документ и кубок провернувшись вокруг себя в виде танца понесла его хозяйке.
        - Это чек на тридцать тысяч. Его можно обналичить в любом отделении первого Кордского банка. Выкупать не буду, они требуют времени, а я сейчас сильно занят, служба, да и жена может прознать про такие шалости.
        - С вами приятно иметь дело молодой человек. Вскоре ваши игрушки скоро приготовят. Можете пока развлечься в зале, вас позовут - ответила мадам, направляясь к выходу из кабинета.
        Уже выходя из дверей Сирент остановился.
        - Что-нибудь ещё? - спросила мадам.
        - Скажите мадам, а сколько стоит Ада. Я никогда не видел, чтобы она обслуживала гостей, но её внешность и молодецкий задор вскружат голову многим.
        - Вы правы мой мальчик - сказала с горечью в голосе женщина - Ада милая и красивая девушка, только умом её при рождении обделил Священный Дитя, оставив в её головке ребёнка. Она даже не понимает, что происходит в этом заведении и почти не говорит. Я давно приютила её, сама не знаю почему. Простые задания ровно как подать, привести, передать что-то она может, но не более того.
        Графу стало немного неудобно за свой вопрос, он даже побойся, что прогневал хозяйку этим, но мгновенная грусть на её лице сменилась прежней улыбкой.
        - В этом доме нельзя быть хмурым молодой человек, отдыхайте.
        Наутро Сирент нёсся по базе расположения своего полка. Тело приятно ломило после ночных шалостей, и лёгкий недосып тянули мужчину в частую зевоту. Вход в главное здание, отметка о прибытии, по лестнице на второй этаж, налево по коридору, массивные двери. Успел.
        За дверями капитана встретил вытянувшийся адъютант.
        - Господин первый капитан, полковник уже ждёт Вас - отрапортовал молодой лейтенант.
        За дверями кабинета, находилась просторная светлая комната, в центре большой стол. Полковник сидел на мягком диванчике чуть правее стола, не далеко от него ещё один гость в простом не военном костюме. Граф Берроу - командир полка крадов непобедимый Лосс не любил принимать гостей за рабочим столом, как это водится повсеместно, а любил развалиться на мягком диване. Сам крадом он никогда не был, звание полковника, и должность командира полка получил около двух циклов назад, за свои смутные заслуги в гвардии при подавлении бунта на Малроке. Если бы не законы империи, не дающие бойцу или офицеру полка стать командиром именно этого полка, максимум первым капитаном или майором интендантской службы. Сирент бы уже давно получил полковничье нашивки. Свое босса, он откровенно не любил, так как сам был признанным авторитетам у офицеров и солдат элитного полка.
        - Первый капитан Сирент Акирил - отрапортовал с входа капитан.
        - Опаздываете капитан, присаживайтесь - показал полковник на место на соседнем диване рядом с гостем. Дождавшись, когда Сирент устроился на месте полковник, обращаясь к нему, продолжил - Капитан, познакомьтесь господин Терлон, заместитель начальника тайной службы планеты.
        - Господин полковник мы знакомы с господином Терлоном - парировал Сирент.
        - Отлично, это сэкономит время. Господин Терлон - обратился Берроу к гостю в штатском - изложите капитану ваш план.
        - Вкратце - показывая папку с документами, начал гость - по нашим данным скоро в районе горной аномалии продут так называемые выборы между герцогом Сильви и атаманом Стадером за власть на территории гор на последующие пять циклов. У атамана гораздо меньше людей, чем у герцога, последний пользуется большим авторитетом в горах и водит дружбу с руссами. По нашим данным атаман рассчитывает на помощь преступных кругов извне. Через восемь дней, прямо перед началом выборов в горы, через наши позиции просочатся несколько крупных отрядов состоящих из головорезов почти со всего Корта. Преступные сообщества делают на атамана большую ставку с целью получить власть в горах. Династия Силви уже порядком им поднадаела. Как Вы знаете, большая часть наркотических средств поступает именно из зоны горной аномалии. Теперь к делу, лично господин Вентраль, начальник тайной службы разработал план по дестабилизации обстановки в горах. Группа отважных бойцов вашего полка, как самые лучшие, опытные, умеющие обращаться с оружием руссов и воевавшие на Апорине, под видом головорезов, пройдёт на территорию гор. Там
отсоединившись от основной части, бойцы встретятся с нашим агентом, который снабдит их оружием руссов. В день выборов, когда практически все будут смотреть за дракой, ваши бойцы совершат нападения на деревню руссов. Основная задача убить как можно больше народу, знаки страха не оставляйте, то что это сделали бойцы вашего подразделения никто не узнает.
        - Почему мы будем атаковать деревню руссов, а не посольство? - Задал вопрос Сирент.
        - Посольство сложно расположено, его легко оборонять даже небольшим числом солдат, и смысла в захвате посольства не будет, так как посол и его свита будут находиться на Плато Власти следить за ходом выборов. Продолжу. После нападения Вы делаете вид, что отходите на запад в глубь территории, на самом деле далеко не отходя от деревни, ждёте прибытия руссов и устраиваете им засаду на подходе к деревне. Основная задача, захватить посла руссов. Это пожилой мужчина, седоволосы с пролысиной, носит очки. При невозможности захвата, ликвидировать его. Уходить будите ночью обратно через позиции.
        - Наших бойцов не перестреляют караульные отряды, находящиеся на позициях? - Вмешался уже полковник.
        - Нет, они пройдут в условленном месте, мы обо всём договоримся со стражами. Даже если посла не удастся взять живым, случившееся создаст большой диссонанс в горах, и вместо того, чтобы дальше торговать наркотиками или засылать к нам шпионов горные и руссы будут долго разбираться, что произошло и кто виноват, также наши агенты после этих событий могу спровоцировать конфликты враждебных нам сил. Я закончил.
        - Что требуется от нас кроме бойцов? - Уточняющее спросил полковник.
        - Скоординированные действия и более ничего. Операция секретная, сами понимаете, но с вашей стороны организаторы и исполнители будут щедро вознаграждены на императорском уровне, эта операция более политическая, чем военная и нужна она не только для титулов и наград, а для стабилизации обстановки на планете. Если в горах разгорится конфликт, желающие сбежать от нас слуги, крепко подумают бежать ли им в омытые кровью горы или нет.
        Окончив рассказ Терлон изящно улыбнулся и протянул полковнику приказ об операции. Берроу долго бегал глазами по листам документа, изображал вдумчивое чтение, но оба его собеседника уже и так знали, что он согласен. При любом исходе он лично ничем не рискует, операцию разработала тайная полиция ей и отдуваться. Отложив листы, с огромной долей аристократизма полковник поставил свою размашистую подпись над текстом документа рядом с подписью господина Вентраля.
        - Капитан Акирил, - обратился он к Сиренту - вы займётесь комплектованием бойцов для этой операции, я также хочу, чтобы вы возглавили её на месте.
        «Экий хитрец» - подумал Терлон.
        - Господин полковник, позвольте слово - вмешался гость из тайной полиции - я, не в коем случае, не оспариваю вашего решения, но для успеха операции боевую группу должны составить не только самые опытные бойцы, но также и самые менее заметные из них. Полк непобедимый Лосс очень известен на планете многие его офицеры часто появляются в обществе, а если во время перехода их случайно кто-то узнает из криминальной сферы, я уже не говорю об агентах руссов, которые, несомненно, часто встречаются в горах.
        - Я согласен с господином Терлоном - вмешался Сирент - лучше поставить бойцов, которые служат в полку не более двух циклов и родились не на Корте.
        Полковник несколько смутился в ответ на эти высказывания, но, не подавая вид, лишь одобрительно кивнул.
        - Организационные вопросы господин Терлон вы сможете решить с капитаном Акирилом уже без меня. Господа Вы свободны.
        Покинув кабинёт и приёмную, мужчины прошили по коридору, направляясь в кабинет Сирента в полном молчании. Лишь, как только капитан плотно закрыл дверь можно было расслабиться. Терлон развалился на мягком диванчике и, достав из кармана не устройство антипроаслушки начал сканировать кабинет. Сирент достал пару небольших кубков и разлил в них молодое терпкое вино.
        - Спасибо, что прикрыл меня. Это жирный хитрец хотел поставить меня на это жаркое место - поблагодарил Сирент.
        - Не стоит, у нас всё правильно не подкопаешься, а что бойцы, которые не с Корта и служат недавно всё его прихвостни?
        - Да, почти все, остальные полностью преданны мне, но чтобы не возникло подозрение, я включу и своих людей в отряд. Лейтенант Фект моя правая рука будет в этом отряде, старшим поставлю капитана Доера - друга полковника.
        - Не жалко будет терять своих?
        - Я не намерен терять Фекта, он проследить, чтобы операция прошла как нам нужно и, вернувшись расскажет о конфликте с тупоголовым капитаном, который по оплошности вывел группу на минное поля, где она и будет уничтожена караульными отрядами. Сам Фект и ещё пара бойцов чудом останутся живы.
        - Ловко Сирент, вам бы к нам в тайную службу.
        - Спасибо, мне и тут хорошо - широко улыбнулся Сирент - сколько нужно предоставить человек для операции?
        - Тридцать, тридцать пять не больше. Сегодня нужно утвердить список, завтра все должны быть собраны в Карзане на нашей специальной базе, именно со стороны этого города и будет осуществлён проход на территорию гор. Дальше моя забота, но тебе тоже лучше вылететь в Карзан руководить при отправлении.
        - Как тебе удалось получить подпись шефа под этим документом?
        - После нашего корабля руссов, он вернулся крайне задумчивым - с усмешкой ответил Терлон - никак не мог понять, где руссы его обманули.
        - Нас не подозревает?
        - Нас не в чем, ваши бойцы сделали всё чистенько, точно по моим советам, мелкие памарочки имелись, но я сгладил их при осмотре и в отчёте. Он, конечно, подозревает, о нашей с вами «дружбе» - эти слова Терлон произнёс с явным нажимом - но прямых доказательств у него нет.
        - Это хорошо, после горной операции он может заподозрить, что ты затеял играть от его имени.
        - Ещё как заподозрит, только поздно будет. Формально он инициатор операции, и он ответит за гибель трёх десятков элитной крадов. Вентраля отстранят, так и до малого жюри не далеко.
        - И вы займёте место главы тайной полиции! - С улыбкой заключил капитан.
        - К сожалению нет. На верху меня не особо любят, и думаю некоторые мелочи о моих не совсем законных заработках, не связанных с вашим домом, известны наверху благодаря моему патрону. В лучшем случае я стану исполняющим обязанности до открытия планеты или пока здесь найдут более достойного кандидата.
        - Понимаю, я думаю, барон Хобкир от лица нашего дома увеличит ваши заработки.
        Сквозь сон Финд услышал звук работающего двигателя автомобиля руссов. Машина въезжала на территорию лагеря. Свет фар осветил небольшую комнатку, где ночевал барон после очередного дня тренировок. За окном послышались беспорядочные голоса. Сильно раздражённые, незнакомый человек ругался. Дверь в дом открылась, и тяжелые шаги протопали в соседнюю с юношей комнату, включился свет. Ещё несколько пар шагов протопали следом. В соседнюю комнату вносили и клали на пол что-то тяжелое. Всё затихло, шаги одного человека кружили по соседней комнате, ещё немного и они покинули её, снова опустилась тишина, фары автомобиля погасли с улицы. Финд пристал с постели, прислушался. Разговор шёл из темноты за окном.
        - Да, все, и трое моих - сказал расстроенный голос господина Петрова - Ты сколько потерял?
        - Пятерых омоновцев, сначала моих постреляли из засады, потом вашим уйти не дали, они случайно на них выскачали - ответил разозлённый голос собеседника.
        - Да, мои за продовольствием поехали в город - уже более спокойно говорил Петров.
        - Что же такое Лёх, ты видел, что они с лицами сделали. Да они такого даже в начале нашествия нечасто вытворяли. Что выходит, мы по своей земле спокойно ходить не можем? - не унимался собеседник.
        - Да - задумчиво прозвучало - раньше мы на них засады устраивали, а теперь наоборот. Не известно, откуда крады у нас взялись?
        - Не знаю, давно никого не сбивали, да и высадить они никого так просто не могли. Знаешь, дай мне людей своих, человек десять, мы их к вечеру нагоним, поквитаемся за ребят. Ты же знаешь, сейчас все свободные боевые части обложили базы имперцев, так глубоко в тылу хороших бойцов быстро не собрать - чуть ли уже не на крик переходил собеседник.
        - Твоя, правда, капитан. Ты не пори горячку. Поквитаться нужно, но сделаем по-другому. Ты сейчас пока успокойся. Выпей лучше - было слышно как жестяной стакан, стоящий у большой бочки с питьевой водой, что-то наливалось. Судя по звукам, гость выпил весь стакан и издал после этого непонятный рык - до утра посидим, подумаем. Оповести своих, что ты у меня и оставайся. Утром я тебе выделю бойцов с собачками. Они след быстро возьмут, установим местоположение, часов в пять утра накроем разом, заодно узнаем, откуда эти господа тут появились. Самому любопытно.
        Голоса притихли, ещё пару раз были слышны звуки наливающейся в кружку жидкости. Финд задумался, посмотрел на дверь, ведущую в освещённую комнату. Тихими шагами он направился к ней, приоткрыл. Резкий запах крови и мяса сильно ударил барону в нос. На полу лежали три фигуры, почти полностью накрытые покрывалам, из-за них торчали только чёрные ботинки. Финд усомнился на минуту открывать или нет, что это были люди с этой базы он понял сразу, но кто именно. Сомневаясь ещё минуту он, всё таки, отрыл лицо ближайшего к себе тела. Белокурые волосы залитые кровью, на лице были вырезанные губы, части дёсен и веки. На барона смотрели мёртвые глаза, оскаленные жёлтыми зубами.
        Финд проснулся от телесной судороги вызванной этим кошмарным сном воспоминанием. Мальдара - молодая супруга спала рядом и даже не заметила пробуждения мужа. Он чувствовал, как холодный пот стекает по всему телу. Он встал с кровати. На улице было ещё темно, но уже пора было вставать. Скоро приедут секунданты. Дорогому костюму дворянин предпочёл старую форму императорского флота. Одевшись, оставив только китель в руках, барон нежно чмокнул спящую супругу, которая даже не проснулась, и тихо покинул комнату, пройдя мимо детской, он заглянул внутрь. Маленький Готран спал в колыбельке, Ольгреда, служанка средних лет, присматривающая за сыном, дремала рядом. Финд не стал будить никого, посмотрев на сына и ловя мысли, что это может быть последний раз, когда он его видит. Дворянин тихо спустился по лестнице в зал.
        - Господин, вам что-нибудь приготовить? - Спросил появившиеся из темноты Вясеч. Их Финд купил вместе с Ольгредой.
        - Не стоит, отдыхай, за мной скоро приедут.
        - Открывать ли ворота?
        - Не нужно, я выйду через калитку. Проводишь меня, а сейчас оставь одного.
        Слуга покорно поклонился и вышел.
        В ранний час все спали, и хотя они были наедине, Вясче подошёл почти вплотную к хозяину и тихо произнёс на ухо.
        - У Вас мой господи появились враги, этот бой кто-то заказал, пока не поняли, кто именно, очень искусно - он немного помолчал, оглянувшись - но это точно не по нашей части, тайная полиция бы сделал всё гораздо тише, зная они о нас, тут что-то личное или карьерное.
        Финд, молчал, кивнув что понимает, он присел на стул, глядя в окно начал надевать на себя свой старый мундир флота. В этом мундире два дня назад он и был на злополучном приёме.
        Приём у одного из высокородных графов планеты по случаю окончания череды гладиаторских состязаний. Подолгу службы барону было некогда развлекаться на трибуне арены, но как дворянин посетить последующий приём он был обязан, к тому же тон подчинённому задал его патрон. Столы вино, закуски, яства, ничего особо не задевало молодого человека, если бы не встреча с товарищем по училищу капитаном Хараном, который служил в императорском флоте на должности капитана крейсера, Финд давно бы покинул парк. Харан был настоящим орлом, но не в космосе, а в охоте за юбками, что и оставило его однокашника на время одного возле стола. Попивая вино и поглядывая на общающихся дворян, барон обратил внимание на молодого крада небольшого роста, почти своего ровесника в коричневом мундире, осыпающего двух высокородных девиц, рассказами о своих безграничных подвигах. Ничего предосудительного в этом не было, какой из молодых людей не хвастается перед барышнями. Аккуратно взяв одну из них под руку, молодой офицер удалился вглубь парка. Попивая вино Финд сначала не замечал скучающую девушку, но вдруг его осенило - Ольхана
Дернер, одна из многочисленных дочерей барона Дернера с Корта. Они неоднократно встречались ещё на родине.
        - Баронесса Дернер, какой приятный сюрприз! - Произнёс Финд подойдя к скучающей девушке.
        - Барон Вертант - промолчав несколько мгновений, произнесла девушка - Вы ли это?
        - Да. Я полагал, что вы сейчас на Корте.
        - К сожалению нет, после того как планету заблокировали я стала долгой гостьей графа Шардана, который любезно согласился приютить меня пока я не смогу добраться до родных. Моя сестра скоро выходит замуж, а я даже не смогу присутствовать. А вы здесь, откуда барон?
        - Я на здесь службе, дома не был уже почти три цикла.
        Так разговор молодых дворян продолжался бы гораздо долго, если бы не вернувшиеся прошлый собеседник баронессы. Крад появился со стороны аллеи парка. По твёрдой походке в сторону баронессы и свирепому ворожению лица было видно, его недовольство. Подойдя к барону, офицер не говоря не слова, развернул его к себе.
        - Я бы попросил лейтенант - начал говорить, сбрасывая его руку с плеча Финд, но договорить он не успел, увидев на левой щеке низкорослого офицера характерное покраснение от пощёчины.
        - С кем имею честь?! - почти выкрикнул крад.
        - Барон Финд Вертант - пытаясь скрыть улыбку произнёс Финд. Ему сразу стало понятна вспыльчивость лейтенанта.
        - Как вы смеете барон, я граф Тирф, боевой лейтенант полка прославленных крадов. Не успел оставить свою собеседницу на мгновение, как вы уже её уводите.
        Услышав громкие слова, дворяне начали невзначай подходить ближе к скандалистам, дабы усмирить своё любопытство или даже увидеть зрелище.
        - А где вы служили лейтенант? - уже с трудом скрывая улыбку, поинтересовался Финд - последние шесть циклов крады сражались только на Апорине.
        Лейтенант почти позеленел от злости, увидев нагрудный знак участника боевых действий на Апорине на груди барона. У него самого такого знака не было.
        - Прославленным офицерам не к лицу носить такие побрякушки. - С большим чувством собственного достоинства произнёс лейтенант. - Я прекрасно знаю, что вы трус Вертант не зависимо от того какого цвета на вас мундир голубого или серого.
        Финд промолчал не заметив явного оскорбления, повернувшись в сторону девушки, выказывая графу неуважение.
        Улыбка с лица барона слетела за доли секунды. По толпе зрителей прошёл легкий шёпот, такое оскорбление не снести не одному дворянину. В эту секунду барон немного растерялся. Желание вызвать на бой этого выскочку было, хотя он и крад, и видимо прекрасно владеет оружием, но и сам Финд ещё учась в звёздной академии, обучался бою на саблях. Дело обстояло в другом, подолгу службы и ряду других причин, он не имел права участвовать в дуэлях. Хотя обидчик задел честь не только барона, но и честь мундира, в котором барон ходит на службу.
        - Я требую удовлетворения в бою с вами. - Проорал лейтенант.
        - Граф Тирф, вы лжец, трус и лицемер. - Финд повернулся глядя краду в глаза. - Я барон Финд Вертант принимаю ваш вызов на бой. Условия. На саблях.
        - На рассвете за городом у тихой реки, на смерть. Честь имею. - Щёлкнув каблуками лейтенант удалился.
        Поймав в толпе взглядом своего патрона Финд несколько успокоился, тот понимая нерешительность своего адъютанта, несколько склонил голову в одобрительном кивке.
        Стоящие рядом аристократы выдохнули и через миг вернулись к своим беседам, будто бы ничего и не случилось. К барону сзади подскочил Харан в слегка распушенном мундире. Ему в отличие от крада удача улыбнулась.
        - Тебя не на минуту нельзя оставить. Зачем ты ввязался? - переводя дух, спросил капитан.
        - Этот наглец подошёл сам - пояснил барон - дальше само получилось. Как его ещё держат в полку.
        - Молодой граф Тирф, конечно та ещё сволочь, промотавший отцовское наследство ещё цикл назад. Ты, наверное, не знаешь, что ещё и хороший саблист.
        - Мы в академии с тобой не только учились корабли пилотировать. Любой дворянин должен уметь постоять за свою честь с саблей в руках.
        - Да, я знаю, но граф за свою жизнь уже успел провести около десятка сабельных дуэлей. Он просто убьёт тебя. Может, как то решить вопрос через высокопоставленных родственного твоей жены или начальника?
        - Я уже всё решил. Я не собираюсь прикрываться роднёй или должностью, когда задета моя честь и честь мундиров, которые я носил и ношу. Ты будешь моим секундантом?
        - Да.
        На улице рассветало. Барон вышел, застёгивая на себе мундир. С соседний улице слышался шум едущего челнока. Через мгновение он появился из-за угла и притормозил у ворот особняка. Барон обернувшись и посмотрев возможно в последний раз на дом шагнул к воротам. Вясеч не говоря не слова в лёгком поклоне открыл калитку перед господином. Дверь челнока также неспешно открылась перед ним. Устроившись на мягком сиденье, Финд только тихо произнес: «Поехали».
        Глаза, жизнь в которых утихла навсегда, с невероятной жестокостью смотрели на барона, желтозубый оскал придавал погибшему юноше нечто зверское. Тело мужчины само отшвырнуло хозяина в сторону. Финд сидел на деревянном полу, рядом с металлическим умывальником ели сдерживая желудочные позывы. Под ним стояло ведро, в которое спускалась мыльная вода, не обращая внимание на наличие там беловатой жидкости, барон выпустил всё содержимое желудка в ведро.
        - Да тяжелое зрелище - прокомментировал знакомый голос сзади.
        В дверях стоял господин Петров. Старясь не показывать эмоций, он прошёл по комнате и присев на корточки рядом с телом. Закрыл ужасное лицо покрывалом.
        - Финд, ты знаешь, что случилось с Яшей?
        - Это деванарги - в переводе знаки страха. В древние времена победивший войны уродовали лица и тела, побеждённых ими врагов, чтобы на том свете можно было увидеть тех, кто вздумал противиться империи. А нашедшие тело испытывали страх, боясь быть также изуродованными после боя. Сейчас такая традиция в войсках не используется, только крады ещё чтят её - дрожащим голосом произнёс барон.
        - Ты прав, тела остальных не лучше выглядят.
        - Но господин, это же глухонемой Яша. Он никогда не был даже войнам?
        - Да не был, он помогал у нас по кухне только и всего, и все люди, которые здесь тебя окружают не были войнами до начала экспансии, за редким исключением.
        На глаза барона начали наворачиваться слёзы. Ему было по-человечески жалко белокурого мальчика, который всегда бегал с вёдрами за водой, колол дрова, копался в земле на небольшом огородике не далеко от лагеря, ловил рыбу. Делал много мелкой работы, только не воевал. Руки барона сильно сжались в кулаки.
        - Так нельзя, он ни в чём не виноват, у нас даже слуг не трогают - всхлипывание начало изменяться в рычание - так нельзя.
        Финд посмотрел на Петрова, озлобленными глазами, тот всё понял, отныне обучение перешло на новую стадию.
        - Завтра днём занимаешься по программе до обеда, потом отдых. К закату ты должен полностью собраться и быть готовым к выезду.
        - Барон проснитесь. - Раздался голос от впереди сидящего.
        - Мы приехали - голос Харана слева.
        Финд открыл глаза, видимо в челноке он заснул.
        - Я завидую вашему спокойствию адъютант - произнес майор Кохол - хоть я и ваше секундант, но руки у меня сильно трясутся за вас. Герцог Арован не ошибся, взяв вас на должность своего адъютанта. Только такие спокойные и хладнокровные молодые люди нужны нам, только такие.
        Трое мужчин вышли из челнока, пилот остался у пульта управления. Начинало рассветать. Туман стелился по тихой речки, легкий ветерок гонял по водной глади опавшие листья. Не далеко от дороги напротив стоял такой же челнок. Три фигуры в коричневых мундирах крадов, посматривали в сторону противников, тихо переговариваясь. Харан, сделав приветственный жест, держа под мышкой дуэльную саблю, пошёл на встречу троицы. Один из крадов сделал тоже самое. Офицеры встретились посередине. Лёгкие поклоны друг другу. Ничего не говоря, оба обложили шпаги и протянули рукоятками друг к другу. Клинки были прямы около семидесяти сантиметров с обоюдно заточенными обоими краями, но не очень прочные. Убить такими можно, но введины в дворянский кодекс они были для меньшей смертности среди отстаивающей честь аристократии. Секунданты удостоверились, что сабли одинаковой длинны. Каждый принял шпагу, соперничай стороны и начал проверять на предмет наличия яда или других возможных уловок. Закончив, секунданты передали оружие обратно и, поклонившись, разошлись в разные стороны. Барон обменял свой снятый мундир на саблю
секунданта. Дуэлянты начали сходиться в том месте, где только что встречались их товарищи. Восходящее солнце осветило обе фигуру, лёгкие поклоны соперников друг другу. Начали. Тирф не стал долго раздумывать, молниеносно приблизился к барону желая нанести рубящий удар с головы до пояса. Борон парировал. Отвечая скользящим ударом от кисти в направлении лица. Тщетно противник увернулся. Шпаги замелькали вокруг танцующих дворян, оба противника старались уворачиваться от ударов. На мгновение разошлись. Граф снова прыгает к барону в своей излюбленной манере атаковать противника снизу. Барон отбивает удар, наносит ответный сверху. Шпаги противников встречаются и соскальзывают. Набравший скорость крад молниеносно убирает правую руку за спину проскакивая сбоку. Оружие проходит по груди барона, разрезая часть белой рубахи вместе с кожей. Первая кровь пролита. Гримаса боли прошла по лицу молодого офицера. Развернувшись, он быстро посмотрел на рану, не смертельная. Граф медленно прошёл несколько дальше, не скрывая хитрой улыбки, тоже принял боевую стойку. Снова молниеносное нападения и нижние удары барон только
успевал парировать их шпагой с каждой стороны. Небольшая передышка и снова похожая атака. Несколько боковых ударов и отход. «Ещё пара таких атак, и отбиться я уже не смогу» - мелькнуло в голове барона. Финд сделал вид, что принимает оборонительную стоку. На самом деле он сильно напряг мыски стопы для толчка вперёд. Тирф снова атакует удар справа, барон парирует. Резкий толчок и всё тело направляется к противнику, доли секунд. Финд видит замах, если он не успеет, то будет зарублен этим ударом. Лезвие поднимается вверх. Барон не сможет парировать удара, граф празднует победу. Ещё миг и Финд резко извернувшись смещается вправо пропуская на своё место удар сверху. Вытянувштсь подобно тетиве на луке, он кончиком шпаги прокалывает бок противника. Лезвие попадает между рёбер точно напротив сердца. «Укус змеи» - так очень давно говорил майор Менсель один из лучших фехтовальщиков в космоакадемии, где учился Финд. Шпага крада теряет точность просто валится неменого опережая своего хозяина. Крад падает на траву блестящую утренней росой. Его тело сжимается, предсмертная судорога, всё. «Граф Тирф, заядлый дуэлянт
и дебошир убит на дуэли бароном Вертантом» - так будут скоро говорить по всей планете, а через несколько дней всё забудется. Секунданты крада накрывают тело своего товарища. Финд неспешно идёт к челноку, в глазах мутнеет. Болевшие за победу товарища встречают его праздными возгласами. Харан забирает окровавленную саблю.
        - Срочно гони к нашему лекарю - командует Кохол. Челнок срывается с места.
        - Финд! - теребит его Харан.
        - Финд выпей - протягивает Кохол бутылку крепкого вина в дрожащую руку барона - Что ты чувствуешь? Всё в порядке? Не нервничай, ты впервые убил человека, такое бывает, пей.
        - Да, впервые - тихо произнёс барон, отпив из бутылки.
        Глаза его медленно закрылись, сознание стало покидать офицера. Голоса товарищей были всё дальше и дальше.
        Барон Вертант стоял в темноте уже несколько часов. Зеленая боевая одежда руссов, автомат, без патронов, чёрная маска на лице. Рядом с ним стояли двое одетых абсолютно такие же людей и трое бойцов, одним из которых был господин Серов - его инструктор по стрельбе. Перед ночным выездом барону запретили снимать маску, разговаривать только когда к нему обратиться инструктор. Уже больше часа где-то вдалеке шёл бой. Из разговоров охранников было ясно, что нападавших крадов выследили и сейчас их, как выразились руссы, зачищают. Стрельба, несколько очерёдных взрывов, потом отчаянные крики на имперском диалекте. Тишина. Шестеро человек стояли без движений и ждали. Темнота уже начинала рассеиваться и скоро должен начаться рассвет. Средство связи на груди одного из охранников прошипело. «Ваш выход» - обернувшись к людям в масках, тихо произнёс он и кивнул головой в сторону недавнего боя. Через несколько минут они были уже у входа в старую деревню, частично разрушенную. Дорогу перекрывал броневик со стволом направленным в сторону села. Стоявший возле него солдат произнёс.
        - Вам туда - показал он рукой по направлению ствола - у кирпичной двухэтажки.
        - Возьми и заряди - господин Серов протянул барону обойму от автомата, тоже сделали двое других бойцов для тех в чёрных масках.
        - Идите за мной - господин Петров появился из сумерек.
        Трое в масках последовали за ним. Финд уже понял, кто остальные в масках и что им сейчас предстоит сделать. Повернув за угол, предстала уже ожиданная барону картина. Семеро окровавленных крадов были выстроены у кирпичной стены. Напротив них около десятка руссов в синей форме. Троицу поставили в центре расстрельной команды. «Не подведите меня» - шепнул им господин Петров. Крупный офицер в такой же синей форме скомандовал.
        - Готовься - раздались щелчки затворов.
        - Целься - бойцы приставили автоматы к лицам.
        - Огонь - Финд сдавил курок на раз-два.
        Грохот автоматного залпа разрушил привычную тишину. Тела крадов трепыхаясь от попавших в них кусков металла начали падать как подкошенные. В воздухе сильно запахло жжёным порохом и свежее пролитой кровью. Так барон Финд Вертант впервые убил подданного империи.
        Глава 8. Город - злая сила
        Массивный корабль причалил к пристани, оглашаемый приветствиями портовых чаек. Судно немного качнуло от глухого удара о камни пристани. Ловкие матросы мгновенно перебросили канаты и закрепляя посудину. Громыхая железом, открылись створки трюма на палубе. Высокий портовый кран начал неторопливо вынимать из брюха корабля крупные паллеты с разным товаром и расставлять их на пристани. Слуги - докеры мгновенно, перекидывая грузы на тележки, разносили их по разным складам. Со стороны реки водную гладь обдувал приятный бриз. Приказчики и надсмотрщики пересчитывали товар. Светило Корт клонилось к закату. Деревянный трап поскрипывал под ногами Сергея, спускающегося на каменную пристань. Он с интересом посматривал на копошащихся людей, таскающих на себе или на тележке мешки, бочки, свёртки по всему причалу. Действительно, что может быть дешевле рабского труда. Очередь разгрузки его товара была чётвёртой, и ждать нужно было ещё около часа. Как и описывал Буро Арно Вирато узнать было не сложно - тучный мужчина в малиновом костюме сладкий как улыбка афериста.
        - Господин Конье? Я прав? - с радостью произнёс Арно, видя целенаправленно идущего к нему человека.
        - Да, это я. Здравствуйте господин Вирато. Вот документы на ваш товар - промолвил Сергей, протягивая хозяину бумаги - всё в целости можете проверить.
        - Пройдёмте в контору, там уточним все вопросы.
        Вирато передал стоящему рядом с ним небольшому мужичку документы и приказал следить за разгрузкой, а сам широким жестом показал на небольшую пристройку к огромному деревянному сооружению похожему на гибрид барака и ангара. В конторе было прохладно, чему способствовало видимо постоянно открытые окна в сторону реки и города, что создавало приличный сквозняк. Обойдя стол, хозяин, видим не боявшийся насморка, разложил перед собой оставшиеся бумаги, сев напротив окон.
        - Господин Конье, вы хорошо потрудились. Я хочу нанять вас на постоянную работу для сопровождения грузов - предложил Арно.
        - Благодарю Вас, но у меня заключены другие контракты в этом городе.
        - Очень жаль, а где вы планируете остановиться?
        - Я пока не думал об этом, знакомых в городе у меня нет, а скоро вечер, думаю, что здесь найдётся приличные и не дорогие гостиницы.
        - Милый мой, что вы? Не дорогие да, но о приличных хе хе, я бы задумывался - с фальшивой заботой предостерег Вирато - здесь опасное место. Позвольте я вам посоветую - трактир «Винная косточка». Его хозяин господин Таст мой хороший друг, он прекрасно готовит, в номерах чисто, и можно найти приличных девочек. Его трактир в северо-западной части города на Большой Мышиной улице.
        - Благодарю за совет, я, наверное, там и остановлюсь - абсолютно искреннем голосом произнёс Сергей.
        - А теперь прошу меня простить, работа. Не смею вас более задерживать - сказал Арно уткнувшись в бумаги.
        - Господин видимо позабыл о трёхстах тиреях, которые он приготовил в качестве оплаты? - уже нотка сарказма была в голосе гостя.
        - Ах да, несоменно - невинным голосом сказал толстячёк, вынимая кожаный мешочек с деньгами - я уже не молод. Память начала подводить.
        «Да прям, конечно» - чуть было не сострил «господин Конье», убирая деньги.
        Сергей неспешно шёл по многолюдной улице, ведущей из порта. Прохожие, занятые приготовлениями к торжествам, танцующие девушки на больших улицах и маленьких балаганчиках на перекрёстках, фокусники, жонглёры и прочие мастера увеселения наводнили город. Местные жители сразу же облепляли приезжих, предлагая все прелести этого места - лучшее этой ночью, игру, выпивку, девочек, ну или мальчиков, просто ночлег. Тут же работали и карманные воришки и разводилы. Сергея приняли толи за не богатого приезжего толи за местного, поэтому сильно не докучали, остальным одетым побогаче пришлось куда хуже.
        Дорога шла неспешно, Сергей прошёл мимо поворота в северо-западную часть города, связника нужно было искать на востоке. Слежку он заметил почти сразу после этого поворота, минут через пять. Двое мужчин лет тридцать - тридцать пять, здоровяк под метр девяносто с бандитской рожей и низенький мужичок, выглядящий постарше, видимо в паре он главный, постоянно, что-то пришёптывая здоровяку, пока они шли вместе. Бандюги точно ждали у поворота, на северо-запад была одна дорога, но увидев изменение маршрута, сразу сели на хвост. Шли аккуратно, по обеим сторонам улицы, чтобы куда бы объект не свернул, не потерять его. Хитро, но дилетанты. Первое решение и самое простое - навалять этим супчикам Сергей отмёл сразу же, привлекать лишнее внимание было не нужно. Оторваться в незнакомом городе не так уж и просто с учётом, что через пару часов будет уже закат. Сергей начал постепенно ускорять шаг. Никак не петляя, он ходил по небольшому району кругами, пытаясь улучить местечко, где можно встать на лыжи. Минут через двадцать место было определено, поворот с основной улицы в узкий переулок. За ним ещё раз налево,
бегом прямо метров десять, направо. Сверху деревянная арка между двумя домами. Ногу на выступ в стене. Ухватился руками за балку, подтянулся. Удержался в углу между домом и переходом. «Только бы ничего под ногой обломилось, и никто бы не вышел сейчас на улицу» - мелькало в голове. Открытое окно справа, ногу на подоконник. Внутрь Сергей лезть не стал, опасаясь встречи с хозяевами, которые вряд ли бы отреагировали на гостя мирно, а главное тихо. Подтянулся. Скалолаз устроился на крыше и замер. Топтуны не заставили себя долго ждать, оба запыхавшиеся влетели в переулок, не останавливаясь, проскочили арку и исчезли за следующим поворотом. Перебравшись на другую сторону крыши, Сергей аккуратно спустился на соседний переулок. Людей на нём почти не было, и чтобы даже случайно не встретиться со своими преследователями он перешёл на бег. Налево, направо, прямо, ещё немного, вдалеке уже виднелась другая улица. Вдруг из поворота наперерез бегуну показался мужчина лет сорока несущий на подносе кувшин и несколько бутылок, столкновение. Мужчина отлетел на несколько метров, Сергей устоял, глиняная посуда раскололась
вдребезги о притоптанную землю. Мужичонка, схватившись за ногу, стал сильно и жалобно причитать о своей тяжелой жизни и обвинять всех святых в своём горе. Перед Сергеем распахнулась дверь, на крики вышел крепкий мужчина, разминая пальцы рук. Слева как появился амбал с шипованной дубиной, сзади ещё один.
        - Ты что сделал с человеком, если он старый значит можно просто подойти и опрокинуть его поднос с дорогим вином, предназначавшимся нам - угрожающе начал разминающий пальцы, показывая на груду черепков у своих ног.
        Сергей, посмотрел на осколки у своих ног, их много, не поспоришь, а вот вина было совсем чуть-чуть, даже его запах не чувствовался. Гоблин продолжал разученную тираду:
        - Эти вина.
        «Ого, уже во множественном числе».
        - Мы заказали в столице из губернаторских погребов, они обошлись нам в четыреста тирей.
        «Четыреста тирей стоит даже вся ваши задницы».
        - А этот достопочтенный господин - вмешался амбал с дубиной показывая пальцем на причитающего в углу - сильно покалечен. Его лечение обойдётся минимум в сто.
        - Господа, что вы - вмешался уже тот который сзади - откуда у этого господина с собой такие деньги? Давайте ему поможем. Мы же честные люди.
        «Честные. Я дам тебе тирею за такую шутку».
        Задний персонаж подошел и приобняв «испуганного» Сергея продолжал.
        - Господин не бойтесь, я понимаю, что это недоразумение, но за всё нужно платить. Мои товарищи очень долго ждали этой посылки и…
        - Да что ты с ним цацкаешься? - взревел амбал, подходя почти вплотную, большая ошибка - давай вытрясем из него всё вместе с потрохами.
        - Господин, я хочу помочь вам и защитить. Давайте пройдём внутрь, там мы подпишем все нужные бумаги, если у вас есть что-то ценное - это придётся оставить в залог или ваши документы - заботливо произнёс персонаж, глядя на лоха находящегося в полном ступоре.
        - Господа, я хороший лекарь и могу вылечить совершенно бесплатно и этого милого господина и вас… - «дрожащим голосом» произнёс Сергей.
        Правый локоть резко вошёл в нос амбала с дубиной, его руки сразу же ослабли, капельки крови начали сыпаться на землю, дубина скатилась с плеча, она не успела упасть на землю, как всё та же левая рука перехватила кисть персонажа приобнимающего плечо. Слегка слышный хруст запястья, и персонаж летит лицом на встречу к первому, загромождая путь. Разминающий руки успел поймать летящего на него товарища, как получил крепкий удар слева в челюсть. Оба свались на мостовую. Следом упал амдал получивший удар ногою в живот. Троя разводящих, крючась от боли, валялись и скрепя зубами на грязной земле. После начала схватки прошли считанные секунды, а мужичонка был уже метрах в двадцати от места драки.
        - Я же говорил, что вылечу его и вас, причём быстро и даром - показал Сергей в сторону убегающего.
        Выдержав торжественную паузу. Он склонился к побеждённым.
        - Теперь что же касается вас - тон голоса сменился на угрожающий - ещё раз увижу, вылечу от жизни.
        Перешагнув через лежачих, Сергей скрылся за углом каменного дома.
        - Назир - выплёвывая с кровью несколько зубов в сторону прохрипел, первый - ты же говорил там, какой-то лох резво бежит, явно не местный.
        - Конечно приезжий - ответил ему в лицо сползающий с него Назир - местных я всех знаю, и так здесь не дерутся.
        - Наверное, в одну из гладиаторских школ инструктор новый прибыл - заключил неподвижно лежавший амбал - кажется, он мне печень отбил.
        Державшись за сломанную кисть, Назир сел на землю.
        - Карен - обратился он к первому, отплёвывающемуся от крови во рту - давай отнесём Стиргана к лекарю.
        - Назир, может, соберем ребят найдём его - продолжал амбал - нужно поквитаться.
        - Оставь это, боюсь, вторую такую встречу, с ним мы не переживём. Этот человек явно приехал не гладиаторов учить, а скорее со старшаками дела вести. Скоро же переход в горы. Ладно, потащили Стиргана к лекарю.
        Рыночная площадь днём всегда активна, а уже к вечеру утихает. Крики, шум, гам прекращаются. Торговцы собирают товар с лотков, укладывая его в глубину дома. Воришки уже не снуют в поисках зевак. Выступавшие на помосте артисты собираются выступать по кабакам. Жизнь города медленно перетекает из улиц в ночные заведения и продолжается там.
        Местный безногий - седовласый старик с блестящей лысиной, уже собирает свой дневной заработок, мечтая его поскорее пропить дрожащей рукой ссыпая в карман из глиняной кружки блестящие тиреи. Как он не старался, одна все-таки пролетела мимо, и слегка подпрыгнув от удара о мостовую, отрикошетила в незнакомые ботинки появившиеся рядом. Калека взглянул на незнакомца.
        - Мне сказали, что этого город лучше всех знает лишь один безногий, сидящий на рыночной площади на востоке города, не припомню как его имя, что-то весёлое - задумчиво сказал гость.
        - Его имя Гарот Счасливчик, он знает весь этот города, и весь город знает его, господин имеет честь говорить с ним.
        Бздынь, бздынь - две тиреи свалилась в кружку. Лицо старика расплылось в улыбке.
        - Господину что-то нужно у меня узнать?
        Незнакомец наклонился к уху старика.
        - Слышал ли ты о человеке, которого некоторые зовут Кореец? - Тихо произнёс гость.
        - О да, я слышал это имя и могу отвезти тебя к нему, но… - старик замолчал, протянув кружку, позвенел двумя тиреями, бултыхая её в руке.
        Сергей вынул из кошелька и отсчитал в кружку ровно десять денежек наименованием по одной тиреи. Отсчитав десять бздыньков, старик беззубо улыбнулся.
        Дорога по широким и узким улочкам заняла около часа. За это время окончательно стемнело. Старик держал Сергея за руку. Тот в свою очередь периодически подталкивал таратайку безногого. Прохожие на улицах встречались всё реже и реже, но присутствие людей было слышно почти из каждого дома, крики, песни, звон посуды, девичий смех или визг, весёлая и не очень музыка. Кое-где дерущиеся вылетали на улицу сами или им помогали вышибалы. Патрульные фасулы ходя своими неизменными тройками, даже не вмешивались в происходящее, делая вид, что их не существует в городе. Пару раз Сергей расслышал вдалеке автоматные очереди, звук Ак-47 ни с чем не спутаешь.
        Уже, когда обе луны взошли на небосклон, Гарот показал рукой Сергею большое красочное здание под названием «Игорный дом Господина Ровеса и Компании».
        - Тот, кого ты зовешь кореец, хозяин в этом заведении. Как он выглядит, ты сам должен знать. Заходи с чёрного хода, а не с парадного - безногий показал на небольшую слабоосвещённую дверцу сбоку здание, у которой крутились двое здоровых мужчин крепкий чернокожий парень с набитыми кулаками и бледнолицей блондин - я своё дело сделал, удачи.
        С последними словами безногий исчез в переулке, поскрипывая колесами.
        Сергей приблизился к разноцветной парочки. При виде гостя они закончили своё явно весёлое обсуждение и угрожающе, посмотрели на незнакомца.
        - Я хочу видеть хозяина - твёрдым голосом сказал гость.
        - Ты один, спросил белый.
        - Да.
        Разноцветные переглянулись, чёрный осмотрел улицу за спиной Сергея. Белый ощупал его тела, с необычайной ловкостью прощупывая все вместе на предмет спрятанного оружия или чего-то иного.
        - Проходи за мной - серьёзным голосом произнёс белый и открыл перед гостем дверь.
        Все трое прошли в слабоосвещённый коридор, пройдя по нему метров десять, они поднялись по лестнице, дальше был ещё один коридор, заканчивающийся очередной дверью. Белый идущий вперед впереди обернулся, преграждая свиной дверь и впился глазами в гостя. Сергей услышал очень знакомый щелчок пистолетного затвора за спиной, рефлекторно чуть обернувшись, он увидел чёрного с пистолетом, в руке державшим его на уровне головы гостя сантиметрах в десяти.
        - А теперь ты всё отдаешь по-хорошему, и мы тебя не бьём - констатировал ситуацию белый и начал с той же лёгкостью извлекать из кармана Сергея кошелёк с тиреями.
        Сергей не стал тянуть с возмездием и отреагировал молниеносно, он резко убрал голову влево и, откинувшись на шаг назад в объятья чёрному ударил его макушкой в нос. В туже секунду кисть правой руки гостя обвила пистолет, указательный палец лёг на палец черного, который раскрыв рот, осел, ощущая резкую боль от объятий левой руки гостя своего интимного места.
        - Я сейчас малость поднажму - с ухмылкой произнёс новый хозяин положения - и он сам выстрелит в тебя.
        Белый испуганно смотрел на Сергея.
        - Ну что, к боссу проводите или будем дальше глазками хлопать?
        Тот лишь испуганно кивнул и, открыв дверь, медленно пошёл вперёд. Сергей, освободившись от чёрного, заломил тому руку и, выставляя его впереди себя щитом, повёл вслед за белым, упирая пистолет в спину. Все трое прошли в небольшой зал в центре, которого была кованная винтовая лестница, уходящая вверх. Пол был хорошо обит коврами с мягкими креслами по краям комнаты, большой ярко напоминающий о себе камин полыхал напротив одного из диванов - явно предназначенный для гостей. Белый дёрнулся в сторону, с права появились ещё двое крупных парней, оба резко выхватили пистолеты. Сергей, укрываясь заложником, занял оборону вплотную к стене. Из двери слева появились двое чёрных, не большого роста мужчина с умным видом, в дорогих одеждах. За ним ещё один крупный с лицом вышибалы и белоснежной улыбкой. Испуганный белый бросился к ним и, показывая на гостя, известил, что тот хочет видеть босса.
        - Я здесь босс, зачем я тебе нужен? - гордо произнёс чёрный, который был меньше всех ростом.
        - Я, имею желание купить нетающий снег, но не имею возможности - произнёс Сергей.
        - Я, имею возможность продать тебе нетающий снег, но не имею желания - ответил здоровый темнокожий из-за спины «маленького босса» - как его для себя уже окрестил Сергей.
        - Так давай наедине обсудим наши желания и возможности - добавил гость.
        Большой чёрный улыбнулся ещё шире во все тридцать два белоснежных зуба, и сделал жест остальным, чтобы убрали оружие. Сергей, отпустив заложника, посмотрев на пистолет, изъял обойму и, передёрнув затвор, передал его ручкой вперёд старому хозяину. Патрон бесшумно упал на ковёр. «Этот глок знавал и более хорошие времена» - подумал он.
        - Значит так, нам вина хорошего, что-нибудь на твой вкус из ресторана, в мой кабинет и нас весь вечер не беспокоить - не снимая улыбки с лица, скомандовал большой чёрный босс маленькому.
        - А девочек, сауну? - просил тот.
        - Девочек и сауна попозже, сначала дела - сказал Сергей.
        Чёрный сделал пригласительный жест, показывая вверх по лестнице, и повёл гостя на второй этаж. Перед Сергеем открылся очень шикарный кабинет, пол был увешан коврами, большой почти с треть комнаты камин стоял слева, стены были украшены чучелами не известных животных, шкурами, оскалившимися пастями. С ними соседствовали сабли и мечи. Над столом хозяина, выполненным из чёрного дерева, красовались два перекрещенных АК-47. Деревянные цевья и приклады, которых гармонировали с отделкой деревянных стен кабинет. Хозяин указал на большое кресло возле камина, сам сел рядом на диван.
        - Здравствуй Ворон - начал хозяин.
        - Здравствуй Кореец.
        - Только не зови меня так, а то не поймут, здесь я Ровас.
        - А кто тебе такую кличку придумал?
        - Бард для конспирации.
        - Хорошо Ровас - с ухмылкой сказал Сергей - а как на счёт безногого?
        - О, Счастливчик мои глаза и уши в городе, его здесь все знают и любят. У меня от него почти нет секретов, он получает хорошие деньги и не задаёт лишних вопросов - Ровас сделал ударение на слово «почти».
        - А почему Счастливчик?
        - Дольше всех, из приезжих, живёт в этом городе и до сих пор живой, вот и Счастливчик.
        Мужчины рассмеялись. С лестницы появился маленький чёрный с несколькими бутылками вина, и ещё двое с подносами, уложенными различным яствам. Маленький поставил бутылки, разложит деревянный столик, который остальные вмиг накрыли. Разлив вино хозяину и гостю, все трое удалились. Сергей взглатывая слюну осмотрел угощения.
        - Красиво жить не запретишь - с улыбкой прокомментировал он.
        - По статусу положено, угощайся - по-хозяйски провёл рукой над столом Ровас.
        Гость довольно быстро и с аппетитом начал истреблять предложенные продукты и напитки. Услышав шали по винтовой лестнице Ровес шепнул:
        - По легенде ты столичный мафиози в бегах.
        Сергей, прожевав последний кусок, немного откинулся на спинку кресла, и, вытянув подлиннее ноги, стал смаковать предложенное хозяином вино. На лестнице появился маленький.
        - Что-нибудь ещё? - с галантностью официанта произнёс тот.
        - Организуй нам места на вечерний бой - распорядился хозяин.
        - Будет исполнено.
        - Давай сначала о делах - начал Сергей, убедившись, что маленький удалился - что за легенда про мафиози.
        - Легенда хорошая, к тому же ты её сегодня уже неплохо подтвердил. Ты мафиози выше среднего, почти босс, мой партнёр по парашковому бизнесу из столицы. Сейчас ты разыскиваешься по линии тайной полиции. После некоторых дел ты скажем так, официально попадешь в горы.
        - Как быстро у вас по городу распространяются новости - усмехнулся Сергей.
        - Я ждал, что ты скоро будешь со стороны Кревлода. Сегодня из него пришёл корабль, через несколько часов недалеко от порта троим местным громилам, вмазывает по первое число на их точке, некий приезжий.
        - Твои тоже не хорошо озорничают.
        - Не обижайся, это я приказал так сделать - заметив некоторое удивление в глазах гостя, Ровес продолжил - в этом городе только силу уважают. Зубы нужно показывать сразу, и причём все.
        - Я и смотрю ты все время с белоснежной улыбкой., Хе хе. Кстати. Ты знаешь купца по имени Арно Вирато, мутноватый тип.
        - А ты с его помощью суда добирался?! - Рассмеялся чёрный.
        - Да, он ещё посоветовал остановиться в трактире «Винная косточка».
        - Арно ещё тот хорёк, жаден до ужаса. Всех хочет обобрать любого приезжего лоха. Тебя бы в том же трактире обнесли, и ещё бы должен остался.
        - Я так и понял.
        - Хотя, почему тебя повезли через него, я понимаю. В людях он плохо разбирается, да и крыши у него серьёзной нет.
        Мужчины чокнулись и опрокинули кубки, разлив ещё по одной они продолжили.
        - Расскажи мне лучше про горы, я не там никогда не бывал.
        Ровес в очередной раз широко улыбнулся.
        - Горы - это интересное место. На севере планеты обычный крупный горный массив до четырёх тысяч метров над уровнем моря размером с пол нашего Тибета. Сбежавшие от хозяев слуги, преступники в розыске и прочая мелочь испокон веков по всей империи пряталась по похожим местам. Однако в горах существует некая аномалия, электроника там не работает, корабли не летают, фазеры не стреляют. Такая на каждой планете есть, у нас тоже. Про Бермудский треугольник слышал?
        Сергей одобрительно кивнул.
        - Только тут зона аномалии крупнее. После основной фазы нашествия к нам, лет эдак восемь назад в горы прибыло посольство, и каким-то образом наш посол с правителем гор герцогом Сильви быстро нашёл общий язык. Земное оружие стало поступать в горы, через горы шли переговоры об освобождении высокопоставленных пленных. После того, как Землю очистили от имперцев, в горы хлынули и все возможные наркотики, которых у нас на Родине осталось просто завались. Дурь поступала из гор в ближайшие крупные города, через меня тоже идёт транзит.
        - Нетающий снег - с улыбкой перебил Сергей.
        - Он самый, герыч по-нашему, а из гор мы получали каменные грибы, слышал о таких?
        - Слышал, но видеть, а тем более пробовать не приходилось.
        - А как цикл назад император именным указом после прошения графа Акирила ввёл на планету полную блокаду, больше половины доходов упало. Я на игорном бизнесе и девочках еле выкрутился. Только школу гладиаторов открыл. Кстати, скоро бой, посмотри в шкафу - указывая рукой на плотинной шкаф, стоящий в углу - себе костюм посимпатичней, я не знал твоего размера по этому подобрал много разных.
        Сергей, подойдя, распахнул его, костюмы были разные, на любой вкус и цвет. Преобладали в основном яркие цвета. Он, стараясь не выделяться, сильно выбрал камзол фисташкового цвета с серебреными прострочками из материала больше напоминающего бархат. Размер пришёлся в пору. К костюму прилагалась белая рубашка, фасоном схожая с украинской, и штаны из идентичного материала. Обновка пришлась в пору, хотя для земного глаза это выглядело диковато, но в Корзане это был последний писк моды.
        - А у тебя хороший вкус по местным меркам - заметил Ровес.
        Немного помолчав, явно набираясь храбрости, как студент перед ответом профессору, хозяин продолжил.
        - Бард рекомендовал тебя как хорошего специалиста в особых делах. Я знаю, что сейчас ты даже выше него на этой планете. Я прошу тебя помочь мне в одном не сложном деле. Мне нужна помощь специалиста. Для тебя оно не будет сложным, и ты меня сильно выручишь.
        Сергей видел, как тяжело даются собеседнику слова, такое уважение только польстило ему. Неужели на этой планете нет никого званием старше полковника. Надев костюм, гость выдержал долгую паузу, пристально смотря на хозяина.
        - Миссия, с которой я суда прибыл, крайне важна для всей нашей планеты - сказал Сергей абсолютно серьёзным голосом, видя искренне разочарование собеседника - но рука руку моет, как говорится, к тому же от тебя я потребую не только переправить меня в горы, но и ещё много.
        На лице собеседника промелькнула победная улыбка, Ровес с бойкостью он начал наполнять кубки.
        - Давай выпьем, дельце не сложное для тебя, Бард меня сильно запугал тобой. Думал, приедет маньяк-убийца.
        - Я тесно работал с Бардом и хорошо его знаю, ему свойственно много преувеличивать.
        Снова послышались шаги со стороны лестницы, появился маленький черный и огромной торжественностью огласил, что скоро начнётся бой и места в ложе босса уже готовы, вино и закуски ждут господ. С не меньшей помпой он удалился.
        - Эко он у тебя выслуживается - прокомментировал Сергей.
        - Ларен? Да, он, конечно, мне здорово помогает в делах, но также штатный лизоблюд. Природа у него такая.
        - Кстати он тебе не родня, очень уж похож лицом? - поинтересовался гость.
        - Неа, местный, но положиться и дело ему доверить можно, а сходство простое совпадение, но для легенды полезно.
        Ровес, порылся в столе и протянул Сергею рукояткой вперёд массивный револьвер. Сам же встав, засунул себе за пояс не менее массивный Пустынный орёл?.
        - Зачем мне этот Магнум? - удивился Сергей - если для дела я предпочитаю пистолеты, а не револьверы, ну там Грач?, ТТшник, табельный Макаров на худой конец.
        - Ну, во-первых это не Магнум, а Смит энд Вессон, и он не для дела, а для понта.
        - Поясни-ка поподробнее - заинтересованно рассматривая револьвер, не громко сказал Сергей.
        - У местных бандитов принято носить большие ножи ну и прочее оружие главное, чтобы большое, ну фетиш такой, а когда они прознали, что наши бандиты тоже так делали, у боссов местной мафии это стало просто традицией.
        Откинув барабан, гость крутанул его и резко закрыл.
        - Серьёзная штучка - вставая скала он.
        - Так что сунь его себе за пояс и ты настоящий гангстер - с широкой белозубой улыбкой произнёс Ровес.
        - Пасхальные бы себе не отстрелить - улыбнулся ему в ответ Сергей, пристраивая пистолет за ремнём.
        - Слушай, а откуда тут столько нашего оружия, оно же по все империи запрещено?
        - Пошли скоро бой, я всё по дороге рассказу.
        Мужчины спустились по винтовой лестнице и направились по длинному коридору, ведущему к внутренней арене. Зданье было построено с внутреннем двором парком, который был переоборудован, а классическую арену. По дороге хозяин продолжал.
        - Помнишь, когда началось нашествие, что имперцы вывозили у нас в первую очередь? Правильно. Рабов - человеческий ресурс. Также они тащили от нас слабый алкоголь до тридцати градусов, сильный тут как оказалось, не употребляют вообще, и ещё различные побрякушки, типа золота, картины, иконы всякую старину. Через годик два, контрабандисты начали таскать и оружие. Ты прав, оно запрещено полностью ровно, как и ношение, и хранение фазеров гражданским лицам, но главное отличие нашей земной пушки - это простота. Любой голодранец мало-мальски научится стрелять за день. Плюс возможность кустарного ремонта замены запасных частей и так далее. Дальше в империи их тяжело найти, а у нас полно. Вот местные и освоили такую хорошую контрабанду на первых парах, потом когда на Земле дела у нас пошли в гору, поставки сошли на нет, но тенденция осталась.
        С этим рассказом, они оказались в небольшой ложе похожий на балкон. Песчаную арену с него было очень хорошо видно, но боковые створки скрывали находящихся в ложе от посторонних глаз, обитателей можно было увидеть только с арены. Несколько просторных кресел рядом с каждым тумбочка с кубком и свежими фруктами. Две прелестницы мулатки лет двадцати с вожделенными взглядами ожидали своих хозяев на эту ночь.
        - Ну, твой маленький кажется, сегодня решил в лепёшку разбиться - с иронией усмехнулся Сергей.
        - Понял, что у меня дорогой гость вот и старается - подметил хозяин.
        Ровес, сделал девушкам жест, показывая удалиться на время. Мужчины удобно устроились на креслах.
        Внизу тем временем было довольно людно, прошло несколько кулачных боёв, все собравшиеся ждали обещанной крови, боя насмерть. Крупье спешно принимали ставки. Собравшиеся жаждали зрелища - это было видно на лицах. На небольшом пьедестале появился мужчина лет пятидесяти. Громким голосом без всяких микрофонов, он начал представлять бойцов по именам. Одни из ворот, с железной маской, приколоченной к обеим створкам, со скрипом начали распахиваться. Двое мускулистых бойцов появились из тени. Встав в середине арены спиной к другим воротам, на которых вместо масок на створках виднелись человеческие черепа, мужчины огляделись по сторонам. Публика ревела в предвкушении. Первый высокий мужчина лет двадцати восьми в простой тёмной рубахе, повязкой на голове, наручи, поножи. Обе руки увенчивали по два металлических кинжала. Второй был менее массивным. Моложе, худощавый, жилистый в открытом металлическом шлеме, наручи, поножи в левой руке небольшой медны щит в правой было незнакомое Сергею оружие - металлический шест около восьмидесяти сантиметров длинной конец которого заканчивался чем-то похожим на кельтский
крест, три острых шипа выходили из каждой конечности креста.
        Оглядывая ликующую толпу, соперники встали в центр лицом к балкону, где сидели Ровес и Сергей.
        - На кого ставишь? - спросил хозяин, осматривая бойцов.
        - На твоего, конечно же, это тот, который, ну, - Сергей запнулся - с такой палкой с набалдашником.
        - Это называется кандера одно из стандартных гладиаторских орудий. Да, - признался хозяин - этот Артий моя восходящая звезда, а как ты узнал? А как ты узнал?
        - Он сразу же на тебя посмотрел, как только они вышли на свет. Так что за такое хитрое дело, которое ты мне хочешь поручить?
        Мужчина, с пьедестала представивший бойцов дал сигнал к началу схватки. Гладиаторы, дотронувшись своим оружием до оружия соперника, приняли боевые стойки и медленными шагами начали ходить, кругом целясь для удара. Первым атаковал двуручник. Молниеносным выпадом он занёс высокий удар почти над головой противника правым мечом, левый подло старался подрезать бок район живота. Артий разгадал этот манёвр отбив кандерой первый удар, и увернувшись от второго.
        - Расскажу по порядку, наш город давно разделён на три части, которыми правят три больших папы, северная часть, восточная и соответственно западная. Южная часть, которая почти полностью занята портом и портовыми строениями - эта территория общая. Каждый из пап пытался заграбастать порт себе, но ничего кроме рек крови не получилось, так как стоило одному папе начать вытеснять коллег, остальные сразу же объединялись. Моё заведение находится на востоке города, и я плачу восточному папе…
        На арене громыхала сталь, соперники обменивались ударами, но каждый выпад встречал меч или щит соперника. Гладиатор с двумя мечами был явно опытнее и, чувствуя своё превосходство, яростно атаковал молодого соперника, тот только успевал закрываться и уворачиваться от смертоносных мечей. Отступив на два шага Артий атаковал. Тяжелая кардена молниеносно падала на лицо противника, но с ней встретились два скрещенных меча. Двуручник резко развёл их, сам резко отпрыгивая - это был отточенный приём. Один из мечей полоснул противника по руке чуть выше наручей. Первая кровь пролилась.
        - … недавно на моей улице, в самом её конце, появилось ещё одно игорное заведение принадлежащее некому Цвикару. Вначале всё шло нормально, как и везде, но шло время у Цвикара выросли аппетиты, и он начал делать мне маленькие пакости. Где-то выпивка разобьется во время транспортировки, пара бочек, продукты испортятся на второй день после поставки, самая работящая девочка чем-то случайно заразится, много таких мелочей, но всё систематически. Во всех своих я уверен, в ком не был, тех уже выкинул давно. Мне кажется, что ему помогает кто-то очень ловкий в этих делах.
        Не обращая внимание на ранение, Артий ответил мощной атакой занеся кандеру низом целясь в ногу он вынудил противника защититься левым мечом и атаковать себя правым. Подставляя щит Артий рванул вперёд и со всей силы ударил, совей головой в шлеме в незащищённую голову противника.
        - Что же ты решил предпринять? - начал уточнять Сергей.
        - Я начал собирать информацию о своём противнике, долго, дорого, драматично, но всё же кое-что узнал. Цвикар не совсем чист на руку по местным меркам. Я выяснил, что в порту у него есть группа складских зданий, в которых он хранит товары для торговли, своих заведений и прочие безделушки, но один из этих складов неплохо охраняется и примерно раз в неделю, ночью, туда тайно приходит баржа и также тихо уходит. У меня есть подозрение, что Цвикар приторговывает наркотиками налево, не платя долю хозяину.
        Моментально отойдя от мощного удара и невзирая на хлещущую кровь из переломанного носа двуручник бросился вперёд. Артий еле успевал парировать молниеносные удары, один из мечей уже слегка поцарапал мускулистый бок гладиатора.
        - Ну, так сдай его Папе.
        - Не могу. Точно я не знаю, это всего лишь предположение. Даже если это и верно, до проверки он может успеть перепрятать замести следы, если мои слова не подтвердятся, я окажусь в огромной заднице.
        - Что предлагаешь?
        - У меня есть план. И пока идут празднества провернуть его будет не так сложно, будь ты здесь на несколько дней позже, было бы в сотню раз сложнее.
        - Какова моя задача?
        - Тихо пробраться на этот склад, обнаружишь там товар, которым Цвикар не имеет права торговать, наркотики всех видов, любое оружие, и устроишь там пожар…
        Отбившись от груды ударов Артий пошёл в контратаку скакнув чуть правее от противника сделав замах кандерой он подался вперёд и ребром щита ударил в окровавленное лицо. Противник получил нокаут. Тяжелая кандера молниеносно пробила грудь, и мускулистое тело рухнуло на песок. Подняв руки Артий издал громкий победный рык, но его хозяин был так увлечён беседой с гостем, что не сразу заметил победы своего бойца.
        - … На зарево соберутся местные пожарные, фасулы, мафиози и все, все, все. А на пепелище обнаружатся наркотики, которыми Цвикар не имеет права торговать, и мы больше никогда о нём не вспомним - усмехнувшись, он добавил - местные боссы жадноваты.
        Услышав гул зрителей, Ровес обернулся на арену, ведущий провозглашал победу Артия. Гладиатор ликовал. Ворота с черепами на створках распахнулись, из них появились двое мускулистых слуг и подойдя к поверженному дали ведущему знак, что тот ещё жив. Тот, взглянув на Артия, вынул из-за пояса небольшой кинжал и швырнул его на песок арены. Подобрав его, победитель приблизился к ещё шевелящемуся противнику и присев рядом, перерезал ему горло. Ведущий объявил окончательную победу гладиатора. Зацепив тело поверженного багром, слуги-верзилы скрыли его за воротами смерти.
        - Хороший план, и риск не большой, но мне нужно подтверждение Барда, что твоя операция согласованна, а не личная инициатива.
        С незаменимой белозубой улыбкой Ровес протянул гостю сложенную бумагу. Пробежав по ней глазами и спрятав во внутренний карман, Сергей продолжил.
        - Ну, теперь другое дело, Бард очень просит помочь тебе - с улыбкой констатировал Сергей. Продолжил он более серьёзным тоном - нужен план портового комплекса, план нужного здания, подходы, способы эвакуации, список нужного мне оружия и амуниции я подготовлю позже, когда пойму картину. Если утром всё будет, дня на подготовку хватит, в ночь можно будет сработать. Если на складе не будет ничего запретного, каковы действия?
        - Планы будут утром. Если на складе не будет ничего запретного или не найдешь всё равно поджигай, но при условии, что тебя не обнаружили, если найдёшь, но будешь обнаружен всё равно поджигай.
        С утра Сергей несколько часов провел, склонившись над планом здания и всего складского комплекса Цвикара, вымеряя, рассчитывая, прикидывая. По его просьбе хозяин оставил его одного, приказав своим не беспокоить гостя не при каких обстоятельствах. Ровес появился уже после полудня с большой сумой.
        - Извини, достал не в точности, что ты запросил.
        - Показывай, я почти закончил.
        Ровес раскрыл суму и начал доставать оружие и снаряжение раскладывая по одному на столе рядом с планами.
        - Ночной обтягивающий камуфляж, маска, перчики, куртка - хорошая удобная. Нож НРС-2 - его достать было сложнее всего, благо у ребят нашёлся, как и просил, что-то бесшумное, но не аналоги ПБ - два USP 45? с глушителями и двумя обоймами. Извини, кобурами здесь не любят пользоваться.
        Сергей взял один из них, попробовал на вес, как лежи в руке. Остался доволен, взяв второй пожанглировал или почти минуту, как заправский циркач.
        - Две гранаты Ф-1,- продолжил Ровес - маточек проволоки, ну и наконец, самое сложное, что я смог достать - Ровес протянул Сергею очки цилиндрической формы, которые крепок усаживались на глаза, они сильно напоминали очки для пловца, но были почти раза в два больше.
        Сергей повертел этот девайс в руках и, судя по улыбке, остался очень доволен.
        - ПНВ 15 ТМ?, откуда такая игрушка? Их только пару лет назад в серийное производство запустили.
        - А вот у меня уже есть - с улыбкой ответил Ровес - ты мне скажи, зачем тебе столько, ну там нож, одежда, ПНВ, пистолет я понимаю, но зачем два пистолета, и гранаты, и проволока. Ты там повоевать решил?
        - Я с двух рук хорошо стреляю, вдруг дивизия крадов нападёт, и гранаты сгодятся - после этих слов Сергей и Ровес громко рассмеялись.
        Напоследок хозяин передал гостю промасленную тряпицу с завёрнутым в ней веществом, напоминающим рыхлый пластилин и зажигалку Зиппо.
        - Это что за пластилин? Взрывчатка?
        - Когда найдешь товар, обмажь, что угодно и, поджигая тряпицу, горит пластелин долго и бойко, пока не прогорит, почти ничем не затушишь.
        Глава 9. Огонь, вода и обугленные трупы
        Пара спутников планеты Корд II была затянута облаками ко второй половины ночи, звёзд не было видно в ночном мраке. Тьму портового комплекса освещали не частые, но мощные фонари и прожектора. Со всех сторон из кабаков, харчевней и даже из подъездов домов раздавалась музыки, крики, гоготание и женский визг. Стемнело, светило скрылось очень давно, а улицы до сих пор были наводнены ходящими и лежащими пьяными и теми, кто готов помочь им расстаться со своим имуществом.
        Невидимой тенью крался диверсант вдоль каменной стены, ограждавшей складской комплекс Цвикара от остального порта. Охраны вдоль стены не было, только двое бандитов дежурили вдалеке у ворот. Попивая из одной кожаной фляжки на двоих, болтали за жизнь. Забор был чуть выше двух с половиной метров и скорее защищал не от нападений, а от любопытных глаз конкурентов. Неслышное карабканье, и из-за стены появилась маленькая чёрная точка головы не виданная в тени строения. Сергей осмотрелся. Тепловой ПНВ пришёлся очень кстати. Как в местах боевых действий, как и в осажденной Москве двенадцать лет назад такая игрушка бы не сработала вследствие помех и излучений, специально создаваемых для подавления нежных схем прибора, а сейчас он не только увидел всех не много численных охранников по тепловому излучению, но и все входы в ближайшие строения. Охраны было не много, двое на воротах, ещё двое о чём то говорили и входа в одно из строений, последний, видимо старший посиживал невдалеке от прорытого канала смакуя бутылочку, по его настроению не первую. Внешний вид отдавал местным колоритом, оружие сплошь земное -
старенькие АК-47, пистолеты, у главного был, кажется УЗИ. Охрана как пояснял Ровес была сугубо символической, порт поделён давно вдоль и поперёк, никто не будет ничего тут грабить, так как местное правосудие сильно отличается от официального. Оценив ситуация Сергей бесшумно перемахнул через ограду, ступни в мягкой обуви тихо коснулись земли, тень от забора оставляли невидимым его силуэт. Пистолет лёг в уверенную ладонь. Кошкой он прокрался между груды стоящих ящиков и исчез в отрытом дверном проёме. Здание внутри было заставлено разного рода товарами, уложенными в ящики или лежащими на них мебель, утварь, одежда и другой ширпотреб. Вдоль хранилища добра склад пронизал насквозь небольшой коридор. Диверсант ловко пересёк его, выглянул из тьмы на улицу, Сергею нужно было проникнуть в следующее строение и уже через него, через крышу попасть к цели своего путешествия, одинокое строение с примыкающим к нему судоходным каналом. Двор между складами был чист и плохо освещён, только двое охранников стоя в углу спрятавшись от начальника и тихонько хохоча, покуривали. Сергей пересёк двор и скрылся в тени стены,
дверь в трёх этажное здание была заперта, не страшно. Водосток у местных строений мало чем отличался от земного, минут за пятнадцать не спеша диверсант поднялся на крышу. Она была хорошо освещена с соседнего здания. Сергей передвигался по ней ползком очень медленно, чтобы не быть обнаруженным. Подползя к краю, он огляделся, да тут уже службу несли на совесть. Рядом со зданием, прилегающим к каналу, охранников было около десятка, все суетились, сачкующих здесь не было. Им заправлял седовласый мужчина лет пятидесяти с небольшой косичкой. По описанию Сергей узнал Цвикара. Чёрная змейка медленно, но уверенно ползла к цели. В небольшом затемнённом углу в месте соприкосновения зданий Сергей перебрался на соседнюю крышу. Открытое окошко он приметил сразу. Несколько лёгких движений и диверсант уже в здании.
        Сергей очутился в тёмной комнате, она вела в освещённый коридор. Маску и ПНВ он снял сразу, толку в них уже не было. Пистолеты сунул за пояс под куртку и выдвинулся в сторону коридора с достаточно не подозрительным видом. Расчёт был прост, что его, если и увидят, могут принять за охранника - это даст несколько секунд на сближение. На этаже не было ни звука, слышно только копошение со двора и с первого этажа. Ещё с крыши Сергей видел, как несколько слуг и охранников таскали тяжелые ящики на первый соединённый с пристанью этаж. Неслышной походкой он шёл по небольшому совещённому коридору с деревянными перегородками, ни звука не было слышно. Чуть слышный шорох из соседнего дверного проёма слева от проходящего Сергея, заставил его отдёрнуться в назад, рефлекс сработал во время, на место где только, что должна была быть его шея, в деревянную стену впился метательный нож. Ёпстудей. Лезвие ромбической формы, заточенное с обеих сторон с несколькими зазубринами ближе к рукоятки для более удобного прохождения между костей. Сама рукоятка была обёрнута тряпицей, начиная с лезвия, чтобы при попадании принять
на себя кровотечение и исключить не нужные брызги. В империи этот нож назывался хорда.
        Сергей резко метнулся вперёд, хватая нож правой рукой, он прокрутился вокруг себя, показывая, что собирается метнуть нож обратно, в это время, левая рука, изъяв из-за пояса один из пистолетов, пальцем сдавила курок. Первая пуля попала видимо в стену, был слышен звук удара о дерево. Вторая вошла во что-то мягкое, в темноте послышался звук упавшего мешка. Для верности Сергей пустил ещё одну пулю на звук падения. Всё стихло. Диверсант спешно пересёк коридор, собирая отстреленные гильзы, тело в чёрной одежде, маске, лежало в темноте в углу комнаты. Хорды были закреплены почти на всём теле - жилете на груди, наручнях, поножах, две из них были зажаты у метателя для броска. На поясе у него висел длинный кинжал, разделочный. Сергей сам в уме похвалил себя за точность, вторая пуля попала противнику в живот, третья в правую сторону груди точно между двумя висящими ножами. Клиент готов. Держа хорду в правой руке, диверсант распорол одежду противника. На груди была татуировка в виде змеи опутывающей собой планету пронизанную кинжалом. Сомнений не осталось - это исполняющий ордена мастеров жизни. Оттаскивая
тело, Сергей анализировал информацию: «Меня так быстро не могли вычислить, а тем более нанять мастеров жизни, а которых на этой планете даже слыхом не слыхивали, если эти религиозные убийцы и существуют на Корде, то только в зачаточном состоянии». Мысли прервались доносящиеся шорохи из коридора. Оставив тело в небольшом закутке, Сергей прижался к стене, через деревянную перегородку пропускающую свет, он отчётливо увидел второго исполняющего с невозмутимым видом прохаживающегося по коридору, внезапно он замер полу обернувшись. Он заметил выбоину от метательного ножа, брошенного в Сергея. В темноте щёлкнул пистолетный затвор. Гильза не ещё не успела удариться о деревянный пол, как под левой лопаткой метателя начало растекаться красное пятно, тело исполняющего медленно сползало по стене. Сергей подхватил его за шкирку и, взвалив на спину, отнёс к первому товарищу. Также ловко разрезал одежду на груди, ещё один мастер жизни. Поёрзав у каждого хордой на груди около минуты, Сергей завернул что-то в тряпицу и спрятал в кармане. Всё встало на свои места, сегодня они не убийцы, сегодня они охранники, это точно
не такой просто склад - логический вывод.
        Первый этаж склада играл роль дока, где происходила погрузка, Сергей, обойдя не частых охранников, занятых переносом ящиков из других частей склад спрятался между рядами. В некоторых местах показывались уже знакомые исполняющие. Крупная баржа подходила к пристани. Через минут пять с неё сошли четверо мужчин в штатском и около пяти метателей ножей. Видимо главный, отдав распоряжение о начале погрузки своим людям подошёл к Цвикару, они не долго беседовали, простились и разошлись. Погрузка была уже в самом разгаре. Охранники и метатели многие, оставив свои посты, суетились, таская ящики на палубу, там их укладывали в трюм.
        Сергей понимал, что нужно действовать именно сейчас, но осуществить поджог и быть незамеченным при таком скоплении охраны было невозможно, прорваться с боем тоже. Диверсант осмотрелся. «Какой же я дурак» - Сергей отругал сам себя. Он досконально осмотрел всё, что было в этом доке, но не уделил внимания ящикам, которые были ему до боле знакомы.
        Кроме обычных деревянных ящиков больше половины склад занимали привычные зеленые армейские ящики. Сергей скрытно, начал приоткрывать некоторые. Автоматы, винтовки, пистолеты, патронов было очень много. От ускоренной работы грузчиков диверсанту пришлось сместиться вглубь ангара. В небольшом коридоре из ящиков Сергей заметил несколько стоящих друг на друге с красно-чёрной полосой с боковой стороны. «7,62 П-41 ГЛ 2304 шт». Дальше были еще, какие-то цифры, но они значения уже не имели, чёрно-красная полоса - бронебойно-зажигательные патроны. Сверху лежала мешковина. Между ящиками он закрепил обе гранаты, пропустив через них проволоку, сделал растяжку, закрепив другой конец проволоки на соседнем ящике. Достав из кармана тряпицу с пластилином, усиленно промазал вся рядом с гранатами. Подтянув к себе мешковину, чтобы обтереть измазанные пластилином руки. Также мешковиной он завесил торчащие гранаты. Подняв голову ели, сдержал радостный выкрик. На верхнем ящике под тряпицей лежала связка из трёх РПГ-18?. Разрезов верёвку и, подхватив одну из мух, Сергей осторожно прокрался к приоткрытой двери, ведущей
через первый этаж на улицу.
        Баржа легко покачивался на встречных волнах, обе луны узко выглядывали из полуночных облаков. Легкий ветерок доносил свежие речные капли до лиц, стоящих на палубе немногочисленных пассажиров. Михард Гриль - приказывающий ордена мастеров жизни и носящий в нём имя Харот, стоя на палубе, всматривался в светящееся здание склада. Издалека были видны фигурки суетящихся людей готовых к началу погрузки.
        - Как причалим, немедленно начинайте погрузку, пусть исполняющие тоже участвуют, у нас мало времени - скомандовал он троим старшим надзирающим стоящим чуть поодаль. Глухой стук носа о причал послужил для пассажиров сигналом о прибытии. Ловкий слуга, первым спрыгнув на пристань, закрепил канаты, двое других поставили деревянный трап. Первыми спешно вышли на внутреннюю пристань двое исполняющих. Ожидавший их третий появился из тени, сообщив, что всё в порядке. Харот в сопровождении надзирающих покинул баржу. На встречу троицы вышел Цвикар в сопровождении охранника. Дав рукой, распоряжение надзирающим следить за началом погрузки Харот приблизился к Цвикару.
        - Оставь нас - быстро сказал хозяин дока охраннику.
        Оглядывая приближающегося гостя Цвикар начал смущённо улыбаясь.
        - Здравствуйте господин Харот, рад вас видеть.
        - И вам здравия господин Цвикар - холодным голосом произнёс гость - вторую часть денег получите завтра вечером и мы отбываем из города. Вернёмся только, когда будет готова следующая партия, сколько ещё вам будут нужны исполняющие, когда можно ждать следующую партию оружия руссов?
        - По оплате я полностью вам доверяю. Исполняющие нужны ещё дней на десять, к этому времени я окончательно смогу обанкротить заведение Ровеса и встану на его место тогда я смогу получить гораздо больше оружия из гор.
        - Особенно если атаман Стадер победит на выборах - иронически усмехнулся приказывающий.
        Грузчики, охранники и несколько исполняющих спешно перетаскивали ящики на палубу, там ещё трое слуг ловко укладывали смертоносный груз в трюм.
        - Ещё как победит, я не сомневаюсь. Угоститесь? - спросил Цвикар, вынув начатую бутылку из-за пояса.
        - Благодарю, но устав нашего ордена это запрещает - тактично отказался гость.
        - Понимаю, но празднество основания на этом месте первой пиратской деревушки нас всех обязывает - досадно ответил Цвикар прикладываясь к горлышку - я слышал о ваших религиозных разногласиях с первосвященником и всей церковью.
        - Жизнь - самое ценное, что дал нам Священное Дитя, но чтобы не потерять её нужно платить неважно герцог ты или слуга, рождаемся мы одинаково, а вот умираем по-разному - подытожил религиозную мысль приказывающий.
        Молодой охранник в кожаной куртке с карабином СКС за спиной, вытирая грязным рукавом, пот со лба миновал беседующих «начальников». Он сделал уже около десятка ходок до баржи и, видя скорое окончание погрузки, ждал приятного часа, когда их распустят, и он сможет отпариться в город понежиться утром в кроватке с девчушкой у ближайшего трактирщика. В левой части склада было уже достаточно пусто. Парень, прибывая в сладострастных мыслях, почти бегом направлялся к очередному ящику. Крепко ухватив зелёный ящик, он потянул его на себя. Уже держав ящик в руках парень заметил торчащую от ящика проволоку куда-то в сторону соседних ящиков и мешковины, откуда раздался, почти не слышный, щелчок. Не придавая ему значения, одернувшись, он, успел сделать лишь шаг, но через мгновение увидел яркую вспышку, которая обогнув его тело, осветила всё здание склада. Молодой охранник видел, как ударившийся о пол деревянный ящик раскалывается, и из него начинаются высыпаться патроны, которые мгновенно съедают языки пламени. А он сам парит уже и наблюдает свысока, как недавние тёмно-зелёные ящики рассыпаются огнями и
взрывами.
        - Я давно хотел спросить у вас а… - громкий взрыв прервал незаконченный вопрос Цвикара.
        Оба как по команде обернулись, вспышка, грохот разрывающихся патронов и массивный столб огня на мгновение вогнали в ступор всех обитателей дока. Харота ослепила вспышкой, инстинкты сработали быстрее мозга. Приказывающий пригнулся, и резко обернувшись почти по памяти, пытаясь сбросить пелену с глаз, побежал сторону баржи крича на ходу.
        - Все на баржу, уходим, отшвартовываемся, кто не успеет, прыгайте в канал!
        Цвикар всё ещё стоял как вкопанный, наблюдая изменение траектории полёта тела охранника вследствие встречи головы и одной из потолочных балок. Босса подхватил на бегу один из телохранителей. Харот уже почти оправившись от слепоты широкими шагани, нёсся к спасительному сдуну. Находящиеся на палубе перерубили швартовые канаты, трап не снимали, громко бухнулся в воду. Ещё два шага. Один. Прыжок. Тёмной фигурой приказывающий пролетел около пяти метров от пристани неслышно приземлился на палубу.
        - Гони на полную, сейчас сюда пол города сбежится, нас не должны видеть - прокричал он рулевому.
        - Ещё не много только выйдем из этого узкого канала на реку и пойдём на придельной - отозвался капитан - здесь очень узко застрянем.
        Приказывающий немного успокоился, переводя дух, он протёр глаза. За спиной полыхало огромное зарево, по всей округе стоял грохот от стреляющих пуль и разрывов гранат.
        - Господин Харот - окликнул его единственный надзирающий стоявший ближе всех к барже - с вами всё в порядке, вы не ранены?
        - В порядке!? Как я могу быть в порядке - обернувшись, прокричал приказывающий.
        Харот редко терял самообладание, но потеря самой крупной партии оружия руссов, которую так сложно достать и возобновить полностью выбила его из калии. В горячки он замахнулся кулаком на своего подчинённого, но внезапно застыл, не обращая внимания на гримасу лица надзирающего, готовившегося получить удар. Внимание Харота привлёк тёмный силуэт мужчины, появившийся с правого берега канала, ни лица, ни одежды видно не было. Силуэт достал что-то из-за спины, издалека это было похоже на небольшое поленце. Положив это «поленце» к себе на правое плечо силуэт застыл. Приказывающий не был близко знаком с тяжёлым вооружением руссов, но почему то решил, что это «полено» опасно. Рефлекторно мыски ног сами оттолкнули тело от левой палубы. Харот сделал сальто в воздухе и рыбкой нырнул в воду, во время своего полёта, как бы боковым зрением он увидел как массивная граната, оставляя за собой шлейф дыма, влетает в открытые палубные ворота, куда ещё недавно укладывали зелёные ящики.
        Тёмная голова появилась из воды вдали под небольшим пирсом. Приказывающий с уже равнодушно наблюдал за пылающей баржой.
        - Я запомнил твой силуэт, когда мы встретимся, я узнаю, у кого хватило храбрости выступить против Ордена Мастеров Жизни - хладнокровно прошептал приказывающий.
        За спиной в стороне порта отблескивало ало-жёлтое зарево. Сергей неспешно перемещался по слабоосвещённым улочкам, стараясь не привлекать внимания, хотя за десять минут он не встретил не одного прохожего. Приезжие ровно, как и фасулы старались по ночам без особой надобности не покидать игровых домов и гостиниц, местные были заняты работами или пьянствовали, но осторожность превыше всего. Вскоре осторожность всё же начала давать свои плоды, горожане начали реагировать на зарево из южной части города. Люди выходили на балконы, некоторые уже спешили увидеть всё своими глазами. Такое развлечение как грандиозный пожар здесь не часто.
        Крадясь в тени вдоль стены небольшого каменного дома, Сергей заскочил в небольшой переулочек, хотя его было трудно так назвать даже проём между соседними домами, он был чуть больше двух метров в ширину и десятка в длину заканчивающегося тупиком из груды хлама.
        - Эх, винишка бы сейчас крепкого - на выдохе произнёс Сергей.
        - Для хорошего человека и не только винишко - послышался отзыв.
        Из темноты показался один из темнокожих сподручных Ровеса с большим мешком за спиной. Обойдя Сергея, он прикрыл его со стороны улицы, держа в руках открытый мешок. Диверсант поспешно переодевался, меняя свой ночной наряд на уже понравившийся ему фисташковый камзол. Свою одежду и оружие он вложил в тот же мешок, получив взамен, данный Ровесом Смит и Вессон.
        В это время со стороны улицы раздавались крики, голоса и громкий топот нескольких десятков ног по мостовой, жители спешили к порту посмотреть на грандиозное зрелище. Сергей со связником высунулись из-за угла. Группа разномастных марафонцев из разных слоёв бандитского города с шумом, визгом и грохотом двигалась к порту. Основу составлял Ровес и его сподручные, видимо все бежали из его заведения. Главарь был в центре с ним двое телохранителей, ещё двое бойцов Ровеса с какими-то тюками бочонками на спинах подгоняемые маленьким чернокожим бежали почти в конце. Остальная публика цвела непохожестью. Несколько бродяг, двое пьяных забулдыг с разбитыми лицами, зарево завершило их драку, трое нетрезвых танцовщиц одетых только в перьевые наряды, седоватый мужчина лет пятидесяти с выдающимся пивным животиком и накинутой на нём белой простынёй размахивая револьвером с длинным стволом нёсся чуть сзади Ровеса, его нагоняли две полуголые проститутки и телохранитель. Ещё несколько подвыпивших бандитов с бутылками в руках, но венцом этого марафонского фарса был предводитель забега. Метрах в десяти и судя по
скорости, обгоняя основную группу впереди на своей таратайке, сильно ударяя руками с надетыми на них толкающими колодками, по дороге нёсся полупьяный Гарот Счастливчик по пути, выкрикивая что-то непонятное основной группе преследователей тем самым вызывая бурных хохот в их рядах.
        Сергей со связником незаметно примкнули к колонне и поравнялись с Ровесом. Тот, заметив своего гостя, лукаво улыбнулся в свойственной ему манере, уже понимая, что дело сделано в лучшем виде. Марафонцы, сделав несколько поворотов по улочкам, вбежали на вершину небольшого холма застроенного домами. Обрыв в сторону порта был очень крут, вдоль него тянулась мостовая с небольшим парапетом. Счастливчик вылетел на смотровую площадку самым первым, и чуть было не потерял своё гордое звание, несясь на большой скорости в сторону обрыва. Лететь бы безногому в полуночную мглу, если бы не его реакция и небольшой бордюрчик, о который он сумел затормозить собой под общий смех вбежавшей толпы, катясь кувырком. К его чести, он быстро поднялся, и, отряхнувшись, попрыгал к своей тарантайке.
        Новоявленные зрители громкой толпой вбежали на смотровую площадку. С неё открывался замечательный вид на весь порт в центре, которого громом раскатывались взрывы и светило яркое пламя. Чуть дальше от зарева в канале, на открытой воде ещё мелькали небольшие огоньки от почти ушедшей под воду баржи. Находившиеся на холме немногочисленные зеваки и тройка фасулов не обратили никакого внимания на новых зрителей, активно наблюдая и обсуждая случившееся. Вновь прибывшие быстро рассредоточились вдоль краёв обрыва. Ларен и тут не подкачал в своём умении угождать. Мимолётом появились два складных деревянных кресла, на которые, установив их на наиболее удобном для наблюдения месте, пригласил своего господина и его именитого гостя. По его приказу бойцы принесли со сбой и небольшие бочонки с вином, зазывая всех находящихся на холме выпить за здоровье господина и прекрасное времяпрепровождение. Собравшиеся особо не возражали да и устраивать такие уличные угощенья по и без повода, а особенно в дни торжеств, были в порядке вещей у имперских дворян, к которым совершенно без насмешек причислили себя Корзанские
мафиози.
        Новоиспечённые зрители устраивались, кто где или просто садились на мостовую, бурно комментирую каждый взрыв в теле пламени и поражаясь пучкам трассеров летящих в разные стороны.
        Сергей развалился в кресле и дал телу немножко расслабиться. Мышцы немного ныли, чувствовалась усталость от постоянного недосыпа. Сердце колотилось, буквально разрывая грудную клетку. Из головы до сих пор не выходило присутствие на планете мастеров жизни, которых в расчёт не брали. Осушив бутылку окончательно Сергей приподнял голову в сторону разливающих. Через мгновение рядом уже появился Ларен с подносом и полным пол-литровым кубком красного вина, по вкусу напоминающим вишнёвое. Ровес, не обращая внимания не на кого, даже на вино глазами ребёнка наблюдал за фаер шоу. В такой прострации он прибывал минут двадцать, видимо не веря своему счастью. Как мало человеку нужно для полного счастья. Насладившись зрелищем мафиози, откинулся на кресло и с неизменно широченной улыбкой посмотрел на недавнего диверсанта.
        - Как прошли твои - сделал лёгкую паузу и потом произнёс шепотом - переговоры?
        - В общем, всё было, как запланировано, но небольшие тонкости заслуживают внимания. Мы обсудим их, когда вернёмся в твоё заведение.
        Через пару часов пламя пошло на убыль, зрители изрядно напились. Ещё оставшиеся в рассудке с пошлыми шуточками наблюдали за движениями оперённых танцовщиц и одной из проституток присоединившейся к их группе. Некоторые палили в воздух от удовольствия.
        В игорный дом вернулись, когда уже светало. Ровес выпил, наверное, с половиной города по дороге и расцеловал всех встречных проституток и других лиц женского пола. Сергей хоть и смог отказаться от поцелуев, но обязан был, как гость пить всегда с хозяином. Последний, но не менее горячий поцелуй чернокожего был адресован уже лысине Счастливчика, после чего мафиози опал в руки не менее пьяного Сергея затянувшего столичную блатную песню. Он специально изучил местный шансон, по исполнению и смыслу мало чем отличающийся от земного. Ровес, потерявший способность идти, но не петь, всеми силами пытался попасть в такт. Идущие рядом подчинённые мигом её подхватили более дружно, сказывалась разница в литраже выпитого.
        Двоя тёмнокожих внесли хозяина по лестнице в кабинет, пошатывающийся Сергей, поддерживаемый Лареном шёл следом. Бандиты заботливо уложили тихо сопящего себе под нос очередную песью босса. Маленький босс усадил гостя в мягкое кресло.
        - Господин Конье что-нибудь желает? - Поинтересовался маленький босс.
        - В-В-Винна, девок и - размахнув рукой, пробормотал Сергей, помолчав немного исправился - нееее, простооо виннаа, девок завтрааа.
        - Будет исполнено - глядя в пьяные бегающие глаза Сергея, чётко произнёс Ларен.
        Проводя глазами уходящих темнокожих, маленький босс уже собирался пойти за вином как почувствовал прикосновение крепкой руки к своей кисти. Рука гостя потянула его к себе. Ларен обернулся, полагаю, что гость желает что-то ещё, и в этот же момент потерял чуть не потерял дар речи, только что пускающий слюни от чрезмерного количества, выпитого господин Конье смотрел на него совершенно трезвым холодным взглядом.
        - Принеси суда вещи, в которых я ходил на дело, вина и закажи, крепкого отвара из трав и то чем ты хозяина на утро отпаиваешь.
        В ответ Ларен лишь испуганно кивнул. Всю дорогу он лишь поражался этому интересному гостю. Господин Ровес пил во многом больше всех кого он знал, и то сегодня он потерял самообладание, а этот выпил столько же и так хорошо держался и имитировал пьяного, чтобы никто даже из непосвященного окружения не усомнился, что их гость сотворил ночью в порту.
        Сергей, попивая чаек, расхаживал по комнате. Поглядывая на окна, где уже рассвело. Спасть хотелось, но поток новых мыслей вперемешку с богатырским храпом Ровеса не давали отойти в царство Морфея. Бросая взгляд в сторону хозяина, Сергей мысленно усмехнулся. Какой сильный мужчина, выпил он сегодня как лошадь, но не одним действием не прокололся. Даже Сергей поймал себя на мысли, что сидя на раскладном кресле и наблюдая зрелище, чуть было не поставил пустую бутылку рядом под кресло. Здесь так никогда не делают. Пустую посуду, всегда оставляют на столе или, как сделал Сергей отдают официанту. Правда можно было, и запустить её с холма или об стену - в этом нет ничего предосудительного.
        Устроившись сидя в кресле, Сергей прикрыл глаза. Сон стал медленно овладевать телом и сознанием, в котором ещё теплилась мысль: «Что нужно здесь Ордену Мастеров Жизни»?
        Приказывающий Харот глядя на взошедшее светило Корд, спешно облачался в принесённую исполняющим сухую одежду. Злоба, охватившая его впервые часы после трагедии прошла. Холодный разум подбирал варианты выхода из ситуации с наименьшими потерями. С деревянной лестницы донеслись шаги. В комнату вошёл один из старших надзирающих - Гетаракта, единственный из трёх, что чудом выжил после взрыва и спрыгнул в воду у пристани.
        - Приказывающий, я, счислив, что вы уцелели - склоняя голову в приветствии, произнёс подчинённый.
        - Говори, что удалось выяснить и какие меры были приняты, пока я скрытно добирался сюда?
        - Мои исполняющие и младшие надзирающие работающие втемную в бандах, сделали всё, чтобы никто не узнал о нашем присутствии в этом городе. Сильно обгорелые тела наших братьев были скрыто, вывезены ещё до рассвета. Господин Цвикар и выжившие четверо охранников, которые видели нас исполнены.
        - Установлено, что произошло и кто автор этой ночной картины?
        - Надзирающие выяснили следующие. Некто - это был один человек. Проник через крыши соседних складов в наш. Крыша была единственным способом. На верхнем этаже он убил двоих исполняющих, которых мы выделили Цвикару для внутренней охраны. Оба убиты оружием с Апорина. Выстрелы были произведены очень точно. Одному в спину в сердце другому в грудь и в живот. Далее нападающий спустился внутрь дока и в одном из рядов установил взрывной устройство. Покидая здание, он видимо взял с собой один из гранатомётов руссов. Ликвидировав двоих часовых по правой стороне канала принялся ждать взрыва, карауля баржу.
        - Достаточно, Гетаракатка вы свободны, можете идти.
        Поклонившись надзирающий покинул комнату. Сев поближе к горящему камину приказывающий вытянув ещё дрожащие от ночного холода руки, погрузился в неприятные мысли. Кто мог это быть? Вопрос, который стоял колом. Кто был целью нападения. Предположим Цвикар. Если это босс восточной части или остальные боссы города, то не стали бы взрывать, а пришли, забрали бы так. Это не они. Если удар был по грузу, единственные кто смог бы его провернуть это горные руссы. С Мастерами Жизни они, как и даже многие бандиты не водили дел. Специалисты и ресурсы у них для такой операции есть, но не сходится из гор выбраться практически не возможно, а из вне на планету не попасть. Оставался ещё конкурент Цвикара по бизнесу и по улице Ровес. Он, безусловно, выиграет, избавившись от такого назойливого конкурента, но у него нет людей, которые, в одиночку могли бы такое провернуть, и не стоит забывать, что удар был нанесён очень своевременно, именно в момент передачи груза. Нападение совершено с помощью оружия привезённого с Апорина, но это не о чём не говорит, весь город, а если и не вся планета, наводнён таким оружием.
        Харот резко встал с кресла, решение как ему показалось было бесхитростным и лежало на поверхности. Против ордена играет кто-то очень большой и сильный на этой планете, но это не граф Акирил, ему нет дел до ордена ровно, как и ордену до него, но это сейчас. Остаётся самое простое - планетарная тайная полиция. У неё есть возможности, информация и хорошо обученные кадры.
        Приказывающий не хотел докладывать о потери груза, это было чревато последствиями, но предполагаю нависшую опасность уже для всего ордена был вынужден всё сообщить вершащему. Сам себе Харот поклялся лишь в том, что найдёт того, кто смел, бросить ему вызов.
        Глава 10. Гладко было на бумаге…
        Приглушённый свет пробивался сквозь зашторенные окна второго этажа небольшого особнячка в пригороде столицы. Дом был построен в центре парка. Мощные лиственные деревья закрывали его и всё, что было рядом от посторонних глаз. Вершаший Лосар, в миро профессор космологии Сомас, приоткрыв занавеску, взглянул на заходящее светило. Лёгкий ветерок раскачивал верхушки деревьев. Он был уже в годах, руки, бывало, не слушались, но крепость духа, ясность ума не покидали этого почтенного господина. Он вгляделся в густую листву, пытаясь рассмотреть хотя бы одного исполняющего из его охраны, но это оказалось четно. Только огромная статуя из зелёного металл оставшаяся от прошлого владельца сурово сморила, ввысь держа в руке металлический шар. Она, как и множество бесполезного барахла осталась от предыдущего владельца особняка, крупного офицера флота, погибшего пару циклов назад. Он служил офицером на Аппорине и, как и многие перетаскал оттуда множество странных вещей. Лосар избавился от всего разом, но взгляд этого монументального мужчины, чем-то заворожил нового хозяина. Зашторив занавеску, вершащий мысленно
похвалил своих метателей. Из монитора зазвучали гудки вызова. Лосар отбросив свои хвалебные мысли, приблизился к средству связи. Включив защищённый канал, он расслабленно откинулся на кресле. На мониторе появился сравнительно молодой мужчина.
        - Приветствую вас Великий - с торжественным поклоном начал молодой - надзирающий Гетаракта, ваш верный слуга. Вышел на связь по вашему зову.
        - Приветствую тебя надзирающий Гетаракта, надзирал ли ты вчера ночью за приказывающим Харотом?
        - Да великий, надзирать за приказывающим мой долг.
        - Расскажи, что произошло вчера в порту.
        - Приказывающий Харот с тремя старшими, надзирающими и десятком исполняющих прибыли на арендованной барже в док господина Цвикара. Оттуда начали перегружать на судно тяжелые ящики. В середине погрузки я надзирал вспышку и мощный взрыв. Приказывающий среагировал быстро, он отдал распоряжения об отплытии и в мгновение ока появился на барже. Проходя по каналу, со стороны берега в баржу выстрелили. Я отчётливо надзирал как снаряд попал точно в открытый трюм куда успели загрузить часть ящиков, приказывающий и ещё несколько братьев ордена успели покинуть судно.
        - Гетаракта, ты надзирал, кто это сделал?
        - Да великий, я видел его силуэт издалека, когда он стрелял в баржу, но согласно вашей воле не вмешивался.
        - Ты хорошо поступил, твоя задача надзирать за приказывающим Харотом и никогда не во что не вмешиваться до моего личного распоряжения. Как тебе кажется Харот был готов к этому нападению?
        - О, Великий, приказывающий среагировал молниеносно, что и спасло его жизнь, но он не мог знать о нападении.
        - Почему ты так решил?
        - Зная приказывающий о нападении, он бы не стал перемещаться на судно, а сделал бы вид, что не успел до него добраться. Выстрел в судно был для него на много опаснее, чем взрыв в доке. Человек, который устроил это, не мог быть не одним из подчинённых Харота.
        - Расскажи подробнее о человеке.
        - Он был хорош, знал, что и где находилось. Делал всё быстро, умело.
        - Как ты думаешь, кто он, кто его послал?
        - Я не знаю, кто он и кто его послал, я надзирал, как он с помощью нашей хорды исполнил одного из охранников порта незадолго до выстрела в баржу. Его стиль и движения не были похожи не на один из стилей империи.
        - Я понял тебя Гетаракта, надзирай за приказывающим Харотом, как и далее. Конец связи.
        Молодой человек поклонился и исчез с экрана монитора, оставив вершащего в тяжелых раздумьях.
        Около цикла назад вершащий от одного из обращённых офицеров тайной полиции сектора узнал, что тогда ещё старший надзирающий Харот является агентом тайной полиции. Лосар уже хотел тихо исполнить негодника в любой из ближайших операций, чтобы совет вершащих никогда не узнал о предателе в рядах ордена, но ситуация оказалась куда интереснее, в тайной полиции тоже не знали, что их агент старший надзирающий Ордена Мастеров Жизни. Вершащий проанализировал все донесения от обращённого и все известные дела, в которых принимал участие надзирающий начиная с самого начала и даже похвалил надзирающего за ловкость. Харот использовал оба своих положения для сбора информации сведений и выполнения задач, как Ордена, так и тайной полиции и ни разу не попался. Узнав всё это Вершащий лично ходатайствовал Харота на должность приказывающего и направлению в систему Корт под свою руку, и приставил к нему негласно лучшего надзирающего. Чтобы тот следил и доложил, когда Харот начнёт делать, что-то противоречащее политике Ордена.
        Из доклада приказывающего Лосар уже согласился с выводом, что диверсия, скорее всего, была произведена силами планетарной тайной полиции и за этим стол никто иной, как Господин Вентраль, но это он отмёл сразу. Если бы этот приказ шёл из управления тайной полиции Харот был бы в курсе и сумел бы избежать диверсии. Выдавать себя из-за такой мелочи ему не с руки. Всё сходилось точно, но его лучший надзирающий не мог так ошибиться. Тогда кто, может конкуренты по бизнесу его нелегальных партнёров, возможно. Люди там серьёзные, могли и руссов нанять.
        - Ёпстудей Ровес вставай, Ровес подъём - приговаривал Сергей, похлопывая тёмнокожего по щекам.
        Босс мафии никак не желал открывать глаз и что-то мычал в ответ. Из его уст звучали непонятные звуки, глаза были полуоткрыты.
        - Ровес чёрт бы тебя подрал - тормошил его Сергей - Ровес я твою маму…… Ровес я твоё заведение поджог.
        Ругань и угрозы не давали никакого эффекта.
        - Ровес тебя Шеяр к себе вызывает.
        Последние слова подействовали на мафиози подобно пузырька с нашатырём, он резко открыл глаза и отдёрнулся в сторону.
        - Ты это серьёзно? - хриплым голосом не похожий на его обычный спросил Ровес.
        - Серьёзнее некуда, с час назад его люди приходили. Ларен сказал, что ты после вчерашней прогулки сильно утомился, те поржали и передали, чтобы ты был пред ясные очи Шеяра как проспишся…
        - Мне нужно привести себя в порядок - сказал темнокожий вставая с дивана.
        - Таз с чистой водой и кувшин у тебя на столе там же и твой утренний отвар, кстати хорошая штука с похмелья отпускает чисто даже я её утром подлечился - с усмешкой проинформировал Сергей.
        Ровес подошёл к столу, опустив голову в таз начал умываться. Полотенце лежало слева.
        - Расскажи пока, как вчера всё прошло с твоей стороны, ты, кажется, говорил вчера, что всё прошло как задумано, но есть небольшие тонкости?
        - Тонкости есть - отхлебнув из чашки отвара начал Сергей - ты был прав он действительно гнал товар из гор и продавал его, только это была не дурь, а оружие?
        - Подумаешь - перебил Ровес - у него не на то не на другое нет лицензии.
        - А знаешь, кому он продавал оружие?
        - Да хоть чёрту - с улыбкой ответил Ровес.
        Сергей улыбнулся, подойдя к умывающемуся мафиози, он извлек из кармана белую тряпицу с засохшими следами крови и положил на стол.
        - Ничего не напоминает? - с ухмылкой спросил он.
        Увидев два вырезанных куска кожи с изображением герба Ордена Мастеров Жизни Ровес застыл, он, наверное, побелел, если бы смог.
        - Да - это кусочки кожи с груди убийц Ордена Мастеров Жизни, мы их зовём метателями ножей за характерные способы смертоубийства, а это хорда, их метательный нож - протягивая ромбовидный кинжал, продолжал Сергей - удобная штука жаль придётся выбросить.
        - Зачем ты их принёс мне, или решил себе трофеи оставить?
        - Чтобы ты срочно передал через Барда в центр. На планете действует Орден Мастеров Жизни. Такая информация должна быть проверенна по нескольким каналам, но орден самая секретная религиозная организация убийц во все империи. Даже я мало что о них знаю, а это прямое доказательства их наличие, не требующее проверки.
        - Я понял, передам - успокоился Ровес. Он подошёл к шкафу и начал спешно переодеваться в другой костюм. Сергей увидел нервное напряжение в движениях чернокожего мафиози.
        - Слушай, а кто такой Шеяр?
        - Глава восточной части города. Думаю, он вызывает меня из-за вчерашнего пожара.
        - Конечно из-за него, но если никто из посвященных в операцию, коих не много, нас не вломил, опасаться нечего. Я сейчас тоже в город, нужно закончить некоторые дела, да и в горы мне уже пора.
        - Для этого у меня всё готово. Сейчас в городе и до деревни расположенной у самой линии перед горами тебя будет сопровождать Кси - тот темнокожий, что ждал тебя в переулке с одеждой. Его многие знают, и доверять ему можно, человек надёжный, из наших.
        Покинув заведение Ровеса Сергей велел Кси отвести его в банк и на почту, там проведя некие дела, он принялся погулять по городу, попадаясь на глаза возможным коллегам по переходу в горы тем самым закрепляя свой статус мафиози. Во второй половине дня уже возвращаясь к Ровесу, Сергей не вольно остановился у заведения Цвикара. Его внимание привлекло то, что возле дверей дежурили ребята Ровеса, белый и чёрный, как окрестил Сергей парочку озорников желавших в день прибытия прибрать к рукам его тирей. Парочка громил никого не впускала, но увидев дорогого гостя в сопровождении Кси устоять, распахнула двери.
        - Босс внутри принимает новое заведение - поклонившись, поведал белый.
        Сергей прошёл в здание. Миновав холл, он вступил в большой зал со сценой и множеством круглых столиков. Первым кого он встретил, был Ларен с кипой бумаг, что-то описывая и сверяя, он сидел за одним из столов. Напротив маленького босс стояло человек десять девиц и парочка смазливых юношей. Несколько темнокожих мафиози принимали новое пополнение из бывших охранников данного заведения.
        - Где сам господин Ровес - подойдя к маленькому, спросил Сергей.
        - Господин в соседнем зале всё осматривает - почтительно ответил Ларен.
        Ровес с выражением лица шестилетнего ребенка, которого закрыли на ночь в кондитерском магазине, ходил по игровым и развлекательным залам, разглядывая новые владения.
        - А девочки тут пожиже твоих - услышал он голос Сергея за спиной.
        - Ничего, новых наберу, приукрашу, эти тоже без дела не останутся - с блестящей улыбкой ответил мафиози.
        - Я правильно понял, это заведение теперь тоже твоё?
        Ведя гостя в кабинет, Ровес неспешна рассказывал.
        - Как и весь бизнес покойного господина Цвикара, да будет ему новый мир в радость. Его нашли ещё утром в порту с перерезанным горлом вместе со своими телохранителями. Ты был прав, с кем он вёл дела так и не выяснили, ко мне тоже никаких претензий, и как достаточно верному и опытному заведение передали мне, правда, долю желают с него ломовую, но я потяну.
        Пробка с характерным звуком покинула бутылку, и вино лёгкое вино потекло в стаканы из тонкого металла.
        - Я теперь твой должник, проси что хочешь - произнёс Ровес.
        - О долге я тебе напомню, когда вернусь из гор. Теперь к делу на счёт перехода. Свои документы я пока оставлю у тебя. Кси меня уже проинструктировал, сказал только про какой-то амулет, который ты должен сегодня получить у Шеяра.
        - Держи - Ровес извлёк из кармана небольшой камушек в металлической оправке на шнурке и протянул Сергею.
        - По тайной договорённости - продолжал тот - все бандиты, идущие в горы поддрежать атамана, будут носить такие амулеты из горной породы. В горах это будет типа пропуск.
        - Ничего пабрикушечка - констатировал Сергей, держа амулет в руке.
        - Завтра с утра вы с Кси выезжаете, к вечеру будете уже в Харзане - это небольшая деревня не далеко от начала горного хребта, за ней начинаются позиций пехотных полков окружающие горы. С востока от деревни и будешь переходить, там, около сотни человек соберется. Переход будет в районе полуночи.
        Сергей в сумерках шёл по лесу. Небольшой дождик покрапывал с небес, где-то вдалеке небесный свод резала молния. Его хвалёноё ориентирование дало сбой. Ночь уже спускалась на планету, а он никак не мог найти место сбора перед переходом. Нервы, которые он всегда старался прятать от других, сейчас разрывали его изнутри. Внезапно впереди в сумерках на склоне он заметил две разговаривающие фигуры, стоявшие спиной к нему метрах в двадцати. Привычка тихо ходить выручила, как и всегда. Пара мужчин не шелохнувшись, продолжала беседу.
        Небольшой челнок сел на покрываемую утренним туманом поляну. Соблюдая полную маскировку без опознавательных знаков и габаритных огней. Полянка была расчищена специально для прибытия транспортов. Её окружали несколько наспех поставленных крупных шатров. Крепкий мужчина лет сорока пяти в грубых полотняных штанах, кожаной безрукавки, наручах и с чёрным револьвером за поясом стоял в ожидании гостя. Сирент только успел спешно выскочить из челнока, как тот, поднявшись ввысь исчез в тумане.
        - Здравствуйте, первый капитан Акирил.
        - Здравствуйте капитан Доер.
        - Все в сборе господин пройдёмте в шатёр - спешно ответил встречающий.
        Кивнув Сирент последовал за встречающим. В огромном шатре находилось ещё около тридцати подобных «разбойников» недавняя принадлежность оных к элитному полку крадов сейчас бы вызвала просто смех. Грязные, нечесаные, с разбитыми носами и синяками под глазами, некоторые с более короткими стрижками использовали парики. Собравшиеся заметили появление начальника в непривычном для них гражданском платье, но согласно приказу никак не выдавать свою принадлежность войскам даже не встали в приветствие. Уточнив об отсутствие, каких либо происшествий в лагере, первый капитан Акирил начал брифинг. Проектор вывел на стену шатра карту местности.
        - Переходить вы будете здесь сегодня ночью с востока от селения Харзан. Точка сбора у разбойников здесь, прибывайте туда малыми группами по три-пять человек, в общение между группами не вступайте, для конспирации заготовлено по несколько бутылок вина на каждую из групп. После перехода вы укроетесь вот в этом перевале - указкой он показал на небольшую отметину на карте - к утру, вы должны быть у этого хутора, там ждёт наш связной. Он спрячет вас в пещерах и обеспечит оружием и продуктами. В день выборов, на восходе, как только наблюдатель убедится и сообщит, что все руссы находятся на Плато Власти, следя за ходом выборов. Первая группа - двенадцать бойцов, вы атакуете их деревню. Убивать всех кто встретится и как можно больше, знаков страха не оставлять. Предвижу вопросы, поэтому обозначу стразу, посольство атаковать бессмысленно, у него хорошая оборонительная позиция и нашей цели там не будет. После атаки спешно отойти вот суда. Вторая группа двадцать бойцов - устроить засаду у тропы, разгневанные руссы последуют за вами. Задача - захват посла руссов полковника Семёнова.
        На стене шатра появилось изображение седоволосого мужчины в очках.
        - Первая группа делает маневр, заходя преследователям в тыл, и захлопывает ловушку.
        В случае неудачной попытки захвата, уничтожить объект. Отходить будете следующей ночью вот в этом секторе, гвардейцы на позициях будут предупреждены и стрельбы не последует, если не успеете выйти в эту ночь, ещё две последующие коридор будет работать. Вопросы?
        В шатре стояла тишина, некоторые из первых рядов утвердительно кивнули.
        - Сегодня я провожу вас и буду ждать вас все последующие ночи на позициях гвардейцев. Удачи Вам ребята.
        Весь день Сирент пытался переговорить наедине с лейтенантом Фектом, но как на зло, всё время рядом появлялся кто-то из крадов. Не мудрствуя лукаво Сирент изловчившись, бросил в карман Фекту записку. И вот сумерки небольшой лесок недалеко от лагеря у вороного камня, Фект стоял, ожидая начальника.
        - Сложно было отвязаться лейтенант? - спросил появившийся из темноты Сирент.
        - Они знают, что я давно служу вот и постоянно кто-то рядом, не доверяют - ответил подчинённый разбойничьего вида.
        - Сейчас не хватятся?
        - Исключено, рядовой Габат. Он недавно прибыл, завербован. И уди с ним в паре до места встречи с настоящими разбойниками, он моё алиби.
        - Да, хитрый ход, новичка оставить живым и подтвердить твои слова. Это хорошо - заключил капитан.
        Фект улыбнувшись, склонился в почтительной позе. Сильный раскат грома заставил говорящих повернуться.
        - Слушай Фект, после выполнения задания, или не выполнения, или как бы там ни было. Иди с рядовым в конце отряда замыкающим. При переходе как поймёшь, что что-то не так сразу бросайтесь назад. Гвардейцы примут ваше передвижение за попытку прорыва из гор и накроют всех, о выживших я сам позабочусь. Вы уходите восточнее к реке, там вас будут ждать офицеры тайной полиции. Это запасная точка отхода. Тайники про детали операции ничего не знают. Твоя версия - вам на брифинге приказали двигаться на запасную точку, но почему-то старший группы капитан Доер приказал идти через позиции. Вы чудом уцелели. Будет хорошо, если кто-то из вас будет ранен. Сделаешь всё как нужно, капитанские нашивки тебе обеспеченны.
        - Всё будет сделано, как вы желаете, господин первый капитан - с лёгким восторгом ответил Фект.
        - Иди, увидимся через несколько дней.
        Фект медленно повернулся и исчез в темноте леса. Сирент обернулся в сторону склона. Пальцы нащупывали медальон, надетый на запястье левой руки. Странное ощущение, появившееся в начале разговора, не покидала капитана и теперь. Он чувствовал это не приятное ощущение много раз, когда кто-то пристально на него смотрит. Ещё мгновение и меткий русс выстрелит из укрытия, оборвав жизнь императорскому офицеру. Хлопка не было, Сирент продолжал наблюдать как тихий ветерок разгоняет ветки деревьев. Прошло пять циклов, как он впервые почувствовал это ощущение, как будто это было вчера…
        Три четверки крадов миновали границу мёртвого города. Мёртвыми городами звали огромные груды развалин на месте городов на Апорине, днём они казались мёртвыми, а вот по ночам жизнь на поверхности разгоралась с большой силой. Москва - была самым крупным и самым опасным из этих городов. Лейтенант Акирил шёл в первой рядом с капитаном Баргтом командиром группы и его начальником. Крады перемещались неспешно без ночных приборов, без каких либо опознавательных знаков. За спиной бойцов осталось тёмная каменная дорога являвшееся границе города, до начала экспансии это была опоясывавшая город транспортная артерия. Ознакомившись с картой города на брифинге перед операций Сирент сразу заметил, что руссы строили город, кольцами опоясывая его от центра. Линии главных улиц тянулись в сторону области.
        Группы обогнули пруд и притаились под прикрытием деревьев. Капитан подозвал офицеров. Открыв электронную карту, он начал объяснять детали.
        - Мы сейчас здесь, прошли Алтуфьевский пруд. Дальше идём по городу и скрываемся в этих домах, которые выходят на перекрёсток крупных дорог напротив входа в подземный транспортный лабиринт. В этом секторе активность руссов крайне мала, но здесь могут быть патрули или даже одинокие меткие. Задача, наблюдение за входом в лабиринт, по возможности нужно взять пленного. И смотрите под ноги, здесь полно мин, и наши теплосканеры против них бессильны.
        Офицеры разошлись по четвёркам, передавая наставления подчинённым. Сирент остался рядом с новым наставником. Тот присел возле старого дерева. Мёртвые каменные здания вдалеке нависали над пустым городом.
        - Давно ты на Апорине, я знавал твоего дядюшку. Сильный человек, но не с теми водил знакомства. Я слышал, ты суда сам перевёлся, зачем?
        - Я не знавал ваших пращуров, но Риффе Акирил о вас высокого мнения капитан.
        Комплемент польстил ветерану.
        - Суда я попросился - продолжил Сирент - потому, что мне скучно отлавливать простых слуг по пещерам и саваннам. В мёртвых городах самые опасные противники, не так ли?
        - Так молодой граф - немного привстав и показав рукой в сторону развалин, капитан продолжил - на этот город впервые циклы экспансии мы предприняли восемь наступлений, и каждый раз нас выбивали за кольцо. Поговаривают, здесь проживало двадцать миллионов гражданских, в один миг все они взяли в руки оружие, сейчас, наверное, и миллиона нет, но они стали ещё опаснее.
        Из темноты появились две другие четвёрки.
        - Пошли, махнув рукой, показал капитан.
        Группа крадов двигалась небольшими перебежками между развалинами непонятных строений, жестяных челноков разбросанных по узким дворам, кучам разного мусора. Город был действительно мёртв, но это только со стороны. Построение было отточено до мелочи. Одна четвёрка впереди вторая в центре третья замывающая, одна идёт, две другие стоят, и так четвёрки меняясь местами групп, придвигалась к входу в лабиринт.
        Тьма полностью сковала развалины. Крады надели аппараты ночного наблюдения. Прячась за перевёрнутыми мусорными баками, четвёрка Сирента ожидала очереди передвижения. Спины бойцов второй четвёрки отдалялись, отыскивая позицию. Лейтенант почувствовал странное ощущение, будто кто-то очень пристально смотрин на него. Он не понимал, откуда оно взялось, раньше такого не было. Муражки побежали по спине. Сирент обернулся, кругом стояла зловещая тишина. Офицер из второй четвёрки махнул рукой разрешая начать перемещение. Крады спешными шагами взяли темп. Сирент чуть подпрыгнул от неожиданного сухого щелчка откуда-то слева. Капитан Баргот сделал несколько шагов по инерции и, схватившись за грудь из которой с сокрушительной силой била кровь, из отверстия в броне щитке, сел на колено, через мгновение повалился на бок, корчась в судорогах. Второй щелчок практически пригвоздил к каменной дороге, дернувшегося на первый выстрел бойца. Сирент почувствовал резкий толчёт в бок, в полёте он чётко увидел, как из каменного бордюра, где он находился мгновение назад, пуля высекла искры в темноте. Впереди раздались
автоматные раскаты руссов.
        - Мы влипли, меткий с прикрытием - констатировал спасший графа сержант.
        Передняя чётвёрка, спрятавшись за металлическими остатками, обстреливала окна верхнего здания.
        - Рассредоточивайтесь иди…. - проорал боец из ближайшей четверки, очередной щелчок прервал его на полу слове.
        Крады было пытались дёрнуться, но стрельба не давала им покинуть укрытие. Как и предположил Сирент эта четвёрка была обречена, светящийся снаряд, пущенный неожиданно из тёмных развалина находящихся в тылу бойцов влетел точно между двумя стоящими в центре бойцами. Вспышка, остатки и без того покорёженного челнока отлетели вперёд, тела бойцов разлетелись как игрушечные.
        - Громыхальщик слева - крикнул сержант, и присев на колено начал высматривать стрелка.
        Сирент опять почувствовал это ощущение. Звук шагов, откуда-то сзади раздался между звуками сердца. Лейтенант, будучи сидя упал на спину и высунулся из-за ржавого челнока. Из дверного проёма появилась тёмная фигура с автоматом в руках, по его движениям было понятно, что русс готовит, двоим оставшимся гранату. Два точных выстрела фазера в грудь остудили его пыл. От сильного удара тело отбросило обратно в проём. Через мгновение из темноты раздался глухой взрыв, вынесший из мглы столб пыли из мглы. Сержант рванулся к проему, откуда только что выбегал русс. Сирент последовал за ним.
        - Вбегаем и стреляем, если они там, то оглушены на мгновения.
        Вбежав в подъезд, крады огляделись вопреки их ожиданием там никого не было. Сирент выглянул в окно, щелчки выстрелов, добивали последних дезориентированных бойцов империи. В чёрное небо взметнулась красная ракета.
        - Уходить нужно - сказал сержант.
        - Не получится, меткий нас всё равно достанет, стоит только выйти, лучше затаимся.
        Здание только со стороны казавшееся целым внутри было полностью разрушено. У строения во многих местах отсутствовали стены, межэтажные перекрытия. Бойцы начали тихо передвигаться в сторону предполагаемого противника поднимаясь где это было возможно ещё выше на этажи.
        Стрельба на улице к этому времени уже прекратилась. На тёмные развалины опустилась зловещая тишина. Не было слышно не шагов, не звуков. Затаившись, бойцы даже не понимали, где они находятся, а где затаился враг. Сирент аккуратно выглянул в небольшую щель стене с видом на улицу. Небольшие огоньки, опалившие броню и форму крадов после взрыва ещё тлели, напоминая о недавнем бое. Спустя мгновение Сирент застыл. С развалин соседнего здания он заметил мигающий огонёк, он, то зажигался, то потухал, передавая неведомый сигнал собеседнику. В темните, за домом, офицеру показалось что, мгла немного осветилась на мгновение потом ещё и ещё. Лёгкий шорох донёсся с верхнего этажа. Сирент постукиванием пальцев по плечу обратил на себя внимание бойца, тыча пальцем в потолок. Крад кивнул понимающе. Сверху слабо послышались удаляющиеся шаги. Также тихо стараясь не выдать себя, они подошли к крупной дыре между этажами. Подставив под ноги искорёженный предмет, когда-то напоминающий что-то из деревянной мебели, сержант, подтянувшись, аккуратно высунул голову в темноту следующего этажа. Никого, только тишина и гуляющий
ветер по развалинам. Забравшись, боец сбросил вниз руку помогая подняться офицеру. Крады переглянулись, движениями определили, как будут идти. Сержант шёл впереди. Немного левее чуть дальше медленно ступал Сирент, держа фазер наготове. В темноте не было слышно не звука, но лейтенант был уверен, меткий там и он знает, что за ним пришли. На улице вдалеке раздались голоса руссов. Идут за трофеями, а меткий не пытается попросить о помощи, не хочет себя обнаруживать. Сирент присел на одно колено, слыша шорох шагов отдаляющегося Сержанта. Ему казалось, что меткий сидит там вдалеке без движений и смотрит на него. Опять это странное ощущение. Тьма, тем временем начинала спадать, близилось утро. В таких условиях ночные приборы пришлось снять, в сумерках лучше полагаться на глаза.
        Лёгкий щёлчок, короткий ругательный вопль сержанта, оборвавшийся на полуслове и последующий хлопок, всё смешалось в один миг. Тело бойца, отброшенное взрывной волной полетело вперёд. В момент взрыва Сирента разделял с крадом толстый кусок стены, это его и спасло. Графи почти врос в камень и старался не шевелиться. Бедняга сержант подорвался на растяжке, не мудрено в такой темноте её не увидишь даже в приборе. Издалека раздались эти уже знакомые лёгкие шаги. Меж пробитых стен, груд мусора мелькал тёмный силуэт. Ещё мгновение и противник уже подходил к телу сержанта, винтовка он держал в левой руке, в правой был пистолет. Сейчас или никогда. Сирент резко бросился вперёд, чем выдал себя. В падении навёл фазер на противника. Меткий успел выстрелить первым. Крад даже почувствовал, как пуля чиркнула поверх шлема, оставив звон в голове. Выскакивай он в рост, русс вышел бы победителем. Гул от фазерного выстрела и сгусток тепловой энергии врезается в тело противника, опрокидывая его. Сирнет вскакивает, беспорядочно водя фазером во все стороны, четно больше в округе никого. Не спуская глаза с упавшего
противника, крад приближается к его шевелящемуся телу. Из небольшого отверстия в тёмной одежде после попадания ещё шёл дым, слева от него был прибор похожий на защитный купол, не дающий носителю быть обнаруженным стандартными системами слежения, такой же, как у всех солдат империи, только слегка переделанный. Тело дёргалось в судорогах, Сирент смахнул прибор с лица русса, уже думая достать нож и оставить свои первые деванарги, но застыл. Красивая женщина, годящаяся ему если не в матери, то точно в старшие сёстры смотрела на него умирающими глазами. Глаза были черны ровно, как и её волосы, брови и веки были подведены чёрным, один такой взгляд обжигал страшнее выстрела. Забыв о желании оставить знаки страха Сирент находился в прострации. Сил хватило лишь двинуть рукой, чтобы закрыть меткой глаза. Внезапно громкие голоса и топот нескольких ног, прямо около дома привели Сирента в чувства. В небо взметнулась красная ракета, осветив часть комнаты через окно напротив. Руссы позвали подкрепление. Граф вскочил, подхватив винтовку из левой руки женщины, он рванулся назад, дыре в полу в которую они недавно
залазили. Граф сам удивился, как не подвернул себе ногу, прыгая с такой высоты. Несясь неразбитая дороги, под аккомпанемент автоматных очередей, и глотая выбитую пулями пыль с потолка, поминая всех предков, Сирент бежал по развалинам. Как это и бывает, хорошая память подвела в самый ответвленный момент. Где-то он не там свернул, и сейчас на пути офицера была стена. Обратно, назад. Топот руссов слышен уже в доме, издалека раздаётся рёв моторов. Сирент заметил слева оконный проём, выглянул. Окно выходило на большой проспект мёртвого города, заполненный искорёженными жестяными челноками. Вниз ещё три этажа, над первым сравнительно целый козырёк. Не думая Сирент прыгнул в окно. Показалось, но полёт длился вечность, за которую вся жизнь пролетела перед глазами. Сильный удар ногами. Крад пробил козырёк и с грохотом упал на каменные ступени, отскочив от них. На бегу Сирент удивился, что даже не почувствовал боли. В дворы было нельзя сворачивать, руссы ждали его там. Человек в чёрной одежде в утренних сумерках бежал практически по открытому проспекту. Отличная мишень для меткого, но щелчков за спиной слышно
не было. Уже когда далеко сзади послышался гул моторов и первые пулемётные очереди Сирент скрылся между домами.
        За спиной остались злосчастный пруд, и дорожное кольцо. Впереди виднелись разрушенные здания крупного торгового цента, где находился наблюдательный пост. Впереди ему уже машет дозорный. Сирент вбегает в двери, кругом свои. Останавливается и сразу падает, резкая боль в ноге и в теле скрючивает всё тело. Крады подхватывают офицера, несут на руках, кто-то забирает его и трофейное оружие. Уже в тумане он слышит поздравление солдат. Очнулся граф через день, полковой лекарь отметил сломанную ногу, ребро, несколько сильных ушибов. Лёжа в лазарете Сирент сживал в левой руке медальон, в мыслях всплыло, как тем утром хватая винтовку из рук меткой, этот медальон был на её запястье, Сирент с силой дёрнул оружие и сорвал его. Всю последующую жизнь граф так и носил этот медальон, посматривая и поглаживая его в самые тяжелые и опасные моменты, вспоминая своё первый настоящий бой. Где он впервые познал страх.
        Глава 11. Верую отче
        Несколько пассажирских челноков спешно двигались по раскатанной дороге из космопорта Кревлода в сторону поместья Арована. Дорога от порта до города шла небольшим полукругом, но из-за большого скопления прохожих и проезжающих там телег и повозок крестьян не давала развить высокой скорости. Прохожие не только слуги, но и свободные граждане при виде картежа останавливались и смиренно кланялись, складывая на уровне груди руки лодочкой. Так они и находились стоя в дорожной пыли до удаления челноков. Картеж первосвященника планеты был также свят, как и всё к чему прикоснётся его господин.
        Первосвященник, не обращая внимания на тряску, был погружён в глубокие размышления. Периодически он отвлекался от них, посматривая, верно ли пилот знает дорогу. Он послушник никогда не подводил. В соседнем челноке со слугами и охраной прибыл пожилой барон Вистрдо. Первосвященник догадывался, что этот в молодости талантливый чиновник, а сейчас хитрый старик рано или поздно навестит его брата. Барон же в свою очередь нашёл лучшего на планете мозгоправа. Во время отправки всеми силами внушал радушие к первосвященнику и желание помочь снова обрести брата. Святой муж отметил, что во время полёта из столицы, барон чуть ли не светился от готовности сделать всё возможное.
        Кортеж миновал городскую черту и начал кружить по цветущей окраине. Кревлод содержал огромное количество разных садов и парков, как на территории разных особняков и имений, так и в черте города. Вся скудная промышленность была выведенная из города очень давно. Кревлод жил за счёт торговли и прибывающих суда гостей для отдыха или отправки севернее в Корзан.
        Челноки остановились возле величественного особняка. Первосвященник через распахнувшиеся двери покинул свой челнок. Прибившие стояли перед массивной мраморной лестницей ступеней в двенадцать, которую венчали широкие двустворчатые ворота полтора роста в высоту и минимум два в длину. На первый взгляд тяжелые ворота с лёгкость приоткрылись. Из-за них появился не молодой хромой на левую ногу слуга, улыбнувшись, он резво для своих лет спустился по лестнице. Поцеловав поданную кисть первосвященника, слуга склонился в почтительном поклоне.
        - Здравствуйте Ваше Высокопреосвященство, комнаты для вас и вашей свиты давно готовы.
        - Здравствуй Зот, ты как всегда предусмотрителен.
        - Проходите и располагайтесь, Марна покажет все комнаты - ответил слуга, показывая на ворота в которых показалась немолодая женщина строго одетая с убранными волосами.
        По знаку первосвященника охрана, слуги и барон со свитой спешно поднялись по ступеням. Первосвященник в компании слуги шли почти последними, только двое телохранителей замыкали входящих гостей. Пилоты челноков, повели свои машины на специальную стоянку, расположенную в нескольких кварталов, держать челноки на территории имений было знаком плохого тона.
        - Как поживает мой несчастный брат? - неспешно поднимаясь, первосвященник, обратился к слуге.
        - Так же как и всегда. Он живёт в одной из комнат подвала, которая больше напоминает место для содержания преступников. Не выходит и просит никого не приходить. Только Марна посещает его несколько раз, чтобы принести еду, воду и иногда сменить бельё. Ест господин, всегда меньше чем приносят, омывается редко.
        - Да ты прав Зот, всё как всегда - с грустью в голосе заключил первосвященник.
        Светило склонилось к закату, на Кревлод начали опускаться сумерки. Старый Вистардо и не менее пожилой первосвященник сидели у камина лицом к лицу с наполненными кубками игристого вина. Старый слуга следил за полнотой кубков гостей. Тихо скрипнула открывающаяся дверь. На пороге появился лекарь. Пройдя по комнате, он устало повалился в кресло, сделав знак слуге. Зот, не теряя времени, преподнес ему кубок, откуда лекарь сделал достаточно увесистый хлебок.
        - Ну, говорите доктор - не сдержался Вистардо.
        Немного затянув паузу расслабляясь в мягком кресле, доктор начал, не открывая глаз.
        - Физически он полностью здоров, немного исхудал вследствие скудной пищи, но по его прошлой полноте может это и к лучшему. Психически он до сих пор находится в сильной подавленности, не даёт выпустить её наружу. Ему нужен для этого какой-то толчок.
        - Я всё перепробовал - начал первосвященник - различные яства, увеселения, красивые служанки, он просто отворачивался и велел оставить его в покое.
        - Если так-то сейчас прогресс на лицо, он дал мне себя осмотреть - заметил лекарь.
        - Не обольщаетесь, докторам он обычно даёт осмотреть себя.
        Мозгоправ сделал ещё глоток вина и затих, видимо начиная засыпать, первосвященник сделал Зоту знак, и тот аккуратно потормошив лекаря, повёл в приготовленную для него комнату.
        - Сколько времени прошло - с грустью промолвил служитель церкви - а я до сих пор не могу поверить, что потерял брата.
        - Как это произошло? - поинтересовался Висторадо - я слушал разные слухи.
        - Шесть циклов назад, после возвращение с Апорина мой брат, как и многие служившие на этой планете привёз оттуда два транспортника с законной добычей, вино, разные товары, предметы роскоши и самое главное слуги. Мой брат, как и я, был довольно набожным человеком, но и очень любознательным. Среди слуг руссов также им бы привезён их священник. Не ради каких-то целей, это была просто случайность. Хотя было отмечено, что слуги руссы, служившие на плантациях, и в имении при священнике работали лучше и меньше бежали. Общеизвестно, что руссы полная наша противоположность. В отличие от нас эти дикари поклоняются очень странному богу. И если мы ровно, как и наши еретики, мастера жизни и язычники, восхваляем зачатье, рождение жизни и саму жизнь поклоняясь Священному Дитя, родоначальнику всех богов безгрешному и безвинному. Руссы же поклоняются богу смерти, даже не смерти, а казни своего бога. Они носят миниатюрное его тело у себя на груди.
        - Возможно, их нынешняя сила в войне против нас зависит от их дикарских верований? - заметил барон.
        - Когда, мы начали терпеть первые крупные поражения на Апорине, мой брат тоже заинтересовался этим вопросом и вспомнил о священнике. Через общение с ним брат хотел узнать о религии руссов как можно больше, и тоже справедливо полагал, что в этом и кроятся победы руссов.
        - Но мы с вами прекрасно понимаем, что господня длань не может появиться из ниоткуда помогая войнам?
        - Именно, но там было что-то ещё, и мой брат это выяснил. Я должен быть приехать и расспросить его, но произошло несчастье.
        - Вы знаете, что конкретно произошло? - оживился барон.
        - Всё только со слов Зота. Вы, наверное, знаете, что единственный сын и наследник Корди, один из лучших пилотов, служивших в районе Апорина, тогда прибыл в отпуск к отцу. Его мать умерла сразу после родов, отец не чаял в нём души, и я, не скрою, очень любил племянника. Накануне, как вы тоже, наверное, знаете, дом посетил молодой барон, но же полковник Герольде, в ту пору он занимался надзором над торговлей слугами в нашей системе, сменив занемогшего отца на этом посту. Они с Корди росли вместе, хотя Герольде был несколько старше. Несколько дней молодые люди развлекались, пировали, занимались различными утехами. Ночью перед несчастьем у Корди был сильный скандал с отцом - Зот слышал нервные крики молодого господина, и даже удары. Утром Герольде должен был покинуть поместье и ехать на службу, Корди зачем-то нагнал его у ворот, на той самое лестнице по которой мы поднимались, ну а дальше вы и так всё знаете. Из проезжающего рядом челнока груженного овощами появились руссы, и Корди, Герольде и ещё трое охранников барона погибли. В то же утро исчез и священник руссов.
        Я с помощью своего влияния перетряс весь город и районы пригорода, но четно, никаких следов не руссов, не их священника. Мой брат после этого и впал в уныние, из этого особняка разбежались почти все слуги кроме верного Зота и Марны. В остальных имениях и на плантациях я поставил управляющими надёжных служителей церкви, в которых уверен. Только от сюда Арован постоянно прогонял всех моих людей и требовал оставить его одного без посторонних.
        - Вои имя Безгрешного Дитя, какая странная история - ужаснулся Вистрадо.
        - Барон, а зачем вы суда приехали, именно сейчас? - быстро изменив свое, тон с жалостливого на твёрдый и пристально посмотрев в глаза, спросил первосвященник.
        - Я давно знал вашего брата - удивлённо ответил барон - мы вместе служили у губернатора ещё. Когда были молоды.
        Первосвященник старчески усмехнулся.
        - Граф Акирил вот, кто, скорее всего, прислал вас суда. Я ведь вижу, что сейчас происходит на планете - ответил святой муж, вставая с кресла.
        Вистардо не нашёл, как возразить, лишь спрятал взгляд. Вся было сказано, верно. Сделав последний глоток из кубка, первосвященник направился к двери, чтобы отбыть свои покой, уходя он, бросил короткий ответ собеседнику. Оставив барона крайне озадаченным.
        - Я поддержу любого, кто вернёт мне моего прежнего брата, даже вашего Риффе.
        Тёмный подвал отдавал сыростью и зловещей темнотой. От длинного коридора в стороны шли комнаты, когда-то служившие камерами. Бароны Арованы всегда были рьяными борцами с любыми проявлениями ереси на Корте. Свет одинокой свечи в углу мне мог осветить силуэт молящегося барона Арована. Мужчина молился рьяно, что очень тихо шепча. Глядя во тьму он затих. Перед глазами с замиранием проходили образы ночей, которых он провёл в беседах в этом подвале.
        Барон спустился, освещая себя путь лампой, священника руссов он нашёл сразу же, тот оборудовал себе одну из келий. Он был крепок и высок ростом. Большая чёрная борода простиралась по чёрной рясе до уровня груди. Большой крест из жёлтого металла отражал падающий свет.
        - Ты пришел поговорить сын мой? - сходу спросил он гостя.
        - Да. Какой я тебя сын, я старше.
        - Все мы дети Господни сын мой. Присаживайся - показал священник на неказистый табурет, более роскошной мебели здесь не было - что привело тебя ко мне?
        Барон в этот момент ощутил себя несколько странно, он хозяин этого дома и часто бывал в этих застенках, но сейчас чувствовал всё здесь чужим для себя, а русс выглядел хозяином в пропахших смертью казематах.
        - Я желаю выяснить, что движет вами в бесполезном сопротивлении. Все племена вашей планеты уже давно сдались и признали нас господами, но вы до сих пор продолжаете бессмысленно гибнуть, не желая сдаваться - здесь барон немного соврал, к тому времени ощутимые потери несла императорская армия.
        - Я понимаю тебя сын мой, у тебя, как и у всех кто посещает меня здесь - барон знал, что то, что он привёз и хранит в своём особняке священника руссов тайна, но слуги с Апорина не только из числа руссов в тайне посещают этот подвал. Стоит заметить, что его никто не охраняет, а он только запирается - много вопросов, а у меня много ответов, но позволь сначала рассказать тебе одну историю из нашего прошлого и ты многое поймешь.
        Глаза священника будто светились во тьме, он тихим монотонным голосом начал своё рассказ:
        - Руссы - как вы нас зовёте. Были одним из самых многочисленных и сильных народов Земли, мы занимали больше всех территории. Из-за этого все наши соседи пытались отобрать земли, мы вели войны, всегда побеждали ворогов. Нами правили и гениальные императоры, и тираны цари, но никогда мы не забывали Бога. Время шло, люди менялись, и совсем недавно, около сотни лет назад мой народ совершил страшный грех, он отвернулся от Бога, позабыл его. Люди погрязли в грехе, невежестве и бесчестие, храмы рушились, иконы сгорали. Даже наш правитель, не чурался оскорбить веры. Бог разгневался на нас, не за грехи наши, а за то, что мы не осознали этих грехов и не покаялись. И страшен был гнев его. И вторглись иноземные вороги, и кровь полилась реками по грешной земле. И не было не одного города, не одной улицы, не одной семьи, где бы не поселилось горе от утраты близких. Враг топтал нашу землю, жёг деревни и города, угонял людей в рабство. Наши солдаты бились героически, и их было больше, но враг не знал поражений, шагая по нашей земле. Всё новые и новые города падали под его натиском и вот они уже столицу
рассматривали из далека. И тогда мы все осознали, что не захватчики это, а кара Божья за наши грехи. И взмолились все руссы, мужчины, женщины и дети, и раскаялись в грехах своих и взмолили Господу о помощи, и услышал Господь нас, и вселил большую отвагу в наших воинов и большую мудрость в генералов. Той же зимой враг бежал из-под стен столицы. Война длилась ещё долго и была не менее кровопролитной, но окончилась она безоговорочной победой. Наша страна поднялась из праха и пепла и стала самой сильной и влиятельной на планете, но прошло совсем немного времени, и вновь позабыли о Боге и погрязли в грехах, храмы не рушились, теперь внешне сами служители рушили их изнутри своими грехами. История повторилась сызнова, Господь разгневался на нас, и в небе появились ваши корабли. Теперь мы искупаем свои грехи.
        Взгляд руса был неумолим, барон, встав, не говоря не слова, покинул подвал.
        Через десяток дней пришли последние новости с Апорина, происходящие там ужасало, падение большинства баз, уничтожение в один день более миллиона солдат империи, бомбардировка целого континента. Барон невольно дернулся, узнав эти новости. В тот же вечер он снова посетил священника, и в следующую ночь, и так продолжалось изо дня в день, когда барон был в имении. Мудрые речи этого русса не шли в сравнение со многим мудрецами, которых он оставлял далеко позади. Священнику было даже разрешено выходить и гулять по ночному парку сначала под присмотром верного Зота, который очень быстро проснулся уважением к своему подопечному. Особенно после того как слуга сильно занемог и Отец Анатолий самолично выходил его проводя дни и ночи напролёт ухаживая и молясь перед постелью верного хозяйского слуги. За это барон разрешил священнику гулять по ночам по парку и даже иногда отпускали в город. Сам барон зачастую составлял ему компанию, долго беседуя.
        Той ночью в подвале, как и всегда, грело множество лучин и свечей. Различные тлеющие благовония придавали месту менее мрачный вид. Барон сел на одно из кресел, они давно сменили старые табуреты. Отец Анатолий разжигал последние свечи.
        - Я вижу радость на твоём лице сын мой, приезд дитя пусть и возмужавшего всегда праздник для отца.
        Барон склонил голову в утвердительном жесте.
        - Погляди сын мой - продолжил Отец Анатолий, засовывая руку под рясу - чем одарил меня один добрый человек.
        Барон, пребывая в раздумьях оживился. Священник извлёк из-за пазухи квадратный предмет, обмотанный в пыльную тряпицу. Развернув его, он поставил на импровизированный алтарь, над которым на каменной стене был прибит самодельный крестик. Увидев предмет барон остолбенел. Это небольшая и явно измученная временем дощечка, на которой была изображена женщина в красно-синей одежде с платком на голове, держащая на руках младенца в белой рубахе с распростёртыми руками. Арован не мог поверить глазам, со святыни руссов на него смотрел Безгрешный Дитя. Вокруг них было выбито золотыми буквами несколько надписей. Отец Анатолий стоял на коленях напротив иконы и, освещая себя крестным знамением читал молитву. Барон не понял, сколько времени длилось всё это, очнулся он, от голоса русса.
        - Это икона Леушинской Божией Матери, она чудотворна.
        Мелодичные слова священника, разбудили барона, он осознал, что уже долго стоит на коленях рядом с отцом Анатолием, глядя на икону. Пальцы его правой руки были сложены в троеперстие и повторили русский крест на груди.
        - Что со мной отче? - испуганно спросил старый барон.
        - Ты веруешь в нашего Господа сын мой?
        - Верую отче - раздалось шёпотом по каземату.
        Дверь, ведущая наверх распахнулось от сильного удара ногой.
        - Отец! - прокричал Корди - что ты творишь?
        Сильно выпивший наследник в расстегнутом мундире флота сбежал с лестницы и бросился к ним по тёмному коридору.
        - Я никогда бы не поверил, если бы сам не увидел, как ты можешь, ты рьяный защитник церкви в борьбе с еретиками.
        Офицер подлетел к застывшим стоящим на коленях мужчинам и сильным ударом ноги в лицо опрокинул русса. Схватив за грудь отца и сильна тряханув, он продолжал истошно кричать, путаясь в словах.
        - Я сделал выбор сынок - трясясь в его руках, тихо твердил барон - сделал выбор.
        - Не прощу!
        Заметив, что русс поднимается с пола, Корди провёл ещё несколько ударов, выкрикивая ругательства. Барон удивился, как такой с виду сильный человек как Отец Анатолий даже не закрывался от ударов. Закончив избиение, офицер, выкрикнув что-то отцу, выбежал из подвала. Всё было как в тумане, Арован видел поднимающегося русса, который снова склоняясь над иконой усиленно, что-то молил на русском.
        - Отец Анатолий вы в порядке - спросил он.
        - Ох, горе, ох грех то какое, ох горе всем нам - повторял русс, не обращая внимания на капающую со всего лица кровь.
        - Отче, простите его, он пьян и молод.
        - Я уже простил сын мой, но боюсь, он не простил - показывая на икону, произнёс русс.
        Священник шёл по тёмному парку. Кровь давно перестала течь, но сломанный нос, разбитые губы и заплывший глаз, не могли даже во тьме скрыть следы недавних побоев. Ночь была светлой, в вдалеке уже теплился рассвет. Мужчина подошёл к живой ограде и остановился в небольшом её проёме сев на землю. Тьма начинала сдавать позиции свету. Рядом верещали насекомые, изредка над головой пролетали ночные птицы. Просидев минут десять, он услышал недалёкий крик ночного хищника. «Лукавый уже здесь» - мелькнуло в мыслях.
        - Здравствуйте святой отец - раздался чуть слышный шёпот из ближайших с изгородью кустов. Присмотревшись, там были видны очертания мужчины.
        - Здравствуй Лукавый.
        - Чего звали так срочно, икона помогла?
        - Помогла, сын мой, и свечи помогли, да только пути Господни неисповедимы, молодой барон посетил нашу келью.
        - Я правильно понял, это он вас так разукрасил?
        - Да сын мой, барон уже полностью проникся и был готов перейти к таинству крещения, и…
        - Это плохо, год работы коту под хвост. Святой отец вам нельзя здесь оставаться - заключил гость, не давая договорить священнику.
        - Это с тобой Лукавый мы год знакомы, а с бароном я уже три беседы веду.
        - Уходите по запасному плану в горы, дорогу вы помните?
        Священник удовлетворительно кивнул.
        - Одежда транспорт всё будет ждать вас согласно плану, и не медлите отче, если утром вы ещё будете в особняке даже я не смогу вам помочь. И от бороды и усов придётся избавиться.
        - Ты прав сын мой мне пора, только ответь мне на вопрос.
        - Да святой отец.
        - Кто тебе такое грешное имя дал?
        - Работа у меня такая, под своим никак нельзя, а тот, кто дал, он большой шутник.
        - Прощайте сын мой.
        - Прощаю отче - ухмыльнулся Лукавый и добавил - даст бог свидимся.
        Священник исчез во тьме сада, Лукавый, бесшумно пройдя через кусты, попал на тёмную улицу. Всю дорогу к таверне его мучила мысль, о каких свечах шла речь, икону, которую он передал отцу Анатолию ваяли специально, чтобы лик младенца Христа был схож с Безгрешным Дитя, а потом ещё с помощью кислоты состарили изображение. Но что не так со свечами, обычные из церкви, с Земли прислали.
        Корди очнулся в одной из комнат имения, лёжа на диване. Опустошенная бутылка была рядом. Офицер привстал и посмотрел на своё отражение в зеркале, помятый мундир, белая рубаха испачканная красным вином, взлохмаченные волосы. На мгновение он задумался от чего так сильно болят кулаки. Гримаса ужаса мелькнула в зеркале. Молодой барон вспомнил, как проводив своего друга барона Герольде, до его покоев, будучи изрядно пьяным, он пошёл искать отца в недрах имения. Ноги сами привели его к тёмному подвалу, где как рассказывал ему страшилки Зот, пытали еретиков. Увидев на тёмном полу полоску света, офицер из любопытства заглянул в неё. Корди всегда гордился не только дядей первосвященником планеты, но своим отцом страшным хранителем веры, воспитывающим его с малых лет в полном послушании. Во многом благодаря этому Корди Арован капитан и командир эскадрильи истребителей считался лучшим пилотом во всём секторе. И вот он увидел как его отец, стоял на коленях рядом со священником руссов, злейших врагов. И двигал подобно дикарям рукой по груди сложив три пальца.
        Офицер протёр глаза. Он был в опасных ситуациях сотни раз, но впервые растерялся как ребёнок. Что было делать? Постояв мгновение, он понял, что только одному человеку в этом доме он может поведать об увиденном и спросить совета.
        Офицер вбежал в гостевые покой, в которых ночевал его друг. Комната была пуста, только убирающаяся служанка поприветствовала молодого господина. Корди обругал сам себя, как же он мг забыть, что Герольде рано утром отбывает на службу, вечером он обмолвился об этом.
        Выбегая из дома, он встретился с Зотом, который пояснил, что гость и его телохранитель, только что прошли в ворота. Челноки уже поданы к дому, но если господин поторопится, то ещё успеет перехватить гостя. Со всех ног молодой хозяин побежал к воротам.
        Грузовой челнок с открытым верхом, стоял задом к закрытой на ремонт таверне. Только рассвело, но уже кипела работа. Двое бородатых слуг одетых в дрянные лохмотья перетаскивали доски внутрь, хозяин челнока сидел в кабине не высовываясь. Не смотря на внешний вид слуг, мужчины были крепкими, но работать не спешили. В момент, когда мимо них проехал пассажирский челнок, направляющийся к особняку Арованов, чтобы забрать их гостя барона Герольде, мужчины уже почти закончили работу. Проводя челноки глазами и перенеся в таверну поседение доски, дверь заведения молниеносно захлопнулась, а слуги уселись в кузов отдыхая.
        Сергей, задумчиво смотрел на удаляющуюся машину. Это дело было корявым и не понравилось стразу. Он очень не любил работать параллельно по нескольким эпизодам, пусть даже они в одном городе и частично взаимосвязаны. К тому же, приказ стоял однозначно, ликвидировать Барона Герольде - главного работорговца Корда, но ликвидировать не как обычно, тихо и красиво, а громко оставляя русский след. Сергей вздохнул, не те пошли времена, раньше третий отдел службы госбезопасности планеты действовал куда чище и элегантнее. Объект оступился и ударился головой, застрелился из-за долгов или неразделённой любви, погиб в пьяной драке, поскользнулся у обрыва, да мало ли таких «случайностей» уже произошло на планете. Чего стоит одна дуэль капитана гвардии Гультара с бароном Манелем только из-за одного письма младшей дочери барона к молодому офицеру. Старик буквально исполосовал саблей несчастного, который до последнего не хотел сражаться. На следующий день тело барона нашли изрубленным в реке недалеко от города, суд приговорил пятерых офицеров - друзей Гультара к гражданской казни и продаже в слуги. Хорошую они тогда
партию разыграли с Бардом. Комар носа не подточил. Сейчас приказ пришёл молниеносно, и Ворон еле успел собрать группу, и организовать акцию, благо о передвижениях Герольде, он был прекрасно осведомлён. Задача проста работать как в лихие девяностые.
        Внезапно размышления были прерваны видом, как женщина лет пятидесяти вышла на балкончик дома напротив и начала вешать на парапет стираное бельё. Сигнал. Мальчишка водонос, находящийся напротив особняка Арованов на другой стороне через улицу, за пару тирей, должен был после приезда челнока и при виде покидающих дом господ, взять своё ведро и идти восвояси. Женщина, наблюдая уход мальчишки, пошла, вешать бельё. Они оба не понимали, зачем это нужно, но заплатившие им местные мафиози были очень убедительны.
        Удар кулаком по кабине. Челнок медленно подался в сторону поместья. Кивнув Гансу, сидящему напротив, Сергей стукнул по крыше ладонью. Буро, отреагировал стремительно. Челнок медленно тронулся в сторону особняка. Боевики извлеки из под сидений по скорпиону? с глушителями, неспешно передёрнули затворы. Ганс посматривал в стороны, остерегаясь патруля фасулов, видя нервозность напарника, Сергей показал, что всё в порядке. Он прекрасно знал график патрулей в этом районе. Через пару минут тройка удалилась на соседнюю улицу. Началось томительное ожидание. Увидев, что цель рядом, Ганс делая вид, будто что-то ищет на кормовой части челнока, приблизился к выходу. Рядом с воротами в верхней части лестницы стоял Герольде говорящий с молодым офицером, предположительно младшим Арованом одетым в изрядно измятый мундир флота, чуть поодаль стоял телохранитель работорговца, двое охранников переминаясь с ноги на ногу ожидали хозяина у челнока. Медленно идущий грузовик остановился. Сергей резко обернулся вокруг себя, наводя скорпион на офицеров и телохранителя, сектор обстрела Ганса был ниже у подножья, где ожидали
охранники. Скорпионы застрекотали, телохранитель Геральде успел прикрыть господина, так как первая очередь Сергея выбила кровавую струю из голубоватого офицерского мундира, вторая пришлась по телохранителю, ненадолго спасшему хозяина от пуль. Отбрасывая тело Герольде попытался скрыться в приоткрытых воротах, но ему помешал корчащийся в судорогах Арован, упавший точно в спасительную щель. В этом и был расчёт стрелка, третья очередь резанула работорговца по шее, одна из пуль выбила пару зубов. Облокотившееся тело, так и застыло прижавшись к воротам. Ганс уже окончив стрельбу, спрыгнул с борта грузовика, на крышу пассажирского челнока производя контрольные выстрелы. Сергей, дав ещё пару очередей по телам своего сектора, держал под прицелом проём между створками ворот, дабы не дать высунуться не прошеным гостям. Вопреки ожиданиям никто не рискнул, или просто не слышали тихие щелчки затворов скорпионов в столь ранний час. Окончив дела, напарник с той же лёгкостью, что и спрыгнул, вскочил на борт грузового челнока. Очередной удар Сергея по кабине, дал сигнал водителю, и грузовой челнок срываясь с места,
помчался прочь и исчез на соседней улице.
        Глава 12. Путь свободных людей
        Сильный раскат грома заставил говорящих повернуться. Поняв, что всё в порядке, и буйство стихии не нанесёт им вреда, они неспешно продолжали беседу. Сергею не был знаком человек стоящий справа в разбойничьем прикиде, а вот мужчина в одежде горожанина, был знаком. Как говорил товарищ Петров: «Таких людей нужно узнавать с затылка». Объект класса «А» Љ 1152? - Сирент Акирил, первый капитан полка Непобедимый Лосс. Кисть руки поглаживала торчащий из-за пояса револьвер. Стукнув пару, раз пальцами по деревянной рукояти Сергей оставил эту затею. По плану операции Сергей не должен был ликвидировать эту цель. Хотя такая хорошая возможность, но нельзя. Товарищ Месяц будет очень разочарован, если узнает о смерти своего «друга».
        Мужчины стояли чуть полу боком к Сергею, но в такой темноте прочесть по губам их беседу было невозможно. Проговоря ещё минут пять собеседник Сирента слегка поклонился и пошёл вверх по склону. Сирент постояв ещё минуту поглядывая ему, вслед пошёл в противоположную сторону. Хороший шанс ликвидировать капитана крадов, запрет, чёртов запрет. Однако, появление такой фигуры было здесь явно не случайно, да и форма одежды собеседника натолкнула на мысль, что не только Ворон летит этой ночью в горы. Бесшумно Сергей, отложив гибель молодого графа на неопределённый срок начал преследовать второго. Вскоре объект встретился с ожидающим его вторым, молодым парнем крепкого телосложения лет двадцати в похожей одежде. Ноги русса в прямом смысле подкосились, когда встретившаяся парочка начала очень страстно целоваться. Сидя в кустах, Сергей еле сдержал рвотные позывы, по службе бывало сталкиваться с этими «Алька трасами», которых в империи не мало, но привыкнуть так и не получилось. Повезло, они ограничились так называемым приветствием. По скорому уходу, наблюдатель заключил - сладкая парочка спешила. Следя за ними
ещё около пятнадцати минут прибытие в точку сбора перед переходом в горы, которую он не смог обнаружить. Странное ощущение, что так и должно быть, сам не нашёл хоть другие помогли не заблудиться. Подождав в кустах, ещё минут десять. Он вышел на небольшую тропинку, и неспешно вкладывая максимум достоинства в каждый шаг, побрёл к нужной поляне. Спустя несколько минут проход преградили двое амбалов. Брюки и рубахи из грубой ткани с кожаными вставками, мягкие кожаные сапоги, длинные растрёпанные волосы, которые причёсывали руками, окладистые бороды, лица - обделённые даже долей интеллекта. Самое поразительное в новеньких тёмно-зелёных разгрузках с нашитыми на них чёрно-красно-жёлтым германским флагом. Штурмовые винтовки Хеклер-Кох сжимали крепкие руки в тактических перчатках без пальцев. В душе Сергей рассмеялся, он слышал, что контрабандисты живут не плохо. Даже не глядя в их сторону «германских моджахедов» приподнял правую руку с намотанный на её кисть, шнурком демонстрируя амулет.
        Оба чуток склонили головы.
        - Господин, вы можете пройти туда - указал один из громил в сторону кустов слева - переход будет организован сегодня незадолго до рассвета.
        Не давая ответа Сергей, прошёл по указанному контрабандистом маршруту. Его взору предстала довольно обширная полянка на склоне у небольшой реки. Там уже находилось человек двадцать пять. Судя по одежде и физиономиям классовую принадлежность людей угадать, было не сложно. Разбойничья ватага как не крути. Несколько мужчин, потягивая вино из бурдюков, сидели у большого костра. Ещё парочка рьяно играла в кости, освещая выпиленный деревянный круг, куда метались костяшки, факелом. В центральной части сидела группа из четырёх крепких мужчин. Один был явно главарём, плечистый мужик лет сорока с бородой, завёрнутой в косичку на манер викинга в кожаной безрукавке и наручах. В отличие от многих присутствующих он осматривал всех достаточно пристально. Объекты слежки сидели в небольшой компашке слева.
        Пройдя мима большого костра, Сергей заметил несколько знакомых лиц. Он видел их в Корзане во время карнавала, а с некоторыми даже пил, когда транспортировал домой пьяного Ровеса. Сидящие тоже узнавали «босса» и немного склоняли головы в знак приветствия. Сергей как типа столичный главарь, уж языки людей Ровеса это растрепали, не мог сесть не к одной из групп первым - это бы расценили уподоблением тем, кто стоит ниже на ступень в преступном мире. Он выбрал себе приятное местечко рядом с одиноко стоящей сосной, прогнав пинком седевшего там паренька, показывая свой ранг. Так как он был один, без сподручных, сидеть пришлось тоже в глубоком одиночестве. Выложив рядом с собой револьвер, тот сильно упирался в ногу, если сидеть, достав из походной сумки флягу с вином, несколько фруктов, солонину и корзанский сыр, напоминающий по вкусу сухой пармезан, «Босс мафии» начал более подробно осматривать местный контингент, выпивая и закусывая. Картина в целом был простая компании сидели в разнобой, многие были незнакомы, хотя Бородатый Викинг в безрукавки постоянно рыскал глазами по вновь пришедшим, своих,
наверное, считал. Появились ещё двое забулдыг, странно как они вообще смогли дойти, амплитуда раскачивания была по паре метров в обе стороны. Сидевшие у костра, признали пропойцев, одному вручили бурдюк с вином, второй при виде явной халявы тоже протянул руку, но не удержал равновесие упал на одно колено. Его товарищ, оказавшийся более крепким, принял из заботливых рук кожаный бурдюк. Видя притязания товарища, первый легонько оттолкнул собутыльника, откатившегося под общий гогот в сторону, крикнув что-то неразборчивое в ответ, пострадавший свернулся калачиком и захрапел.
        Сергея это повеселило, резво нарезая небольшим кинжалом солонину, его взгляд обратился ещё к троим, вошедшим на поляну. Крепкие ребята, с короткими бородками, давно не мытыми волосами, напомнили Сергею трёх былинных богатырей, было за что, раскаченные, плечистые, руки как будто после спортзала. У одного, босого с сильно порванными брюками ниже колен выдавались почти стальные икры. И движение точные, выверенные, будто взяли троих спецназовцев для съёмок в фильме об Илье Муромце. ЁПСТУДЕЙ…
        Сергей внимательно осмотрел троицу, перекинулся на бородача - викинга, тот явно отметив приход своих, окинул взглядом поляну, «босс мафии» сделал тоже самое уже другими глазами. Меньше половины были, скорее всего, переодетыми в бандитов, хотя это и не бросилось в глаза простому человеку, но опытный оперативник замечал чёткие движения, выверенные взгляды, нервное напряжение, выправку. Кто они? Тайная полиция? Отпадает, эти так не засветятся. Обычные дезертиры? Нет, очень уж круты, да и они явно все вместе. Гвардейцы - может быть. Крады? Точно крады из полка Непобедимый Лосс. Откуда тут взяться молодому графу Акирилу, не прогуливался же он после ужина, интересно, зачем они здесь?
        Тут Сергея передёрнуло. Сразу вспомнился мультик, в котором кот Матроскин голосом Олега Табакова произнёс ставшей крылатую фразу: «Шарик, ты балбес». В данном контексте Шариком был он сам. Как так можно лохонуться два раза за один вечер. Разведчик, как и сапер, ошибается только один раз. Что они здесь делают вполне ясно, они будут вязать меня, точнее не меня, а сбежавшего пилота руссов. Твою мать. Спокойно. Ну что товарищи крады, берите меня и так и эдак.
        «Мафиози» ещё раз осмотрел потенциальную группу захвата. По центру панорама с «главарём». Справа метрах в восьми трое вновь пришедших, слева в десятки метров компашка из четверых, но им путь бы преградили парочка явных забулдыг, за спиной никого, только ствол сосны, или они прячутся в кустах. Остальные либо на достаточном расстоянии, либо типичные бандиты. Если сейчас кинутся, то на правую руку будет упор, в ней небольшой кинжал, используемый для резки пищи. Револьвер под левой, эта шутка больше для понта, а не для дела, но выбирать не из чего. Противники же не знают, что оппонент с детства переученный левша и одинаково владеет обеими руками. Револьвер, лежащий на камне, элегантным движением снятый с предохранителя, направлен стволом на левую четвёрку и ждёт своего часа.
        Сергей прикинул в голове все возможные варианты развития событий. Шансы уйти, оставив на поляне пяток трупов, есть, а вот, сколько их может быть ещё в кустах, непонятно. Да это притом, если крады бросятся его вязать, хотя для захвата он сейчас по первый взгляд гораздо привлекательнее, револьвер валяется под левой рукой, расслаблен, попивает вино - упаковываете, а если просто наведут оружие и предложат вскинуть лапки, недвусмысленно показав, что удовлетворятся и продырявленной тушкой? Об этом думать как-то не хотелось. Вывод один, ждать действия со стороны противника. Действовать по обстановке так сказать. Бежать сейчас и сразу спровоцировать их, и в этом тёмном лесу непонятно вообще куда бежать.
        Время шло своим чередом, оба спутника планеты уже светились на тёмном небосклоне. Чистое от облаков небо заливалось множеством звёзд. Изредка где-то далеко мелькали огни пролетающих челноков. На полянке царили мир и спокойствие. Прибывших было более пятидесяти человек. Ватага, у большого костра расширившись, новички, перемешавшись пришедшими, ранее шумно веселилась, по возгласам было понятно, что не хватает только распутных женщин. Ребята, пришедшие под явным шафе валялись оба у костра уже в кучке. Хотя многие не спали или просто дремали. В группу главаря тоже прибавилось людей, Сергей насчитал двадцать три человека. Бросаться на «пилота» они не собирались, вели себя тихо, мало выпивали, озирались по сторонам.
        Справа раздался шорох кустов. Из темноты появились, троя, двое уже знакомых «моджахедов» и видимо их начальник. Не менее крепкий мужчина, уступающий своим охранником лишь в росте, но превосходящий их в длине бороды почти до пояса. Кожаные штаны, сапоги, тёмная рубашка с дорогими застёжками и уже знакомая германская разгрузка. Винтовки у него не было, но в кобуре было что-то серьезнее, чем револьвер.
        - Господа - громко начал контрабандист - будите всех, тушите костры, собирайтесь - скоро произведём переход. Во время перехода через позиции и полосу, ведите себя спокойно, оружие не вынимайте, от основанной колонны не отделяйтесь, если что-то потеряется или отстанет, пехота с ним мило попирует. Они тут мало развлекаются.
        Команда на подъём сильно возбудила присутствующих, поляна ожила мгновенно. Даже спавшие мертвецким сном пьяные, повыскакивали как по тревоге. Собрав всех в колонну, если так можно было назвать эту наспех организованную толпу. Контрабандист повёл людей в сторону гор. По бокам и краям колонны присоединились охранники уже знакомых разгрузках. Сергей сравнил толпу с колонной военнопленных. Весь путь он размышлял об идущих по соседству ряженных крадах. Для чего они идут в горы, что им нужно? Выследить куда направляется сбежавший пилот. Это и так ясно, в горы, там для него самое безопасное место, да и для слежки достаточно пары человек, а не двадцати трёх.
        Путь по лесу занял минут пятнадцать, ещё столько же толпа топала по открытой местности. Миновали хорошо раскатанную дорого, у небольшого лесочка, вдали виднелись ещё несколько похожих групп в районе пятидесяти человек в каждой. Дойдя до леска все группы перемешались. На удивление многих в других группах кроме явных головорезов находились и тощие каторжники, и беглые слуги, обнищавшие горожане, бежавшие в горы из-за долгов. Увеличившуюся толпу контрабандисты повели в глубину леса, где на одной из полян остановили солдаты в форме пехотинцев. Среди них сразу же появился улыбчивый капитан, и что-то сказал одному из «германских моджахедов». Главный контрабандист в сопровождении пары сподручных поспешил к капитану. Их встреча была больше похожа не на деловую, а на дружескую. Похлопав друг друга по плечам, и перекинувшись дружелюбными фразами о здоровье и семье, контрабандист сунул капитану пару увесистых мешочков с тиреями и пару бумажек - банковские векселя на получателя. Мешочки сразу же подхватил материализовавшийся из воздуха сержант и, сунув их по мышку, исчез, видимо отправился раздавать их
солдатам или пропивать. Контрабандист сделал знак рукой в направлении опушки леса, за ней были видны позиции императорской пехоты, а через километр-два начинались подножья гор. Охранники остановились сразу перед позициями, главный контрабандист крикнул в след, что дальше им идти одним и у подножья встретят. Люди проходили, перепрыгивая окопы, миновали бетонные укрепления, ДОТы с тяжелыми фазерными пушками. Некоторые солдаты с интересом провожали взглядом перебежчиков, другие просто отворачивались, делая вид, будто ничего не замечают.
        - Интересно за сколько такие крупные переходы - спросил один молодой парень у старшего головореза, видимо наставника - пожилого почти беззубого старика, но достаточно крепкого.
        - Не знаю, но не дешево.
        - А почему они нас так просто пропускают - не унимался юнец.
        - Губернатору и аристократам выгодно, чтобы мы уходили в горы, чем меньше нашего брата работает по ночам, тем им лучше. Мы пройдём в горы, многие сгинут во время перехода и выборов. Кому-то повезёт выжить и осесть, а обратной дороги нам нет. В горы легко попасть, но выбраться не получится и за хорошие деньги. Ты видел, что контрабандисты не стали нас провожать, знают, что если пересекут черту уже не вернуться.
        - Э-эх - вздохнул парнишка и указал на идущих недалеко бывших невольников - а как же слуги?
        - Слуг они редко пропускают и то за хорошие барыши, должен же кто-то графиям да баронам зады подтирать - старик специально произнёс эту фразу очень громко, его беззубый смех подхватили ещё пару десяток глоток.
        Сергей слушал все разговоры, в толпе подчёркивая для себя нужную информацию. Он медленно ковылял позади, окинув взглядом идущих в середине поля заметил, что контрабандисты уже не сопровождают их. Около десятка провожали их взглядом на позициях имперцев. Впереди уже ждали встречающие. Всего пятеро. Крепкие мужчины с не менее интеллигентными лицами, чем провожающие. В характерной кожно-меховой одежде с яркими синими шарфами, закрывающими почти всю шею, вооруженные кто чем - от калашей до винтовок Мосина.
        - Господа, приветствую вас в свободных горах - начал один из людей атамана Стадера, как понял по синим шарфам Сергей - следуйте за нами в ставку. Дорога предстоит долгой, но к вечеру мы доберёмся.
        Народ нехотя потопал по горной наклонной горной тропе. Было видно, что многие, оставив позади этот рубеж, расслабились. Хлебали оставшееся вино из фляжек, ели прямо на ходу, рассказывали что-то смешное, пели. Только крады вели себя также тихо и напряженно, что поставило в сомнениях разведчика жирную точку - они точно не поддерживать атамана пришли, но кроме Сергея никто не замечал этого отличия или же просто всем было всё равно.
        Через полтора часа ходьбы стало постепенно светать. Тьму сменили утренние сумерки. Вскоре в лица идущих людей ударил яркий свет восходящего солнца. Оно появилось из-за соседней горы, справа, мелькая между соснами. Землянин никогда не был горах, часто видел, как такое же восходящее солнце появляется из-за высоток, но от этой красоты он не смог оторвать глаза, замерев на мгновение. Какая же красота.
        На тропе с рассветом начали появляться люди, прохожие. По одежде - местные крестьяне. Они гнали скотину похожую на баранов. Возили дрова и другие продукты на совершенно земных осликах. Иногда проходили патрульные герцога Силви. Крепкие ребята с земным оружием. Их отличительной чертой была также замотанная шея, но в отличие от синих шарфов, которые носили люди атамана, бойцы герцога носили на шеях волчьи шкуры. Бойцы проводили толпу взглядом и отправились восвояси. Со временем часть людей начала немного разбредаться. Задержались и отстали слуги, кто-то из бывших горожан свернул на другую дорогу, некоторые головорезы аккуратно уходили. Люди атамана понимали, что не каждый пришёл участвовать в выборах, поэтому смотрели на это сквозь пальцы.
        Несколько после полудня начали исчезать и знакомые крады, отставать по одному или группами. Сергей планировал покинуть группу похожим способом. Вот и большое дерево высоко на склоне слева, два валуна стоящие друг с другом. Сергей отделился от основной группы, зайдя за валун, встал в характерную стойку, типа оправиться. Закончив данное мероприятие толпу догонять, не стал. Пройдя мимо валунов, он скрылся в горном лесу.
        Дороги не было, но он точно знал направление. Через час, миновав лес, Сергей вышел к небольшой горной речке и огляделся. Нужно всё-таки по лесу было брать правее, но в целом вышел верно. Река должна была идти параллельно ещё одной тропе, которая вывела бы его к одному из местных трактиров, где каждый день перед закатом его должен был ждать связник. Поворот горной тропы был виден очень высоко. Тропа спускалась по скале, опутывая этот гигантский исполин, и примыкала к речушке. Идти было ещё прилично, маневрируя меж высотками. В горах как в Москве, кратчайшее расстояние от точки до точки чёрт с два прямая.
        «Мафиози» подошёл к воде. Быстрое течение реки увлажнило лицо мельчайшими брызгами. Не долго думая, склонившись с большого камня, Сергей полностью окунул голову в ледяную воду. Если он в горах, нужно хоть умыться чистой горной водой. Всю жизнь мечтал. Присев и на тёплый от солнца камень, он дал себе несколько минут отдыха, прикрыв глаза, стал, греется под лучами светила. Дремота свалилась на уставшее тело сама собой, начала сказываться бессонная ночь и физические нагрузки.
        Сон оказался из студенческого прошлого и на редкость цветным и ярким. Сергею приснилось окончание второго курса театрального. Как его позвали на один из экзаменационных спектаклей четверокурсников в качестве массовки. Как он впервые увидел Наташу, блестевшую в роли Офелии. Их первую прогулку по ещё не разрушенной ночной Москве. Встречи, поездки, наспех принятое решение никогда не расставаться. Стояние ночью в очереди под дверьми ЗАГСа. Нервозное утро перед росписью. Весёлую свадьбу в институтской столовой с пьянкой, но без мордобоя. Студенты театрального пили вёдрами. Свадебное путешествие в Турцию. И недолгая счастливая довоенная семейная жизнь в оставшейся после деда квартире в Видном. Во сне Наташа смотрела ему в глаза, и всё время говорила одну и туже фразу: «Проснись, обернись, она видит тебя. Проснись, обернись, она видит тебя. Проснись, обернись, она видит тебя». Сергей не хотел расставаться с женой не на миг. Подсознание интересная штука, мужчина резко проснулся. Не успев открыть глаза, руки сработали быстро на рефлексе. Револьвер будто сам снялся с предохранителя и подпрыгнул в объятья.
Проснувшийся открыл глаза и, не зная сам почему, повернулся, вправо вскидывая револьвер. Она действительно смотрела на него. Метрах в восьми справа. Здоровая, мохнатая, саблезубая с кровью на клыках, бело-серая, напоминающая кого - то из семейства кошачьих. Зверюга была непохожа на всех земных внешне. Длинной метра полтора, два, с метр в холке, очень мускулистая. Чем-то напоминающая на ирбиса, но с более светлым окрасом и с серыми полосами как чёрные у тигра, но гораздо реже. Здоровенные клыки, и волосы на голове, будто у бандита времён девяностых как бы зачёсанные назад. Мгновение, кошка отталкивается задними ногами. Страшный прыжок. Глухой хлопок револьвера. Сергей как в замедленной съёмке увидел пулю, входящую в голову хищнику через правый глаз. Следом отлетела задняя часть черепа смешанная с мозгами, кровью и шерстью. Нужно отдать должное подарку Ровеса, останавливающее действие у оружие оказалось превосходным. Тело не долетела до жертвы, а отклонившись вправо, бухнулось на камни. Сердце выбросило в кровь, наверное литр адреналина и колотилось жутко. Сергей почувствовал то, что забыл за долгие
годы партизанской борьбы и службе в органах госбезопасности. Страх. Напомнило ПО?. С тем отличием, что выглядело более ужасно чем, когда по пояс обнажённого со штык ножом в руках тебя ставят в круг радиусом метра два-три из сетки рабицы, и спускают собачку модели овчарка или ротвейлер обученную не отлавливать пилотов сбитых челноков или караулить склады, а разбирать людей на различные нужные и не нужные запчасти. Он помнил и глаза мальчишки срочника, что рыдал над её трупом. Спросил у Петрова зачем, в империи не используют собак, тот лишь отмахнулся так нужно, не то чтобы ты умел грохнуть собачку, а сумеешь ли переступить через себя. На второй вопрос о том, что воспитать такую собаку требует времени и сил, он лишь отмахнулся. Не бери в голову процент выбраковки когда служебная собака не слушает приказа или бросается на своего кинолога десять - пятнадцать процентов, они всё равно на убой. Всё равно не приятно одно дело погибнуть от шального осколка, фазерного разряда, быть опоганенным знаками крадов или пулей грешника, совсем другое умирать в зубах неизвестной зверюги. Контроль проводить не следовало.
Содержимое черепной коробки разлетелось в радиусе метра. Слева, за речкой послышался шелест кустов. Сергей резко обернулся, взяв на прицел неспокойные заросли. Не хватало ещё подпустить к себе парочку её детёнышей. Из кустов вышел боец в стандартном кожанно-меховом прикиде. Как уже отмечалось ранее бритьё и расчёсывание в горах явно не модно. Сергей, не показывая агрессии, вскинул револьвер, дулом вверх держа на разомкнутой ладони. Боец был вооружен карабином СКС и выйдя из кустов сразу взял незнакомца нам ушку, но заметив его мирный жест опустил винтовку.
        - Здесь, - крикнул он зычным голосом.
        Через минут пять место ликвидации зверюги наполнилось вооружёнными людьми. По шкурам на шеях было понятно, люди герцога. Десяток бойцов с удивлением рассматривали тело мохнатой. О чём-то говорили. Из толпы выделился одни, судя по более приличной одежде, калашу с подствольником и наглой рожей - главный. Кроме вышеперечисленных регалий его среди всех сильно выделял рост. Точнее его отсутствие. Глазомер Сергея был не плохим, но полутора метров в нём точно не было.
        - Я, Вальдер Мартил первой колонный колонны великого правителя этих гор герцога Силви. Приказываю назваться - с чувством огромнейшего достоинства произнёс Маленький Бонапарт.
        - Грат Хоранзи - слукавил Сергей, выговаривая первое пришедшее в голову имечко, не стоит светить своё по местным документам - мафиози из столицы - медленно и надменно произнёс Сергей, убирая револьвер за пояс. Скрывать своё положение смысла не было. По дорогой одежде, осанке и тому же револьверу местные и так поймут кто он и откуда.
        - И что привело вас в горы господин Хоранзи - с не меньшей надменностью спросил Маленькой Бонопарт.
        - Дела господин Вальдер, только дела.
        - Дела? Я три дня шёл по следу харгинки - видимо так зовётся этот саблезубый барс, отметил Сергей, так же начал замечать, как собеседник брызжет слюной повышая голос - а ты только появился и уже бац - победил зверя.
        Руки Вальдера скользнули к автомату, Сергей ожидал подобного действия, сделав резкий шаг вперёд, он выхватил револьвер и почти плотно ткнул им в лоб коротышке, тот даже не успел навести оружие в сторону неприятеля. Немая сцена. Разведчику было бы легко расправиться со всеми бойцами, их движение не выдавали профессионалов во владении оружием, хотя движения были чётки и выверенные - эта коллегия выборщиков на Плато Власти ещё скажет своё слово.
        Почти у каждого на ладони выжжен знак, даже у мелкого. Шуметь как-то не хотелось. План был прост, взять мелкого в заложники, хоть этим шариком особо не прикроешься, но шанс хороший, спокойно и уйти. Добраться до таверны, встретиться со связником, и он под защитой посольства решит проблему. К удивлению Сергея всё закончилось гораздо прощу.
        Взгляд Маленького Бонапарта были напольные смесью ненависти и ужаса, глядя на пальцы мафиози, лежавшие на курке. Сергей осмотрел поляну, действия бойцов удивили до придела. Она даже не шелохнулись, хотя и отчётливо видели, что происходит. Трое, бросив на пару дуэлянтов быстрый взгляд, продолжали потрошить зверюгу. Ещё несколько сидели на камнях у реки, и последний швырял мелкие камушки в воду. Двоя стоявшие за коротышкой и видя молниеносный выпад Сергея заулыбались.
        Тут уже мафиози впал в некий ступор, он ожидал чего угодно, но только не такого поворота событий. По поведению подчинённых авторитета у командира над ними было не больше роста. Брать его в заложники становится незачем или это такой хитрый ход, только почему вообще никто не дёрнулся, и хотя по надменности командира вряд ли. Между тем зрители ждали развития событий. Сергей лёгким движением изъял левой автомат из дрожащих ручонок. Отстегнул пальцами обойму, уперев приклад себе в живот, передёрнул затвор. Его уже не удивило, что тот оказался пустым. Тоже самое он проделал с пистолетом вложенном в кобуру на ремне. Упавшие обоймы получили хороший пинок и разлетелись в разные стороны. Только после этих манипуляций, Сергей позволил себе убрать дуло револьвера со лба соперника, тот почувствовал явное облегчение.
        - Господин, прошу меня простить, не расслышал вашего имени - произнёс крепкий парень лет двадцати трёх, подошедший с прямоугольным куском шкуры в руках.
        - Грат Хоранзи.
        - Господин Хоранзи. Весь горный народ благодарит вас за помощь в убийстве харгинки, недавно этот зверь вкусил кровь человека и уже не смог остановиться. На её счету шестеро, если не вы их могло быть больше.
        «Или семеро, не проснись я во время»- пролетела мысль в голове.
        - Во имя вашей победы прошу принять этот знак - воин склонил голову и протянул Сергею отрезанное левое ушко с прямоугольным лоскутком шкуры, наспех отмытым от крови, обложенной снизу пергаментом - взамен на этот кусок вы получите от герцога Силви большую награду.
        Все бойцы, кроме «Маленького Бонапарта» склонили головы.
        - Благодарю вас храбрые войны - достав кошелёк, он отсыпал внушительную горст тирей и вручил их войну, от которого получил шкурку, чем вызвал искренние улыбки солдат.
        - Выпейте сегодня за эту победу и моё здоровье.
        Коротышка продолжал стоять как вкопанный. Сергей развернулся и побрёл в сторону таверны. Опасаясь выстрела в спину от командира, он держал револьвер наготове, но его не последовало. Бойцы забрали оружие, лежащее на камнях, и удалились в противоположную сторону, «Бонапарт» подавленный побрёл за ними.
        К вечеру Сергей появился у таверны. Заведение располагалось на небольшом склоне, на перекрёстке четырёх горных дорог, хотя дорогой можно было назвать только одну, остальные больше походили на тропы. Слева от главного строения был расположены пара небольших сараев, в одном из которых содержали «транспорт» гостей таверны, ишаков и небольших лошадёнок, второй был просто складом. Двое мальчишек ловко перепрягали жеребца. Над дверью красовалась вывеска под названием «Упитанный барон». Столь благородное название полностью опровергала вырезанная из куска древесины табличка, на которой явно упитанного дворянина четверо горских войной проткнули вертелом и собираются зажарить. Одни присев раздувает пламя, второй стоит у ручки вертела, двое последних радостно размахивая руками, чокаются кубками с вином. Что удивительно двое были с ножами, а другие двое были вооружены земными автоматами с изогнутыми обоймами.
        Дверь легко поддалась толчку и распахнулась. В таверне было тихо, ещё было много времени до вечера, посетителей было не много. Двое пастухов сидели слева от входа держа в руках по массивной кружке, трое крепких бойцов с уже знакомыми шарфами-шкурами заседали в компании троих девиц лёгкого поведения, они единственные, кто создавал шум. Здоровый плечистый бородатый мужик лет сорока лицом и руками измазанный в копоти - кузнец, озаряя лицо улыбкой, беседовал с хозяином. Сергей выбрал небольшой столик на два места в углу заведения, эдакий интим, и стена тылы прикрывает. Молодой паренёк, сильно похожий на суетившихся в конюшне мигом подлетел к столику и молчаливо склонился.
        - Чего изволите?
        - А что есть?
        - Форель с гарниром или с тушеными овощами, к вечеру хозяин зажарит барашка на вертеле.
        - Форель с гарниром, немного какой-нибудь зелени и кружку вина.
        Ждать пришлось не долго, вскоре на столе появилась деревянная кружка полная почти с верхом, деревянная миска с рыбиной, торчащей с краёв и кучкой маленького риса, короче, чем было на земле и небольшой пучок лука и листового салата. Паренёк потребовал оплату вперёд, и, получив тридцать тирей, также молниеносно удалился. Сергей хлебнул из кружки. «О да - это покрепче, чем на остальной планете» - напиток был градуса двадцать два - портвешок однако. Сразу вспомнилась первокурсная молодость - тринадцатый, Анапа, Три топора, выпиваемые в подъездах и скверах, золотые были годы. Форель с рисом, да и зелень оказались тоже не дурны. С рисом, какой к бесам рис он здесь не растёт, а что же это, а понял булгур?, почти как рис. Конечно не домашняя пища, но после предыдущих перекусов и сухомяток - это блаж.
        Связной появился за час до заката, как и было условленно. Перепутать эго с другим посетителем было сложно. Худощавый мужичок лет шестидесяти пяти, в мягких кожаных сапогах, плотных матерчатых штанах, курке из кожи с мехом вовнутрь, как носят многие местные. Плешивую головёнку венчала треуголка как у Петра Великого, пальцы рук были усеяны воровскими перстнями с наколкой слова «СЛОН» на кисти правой руки. Его громко встретил хозяин. Вальяжно пройдясь к стойке, связник с чувством достоинства принял кружку крепкого и опрокинул почти половину одним глотком. Сергей, выждав время, хотел подойти, но многие знавали его связного, он постоянно был в центре внимания. Прошло уже около часа, ажиотаж над завсегдатаем начал спадать, как в таверну вошла очень интересная процессия. Двое крепких мужчин в характерной горной одежде, старик, держащийся да плечо одного из стоящих впереди и ещё один похожий на первых двух. Лица вошедших были разными, но объединяло их одно, чёрная повязка прикрывающая отсутствие одного из глаз. Старик же вообще был слепым, чёрная повязка лежала на обоих глазах. «Завидев» связного группа
глазастых подошла к стойке, они весело о чём-то говорили, потом впятером уселись за один из пустующих столов и принялись «пировать». По количеству кружек на лицо, Сергей понял, что ожидать здесь связного глупо, да и он уже допивая вторую кружку, засиживался уже достаточно долго, чем мог привлечь не нужное внимание. Допив одним глотком, он не спеша покинул заведение. На улице уже стояла темнота, людей не было видно. Решив подождать, когда связник выйдет один направившись, домой или по нужде, Сергей встал между конюшней и сарайчиком, скрывшись в темноте.
        К удивлению оппонента не пришлось долго ждать, он показался в дверях таверны минут через двадцать. В кромешной темноте, пройдя укрытие Сергея, он зашёл за сарай с явным желанием облегчить свои запасы. Неслышной поступью ночной гость прокрался за стариком. Тот видимо что-то почувствовал или услышал, на мгновение он перестал копаться в штанах в поисках одного оружия, схватился за другое - металлическое, и резко развернулся. Сергей был готов, будучи рядом он приблизился, ныряя под руку противника, и оказавшись за спиной, ухватил всей пятернёй кисть связника и резко вывернул её, стараясь не сломать - вроде свой всё-таки. Пистолет звонко упал на камни. Заломив правую руку за спину, Сергей парировал контрудар противника левым локтем себе в висок, таким ударом нас не удивить.
        - У тебя на руке написано «СЛОН» - смерть легавому от ножа, а ты на меня с валыной, это не правильно - начал Сергей чувствую, что противник потерял силы к сопротивлению.
        - Да пошёл ты…
        - Какая у тебя хорошая шапка, где взял?
        Связник слегка опешил, замялся на мгновение.
        - Её один старый император носил.
        - А ты за ним донашиваешь?
        - Что делать, ветра здесь сильные и шапка хорошая, ни у кого такой нет.
        Пароль и отзыв были верные. Сергей освободил руки противника от своих стальных объятий. Потирая руки, он поднял пистолет с камней.
        - Я Флиба - начал связник - не плохо ты меня начальник.
        - Уходить нада, тебя кореша не хватятся?
        - Да пошли они в… - он махнул рукой в сторону кабака и, постояв минуту, отошёл чуть дальше по склону, порывшись в кустах изъял оттуда доисторический фонарь на керосиновой тяге. Мгновенно поджёг его с огнива и показывая Сергею, куда нужно идти медленно потопал.
        Мужчины ускорились по тёмной каменистой дороге и молчали пока трактир не исчез из вида за склоном. Тьма стояла хоть глаз выколи, но связник с фонарём шёл по тропе уверенно, как днём, не пропуская не единого поворота.
        - Что в кабаке не подвалил начальник? - спросил минут через пятьдесят Флиба.
        - Лишних глаз рядом много было, а вот ушей ещё больше - с иронией ответил Сергей.
        Флиба громко расхохотался, ценя шутку.
        - Долго ещё до посольства.
        - Часа три ходу начальник. Ты не боись я тут хоть днём, хоть ночью, хоть с закрытыми глазами и пулей в заднице пройду.
        - Скажи мне, а что это за компашка - три глаза на четверых.
        Флиба снова окатил тьму хохотом.
        - Ты, небось начальник, знаешь, что за определённые самые страшные прегрешения уголовный мир всегда наказывает непутёвых. Ну, убивают это само собой, но в отличие от нашего опускания, здесь с помощью раскалённой кочерги удаляют один глаз, чтобы издалека понятно было кто перед тобой.
        - Тогда чего же ты с ними ручкался?
        - В горах не так, попадание в горы тебя как бы обеляет. Ты перешел предел, считай младенец и заново родился. И кем ты был раньше, графом или простым слугой никого уже не волнует. Вернуться же в другой большой мир из гор невозможно.
        - А полностью слепой, что наделал?
        - О, Горден ещё тот фрукт - со смешком выдавил из себя Флиба - его два раза умудрились ослепить, самому интересно чтобы на третий было, если бы в горы не соскочил.
        На смешки Флибы с соседней тропы активизировались голоса. Они заметили парочку и прибавили шаг, встретившись на перекрёстке.
        - Чтоб их Гитлеры украли - процедил Флиба сквозь зубы - герцогские парни, могут докопаться. Здесь недолюбливают гуляющих полуночников.
        Трое вооруженных бойцов пригрозили путникам дорогу.
        - Именем Великого Герцога остановитесь - скомандовал первый.
        - Кто такие и куда следуете - громко начал второй. Третий же ловко и сноровисто разжёг факел и, передав его первому, обошел землян со спины.
        Главный осветил лица нарушителей факелом.
        - Флиба, а ты всё ходишь туда суда, то к герцогу, то к атаману, то к руссам. Всех хочешь обслужить - не успев закончить слов, первый ловко двинул кулаком старика в живот.
        Тот немного склонился, ухватившись руками за место удара.
        - Поклониться забыл Флиба.
        «М-да. Эти деньги не возьмут, они их просто отберут» - подумал Сергей.
        Второй и третий не стали дожидаться ответной реакции, а просто вскинули автоматы.
        - Малр - обратился первый к третьему - забери оружие и свяжи обоих, отведём их к себе.
        Пока третий вынимал из-за поясов землян пистолеты, Сергей уже прикинул план действий. Если не сработает задумка, головой в нос первому, пока он в шоке, прикрыться им от второго, третий не успеет среагировать, так как пистолет в его руках нужно ещё взвести, а револьвер снять с предохранителя. Это даст пару секунд, кинжал, который спрятан под поясом, удобно ляжет в руку, которая после молниеносного выпада поразит яремную вену на шее второго. Он, вкусив первые капельки крови, полетит в третьего, а первый оставшийся в объятьях может отделаться обычным переломом шеи. Далее всех со скалы вниз, и тишина.
        - А ты кто будешь - осветив лицо Сергея, спросил первый.
        - Я всего лишь обычный путник - улыбаясь, землянин медленно достал из кармана недавно полученное левое ушко харгинки и продемонстрировал войнам.
        Крупный кусочек шкурки закрыл собой находящейся за ней кинжал. Сергей немного выставил правую ногу вперёд, перенося цент тяжести и готовясь к удару головой.
        - Гос, Господин… - начал заикаться первый, тон его голоса с властного моментально сменился на стыдливо извиняющийся - … вы убили харгинку, вы вел, великий человек.
        Все трое стояли будто окаменелые, заметив почтительны поклон вожака, остальные повторили его. Третий, дрожащий рукой вложил в пояса землян раннее изъятое оружие. Немая сцена продолжилась ещё минуту. Сергей был обескуражен не больше этих троих. Ну, убил зверюшку в качестве самообороны, ну подумаешь. Он обернулся к Флибе. Тот держал свою треуголку на груди и стеклянными глазами смотрел на спутника, широко раскрыв свой почти беззубый рот. Восковая фигура достойная музея Мадам Тюссо под названием; «Старый пират попал в секс-шоп».
        - То-то же - с чувством огромного достоинства, пожурил патрульных Сергей и, подхватив застывшего Флибу не показывая спешку удалился.
        Патрульные проводили землян взглядом и, дождавшись пока те отойдут на достаточное расстояние, начали тихо шушукаться между собой.
        - Флиб, ты мне расскажи, что такое харгинка? И чего это они, чуть ли не пали ниц предо мной аки пред Священным Дитя.
        Но Мадам Тюссо ещё долго не отпускала старичка. Сергей достал на ходу оставшуюся флягу с вином и, отхлебнув, протянул спутнику. Флиба оживился быстро долакав практически всё содержимое разом.
        - Давай рассказывай про харгинку, что за её ликвидацию большой респект и уважуха я уже понял.
        - Харгинка - дрожащим голосом начал Флиба - как ты, наверное, заметил помесь ягуара и саблезубого барса. Живёт на заснеженных вершинах и склонах гор, людей сторонится. Увидеть её считается редкостью. Это самый лучший охотник в горах хитрый, быстрый и опасный. Иногда, харгинка спускается с высоких гор, вкушает человеческую кровь и начинает охоту на людей. Выбирает обычно не самых слабых детей или стариков, а сильных мужчин и женщин, но не ест, а именно охотится. Убьёт, печень съест, полакает крови и исчезает. Я слышал, недавно появилась.
        - Мне сказали, что за неё мне герцог, деньжат отвалит.
        - И герцог, и атаман, если будет у власти. Отвалят и деньжат и подле себя поставят. Да и жрецы не обидят. Испокон веков эта традиция идёт. Сейчас с приходом в горы земного оружия харгинку убить стало проще, но и они стали хитрее и осторожнее.
        - Ладно, пригодится по случаю.
        Земляне, шли по горным дорогам ещё часа два, пока не свернули не неприметную тропинку вдоль одного из склонов. Флиба развернулся и серьёзным голосом дал инструкции.
        - Иди по тропинке, никуда не сворачивая, почти за мной след в след. Главное не сходи и далеко не отходи от тропинки.
        - Кругом мины?
        - Не совсем начальник - сингалки, капканы, отточенные металлические шипы смазанные маслом или дерьмом для пущего эффекта, ну и растяжки тоже бывают.
        Они вышли к небольшой долине, тропинка, пролегавшая через огромные валуны, разделяла её на две почти равные части. Длинной метров в пятьсот она заканчивалась у подножья крупных камней. В темноте было сложно увидеть камни, которые при приближение оказались самодельной стеной с проходом и бойницами. За стеной горел внушительный костер. Не успели они дойти до середины, как из-за камней раздался громкий лай собак.
        - Дина и Рамзес нас почуяли - прокомментировал проводник.
        - Кого там несёт - раздался громогласный голос из-за каменного укрытия.
        - Пацаны, это я - Флиба.
        - А кто это к тебе там сзади пристроился, хаха?
        - Это свой, Дед велел его встретить.
        - Подходите. Свой, а ты слушай. Никаких резких движений, ручонки в гору, оружие лучше отдать самому и шаг влево шаг вправо, ну ты если Свой то понял.
        - Этой грамоте обучен - зычно ответил Сергей.
        Гости уже более медленно, миновали оставшуюся часть пути. Подойдя к валунам стенам, Сергей увидел в проходе не просто тёмную щель, а достаточно массивную деревянную дверцу или притвор. Из неё высунулась, чисто выбритая явно татарская физиономия с автоматом.
        - Проходите - буркнула физиономия - Флиб ты вперёд, Свой выходи вправо и сразу ладошки на стенку спиной к нам в позе лягушонка.
        Войдя, Сергей даже не успел окинуть взглядом внутреннюю панораму, крепкие руки быстро развернули его к каменной стене. Дуло автомата намертво упёрлось в спину, сильно раздвинули ноги, что чуть не упал Чьи-то руки моментально прошлись по всему телу, без церемонно удалив револьвер, кинжал и всё содержимое карманов.
        - Чисто - послышался голос татарина из-за спины.
        Сергея развернули, и сумел осмотреть «приёмную посольства». Каменная площадка, в костром посредине, полностью огороженная большими камнями, сделанными в на подобии стен с бойницами, чуть вдалеке сколоченный деревянный стол в навесом - аналог беседки. Ступеньки, уходящие на импровизированное крыльцо - вход в посольство. Флиба уже грелся у костра, выставив к нему свои мозолистые кисти. Как ожидалось, обыскивал его татарин - десантник лет двадцати пяти, ещё один здоровый голубой берет, стоял чуть поодаль, закидывая за спину автомат. Двое морпехов в черных беретках стояли по краям. Два здоровых волкодава мирно дремали недалеко от костра. Слева в далеко стояла пара сараев, самое дальний был похож на голубятню.
        - Ладно, мужики - уже более дружелюбным голосом начал татарин - садитесь к костру, выпьем, поговорим, ночь ещё будет долгой.
        Все кроме морпехов расселись у костра, чёрные береты были на посту. Сергей собрал с камней изъятые вещи, разумеется, оружие татарин забрал, подходя, услышал слева тяжёлые шаги. Даже не здоровый, а огромный. Выше двух метровый ростом и, наверное, чуть меньше в плечах боец в синем ментовском камуфляже и маской на лице. Вооружённый ПК, но неся его как игрушку в огромных лапищах. Из-за спины этого пещерного бойца вдалеке виднелись тёмные очертания КВП?. Обняв Сергея, почти по-отечески истукан похлопывая гостя по плечу, сев рядом.
        - Вы с ним осторожнее, он у таверны меня и без оружия за мгновение раком нагнул.
        - Тебя и соплёй перешибить не сложно. Ну что, Свой? Азартничать не будешь - дружелюбно парировал истукан.
        От костра послышался дружный смех. Истукан повёл Сергея к костру усадив на деревянное брёвнышко, которые тут использовали в качестве стульев сел рядом.
        - Ты не обижайся - начал всё тот же татарин - у Безликого работа такая за всеми новеньки смотреть.
        - А что обижаться, я и так знаю, что исторически на Руси с обиженными вытворяли - фраза была встречена хохотом, бойцы были явно навеселе - А что празднуем, день гранёного стакана?
        - Сразу видно наш человек - улыбаясь, ответил татарин - Карп, налей гостю.
        Второй десантник протянул Сергею жестяную туристическую кружку грамм на сто пятьдесят заполненную водкой.
        - Тебе штрафная. - Произнёс Карп с усмешкой.
        - Ну, что же за меня - констатировал Сергей.
        - За дорогого гостя - подхватили остальные, и резко замерли, наблюдая как Сергей уминал кружку русского национального напитка, нет не водки, самогона. Выпив всё без остатка, он ловко перевернул кружку дном вверх показывая, что она пуста, а сам смачно занюхал рукавом издавай пронзительный рык удовольствия.
        - Как там говорил Андрей Соколов? - отказываясь движением руки, от закуски усмехнувшись, прокомментировал Сергей.
        Весёлый смех снова охватил группу собравшихся.
        - Так что привело тебя к нам добрый человек - спросил до этого второй молчаливый десантник.
        - Я по службе изволю говорить с господином послом или его ближайшим помощником.
        - Почивают отцы командиры - басом гаркнул сидящий рядом истукан - ужинать будешь?
        Сергей ответил утвердительным кивком. Прогулка по ночным горам с Флибой разбудила аппетит. На что татарин, подойдя к столику, вынул из-под него большой армейский термос литров на двадцать пять и наполнил супом алюминиевую тарелку. Подойдя к костру, протянул гостю тарелку, самодельную деревянную ложку и краюху ржаного хлеба. Супец оказался не дурён, очень жирный, видать из местной баранины, чуточку крупы и обльно посыпанный ирезанным луком и непонятными травами, что-то очень знакомое, ну конечно шурпа?.
        - Повару большое человеческое спасибо - подытожил Сергей, умяв всё содержимое тарелки.
        Так компашка заседала ещё несколько часов до рассвета, морпехов сменили на посту десантники. Безликий не отходил от Сергея не на миг даже, когда он собирался по нужде истукан вызвался его проводить, но подержать отказался. Восходящее солнце показалось неожиданно, лукаво сверкнув из-за склона, оно исчезло за скалой, а спустя десять минут снова озарило площадку.
        Один из отцов командиров появился на пороге часов в семь утра по земным меркам. Крепкий мужчина лет сорока в поношенном горном камуфляже, разгрузки и шарфе облачающим шею на манер римских легионеров. Бойцы хором поздоровались и встали при начальстве, тот показав рукой, что это не требуется, подсел к костру и получил полную кружку горячего чая заискивающим взглядом начал разглядывать Сергея.
        - Что за фрукт?
        - Я прибыл издалека, вы должны были меня ждать, как было условленно, меня встретили у таверны.
        - Ну, если ты тот, кого мы ждём, пиши что нужно - грешник, хитро улыбнувшись, протянул Сергею блокнот и маленький карандаш.
        По условию, местный особист - видимо это и есть этот грешник, должен передать сообщение прибывшего агента в центр, из центра придёт в ответ два, одно доя посольства легализующее агента и все его права, и второе Сергею с указаниями и оперативной обстановкой.
        «Центру. Прибыл на точку три. Прошу легализовать меня на точке и подтвердить полномочия. Действую по утверждённому плану. Ворон».
        Особист забрал блокнот с двумя копиями сообщений и карандаш, и сделав знак истукану, удалился.
        - Пока Вы можете поспать и отдохнуть, пройдёмте - промолвил он, показывая на вход в посольство.
        Пройдя мрачную прихожую, где сидело несколько бойцов, Безликий взяв в руки факел, повёл Сергея в один из ответвляющихся от второй комнаты коридоров. Коридор оказался не очень просторам, в нём тяжело было бы разойтись троим. Дорога пошла немного вниз по вырезанным в скале ступенькам пока не окончилась небольшим проходам с открытой внутрь массивной дверью. Справа перед дверью стояла доска с ключами, откуда Безликий снял парочку. Небольшая вырубленная в скале комната, разделённая несколькими каменными перегородками образующие небольшие комнату, двери комнат были заменены коваными решетками. В самой крайней камере виднелись кости побелевшего скелета в лохмотьях позе пытающего протиснуться через прутья решётки.
        - Стоять, лицом к стене, руки назад - дождавшись выполнением Сергея этой команды, он, звякнув ключом, открыл центральную камеру и, показывая рукой, продолжил - вот твои новые временные хоромы, правда, насколько они временные это уже как командиры решат.
        - Ничего гостиница - улыбнувшись, сказал Сергей и, мотнув головой в право серьёзным голосом спросил - бельё с баландой будет, и этот у вас тут для потна лежит?
        Тюремщик промолчал, протянув литровую пластиковую бутылку с водой между прутьев и подполя торчащий у входа в «тюрьму» факел исчез в коридоре. Новоявленный заключённый осмотрелся. Несмотря на убожество, вентиляция была, как и в остальных пещерах, которые они миновали, с поверхности на глубину были проведены воздушные каналы, но всё равно у Ровеса комната была приятнее. Квадрат три на три метра, нары, растущие из каменного пола покрытые шкурой не первой свежести. Рядом с камерой с внешней стороны стояло деревянное ведро для естественных потребностей. Конструкция позабавила узника, решетки над ведром были загнуты внутрь, чтобы надзиратель мог сменить ведро, не заходя в камеру, а заключённому пришлось бы показывать зад тюремщику. Сергей представил эту картину, самому на месте стражника бы захотелось дать по заднице мысом берца. Крыс вроде нет. Заключённый попробовал рукой решётку, как и ожидалось, стоит намертво. Ещё раз оглядев «гостиничный номер» он лёг на «Мягкую постель» сон навалился почти разом.
        Глава 13. Рождение предводителя
        Проводя взглядом уводимого гостя, Лукин немного потрепал бумажку, написанную им в руках. В том, что этот человек именно тот о ком предупреждал центр, сомнений практически не было. Под словесное описание он подпадал на все сто, но инструкции для того и созданы, чтобы избежать возможного проникновения противника на вверенную ему территорию. Допив чай, особист прошёл в пещеру, освещая себе дорогу факелом, он миновал первую и вторую галерею свернул налево. Отодвинув занавеску из шкуры, прошёл в небольшую комнату - свой рабочий кабинет. Небольшой деревянный стол с керосиновой лампой образца конца девятнадцатого века пара стульев, комод с бумагами, вот и всё убранство. Лампа дала узкий огонёк, но в паре с воткнутым в держатель стены факелом они осветили почти всю комнату. Отодвинувшись к стене, Лукин пошарил в нижнем правом углу, нащупывая ручку небольшого сейфа. Легкое усилие и дверца распахнулась. Разложив на столе бумаги, особист ещё раз сверил словесный потрет и другие описания всё сходилось. Вооружившись карандашом он подготовил текст своей телеграммы в Центр.
        Покинув пещеру через пятнадцать минут Лукин снова вернулся к костру, где уже Серафимыч разводил бурную деятельность по готовки завтрака.
        - Карп - окликнул Лукин крепкого десантника - принеси голубя и через полчаса ещё одного.
        Тот вернулся быстро с белым голубем в руке. Держа его, чтобы не улетел, Карпенко смотрел как Лукин тщательно и без спешки привязывал к каждой ножке по листочку бумаги. Закончив работу Лукин дол отмашку, и боец подбросил птицу высоко над головой. Голубь взмыл к небесам и, сделав круг в воздухе, скрылся за скалой.
        - Серафимыч - крикнул Лукин в сторону костра - так что на завтрак?
        - Пшённая с мясцом товарищ майор.
        На трёхтысячной вершине, воздух был чист и разряжен. Несмотря на сильные ветра почти со всех направлений, там было достаточно комфортно, особенно когда пригревало солнышко. Небольшая площадка с каменным домиком размером четыре на пять метров спрятанная под маскировочную сетку цвета камней. Трое охранников в серых горных камуфляжах почти не видных вместе с домом. Подходов к этой площадке не существует, но бойцы всё равно пристально следят из оптических прицелов винтовок, не собирается ли кто-то навестить их с навыками альпинизма. Как известно не один электронный прибор не работает на территории горной аномалии, но в любом правиле всегда есть исключения. Когда их случайно обнаружили, назвали островками - небольшие открытие места радиусом в три метра на больших высотах. В них можно было включать различную аппаратуру, не боясь за отключения и сбои. Станция связи и располагалась на таком островке.
        На площадке раздался сигнализирующий свист.
        - Лев - не громко позвал один из караульных товарища - зови командира - птичка.
        Боец находящийся рядом с домом, сидя подкрался и постучал в боковое окошко.
        - Товарищ капитан, птичка из посольства.
        - Понял, принимаю.
        Тем временем белоснежный голубь сел на самодельную клетку, расположенную позади дома под небольшим навесом, попив водички из небольшой поилки, он начал ворковать с другими пернатыми обитателями клеток. Из двери появился крепкий мужчина лет тридцати в том же горном камуфляже с автоматом за спиной. Ловко прихватив птицу, он извлёк с ног записки и, посадив гостя в пустующую клетку, он скрылся за деревянной дверью.
        В небольшом помещении за компьютером сидел шифровальщик. Попивающий чай из термоса, в дальнем углу на лавке восседал грешник, прислонившись спиной к стене.
        - Дим - сказал вошедший офицер - сверхсрочное, сверхсекретное, два сообщения.
        Передав бумажки не разворачивая, капитан сел на лавку рядом с особистом. Тот, поискав на полке металлическую кружку, щедро наполнил её горячим горным чаем из трав и ягод.
        - Готово, зашифровал, отправляю - раздался голос молодого связиста.
        С чувством исполненного долга он записал время прибытия сообщения и отправки в старенький пыльный ежедневник и, наполнив свою кружку чаем развернулся на офисном кресле к остальным.
        - Эх - вздохнул капитан - скорее бы нас сменили.
        - Осталось то - поглядывая на потёртые командирские часы, произнёс молодой шифровальщик - часов пять, и смена с той стороны скалы из пещер придёт.
        - Я не об этом, киснем тут как черви в банке уже годка полтора. Скучно.
        - Тебе выполнять ответственный приказ скучно? Руководить секретным стратегическим объектом в самым тылу противника скучно? - Взревел особист, но сильный приступ кашля остановил его грозную тираду.
        - Опять ты за старое. Лёш, о себе подумай. Не ровен час случись что, у нас тут кроме аптечки ничего нет, максимум бабка колдунья, что живёт там, на отшибе - капитан показал рукой в стену - да и сам понимаешь ее, потом придётся того. Мы же секретные.
        - Ничего, ещё повоюем, и не как тогда у нас - прячась по метро и подвалам, а пройдём кованым сапогом по всей империи.
        Глухой кашель снова забеспокоил мужчину, со стороны казалось, что вот вот вылетят его лёгкие.
        - Твоими устами бы мёд пить.
        - Знать бы, что хоть творится там за горами или у нас дома, может уже города восстановили - с мечтательной улыбкой сказал молодой шифровальщик.
        - Если сообщения идут, значит, посольство есть, штабы есть и про нас не забыли.
        Спустя часа четыре, когда троица уже собиралась к пересмене. На мониторе компьютера замигало сообщение. Шифровальщик резко развернулся, отвлекаясь от игры в подкидного.
        - Два входящих, ответные на те, что прислали последними. Хм, Быстро ответили. Расшифровываю. Ловите на принтере.
        Капитан, бросив карты, извлёк лист бумаги, быстро порезав его на две маленькие бумажки. Махнув рукой особисту, оба вышли из задней двери. Выйдя на улицу, они повернулись к клеткам стоящим слева от двери. Справа находились прилетевшие из посольства голуби, слева те которые должны лететь обратно.
        Сергей услышал тихие шаги по каменным ступенькам, он проснулся несколько минут назад и просто лежал на нарах. Щёлкнул металлический ключ в замке. Распахнув дверь. В проёме появилась тёмная фигура. Второй щелчок, распахнулась решётка камеры. Лукин вытянулся в струнку перед встающим с ложа «заключённым».
        - Майор Лукин, начальник особого отдела посольства в зоне горном аномалии планеты Корт II - чётко отрапортовал он - здравия желаю.
        - Вольно майор - отхлебнув из пластиковой бутылки он, выходя из камеры, добавил - полей на руки.
        - Посол ждёт вас в кабинете.
        Мужчины проследовали по наклонному коридору. Во втором зале стояли несколько бойцов. Усатый прапорщик протянул Сергею новенький горный камуфляж, горные ботинки, судя по маркировки немецкие, ремень с кобурой, пустую разгрузку и серый шарф из тонкого щелка.
        - У вас, наверное, сорок второй - характеризовал он.
        Дав Сергею, время переодеться Лукин широко показал рукой в сторону небольшой комнаты, прикрытую бревенчатой дверью. Внутри небольшой комнаты, тускло освещаемой масляной лампой за столом сидел седоватый мужчина в очках. Увидев Сергея он, улыбнувшись, протянул руку для рукопожатия.
        - Полковник Семёнов - выдержав паузу - Иван Ильич, посол независимой Земли на планете Корт II.
        - Я не могу назвать своего имени и звания - пожимая руку полковнику начал Сергей - зовите меня просто Ворон.
        - Тот самый Ворон из третьего отдела? - ошарашено спросил Лукин.
        - Да тот самый.
        - Присаживайтесь товарищи - пригласил хозяин гостей - чаю.
        - Не откажусь - улыбнулся Ворон - сейчас я изложу детали операции, в которой мы участвуем и также все, что нужно от вас.
        Сергей рассказывал долго медленно с комментариями все, предельно объясняя, разумеется, это было не всё, а только те делали касающиеся присутствующих, но это была большая часть всего плана. Офицеры слушали вдумчиво, не перебивая лишь изредка задавая коротки наводящие вопросы. Сергею это понравилось, хотя он и заранее знал, что его оппоненты люди опытные. В лицах не было удивления, когда Сергей перешёл к финальной части, но глаза это выдавали. Окончив, он откинулся на стуле попивая чай.
        - Но вы же понимаете - начал первым посол - что у нас на носу выборы, самая важное политическое событие в жизни гор.
        - Верно, но вы не волнуйтесь, все, что я сейчас рассказал, будет реализовано только при условии нахождения герцога Силви у власти.
        - Ну, это не сложно - расслабился Лукин - даже с прибывшими подкреплениями головорезов, атаману выборов не победить.
        - Возможно, но у нас есть одна маленькая проблема.
        Офицеры насторожились, уставившись на Ворона.
        - Что вы имеете ввиду - начал уточнять Лукин.
        - Когда я переходил в горы, в составе нашей группы я насчитал тридцать два человека, которые по взглядам, движениям, повадкам выделялись из общей массы головорезов. Сначала я решил, что это про мою душу, но оказалось, нет. Это были бойцы полка Непобедимый Лосс.
        - Откуда такая точность?
        - Подходя к точке сбора, я случайно увидел как один из этих «бандитов» разговаривал с Сирентом Акирилом капитаном полка Непобедимый Лосс.
        - Первым капитаном - уточнил Лукин - уже как с полгода он стал первым капитаном.
        - Не дойдя до базы атамана, все тридцать два человека исчезли по дороге в течение десяти минут, рассосались, как я, сходя с маршрута. Теперь внимание вопрос, что здесь забыли элитные крады?
        - Явно не в выборах участвовать - включился посол.
        - Абсолютно с вами согласен Иван Ильич, уверен, что они появились в горах не случайно именно преддверии выборов.
        - Что могут сделать тридцать профессиональных бойцов, предположительно вооружённых нашими стволами?
        - Давайте обсудим - включился Лукин - диверсия, нападение, индивидуальное ликвидация, похищение, захват чего-то либо.
        Иван Ильич налил себе ещё одну кружечку чая и расслабленно наблюдал за обсуждением грешников, в этой беседе он был лишним.
        - Ликвидация отпадает, слишком большая для этого группа - начал рассуждать Сергей - диверсия, где? Здесь есть, какие либо промышленные, добывающие или иные объекты?
        - Нет, тоже отпадает, да и десятка человек для этого больше чем достаточно.
        - Нападение или похищение, в принципе равные условия, вывод нападение на небольшой населённый пункт.
        - Из возможных целей сейчас основные городище герцога, деревушка, где сейчас находится атаман, священное капище, где ещё остались священники, уцелевшие после большой религиозной резни называемым затменьем веры лет двадцать пять назад, ну и венец коллекции мы - посольство. Только обе резиденции кандидатов сейчас, перед выборами, под такой охраной, что мышь не проскочит. Во избежание так сказать маленьких подлянок со стороны конкурента. Капище - дохлый номер, туда дней пять шесть топать, и все жрецы уже по дороге к Плато Власти.
        - Да и с чего люди Акирила будут выполнять задание первосвященника. За язычниками только он сейчас может гоняться.
        - Верно, остаётся посольство. Только его такими силами не взять. Сам видишь, подход только один, да и альпинизмом наши снайперы заняться не дадут. Плюс мины, ловушки, о которых знает только один человек - подрывник.
        - Понято, что ничего не понятно, что мы ещё знаем?
        - Мы знаем, что будут выборы на Плато Власти.
        - В точку - проорал Ворон - бомба, или с газом на выборах, на Плато и всех нах, герцога, атамана, нас и бери горы голыми руками!
        - Ага, размечтался, бомбу там даже зарыть негде или крад с кайлом скалы дробить собрался. Перед выборами всю территорию занимают жрец и их послушники и денно и нощно не сходят с этого места.
        - А как они спят и кушают?
        - А никак, каменные грибочки не забывайте и к тому же тридцать два человека много для банального подрыва.
        - Нападение на место выборов?
        - Такими мизерными силами? Нереально, там по сотни с каждой стороны только одних озверелых выборщиков, не считая тех, кто помельче, охрана каждого из кандидатов, мы - человек пятьдесят минимум, жрецы с послушниками и охраной.
        - А если это штурмовой авангард, захват позиции и удержания до прибытия основных сил.
        - Брать горы в своё время пытались и большими силами с нашими пушками, дохлый номер.
        - Ладно, пойдём с другой стороны, наступил день выборов. Все основные силы в горах, герцог, атаман, жрецы и мы встречаются почти в полном составе на Плато. Вывод - нападут на место, оставленное без охраны. Посольство.
        - В посольстве по инструкции останутся четверо бойцов и это только внутри, снайперы и дозоры - это ещё шесть пар по склонам, никто не снимет. Даже тридцать крадов из Великого Лосс не возьмут посольство, будь они хоть терминаторами их сильно пощиплют. Да и само посольство это лишь пещеры, доски и всё такое. Самое важное - люди, сидящие здесь. Я и Иван Ильич, но мы оба будем в этот день на Плато.
        - Захват или ликвидация по дороге на плато или обратно?
        - Все пути мы прочёсываем, график перемещения никто не знает, даже я. Ты, наверное, заметил, что мы все здесь кроме немногих носят одинаковые горки, кроме десанта и мореманов, и то они позволяют себе щеголять в домашнем только в расположении. Перемещаемся мы всегда в масках в боевом порядке по несколько групп человек по десять-пятнадцать, вычислить меня или Ивана Ильича невозможно, да и не известно в какой из групп именно мы будем.
        - Ну, зачем-то они пришли, не нападать же им на первую попавшуюся деревню или стоп, а сколько бойцов останется в нашей деревне в день выборов?
        Лукин окаменел.
        - Не одного - тихим голосом произнес он - ну может несколько, мы некоторых даже хотели в горки для массовости переодеть.
        - Вот оно - с прищуром начал Ворон - у тебя товарищ Лукина женщина в деревне есть?
        Тот отрицательно покачал головой.
        - А многие бойцы имеют в деревне жён, детей, ну и некоторые только зазноб. В день выборов вы все на Плато. Крады вырезают деревню. Ну как весело?
        - О деревне я и не подумал.
        - В деревне, сколько бойцов остаются, никого, хватит десятка, чтобы всех быстро пострелять и дома пожечь. Дальше они отходят, а что делаете вы на пепелище. Уверен, половина личного состава бросится прямо с выборов в погоню, и вы - показал Сергей двумя пальцами на особиста и посла - будете в числе первых.
        Ни у Лукина, ни у Ивана Ильича не семей, не зазноб в деревне не было, но они промолчали.
        - И тут-то нас из засады и грохнут - продолжил мысль Лукин - или возьмут оставшиеся двадцать. Всё картина Репина «Приплыли».
        - Это пока лишь версия, она же худший для нас сценарий, ваши предложения.
        Иван Ильич и Лукин молчали.
        - Ну что вы молчите, соберём бойцов, выставим засады и передавим этих крадов как клопов.
        - Весь наш личный состав должен быть на выборах. Если не будет меня или со мной не будет всех бойцов, а горные знаю нашу численность, мы потерпим фиаско в политическом плане, для горных народов мне как старшие братья, сумевшие две тысячи лет назад сбросить оковы империи - выдал посол.
        В дверь постучали снаружи.
        - Товарищ полковник - раздался голос бойца.
        - Да войдите.
        В дверном проёме появился боец в горке.
        - Альдер пришёл, говорит, что-то срочное.
        - Зови.
        В комнату вошёл долговязый мужчина лет сорока пяти в характерной для всех обитателей гор одежде, кожно-шкурный вариант, и винтовкой Мосина за спиной.
        - Господа - потупился абориген, сверля взглядом незнакомого русса.
        - Говори смело Альдер - успокоил его Лукин.
        - Господа, кто-то интересуется вашей деревней. Утром я видел следы двоих, осматривали окрестности с севера и востока, но они не из гор, чужаки, ходят не как у нас. После того как я обнаружил их, то повел, отару по следам как бы случайно. Немного севернее Чёрного излома были ещё следы, будто там всё осматривали. Дальше следы резко свернули на запад, на камнях их уже не разглядеть.
        - Спасибо Альдер - встав, пожал ему руку Лукин - можешь идти.
        - Лукин, отправь пару толковых бойцов в деревню, путь осмотрятся и предупредят местных. Карту - гаркнул посол, как только за гостем закрылась дверь.
        - Да идеальное место для атаки, такое же для засады. Приятного мало. Давайте подытожим - выдохнул последнюю фразу Сергей - я правильно всё понял, что вы Иван Ильич все бойцы должны обеспечивать порядок. Только что мы выяснили, что вероятность нападения на нашу деревню крайне велика. Наши действия - разбить наших бойцов на две группы, первая устраивает засаду на нападавших, вторая отрабатывает засадную группу.
        - Вашими словами итог. Нам нужно человек пятнадцать в засаде и ещё тридцать на перехват крадов. Даже при таком раскладе потерь не избежать. Радиосвязи у нас нет, и мы не сможем координировать действия.
        Сергей на минуту задумался, он прекрасно понимал правоту офицеров, тридцать элитных крадов со счетов сбрасывать нельзя, сила не малая.
        - Так пошлём человек десять-двадцать охранять выборы?
        - А ты думаешь, у них здесь нет соглядатаев?
        - Виноват, туплю. Ну, тогда - если переодеть три десятка селян в ваши горки и послать «охранять выборы», а бойцов, которые освободятся, самых лучших, пустить в дело - не унимался Сергей.
        - Для контроля выборов нужны именно наши бойцы, а не гражданские, ну человек двадцать мы так сможем заменить, максимум. Герцог нам сейчас не в помощь, у него все мысли о выборах. Отведём людей, крады поймут, что нам всё известно и мы потеряем эффект неожиданности.
        - А может баски - раздался тихий шёпот посла.
        - Чего? - Уточнил Сергей.
        - Ну, баски, ну, как его баскская автономия, ЭТА, страна басков, террористы, в общем, не слыхал - оживился Лукин.
        - Ну, что-то припоминаю, а они-то тут откуда?
        - Да оттуда же откуда и мы, после первых волн нашествия империя начала собирать разного рода обиженные у власть группировки находящиеся в заключение, просто воевавшие против земных армий или добровольно преходящих на сторону имперцев, дабы сделать из них наёмников. Многие из этих бравых парней, быстро разочаровывались в империи и бежали. Куда бы ту думал - горы. В первые годы здесь кроме нас собрались такие «сливки общества» как ваххабиты, УНА-УНСО, ИРА, ФАТХ, ХАМАС, ОАК, повстанцы из Сьерра-Леоне ну и ещё множество различных гопников. За пару лет все эти группировки просто растворились в горах, большую часть перемололи местные, с кем-то разобрались мы. Осколки влились в армию герцога и банды атамана, кто-то осел мирным поселенцем, а вот баски остались. Они не стали тянуть одеяло на себя, никого не прогневали и нам не мешали. Я пытался их вербонуть по-хорошему, но не получилось. Они никому и нам не мешают, да и вроде как бы свои, у нас к ним претензий нет. Вот и живём с ними как дальние родственники, друг о друге знаем, но в гости не хаживаем - провёл политинформацию Лукин.
        - Если мы правы с деревней, нужно устраивать засаду, эвакуация не поможет. Поймут, что про их душу, затаятся и что-то новое выкинут. Такие гости как крады в горах не нужны. В случае нашего успеха мы получим большой плюсы в глазах местных - отметил посол политический момент ситуации.
        - Я отправлю сегодня к ним приглашение, если ответят, что не против завтра мы к ним сходим - уловив удивлённый взгляд, Сергей Лукин пояснил - к таким людям без предварительного информирования не ходят, не ровен час пристрелят, а уже потом разбираться будут.
        - Отлично, такой вопрос, этому Альдеру можно доверять - уточнил Сергей.
        - Безусловно - сходу ответил Лукин - они с сыном под видом пастухов патрулируют подступы к деревне, оба потомственные охотники, оба нам по гроб жизни обязаны.
        - Тогда всё ясно, ещё один момент, я сейчас набросаю словесные портреты троих из крадов, которых очень желательно захватить живьём для разговора.
        - Сделаем.
        - И это ночью нужно скрытно эвакуировать половина деревни, следующей ещё столько же, оставив там человек десять, которые в случае чего смогут дать отпор или хотя бы не погибнуть.
        - Это само собой, выборы начнутся с восходом солнца, думаю, нападение произойдет в это же время, ранее утро, люди только встают и священник готовится к заутренней.
        - Так и решим - поставил точку посол.
        Пригласив гостя на вечерний ужин, выходя из пещеры, Иван Ильич тихонько спросил у Лукина.
        - А что такое третий отдел?
        - Специальный отдел при службе госбезопасности, первый отдел разведка, второй контрразведка, потом третий отдел, и все остальные, связь, хозяйство, охрана и так далее. - Отдел не подчиняется не одному из управлений госбезопасности, туда берут лучших грешников из других отделов - ответил Лукин.
        - Вы с ним знакомы?
        - Лично нет, но слыхал о нём, не удивлен, что эту операцию доверили выполнять ему.
        - Сержант Ландерс - шепнул угрюмый Доер наблюдая лёжа с опушки горного леса за парой каменных хибар расположенных далеко на холме. Переодетые крады лаже начали передавать зов по цепочке пока его не услышал адресат.
        - Да капитан - послышался сзади голос вызванного бойца.
        - Точка встречи с осведомителем там - показал он на строения - ты знаешь, что делать.
        Кивнув Ландерс исчез в кустах. Доер принялся рассматривать строение в двуглазку руссов - электронные средства наблюдения в горах не работали.
        Передёрнув затвор пистолета с глушителем, Ландерс вышел вдалеке от хижины и места лежанки отряда - на склоне горной тропы за холмом, так что со стороны дома его не было видно. Миновав холм, боец ковылял, пошатываясь, потягивая вино из кожаного бурдюка. Волосы растрёпанны, брюки и тёмная рубаха с кожаной безрукавкой измазаны кусками грязи и бывшим содержимом желудка хозяина. Проходящая на встречу женщина, увидев такого жителя, ускорила шаг, обругав его про себя: «Опять к старому Калерти идут, уж нормальные то ходят одурманиться, а этого ели ноги несут». Добредя до каменного строения, усеянного мелкими кустиками, сержант осмотрелся, не большой домик на одного двух человек, позади стояли два крупных сарая для скотины. Ландерс несколько раз постучал ногой в дверь, но ответа не последовало. Заглянув за дом к сараям он увидел плюгавенького мужичка, сидящего на лавке спиной к стене, в правой руке он держал самокрутку сделанную из крупных сухих листьев наполненную, чем то внутри, запах жжёной травы стоял неимоверный.
        - Здравствуй Гарот - начал сержант - помоги одинокому путнику не потеряться в этих горах и найти путь к свободе.
        - Горы и есть свобода - распахнув глаза, расслабленно молвил мужичёк.
        - Насколько твоё одиночество томительно?
        - Очень томительно, и скоро тьма спустится на серые камни гор, нужен просторный ночлег.
        - Жди меня там - показал мужичёк по диагонали вверх в сторону подъёма, где меж двух лесов был виден проход с зеленящей травой.
        Ведя отару мужичек, заметил старого знакомого в компании некоторых таких же крепких, но не совсем чистых парней, появилась из-за деревьев. Гарот кивнув головой, медленно повёл их вперёд. Во второй половине дня они подошли к крупной пещере, рядом с которой были возведены несколько деревянных загонов. Загнав овец он, кивнув в сторону пещеры, скрылся в темноте. Крупная группа бойцов частями следовала за ним, не выходя из леса. Доер осмотрев окрестности, планировал места установки стражи. Бойцы, следующие за пастухом в открытую остановились у входа.
        В пещере было темно и сухо, некоторые щели заделаны, пол засыпан соломой, вдалеке стояли большие стога сена почти под потолок. Гарот осмотрелся внутри, всё на месте. Тончайшие нити в нужных местах не повреждены. Походив взад-вперёд ещё некоторое время он вышел к ожидавшим его крадам и кивком головы дал знак, что всё в порядке. Бойцы, появившись из леса, резво заскочили в пещеру, несколько скрытно остались снаружи.
        - Кто у вас старший - спросил мужичок вошедших.
        - Я - вышел из группы рослый Доер.
        Подозвав бойцов, взглядом горец показал на камни, четверо мужчин отодвинули каменную стену, за появившимся проходом оказалась небольшая комната заставленная зелёными деревянными ящиками. Капитан начал активно вооружать своих людей. Выбор был не велик, двадцать пять АК-74, пяток с ГП-30?, три РПК, пять РПГ-7, десяток Стечкиных, множество гранат. СВДС? была всего одна, Доер выдал её закалённому в боях на Апорине ветерану Хурге, он единственных имел опыт использования этого оружия во время службы в одной из пехотных частей.
        - Деревня находится здесь - указал Гарот на мятую самодельную карту. Нападать лучше с севера или с востока от неё, там заросли небольших кустарников и деревьев или частые каменные валуны, в сумерках можно подобраться скрыто почти к самой деревне. Засаду, если руссы погонятся, а они точно погонятся, лучше устроить у чёрного излома, там место открытое и почти спрятаться негде, а вам остаётся просто отстреляться как на ученьях. После выполнения сюда уже не возвращайтесь, а двигайтесь вот по этим горным дорогам, и выйдете как раз к западной границе. Действуйте послезавтра рано утром после рассвета. Я буду на Плато Власти ещё до начала выборов, и если руссов не будет или будут, но не все, дам знак - прискачет мальчонка и заберет этот хлыст, я оставлю его намотанным возле двери. Это вам будет знак к началу, так что оставьте здесь человека. Как увидит мальчишку со всех ног бежит к вам. Выборы начнутся с того момента как первые лучи упадут на плато, вы соответственно позже, когда прибежит солдат оставленный для связи. Оружие вы уже получили, запасы еды находятся там, в сене, и в отаре выберите трёх любых
барашков. У меня всё.
        - Лесарт, Стирс - подозвал бойцов Доер - обследуйте подступы к деревне, опасайтесь мин и сигнальных ловушек. Хурге, пойдешь с ними и веди наблюдение с большого расстояния.
        Бойцы Лукина вернулись, уже в кромешной тьме. Иван Ильич в отличие от зама предпочитал ночным заседаниям у костра, глубокий и безмятежный сон - возраст сказывался. Ворон был уже представлен большинству из присутствующих в этот день в посольстве и доказал, что прозвище Свой у бойцов получил не зря. Свежие пошло-матерные анекдоты, сильно разбавляли местный фольклор.
        - Ну как - обратился к бойцам Лукин.
        - Всё верно командир, деревней интересуются - ответил подошедший сержант.
        - Осматривали следы?
        - Не было необходимости, деревню из прицела снайпер весь день уже разглядывает, его дуэт сразу срисовал.
        - Надеюсь, не додумались стрелять - усмехнулся Лукин.
        - Товарищ майор, ну мы же не школьники - с лёгкой иронией парировал сержант.
        - Что такое дуэт? - вмешался Сергей.
        - Наша снайперская пара. По совместительству муж и жена. Отсюда и дуэт.
        Глава 14. Демократические выборы
        Тьма ещё не собиралась отдавать свои позиции свету, но на Плато Власти было многолюдно. Жрецы и послушники уже несколько суток, не покидая его и не тратя время на сон, осматривали священное место, окуривали его травами, читали молитвы во славу горных богов. В белых хламидах поверх кожаных и тёплых меховых курток стройные фигуры служителей культа освещали факелами плато. Крепкие мужчины, неся на плечах паланкин верховного жреца, появились на плато. Сойдя, седовласый жрец осмотрел место будущего побоища. Приняв из рук послушника пучок тлеющих трав, он, тихо произнося заклинания начал обходить всё плато, окуривая его дымом.
        Выборщики толпились с двух разных сторон плато, наблюдая в темноте далёкие толпы, друг друга. Две чёрные массы тихо переговаривались вдалеке. Гарот, стоя в толпе бойцов герцога, готовил небольшую дубинку, переговариваясь с остальными краем глаза осматривая прибывающих людей. Незадолго прибыла первая группа руссов, человек двадцать, все одинаковых одеждах и чёрных масках на лицах, даже по росту почти все похожи как солдатики, в которых играют дети. Все кроме одного, этого истукана никогда не снимающего маску с лица даже не переодевали в одинаковую форму, огромные габариты Безликого всё равно не скрыть. Бойцы с обеих сторон уже почти собрались, но до рассвета ещё далеко. Гарот проверил застёжки на кожаной броне. Вторая и третья группа прибыли почти одновременно, и сразу смешались между собой, в темноте не получилось даже разобрать, кто из них и когда пришёл. Руссы взошли на плато и начали рассредоточиваться, около тридцати бойцов разошлись к каждой из противоборствующих сторон рядом с Линией Знака - красной полосой с обеих сторон, откуда выходят выборщики, если лидер после начала боя зайдёт за неё,
он будет считаться проигравшим. Оставшиеся человек восемь начали подниматься по ступеням, ведущим на вырубленный скале балкон, там уже находился верховный жрец с низшими жрецами и послушниками. Как и ожидал Гарот, через мгновение рядом с верховным жрецом появились высшие руссы уже в других одеждах, посол, Лукин и ещё несколько солдат из охраны без масок, даже Флиба был виден за спинами. Все здесь.
        - Мирлан - окликнул Гарот молодого паренька - и всё-таки будет лучше мне воспользоваться хлыстом, сядь на коня и быстро привези его.
        - Да дядя, уже бегу - на ходу крикнул десятилетний мальчуган и вскочив на лошадь умчался.
        - Хороший боец из него выйдет, ловкий - пробурчал стоящий рядом с Гаротом смуглый воин, затягивая лоскут шкуры вокруг шеи.
        Последняя группа из пятнадцати человек присоединилась к группе Гарота.
        - Великий герцог - вскрикнул кто-то в толпе.
        Гарот обернулся, герцог - не высокий мужчина с зачёсанными назад длинными тёмными волосами шёл через расступающуюся толпу своих сторонников, двое женщин хеттров прикрывали хозяина. С противоположной стороны также выходил атаман Стадер. Лидеры прошли ряд стражей руссов и заступили за Линии Знака, войны, проводя их безмолвным взглядом, начали медленно проходить строй руссов, демонстрируя отсутствие спрятанного огнестрельного оружия и показывая ожог на ладони - знак, что его носитель прошёл испытание. Руссы быстро ощупывали все места, где мог быть спрятан пистолет или граната и пропускали. Это было чистой формальностью, так как бойцы знали, что ждёт их самих и их семьи за нарушения на выборах, жрецы будут, накажут за этот грех.
        Иван Ильич в сопровождении ближнего круга бойцов поднялся по каменной лестнице и скрылся в тёмной пещере специально приготовленной для них послушниками. Сняв маску и автомат с плеча, он расстегнул разгрузку, боец, стоящий за спиной помог быстро переодеться, хоть безопасность здесь была наивысшей, лёгкий бронежилет всё равно занял место на груди. Парадный мундир с парой орденов и фуражка. Форма красит мужчину. Лукин переоделся быстрее. В сопровождении бойцов старшие офицеры вышли на импровизированный каменный балкон к верховному жрецу. Русское приветствие стало уже привычно в горах. Сомкнутые пальцы правых рук в кисть офицеров взметнулись к виску. В ответ жрец склонил голову. Обменявшись последующими рукопожатиями, всё трое развернулись к плато. Кандидаты уже сошлись в центре. В отличие от герцога его оппонент был с короткими волосами, спрятанными под кожаную шапочку. Шириной плеч и возрастом он не уступал дворянской особе. Оголённое тело в одной кожаной безрукавке изрезанное частыми шрамами, крепкие руки украшенные татуировками до самых запястий скрытых наручами. Не нужно было хорошо разбираться в
людях, чтобы понять кассовую принадлежность атамана. Обменявшись обжигающими взглядами, соперники повернулись, глядя на балкон и почти одновременно присев на правое колено, склонили головы. Прозвучал громкий звук рога.
        - Когда первый луч светила упадёт на Плато Власти, бейтесь честно и боги решат, кому править в свободных горах - громким хриплым голосом произнёс верховный жрец, резко подняв руки.
        Встав на ноги, соперники резко обернулись и в пол голоса проклиная друг друга и обещая страшные пытки и смерть побеждённому вернулись к своим людям. Лучи ещё не начали пробиваться за стоящую на пути светила скалу, а разъярённые ожиданием горцы уже были готовы броситься друг на друга. Напряжение чувствовалось на лицах не только бойцов, но руссах в отцеплении, офицеров и жрецов стоящих на балконе.
        - На кого ставите джентльмены - сняв треуголку с головы улыбнулся стоящим рядом солдатам и послушникам Флиба, но увидев суровые взгляды стоящих рядом убрал улыбку и уставился в каменный пол.
        Первые лучи, обогнув скалу, скользнули на плато, начиная освещать его утренним светом. Рёв пары сотен глоток возвестил округе о начале выборов правителя гор. Две человеческие волны с криком, рёвом и свистом понеслись друг на друга. С обеих сторон в группы противников летели камни, металлические шарики, яичные скорлупы, наполненные острым перцем. Вооружённые чем только можно дубинками, железными шестами, булавами, перначами, цепями с гирями на концах, нунчаками, у многих под одеждой были спрятаны ножи. Лукин даже заметил у одного из выборщиков бейсбольную биту. И вот они встретились. Многие из первых рядов с разбегу прыгали в толпу, пытаясь нанести удар кулаком слёта или ногами в грудь противника. Две остервенелые толпы набросились друг на друга. Крики сменились на грохот боя, победный рёв или стон раненных. В этом месиве было бы невозможно понять кто за кого, если бы не шейные платки синие тканевые против серых из шкур. Толпа разделилась на мелкие группы, сражаясь друг с другом. Вот двое набросились на одного, повалили на камни, немного попинали и дав несколько контрольных ногами в лицо,
накинулись на новую жертву. Вот огромный полуголый мужик с гигантским молотом в руках сбивает с ног своим смертоносным оружием одного, второго, третьего, кажется, никто не сможет остановить этого великана. С рук плюгавого мужичка срывается длинная плеть, выбивая метким ударом оба глаза исполину. Деморализованный гигант присел на одно колену, и моментально его облепили несколько человек, добивая ножами. Двое молодых парней выясняя свои отношения, бились очень остервенело, отбиваясь и сходясь снова. Вцепившись друг в друга они катались по плато пока наконец удача не улыбнулась одному из них. Парень ещё долго сжимал шею мёртвого соперника, разжав пальцы он из дал победный крик, который оборвался ударом пернача, пробегающим сзади ломая шею недавнему победителю.
        Один из бойцов подобно древне римскому ретарию? опутывал противника ловким броском сети и добивал копьём. Кто-то бился честно лицом к лицу один на один, кто-то сходился группами, кто-то подло бил в спину. Люди падали, люди вставали, люди бились. Во всеобщем хаосе выделялись только два сплоченные группы, они закрывали своими телами и отбивали атаки нападавших - охрана претендентов - лучшие войны, верные телохранители.
        Верховный жрец с напряжением смотрел на человеческое месиво. Он всю жизнь был гуманистом. До попадания в горы и принятия язычества, около двадцати циклов назад после начала гонений на Корте против язычества и инакомыслия был одним из видных священников Кревлода. Его учениками были многие видные святые отцы не только планеты, но и сектора. Блестящую карьеру перечеркнула, как это не странно истинная вера в Священное дитя. Священник дорожил ею и основному принципу веры. Святости самой жизни. Активно выступая против кровавых мер, он угодил в особняк одного их своих лучших учеников и прихожан, в поместье графа Арована, и сгинуть бы ему, как и многим, кто попадал в эти мрачные застенки, если бы не набожный дворецкий. Жрец отвлёкся от грустных воспоминаний и перехватил ещё более тревожный взгляд посла руссов. Он понимал, что их авторитет в горах держится только на герцоге. Его хороших отношений с послом не что не может разрушить. Самому верховному жрецу руссы тоже были симпатичны, особенно их вера. Точнее веры, посол руссов как то рассказывал, что на их планете много верований, и каждый человек имеет
право верить в любого бога или не верить вообще. Но Иван Ильич думал о другом, точнее не думал, он ждал.
        На плато значительный перевес одерживали бойцы герцога. Около сотни бойцов размахивая разным оружием, теснили полусотню выборщиков атамана. Оставшиеся на плато, раненные и покалеченные из последних сил пытались доползти до Линии Знака. Десяток легко раненных мужчин со шкурами на шеях ловко оттаскивали своих более основательно потрёпанных товарищей, такая же группа с другой стороны выбрасывала раненных бойцов атамана и отделившихся от общей массы. Рёв и крики не смогли заглушить далёкие хлопки взрывов и выстрелов. Выборщики были настолько поглощены, что не заметили канонады на заднем фоне. Верховный жрец удивленно обернулся на посла и, заметив умиротворённое лицо седоволосого старика успокоился. Мимика ничего не выдала, но его глаза засветились от счастья. Улыбнувшись, жрец обернулся.
        - Безликий, Флиба возьмите пяток человек и быстро, быстро.
        - Будет сделано Иван Ильич - ответил Безликий исчезая на бегу в проёме пещеры.
        Защитники Стадера таяли на глазах, многие понимая абсурдность своего положения, теряли волю к сопротивлению. Это понял и атаман, верные телохранителя пошли на прорыв. Их лидер, выпрыгнув из центра толпы и на всём ходу понесся, рассчитывая пересечь Линию Знака. Ожидая этого, один из бойцов герцога подобно городошнику метнул в ноги атамана огромную дубину. Бросок был точен. Перекувыркнувшись в падении через себя Стадер оказался в руках своих противников. Трое крепких мужчин подхватили его, подавляя поседение очаги сопротивления своей жертвы. Остальные войны герцога закрывали собой товарищей, дабы пресечь попытки освобождения главы горских бандитов, но их не было. Атамана силой подвели в центр плато и поставили на колени перед балконом. Крепкий боец разодетый полностью в шкуры набросил удавку на шею атамана. Подойдя сзади с окровавленным лицом, герцог вставил небольшую дубинку в образовавшуюся петлю и силой начал накручивать. Глаза атамана закатились, рот рефлекторно пытался сделать глоток воздуха, но четно. Ещё мгновение и тело неудачливого кандидата обмякло и свалилось под ноги победителя.
        - Лёгкая смерть для этой собаки - послышался шёпот одного из послушников за спиной Лукина.
        В мёртвой тишине победитель, подняв дубинку, издал громкий победный крик, которой подхватили сотни глоток. К верховному жрецу подошёл один из послушников, демонстрируя на белоснежной подушечке с вышитыми на ней древними молитвами символ власти в горах большой рог отделанный золотом и самоцветными камнями. Спустившись по каменным ступеням вся процессия - верховный жрец, высшие руссы с охраной и послушники появились на плато. Во всеобщей тишине герцог сделал пару шагов от тела бывшего соперника и приклонил колено. Верховных жрец, безмолвно осмотрев плато, приняв у послушника подушечку, он медленно степенно пошёл в сторону победителя. За его спиной шагали оба высших русса. Во всеобщей тишине была слышна только чеканка шага русских сапог по каменному плато. Процессия приблизилась к приклонившему колено победителю. Герцог стоял, не шелохнувшись и не поднимая глаз. Встав рядом верховный жрец, передав пустую подушечку, взял рог - символ власти, и протянул в поднятые над собой руки герцога.
        - Никогда ещё Рог Власти не получал более достойный муж - гордо промолвил старец и под конец добавил - достоин!
        - Достоин! - Хором повторили руссы, отдавая честь.
        - Достоин! - Возвестили горам сотни глоток.
        Толпа выборщиков подхватила своего господина и подняла над головами. Силви набрав полные лёгкие воздуха, громко протрубил в рог. Великое таинство свершилось, выбран новый правитель гор на следующие пять циклов.
        Первая половина ночи была безлунной, что позволило нескольким группа вооружённых людей рассредоточиться на подступах к деревне и в некоторых домах. Тьма защитила от глаз наблюдателя сидящего на скале, убирать не рискнули, дабы не спугнуть. Дуэт передал, что наблюдатель покинул позицию ещё утром. Туда специально, якобы случайно направили пастуха с отарой, там же пастух устроился почти до сумерек своим присутствием мешая вернуться стрелку на отличную позицию.
        Спутники осветили собой деревню во второй половине ночи. Как это и всегда бывает в день избрания правителя утром неба всегда чистое без единого облачка. Бойцы лежали на позициях, не шевелясь и дыша через раз. Дабы не выдать себя. Эдуарде лежа, как и все поглядывал в тёмную пустоту на север, откуда, по их мнению, должны были появиться нападающие. Возможность атаки с востока отклонили, так как вражеский снайпер не смог бы прикрывать при атаке товарищей и в полной мере наблюдать за восточной частью. Мешали скалы, а северная часть была как на ладони. Лёгкий ветерок дул справ откуда-то с северо-запада Верный SIG SG 550? лежал под крепкими ладонями. Эдуарде снова посмотрел на соседа. Он, не выпуская из рук АКМ, застыл подобно статуи, сверля глазами тёмную траву впереди. Серьёзный человек. Вчера днём он пришёл лично к Эдуарде Хосе Мигелю Алонсо - лидеру басков и в отличие от Лукина, не стал заигрывать и заманивать бывшего опытного террориста речами о дружбе народов, социализме, совместной борьбе с режимом Франко. Не плёл историй про своего прадедушку воевавшему в республиканской армии, а просто пояснил,
что вскоре власть в горах может пошатнуться. И горы стоят на пороге большой бузы. Итогами, которой станет истребление и русских, и басков, и всех кому не повезёт. Крепко подумав Эдуарде согласился дать людей и помочь устроить засаду. Русский был очень убедителен, после его ухода лидер долго не мог придти в себя, будто беседовали они во сне. Да и ребята, хоть Агирре и гоняет их до седьмого пота, дабы не растеряли форму, но в бою уже как лет семь не были. Как бежали от имперцев в эти горы, так по крупному и не пришлось работать. Были в первый год сложности с мусульманами из ХАМАС так неудачно занявшими цветшую долину напомнившую Эдуарде родную долину в Кантарберийских горах, только моря тут не было. Удачно заложенные Пако фугасы и быстрая зачистка долины решили спор мусульман и ортодоксальных католиков в пользу последних. Русский конечно тоже молодец, подкрепил свои слова тремя новенькими АК74М с подствольниками, кучей патронов, и ящиком пластида с детонаторами и это только аванс, Пако увидав такую щедрость, влюбился в русского первым. После работы гость обещал ещё и трофеи пополам. Эдуарде так и не мог
толком понять, кто этот человек, грешник или менеджер. Итог все бойцы ЭТА сейчас здесь, русские ушли вперёд для тихой работы.
        Из травы начала медленно почти бесшумно выползать небольшая фигура, эдакий холмик. Пако - лёгок на помине. Холмик принял человеческие очертания каратышки пузатика лет под сорок с характерным для Испанца смуглым выражением лица черными, как ночь волосами и небольшими усиками.
        - Всё готово - чуть слышно прошептал он - я поставил все мины с прерывателями, сейчас там хоть стадо баранов гони ничего не случится, но если вы правильно рассчитали и атака будет с севера и после рассвета, то стоит им дойти до того одинокого дерева и они будут в ловушке.
        - Так и задумано, как подойдут, ближе двадцати метров к крайним домам деревни откроем огонь, а они потанцуют. Только потом всё вычисти так, чтобы никто из мирных даже случайно не вляпался - шепотом ответил русский.
        - Пако напачкает, Пако уберёт.
        Нападение на деревню и отход Доер решил проконтролировать сам. Группу в десять человек он оставил в засаде у излома остальных кроме бойца, наблюдающего за сигналом связника и снайпера, повёл в темноте к деревне. Крады расположились в высокой траве и небольших кустиках далеко от северной окраины. Капитан боялся спугнуть жителей выдав себя, раньше времени, да и спутники светили очень ярко. Бойцы лежали неподвижно, вплоть до сумерек. Пока оба ночных светила не скрылись за горизонтом. По знаку командира они ползком, очень медленно, продвигались в сторону деревни. Продвинувшись ближе бойцы остановились у небольшой каменной гряды. Рассвет встретил их светом с востока. Вынув двуглазку, Доер осматривал деревню. Ничего не обычного не было. Селение только просыпалась от пенья петухов. Из одного из домов вышла женщина в одной ночной сорочке и с растрёпанными волосами. Скрывшись в небольшом сарае рядом с домом, она через мгновение вернулась, держа в руках несколько куриных яиц. Сонный мальчонка вышел из другого дома и, подойдя к околице, опорожнил мочевой пузырь в сторону засевших крадов. Сделав своё мокрое
дело, исчез в своём жилище. Вдоль деревни до храма, расположенного в дальнем конце деревни возле сада шёл неспешно священник в чёрном наряде. Доер отметил простоту и повседневность походки. Осветив себя крестным знаменьем поп, отворив двери церкви, исчез внутри. Долговязый пастух выгонял баранов на пастбище, чуть левее места, где засели имперцы.
        Ждать после рассвета пришлось ещё не долго. Вскоре по цепочке Доер получил сообщение. Вернулся связник, мальчишка пришёл за плетью - все руссы сейчас на плато. Командир также по цепочке передал приказ начать скрытое выступлении. Крады полу присев начали движение. Всё тихо лишь мелкий шелест травы под ногами. Из деревни их не замечают. Бойцы разделились традиционными группами по три-четыре человека. Пастух с отарой был у отряда уже слева почти в тылу, но один из бойцов давно получил инструкции относительно него. Доер двигался в одной из первых. Он был уже готов выпрямиться, как услышал знакомые хлопки со стороны излома, потом ещё и более интенсивные. На месте засады началась активная перестрелка. Взмах руки командира поняли все: «В атаку». Громкий хлопок слева командира оглушил его, он резко отшатнулся в сторону. Боль пронзила всю грудь и бок. Зелёная трава резко приблизилась и ударила капитана в лицо.
        Лежавшие рядом Сергей и Эдуарде вскользь окинули поднимающееся из-за горизонта светило. Пако отполз чуть дальше, держа наготове АКСУ. Рассвет был знаком общей готовности к бою. Баски лежали неподвижно, будто их и не было. Метрах в двухстах от края деревни из травы взлетела пара птиц.
        - Они здесь - тихо прошептал Пако - спугнули куропаток.
        - Подождём пока подойдут, метров на двадцать, и ударим - ответил Сергей, покусывая кончик пшеничного травяного стебля.
        Вдалеке из травы показались согнутые спины, атакующие ускорили продвижение.
        Пастух, выводящий отару, уже миновал место предполагаемого расположения крадов. Сергей отчётливо разглядел в бинокль, как в его сторону кто-то пополз.
        - Готовься - передал Сергей по цепочке.
        Внезапно вдалеке раздалась автоматная очередь, потом ещё одна. Карды на мгновение замерли, что произошло обе группы поняли почти одновременно.
        - Fuego? - проорал Эдуарде - выцеливая распрямившегося крада.
        Очередь в три выстрела разорвала его грудь. Нападавшие бросились врассыпную в стороны к валунам, мгновенно раздались несколько взрывов. Пако не зря кушает своё хлеб. Со стороны деревни раздался одинокий хлопок. Дуэт разделался со снайпером, Сергей краем взгляда увидел на скале падающий между камнями силуэт.
        Несколько крадов находящихся дальше от деревни, видя как основная часть отряда попала под обстрел и, поняв безвыходность положения, рванули в сторону пастуха с отарой. Испуганные выстрелами и взрывами овцы начали разбегаться. Альдер уже в падении выхватил спрятанный под одеждой УЗИ, нырнув в небольшой овраг. Его не прицельная очередь только замедлила атаку противника. Наступающие крады оставив разбегающееся стадо за спиной решили расправиться с мешающимся пастухом и уйти. Они медленно крались к оврагу. Прячась от выстрелов и густой траве. Четверо басков расстреляли их сзади практически в упор. Сбросив со спин белые бараньи шкуры, недавно скрывавшие их в отаре, они вместе со спасённым Альдером на небольшом холме, отрезав нападавшим путь к отступлению.
        Аналогичную попытку прорваться предприняла и передовая четвёрка крадов ведомая сержантом Ландерсом. Оказавшись ближе всех к окраине деревне, они рванули вперёд. В доли секунды успев скрыться из-под обстрела между домами. Передохнуть вторгшимся в деревню не дали. Автоматная очередь, выпущенная из окна ближайшего дома, пронзила бежавшего впереди рядового. В падении Ландерс длинной очередью подавил огонь противника, а подоспевший следом боец метко швырнул гранату точно в окно. Крик на незнакомом языке был приглушён взрывом.
        - Уходим, по ту сторону деревни крикнул сержант - видя в промежутке домов нескольких странно одетых руссов бегущих в деревню со стороны поля.
        Крады неслись по небольшим огородам. С разбегу перемахивая через околицы, они очутились на хорошо накатанной дороге. Неожиданная короткая очередь остановила бег и жизнь надевано удачливого гранитчика. Ландерс и оставшийся с ним рядовой - молодой, не ловкий и крепкий парень, плюхнулись за дорожную насыпь.
        - Откуда это он - шёпотом спросил сержант.
        - Я не увидел.
        Боец, было, попытался высунуть голову, но Ландерс резким движением отдёрнул его. Проползя пару метров, он резко высунулся. Упусти он хоть мгновение, русс бы отпраздновал победу. Пули выбили несколько фонтанчиков пыли там, где только что была голова крада.
        - Он стреляет из отрытых дверей храма - тихо проинформировал сержант - отойди подальше, как я махну рукой, выпрыгиваем одновременно. Ты готовь гранату, добежишь до деревьев и метай в двери, даже если не попадешь, я накрою из подствольника.
        Приготовив гранату, боец кивнул в ответ. Сержант приготовившись, начал пальцами руки отсчитывать время. Три, два, один. Крады выскочили из-за насыпи одновременно. Стрелял набегу Сержант ужаснулся, невидимая сила, ударив выскочившего бойца, отшвырнула его обратно. «Сволочь русс, как ты угадал»- думал сержант, прячась за небольшим сараем. Что делать дальше пришло сама собой. Прыгнув в открытое окно, Ландерс пробежал по наполненному сеном сараю. На полном ходу он выскочил в открытую справа дверь, кувырок по пыльной земле и крад выскочил прямо перед открытыми дверьми церкви метров в двадцати.
        Сергей быстро менял спаренный магазин на новый. Эдуарде уже одиночными пытался прицельно отстреливать крадов, засевших за небольшими валунами. Пако заминировал и это место, но один смертник своим удачным для товарищей манёвром сумел подорвать собой сразу несколько мин. Видимо задел при падении или осколками. Крады яростно отстреливались не жалея патронов. Пулемётчики басков поливали их перекрестным огнём, но крупные камни принимали на себя куски смертоносного металла, рассыпая жёлтые искры. Пулемёт направленный противоположно от деревни в тыл крадов полностью прижал к земле пастуха и басков. Сергей не выказывал нервозность, но план явно не шёл, крадов зажали, но без потерь их выкурить не просто, только ждать смерти они не будут, а очень скоро пойдут на прорыв со стороны откуда пришли. Неожиданностью оказались взрыв гранаты и короткие очереди в деревне. Эдуарде сразу послал туда десяток своих, но засядут эти крады в доме, и выкуривай их или гоняйся по всем горам. Перестрелка продолжалась ещё минут десять к Сергея, да и всех басков зажавших противника, несколько метких пулеметных очередей с дальнего
склона подкрепленных выстрелом из РПГ полностью затушили очаг сопротивления. Подхватив бинокль Сергей разглядел авторов этой концовки боя. Безликий, Флиба и ещё пара бойцов в горках. Прибыли как нельзя вовремя.
        Стрельба прекратилась. Перекувыркнувшийся Ландерс с колена навёл автомат на распахнутые ворота храма, готовый открыть огонь. Никого. Странно. Что-то блеснуло справа из тени сарая. Высокий тёмный силуэт стоял в полный рост. Была хорошо видна густая борода мужчины, на груди в свете солнца блеснул медный крест. Крад резко дёрнулся, в надеже на скорость и рефлексы он переводил автомат в сторону угроза. Одиночный выстрел из РПК оказался последним в этот день. Пуля, войдя через левый глаз, вышла, сзади расплёскивая на землю почти всё содержимое черепа. Грозная фигура появилась из-за угла сарая. Подбежавшие баски опешили от такой картины. Почти двух метровый поп в разгрузке поверх рясы и пулемётом в руках.
        - Отче, где вы так научились стрелять - отойдя от увиденного спросил один из пришедших на помощь.
        - Это всё от лукавого сын мой - перекрестив тело, ответил священник.
        В тишине баски сжимали кольцо вокруг валунов. Пако крался, впереди показывая в сторону заложенных им не сработавших мин. Рисковать с проверкой оставшихся не стали, просто швырнули на предполагаемое место несколько гранат.
        - Чисто - послышалось со стороны валунов.
        - Чисто - крикнул пастух Альдер.
        - Чисто - раздалось из деревни.
        Все бойцы и командиры без спешки стали покидать свои позиции. На поле никто не спешил, Пако очищал его от своих смертоносных игрушек. Получив немного времени для отдыха, Сергей осматривал сегодняшних союзников. Одеты все были примерно одинаково, чёрные армейские ботинки разных мастей, камуфляжные штаны, чёрные или камуфляжные куртки, все кроме, Эдуарде, Агирре, находящегося на левом фланге, и Пако в чёрных или белых масках, на каждом чёрный берет поверх маски. Слева на груди под сердцем у каждого белая самодельная нашивка с тремя чёрными буквами E.T.A.
        - Командир - окликнул Сергея Безликий, они с Флибой и бойцами обошли поле бой по склону.
        - Отправите бойца за Лукиным - распорядился Сергей и, переведя взгляд на старшего баска добавил - Эдуарде, осматривайте тут всё найдите людей, которых я описал, хотя скорее их трупы и собирайте трофеи. Мы к излому.
        Баски, дождавшись сигнала от Пако начали сноровисто обыскивать мёртвых. Их командир молчаливо смотрел вслед уходящим бойцам в горках, пока те не исчезли за скалой.
        - Оружие складывайте суда в кучу - скомандовал Эдуарде.
        - Всё в порядке - спросил подошедший Пако старого товарища.
        - Да - спокойно ответил лидер.
        - Я вижу тебя что-то тяготит?
        - Мне кажется, что русский меня где-то обманывает, но где я до сих пор понять не могу.
        - Не думаю, мы потеряли двоих, ещё трое ранены, один, правда, тяжелый - и глядя на выкладываемые, на мешковину калаши - трофеи не плохие на сегодняшний день.
        У излома компанию встретил Шамиль.
        - Чего так громко начали - сходу, жёстким тоном остановил подходящего Сергей.
        - Случайность командир - растерявшимся голосом начал десантник - перещелкали почти половину по-тихому, а один зараза возьми да и обернись в ненужный момент. Лёху Длинного грохнул гад.
        - Ещё потери?
        - Два трёхсотых, но лёгкие.
        Сергей присел на небольшой камень, недалеко вряд раскладывали трупы крадов, отдельно оружие.
        - Командир - пробасил подошедший сзади Карпенко - ваш заказ доставлен.
        Сергей не стал скрывать радостную улыбку крепкие парни тащили двоих мужчин в кожаных одеждах молодого лет двадцати с длинными волосами и постарше лет около сорока, связанных порукам и ногам. Пленных швырнули под ноги Сергея.
        - Какие люди и без охраны - не скрывая радости, воскликнул Сергей - Где взяли хлопцев?
        - Когда зачищали, заметили, как молодой старшего с простреленной ногой утаскивал.
        - Понятно. Я по ту сторону гор, за этими парнями по пятам шёл. От их интимной жизни чуть психополовую травму не получил. Поработайте-ка с ними, очень я уж желаю послушать, как они поют.
        Стоящие рядом бойцы заулыбались, а подошедший Флиба, чуть нагнулся к молодому пленном, и, зажав большим пальцем указательный и безымянный, сделав импровизированную козу, начал вести от себя к лицу молодого приговаривая:
        - Идёт коза рогатая за малыми ребятами - и резко, почти вплотную подведя его к лицу парня, сильно затряс - забодает, забодает, забодает.
        - Отставить Флиба - резко хлопнул его по «козе» подошедший Лукин.
        Все кроме пленных дружно рассмеялись.
        - Они - спросил майор.
        - Так точно - ответил Сергей.
        - Безликий - обратился Лукин, протягивая бывшему омонову длинный зачехлённый нож - твои клиенты разговори их.
        - Только быстро - вставил свои пять копеек Сергей.
        - Не извольте беспокоиться, чай оно не в первый раз - улыбнувшись через маску, великан и сгрёб старшего пленного в охапку, а молодого просто ухватил за роскошную шевелюру таща за собой. Тот громко покрикивал и брыкался.
        Наблюдая как штатный инквизитор скрылся за небольшим холмом, Сергей не заметил, как рядом на импровизированных носилках положили израненного мужчину лет сорока пяти в забрызганной кровью кожаной безрукавке, полотняных штанах и наручах, Доера опознали по характерной бороде с косичкой.
        - Он без сознания, но ещё жив - проинформировал баск.
        - Лукин врача - к раненному подбежал мужчина в горке.
        - Не жилец командир. Множественные осколочные слева и ожоги. Видно взрыв был рядом. Череп тоже пробит, и ко всему прочему пуля в животе побывала. Прошла навылет, но делов там натворила.
        - Сможешь привести его в чувства?
        - Смогу, но он недолго с такими ранами даже на наркоте продержится.
        Медик возился над раненным минут десять, за это время все включая Сергея, слушали душераздирающие вопли в пересушку со словами и ругательствами Безликого.
        - Готово - обозначил медик - уже приходит в себя.
        Доер медленно открыл глаза. Гримаса боли скрутила его лицо.
        - Кто ты, имя звание, цель прибытия - коротко и резко спросил Сергей.
        - Вольганр Доер капитан полка Непобедимый Лосс - кашлянув, произнёс раненный.
        - Знаешь кто я?
        - Уверен, что не корзанский мафиози, я помню, ты переходил с нами и видимо понял, кто мы и зачем идём. Ты русс.
        - Кто вас послал, какое задание?
        - Зачем тебе это, ты и так знаешь кто, если ждал нас.
        - Да знаю - Сирент Акирил. Капитан, а ты не подозреваешь зачем? Только не говорил, что ради империи.
        - Я уже понял, что он сдал нас ещё до перехода сюда, иначе тебя бы с нами не было - уже кашляя кровью, говорил Доер - я понял, зачем ему это. Он нас всех обманул, он и его дядя хотят независимости. По этому они решили очистить элитный полк от нежелательных. Я только сейчас всё понял. Они многих запугали, купили, подружились со многими. Даже мне деньги предлагали. Я догадывался, что эта операция для нас верная смерть, но приказ.
        Доер начал закатывать глаза, и Сергей кивнув медику велел сделать ему ещё один укол.
        - И как, по-твоему, они собираются отделиться от империи?
        - Я знаю как русс, знаю. Один из ваших, предатель. Передал Риффе вашу бомбу. Я слышал, как группы во главе с Сирентом проводила эту операцию.
        - Где находится предатель, и кто был в составе штурмовой группы - задал резкий вопрос Сергей.
        - Вколите мне ещё вашего зелья, и я всё скажу. Хочу умереть с удовольствием.
        - Ширни его ещё разок - сказал Сергей медику.
        - О, да, спасибо. Когда я служил на Апорине, многие мои солдаты увлекались этим зельем, это плохо кончилось для них.
        - Эй, капитан, ты отходишь от тему - рявкнул Сергей, слегка надавив ботинком на кисть крада.
        - Прости. Предатель живёт в столице, в западной части почти в пригороде, точно не знаю, он часто бывает в трактире «Пузатый бочонок», пьет, не просыхая, и угощает всех местных пьяньчуг. Штурмовая группа состояла из доверенных людей Сирента. У него их две. Одна квартируется у него в особняке, с ними он решает проблемы. Вторая на квартирах рядом с малым внутренним авиапортом, это для мобильности, чтобы срочно могли вылететь в любую точку планеты или на орбиту. Приказы они получают или от Сирента или от Риффе. Они беспрекословно выполняют… - капитан начал захлёбываться - готовы жизнь отдать.
        Доер затих. Сергей проверил пульс.
        - Прощай капитан Доер - сказал Сергей, закрывая покойнику глаза - хоть ты и крад, но ты умер с честью.
        Из пещеры появился Безликий махнув солдатам в сторону пещеры, он неспешно подошёл к сидящему у тела Сергей.
        - Принимайте работу командир - улыбнулся она.
        Бойцы бросили к ногам раненного крада, второго держали рядом с пещерой. Сергея несколько удивил ужас в глазах обоих, хотя он уже навал догадываться, как Безликий их допрашивал.
        - Имя, подразделение, звание и о чём ты говорил с Сирентом Аккирилом несколько дней назад незадолго до перехода в горы?
        Последний вопрос явно удивил пленника, посмотрев в сторону омоновца в маске дрожащим голосом он начал.
        - Лейтенант Горбит Фект Второй, лейтенант полка Непобедимый Лосс.
        - Конечно второй, первый офицер этого полка уже кони двинул - усмехнулся Сергей, показывая на тело Доера лежавшее за спиной.
        Лейтенант побелел.
        - Не тяни, рассказывай, что придумали с Сирентом, зачем своих бойцов извели?
        - Я не знаю подробностей, знаю только что после выполнения задание, если выполним, его мы должны были погибнуть при возвращение. Точнее они - поправился пленник, кивнув в сторону тела капитана - я и рядовой должны были подтвердить, что капитан Доер ошибся с координатами выхода, а мы как бы чудом уцелели. Это должно было вызвать скандал, и расследование, которые отправили как минимум в отставку полковника Берроу и главу тайной полиции господина Вентраля.
        - Давай поподробнее очистить он ненужных элитный полк и убрать полковника это понятно, а при чём тут тайная полиция?
        - Операция осуществилась по предложению тайной полиции, мы были как бы только исполнителями.
        - Как бы?
        - Да, всё это задумано, чтобы убрать Вентраля. Видно граф не смог его заполучить.
        - А чего просто не убить, и кто должен был стать новым шефом тайной полиции.
        - Если Вентраль погибнет, не важно как. В главном управлении сектора сразу зачешутся, начнут копать, а так он в отставке вместо него временно тайной полиции планеты руководит его заместитель Терлон. Он к нам более лоялен, как и большинство в управлении.
        - Спасибо лейтенант у меня всё - немного помолчав, Сергей добавил - кстати, поздравляю вас. Вы первые крады попавшие в плен, которые не будут мгновенно расстреляны.
        - Даже так - удивлённо спросил Лукин.
        - Да чувствую, пригодятся нам такие свидетели. Увести.
        Из-за спин бойцов вышел Эдуарде.
        - Мы всё сделали и собрали, пора делить трофеи.
        - Верно земляк, пошли делить. Кстати чуть не забыл - задумался Сергей - эй лейтенант, а откуда вы оружие то взяли?
        - Я не знаю как его имя, мы встретились с ним на не большой ферме не далеко от плато - включился молодой крад.
        - А как он выглядит - спросил Лукин.
        - Ну, такой плюгавый мужичонка. Я слышал, что он тоже выборщик и присылал паренька за длинной плетью - это было нам сигналом атаки.
        - Найдём.
        Глава 15. Как в старые не добрые времена
        «Центру. Выбрали успешно. Начал формирование основной группы. Прошу рассмотреть и в случае успеха получить санкцию введения объекта Донор на финальном этапе операции. Ворон».
        В жестяную кружку медленно наливалась слега мутная охлаждённая жидкость. Налив Сергею Лукин обильно уважил и себя.
        - Вздрогнули - с улыбкой подняла кружку майор.
        Они сидели возле посольства, Сергей продолжал изводить бумагу и карандаши, Лукин, расслабившись, налегал на кашу. Несколько бойцов суетились, вынося их выхода из пещеры различные вещи. Шамиль мастерски разделывал двух подвешенных за ноги барашков из отары Альдера, погибших после перестрелке у деревни. Серафимыч то и дело прибегал мерея на Сергея парадный китель. Как на зло, не один не шёл, и старшина, плюнув, снял мерки с гостя и, взяв несколько бойцов, сам отправился в деревню к портнихе, чтобы порошить один из мундиров.
        - Ты не удивляйся - поведал Лукин - к вечеру идти на торжество к герцогу, верхушка руссов, в числе приглашённых, нужно выглядеть соответствующе плюс ты хотел перевести важные переговоры.
        - Да - закусывая редисом, ответил Сергей - кстати, вот список бойцов, которых я планирую забрать с собой.
        Лукин получил список, развернув быстро пробежался глазами.
        - Двадцать шесть человек. Ты дела всех, что ли перечитал?
        - На вроде того. Майор, смотри, я выступлю послезавтра, в ночь. Говорят, у Вас есть надёжный способ для переправки одного человека.
        - Слухи не врут - усмехнулся Лукин.
        - Я направлюсь сначала в Корзан, и через недельку в Кревлод. К тому времени всей группе тоже нужно оказаться в Креволоде.
        - Понял. Ух, всех грешников собрал, даже меня вписал - прокомментировал прочитанное Лукин.
        - Да, по ту сторону хребта, ты мой первый зам. Скажи, возможно, ли завтра всех собрать и познакомиться с коллективом в непринужденный обстановке, по старому партизанскому обычаю?
        - Не проблема устроим, к тому же есть у меня не плохое местечко на примете, оттуда потом и тебя запустим.
        - Чего со мной сделаем?
        - За горы переправим. Шамиль, - обратился он к десантнику - намаринуешь своего татарского шашлычка на завтра человек на двадцать пять?
        - Сделаем, товарищ майор - не отвлекаясь от разделки, крикнул Шамиль.
        С дороги послышался громкий топот десяток ног, крики и отборная местная брань. Четверо бойцов вели связанного человека с набросанным мешочком на голове. Человек пытался сопротивляться, но предупредительный удар по почкам его остудил. Увидев кивок Лукина в сторону стола, пленного усадили на лавку.
        - Да что вы себе позволяете - заорал плюгавенький мужичок - да стоит герцогу узнать, как обращаетесь с его вернейшем слугой. Да Я был одним из лучших сегодня на Плато Власти. Да ещё мой отец служил отцу герцога. Да меня ждут в резиденции моего господина. Отпустите.
        - Да я ещё агент тайной полиции, да я ещё передал лазутчикам империи целый арсенал оружия, да я хотел спровоцировать беспорядки в горах. - Ехидно прокомментировал Сергей, передразнивая пленника примерзким голоском.
        - Да что ты такое несёшь - уже с пеной у рта заорал мужичёк.
        Из пещеры вывели другого пленника с закрытым лицом и подвели к столу. Гарот продолжал ругаться, но как только с лица сняли мешочек, он резко затих. В глазах блеснул испуг.
        - Сразу видно - узнал, кому оружие давал - заключил Сергей - Фекта можете увести, а с Гаротом нам долго предстоит общаться.
        Цвет лица мужичка начал меняться подобно хамелеону сначала в порыве крика из нормального он стал красным, потом резко побелел.
        - Я не знаю этого человека - после долгой паузы выдавил из себя мужичёк.
        - Да ну и ладно - сказал Лукин, разливая поднесённый одним из бойцов чайник со свежезаваренным чаем.
        - Пыль индийских дорог - улыбнулся Сергей, подставляя кружку.
        - Она самая. Скоро к герцогу на торжество выдвигаться. Но без подношения дара идти нельзя, здесь так не принято - с видом профессора сказал Лукин.
        - Да, а что дарить будем?
        - Ну, первач, парой пулеметов после с сегодняшнего боя мы слегка разжились.
        - Это хорошо, но это от посольства, а мне вот подарить нечего - грустно сказал Ворон.
        - Что же делать?
        - Помнишь, как в детстве было, когда надо кого-то поздравить, а мы ещё маленькие были, без подарка же нельзя, вот и песни пели, стихи рассказывали.
        - Ты решил герцогу, встав на табуретку Бородино Лермонтова рассказать?
        - Ну не совсем, я хочу сделать творческий подарок. Так сказать подарить герцогу идею, как правильно карать своих неверных слуг. Заодно совместить приятное с полезным.
        - Я весь во внимании.
        - Мы устроим представление, позовём во двор герцога и его гостей. Первого крада вздёрнем на дыбе. Завяжем руки сзади и подвесим за них, а под связанные ноги бревно, как царь Иван любил делать. Второго крада мы прикуём к жаровне - это такая прямоугольная решётка, а под ней угли будем раздувать и поливать нашего врага маслом, чтобы он не пригорел. Третьего крада, этого как его Доера самого главного мы будем пытать водой, вольём в него целое горное озеро.
        - Про приятное я понял, а где же тут полезное.
        - Ну как же, нам они уже всё рассказали про нашего гостя - улыбнувшись, Сергей указал на Гарота - вот и герцогу всё расскажут.
        - Ох, он разозлиться.
        - Ещё как, и тут самый главный подарок. Гарот, верёвка и два дерева. Приглашаем гостей на поляну не далеко от резиденции герцога, нагибаем два высоких дерева макушками вниз, связываем их верёвкой. Привязываем исполнителя главной роли - Сергей похлопал Гарота по плечу - ногой к каждой из макушек и приглашаем герцога торжественно так сказать решить резать «ленточку», держащую обе макушки или нет.
        - Опьянённые вином и предыдущим зрелищам гости, конечно, заорут, чтобы резал - уточнил Лукин.
        - Я тоже так думаю и после всего услышанного, он вряд ли будет колебаться, а Гарот как думаешь?
        Гарот лишь медленно проглотил слюну.
        - Ну что - обратился к нему Сергей - тебя ждут у герцога, пойдешь с нами?
        - Нет - еле выдавил из себя мужичок, на глаза начали накатываться слёзы.
        - Ну, тогда рассказывай, как ты урождённый в горах связался с тайной полицией, какая у тебя с ними связь и многое много другое, а мы тебя на торжество не возьмём. У нас в посольстве спрячем. Пока суть, да дело. Эх - глубоко вздохнул Сергей - что герцогу то подарить?
        - Думаю, я тебе в этом помогу - обнадёжил Лукин.
        Селение герцога находилось достаточно далеко от посольства, чтобы добраться Сергею пришлось полдня трястись в седле в полной выкладке. Двигались двумя группами по разным дорогам в сопровождении почётного эскорта всадников герцога. Судя по количеству встречавшихся людей в одном и том же направлении приглашенных было много. Добрались уже в темноте, выехав из-за склона селение, освещалось огнями не хуже земного с электричеством. Да и какое это селение, настоящий город домов в четыреста. В центре возвышалось нечто подобное большого каменного дома этажа в четыре, огороженного частоколом. Подъезжавших руссов уже у окраин встречали с рогами и ковшами с вином, фраза одного из бойцов: «Щя выпьем» произнесённая на подъезде уже не выгладила странной. Сергею достался увесистый примерно полулитровый деревянный ковш. Всё селение гуляло с большой буквы. Столы стояли прямо посреди улиц. Тут и там встречались очаги с большими котлами или барашком на вертеле. Массивные деревянные ворота «Дворца герцога» были распахнуты. Первая групп уже находилась внутри, войны герцога распрягали коней. Сергей передал поводья
мальцу лет двенадцати и спрыгнул с коня. «О Ё» - на курсе была мажорная девочка с большим папиком, купившим ей повозку и оплачивающим все немалочисленные расходы, но сейчас он ей искренне позавидовал. Ноги и главное зад болели жутко, с трудом маскируя свою походку, Ворон последовал со всеми внутрь «дворца». Убранство скажем там шикарное, стены завешены шкурам и коврами. Пол засыпан соломой. Сексуально, одетые девицы и юнцы, бывшие слуги, судя по доминошкам, носились с подносами. Почётных гостей проводили в небольшую отдельную комнату, только там Иван Ильич, Сергей и Лукин сняли с лиц маски. Горки были заменены на парадные мундиры, у обитателей посольства зазвенели медали. Сергей скромно натянул парадный мундир, подшитый по его фигуре, но без погон. «Эх, был бы тут мой прошлый синий с нашивкой Эскадрильи Финист» - уныло подумал он. Приведя себя в порядок, офицеры появились в большом зале. Там скопилось множество людей, жрецы, старейшины деревень, уважаемы люди лекари, знахари, колдуны живущие в высоченных горах. Не удивился Сергей и увидев Эдуарде, Пако и ещё пяток незнакомых басков. «Именинник» сидел
на подобии трона, рассечённый левый глаз, который герцог слегка прищуривал, дополняла подвязанная левая рука. Рядом было самое ближайшее окружение - двое женщин хеттреров, крепкие мужчины, ровно, как и хозяин со следами выборов на лице и других частях тела.
        Официальная часть тянулась не долго. Герцог получал поздравления и подношения. Первыми были жрецы, верховный долго толкал протяжную речь о мудром правлении, справедливости и всём прочим. В дар он возложил сундучок с каменьями и какую-то подсушенную священную веточку. Прислужник принял её на металлическом подносе очень бережно, продемонстрировав имениннику куда-то унёс. Следующая очередь была за делегацией руссов. Иван Ильич говорил степенно, а долгом знакомстве с герцогом, о его не первом правлении, об отваге, мудрости и прочей фигне как и предыдущий оратор. В подарок преподнесли клинки, пару трофейных РПК с утреннего боя, канистру первача и что больше всего удивило несколько плетёных бутылок коньяка. Дальше шли поздравления и подношения старейшин деревень. Из общей массы было понятно - радуются, что власть не меняется.
        Банкет начался совершенно неожиданно, крепкие парни ловко выносили длинные столы и лавки. Трон герцога подняли на плечи и поднесли к столу вместе с ним. Прислужники шустро набросили скатерки и расставили глиняные тарелки и ложки. Руссам достались места чуть левее напротив именинника, рядом со жрецами. Рядом же с герцогом сидели хеттеры и ближайшее окружение - крепкие и накаченные мужчины. В небольшом углу на подъёме похожем на сцену появились несколько парней с местными гитарами, флейтами, небольшими барабанами. Несколько полуголых девиц показывали синхронный танец.
        Пропустив пару заздравных тостов и изрядно перекусив, Сергей шепнул Лукину, о том, что пока народ не захмелел нужно заняться делами. Тот, поняв всё кивком подозвал сидящего подальше Флибу, и что-то прошептал ему. Погарцевав меж столами, посланник сначала переговорил с одним из послушников, следующим стал крепким мужчина из охраны герцога. Переговоры через посредников продлились не более десяти минут. Флиба вернулся.
        - Добро, ещё пара тостов и оба пойдут будут готовы для разговора. Сначала не хотели ни в какую. Мол, не до дел в праздник, но как поняли, что говорить с ними желает новый высокопоставленный русс - Флиба кивком показал на парадный офицерский мундир Сергея - которого никогда и никто раньше не видел, а как ещё узнали, что он только прилетел с Апорина, так и вовсе возжелали.
        Спустя минут десять, герцог и верховный жрец чинно поднялись из-за столов и направились к большой деревянной лестнице, руссы поспешили туда же. Второй этаж был разделён широким коридорам, такой же зал был разбит на комнаты. Гостей провели по коридору в дальний кабинет. На переговоры проследовали только высшие чины герцог, верховный жрец и трое руссов. Послушники, хеттеры и Флиба с двумя бойцами в горках остались за тяжелыми дверьми. Проводив взглядом высокопоставленных особ, Флиба сразу предложить не тянуть время, а сыграть в кости.
        Хозяева и гости расселись друг напротив друга. Для себя Верховный жрец сразу отметил, новый незнакомый русс сел в центре, а значит он по рангу выше остальных. Тот в свою очередь, представившись и строго предупредив о важности и секретности сказанного им, повторил рассказанное Лукину и Ивану Ильичу, но не полностью, так как многие им знать было и не обязательно. Лица хозяев гор показали большое удивление. Верховный жрец реагировал спокойно, а герцог постоянно задавал разные вопросы. Дождавшись окончания рассказа и бесконечных вопросов горячего герцога, слово взял верховный жрец.
        - Вы господин всё нам хорошо поведали, и воистину мы не могли себе, и представить такого. Мы уважаем славных мужей сидящих по сторонам от вас, а вас видим впервые.
        - Этот человек боевой офицер, его полномочия подтверждены, и он уже показал, что является тем кем, назвался - встал в защиту Сергея Лукин.
        - Всё верно - начал уже посол - у нас нет причин сомневаться.
        - Я понимаю, но это всего лишь слова. Вы помните господин посол, здесь в горах мы не жалуем чужаков по понятным причинам. Как гласит древняя мудрость: «Хорошие слова, нужно подкреплять хорошими поступками».
        - Чтобы слова не расходились с делом, нужно молчать и ничего не делать - так говорят у нас - парировал Сергей.
        Просунув руку в карман мундира, он достал кожаный свёрток. Положив его на стол пред очи хозяев гор, элегантным движением отбросил верхний кусочки кожи покрывающий содержимое. Жрец и герцог ойкнули почти одновременно. Ожидать от чужака можно было многого, но не левого ушка харгинки. Оба уже слышали о неизвестном, получившим по праву этот почётный трофей, но что этот человек верховный русс и сейчас сидит перед ними стало шоком.
        - Мы обдумаем ваше предложение - выдавил из себя верховный жрец.
        - Замечательно - с чувством выполненного долга произнёс Сергей - я вскоре, как вы поняли, покину горы. Сообщите господину послу о вашем решении, он, как официальный представитель нашего командования уполномочен подписать пакт с нашей стороны.
        Иван Ильич подтвердил слова медленным кивком головы.
        - Чем мы ещё можем вам помочь - спросил герцог.
        - Что вы знаете о мастерах жизни?
        Вопрос Сергея вызвал удивление у хозяев, к чему он был задан они не поняли, но погладив себя по седоватой бороде, верховный жрец начал рассказ.
        - Как вы, наверное, знаете, в империи всегда было много разнообразных религиозных течений. Наряду с официальной и самой массовой верой были монотеистические, языческие и прочие, прочие. Каждая из них была разделена ещё на десятки или даже сотни мелких течений, даже официальная вера была разделена на несколько толкований происхождения и смысла Святого Дитя. Разницы была невелика, толкования писания, отправления обрядов и ещё десятки мелких различий. Прошлый император Турган Второй отец нынешнего, ярый сторонник официальной веры в течение всего правления боровшийся с ересью. Вначале попытки были лёгкими закрытия храмов, запреты. С возрастом храбрости у императора прибавилось, и начались репрессии. Сначала уничтожили всех не разделяющих веру в Священное дитя, потом принялись и за единоверцев. Существовало одно из течений - Хранители жизни. Как вы знаете, вера в Священное дитя, безвинное и безгрешная, включает себя и трепетное отношение к жизни человека. Официальная церковь это разделяет, но с поправками, что касается слуг пусть они и веруют, но их жизнь принадлежит хозяину и он распоряжается ею как
хочет. Хранители же делали упор на то, что все люди рождаются и умирают одинаково, а кто в какой семье родился слуги или хозяина не важно. Подозревая, что их дни сочтены хранители создали тайное крыло своей организации и назвали их Мастерами жизни, точнее, мастерами отнятия этой жизни. Откуда уж у них взялись сведущие в этом деле люди, которые мастеров обучали так и неизвестно. Так появились исполняющие самая низшая часть мастеров жизни - убийцы. Церковь, что-то заподозрив, нанесла сокрушительный удар и в короткий срок полностью истребила хранителей жизни, но про мастеров мало кто знал, и их часть осталась почти нетронутой. Через некоторые время появились уцелевшие сторонники хранителей жизни. Разозлённые адепты приняли страшное решение, основанное на изменённом понятии своего учения если жизнь так ценна, то за неё нужно дорого платить иначе жизнь будет отнята. Адепты соответственно стали надзирающими - занимаются поиском и контролем работы, приказывающие - командиры на местах, вершащие - основное руководство. Я слышал, у них есть даже свой первосвященник, но он больше как символ и не принимает
участия в руководстве. Они широко известны, но не в нашей части империи тем, что обирают высокородных дворян и богатых купцов либо убивают очень искусно, но нам опасаться нечего, их нет на Корде.
        - А как их можно выявить, я слышал про специальные татуировки - лукаво спросил Сергей.
        - До на груди исполняющих есть специальная татуировка. После перехода на ступень надзирающих её как-то сводят.
        - Вот такие? - Сергей выложил на стол два срезанных в доках Корзана куска кожи.
        Хозяева гор как один показали пантомиму горячий стул, будто под ними резко увеличилась температура.
        - Да верно, вот такие. Откуда это у вас? - спросил Верховный жрец первым отошедший от шока.
        - Они напали на одного из наших товарищей после того как он отказался платить - слукавил Сергей, и выдержав паузу добавил - в нашем новом мире нет места вымогателям.
        В душе Лукин не мог нарадоваться, приезжий кольнул горцев в самую точку. Ушко их не особо впечатлило, но вот новость про мастеров жизни была громом среди ясного неба даже для майора.
        - Я должен поставить в известность совет семи жрецов. Ваше предложение будет коллегиально принято через три-четыре дня - встав с горячего стула, ознаменовал верховный жрец. Бледнота с его лица ещё до сих пор не спала.
        Чинно попрощавшись, он первым покинул кабинет. Герцог с досадой провожал его глазами. Вынув из сумки ещё один свёрток уже явно земного происхождения их крафт бумаги Сергей протянул его герцогу.
        - Это подарок я лично привёз вам с Апорина.
        Силви резко изменился в лице и дрожащей рукой принял свёрток. Попрощавшись, он велел проводить гостей в низ, а сам направился в свою опочивальню, приказав возвестить гостей о ноющей ране полученной сегодня на плато.
        Оставшись один, герцог зажег восковую свечу на небольшой тумбе возле своего широкого ложа. Свёрток положил рядом. Скинув себя дорогой камзол и рубаху, его резко скрючило, рана с левой стороны живота болела по-настоящему. Глотнув вина из стоящей в тумбочке фляги, герцог извлёк следом металлическую ложку с деревянной ручкой, каменную подставку для ложки и кожаный ремень. Ремень был сразу резко затянут чуть выше локтя на левой руке. Открыв свёрток, он извлёк с десяток небольших пакетиков со снежно белым порошком. Аккуратно высыпав часть одного из пакетиков в ложку, герцог поднёс её донышком к огню. Дождавшись закипания смеси, он, вскрыв один из шприцов, также лежавших в свёртке, набрал из ложечки мутноватую жидкость. Игла вошла в бурую вену, капельки крови начале поступать в шприц подкрашивая жидкость. Ещё мгновение и доза поступила в организм. Шприц упал на деревянный пол. Напряженное лицо герцога сменилось наивной детской улыбкой.
        Руссы возвращались в посольство уже под утро. Иван Ильич человек в годах сильно устал от выборов и праздников, что везли его, как и ещё пару не удержавшихся бойцов на носилках, из шкуры прикреплённых между двух лошадей. Флиба был не лучше, но до последнего настаивал, что поедет в седле. Ребята даже заспорили, упадёт или нет. Сергей с Лукиным ехали рядом.
        - Юр относительно людей, которых я планирую взять, нужно познакомиться с хакером и священником. Последний за горами работал годка три-четыре назад.
        - Да, было дело, но видно был раскрыт и срочно ретировался к нам. Он по религиозной линии нашей работал, и его старые связи могут быть нам полезны. Когда людей собирать планируешь?
        - Послезавтра ночью я думаю уже переходить обратно.
        - С этим проблем не будет механизм отработан.
        - Тогда нужно сегодня вечером познакомиться сот всей командой.
        - Это можно, к тому же Шамиль уже кажется всё приготовил.
        - Тем более.
        Ещё минут десять всадники ехали в тишине, когда Сергей все-таки спросил долго мучивший его вопрос.
        - А давно ваш герцог на конце иглы сиживает?
        - Давно Ворон, ещё до меня. Он ещё до нашего прихода уже аккуратно посиживал, Иван Ильич, когда здесь появился, открыл своему новому другу чудо земной фармакологии. Итог все эти годы герцог наш.
        - Только он здесь не особо рулит.
        - Да и он, и эти выборы так всё номинально, главным тут всегда верховный жрец. Испокон веков. Серый кардинал так сказать, но если бы выбрали атамана могли бы начаться тёрки так сказать.
        - И как же он у власти держится, точнее на чём. Тут-то народ буйный.
        - Верной буйный, а все боятся связываться, себе дороже будет. Видел в свите послушников таких крепких парней выдающимися габаритами и как бы загорелым лицом, хотя тут не Турция?
        - Замечал, в их лицах, ещё что-то обезьянье есть.
        - Именно, это посвящённые. Вроде местной гвардии. Они сильные, быстрые, проворные, боли не чувствуют и слепо выполнят любой приказ.
        - Нам бы щя таких фанатиков.
        - Это не фанатики, мальчиков сирот лет двенадцати специально отбирают и уводят на самые вершины, их в условиях постоянного холода и на протяжении пары лет, кормят специальным отваром, где главный компонент каменные грибы. К пятнадцати годам уже появляются такие монстры.
        - Хочу таких грибов с картошкой.
        - Хех, все хотят, наше командование тоже - усмехнулся Лукин - только после двадцати пяти лет, эти парны, высыхают полностью и умирают, редко, кто до тридцати дотянет.
        - Суровая плата за силу - тихо констатировал Сергей.
        Собрались грешники следующим вечером небольшой лощинке со всех сторону прикрытой горами. Кругом скалы, только две тропы, ведущие в лощину. Небольшой горный ручеёк. Грешники давно облюбовали это место для пикников. Оно было удалено от всех деревень, но располагалась в пяти километрах от границы. Бойцы ловко поставили разобранный стол, спрятанный в небольшой пещерке сидеть за ним правда не получались, так как высота была, был сантиметров тридцать. Стол предназначался для скопления продуктов. В широко подкопанной яме запалили костёр. Майор решил представить новоиспечённому командиру всех отобранных бойцов, пока не захмелели. Первыми шли десантники сумевшие год назад пробиться из кольца окружения.
        - Шамиль - лейтенант, командир спецгруппы которую я тебя и представляю.
        Карп - крепкий украинец ростом выше среднего с «хОрОктенОм гОвОрОм».
        Дырявый - мужчина с простреленными в детстве из пневматического пистолета щеками на вылет. Мелкие характерные шрамы остались на лице на всю жизнь.
        Дальше группа чёрных беретов.
        Микола - Крепкий усатый сержант лет сорока.
        Следом шли бойцы из разных родов войск или не войск вообще.
        Дуэт - Снайперская пара. Муж и жена. Лёша и Марина. На планету попали года три назад уже в ранге супругов. Прошли жёсткий кастинг как опытные специалисты.
        Замыкал коллекцию представителей элитных войск Безликий, омоновец никогда не расстающийся со своей маской.
        Остальные бойцы, завоевавшие себе место не только в этом отряде, но и в списке никогда бы там не оказались, не случись нашествия двенадцать лет назад.
        Марта - вторя и последняя женщина в отряде, её ещё называли вдовой, за чёрный как ночь глаза и волосы, и седую прядь разделяющее на половину голову этой привлекательной женщины.
        Буслай - огромный крепкий и сильный. Широкие ноги плечи, кулаки подобные кузнечным молотам. Даже Безликий на его фоне кажется не таким огромным. Вся мощь заканчивается в голове. Желтоватая кажа, широкие щёки, щёлочки глаз почти не видны. Тёмные длинные волосы, немного обритые со лба и завязанные в тугой хвостик на самой, как и подобает мастерам сумо, но привычный жир этого бойца давно сменился на стальные мышцы.
        Парень со смугловатой или даже черноватой кожей сидел в стороне мало говорил, ел, смотрел по сторонам с опаской, иногда принюхивался. Волосы были блинными давно не мытыми не убранными. Выражение лицо отмечало маленький нос и рот, сильно выдавались глаза на этом не понятом лице. Эта дикарская внешность легко укладывалась в нём с не дюжей силой, преданностью и аналитическим умом - Маугли.
        Флиба - почётный седелец в представлении не нуждался.
        Дела остальных Сергей изучить не успел, но по заверению Центра люди были не менее надёжные.
        К трапезе приступили уже в сумерках, собралось человек пятнадцать ждали остальных. Закусывая с шампура замечательнейшим шашлыком самогон, Сергей разглядывал бойцов. Лукин сидел, слева наворачивая шашлык и хваля автора этого шедевра. Шамиль сидел напротив как истинный татарин, закусывая самогон салом. Флиба сидя с самокруткой между зубов чуть в стороне побрынькивал на гитаре напивая под простой мотив:
        Солнце всходит и заходит,
        А в тюрьме моей темно.
        Дни и ночи часовые
        Стерегут мое окно.
        Как хотите, стерегите,
        Я и так не убегу.
        Мне и хочется на волю, -
        Цепь порвать я не могу.
        - Хорош таску нагонять - сказал подошедший Дырявый - гитара в руках мастера сама споёт.
        О, да по первым аккордам было понятно, что гитара действительно в руках мастера.
        - Какой репертуар изволите? - спросил музыкант, настраивая инструмент.
        Предложения соседей оказались более чем предсказуемыми от Флибеной Мурки или. Гоп стопа до разведки боем Высоцкого или Боевого братства - любимой песни местных десантников.
        - Сыграй московскую партизанскую - раздался голос Сергея. Все затихли.
        Все предложения затихли, сидящие перевели глаза на Сергея.
        - А ты командир из московских будешь? - удивлённо спросил крепкий боец в чёрном берете.
        - Да бойцы, вышло так, что с первого дня нашествия и до службы в органах воевал на северо-западе столицы.
        - Я за всю службу редко кого встречал, кто в столице с первого дня и выжил - констатировал боец и, наливая в кружку самогон, добавил - респект тебе командир.
        Со стороны Сергея может было и ошибкой раскрываться, но он не желал, чтобы обретённые подчинённые считали его обычным кабинетным грешником, не нюхавшим пороху.
        А неспеши ты нас хоронить, а у нас ещё здесь дела.
        У нас дома детей мал-мала, да и просто хотелось пожить.
        У нас дома детей мал-мала, да и просто хотелось пожить.
        Сергей отхлебнул из кружки, немного повело. Чуть права напротив сидел дуэт. Марина нежно кормила мужа пловом с ложечки. Со стороны это выглядело так мило. Также как его макаронами кормила Наташа, как тогда двенадцать лет назад, и Кирилл, играя на модной гитаре, раздобытой из музыкального магазина напивал эту песню. Как в старые, не добрые времена.
        А не спеши ты нам в спину стрелять, а это никогда не поздно успеть.
        А лучше дай нам дотанцевать, а лучше дай нам песню допеть.
        А лучше дай нам дотанцевать, а лучше дай нам песню допеть.
        Мелкий дождичёк моросил октябрьскую ночь. Холода уже подступали к столице, ночами случались заморозки. Пятнадцать по разному одетых людей сидели на платформе Тушино наспех превращенной в укрепленную точку. Билетные кассы и края обложены кирпичом с бойницами в стенах. От техники это конечно не спасёт, но на первых парах продержаться можно, да и это было больше домом для двенадцатого отряда северо-западного округа. Почти всю северную часть города обороняли бывшие гражданские. За место дислокации их прозвали Тушинскими ворам. Хотя была и вторая причина. Отряд только вернулся с дежурства. После отражения второй волны нападения на Москву, имперцев выбили за МКАД. Он теперь считался границей города. Ребята стоял на одном из трёх железнодорожных уцелевших мостах через речку Сходня ещё двое суток после окончания боёв, сегодня их сменили. Командир крепкий отставной старшина пенсионер разрешил устроить праздник. Больше половины из числа местных разошлись по домам к родным, у кого они остались. На станции остались бойцы из числа не местных, и те к кому было уже некуда идти.
        А не спеши закрыть нам глаза, а мы и так любим все темноту,
        А по щекам хлещет лоза, возбуждаясь на наготу.
        А по щекам хлещет лоза, возбуждаясь на наготу.
        А не спеши ты нас не любить, а не считай победы по дням.
        Если нам сегодня с тобой не прожить, то кто же завтра полюбит тебя.
        А если нам сегодня с тобой не прожить, то кто же завтра полюбит тебя.
        Голос у Кира был отменный, он пел в какой-то малоизвестной андеграундной группе. После войны обещал завязать со своими наркоматовскими текстами и петь про то, как вчерашние простые пацаны да девчонки самоотверженно обивали атаки пришельцев. Девчонки были на загляденья, Маринка - жемчужина отряда. Фотомодель крашеная блондинка под метр девяносто. В бликах костра, выдолбленного в полу станции, наводила на лицо красоту для вечерней посиделки. Юбку и сапоги на тонкой шпильке ей пришлось сменить на чёрные ЧОПовские брюки и берцы, но меховая жилетка так и осталась поверх разгрузки. На коленках лежала винтовка FN FAL подаренная ухажером спецназовцем, сгинувшим с месяц назад. Рядом сидела Рита бывшая медсестра одной из больниц, приехавшая из под Орла, нашествие застало её на дежурстве. Всегда ухоженная милая девушка лет двадцати двух. Студентка заочного меда. Многих зашила в отряде и ещё больше отшила. Третьей была Наташа - жена Сергея. Спортивные кроссовки, спортивные штаны, тёплая флисовая куртка с вшитыми в неё карманами для рожков, разгрузок не было и партизаны пользовались всем, что попадёт под руку.
Длинные русые волосы, закрывая левую часть лица, спускались почти до плеч. Глаз она потеряла ещё впервые дни нашествия от неудачно попавшего осколка. Изменённая ангельская внешность не сломила молодую семью, а только придало сил. Сергей всегда сидел рядом с супругой.
        А не спеши ты нас хоронить, а у нас ещё здесь дела.
        У нас дома детей мал-мала, да и просто хотелось пожить.
        У нас дома детей мал-мала, да и просто хотелось пожить.
        Допев Кир присел к кирпичной стенке к костру. Слева, в очередной раз что-то записывая в свой ежедневник с эмблемой агро-нефтяного холдинга, сидел мужчина в очках с неказистой внешность. Обращаться он просил к себе просто Петров. Смурыгин в порванном синем кителе, который он никогда не снимал, рассказывал очередную историю со времён службы в прокуратуре. Ему вторил седовласый пенсионер с папироской Беломора в зубах - Александр Николаевич дедок настолько крепкий, что давал фору многим молодым. Димка и Лёшка двое фанатов Спартака, чей отличительной особенностью являлись спартаковские шарфы, разливали алкоголь по кружкам.
        - Стой, кто идёт? - послышался голос стоящего на карауле Влада - спортсмена.
        - Могилёв - послышался пароль.
        - Воронеж - ответил отзыв.
        Через минуту на платформе появились двое. Один маленький чернёвый с короткой стрижкой, чуток прихрамывая с сигарой в зубах, нашествие он встретил в отделении. Второй на голову выше крепкий накаченный из бывших секьюрити. Сейчас принадлежность к довоенной профессия кроме накаченного тела и бритого затылка не выдавалась. Внешне они даже были чем-то, похоже, разница, причём заметная была в росте. Звали их Пат и Паташонок.
        - Чем разжились ребята? - спросил подошедший командир.
        - Пяток квартир проверили. Как обычно консервы, немного крупы и водка, пива и вина нигде нет. Эх, поганые имперцы всё нужное выгребли, золотишко и слабый алкоголь - ответил Паташонок сбрасывая массивный рюкзак. «Проверка квартир» как её называли, была второй причиной приведшей к такому интересному названию отряда. Марадёрили как могли почти все партизаны, но шмонать по брошенным квартирам первыми стали тушинцы, после того как иссякли ресурсы складов и магазинов.
        - У метрошников были?
        - Да они нам заморозки отоварили. Хорошо устроились в своих туннелях, и свет и газ и электричество, вкусняшки передали для девчонок - вынув из рюкзака две пачки мороженой клубники, Паташонок протянул её Наталье. Та ловко вскрыв один из них, побросала несколько клубничин в приготовленные для девчонок кружки с вискарём, парням положила в водку. Коктейль «Русское Сердце» пользовался большой популярностью. Мороженая клубника охлаждала напиток, не разбавляя его, и потом ею можно было закусить.
        Прибывшие расселись у костра. Пат вынимал из рюкзака гранаты, пачки с патронами и сигаретами.
        - Завтра звали нас и зенитчиков - продолжил низкорослый крепыш, показывая справа в сторону полуразрушенного торгового центра на огонёк горящей на самой крыше - в баньку, у них там горячая вода душевые, а то говорят: «Вас воров за милю чуют».
        Сидящие рассмеялись.
        - И с чего они там так хорошо живут.
        - А чего же плохо, кто-то умный ещё до нашествия в метро всё организовал, хотя это ещё могло и от Сталина остаться - не отрываясь от ведения записей, произнёс Петров.
        - Что пишешь? - не унимался Паташонок.
        - Оперу пишу.
        - И про меня оперу напишешь?
        - Про тебя и так все московские опера знают.
        Дружеский смех раздался с новой силой.
        - Да и ещё - уже серьёзно начал Пат - метрошники сказали, чтобы мы если хоть и не моем офицерские кольца, то хотя бы не сдавали их вместе с пальцами, там всё таки народ побрезгливее.
        Сидящие резко затихли, в тишине взгляды всех упёрлись в одного из сидящих.
        - Ну ладно внучки больше не буду - не выдержал он прессинга.
        - Александр Николаевич - разразился командир - ну вы пожилой человек должны быть примерно, а ведёте себя как подросток ею богу.
        Раскат хохота раздался с новой силой. Его приглушили одиночные выстрелы, переходящие в очередь и взрывы. Партизаны насторожились. Огонь вёлся у моста, где они сами стояли последние дни. По всей линии обороны во тьму ночи взлетали красные ракеты - сигнал тревоги. Бойцы похватали автоматы, командир бросился к рации. Зенитка громко затрещала с крыши торгового центра, изрывая один из прорвавшихся челноков, ещё мгновение, взрыв и стрекот замолкает навсегда. Пат с ПЗРК в руках спрыгивает со станции. Громыхнул подорванный челнок, падая, задевая деревья.
        - Прыгаете, нас сейчас накроют - с хрипом проорал старшина.
        Последнее, что помнил Сергей, как его выбросило взрывом и ударило лицом о камни, проложенные вдоль рельс. Из боя на утро вышли всего трое. Александр Николаевич вынес раненного парня. За ними неся автоматы, и сильно прихрамывая, топал Петров.
        Сергей пришёл в себя на третий день в здании на стыке Волоколамского и Ленинградского шоссе, спешно переделанным под госпиталь в компании множества таких же раненных. Так началась третья волна наступления имперцев на Москву, а всего их было восемь.
        - Ворон, Ворон, тебе что накатило? - выбил его из воспоминаний Лукин.
        Гулянка продолжалась с новой силой, бойцы были уже во хмелю. Троя только закончили горланить «По диким степям Забайкалья» под аккомпанемент Дырявого, перейдя на «Ой-ся ты ой-ся ничего не бойся, раскатаем звиздюлей и не беспокойся».
        - А, нет, задумался.
        - Ты просил познакомить тебя с хакером?
        - Да его дела мне не попадалось.
        - Он свой парень, знакомься, Арвидас - показал Лукин на подсевшего горке бойца.
        Парень напоминал арийца молодой блондин с голубыми глазами, будто только из гитлерюгенда?, и стрижка подходящая. Сергей пожал гостю руку.
        - Латыш? - поинтересовался он.
        - Литовец, но родился и рос в Питере - без какого либо акцента ответил хакер.
        - Ты хоть и не из нашего ведомства, но твоё участие в операции необходимо. Я знаю, что ты в этих горах без оборудования и практики.
        - Да, верно уже года два, наши за это время, небось, много новых программ и оборудования произвели - предположил блондин.
        - Именно, тебе как раз нужно будет освоить новый ПБК-7М.
        - Справлюсь, пятый быстро освоил.
        - Молодец, пока отдыхай, расслабляйся - закончил Сергей.
        К полуночи, грешники порядили. Песни утихли, многие отправились почивать в тёплых спальниках заведомо приготовленных, оставшиеся в строю сидели у костра, травя истории о подвигах и суровых буднях. Сидящий рядом Шамиль никак не оставлял Сергея в покое, всё стремясь подлить горячительного в кружку. Алкоголь давал о себе знать.
        - А скажи командир - весёлым голосом обратился татарин - что мы будем делать, когда покинем горы.
        - Мы попадём в столицу - достаточно пьяным голосом ответил Сергей и, обнаружив на себе взгляд Лукина, приложив палец к губам, продолжил повествование - захватим все газеты, все телевизоры и начнём влиять, тока это тсс! Тайна.
        - На кого влиять? - изумлённо спросил Шамиль.
        - На слуг - раздался хохотом Сергей - верно Лукин?
        Майор смутился, стало стыдно перед начальством, что мало того решил проверить командира на болтливость так ещё и попался на этом. Понимая суть, первым расхохотался Шамиль, за ним все остальные.
        - Молодец - через мгновение пришёл в себя майор - удар держишь. Ты не обижайся надо так.
        - Я слыхал, что испокон веков с обиженными на Руси делают. С водой я ещё стерпел бы.
        - Выпьем Ворон? - решил загладить Лукин.
        - Ворон? - послышался крепкий басистый голос.
        Из темноты появилась крупная тёмная фигура.
        - Ба, какие люди, а я вот думал, кто здесь паствой заведует. Здравствуйте Отец Анатолий.
        К костру из темноты появилась крупная фигура священника. Подойдя, Сергей крепко пожал ему руку, не удержавшись, священник скрутил Сергея в объятиях.
        - Здравствуй. Не чаял тебя увидеть здесь.
        - Помните ту ночь в парке. Бог дал, свиделись - священник степенно кивнул - помощь ваша будет незаменима по нашему прошлому делу.
        - Для тебя всё, что угодно Лукавый Ворон.
        Глава 16. Перелётная птица
        Светило уже исчезло за склонами гор, сумерки овладевали пространством. Сергей наблюдал за бойцами, собирающими крылатую машину. Не замечая суетящихся вокруг бойцов, он погрузился в мысли. Ещё не давно он под видом захваченного врагами пилота, перевозившего смертоносный груз был схвачен врагами. То, что он высококлассный пилот специальной эскадрильи «Финист» сомнения не вызвало. Спектакль со сбитыми пиратами, показанный предателю получился отменный. Честно говоря, получить асса из вполне сухопутного грешника за пару месяцев невозможно. Пилот, кстати асс рассказавший историю о своём более чум суточном томлении, будучи подбитым, так сразу и сказал. Научили агента только основным действия. Взлёт-посадка, а чтобы вложить в бортовой компьютер остальные фигуры высшего пилотажа программисты сильно поломали голову, но около тридцати сценариев встречи с вражескими кораблями вложили. Одним из коих Сергей и воспользовался, повергнув в шок единственного зрителя. Потом был сильный, но опасный удар рукояткой пистолета по голове. Вбежавшие крады захламившие руки. Томление в каком-то кубрике челнока. Перевозка,
побег, прыжок с большой высоты и на скорости в тёмную бездну озера. Дальше он то становился слугой, то мафиози, то почётным вождём с планеты руссов. Кем он станет дальше Сергей и так знал, но эта роль казалось ему с одной стороны самой простой с другой, самой сложной. Он должен быть почти самим собой, но вот это почти.
        Вчерашний вечер удался на славу, многие их грешников выглядели на утро не важно. За день Сергей выспался, посетил напоследок посла. Иван Ильич был как всегда добр и учтив. Напутствовал подобно родному отцу. Костюм, полученный у Ровеса и припасы в дорогу, были уложено в меховой горный рюкзак. Лукин махнул рукой, подзывая к летающей конструкции.
        - Это дельтаплан. Его можно использовать для одноразового переброски человека из гор.
        Сергей обглядел конструкции. Сверху два крыла под тупым углом, сделанные ещё на земле, алюминиевая рама. Сзади мотор с пропеллером, а вот ложе уже самодельное из тонкой древесины с большими щелями проёмами. Колёса - одно название - деревянные.
        - Не смотри, что он неказист, долететь сможешь - успокоил Лукин.
        - Долететь то может и смогу, а приземляться мне как? Эта шарманка не развалится?
        - Не боись. Сдюжит. Теперь запоминай самое главное. Как только полетишь за километр до границы гор, увидишь два рядом стоящих костра. Это тебе знак, приготовься. Вторые два костра будут ещё через километр, как увидишь, дёрни вон тот рычаг - Лукин показал в внутрь ложа - мотор отключится и отстегнётся автоматически. Он и тебя гулом не выдаст и нам лишний мотор сгодится. Упадёт с парашютом. Лети тихо сам только со страху не ори, через пару километров медленно снизишься. Садись на поле или лучше в озеро или широкую речку.
        - В реку это хорошо. А меня не засекут над позициями имперской пехоты?
        - Надень - Лукин протянул в руке два предмета. Один напоминал очки для плаванья только несколько крупнее - прибор ночного наблюдения имперцев стандартный. Другой прибор напоминал советскую пластмассовую мыльницу. Сергей крепко укрепил её на ремне почти у самой груди. Партизаны так и прозвали его мыльница. Её переделал из имперского защитного устройства один безымянный Кулибин. Мыльница превзошла вражеский аналог и защищала своего носителя почти от всех датчиков и сканеров, которыми войска империи пользовались для обнаружения противника. Эти вещички были очень хорошо знакомы Сергею.
        Бойцы в горках уже подготовили дельтаплан. Пора.
        - Я жду вас в Креволоде дней через десять-двенадцать. На второй Ремесленной улице почти прилегающей к парку есть пекарня. Перед самым закатом или на закате молодая девушка подметает перед закрытием лавку отца. Тут нужно обратить внимание, если она выметает по бокам от входа или встаёт лицом к входу, значит точка засвечена или там засада, если по другому, то всё в порядке. Приходить лучше вечером после её уборки или на следующее утро. Утром она повторяет процедуру. Спросить нужно у хозяина дословно: «В городе появился поставщик высококачественной пшеницы, я желаю найти его», он ответит: «Про него мне известно, но где его найти я не знаю» ответ твоего человека «прошу, оставьте ему заказ, если увидите». Он даст листок с карандашом, где напишите заказ. Пять мешков муки - прибыли и расположились всё в порядке и ждёте меня. Десять мешков муки - есть проблемы, которые нужно решить. Пятнадцать мешков - вы провалились, и на вас не стоит рассчитывать. И пусть оставит, место, где можно встретиться на следующий день.
        Вдалеке за горами ударила молния.
        - Поторопитесь, как бы гроза в дороге не нагнала - крикнул кто-то из бойцов.
        Сергей накинул, похлопал себя по карманам всё ли взял. Револьвер и припасы в рюкзаке, он хорошо закреплён на дельтаплане, горский кинжал в рукаве, маска на лицо и приборы надеты. Грешники выстроились вдоль летательного аппарата. Сергей пожал всем руки и, вспомнив, напоследок шепнул Лукину.
        - Чуть не забыл, зайти к нашим новым друзьям - баскам и спроси там Пако. Он передаст тебя пару своих взрывных игрушек и объяснит, как ими играться, за горами пригодятся.
        Лукин, в ответ, улыбнувшись, похлопал Сергея по плечу. Рёв мотора немного разогнал наступившую тишину. Ворон устроился в небольшом креслице, щёлкнул ремнями. Все бойцы подхватили дельтаплан и с разбегу начали, разгонят его по ровному склону. Десять метров до обрыва, пять, один. Отрыв. Дельтаплан немного пошёл вниз, но вскоре выровнялся и начал набирать высоту. Будучи ещё на земле Сергей проходил подготовку на похожем аппарате, но мандраж присутствовал. Внизу тьма, позади тьма, только впереди ещё вдалеке видны огни с позиций имперской пехоты охраняющей рубеж между горной аномалией и остальной планетой. Компас не давал сбиться с пути. Ударили раскаты грома, покрапал мелкий дождичёк. Минут через двадцать пилот заметил первые два костра. Приготовился. Ещё минут пять и вторые два костра уже внизу. Сергей отключил двигатель и дёрнул рычаг. Гул прекратился. Летательный аппарат облегчился. Позади внизу забелел купол парашюта. Пугающая тьма и тишина окутали землянина. Внизу уже мелькали огоньки позиций, приглядевшись можно было увидеть фигурки солдат. Щелчок тумблера мыльницы сделал его, не видимым для
радаров имперцев.
        Позиции остались за спиной уже около получаса назад, Сергей постепенно снижал дельтаплан, уже планируя, куда посадит машину. Слева шла одинокая пустая дорога, поднимаясь на холм. Аппарат снижался. За холмом пилот с помощью прибора ночного наблюдения заметил отблески. Переключился на тепловое виденье. Так и есть, лёгкий наземный челнок остановился рядом с дорогой в поле и три-четыре человека рядом. Пилот дал вправо, стремясь спрятаться в лесочке митрах в ста от челнока.
        Сирент долго всматривался в темноту. Ударившая неподалёку молния осветил тёмные скалы. Начавшийся дождь заставил мужчину укутаться в тёмный плащ. Подушечки пальцев разглаживали жёлтый метал старого медальона. Он дежурил на этом посту уже два дня, ожидая возвращение Фекта и его молодого «протеже» из гор. Дозор верных пехотинцев располагался чуть ближе к горам, и они бы всё равно заметили гостей первыми, но Сирент не оставлял надежды. За спиной стоял наземный челнок, выданный в пользование пехотным офицером со скучающим внутри пехотным капралом. Капитан ездил на нем, на базу пехотного полка дежурившего сейчас на этом участке границы с горами, отсыпался, приводил себя в порядок и ехал обратно. Шум подъехавшего челнока сзади заставил первого капитана крадов неспешно обернуться. Так и есть подъехал ещё один челнок, но в отличие от стоящего там без пехотных знаков различия, тёмного цвета. Двое мужчин покинув челнок, направились к Сиренту. Это было сотрудники тайной полиции, присланные господином Терлоном. Крепкий ребята в тёмных гражданских камзолах, но довольно дорогих даже для некоторых аристократов.
        - Здравствуйте капитан - поздоровался один из тайных - у меня для вас плохие новости - можете не ждать своих людей.
        - Что случилось?
        - Подробности пока не известны, но наши агенты сообщил, что отряд попал в засаду у деревни руссов и был полностью уничтожен.
        - Не может быть? Как такое могло произойти?
        - Мы не знаем, но вам оставаться здесь бессмысленно. Мы оставим пост пехоты на случчай если кто-то всё таки уцелел.
        Постояв ещё минут десять, Сирент проследовал в челнок, тайные сели в свой. Транспортные средства небольшой колонной последовали к дороге. Выйдя на нее, прибавили скорость. Увидев справа, удобное поле Сирент приказал капралу остановиться там. Челнок тайных остановился за ними. Выйдя, Сирнет попросил всех троих отойти и немного прогуляться. Открыв портативную станцию связи в первую очередь, он связался с дядей.
        - Слушаю Сирент - раздался тихий голос графа старшего Риффе.
        - Отряд попал в засаду и полностью уничтожен. Никто не выбрался из гор.
        - Жаль, что наши люди тоже пропали, возвращайся в столицу. Утром я сообщу о случившимся губернатору. В полк пока не сообщай.
        - Люди Терлона уже сообщили своему шефу.
        - До завтра Сирент.
        - До завтра дядя.
        Сирент отключил средство связи. Дождь усиливался. Он дал команду сопровождающим оставаться у челноков, а сам, закутавшись в плащ, побрёл в сторону ближайшего лесочка начинающегося густыми зарослями мелких деревьев и кустарников. Капитана терзали мысли и расчёты, как быстро отстранить господина Вентраля и командира его полка, что именно говорить на заседании малого жюри, а оно, несомненно, будет, как только информация о происшествии дойдёт до губернаторского дворца. Этим мысли и застали его в зарослях, облегчившись, Сирент был уже готов повернуть назад, как впереди над деревьями перед ним пролетело, что-то огромное, тёмное и большое. Капитан, было, подул, что это большая птица или животное, но резкий шорох и треск ломающихся веток, не оставлял сомнений, в зарослях приземлилось нечто. Ручной фазер мгновенно оказался в руке, приведённый в боевое положение. Пройдя десяток шагов, Сирент увидел виновника недавнего шума. Поляна была завалена поломанными ветками и листвой. Металлодеревянный летательный аппарат незнакомой конструкции с большими крыльями поверх ложа, где видимо, сидел пилот, был сильно
повреждён. Крылья разлетелись в обе стороны, колёса лежали отдельно, справа лёгкий шорох, и…
        Ударом ноги неизвестного противника фазер Сирента вылетел из рук. Не растерявшись, капитан молниеносно обернулся волчком выставил ноги на уровне щиколотки вперёд, пытаясь достать соперника, но он вовремя отреагировал, и удар прошёл не так сильно. Этим капитан рассчитывал сбить его с ног. Встав в стойки, он только сейчас смог в темноте разглядеть противника. Грязная горская одежда, на плечах несколько обломанных веток. Лицо закрыто чёрным материалом, на глазах прибор ночного наблюдения. Последним доказательство стал горский кинжал, блеснувший в руке врага. Ну, с горцем справиться не так уж и сложно. Ожиданий выпад с кинжалом, Сирент ловко перехватил руку, отводя её. Опять неожиданность, противники резко приблизился. Рука горца разжалась, кинжал выпал из неё и сразу же был пойман другой. Резкий толчок вверх, Сирент еле успел подставить ладонь и отпрыгнул назад. Боль обожгла правую руку от запястья до ладони. Срезанный этим ударом медальон свалился на землю. Противник не отступал, крепкий удар ногой в живот и кулаком в лицо на мгновение загнал офицера в нокаут. Он опять приблизился вплотную, удар
коленом в рёбра. Сирент, чувствую невыносимую боль, повалился на землю, горец склонился на побеждённым. Рука с кинжалом поднялась над головой противника и спикировала вниз.
        Удар. Всё. Темнота. Холод. Боль. Тошнота. Позор.
        Сирент почувствовал во рту холодную воду, скрежет грязи на зубах и сильный холод всем телом. Он приоткрыл глаза, уже светало. Мелкий дождь, начавшийся вечером, лил всю ночь и недавно прекратился. Голова офицера лежала в небольшой лужице. Он дёрнулся, руки были связанны за спиной. О ужас, откуда такой холод, из одежды незнакомец оставил лишь кальсоны. Пелена застилала глаза. Присев Сирент почувствовал резку боль в голове, совладав с ней осмотрелся. Нетронутый летательный аппарат стоял на своём месте. Выбитого из рук фазера нигде не было. Срезанный медальон лежал в грязи неподалёку. Кричать, зовя на помощь, не позволяла гордость. Первый капитан отряда элитный войск империи гордость и пример для подражания сидит в луже в одних грязных кальсонах избытый неизвестным горцем. Позор, но делать нечего. Собравшись с мыслями, Сирент всё же решился позвать на помощь.
        - Помогите - тихий хрипловатый, почти детский голосок, неслышный писк родился из уст Сирента - ааа! Сволочь, убью, порежу на части, клянусь Священным Детя…
        Закончив собрание проклятий, планирования своих действий садистско-сексуального характера с незнакомцем и всеми его незнакомыми родственниками и жёнами Сирнет опомнился. Он всё же офицер, а не высеченный хозяином слуга. Подёргавшись на одном месте несколько мгновений, он избавился от пут. Посмотрел на руку, рана от кинжала была глубокой, но кровь уже перестала сочиться. Сирент проверил голову, удар был не плохой, но череп выдержал. Следующим самым тяжелым оказалось встать. С первого раза не получилось, Сирент упал на колени и только со второго смог победить слабость. Подобрав медальон и осмотрев всё прилегающее он, пошатываясь, пошёл в сторону дороги. Подойдя офицер долго смотрел, не веря в произошедшее. Биже всех к лесу на животе лежал пехотный капрал. Ноги немного согнутые в коленях, руки беспорядочно разбросаны в стороны, будто он размахнул ими перед смертью. Слева на спине под самое сердце был воткнут горский кинжал, которым орудовал незнакомец. Первый тайный сидел спиной к своему челноку, он увидел нападавшего и потянулся рукой за пояс вынимая свой фазер из кобуры, рука так и осталось на нём
неподвижно. Его напарник успел выхватить оружие и даже привёл его в боевое положение, но второй точный выстрел в грудь сразил его мгновенно. Все убиты, быстро и безжалостно.
        Вдалеке послышался гул идущих челноков. Капитан стоял и смотрел, как они подъезжали.
        - Капитан, что с вами, где ваша одежда? - Выскочив почти на ходу из открытой двери, спросил сержант в чёрном мундире полка «Непобедимый Лосс».
        Остальные крады также скоро выгрузились из челноков.
        - Как только вы не ответили на наш вызов, мы сразу бросились искать вас, что здесь произошло? - Спросил кто-то другой из его подчинённых, но Сирент не реагировал. Заботливые бойцы подхватили его и отнесли в свой челнок. После ночной встречи Сирент ожидал подобного, но лишь две мысли тревожили его. Почему он ещё жив, и зачем незнакомцу его челнок?
        - …На основании полученных данных при исследовании бомбы руссов. Я сделал вывод, что это как таковая не бомба в нашем понимании, а аппарат, содержащий в себе сильно концентрированный запас смертельных бактерий. Предположительно это один из видов нашей Мартины называемый руссами Сибирской язвы. Предположительный принцип действия - аппарат распыляет вещество в атмосфере планеты. Споры проникают в воздух и передаются через него. Срок жизни после этого людей и крупного скота не превысит одного дня - закончила доклад проекция профессора Хорита в углу кабинета.
        - Всё у вас профессор предположительно. Сколько ещё вам потребуется времени? - Гневно ответил Риффе на доклад.
        - Структуру аппарата мы поняли, а вот структура вируса остаётся загадкой, думаю ещё дней десять.
        - Хорошо жду от вас новостей профессор.
        С нажатием кнопки проекция погасла. На мгновении в кабинете стало тихо.
        - Теперь с вами господа, барон - обратился Риффе к Хобкиру.
        - Треть наземных и космических сил хорошо подкуплены и будут рады служить вам граф. Остальные колеблются.
        - Хорошо - граф сам завершил доклад - у вас?
        - Я уже передал всю информацию губернатору, минуя своего шефа - откликнулся на обращение Терлон - губернатор будет лютовать и малое жюри лишь дело нескольких дней, благодаря усердиям нашего барона.
        - Теперь с тобой, герой ты наш - не пряча сарказма, обратился к Сиренту дядя - рассказывай, кто тебя так разукрасил.
        Сирент выглядел неважно, голова и горла были перебинтованы, жар только постепенно начинал спадать. Поставив кубок с горячим грогом на стол рядом с креслом.
        - После сеанса связи, я отошёл в небольшой лесочек рядом. Войдя, я увидел большой снижающийся силуэт, пройдя дальше, нашёл непонятный аппарат. Там на меня и напал неизвестный, он не убил меня, только ранил. Очнулся я утром. Нападавший убив всех сопровождающих забрал мою одежду, челнок и скрылся.
        - Кто это мог быть? - Вскрикнул Риффе - Как ты мог дать с собой справиться, ты первый капитан полка Непобедимый Лосс, а не рядовой пехотный новобранец!
        - Граф вы позволите - прервал его гневную тираду Торлон, заметив, что Риффе стихает, тайный дипломатично начал доклад - мои люди подоспели почти сразу же после появления бойцов Сирента. Как показал первичный осмотр, некто на низко технологичном летательном аппарате пересёк позиции пехоты, обеспечивающие безопасность границы с горной аномалией. Приземлившись, он атаковал Сирента. Справившись с ним, он завладел его оружием, плащём и формой. Скоро переодевшись, неизвестный вышел к сопровождающим, предположительно скрыв лицо капюшоном, что объясняет внезапность нападения. Он заколол водителя горским кинжалом, которым ранил капитана и застрелил двух моих людей из фазера Сирента. Завладев челноком, он покинул место происшествия. Челнок нашли к полудню, недалеко от Корзана, в небольшом лесочке. Там же был фазер и сожжённая одежда, горский тряпки и шкуры, мундир и плащ капитана. Моё предположение, что это возвращался какой-нибудь крупный мафиози принимавший участие в выборах, это объясняет его путь в Корзан, ровно и то, что он не убил нашего дорогого капитана, видимо узнав его. Инцидент неприятная
случайность.
        Заместитель главы тайной полиции, закончив свой рассказ, налил себе увесистый кубок вина и присев, стал медленно его смаковать. Риффе отмеряя шагами кабинет некоторое время. Остановился.
        - Скажите Терлон, погибшие ваши люди подчиняются вам или господину Вентралю? Кто-нибудь кроме верных вам людей и крадов капитана были на месте происшествия и посвящены в обстоятельства дела.
        - Формально офицеры подчинялись моему шефу, все те, кто знают о подробностях этого дела, смотрят в будущее нашими глазами.
        - Очень хорошо, у меня появилась идея, как использовать случившееся в наших интересах.
        В дверь глухо постучали.
        - Да Бертольд.
        Из приоткрывшееся двери высунулся престарелый слуга и лишь кивнув графу тот час захлопнул, закрыл дверь.
        - Господа прошу меня извинить, но на сегодня наша беседа окончена. Господин Терлон жду вас с Сирентом завтра для беседы относительно моего нового плана и поведении при малом жюри.
        Бертольд, передав гостей другому слуге, велел проводить их, но не через главный вход, а через чёрный. Сам же направился к главному.
        Проходя мимо окна, Сирент заметил один из челноков графа, из которого в сопровождении крепкого мужчины выходила пышногрудая красавица. О да, мадам Керсаль как и всегда хороша.
        «Ёпстудей. Вот везёт мне на этого мать иго Сирента, сил нет. Руки чешутся его грохнуть. Нельзя. А клёвая у них была тачка. Ну конечно не российский автопром, и даже не германо-японский. В империи автомобиль и роскошь, и средство передвижения знатных и богатых людей, но в целом очень хорошая штука. Когда все здесь закончится, нужно будет попросить, чтобы один дочке прислали, я ей вряд ли на восемнадцать такой подарить смогу» - с этими мыслями Сергей не спеша топал по улицам Корзана. Костюм фисташкового цвета, подаренный Ровесом, револьвер за поясом, горделивая походка. В город вернулся большой человек, всем ша.
        Хотя Корзан ещё спал. Раннее утро в столице мафиозей подобно нашим мёртвым городам. Никого на улицах кроме изредка лежащих тел. Они шевелятся, похрапывают, исправляют естественные потребности, не снимая парток. От чего кое-где неприятно пахнет. В некоторых местах ещё теплится жизнь - не разошедшиеся с ночи компании.
        Сергей свернул с переулка на широкую каменную улицу, представ перед целью своего пешего тура. Заведенье Ровеса, спало, как и весь город. Подойдя к чёрному ходу, он не обнаружил охранников. Стук крепким сапогом в дверь не оставался без ответа минут пять, пока чей-то полу спящий голос не подал знак.
        - Кого это там в такой час несут?
        - Сова открывай медведь пришёл - ответил незнакомцу Сергей.
        За дверью началась возня, наконец, через минуту она распахнулась. Перед Сергеем появился темнокожий Кси. Узнав гостя, он чуть не вцепился обнимать его.
        - Босс? Живой?
        - Как видишь земляк. Веди в дом.
        Кси, хоть и, кажется, ещё не совсем отошел после вчерашнего провёл Сергея внутрь. Пройдя по тёмным коридорам, они очутились на кухне где несколько немолодых женщин под руководством маленького босса занимались готовкой пищи. Увидев Сергея, маленький быстро подорвался, пытаясь организовать стол с вином и закусками. На что Сергей осёк его.
        - Веди к хозяину.
        - Господин, нельзя, он отдыхает - запротестовал Ларен, но заметив на себе презрительный взгляд, подкреплённый поглаживанием рукоятки револьвера, распорядился подать вино и увесистый поднос с закусками. Ухватив поднос и кувшин литра на полтора, Сергей сам отправился в опочивальню мафиози, веля их не беспокоить.
        Ровес был в своём репертуаре, несколько пустых кубков стоящих у большой кровати, на которой возлежал сам хозяина с двумя пышногрудыми девицами белой и чёрной масти.
        Вынув из-за пояса револьвер, Сергей расселся на большом кресле, выставив ноги на кровать. Он неспеша разрядил револьвер, выставил на столик в ряд все патроны, и, хлебнув странного напитка напоминающего медовуху, начал напевать мелодию из репертуара битлов. Заменяя привычное «Естудей» на самодельное «Ёпстудей».
        Ёпстудей, ой май трабл симс су форовей
        Нау ит лукс ас траут вейар хир ту стай
        Оу, ай билив ин Ёпстудей.
        Первой проснулась чернокожая подружка Ровеса. Протирая кулачками глаза подобно ребёнку, сладко зевнула и застыла, потягиваясь, разведя руки в стороны. Взгляд красотки скользнул по гостю, его одежде и большому пистолету, лежавшему на столике. Мгновение, помедлив она, разбудила подругу. Вторая, сбросив себя покрывала, оказалась более выдающейся, чем первая. Оценив красоток кошачьей улыбкой, Сергей кивком головы указал в сторону двери. Те, нужно отдать им должное, испарились в мгновение ока. Хозяин игрового дома продолжал сладко спать. Прошло ещё минут десять и гостю очень наскучило солировать, да и бессонная ночь, дополненная утренней медовухой дали о себе знать. Нужно было оставить девочек.
        Меж тем Ровес не просыпался даже после того как Сергей с тенора перешёл на бас. Фраза на ухо: «Ровес, казино горит» тоже не пробудила спящего красавца. Стрелять в помещении не очень не хотелось. Сев рядом с чернокожим мафиози, Сергей, немного поразмыслив, сжал ему нос двумя пальцами. Долго ждать не пришлось, через пару секунд, клиент начал задыхаться, а так как рот был заведомо прикрыт другой рукой, проснулся. Мучитель убрал руки, Ровес мгновенно открыл глаза и, увидев гостя также быстро их закрыл. Он отвернулся на другой бок, промычав в подушку что-то похожее на: «О нет».
        - Подъём, подъём, кто спить того убьем, на лестницу повесим и пендаля отвесим - пропел скороговорку Сергей на ухо спящему.
        - Ты всегда приходишь так не вовремя - дрожащим голосом начал Ровес.
        - А ты я смотрю, вовсю цветешь и пахнешь, вон какие красотки по ночам посещают.
        - Хочешь, выбирай любую - широко развёл руками темнокожий - дарю.
        - Делу время, а потехи час. Ты мне нужен, я тебе недавно помог, вот пришло время так сказать тебе мне помочь.
        - Что нужно сделать.
        - Для начала передать шифровочку Барду, я вскоре её подготовлю. После того как получу ответ, мне нужно будет убрать одного человека в этом городе, не ты не я его не знаем, Бард укажет, где и когда он появится, в наших делах он не замазан, но человечки лишний. С тебя челнок и пара надёжных парней, чтобы помогли утилизировать, так сказать останки. Ну и наконец, самое важное. Дней через двадцать после моего объезда и Корзана, ты и твои люди должны появится в столице, с оружием, с желательно с большими запасами. Все твои люди должны быть землянами, кстати, сколько у тебя наших?
        - Шестеро, если считать со мной, но парни надёжные.
        Закутавшись в одеяло Ровес подошёл к столу, где Сергей разливал медовуху в кубки.
        «Барду. Приказ. Ликвидировать объект класса «А» Љ 2417. Срок - два-три дня. После успешной ликвидации передать информацию в центр, полученный сверхсрочный ответ из Центра передать агенту Ворон».
        Комфортабельный челнок покинул ворота космопорта планеты Авера IV. Он шёл в сопровождении ещё двух челноков с охраной по широкому шоссе, оставляя за собой лишь клубы пыли в вечерних сумерках. Дорога к закрытому правительственному космопрту была отменной, и монотонное движение без каких либо поворотов и прыжках на колдобинах не редко убаюкивали высокопоставленных пассажиров направляющихся в город. Но этого человека не сморил долгий перелёт из одной части планеты и вечернее время. Всему виной был много страничный доклад присланный уже в пути. Проций Ратар первый заместитель главы тайной полиции планетарного сектора - мужчина, отличающийся не малой физической силой и аналитическим складом ума заслуженно получил свой ответственный пост.
        Челнок свернул с главной дороги и, сбросив скорость, въехал в город. Тёмные слабоосвещённые улицы встретили челнок молчанием, изредка, где доносились голоса. В основном это были закрывающие свои лавки торговцы или принимающие их клиентов, вечерние заведения. Ещё несколько мягких поворотов и остановка. Отвлёкшись от чтения Проций выглянул. Челнок остановили люди в серых мундирах возле решетчатых ворот. Быстро уточнив, кто прибыл в столь поздний час ворота распахнулись, приглашая челнок въехать во внутренний двор. Один из стоящих возле особняка людей в серой форме, любезно поклонившись челноку, открыл дверь снаружи. Проций окончив чтиво, покинул транспортное средство. Огромный пятиэтажный особняк всегда поражал его своим величием. Большой вход, увенчанный каменными колоннами, массивные двери, со стоящими рядом вооруженными сотрудниками. Массивное монументальное здание, построенное в форме полумесяца и разделённое внутри на несколько крыльев. Здание управления тайной полиции сектора восемь состоящего из пятнадцати систем.
        Пройдя ещё три процедуры проверки документов Проций поднялся на пятый - самый последний этаж. Сотрудников уже почти не было в столько поздний час, на лестницы и в коридорах шикарно отделанных дорогими коврами, редкими породами дерева и резаной мебелью, он никого не встретил. Пройдя через пару коридоров, Проций застал дежурного офицера.
        - Он у себя - просто и без чинов спросил заместитель.
        - Да господин Карах, ждёт вас, я доложу - офицер включил прибор связи и уже официальным тоном доложил начальнику тайной полиции сектора о прибытие его первого заместителя. После чего указал рукой на одну из дверей.
        Узкая тёмная комната была пуста. Несколько шкафов и пустующий стол, за которым работал адъютант. Проций глянул на его место. Всё в порядке, всё на месте. В душе он недолюбливал этого молодого франта, получивший этот пост не вследствие личных качеств, а из-за удачной женитьбы. Хотя многое бы отдал, чтобы этот сотрудник служил в его подчинении. Глупая и неудачное попытка, убрать его чужой рукой на дуэли была скорее проверкой боевых качеств адъютанта. Бывший офицер императорского флота подавал большие надежды, на продвижение и вследствие уже неоднократно принимал участия в совращениях у начальника и имел право слова.
        Проций распахнул массивную деревянную дверь. Кабинет начальника был ярко освещён. Заставлен исключительно деревянной резной мебелью шкафами с документами, тумбами, небольшим диванчиком в углу, куда хозяин иногда ложился отдохнуть. Центр кабинета разрезал на две части крепкий деревянный стол, где хозяин обычно собирал подчинённых для совещаний. В центре стола перечитывая документы, сидел начальник тайной полиции восьмого сектора герцог Алардо Карах восьмой. В отличие от грозности должности и массивности здания и кабинета, которые он занимал - это был пожилой мужчина маленького роста с худощавым морщинистым лицом. Заметив прибытие заместителя, он отложил документы и вышел из-за стола поприветствовать своего подчинённого.
        - Здравствуй Проций - улыбаясь, начал он - как добрался, всё ли в порядке в южной части планеты?
        - И вам, здравствуя господин Карах. Наши дела в южной части я решил, добрался хорошо, спасибо. Я подозреваю, что вы вызвали меня в столь позднее время не ради уточнении деталей прошлой операции.
        - Ты как всегда прав. Всему виной ситуация на Корте.
        - Да я прочёл доклад по дороге из космопорта. Завтра - не много запнувшись - а точнее уже сегодня, в столице планеты начнётся заседание малого жюри. Мой подчинённый начальник тайной полиции планеты Корд II Кивар Вентраль и Граф Берроу - командир полка непобедимый Лосс будут обвинены минимум в преступной халатности приведшей к неоправданной гибели около трёх десятков бойцов элитного полка, а максимум в заговоре против того самого полка, что приравнивается к государственной измене. Что ты думаешь по этому поводу?
        - Да всё верно, я тоже читал материалы дела. По всему выходит, что Вентраль намеренно санкционировал эту операцию, не принимая во внимание возможные риски, и судя по фактам малое жюри, может обвинить начальника тайной полиции в государственной измене.
        - Именно, но максимум, что ему грозит отстранение от должности до заседания большого жюри - заключил герцог.
        - А большое жюри созвать на данном этапе невозможно, из-за того, что на нём должны присутствовать вы как представители тайной полиции рангом выше и представители не планетарного суда, а центрального - продолжал Проций мысль своего патрона.
        - А мы прибыть на планету Корт II не можем, потому что она находится в официальной блокаде.
        - Вентраль будет отстранён от руководства и всё.
        - Не всё так просто - улыбнувшись Карах достал из стола небольшую папку с документами и предложил подчинённому ознакомиться содержимом.
        - Хм - задумался Проций пробежав глазами по рапорту - очень интересный документ. Вентраль обвиняет Риффе в подготовке к сепаратизму. Это ответная реакция Кивара на обвинения?
        - Нет, эти документы я получал с Корта и ранее.
        - Но это всё домысли и выводы, нет никаких доказательств - заключил Проций.
        - Именно - улыбнулся герцог - были бы доказательства мы бы сейчас не читали доклад по малому жюри, а беседовали бы лично с Риффе в пыточной, но если предположить, что Вентраль прав и планета уже почти полностью в руках графа Аккирила, то его обвинение вполне понятно. Заговорщики решили аккуратно устранить того, кто им мешает. Хотя в последнем донесении он почти клянётся, что доказательства скоро будут.
        - Тогда, какие наши действия?
        - А никаких, мы не можем уже повлиять на сбор малого жюри, будем ждать развития событий, но и упускать ситуацию тоже нельзя - взяв со стола бумаги, подытожил Карах - адъютант передаст всё это завтра в аналитический отдел, может, и они ещё что-то дополнят.
        Глава 17. Самый гуманный суд в мире
        Высокопоставленные лица собирались в одном из небольших залов губернаторского дворца. Сам губернатор присутствовать отказался, сославшись на недомогание. Главный зал губернаторского дворца, где зачастую проходили самые важные события придворной жизни планеты, был достаточно просторе, чтобы вместить большое количество людей. Натёртые до блеска полы, две огромные люстры под самым потолком в пару этажей, грозные дворяне, генералы богатые купцы минувших столетий взирали со стен на собравшихся. Одну из его сторон занимало малое жюри, состоящее из четырёх человек. За ними была небольшая дверь, ведущая в комнату для совещаний. Председатель планетарного суда граф Риже Дариде, глава оборонительных сил планеты граф Риффе Аккирил, представитель губернатора генерал Риден, военный судья граф Вальтен Матира пятым на малом жюри должен быть представитель тайной полиции, то есть сам господин Вентраль, но в силу сложившийся ситуации приняли решение квартетом. Справа от представителей жюри сидели немногочисленные стенографисты, офицеры, снимающие всё заседание на видео и несколько приставов. Слева в ложе находились
будущие обвиняемые, пока не под охраной. Зал был оборудован двумя входами-выходами. Через один обвиняемые и свидетели попадали в зал заселения, а покидали его через другой, дабы следующие не знали, что происходит внутри.
        Началось всё незамысловато, пристав зачитал обстоятельства дела, жюри приступило к разбирательству. Неслыханная гибель порядка тридцати бойцов элитного полка в мирное время. Серьёзное обвинение. Полковник Берроу заметно нервничал, ёрзал на стуле, будто под ним разводят огонь, получил слово, он всеми правдами и не правдами молил, что всего лишь выполнял приказ, и тем самым перекладывал всю вину на начальника тайной полиции.
        Слушанье протекало нудно, почти все косвенные свидетели сулили одном, никто ничего не знал, всем приказали, все на службе императора. Двоих самых «сладких» свидетелей Рифее вызвал в конце. Первым была очередь Терлона.
        - Малое жюри просит вас назвать своё имя и должность - огласил подошедшему свидетелю граф Матира.
        - Матиций Терлон, заместитель начальника тайной полиции планеты.
        - Во имя Священного дитя безгрешного и безвинного клянётесь ли вы не опорочить наши уши ложью?
        - Клянусь господин судья.
        - Расскажите об обстоятельствах дела.
        - Пятнадцать дней назад, я получил приказ, подписанный моим начальником - господином Вентрелям - Терлон обернувшись, показал рукой на оного - о проведении операции на территории горной аномалии. Копия соответствующего приказа с его подписью есть в материалах дела. Как он сказал с целью эскалации напряженности и попытке захвата, так называемого посла незаконного государства руссов…
        Вентраль блеснул на него глазами, как бы делая пометочку: «Тебе тоже достанется».
        … по его приказу я отобрал, три десятка лучших и наименее приметных бойцов полка Непобединмый Лосс. Руководить переброской был назначен первый капитан полка Сирент Аккирил. Три дня назад несколько наших агентов в горах прислали донесения, что отряд был полностью уничтожен. Это подтвердил и агент, находящийся в ставке переизбранного герцога Силви. Руссы принесли ему в дар несколько голов.
        Среди собравшихся пробежала волна негодования.
        - Я полагаю, теперь стоит заслушать самого первого капитана Сирента Аккирила - прервал Терлона председатель планетарного суда.
        Открыв дверь, пристав пригласил Сирента. Проходя в зал на своё место, капитан заметил, что другой пристав спешно раздал членам жюри некие бумаги.
        - Малое жюри просит вас назвать своё имя и должность.
        - Сирент Аккирил - первый капитан полка Непобедимы Лосс, ответственный за переход встречу группы.
        - Во имя Священного дитя безгрешного и безвинного клянётесь ли вы не опорочить наши уши ложью?
        - Клянусь господин судья.
        - Мы вас слушаем капитан. Каково ваше участие в операции.
        - Я настиг группу перед переходом в районе небольшого селения Опедер. Там я провёл брифинг, мы обговорили все технические детали операции с капитаном Доером - непосредственным командиром сводного отряда. Я лично проводил их почти до точки встречи с контрабандистами, потом вернулся на базу двенадцатого пехотного полка, где погрузился в ожидание. Десяток бойцов моего полка расквартировались там же, и принялся ждать. В назначенные планом дни возвращения, я ожидал на точке группу. Командир двенадцатого полка любезно выделил мне челнок с капралом пилотом. Что предало мне необходимой мобильности. После истечения срока возвращения группы я прождал ещё три дня в условленной точке. Группа из гор не вышла.
        - Капитан - перебирая полученные от пристава бумаги, обратился председатель планетарного суда - расскажите подробности нападения на вас.
        - Как я уже и говорил, после не выхода группы на точку я ждал ещё три дня - Сирент намеренно изменился в голосе, сделав его более мягким - своих людей я был готов там ждать вечно. Они были лучшими войнами империи.
        - Вся империя будет сожалеть о потере таких славных солдат, но продолжайте - перебил лирику представитель губернатора.
        - Во второй половине ночи, когда оба спутника ярко светили в зените. К нам подъехал челнок без опознавательных знаков, его покинули двое незнакомых мне мужчин. Подойдя к нам, они представились офицерами тайной полиции и заверили нас документами. Их также видели пехотинцы двенадцатого полка находящиеся в секрете неподалеку. Тайники проинформировали меня о гибели отряда и дали понять, что моё присутствие более не целесообразно и меня ждут в полку. Тогда я сразу удивился, почему такую информацию не передали дистанционно по средствам связи, а направили двух офицеров. Я не предал этому значения и, следуя за их челноком, мы отправились в путь…
        Сирент немного помолчал, собираясь с мыслями.
        … Через некоторое время их челнок остановился. Мы ехавшие за ними остановились следом. Выйдя, один из офицеров сказал нам, что у них произошла поломка, и попросил моего пилота - пехотного капрала, предоставленного мне в двенадцатом полку, посмотреть, что там. Я покинул челнок, дабы размяться. Пилот и тайник скрылись за их челноком, другой же, видимо рангом старше развлекал меня смешными историями. Потом я почувствовал тяжелый удар по голове и на мгновение потерял сознание. Очнулся почти сразу. Я чувствовал, как мои руки что-то опутывает сзади. Впереди возле челнока и увидел, как один из тайников вынимает кинжал из тела пилота. Я всё понял, резко оттолкнув противника, я выскочил в строну, разрывая путы. Тайники поняли, что я вырвался, и потянулись за фазерами. К моему удивлению мои они не успели забрать, благодаря выучке всё произошло очень быстро. Каждый из противников был поражён моими точными выстрелами. Сильная контузия давала о себе знать, мне было тяжело стоять на ногах, убедившись, что нападавшие мертвы, я сев в челнок поехал в сторону базы, где по дороги меня встретили мои бойцы,
беспокойные моим отсутствием.
        В доказательство своих слов, Сирент продемонстрировал потёртости на запястьях и перевязанную голову.
        - Данные экспертизы совпадают с показаниями капитана - перелистывая документы, огласил военный судья - капрал был заколот кинжалом, на котором остались частички крови и волос Сирента Аккирила. Именно этим кинжалом, а точнее рукояткой, его ударили по голове. Сотрудники тайной полиции Газар Артензи и Ронер Лоир были застрелены из фазера капитана.
        - Господин Вентраль - обратился уже Риффе - вы можете объяснить действия ваших сотрудников?
        Это был уже форменный удар ниже пояса, опальный начальник тайной полиции ожидал как минимум обвинения в халатности, а как максимум обвинения в заговоре, но здесь попахивает попыткой похищения или убийства дворянина и офицера. К своей чести, Вентраль не показал растерянности. Лишь выдав скупое.
        - Они действовали по собственному злому умыслу, и я не имею к этому никакого отношения.
        - Мы вас поняли. Малое жюри удаляется на совещание - огласил председатель.
        Совещание было не долгим, вернувшись и заняв свои места, члены малого жюри в лице председателя огласили своё решение.
        - Рассмотрев обстоятельства дела малое жюри постановило. Полковнику Берроу вынести обвинение в преступной халатности. Главе тайной полиции господину Вентралю вынести обвинение в заговоре против полка Непобедимый Лосс приведшее к гибели его прославленных бойцов и попыткой похищения первого капитана полка. Малое жюри постановило, передать дело в большое императорское жюри. До проведения большого жюри, которое и вынесет вердикт полковник Берроу и господин Вентраль отстраняются от своих должностей в пользу заместителей. Завтра вам обоим предстоит посетить свои места службы для передачи дел, далее вы не имеете права покидать столицы самостоятельно. Раз в два дня вы обязаны являться в судебный дом для регистрации у надзирающего офицера. Заседания малого жюри считаю закрытым.
        Оба графа Аккирила стояли у челноков рядом с дворцом губернатора. Господин Вентраль в сопровождении охраны вышел чуть позже. Направляясь к своему челноку, он замедлился рядом с дядей и племянником.
        - Не долго торжествуйте господа - во всеуслышание сообщил он - сегодня я всё о вас знаю, а уже завтра я это докажу, помните об этом.
        Сев в челнок он укатил.
        - Господин Вентраль испугался за свою шкуру - усмехнулся Риффе - не думай Сирнет он может, что-то и знает, но ему это уже не поможет.
        Уже бывший начальник тайной полиции вёл себя достаточно странно, как потом докладывали наблюдающие за ним. Он не показывал нервозность, и вёл себя будто малое жюри и отстранение от должности для него обычное дело. Отобедав в ресторане, к вечеру он направился в оперу. Давали малоинтересную премьеру, но господ собралось достаточно много. Вентраль сидел почти в самом центре зала и задумчиво слушал пение звонкоголосой актрисы. Слева от него сидела парочка престарелых дворян, справа профессор космологии Сомас. Старик, кажется, дремал с самого начала второго акта, но к антракту проснулся. Упавший занавес возвестил зрителей об окончании второго акта, свет вспыхнул. Многие начали покидать зал на время перерыва, некоторые как господин Вентраль и снова задремавший профессор остались.
        - Ваши соглядатае, кажется, сильно заскучали, я вижу их больше интересуют две дочери баронессы Гордель - не раскрывая рта и продолжая «мирно спать» произнёс профессор.
        - Скорее одно из них интересует сама баронесса - с лёгкой иронией также пользуясь даром чревовещания, ответил Вентраль. Он прекрасно знал, что Мастера жизни по части конспирации не уступают тайной полиции.
        - Наслышан о ваших сегодняшних злоключениях, и вижу, что они вас ничуть не расстроили.
        - Расстроить меня сейчас можете только вы любезнейший профессор, скоро ли будут доказательства на Акирилов.
        - Доказательства уже собранны моими людьми и сводятся воедино, и возможно уже завтра всё будет готово.
        - Отлично. Пусть ваши люди положат их в условленный тайник, мой доверенный сотрудник заберет их.
        - Только потом не забывайте о наших договорённостях господи Вентраль, а то мало что может случиться.
        - Я не забуду, господин «вершащий» - это слово он скала ещё более очень тихо - после того, как я отправлю этот отчёт в управление тайной полиции сектора и империи блокада планеты будет сразу же снята и после шумихи суда хлынут ваши люди.
        - Именно, но не забудьте, что барон Хобкир не должен оказаться причастен, его капиталы пойдут на пользу нашему ордену.
        - Не сомневайтесь профессор, я помню наш уговор Акирил Риффе мне, Хобкир вам.
        - Замечательно, только вот что меня беспокоит, мы работаем с вами уже давно, и я знаю, что вы серьёзный человек и, несомненно, умелые в своей работе, как вы допустили, созыв малого жюри?
        - После обнародования документов и обнаружения бомбы всем будет плевать на это жюри, и не нужно забывать о том, что граф Акирил скупил почти всех более или менее крупных сотрудников тайной полиции, и меня пытался неоднократно. Пусть немного порадуется, зная, что я выведен из игры.
        - Ваша сегодняшняя фраза, после заседания жюри, не была ли слишком смелой - поинтересовался профессор.
        - А вы будто были там сами. Да, он была несколько смелой, но пусть Акирилы думают, что я для них не опасен, пока отстранён. Они могут убрать меня по-тихому, если что-то не получится, а после этого моя гибель может поднять много вопросов.
        На этом они и завершили безмолвный диалог, начинался третий акт оперы.
        Экс начальник тайной полиции вернулся в свой особняк поздно вечером, после оперы он слегка подвыпил в ресторане при театре. Слуги уже спали, вместо привратника ворота челноку отворял один из стражей. Пройдя в дом, Вентраль не желая будить служанок самостоятельно переоделся, серый служебный мундир смени длинный домашний ярко-красный халат с широкими полями. Налив себе увесистый кубок вина, хозяин особняка прошёл к кабинету. Как же все-таки забавно как в один день преданные стражники превращаются в твоих тюремщиков. Он улыбнулся, глядя из окна коридора на ночные улицы планеты и на силуэты стражей во дворе. Как же хорошо, отставка не только избавила его не только от его прямых обязанностей по поимке заговорщиков и сепаратистов, а и от массы глупых рутинных дел которые приходилось решать. Какой граф, у какого украл служанку и так далее, стоящего и интересного было мало, и все данные к нему поступали через акирилское сито. Теперь можно заняться господами Акирилам вплотную, теперь-то он разгуляется. Есть ещё люди верные императорскому мундиру на этой планете. Вентраль толкнул рукой незапертую дверь в
кабинет. Та с лёгким скрипом открылась. Он зажёг свет, пройдя к столу, поставил туда кубок и уже намеревался потянуться к бумагам, но крепкий удар откуда-то слева двумя согнутыми пальцами защищёнными перчаткой в висок, выбил сознание из экс главы тайной полиции планеты Корт II. Высокий коротко стриженый мужчина в чёрной форме подхватил, не давая рухнуть на пол бессознательному телу. Поднеся его поближе к столу и не выпуская из рук, нападавший примерил расстояние и поставив Вентралая на ноги. Обхватив правой рукой голову он, подкосив жертве ноги, с силой ударил его головой об угол стола. Череп глухо хрустнул. Теперь удар, которым он выбил сознание, будет незаметен. На остром углу остались крупные капли смазанной крови. Нападавший проверив пульс, точнее его отсутствие, взял со стола почти полный кубок и, опрокинув его по траектории падения тела, положил возле руки покойного. Слегка отдёрнув халат, убийца натянул его на ступню левой ноги. Прилучились будто выпив, господин Вентраль наступил на подол своего халата стоя спиной к столу, что и послужила падением, и как следствие несчастным случаем. Несколько
раз, проверив все ли сделано правильно, убийца аккуратно спустился со второго этажа, прикрыв за собой окно, во двор и стараясь ступать только по каменной дорожке не оставляя следов перемахнул через кирпичную ограду почти полностью заросшую вьюном.
        В тот вечер дочерями баронессы Гордель заинтересовались не только наблюдавшие сотрудники тайной полиции, но пара молодых гвардейских офицеров, но их попытки завести разговор были строго прекращены суровой матерью. Она быстро дала молодым людям отворот поворот, предупредив, что её дочери ещё слишком юны и думать о мужчинах им рано, но если у молодых людей имеются серьёзные намеренья, они могут встретиться позже и обсудить их. Сейчас же баронесса, любуясь светом двух лун укутавшись в тёплое одеяльце на обнажённое тело, сидела в кресле возле распахнутого окна. Сладковатое хорошо выдержанное вино придавало свежесть. Двое усталых гвардейцев лёжа на кровати набирались сил перед следующим заходом. Баронесса оглядели молодых мужчин, быстро выдохлись мальчики, печально. Пол этажа в этом доходном доме она снимала втайне от мужа на чужое имя для своих маленьких игрищ. Баронесса, сделав небольшой глоточек, переведя взгляд на здание напротив. Её привлекла странная картина. Силуэт крепкого мужчины спрыгнул с заросшей вьюном каменной изгороди, и спокойно пошёл по улице в сторону доходного дома. Незнакомец
привлёк внимание соей статью высокий крупный в плечах, твёрдая уверенная походка. Молодые гвардейцы ему нечета. Сверху слева она увидела идущего в сторону неизвестного тройку фасулов. Баронесса приняла незнакомца за обычного вора и с нетерпением ждала развязки. К её сожалению развязки не последовало, столкнувшись лицом к лицу с фасулами, мужчина лишь махнул им рукой, те махнули ему в ответ. На этом всё и закончилось. Лишь последнем, что она увидела в свете двух лун, перед тем как незнакомец скрылся за углом соседнего здания - это нашивку полка Непобедимый Лосс на чёрной крадовской форме.
        Глава 18. В честь новопреставленного
        Было ещё совсем раннее утро, когда Проций был поднят срочным вызовом в управление.
        Его челнок гнал по узким улочкам спящего и пустынного города. Пилот был мастером своего дела и не раз выручал патрона в срочных поездках. Изредка вдоль дорог встречались только патрули фасулов и те, кто по причине своей работы или рано вставал или ещё не лёг. Некоторые лавочники завозили товар, дабы не мешать дневной торговли. Рассвет ещё только готовился вступить в свои права после долгой ночи, как челнок с рёвом въехал за ворота управления. Перед ним распахиваются массивные двери первого этажа. Выскочив в открытую дверь челнока, он помчался по лестнице в кабинет начальника тайной полиции, наблюдая впереди спину его адъютанта прибывшего чуть ранее. Оба на бегу перекинулись парой приветственных фраз, тайники не подозревали, чем вызвана столь ранняя побудка, но дело видимо серьёзное. Начальника пришлось ждать не долго, появившись с документами в руках, он движением руки пригласил подчинённых в кабинет.
        - Господа, благодарю за столь скорое прибытие - начал он, ещё не успев добраться до стола - но обстоятельства дела чрезвычайны. Погиб господин Вентраль глава тайной полиции планеты Корт II.
        Входящие на мгновение опешили, но быстро пришли в себя.
        - Когда? - спросил Проций садясь за стол.
        - Вчерашней ночью - скоро ответил начальник и протянул адъютанту папку с документами - Финд, прочтите нам, только опустит формальности и сразу к сути.
        Адъютант, подойдя ближе, принял у начальника кожаную папку.
        - Тело было обнаружено утром служанкой, пришедшей убираться в кабинете. Она сразу же вызвала охрану с нижнего этажа. Начальник охраны, действуя по инструкции, первым делом сообщил в управление тайной полиции планеты, те в свою очередь вызвали группу разбора. По заключению эксперта тело находилось в центре кабинета. Одето по-домашнему в длинный красный халат. По мнению эксперта, он и стал причиной гибели. Вследствие своих неудачных действий несчастный наступил ногой на подол халата, что вызвало падение и смертельную травму вызванную ударом виском об угол стола. По заключению эксперта сметь наступила мгновенно. Следов присутствия третьих лиц, как в комнате, так и на территории дома и парка не найдено. По первичному осмотру всё. Опрос свидетелей показал, что находившиеся в доме слуги и охрана ничего не видели, находившиеся за периметром дома фасулы также ничего подозрительного ночью не наблюдали. - Подытожил прочтённое адъютант.
        - Ну что скажите? - Заключил хозяин кабинета.
        - Я, наверное, буду неоригинален - выдержав паузу начал Проций - но даже смерть рядового сотрудника тайной полиции редко бывает несчастным случаем, а тем более гибель начальника тайной полиции планеты. И замете не простой планеты, а довольно неспокойного мира Корт II ещё и после отстранения его от должности.
        - Финд - обратился к адъютанту герцог Карах, желая услышать его мнение.
        - Я не согласен с господином Процием лишь в том, что планета Корт II довольная неспокойная планета на фоне остальной империи.
        - Не обижайтесь Финд, я не желал оскорбить ваш родной мир, да, к сожалению, в империи всё больше и больше неспокойных миров требующих нашего пристального внимания.
        - Давайте не уходить от темы, я тоже склоняюсь к мнению, что гибель нашего коллеги не случайна. Барон - обратился начальник к адъютанту - соберите всю подробную информацию о происшествии, а также предоставьте оперативную обстановку на планете.
        Адъютант резко поднялся со стула, вытянулся в струнку и, щёлкнув каблуками, покинул кабинет начальника.
        - А вы Проций останьтесь, у нас ещё есть дела на этой планете.
        Адъютант доложил о готовности во второй половине дня, к тому времени начальник и заместитель отобедав вместе, возвращались в кабинет.
        - Ну, что же барон, - встретил его Карах в явно приподнятом вкусным обедом настроении - излагайте, что выяснили.
        - Я поднял все наши отделы и архивы и связался по внутренней связи с домом господина Вентраля, переговорив с одним из помощников начальника охраны, он передал мне первичный рапорт - Финд покрутил несколькими листами в руках - он в точности повторяет тот, который утром зачитал я, кроме одной детали. В утреннем рапорте упоминается, что никто не заметил ничего подозрительного, однако один из офицеров охраны после случившегося обошёл несколько квартир доходного дома, напротив окна, которого выходили на особняк господина Вентраля. В одной из комнат, как она сама выразилась, мучилась бессонницей некая баронесса Гордель.
        - Это случайно не двоюродная племянница покойной супруги губернатора? - Спросил Проций.
        - Именно, так вот она сообщила, что где-то после полуночи она заметила в лунном свете фигуру мужчины, который спрыгнул со стены огораживающий особняк погибшего и как не в чём не бывало, пошёл по улице, не показывая спешки. Внимание баронессы привлёкло могучее телосложение незнакомца, рост и безупречная осанка. Его заметили патрульные фасулы, но по какой-то причине не остановили. Её это удивило, но потом она поняла, в чём дело, этот человек был в военной форме, в темноте она точно не разглядела звания или знаков отличия, и лишь предполагает, что он был в чёрной форме крада.
        - Полка «Непобедимый Лосс!»!! - сорвался Проций.
        - Верно, но как вы заметили - эта не маловажная деталь изъята из общего доклада, который нам прислали из управления тайной полиции. В нём об этом не слова.
        - Барон, вы сделали запись переговоров с офицером охраны?
        - Да господин Карах, когда связывался с ним утром, сейчас перед нашим совещанием пытался связаться ещё раз, но почему-то именно этого сотрудника куда-то вызвали и не в особняке, не в управлении тайной полиции его нет.
        - Что же, получается - задумчиво взялся за голову Карах - Аккирилы отстраняют Вентраля от должности, он для них не опасен, зачем его убивать.
        - Может - начал рассуждать Проций - они узнали про его рапорт на Риффе или ещё хуже перехватили доказательства, которые Вентраль вскоре собирался нам предоставить.
        - Или же Акирилы - включился в обсуждение Финд - решили устроить показательный процесс? Как мы можем с вами поступить, если вы не примкнёте к нам.
        - Господа, - остановил своих подчинённых Карах - а почему мы решили, что это дело рук именно графа Акирила? Самое простое это мог сделать кто-то из полка Непобедимый Лосс, дабы отомстить за отправленных на смерть товарищей.
        - Не согласен, без ведома первого капитана этого полка Сирента Акирила, они даже в бордель не пойдут. В бытность ещё службы на Апорине да и позже, когда по службе посещал Корт, я сталкивался с Сирентом Акирилом. Они его почти боготворят.
        В завершение Проций разочарованно покачал головой.
        - Ну, внешние враги - герцог Силви, празднующий победу в горах, или руссы отпадают сами собой, я чувствую тут дело внутренне. Барон, что скажите вы? - Обратился Карах.
        - Предположим, если это не Аккирил Риффе, и не Аккирил Сирент или кто-то из его бойцов. Тогда это кто-то, кто решил скомпрометировать их, а значит их сильный и влиятельный соперник.
        - Губернатор отпадает, он доживает свои годы и уже давно смотрит на всё из своей спальни. Генерал Риден, вероятный приемник губернатора? Нет, труслив. Нападёт только, когда будет иметь за спиной солидный перевес. - Рассудил Карах - Кто ещё?
        - Верховный судья граф Дариде, но он слуга закона и слишком честолюбив, скорее вызовет Риффе на дуэль, чем будет плести интриги - предложил последнего подозреваемого Финд - неужели все?
        - Есть ещё один, скорее самый могущественный из всех перечисленных и самый крупный интриган на планете…
        Сидящие за столом начальник и адъютант переглянулись и застыли, впиваясь глазами в выдерживающего паузу Проция.
        - Начальник тайной полиции планеты Корт II господин Вентраль.
        - Но, к сожалению именно его гибель и собрала нас в этой комнате. - Финд показал на лежащие, на столе документы - тело настоящее принадлежит Вентралю, вот результаты опознания и вскрытия. Это не двойник, хотя я вначале я тоже подозревал, что гибель инсценировка.
        - Но официальная причина смерти после внутрипланетарго следствия будет - несчастный случай - заключали Карах - и мне сейчас следует решить, кто займёт пост начальника тайной полиции планеты.
        - По уставу, временным исполняющим обязанности должен стать его заместитель, пока вышестоящие руководство - управление тайной полиции сектора не решит, кого поставить на этот пост, выбрать местного офицера или прислать своего - вспомнил устав Проций.
        - Но если верить покойному Вентралю не Терлона его помощника, не кого-либо другого назначать нельзя, они могут быть связанны с Риффе. - Тихо проговорил Карах, вставая из кресла. Подойдя к стенному шкафу, он вынул оттуда увесистый глиняный бутыль вина и три таких же стакана. Налив себе он передал бутылку собеседникам, для самообслуживания и не отрываясь от мыслей, бухнулся обратно в кресло. - А у нас есть крупные агенты на Корде подчиняющиеся напрямую нам, минуя планетарное управление тайной полиции?
        - Да господин Карах - громко рапортовал Финд - освободив от глиняного стакана, он протянул увесистую папку - на планете действует один из наших крупных агентов - Эндер Тоон.
        - Эндер Тоон - чуть не подпрыгнул на стуле Проций.
        - Вы знаете этого человека? - спросил Карах.
        - О да, мы с ним вместе начинали карьеру простыми офицерами. Потом наши пути разделились, но стремительно шёл по служебной лестнице, раскрывая дела. Последний раз я слышал о нём пару циклов назад, когда его чуть не обвинили в измене.
        - А это не тот ли офицер - тихо произнёс Карах, припоминая что-то - которого хотели назначить чуть ли не начальником тайной полиции четвёртого сектора вследствие его большого таланта в розыскном деле, взамен некомпетентного графа Барилло.
        - Да, это о нём. У графа были влиятельные покровители, и многим не понравилось, что столь высокий пост занял довольно молодой выходец из простолюдинов. Офицера обвинили в связях с орденом Мастеров жизни, но ничего не доказали - отпивая вино разъяснил Проций - Что он делает на Корте?
        - Полтора цикла назад, он был командирован в Корзан - это один из крупных планетарных городов которым негласно правят криминальные структуры. Согласно планам операции «Ветхий дом» он легализован в городе как содержатель не большого ломбарда. Цель операции изучение финансовых потоков идущих из города, а также с вязь с горскими контрабандистами и сбор информации о поставках из гор. Сейчас у него другое имя.
        - Вирт Конье. - В одном из банков Коразана он имеет счёт и ящик для корреспонденции на почте. - Перелистывая документы, вставил адъютант.
        - Как с ним связаться? - Поинтересовался Карах.
        - Связь с ним как раз проходит через закладку тайников, минуя управление тайной полиции планеты. Это было сделано с той целью, чтобы не засветить агента. Тогда были подозрения, что планетарное управление тайной полиции имеет связи с корзанской мафией.
        - Подождите барон, а как он действует без каких либо санкций и согласований? - удивлённо спросил начальник.
        - Узнаю подчерк Эндера - ответил Проций вместо адъютанта - он всегда так действовал, брал ответственность на себя и редко ошибался.
        - Вы уверенны в своём бывшем коллеге? - глядя в глаза, спросил герцог.
        - Вне всякого сомненья.
        - Хорошо, Финд.
        Адъютант быстро разлил всем троим вина. Выпив по полной Карах продолжил.
        - Готовь два приказа. Первый о назначении Матиция Терлона временным исполняющим обязанности начальника тайной полиции планеты Корт II, до того момента пока мы не пришлём нашего офицера. Этот приказ немедленно отправишь на планету, пускай Акирилы успокоятся. Второй о назначении исполняющим обязанности начальника тайной полиции Эндера Тоона, который одновременно завершит срок действия первого приказа. Сам приказ и подробные инструкции отправим Тоону через тайник. Приказ вступит в силу, после его заверения Губернатором, а он его заверит. А в каком сейчас звании Тоон?
        - Первый капитан тайной полиции.
        - Финд, укажите, что после успешного расследования и полного отчёта о происходящем на Корте II, он станет действительным начальником тайной полиции планеты. Не сектора конечно, но это не малое - герцог заметил вопросительное выражение лица адъютанта - Вопросы?
        - Господин Карах, я полагаю правильнее было бы подготовить документы на то имя, под которым он уже давно живёт на планете, а именно Вирт Конье, чтобы не было никаких вопросов о непонятно откуда появившимся человеке.
        - Барон - рассмеялся начальник - это ваша бюрократия, так вы и разбирайтесь, на чьё имя будет лучше.
        Адъютант учтиво склонил голову в согласии.
        - Ты совсем из ума выжил! - Кричал разъярённый Риффе, в порыве ярости он пытался несколько раз ударить по племянника по лицу, но тот не желая побоев каждый раз уворачивался.
        Они находились в кабинете старого графа вдвоём, пока оба шли по парку, а по особняку дядя не позволял себе даже гневного взляда на племянника, а теперь. Сирент смотрел на него удивлёнными глазами, не понимая, что произошло. На третьем замахе изловчившись, он перехватил руку Риффе.
        - Ты ещё смеешь дотрагиваться до меня щенок - не сказать, чтобы граф был зол, он был просто в бешенстве.
        - Да успокойся - прокричал Сирент - что случилось то?
        - Ты ещё и спрашиваешь?! Зачем ты убил Вентраля, он был нам не опасен, ты, что испугался его слов!!! Да тебе ещё служанок по двору гонять, а не политикой заниматься.
        Услышав эту новость, Сирент на мгновение обмяк и Риффе сумел вырваться из захвата племянника и всё-таки наградить его желанной оплеухой.
        - Но это не я - посмотрев на дядю, сказал растерянный Сирент.
        - Не ты, но кто-то из твоих, и я уверен, что не без твоего ведома. Знаешь сколько трудов стояли не дать появиться информации, что в момент гибели Вентраля его дом тайно покидал физически сильный мужчина в форме сержанта полка Непобедимый Лосс. Патрульные видевшие его наши, но вот баронесса Гордель, старая потаскушка, уже небось всё напела губернатору. - Переведя дух от крика, он продолжил - Ты, что решил главным стать, думаешь у тебя кое что уже выросло, не рано ли? Пошел с глаз моих долой.
        - Но дядя…
        - Никаких но - оборвал граф на полуслове. По старому Риффе было заметно, что он начал остывать, но злоба ещё таилась в нём.
        - Через десять дней полетишь в Малькор со своей группой, с которой вы брали пилота руссов. Там какие-то проблемы у Хобкитра по денежной части и нужен инструмент воздействия, а пока видеть тебя не желаю.
        Граф Риффе демонстративно указал на дверь.
        Сирент разбитым шёл по улице прочь от особняка. Молодой офицер был разбит почти полностью. Мысленно он пытался проанализировать ситуацию гибели Вентраля, но колоссальная обида за дядины оплеуху, которые он не получал даже в детстве за шалости терзала душу. Сирент чуть обернулся в сторону. С ним поравнялась коляска городского извозчика, запряжённая белой лошадью.
        - Господин изволит прокатиться? - скорее предложил, чем спросил усатый извозчик.
        - Изволит - Сирент одним прыжком оказался за его спиной на кожаном сидении - в «Ложбинку».
        Ветер гонял несколько мятых долговых расписок по тихому переулку. Подвешенная на двух цепях доска с вырезанными на ней буквами уныло поскрипывала на ветру. В некоторых местах она уже потрескалась от времени. Слева от названия были следы двух пуль, оставшиеся от одного нерадивого должника. Эндер Тоон, подойдя к своей конторе, поглядел на ветхую вывеску. «Дом звонкой тиреи». Громкое название для тихого места, растворенного в десятках таких же по всему городу. «А вывеску нужно будет обновить» - отметил для себя управляющий.
        Поддавшись толчку, дверь распахнулась. Марьгана - уже не молодая приёмщица как всегда пришла на работу раньше всех. Она поприветствовала управляющего широкой улыбкой. Предложила тёплого фруктового отвара, который готовила каждое утро. Кроме неё у Эндора в ломбарде трудилось ещё двое мужчин занимавшихся бумажной работой. Охрана была не нужна, северный босс не давал на своей земле хулиганить.
        Кабинет на втором этаже был, как всегда мрачен. Эндор распахнул тяжелые шторы и открыл окно. Утренняя свежесть медленно проникала в затемнённую комнату. Хозяин занял своё место в центе за массивным деревянным столом. Потянулся очередной скучный день, займы, поручители, векселя и прочее. Приходили люди от серенного папы с деньгами, которые получили с должника. Эндер и сам мог выбить долг при помощи пары острых ножей, но положение не позволяло. Уже собравшись пойти отобедать в харчевне за углом, его остановил один из сотрудников.
        - Хозяин, только что ушёл Гаронер Васта, он взял в заём тысячу тирей без поручительства как вы велели.
        - Спасибо что сообщил, ты ведь знаешь Гаронер сын моего покойного друга, я многим обязан его отцу. Так что не беспокойся, вскоре он всё вернет.
        Покинув ломбард, Эндор отправился в харчевню. Приход и заём Васты заставил поразмыслить. Гаронер Васта был молодым спускающим свою жизнь щёголем. Он бы давно закончил где-нибудь в сточной канаве за городом ещё цикл назад, если бы однажды ему крупно не повезло, и он сам того не зная стал сотрудником тайной полиции. Иногда к нему приходят поручения примерного содержания, как пойти в ломбард «Дом звонкой тиреи» и сделать заём на определённую сумму, через два-три дня вернуть её с процентами. Сам Васта не понимал, но за вознаграждения от неизвестного покровителя выполнял приказы исправно. Для Эндора же его приход был больше обычного займа, приход Васты означает, что во второй тайник расположенной на кладбище старых судов за городом придёт сообщение, а сумма - тысяча тирей означало, что сообщение очень важное и придёт немедленно. Кроме Васты в ломбард за займами приходили ещё трое таких же связников, указывая своими действиями на различные тайники или действия.
        Зайдя в харчевню, Эндор занял тихое местечко у окна. В ожидании прихода служанки он заметил знакомого человека на улице, который явно искал его глазами. Тихонько мотнув головой в свое сторону, Эндер пригласил его в харчевню. Не большой, не приметный мужчины ростом ниже среднего с лысеющий головёнкой сел за стол в другом конце зала, решив пообедать.
        Рагу, приправленное сыром и орехами, было как всегда отменно. Эндор хотел позволить себе ещё стаканчик вина, но вспоминая о вечерних делах, не решился. Заметив что, «знакомый» тоже перекусил, Эндор бросив на стол нужное количество тирей, неспешна направился к выходу. Пройдя несколько домов, он свернул в переулок, где ожидал второго. Тот появился почти сразу же.
        - Приказывающий Харот - тихо прошептал подошедший.
        - Есть новости Антур?
        - Нет, господин, мы обыскали весь город, но так и не смогли найти того, кто сорвал поставку.
        - Зачем тогда ты меня отвлекаешь?
        - Для вас пришло сообщения от вершащих - Антур протянул свёрнутую бумагу.
        Харот, сложив её двумя пальцами, скрыл под одеждой.
        Тайнопись он прочёл уже в своём кабинете в ломбарде. Вершащие требовали оружия и наличных. Харот задумался, если нового поставщика с оружием он уже нашёл, то с деньгами оказалось сложнее. Обложить данью местных дворян сил пока не хватает, о трёх хозяевах города пока и говорить не о чём. Посетовав самому себе приказывающий глянул за окно - темнело. Пора идти за посылкой. Не то чтобы он был осторожным человеком, но за городом могло случиться всякое. Достав из тайника под полом больше десятка хорд, установленных на кожаные сбруи, Эндор-Харот поместил их по удобным местам под одеждой, несколько сунув в специальные складки под рукава и обвязки на голенях обеих ног. Накинув длинный чёрный плащ, он покинул свой кабинет.
        В Корзане с приходом темноты начиналась ночная жизнь. Из открытых дверей питейных и иных заведений слышался смех, крики, вопли, звуки драк или весёлые песни. Харот спустился в портовые районы, там было потише. В отличие от всего города порт во время ночи замирал, изредка, где можно было услышать грохот подходящих судов, шум разгрузки и ругань докеров.
        Кладбище находилось за не большим пролеском, заслоняющим его от порта. Остатки мореходных, речных судов и другого негодного транспорта свозили сюда не только с Корзана, но и из блажащих сёл. Тёла громадных металлических исполинов стояли рядами. Несколько скупых фонарей освещали кое-где темноту. По ночам здесь должны были дежурить сторожа, но сейчас их дежурство проходило исключительно в питейных заведениях или борделях. Раньше это место привлекало разного рода искателей металла из ближайших деревень, но в скорее это сошло на нет.
        Гробовая тишина стояла по всему кладбищу. Харот отсчитал третий ряд. Тихо ступая вдоль тёмных силуэтов судов, шёлк намеченной цели. Он был уверен в своём одиночестве в тени кораблей. Вот и место с тайником - старая проржавевшая посудина с частично разрезанным корпусом. Сам тайник в небольшой щели почти на уровне ног достаточно лишь присесть и протянуть руку.
        Харот осмотрелся, никого. Тихо присел и протянул руку в щель. Тайник был чем-то заполнен, нужно было лишь оттянуть планку. Тихое сердцебиение донеслось до приказывающего. Совсем не далеко. На мгновение Харот решил, что это крестьянин или сторож, но он приближался, и что удивительно, ступал почти беззвучно, и не дыша. Приказывающий понял, этот человек здесь не случайно его ждали. Слежку он бы сразу заметил. Отклонив тело чуть назад, он медленно протянул руку под блинные полы одежды. Две хорды плавно легли между пальцами. Рука уверенно метнула два кинжала, Харот резко дёрнулся вправо. К его разочарованию обе хорды лишь рассекли воздух, а на месте где только что сидел приказывающий с резким звоном блеснули две искры. Противник дёрнулся также в сторону, будто ждал подобной реакции. Его силуэт исчез в темноте за грудой железяк. Хорды были уже в руках, когда приказывающий двумя пружками очутился рядом с укрытием противника. Прыжок. Бросок. Опять промах. В последний момент он снова успел отскочить назад, кинжалы вонзились в землю, где только что были его ноги. Приземляясь, Харот почувствовал попадание в
длинный полог плаща. Не страшно, он резко кинулся, вперёд желая навязать ближний бой. Мгновение и он рядом с поднимающимся противником. Удар в шею. Неприятный лязг хорды об оружие противника. Парировал. Левая кисть стремящаяся нанести повторный удар, тоже перехвачена. Двоя мужчин, застыли в двулунном свете, держа друг друга. На мгновение Харот осмотрел соперника, средний рост, не знакомая лицо, уверенные движения, крепкая хватка. Глаза, глаза как будто добрые. Без ненависти. Будто перед ним не убийца, а слуга, выполняющий приевшуюся ему работу. В руке бесшумный пистолет руссов, который задерживает его хорду. На мгновение приказывающий опешил. Так это он, тот самый напавший в доке на баржу. Сердце быстро забилось, что было не свойственно мастерам жизни, гигантская порция адреналина высвободилась в кровь. На мгновение он ослаб, чем дал шанс сопернику. Незнакомец резким ударом ноги оттолкнул приказывающего. И выстрелил вперёд. Харот среагировал вовремя пригнувшись. Он почувствовал лёгкий ветерок рядом с левым ухом. Метнув хорду в противника, даже не надеясь в её точное попадание, он отступил за полу
разрушенный корпус корабля. Нужно что-то придумывать. Хорды уже на исходе, а сколько зарядов у противника неизвестно, Харот не смог понять модели этого пистолета рассчитать количество выстрелов до перезарядки. Мысль родилась сама собой, вонзить хорду в руку противника, это даст мгновение для точного броска. Выход оказался только один - «две лапы». Так назывался бросок шести хорд сразу с двух рук, похожий на удары лапами животного - самый сложный из арсенала мастеров жизни. Его хитростью было то, что четыре хорды лишь отвлекут внимание, мешая увернуться, а две пойдут точно в цель. Риск был велик, после этого оставалось две хорды и всё. Вряд ли противник разрешит собрать уже использованные. Харот резко понёсся вперёд, противник обнаружился справа, среагировав на рывок начал стрелять, но мимо. Приказывающий метнул все шесть кинжалов на бегу. Резко сменил направление на обратное. Скрываясь за судном, он услышал тончайший звук лязга металла о металл и мягкий ни с чем не перепутываемый звук кинжала входящего в плоть. Он достойный соперник и должен умереть красиво. Парой пружков Харот взобрался на судно, и
пырнул прямо с него, размахнув рукой для финального броска. Всё верно, противник остался на том же месте, где и был в момент броска. Человек с выставленной перед собой рукой стоящей на одном колене. В ночном свете было видно как на разжатой ладони лежит чёрный пистолет запачканный кровью струящейся из запястья, в котором торчала одна из хорд, другая попала в ногу чуть выше колена, но вошла не глубоко. Харот искренне радовался такому удачному броску, но почему его глаза так пристально смотрели в ту точку, откуда выпрыгнул приказывающий. Он не только смотрел, в левой руке был ещё один пистолет, направленный на приказывающего. «Ты обманул меня» - произнести Харот этого не успел, его сердце разорвало пулей.
        Мёртвое тело с глухим звуком грохнулось на землю. Сергей чувствовал боль, но старался не вскрикнуть. Он был уверен, что выстрел был для врага смертельным, но контроль произвёл. Не сходя с места, свистнул, и начал разглядывать рану на руке. Ровес и Кси появились через минуту.
        - Ты как? - спросил запыхавшийся Ровес разглядывая Сергея.
        - Не очень хорошо, дай лучше платок. Не хватало мне, ещё здесь совей ДНК набрызгать. Кси, пройдись на месте побоища собери гильзы и кинжалы. - Тихим голосом раздавал приказы Сергей.
        Кое-как, перемотав платком руку, Сергей ждал, пока Ровес извлечет хорду из ноги и наложит повязку.
        - Это что был мастер жизни? - удивлённо спросил Ровес, разглядывая ходу.
        - Похоже, а я-то думал, чего он такой шустрый, даже подставиться пришлось.
        - Ты не боишься, что кинжалы отравлены? - спросил собирающий их Кси, пронюхивая один из них, но давая понять, что никакого постороннего запаха нет.
        - Боюсь - честно сказал Сергей - поэтому обыщи тело, если найдешь небольшой пузырёк, неси мне, наверняка противоядие. Без них мастеря ядом, не пользуются, вдруг сами порежутся, и хана.
        Но опасения не подтвердились, яда на клинках не было. Ровес и Кси сноровисто завернули тело в большой кусок брезента, Сергей тем временем извлёк из тайника два небольших тубуса. Хромая он догнал бандитов у челнока. Багажника в нём не было, тело положили на заднее сиденье. Сергей сел спиной к пилоту. Челнок ещё не успел тронуться, как Сергей, при свете небольшого фонарика, извлёк из тубусов бумаги. Он быстро пробежался глазами по всем и расплылся в довольной улыбке.
        - Всё чётко парни, не зря меня подрезали - заключил он, убирая документы обратно.
        - Это то, за чем ты шёл? - спросил обернувшийся Ровес.
        - О, да. Всё верно. Завтра я должен лететь в Кревлод. Тебя и всех твоих парней, которые наши, жду в столице дней через семь. Как прибудешь, шуми, я тебя сам найду.
        Минут через тридцать остановились в глухом лесочке у дороги, там ждали ещё четверо бойцов Ровес с заранее приготовленной ямой. Завёрнутое тело выволокли из челнока.
        - Это все наши, земляне - показал на стоящих у ямы Ровес - им можно доверять.
        Сергей осмотрел состав боевиков, четверо крепких чернокожих, если считать Ровеса и Кси и двое белых. Блондин, желавший при первом посещении Корзана овладеть Сергеевым имуществом и крепкий темноволосый парень ростом где-то метр шестьдесят.
        Знаком руки Ровес велел распахнуть брезент.
        - Знаете его? - обратился он к подчинённым.
        - Да это хозяин ломбарда «Дом Звонкой тирей» - ответил один из темнокожих.
        Сергей присел рядом с телом корча лицо в болевой гримасе. Распахнув левой рукой полы одежды он оголил грудь покойного. Даже в темноте было видно, что она абсолютно бела, лишь слева был тёмный кровоподтек. Достав из кармана квадратный предмет и нажав на кнопку Сергей озарил себя синим светом ультра фиолетового луча. Предмет напоминал земной детектор банкнот. Проведя им вдоль груди, Сергей заставил ужаснуться почти всех присутствующих. Во свете лучей проявилась татуировка мастера жизни. Факт того что она скрыта говорил о высоком положении носителя.
        - Вот так други - вырезая кусочек кожи, произнёс Сергей.
        Тело агента тайной полиции, или приказывающего ордена мастеров жизни, или просто управляющего ломбардом без особых ритуалов упало на дно ямы, через несколько минут его полностью поглотила земля.
        - Немедленно заканчивай дела и выезжай. Через пару дней вы должны быть в столице - уже сидя в челноке, прервал всеобщее молчание Сергей, обратившись к Ровесу. - Сними местечко, где-нибудь в южной части не далеко от Старого города и устраивай бои, там я вас сам найду, но прибыть нужно легально, не привлекая внимания.
        - Сделаем, у меня есть заготовка на этот счёт. Билет для тебя на челнок до Кревлода я получу утром.
        - Отлично, нужно срочно лететь.
        - А ранения? - показал Ровес на ногу.
        - Стерплю.
        Глава 19. Почтенные экспедиторы
        Во все времена, во все эпохи и во всех мирах были места, куда простой народ уходил в поисках спокойной жизни от власти и её представителей. На Руси уставшие от истязательств господ крепостные бежали на вольную Волгу. Опасные соседи - ногайцы, татары, турки и чрезмерно вольная жизнь, состоящая из разбоя в устьях реки и в открытом море, дала толчок к появлению в Российской империи одно из привилегированных сословий - казачество, уничтоженное большевиками. Усталые европейцы бежали в Новый Свет - Америку за спокойной жизнью и счастьем. Было ли оно под флагом Весёлого Роджера? или нет, остаётся тайной. Таких мест даже на земле великое множество - Шервудский лес, Сибирская тайга и многие другие. Что же говорить о Великой Империи, где на каждой планете слуги веками бежали от своих господ, прячась в глухих лесах или высоких горах. На Корте II это были Северная горная гряда по площади размером с половину земного Тибета. Анимальной она стала зваться много позже, когда уровень технологий в Империи вырос, и беглых можно было легко отыскать, используя летающие челноки с тепловыми датчиками. Полу дикие племена
бывших слуг не могли скрыться от таких систем, в отличие от руссов в начале экспансии Апорина. Перелавливать орды сбежавших стало пустяком. Лишь в горах Северной гряды Корта беглецы чувствовали себя в безопасности. Всему виной магнитная аномалия, которая встречается почти на каждой планете, но в разных местах и разной площади. В таких зонах не работает электроника, тепловые установки, лучевое оружие. Только механика, да и то самая примитивная. На Земле тоже есть подобное место - Бермудский треугольник.
        Лукин мучил себя этими мыслями, наблюдая, как медленно за горизонтом исчезают вершины гор. За годы, проведённые на этой высоте они стали родными для коренного Петербуржца. Что его дальше ждет, увидит ли он их вновь или родной Питер Юрий не представлял и сам.
        Было раннее утро, довольно холодное, пасмурное, но без дождя. Он ехал в кузове последнего из трёх грузовых челноков образующие импровизированную колонну, которую вёл впереди средний челнок с «почтенным господином». Имперские грузовые челноки, были гораздо крупнее и выше привычных земных грузовиков. В длину они напоминали примерно половина столыпинского вагона?, а в высоту он выходил в аккурат. Дырявый и Карп спали рядом, Арвидас тихо о чём-то беседовал с отцом Анатолием, Безликий положа локти на борт смотрел, куда-то в даль, за горами омоновская маска привлекла бы внимание, её заменили чёрной накидкой скрывающей лицо почти до самого подбородка, хотя сам носитель из под неё видел всё прекрасно. Гул медленно идущих челноков изредка заглушал богатырский храп Флибы доносящийся из второго челнока. Лукин отхлебнул вина из кожаной фляги и передав её Арвидасу разлегся на мешках с овощами, накрытых плащом из грубой ткани. Закутавшись, майор решил немного подремать, ехать ещё дня три с учётом ночёвок.
        Примерно через Юрий отпал от дрема, чувствуя, что челноки замедляются. Он открыл глаза. Спали все кроме безликого, он был на посту, скрывая РПК под длинной одеждой. Глядя на командира, он кивком головы показал вперёд. Пост фасулов рядом с въездом в небольшой городок. Он помнил этот пост по маршруту, они должны сейчас свернуть налево, обогнуть этот и ещё несколько городков не заезжая в них. Первым вышел пилот. Он долго мялся перед двумя фасулами. Что-то объяснял, показывал назад, затем вперёд. Вид у стражей порядка был уверенный, наверняка собирались взять мзду.
        На мгновение Безликий даже передёрнул затвор пулемёта и начал тихим шёпотом будить остальных. Заметив это, майор лёгким движением руки в воздухе успокоил бойца. Тихо шепнув: «Не очкуй всё ровно, даже если и вляпаемся никакой стрельбы, Свой велел. Сказал если что отмажет». Причин ему не верить у Лукина не было. Омоновец расслабился, наблюдая за происходящим. Тем временем из небольшого шестиместного челнока, идущего головным, Флиба в шутку назвал его легковушкой, вышел почтенный господин. Мужчина лет за семьдесят в дорогом темно-синем камзоле поверх закутанный в серый плащ с красным подбоем и лакированной тростью и в туфлях подкованных металлом, была такая моду в империи лет эдак тридцать назад. За ним из недр челнока появились два крепких жилистых парня. «Кавалергарды» - в начале поездки заключил Флиба. Лукин чётко разглядел «доминошки» с пятью точками на шее каждого. За ними резво выбежал натуральных хлюпик лет двадцати. С испуганным выражением лица и ужимками макаки. Его цыганский вор брезгливо окрестил «терпилой». Вообще пока ещё не тронулись, а Флиба в одиночку уговорил, наверное, ведро браги и
всем шутливые прозвища придумал. Почтенный степенно приближался к опешившим фасулам. Цокот его подкованных каблуков нагонял особый страх, смешанный с шармом. Остановившись в шаге от представителей власти, он видимо эффектно представился и откину плащ назад, точно в руки «терпилы», гордо воссел. «Кавалергарды» увидав знак хозяина, резко присели и сомкнули колени друг друга. Получился импровизированный трон, где вытянутые вперёд крепкие руки мужчин стали поручами. Почтенный удобно расположился на «троне» и начал что-то, явно свысока, отчитывать постовым. Которые просто замерли, видев это зрелище. Окончательно добило даже Лукина, когда «терпила» сломя голову несясь, отнёс в челнок плащ хозяина, вернулся с подносом со стоящим на нём кубком вина. Почтенный не теряя достоинства, пригубил и росчерком руки в воздухе, что-то потребовал. Юрию стало интересно. Требование, заспанное появилась через минуту, на бегу застёгиваясь на ступеньках небольшой караулки - офицер. Подбежав к почтенному, он вытянувшись в струнку видимо доложил, потом припав на колено поцеловал руку, и судя по жестам был готов не только
пропустить караван, но и сам на закорках нести его до точки назначения. Почтенный был явно доволен, повелел «терпиле» угостить вином служивого, и дав отмашку «кавалергардам», неспешно вставая, двинулся обратно в челнок, точнее не двинулся. Крепыши подняли его на плечи и понесли до челнока. Колонна проследовала по назначенному пути, фасулы во главе с офицером склоняя головы, провожали груженые челноки.
        На минуту вспенились слова одного высокопоставленного имперского генерала, кажется даже из тайной полиции или нет. Лукин не помнил. Так он говорил примерно следующее: «Да, в горы легко попасть, но выбраться из них невозможно даже за большие деньги». Майор усмехнулся: «А если за очень большие и приправленные очень хорошим товаром»? Под мешками с овощами, лежали тёмно-зелёные деревянные ящики с калашами, пулеметами и мухами. Первый челнок был полностью забит героином. За такой товар местные мафиози бы сами до столицы на руках донесли, караван вёс почти годовую прибыль одного из синдикатов за плёвую работу. Переправить в Кревлод два десятка человек с поклажей, за которых сам герцог Силви новый правитель гор просил. Как только контрабандисты не передрались за такой заказ. Пантомима «трон», как на второй раз назвал её проснувшийся цыган, происходила ещё раза три и всегда по одному стенанию. Почтенный не был большим боссом мафии, он был из обывателей, даже не дворянин. Давным-давно преподавал в университете юстиции, откуда отбирали офицеров в различные силовые структуры планеты. Уйдя на пенсию, занялся
«бизнесом» - перевозками. Контрабандисты ставили его только на самые серьёзные грузы, но гонора у дедка было при его почтенном возрасте было как у десятка молодых. Формально сейчас он экспедировал колонну с овощами до Кревлода.
        Останавливались уже накануне темноты на специализированных стоянках в чистом поле, куда съезжались крупные челноки. В города без необходимости эти исполинские грузовые суда не пускали без особой надобности. Все пассажиры расселись у огромного костра, над которым уже стоял котёл. Кожаные бурдюки с крепким горским вином пошли по кругу. Руссы держались немного в стороне, в беседы не вступали, но после хорошего возлияния «языки поплыли» у многих. Сопровождающие узнали, что с грузом из гор выбиралась группа бывших наёмников, которые не могли оставаться там после провала атамана на выборах. Командир отряда погиб, а войны решили, не искушая судьбу из гор убраться, распродать товар и завербоваться наёмниками, учитывая сейчас огромный спрос на солдат удачи на планете. С просьбой о помощи они и обратились к авторитеному разбойнику Флибе, который всё и устроил. Сам же Флиба ехал, как он выразился «на погулять» и за грузом присмотреть. Как и ожидал Лукин, рабочая версия была воспринята контрабандистами спокойно. Гуляли не долго, спать ложились на небольшие настилы прямо под открытым небом, благо гораздо за
чертой гор гораздо теплее.
        Утро выдалось прохладным, что помогло изгнать ночной хмель из головы. Лукин умывался над струёй воды текущей из импровизированного умывальника системы ручеёк. Провернувшись и пройдя мимо Флибы шепнул: «Позови Шамиля разговор есть». Через минуту троица отошла метров на пятнадцать от основной группы, изображая пантомиму «облегчающиеся глядя на рассвет» встали в ряд спиной.
        - Что стряслось? - спросил подошедший лейтенант.
        - У меня сомнения, вчера я перехватил странные взгляды двоих пилотов челноков, будто они, двоя, знают нашу судьбу. Хотя остальные и даже «почтенный» считают, что все в порядке предполагаю, что они просто не в курсе.
        - Ты думаешь, нас хотят кинуть?
        - Да. Почти уверен.
        - Ну, тут пятьдесят на пятьдесят - включился Флиба - или кинут или не кинут. Хотя мне их рожи сразу не понравились.
        - Хорошо, распределите по челнокам информацию среди наших, чтобы держали ухо востро. По дороге они нас кидать не будут, слишком много шуму, а в конце пути очень даже можно.
        Следующие два дня прошли относительно спокойно, но бойцы в челноках не смыкали глаза. Через час-полтора они были на подступах к Кревлоду. Въехать должны были не в сам город, а небольшой пригород на юге города, который занимали складские сооружения. Лукин, Флиба и Шамиль собрали мини военный совет в последнем челноке.
        - По договорённости с этими джентльменами - говорил Флиба, разложив на коленях карту Кревлода - мы прибываем на вот эти склады рядом с развилкой, они километрах в десяти от города. Перегружаем с третьего челнока наши вещи на два десятиместных пассажирских. Прощаемся и едем куда хотим, челноки чистые.
        - Взгреть нас могут, считай только здесь - заключил Лукин, тыкая пальцем в карту - или на подходе, или когда мы будем пересаживаться в малые челноки, или на выезде.
        - Да - вторил Шамиль - от последнего поста к нему ведёт всего одна дорога, и тут километров пять не больше.
        - А месть там худое, не доброе, с дороги эти склады не видно, там большой бетонный забор. Даже звуки стрельбы скрою, если по тихому - со знанием дела заверил Флиба.
        - Что же получается, на нас там дожидаются - высказал утверждение Шамиль.
        - Точно.
        - А вот скажи Бахти, сколько нас человек?
        - Девятнадцать.
        - А сколько с нами народа едет?
        - Пятеро в малом челноке, но они у города свернут и по пилоту на каждом - ещё трое.
        - А на складе, сколько будет, когда приедем?
        - Ну - смутился от допроса Лукина Флиба - с десяток максимум.
        - Именно, им нужно больше людей, чем нас чтобы сделать всё тихо - подвёл к логическому завершению майор.
        - Но если на складе будет больше людей, мы сразу это заметим - включился Шамиль.
        - Именно, поэтому они нас будут валить, как только мы въедем на склад.
        - Что буем делать? - прямо спросил лейтенант.
        Лукин посмотрел на карту.
        - На подходе к городу за 3 поста, есть небольшой лесок с несколькими оврагами, можно туда наших сопровождающих. Почётного припугнём, чтобы на постах проблем не было.
        - Да без него мы предоставленный коридор не пройдём, но он не основной, а так для понта - заключил Флиба - падлай буду у них есть рация в малом челноке и тот, кто в этой кодле козырный, тот встречающим и маякнёт, когда мы будем на подходе.
        - Я извиняюсь - подсел к говорившим Арвидас - но вы сейчас говорили про рацию стоящую в малом челноке, она показалась мне странной.
        - Продолжай - заинтересовался Лукин.
        - Это не обычная дорожная, которую ставят на караваны, способная только вызвать помощь или ремонт с ближайшего поста, а хорошая Элька?, которая от гор до Кревлода достанет с лихвой.
        - Ну и что, караван серьёзный, постоянно нужна связь с хозяином.
        - Верно, только использовали они её до сегодня всего один раз, когда мы выехали, а сегодня трындят почти каждые полчаса со встречающей нас базой. Те их ещё попросил немного замедлиться, там что-то подготовить не успевают.
        Собеседники переглянулись. Арводас достал из внутреннего кармана одежды прибор похожий на КПК замотанный с двух сторон синей изолентой.
        - Я, как мы горы покинули, сразу решил эфир послушать, что тут и как, соскучился за эти годы по электронике, решил навыки вспомнить. Вот сегодня и начал их усиленно ловить. Эта игрушка слабенькая, Свой обещал мощнейшую подогнать, как приедем, но когда раций от тебя в десятки метрах и особых помех нет, слушаю чисто.
        - Флиба - распорядился Лукин - послушай, кто передаёт из малого челнока, наверняка он тут и главный.
        Арвидас поковырявшись минуту в нём подключил небольшие наушники и протянул КПК. Флиба ждал минут двадцать, потом напрягся - пошла передача.
        - Козырный у них - по окончании сеанса связи рассмеялся он - Терпила. Нас ждут на складе, готовят торжественную встречу.
        - Всем нашим готовность номер один. Дырявый - подозвал майор поглядывающего вдаль из кузова бойца.
        - Слушаю - быстро подскочил он по мешкам.
        - Вот здесь - указывая место на карте - небольшой поворот и дальше одинокая дорога вдоль леса, там в глубине хороший овражек. Ты соскочишь на ходу вот здесь и быстро затеряешься. Дальше дорога даёт небольшой крюк. Срежь путь, опережая нас, и устрой какой-нибудь затор, ну там дерево свали или что-то в этом роде. Мы атакуем колонну, здесь в такую рань редко кто ездит.
        - Есть, разрешите выполнять? - кивнул боец.
        - Выполняй. Шамиль - обратился Лукин - маякни в передние челноки, чтобы были готовы к взятию.
        В ответ он сделал несколько условных движений рукой в кузов соседнего челнока, там информацию приняли и передали дальше.
        Минут через двадцать вдалеке показались кусты и пролески, степь заканчивалась, отдавая территорию лесу. Налетевший ветерок развивал волосы сидящих в кузовах людей. Они пристально смотрели на вырастающий по сторонам от дороги лес. Тяжелая мужская фигура в длинной одежде, скрывающей под собой оружие, соскочила на ходу позади последнего челнока. Приземлившись на каменную дорогу, он кувыркнулся через себя и через секунду исчез в придорожных кустах.
        Колонна шла ещё минут десять, пока сидевшие в кузовах не почувствовали лёгкое торможение. Лукин высунулся из третьего, чтобы посмотреть причину остановки. Заметив её, он про себя выругался. Малый - пассажирский челнок остановился метрах в десяти от лежащего на дороге тела мужчины. Он лежал на боку спиной к колонне. Из челнока выбрались двое. «Терпила» вышел просто размять кости, а один из кавалергардов «Почтенного» направился к лежащему на дороге телу, чтобы посмотреть, что случилось или просто сдвинуть с дороги. Всё остальное произошло в считанные мгновения. Дырявый чувствуя приближение человека, перевалился на другой бок и, вскинув ПБ, выстрелил точно в левую часть груди телохранителя, мгновенно оборвав жизнь здоровяка. По одному бойцу с каждого челнока свесившись с кузова и открывая двери, вламывались в кабины душа или ломая шеи пилотам. Группа из четырёх штурмовиков во главе с Безликим пробежав по кабине, где ещё не утихла возня, спрыгнули на дорогу. «Терпилу» отправили в нокаут первым. Мгновенье ока сидевшие в челноке люди были выволочены из челнока привычным омоновским приёмом - ботинком в
грудь или лицо. Всех взятых в плен расставили вдоль челнока, быстро обыскали, не давая опомниться, связав за спиной руки, поволокли в лес.
        Флиба бежал впереди ведущих высматривая, нет ли где случайных свидетелей и подбирая место для предстоящей экзекуции. Четверо бойцов разобрав по одному вели, почти утыкая лицами в землю недавних контрабандистов. «Почтенный» кряхтел, еле передвигая ногами, Карп, плюнув на это, просто подхватил старика на руки. «Терпила» пытался, что-то протестовать, но охолодил после предупредительного удара по почкам. Замыкали канвой Лукин и Дырявый. Шамиль остался у челноков руководить «похоронной командой». Наконец они спустились в большой лесной овраг показанный Флибой.
        - Ну что господа - начал Лукин перед выстроенными в ряд пленными - рассказывайте, как вы докатились до такой жизни?
        Шесть глаз из восьми непонимающе смотрели на оратора. Только «Терпила» старался прятать ясны очи.
        - В глаза смотреть - резким голосом прокричал Лукин, обращаясь к «Терпиле» попутно укрепив свои слова ударом кулака в живот.?

***
        Раскололи «Терпилу» быстро после показательных экзекуций скальпирования и колумбийского галстука проведённые над оставшимся телохранителем и пилотом, он заговорил быстро не желая похожей участи. «Почтенный» же при виде работы заплечных дел мастеров изъявил желание не продолжать беседы, и мирно брякнулся в обморок. Со слов пленного ситуация оказалась банальной. Босс контрабандистов взявшийся перевести их и получить хороший товар, подумав, решил, что два челнока полные оружия и наркотиков лишь крохи с барского стола, а самое вкусное едет в третьем. Услышав это, Лукин тихо выматерился на себя. Уплатили бы меньше, не было бы таких подозрений. В курсе был только «Терпила» и пилоты челноков. «Почтенному» со свитой босс не сказал специально, дабы те вели себя более непринужденно. По приезду на склад расположено недалеко от Кревлода, охранявших груз наёмников должны тихо перестрелять. «Мир другой, а кидают как везде, ну что за люди» - глядя в даль, пофилософствовал Флиба.
        Челноки двигались с увеличенной скоростью, Лукин хотел выиграть время. На постах их останавливали, но с «Почтенным» теперь уже вместо телохранителей выходили руссы. «Терпила» под диктовку отстучал по рации, что возникла небольшая поломка на одном из челноков и прибудут они не к закату, а позже - ночью. На последнем посту колонну тоже остановили, но представления здесь не было, проверив документы на груз, челноки пропустили, не уделив должного внимания. Километрах в пяти от места прибытия колонна свернула с основной дороги. Челноки затерялись в небольшом пролеске.
        Дуэт отправили на разведку. Бойцы спешно доставали амуницию из глубины кузовов, перебрасывая мешки с овощами из кузовов на землю. Разведчики вернулись уже ближе к вечеру, когда светило начало почти полностью окрасилось в красный цвет.
        - Что слышно? - спросил Лукин, хлебнув воды из фляжки. Выпивать перед делом было не в его правилах.
        - С виду никого нет, здания пустующие, но в дальней части двора стоят четыре челнока-батона мест на восемь-десять. Мы поползали вокруг, присмотрелись. Порядка двадцати человек. Скрыто, если это можно назвать скрыто - Лёха при этих слова усмехнулся - расположились на крышах двух складских зданий. Вооружение фазеры, по мордам, одежде и манере держать оружие бандиты. Внизу видал ещё человек пять, но думаю это не все, часть внутри сидят.
        - Упокоили рабов божиих - прокомментировал подошедший Флиба кивая в сторону леса.
        - Садись положенец рядом - пригласил майор - поведай нам, сколько в банде Етара людей?
        Чинно присев на лежащий на боку мешок, и прикурив самодельную трубку, выструганную из дерева, Флиба, дабы показаться мудрым выдерживал паузу, пока Лукин не надавил ему подошвой сапога на ногу.
        - Когдла у него большая, человек шестьдесят, но почти все бакланы, деловых наберётся десятка два не больше.
        - Ладно - сказал Лукин, вставая с мешка - готовимся бойцы, оставлять это осиное гнездо нельзя, не разворошим, искать будут, а ты Флиба переодевайся в мирское и ступай в город пока не стемнело. Как найдёшь товарища Своего и веди к особняку барона, мы к ночи там будем.
        - …А вы знаете, что говорит баронессы Гордель - пожилая графиня немного перевела дыхания, набирая воздуха для следующей порции сплетен - что она видела мужчину, в чёрной форме скрытно выбирающегося из дома господина Вентраля. Говорит что такой высокий и сильный мужчина с короткой военной стрижкой. Так вот, а у графини Лоранер дочка на выдане и позволила себе интрижку с молодым слугой садовником, а старый граф узнал и…
        Вершащий Лосар выслушивал эту ахинею от престарелой графини уже час, прогуливаясь с ней по парку в своём поместье. Как и водится, он позвал себе погулять с ней по парку и посплетничать. Её болтовня иногда помогала вершащему сложить для себя картину происходящего в кругах знати, куда на прямую не могли добраться его надзирающие. Так он делал выводы, что твориться в головах и сердцах, какие последние новости, кто богатеет сейчас, кто беднеет, чтобы, когда планета будет открыта и суда хлынет подкрепление Мастеров Жизни у его уже был бы список потенциальных целей.
        - Графиня - перебил её рассказ о неблагочестивой девушке и садовнике профессор Сомас - так что за человека видела баронесса?
        - Поговаривают, что господин Вентраль не сам упал, ему помогли, и сделал это крад, солдат полка Непобедимый Лосс по приказу Сирента Акирила. Покойный Вентраль знал что-то про них с дядей вот они ему рот, и закрыли навсегда.
        Хоть официальной версией гибели и признан несчастный случай. Надзирающий, посетивший место трагедии и осмотревший тело, высказал своей вердикт. Начальник тайной полиции был убит и очень искусно. Лосар был сильно поражён таким мнением, крады отменные войны этого у них не отнять, но то, что они и ещё и убийцы, которых после случившегося можно поставить наряду с мастерами жизни, это была новость.
        Небо было пасмурным, и где-то вдалеке меж тёмными облаками хлестнула молния.
        - Пройдёмте в дом графиня, погода сегодня не спокойна.
        Графиня улыбнулась в ответ, и немного приобняв старика, медленно направилась в направлении веранды. Они обогнули сквер с высокой металлической статуей расположенной на каменном постаменте. Остановившись, графиня обернулась, рассматривая тёмно-зелёное изваяние мужчины с крепким торсом прикрытым неизвестным бельём и распахнутыми руками в одной из которых он держал металлический шар почти над головой.
        - Господин профессор, откуда у вас этот монумент, вы были на Апорине?
        - Нет, я купил его вместе с домом у вдовы прошлого хозяина, он служил с начала экспансии и много чего привёз. Я всё барахло распродал, а этого русса - показывая рукой на памятник - оставил.
        - А вы слышали про барона Норана из южных провинций планеты. Их семья никогда не была богата, он в начале экспансии вывез много разнообразных вещиц с Апорина и такую статую, а пару циклов назад пришла беда, оба его сына попали в плен к руссам, хоть и служили в разных частях. Такое горе для семьи. - Графиня соболезнующие вздохнула. - Вы сами знаете, что выкупить пленника у руссов довольно дорого и у старика не было денег сразу на двоих сыновей. Самое удивительное поговаривают, что он обменял их на почти такую же статую из обычного металла, даже не драгоценного.
        - А чья это была статуя? Какого-нибудь война или правителя?
        - Нет, я слышала, что это задумчивый мужчина в длинном костюме с кучерявыми волосами и полосой растительности на лице между висками и ртом, у нас в империи так не носят.
        Глава 20. С прибытием
        Глухой стук раздался от нескольких крепких ударов по воротам. Хромой слуга, обрезающий кусты в саду, чуть приподнял голову, глядя в сторону, откуда шёл звук. Ещё пара ударов. Отложив большие ножницы, он медленно подошёл.
        - Что нужно господину? - спросил Зот через закрытые ворота.
        - Я хочу видеть хозяина, и могу помочь ему излечиться - ответил невидимый незнакомец.
        Ну, вот снова объявился шарлатан. Старший брат хозяина дал чёткие указания не пускать посторонних и даже ворот не открывать. Первый цикл после трагедии, ходили часто и лекари, и знахари, предлагая излечить господина, и странные люди с виду напоминающие мошенников желая что-то купить или продать.
        - Пошёл прочь пока цел, сам не уйдёшь фасулы помогут - резко ответил дворецкий.
        Зот смотрел в окно, медленно пережевывая остатки жаркое. Хозяин, как и водится, съел очень мало старый верный слуга, как и ранее, доедает остатки, дабы ужин не пропал. Вечера проходили уныло один похожий на другой. Светило уже давно покинуло небосвод, уступив небо спутникам. Хозяин никак не мог избавиться от своего недуга. Стоит сейчас в подвале на коленях и что-то тихо шепчет. Зот, сам в душе похвалил себя за то, что подумал с самого начала утеплить мрачный каземат. Последние гости уехали недавно, значит, в скором времени ждать некого. Тоска за хозяина и скука мучили хромого дворецкого сильнее любой пытки. Он отпил и деревянной кружки тёплого отвара на травах. Последние циклы он страдал бессонницей, она была хороша раньше, когда в поместье было множество дел. Да и прожитые циклы дают о себе знать лучше покалеченной ноги. Голова уже покрывается белым пушком, ломит кости. Теперь же из союзника бессонница превратилась в неприятеля. Только отвар мог помочь ему погрузиться в сон. Отвар или вино, дворецкий обернулся в сторону. Там за несколькими глухими стенам был винный погреб хозяина. Точнее то, что
от него осталось, разбежавшиеся слуги вынесли часть, ещё немного ушло на угощение редких гостей или подарков для фасулов за помощь в избавлении от непрошенных гостей, но хоть погреб уже давно не пополнялся запасов осталось ещё на долго. Зот отогнал мысли прочь, он знал, что может и не остановиться, пристрастившись к напитку, и тогда о хозяине уже никто не позаботится. Окончив ужин он, убрав со стола тарелку, проследовал в небольшую кухоньку, где всегда готовил, дабы помыть посуду. Воздух последние дни был очень чистым и свежим, дворецкий любил держать окна открытыми.
        Дремота уже клонила его ко сну, отвар работал, но приглушенный звук, будто кто-то спрыгнул с высокой ограды на каменный двор, он услышал даже за журчанием воды. Резко подняв голову, дворецкий заметил мелькнувшую тень не далеко от ворот. Прихватив стоящую у двери увесистую палку, с вырезанной ложкой на конце, для большого котла, которой некогда помешивали разные варева, предназначенные для многочисленной прислуги. Зот пошёл поглядеть на незваного гостя. Наступающий сон улетучился мигом, небольшая доза адреналина хлынула в кровь. В душе он даже обрадовался давно забытым ощущениям и уже предвкушал, как отходит незнакомца увесистой палкой. В этот дом воры никогда не лазили, раньше здесь было много людей, охраны, да и в дом ярого блюстителя веры и младшего брата первосвященника отважится полезть не каждый воришка. После трагедии здесь уже просто стало нечего брать. Стоящий неподвижно силуэт он увидел почти сразу. Приблизившись, разглядел уже лучше, длинноволосый юноша со странными чертами лица одетый как крестьянин. Тёмная загорелая кожа выдавала в нём слугу сбежавшего с плантации. Зот медлить не стал
и уже размахнулся палкой, как вдруг его рука неожиданно повисла в воздухе. Слуга оказался заключён в крепкие объятья.
        - Чего же ты хрыч старый на гостей и с палкой? - раздался тот же голос, что был за воротами откуда-то из-за спины дворецкого.
        - Гости в ворота заходят средь бела дня, а не через ограду по ночам прыгают - нашел, что ответить старик.
        - Так ты ворота открой добрым людям, были бы мы воры не стали бы стучаться и с тобой светских бесед вести.
        - Мне бы лет поменьше, я бы тебя «добрый человек» вот этой вот палкой бы так приласкал. От доброты бы и следа не осталось.
        Собеседник усмехнулся на угрозу слуги, забрав палку, он её долго разглядывал. Вместе с этим юноша, которого Зот хотел первым одарить тумаками, приоткрыл ворота. В проёме появилась большая тёмная фигура. Величественной походкой направившаяся к наглецу держащую палку в руках.
        - Здравствуй сын мой, помню, как ты этой палкой гонял нерасторопных служанок на кухне.
        Этот голос, осанка, походка, тяжелая поступь. Зот боялся теперь даже подумать об этом, но это был он - отец Анатолий. Священник руссов. Исчезнувший из поместья в ночь перед трагедией.
        Дворецкий, склонив голову, стоял возле открытых ворот, молчаливо созерцая, как крепкие мужчины выгружают из трёх подъехавших челноков сумы, мешки и деревянные ящики. Одетые в одежду простых селян или горских людей они бы не привлекли его внимания не оказавшись в поместье, но Зот точно понял - это руссы. Кричать или звать на помощь бесполезно, остаётся лишь повиноваться и надеется, что с Господином всё будет хорошо. Не похоже, что они замышляют худое, тогда они не стали бы выгружать вещи и вообще вести со старым дворецким бесед.
        - Покажи где опочивальня хозяина - крепким голосом велел мужчина со слегка заросшим лицом, командовавший ранее разгрузкой.
        Вначале Зот отметил его как главным, но потом осёкся. Взгляд старого слуги заметил стоящего в темноте господина с невзрачными чертами лица, внимание он привлекал сильной хромотой и перевязанной рукой. Он не занимался погрузкой, но взгляд и жесты делали его похожим на дворянина. Увидь его Зот не здесь и не сейчас, то подумал бы, что это какой-нибудь граф.
        - Пройдёмте господа - ещё ниже склонив голову, показал рукой в сторону дома слуга.
        Руссы исчезли в подвале. Зот остался стоять в большом зале, который раньше использовали для разных торжественных приёмов. Он наблюдал как остальные, перетаскав все вещи в пару комнат, начали ставить столы и быстро заполнять их посудой с кухни и угощением, которое сами и принесли. Старый слуга попытался их остановить, предлагая свою помощь. Где же видано, чтобы гости сами столы накрывали, но его быстро остановили. Усадили на один из стульев, его недавний стакан с отваром заполнили красным вином. Воин угостивший слугу чокнулся с ним бутылкой, и сделав не малый хлебок продолжил заниматься делом. Мужчины ловко сервировали стол, ставя на него сыры, мясо, зелень, бутылки разных размеров. Руководила сервировкой молодая женщина, другая несколько постарше с седой прядью на чёрных как сажа волосах исчезла во тьме каземата с остальными руссами. Глотнув вина Зот зажмурился, как можно сильнее. Столь неожиданное и неподдающуюся никакому описанию картину, он не мог себе и представить. Пришедшие в дом руссы, явно войны, накрывающие столы.
        Наконец из-за дверей появился один из ушедших в подвал. Он был одет уже не как рядовой пехоты Корта. Сине-серая боевая форма с поясом и несколькими ремешками, стягивающими тело. Ружья у него не было, возможно только ручной фазер в кобуре. Он сделал непонятный знак рукой, и все ещё более засуетились. Это как бы означало, что всё в порядке. Спустя мгновение дверь распахнулась, вся суета сошла на нет. Люди застыли в безмолвной паузе, лишь освободив руки и вытянувшись.
        Двери распахнулись, впереди шёл бородатый господин руссов, недавно спрашивавший у Зота где находится хозяин рядом с ним, шёл улыбающийся господин граф. За ними священник, замыкали процессию хромой господин и женщина с седой прядью.
        - Дети мои - громко проговорил вышедший в центр священник, он начал речь на имперском языке, за его спиной хромый господин переводил на язык руссов - сегодня случилось незабываемое. Пред нами предстаёт наш новый брат во Христе - граф Арован до сего дня. Ныне - Воронцов Степан Анатольевич, принявший таинство крещения.
        Руссы зааплодировали. Каждый из них подходил к графу и, поздравляя, пожимал ему руку. У старого слуги на глаза начали наворачиваться слёзы, не выдержав такого напряжения, Зот подбежал к хозяину и крепко обнял его. Радости старика не было предела. Он давно позабыл, что такое улыбка на лице господина.
        - Готов ли ты Зот принять крещенье Божье? - этот вопрос заданный одним из руссов ошарашил его.
        Зот всегда мечтал всю свою жизнь быть подле господина и умереть рядом с ним. Его господин в молодости не был идеальным человеком. Рьяный защитник веры лично упокоил множество еретиков в подвалах этого особняка. Даже признание истинной веры в священное Дитя спасало далеко не всех. Предугадывая свою скорую кончину, слуга собрал свою волю в кулак.
        - Я прожил долгую жизнь, веруя в Священное Дитя безвинное и безгрешное, и не могу оступиться от веры моих предков.
        - Да будет так - громко сказал русс и продолжил, показав рукой на стол - раздели трапезу с нами.
        Слугу усадили на лавку между двумя руссами. В голове у него всё кружилось. Он видел, как хозяин улыбается, пьёт вино, есть, беседует. Последние три цикла он мечтал об этом дне, если бы ему сказали, что это он увидит сидя за столом, бок обок с руссами, он наверняка бы не поверил. Немного выпив и придя в себя, дворецкий вспомнил о своих обязанностях. Попытался встать, чтобы прислуживать господину, приготовить ему комнату перед сном и вообще обратить внимание, что граф сейчас слишком слаб и много есть ему нельзя. Огромный мужчина с маленькими, странно скошенными глазами не дал слуге даже встать, показывая на руках, что всё в порядке. И верно, Зот присмотрелся. Сидящая с графом женщина внимательно следила, чтобы хозяин ел и пил не много, дабы не получить хвори с желудком. Вскоре было объявлено, что его комната готова и господину нужно идти отдыхать и восполняться силами. Встав и слегка поклонившись гостям, граф Арован исчез в тёмных дверях в сопровождении этой женщины.
        Руссы пировали почти до рассвета, хотя до него осталось не так уж много времени. Зот заметил, что оказывается за столом присутствовали не все, ровно, как и пили не все. Четверо несколько раз сменились, видимо они находились на страже вне дома. Выпив последний стакан с вином, Зот пошатываясь, встал.
        - Благодарю вас господа - обратился он ко всем руссам, в особенности к священнику - сегодня вы подарили мне вторую жизнь, я снова счастлив видя хозяина в добром здравии.
        Что ему ответили Зот уже не помнил, помнил лишь как отбивался от этого странно здоровяка, который пытался донести его до комнаты и уверял, вставая с лестницы, что дойдёт сам.
        - Ёпстудей, ну и сушняк, последний кубок был явно лишним, а ты как Юр? - отпивая из кружки горячий отвар, спросил Сергей, попивая отвар из глиняной кружки.
        - Башка трещит, лавэ нема и во рту бябяка - ответил Лукин.
        - Вот хлебни отварчику, он как бульон и отпускает хорошо.
        Майор сделал глубокий хлебок из предложенной кружки, о да отвар мгновенно привёл его в чувства.
        Они лежали рядом вповалку посреди одного зала, не утруждая себя подготовкой комнат, спать, решили по старой горной привычке. Всем скопом. Ночная смена караула посапывала в углу. Между бойцов мелькал слуга, предлагая свой отвар и зазывая к завтраку.
        - А крепкий дедок - отметил Лукин - вчера в слюни был, его ещё до комнаты Буслай нёс, а сейчас часика три поспал и вон как носится.
        - Пора вставать, завтракать и идти к нашему новому нарёчённым, нас ждут великие дела.
        После завтрака в кабинете хозяина собрались вчетвером. Сам хозяин дома, отец Анатолий, не отходивший от него почти не на минуту, Сергей выступивший прошлым вечером крёстным отцом и Лукин.
        - У нас к тебе дело крестник - начал Сергей.
        - Я готов на всё братья, говорите что нужно.
        - Ничего, что могло бы задеть честь всего высокого рода, через некоторое время мы все будем в столице. Нам нужно встретиться с твоим братом.
        - Вам нужна его поддержка как первосвященника? Я боюсь, он будет против распространения нашей веры на планете.
        - К сожалению, у нас здесь не миссионерская миссия. Корт на гране отделения и возможно гражданской войны, мы стараемся избежать хотя бы второго.
        - Отделения? Войны? Кто посмел? - возмутился граф.
        - Что вам говорит имя Риффе Аккирил?
        - Это имя для меня ничего не значит, так мелкий граф, выскочка с родословной, бессменный глава обороны планеты, только и всего.
        - Верно, только это было 3 цикла назад. Теперь Риффе не сегодня завтра, отсоединит систему от империи и провозгласит себя независимым герцогом.
        - Ерунда - твёрдо ответил граф - это просто не возможно, если он и сможет никто из знати за ним не пойдёт, на планете всего один герцог и тот, как вы, наверное, знаете, сидит далеко в горах.
        - Позволь провести небольшую политинформацию. После того, как цикл назад планета была полностью заблокированная и на неё перестали поступать приезжие, грузы, деньги дабы избежать попадания врагов на планету - каких именно Сергей решил пока не уточнять - граф Аккирил и барон Хобкир, как единственные крупные производители продуктов, одежды, мебели, стройматериалов, топлива, да и всего другого стали почти полновластными хозяевами планеты. Ранее межпланетный импорт не давал им поднимать цены, но став они монополистами на рынке всё изменилось. Деньги потекли рекой и тогда аппетиты подросли. Риффе решил сам править. Все свободные наемники, застрявшие на планете после начала блокады уже выкуплены им, больше половины всех офицеров всех войск получают по два жалованья, одно из казны, второе от Риффе и поверьте второе куда солиднее первого. Ну как вы сами понимаете полки крадов на их стороне. Хобкиры породнились с Дернерами и флот теперь тоже.
        Арован по мере рассказа бледнел, потом краснел, потом обратно.
        - Куда же смотрит Вентраль и весь его тайный вертеп - не вытерпел таки граф, почти прокричав это.
        - Вентраль был отстранён от службы и на следующий день погиб при странных обстоятельствах. На планете сформировалось две партии, Риффе и те, кто против него. Губернатор сейчас очень стар, делами уже не занимается, генерал Риден как его представитель и вероятный законный приемник собирает всех остальных вокруг себя.
        - И вы хотите, что бы мы - граф осёкся - я и первосвященник, заняли сторону Ридена. Хм так он же трус и слабак. Хоть он и законная власть, но я слишком хорошо его знаю и уже не удивлён, что Риффе сумел так возвыситься. Будь я обычным дворянином выбрал бы сторону Риффе не задумываясь.
        - Нет, занять сторону Ридена я не предлагаю, мы нарушим баланс сил, создав третью партию, заигрывая с обеими сторонами, и ваш светлейший брат нам в этом поможет.
        - Ну, допустим, с нами первосвященник, это не мало, но кто ещё будет у нас, кого мы противопоставим Риффе?
        - Меня - твердо ответил Сергей.
        Граф, было, усмехнулся, но глядя на серьёзные лица руссов, понял, что это не шутка.
        - Господа, я не сомневаюсь в ваших навыках и силах, но как?
        - Всему своё время.
        - Сегодня я, товарищ Лукин и ещё пара бойцов отправимся в столицу, у меня там пара дел, по моему сигналу прибудут все остальные. Господин граф вернётся с большой помпой, так что всё столица узнает о нас.
        Спустя пару дней Сергей в совеем тёмно фисташковом камзоле, оставшимся ещё от поездки в Корзан, обедал в старом городе - древней части планетарной столицы. Лукин, в форме капитана императорского флота сидел напротив. Форма ему хорошо шлее, единственное пришлось расстаться с характерной порослью на лице. В столицу они прибыли этим утром впятером. Все вещи остались в гостинице, Флибу отправили налаживать старые связи с местным банд подпольем Зёма и Тит его страховали. Командирам выдался свободный вечер, и Ворон как бывавший в столице до этого уже не раз решил устроить маленькую экскурсию для майора. Обойдя часть города они ужинали в довольно престижном ресторане, благо финансы позволяли.
        - Куда дальше? - спросил Лукин, расправившись с последней тушкой перепела.
        - Сейчас как стемнеет, - Сергей посмотрел в окно, разглядывая вечеряющую аллею. - Зайдём в одно место, но это больше для дела, нежели для развлечения. Кстати, как с переходом? Я слышал там были, какие-то проблемы с ответвленными за доставку, но вот тонкостей не знаю.
        - Да всё было просто обошли по тихому, немножко пошумели у нас только два трёхсотых и оба лёгкие, ты вот я смотрю повеселее добирался.
        - Поспорил с одним, интересным человеком - улыбнулся Сергей, подзывая движением руки официанта.
        Они ходили по улочкам почти до заката, болтая о разной не относящейся к делам ерунде. Лукин смог немного попрактиковаться в имперском языке, так как столичный диалект несколько отличался от используемого в горах и мог выйти майору боком. Светило скрылось незаметно, для идущих людей, ночь принимала свои права, но на улицах не стало темно. Многие ночные заведения расцвели всеми цветами, зазывая посетителей.
        - Ну, вот мы и пришли - констатировал Сергей, кивая на вход под светящейся вывеской.
        - Так это же «Ложбинка»! - Лукин был явно удивлён.
        - О, так даже в ваших окраинах слышали об этом заведении.
        Дорогу незнакомым гостям преградил пожилой слуга - швейцар, получив горстку тирей, он склонил голову в благодарственном жесте, открывая дверь. Их встретил большой зал заканчивающийся дверью с двумя мускулистыми охранниками. Лукин, стараясь не выдавать своего удивления, делал вид, будто он не впервые в таких заведениях, но опытный глаз контрразведчика подмечал все детали. Оценивая зал, охранников, способы отступления. Вся подозрительность и выучка улетучились в следующем. Полным клиентами и полуголыми девицами всех мастей сидевших не небольших диванчиках и расхаживающих по залу. Несколько музыкантов дополняли виды приятной игрой. В воздухе сладко пахло благовониями, в которые специально добавлялись афродизиаки. Рядом с новыми гостями тот час появилась миловидная рыженькая девушка, одетая в прозрачную тунику. Её появление возвестили бубенчики на руках и ногах. Улыбаясь, она протянула гостями поднос с хрустальными бокалами игристого вина и с лёгкостью удалилась.
        - Здравствуйте господа, чего желаете в нашем скромном заведении? - Лукин обернулся на голос и буквально опешил, слева к ним подошла шикарнейшая женщина лет сорока в слегка обтягивающем красном платье с огромным вырезом в районе груди. Длинной платье бело почти до щиколоток, но вырез почти полностью открывал ногу женщины. Если бы не взявший слово Сергей, майор простоял бы как вкопанный до самого утра.
        - Здравствуйте мадам, а чего могут желать двое приезжих мужчин в вашем скромном заведении.
        - Полагаю, господа желают ни чего, а кого - с улыбкой произнесла мадам Керсаль и, указывая рукой на одну из дверей, продолжила - пройдёмте в мой кабинет, там вы выберете, тех, кого желаете.
        Пройдя в кабинет, хозяйка показала гостями присаживаться на большой кожаный диван, сама села рядом, напротив них. Её очень веселило смотреть на мужчину в форме офицера императорского флота, который, не сводя с неё глаза, они, наверное, до прибытия в заведение были гораздо меньше. Другой - шустрый вёл себя спокойно будто завсегдатай.
        - Так кого и сколько желаете дорогие гости? - не снимая улыбку с лица начала мадам.
        - Ну - задумчиво начал Сергей, вставая с дивана - мы желаем вас мадам, прямо тут и вдвоём.
        Глаза у Лукина увеличились ещё больше, глядя, как встающий Сергей подошёл к женщине, взяв за руку, она медленно встала из кресла. Их губы встретились в шикарном поцелуе, правда, он был очень короток, Сергей получил от хозяйки хлёсткую пощёчину, чем чуть не поверг майора в жуткий хохот.
        - А ты наглец - присаживаясь обратно произнесла мадам - давно тебя не видела Ворон.
        - Что же ты красотка начальство при подчинённых - кивнув в сторону Лукина - ещё и руками по лицу.
        - А ты свои руки при себе держи - с чувством собственного достоинства произнесла мадам - я женщина всё-таки. И хватит, лучше представь мне своего товарища, я его раньше здесь не видела, но думается, мы знакомы.
        - Да вы заочно знакомы. Майор Лукин глава контрразведки горного посольства, в предстоящей операции будет моей правой рукой.
        Майор от всего увиденного находился в лёгком ступоре и не сразу понял, что происходим. Мадам медленно подошла к Лукину, протянула руку, не то для пожатия, не то для поцелую, но майор сделал и то и другое.
        - Ты к нему так не прикасайся, а то сейчас взорвётся человек - усмехнулся Сергей.
        - Да я в порядке - освобождаясь от объятий, ответил майор.
        - Мадам Кресаль - продолжил Сергей - содержательница этого заведения, а по совместительству планетарной резидент Бард.
        Лукин снова провалился в ступор, она - Бард. Лукин был на планете уже около семи лет, и часто в переписках общался с резидентом, но не ожидал, что это такая обворожительная женщина.
        - Давайте о делах - отвлёк Лукина от мыслей Сергей - я прибыл пока инкогнито, с помпой буду через несколько дней, сейчас нужно избавиться от нескольких человек, которые меня могут узнать.
        Мадам порылось в стоящем рядом с креслом столе, и достала два папки.
        - Мои мальчики всех нашли, первые пятеро - протягивая одну из папок - ударный отряд Риффе после завтра вылетает в южные провинции прижать там кому-то несговорчивому хвост.
        - Очень хорошо - Пролистав папку с фотографиями произнёс Сергей, передавая Лукину - этих грохнем на взлёте, специалист и оборудование есть. Пусть ребята займутся. Информация надёжная?
        - Да один из этих молодцов проводит ночи с одной из моих девочек и много болтает.
        - Неужели у них такая хорошая зарплата, чтобы посещать твоё заведение.
        - Нет, заведение они не посещают, неказистая девочка работает на рынке - чуть промолчав мадам, продолжила - страшилок тоже нужно к работе пристраивать. Да и с ними будет Сирент.
        - А вот это очень плохо - Сергей нахмурился - он при любом раскладе должен остаться в живых.
        - Думаю это не проблема, последние дни он немало пьёт и часто посещает наше заведение, похоже у него с дядей разлад. Вот Риффе его и отсылает подальше.
        - Ясно, сделай так, чтобы накануне он был у тебя в заведении и ни в коем случае не успел к взлёту корабля.
        - Это не сложно организовать - улыбнулась мадам.
        - С этим я разберусь сам - закрыв вторую папку твердо, произнёс Ворон.
        - Что-нибудь ещё? - Игриво спросила Мадам - или перейдём к развлечением. Вам господин Лукин, какие девушки больше нравятся?
        - Ну, разные - смутился майор.
        - Ещё один момент - вставая с дивана, вспомнил Сергей - пусть твои, как бы их назвать, менеджеры в кротчайшие сроки найдут человека очень похожего на меня, ну чтобы можно было подгримировать там.
        - Найдут, а я думала ты сам все дела делать будешь.
        - Делать буду сам, своя рука владыка, но иногда будет нужно алиби или побыть в двух местах одновременно.
        Сергей открыла глаза почти у самого рассвета, мадам лежала, положив голову на грудь мужчины, чуть прикрыта белой простынёй. Всёго около пары часов сна, а привычка вставать рано даёт о себе знать. Стараясь не разбудить красотку, он потянулся за фужером. Одно не ловкое движение и всё-таки разбудил.
        - Сигаретку бы сейчас - хлебнув вина, зевнул Сергей.
        - Сигаретку здесь нельзя, в моём заведении не курят.
        - Да я не курю, но после такой скачки обычно хочется, ты только не обижайся, но откуда в тебе столько энергии при твоей работе? Я понятно дело голодный.
        - А я как сапожник без сапог. Точнее есть один, старый конь, как говорится, борозды не портит.
        - И глубоко не вспашет - продолжил поговорку Сергей.
        - Ну да, вот только у него не меня монополия, никто не посмеет ко мне даже прикоснуться - мадам снизила тон и приятно улыбнулась собеседнику - ну конечно кроме тебя.
        - И я так понимаю, возвышение твоего заведения тоже с ним связанно?
        - В какой-то мере, да. Мне не мешали подниматься, а всё остальное моя задумка.
        - Не тяни, сгораю от любопытства кто же твой покровитель?
        - Граф Риффе Акирил.
        Сергей чуть не поперхнулся вином и фужером вместе.
        - Кто? - удивлённо спросил он.
        - Граф Риффе Акирил. - повторила мадам - не тупи пернатый.
        - Вот это новость, а почему я не в курсе.
        - А ты что, ревнуешь что ли? - она широко улыбнулась и поцеловала мужчину в губы - центр знает про эту интрижку, но выцыганить из графа я никакой информации не могу, в отличие от многих мужчин он знает для чего язык в постели.
        - Я не об этом, сейчас как ты, наверное, тоже заметила, на планеты назревают перемены.
        - Конечно, заметила и не удивилась твоему скорому появлению.
        - Ну и что у тебя такой покровитель, наверное, вся знать в курсе. - Мадам утвердительно кивнула - я веду к тому, что на Риффе не так уж и сложно надавить, а вот на того кто ему хоть как то близок надавить можно, нет тебя не похитят, но надавят, чтобы ты хоть как то повлияла на покровителя. Мне бы этого очень не хотелось.
        - Почему ты так решил?
        - Я бы сам так сделал.
        - Вот за что я тебя люблю Ворон, так это за то, что ты не лукавишь, а за меня не пугайся, я тут уже лет девять как работаю, и безопасным это место никогда не находила. Расскажи лучше о себе, ты вроде семью собирался завести.
        - Да завёл вроде того, девочку лет двенадцати.
        - Ты чего обалдел? - глаза мадам полезли на лоб.
        - Да не в том смысле - Сергей усмехнулся - девочку я удочерил.
        - Я уж испугалась, ну и как хорошенькая, слушается?
        - Не знаю, я удочерил номинально, около года назад. Никогда её не видел, знаю только примерный словесный портрет, общаемся удалённо, письму друг другу пишем. Учится вроде хорошо.
        - Смысл тогда удочерять?
        - После нашествия осталось много сирот и много разрушенных семей. Вот и пошли усыновления и удочерения, но мы же секретные, чтобы через ребёнка нас не смогли использовать. Я не знаю, кто она соответственно кто я. Если выйду в отставку, будет куда вернуться. Если нет, дадут ей в восемнадцать лет мою фамилию, скажут погиб твой папка геройски, ну и небольшие накопления мои ей останутся плюс льготы.
        - Да - задумчиво произнесла мадам, вставая с ложа, она надела почти прозрачный облегающий халатик - ты завтракать будешь?
        Завтракали отдельно от всех гостей в кабинете мадам, к паре присоединился, такой же не выспавшийся Лукин в расстёгнутом мундире.
        - А твой друг то - с улыбкой показывая на клюющего в тарелку Юрия - ночью двух моих девочек израсходовал, первая выдохлось, послали за второй, потом и вторая послали за третьей.
        - Я из Питера - гордо ответил Лукин.
        - А чего же третью то не смог побороть? - с усмешкой спросил Сергей.
        - Я не знал, что она тоже была из Питера - парировала мадам.
        Все трое весело рассмеялись.
        Прощание было не долгим, дабы не привлекать внимание, вышли через чёрный ход. Мадам расцеловала обоих, понимая, что ещё придётся свидеться не раз.
        Отойдя на достаточное расстояние, Лукин смущённо спросил.
        - Бард ведь означает бордель?
        Тот кивнул.
        Глава 21 Столичный лоскут
        Мрачная таверна «Крутой берег», где встретить благородный люд достаточно сложно, располагалась на западной окраине столицы. Название она получила за близкое расположение к протекающей рядом речушке, берега которой были очень круты и обрывисты. Ещё цикл - два назад вечерами здесь всегда собирались шумные компании, наёмники, ночные воришки, высматривающие одиноких выпивох с целью разжиться. Но последнее время хозяин еле сводил концы с концами, наёмники почти все были при хозяевах и редко кто из них заходил промочить горло, в столице больше чем где-либо в воздухе витал запах, чего-то скорого и зловещего. Воришки предпочитали пока залечь на дно. Выпивох стало мало, раньше привозное вино стоило также как и местное, но привозного больше нет, а на местное цены поднялись вот и простому люду стали не по карману потехи. С едой похожая история.
        Хозяин осмотрел зал, сплюнул в сердцах. И десятка посетителей не наберется. Входная дверь скрипнула. Увидев нового гостя, хозяин слегка улыбнулся. Это отставной пехотный офицер, последнее время частенько захаживает в трактир, пьёт много и щедро угощает местных прихлебал. Кода не сильно пьян, просит девочку и комнату, всегда самую лучшую. Хозяин махнул служанке официантке, там молниеносно встретила улыбкой гостя и проводила его в уже привычное место в углу слева от входа. На столе гостя сразу появились кружки с крепким вином, тарелка с закуской. Через пару минут рядом уже сидела парочка любителей выпить за чужой счёт, они что-то рассказывали не перебой, но офицер был мрачен.
        В этот вечер Алексей был, как никогда мрачен. Более месяца назад он прибыл на планету, полный надежд, но наступила разочарование. Граф не соврал, его бывший агент получил новое имя, ежемесячную пенсию как ветерану войны плюс солидное содержание от самого графа, но никакой работы. Графу не нужен бывший агент здесь, а к чему работа, казалось, живи и радуйся жизни, но радость не приходила. Бывший капитан мечтал быть знатным, чтобы проходя мима люди, кланялись ему падали ниц. Что-то подобно они, будучи патрульными ещё до нашествия делали с таджиками. Титула ему не видать и это он понял в первые дни пребывания на планете, их так просто не выдают. Вторая проблема, тревожащая его, была тень грешников. По службе в СВР он сам знал случаи, когда землян помогающих имперцам находили и ликвидировали. Позавчера ему даже показалось, что за ним следили. Показалось. Предрассудки. Он выпил кружку почти залпом.
        Вечер уже перетёк в ночь, на улице прошёл небольшой дождик. Компаньоны уже изрядно захмелели, Алексея тоже сильно взяло. Он заказал последнюю кружку. Вкус вина уже почти не чувствовался. На пороге таверны появился Луярт. Ещё один халявщик. Пошатываясь, от уже заранее принятого алкоголя ночной гость направился к Алексею.
        - Господин - обратился он, лукаво посматривая на ополовиненную кружку.
        Заметив кивок, офицера она присосался к ней пока всю не опустошил.
        - Господин вас зовут.
        - Кто?
        - Незнакомец сказал, что он от какого-то графа и будет ждать вас возле реки.
        Алексей воспрянул, он понадобился графу. Бросив на стойку хозяину увесистую горсть тирей, он не совсем уверенной походкой отправился к выходу.
        На улице было очень влажно, дождь закончился совсем недавно. Свежесть витала в воздухе, она немного улучшила общее состояние. Алексей ускорился, чтобы не заставить посыльного от графа ждать. У реки было тихо и темно, две луны идущая одна за другой только освободились от плена туч и отражались в чистой воде, будто бог наблюдает ночью за этим миром. Шуршание травы послышалось за спиной. Алексей хотел повернуться, но тело предательски не слушалось. Внезапно в глазах все заблестело. Тело с невероятной скоростью понеслось вперёд. Алексей не понял что происходит, но новое ощущение не вызвало страха. Всплеск воды. В последний момент он посмотрел вверх, две луны также пристально смотрели на него. Круги воды расходились под ними. Алексея тянуло вниз, во мглу. Впервые за многие годы он почувствовал успокоение и захотел туда вниз в давящую темноту.
        Сирент нёсся по утренним столичным улицам. Челнок с группой, направляющейся в южные провинции должен вот-вот вылететь, а бежать ещё несколько улиц. Как он мог так проспать, вчера специально мало пил, да и не сильно утомлял себя утехами в Ложбинке. Наверное, сказалось сильное нервное напряжение за последние дни. Если он опоздает, дядя точно будет недоволен, хотя раньше в горячке ссоры Сирент вообще не хотел никуда лететь, дабы насолить обидчику. Ещё поворот. Проходная уже впереди, стоящие там караульные ещё издалека ухнали капитана по чёрному мундиру. Он уже подбегал, как увидел взмывающий ввысь челнок. Опоздал. Сирнет остановился как вкопанный, глядя на набирающий высоту корабль.
        - Доброе утро капитан - подошел к нему офицер с проходной, рядом с ним стоял человек в гражданском платье обычного горожанина - рядовой Лориан из второй группы - не огорчайтесь, так сильно ребята отметили, что вы сели на борт. Вечером туда же идёт транспортник, они попросили подсадить вас с пилотом, а там уже сами встретят.
        Сирент почувствовал огромное успокоение, его верные солдаты не предадут и помогут, также, как он сам выручил их.
        - Кордуг полетел за вас капитан - сказал Лориан - парни, когда поняли, что вы задерживаетесь, сразу нас оповестили.
        - Да повезло, что квартиры, где вы сейчас располагаетесь, находятся в домах напротив. Пойдемте, позавтракаем.
        Они начали отходить от проходной. Сирент в уме сам себя похвалил за эту идею поселить обе группы рядом, чтобы в случае чего собрать их воедино. Внезапно за спинами где-то вдалеке раздался резких хлопок. Мужчины резко обернулись. Их взгляду предстала страшная картина, мгновение назад свободно летевший челнок стремительно падал вниз. Все замерли и крады и солдаты с проходной. Первым понял, в чём дело офицер бросившись к средству связи, Сирент в три прыжка, оказавшись рядом, подхватил под локоть.
        - Запомни, для всех я сел на борт, так и ты твои солдаты доложат. Понял?
        - Да господин. - Офицер, удивлённо глядя на Сирента кивнул головой.
        Капитан подмигнул Лориану.
        - Снимай одежду и надевай мой мундир, только накинь что-нибудь сверху, чтобы не было видно капитанских знаков отличия. Сам надену твоё платье, хоть и мало, но выбирать не приходиться. Все остальные где?
        - Все трое оставшихся на квартире.
        - Отправляйся на место крушения и разузнай что случилось. Я пришлю суда лейтенанта Байэра, у него хватит полномочий, чтобы всё разузнать.
        На улицах уже давно стемнело Сирент и оставшиеся двое крадов, рядовой и сержант, оба ветераны, как и вся группа, коротали время боевыми байками, все трое успели повоевать на Апорине в разных частях. На лестнице послышались шаги. Мгновение ока в руках солдат появились готовые к бою фазеры, но стрельба не началась. Условный стук, и тяжелая дверь со скрипом открылась. Вернулись Лориан и Байэр. Рядовой нёс два увесистых свёртка с ужином и пару оплетённых глиняных бутылей с вином. Лейтенант выложил на стол, гражданский костюм для капитана.
        Круглый стол был моментально заставлен кушаньями, вино разлито в деревянные кружки. Сирент любил иногда так посидеть с солдатами, когда нет званий и титулов, за круглым столом все равны.
        - За второе рождение капитана Сирента Акирила. - Прозвучал первый тост.
        - Так что произошло с челноком Байэр? - Спросил Сирент, он весь день ждал вестей и терпеть ещё немного просто не мог.
        - Это была диверсия. - Сухо ответил лейтенант, воцарив своим ответом тишину в комнате.
        Облизнув пальцы, испачканные в соке от голени цыплёнка, он достал некоторые бумаги и протянул их Сиренту.
        - Это изображение остатков топливного разделителя. В нём находился ничтожно малый заряд взрывчатки и детонатор, при прохождении по нему топлива он некоторое время нагревается и срабатывает небольшой взрыв способный разве что оторвать человеку палец, но от этого взрыва детонирует находящееся в системе топливо, поступающее к двигателю. Мощность его также не велика, но двигатели перестают работать, и набравший на взлёте высоту челнок просто падает и разбивается. Топливный разделитель находится под брюхом корабля достаточно близко к обшивке, и имея навыки и зная точное расположение его можно подменить за очень короткое время.
        - Не продолжай - остановил его Сирент - итак понятно, что это «Последний подарок Апорина».
        Лориан повернул голову к Сиренту и удивлённо повёл глазами, дабы спросить, что это? Он был самым молодым в группе, и на Апорине послужить не успел.
        - Ещё в первый цикл экспансии руссы придумали хитрую штуку, они быстро поняли устройство наших кораблей и подкладывали нам небольшие подарки похожий на этот. В разные узлы, связанные с топливной системой, системой управления или в оружие. Где достаточно лишь небольшого внутреннего повреждения, чтобы корабль под действием силы притяжение сам рухнул и разбился. Инородные бомбы с помощью датчиков при предполётном осмотре легко находили. Тогда они стали снимать узлы с ранее разбитых кораблей, ремонтировали и устанавливали маленькие бомбы внутрь устройство, которые можно быстро подменить.
        - Много славных парней так полегло. - Вздохнул один из солдат.
        - Ты хочешь сказать, что это руссы у нас здесь объявились?
        - Маловероятно, из всех ветеранов, офицеров, просто солдат которые сейчас на планете, на Апорине служил каждый третий. И почти все они сталкивались с подобными сюрпризами вот кто-то, и перенял опыт.
        - Откуда такая точность сведений. - Спросил один из крадов.
        - Терлон всё рассказал, он сейчас временный исполняющий обязанности начальника тайной полиции, если бы не он мы бы не знали и половины, официально причины пока не разгласили, но скорее всего, спишут на руссов.
        Сирент сильно задумался. О времени и месте взлёта группы ему и старшему группы стало известно пару тройку дней назад. Парни из группы, скорее всего не знали, да и если знали не пошли бы чесать языком, но это информацию не проверить, все погибли. Ещё знал только дядя больше никто. Себя Сирент по понятной причине исключил из списка подозреваемых.
        - А и ещё - хлопнул себя по голове Байэр - Терлон говорил, в западной части города из реки выловили тело. Это был агент, который давно работал на Риффе, тот самый. Причина смерти - утонул сам. Упал пьяным в реку.
        Намёк про того самого агента поняли все.
        - Где его видели в последний раз? - Спросил Сирент.
        - Он весь вечер пил в таверне «Крутой берег», потом ночью, куда-то отправился.
        - Вильдар, ты вроде хорошо разбираешься в следах?
        - Да капитан.
        - Завтра пойдёте к таверне посмотрите, что там и как.
        Пока бойцы разгружали челноки и обживали огромный особняк почти в самом центре столицы скрытым от посторонних глаз почти трёх метровым каменным забором с пиками на вершине, граф показывал Лукину и только что прибывшему Ворону дом. Новые хозяева осматривали всё с не особым интересом, пока дело не дошло до уходящего на два этажа вниз, это не считая подвала, подземной тюрьмы с пыточной и потайного хода, ведущего из именья в небольшую квартирку одного старого дома, где графу принадлежала заброшенная квартирка. Теперь Флиба стал её хозяином, в криминальных кругах, он лицо заметное, и пока не стоит светить его в этом доме, да и за выходом должен кто-то посматривать. Уже после осмотра, Сергей осмыслил всё в голове и начал давать распоряжения. На Шамиля легла забота об охране внутреннего периметра, внешние патрулировали фасулы, без права входа на территорию. Все горцы впервые пожалели, что в империи не использовали для охраны собак, а они бы очень пригодились. Арвидас мастерил видео наблюдение, датчики движения и прочие хитрости. Бойцы готовили комнаты для себя и гостей. Сергей присмотрел себе небольшую
комнатку с двумя выходами недалеко от потайного хода. У самого хода, теперь постоянно дежурил боец, внутри стояли фотоэлементы и растяжка, на всякий случай. Лукина с парой переодетых ребят отправили выкупить несколько случайных слуг, строго проверить, не подсунул ли их кто заинтересованный. Камеры и пыточную вычистили от пыли и скопившегося там мусора. За время их неиспользования по назначению, они превратились в склад не нужного барахла.
        Поднявшись из казематов, Сергей столкнулся с ищущим его Буслаем.
        - Командир, прибыл первозьвященник вас зьдут - просвистел японец.
        Братья сидели на небольшой веранде, выходящий в парк, темнеть ещё должны было не скоро, да и погода располагала. Слуг ещё не нашли по этому господам вино и закуски подавала Марина.
        Первосвященник был довольно молод для сана, на вид нет ещё шестидесяти. Мужчина с суровыми чертами лица как у северных европейцев, чем-то напоминающий финна. Традиционное не праздничное одеяние служителя церкви Святого Дитя. Длинная светлая одежда с высоким понятым воротником почти до висков, получалось так, что чисто выбритое лицо и голова смотрели, будто из импровизированного укрытия. Глава планетарной церкви был в хорошем настроении, не спуская глаза с младшего брата, он с интересом посматривал на проходящих и занимающихся своими делами бойцов. Чуть поодаль, за отдельным столом сидели ещё трое в повседневных церковных одеяниях. Вид этих иноков был более воинственный, чем у их хозяина - охрана высокого лица. Сергей подошёл к сидящим братьям.
        - Присаживайтесь - улыбаясь, показал первосвященник рукой на незанятый стул - я уже и не гадал снова увидеть брата в добром здравии.
        Сергей занял место, за столом ожидая пока Марина наполнила его кубок.
        - За возвращение графа.
        Всё трое чокнулись медными кубками. Отпив немного граф, тихо кашлянул, через мгновение слегка пошатнулся. Увидевшая это Марта сразу оказалась рядом вместе с Миколой. Сержант быстро подхватил его под руки.
        - Да, брат ещё слишком слаб - провожая его взглядом, констатировал первосвященник.
        - А вы господин, как рассказал мне брат теперь его названный отец, родственник, по сути?
        - Да, верно.
        - Как ваше имя?
        - Зовите меня Вирт Конье.
        - Что же господин Конье, это даже хорошо, что мой брат оставил нас наедине, есть возможность поговорить начистоту. Соглашусь, я не ожидал увидеть Арована.
        Скрывать это от первосвященника было довольно глупо, всё равно бы догадался. Сергей лишь улыбнулся в ответ.
        - Я не думал, что увижу своего брата в компании руссов - первосвященник перехватил взгляд собеседника в сторону своей свиты - не волнуйтесь, моя личная охрана подчиняется только мне и увиденное здесь не будет никому известно.
        Немного помедлив, обдумывая дальнейшие слова, первосвященник продолжил.
        - Я всегда брал своего младшего брата за руку и вёл за собой, когда мы первый раз сбежали из усадьбы в город, когда я впервые повёл его в дом утех, когда в период затменья веры мы боролись за чистоту её рядов. Сегодня он взял меня за руку.
        - А вы вели его в верном направлении?
        - Я думал, что оно верное, за побег из дома отец жестоко наказал нас, в доме увеселений брат подхватил не приятную болезнь, а гонениях и вспоминать не хочется, много грехов мы совершили.
        - В нашей вере, как и в вашей самый страшный грех это предательство, кого вы предали?
        - Зачем вы задали мне этот вопрос - первосвященник хищно посмотрел в глаза собеседника - если знаете ответ. Я предал наставника.
        - Вы были молоды и погорячились.
        - Нет, я предал его специально, чтобы занять его место.
        - Но в душе вы покаялись и, получив высокий пост, развиваете его начинания в церкви. Возможно, он сам и не решился бы начать долгие преобразования, но у вас получается.
        Первосвященник поник, верить в то, что его самый тяжкий грех и не грех вовсе он не мог, сильно мучила совесть перед добрейшим из людей научившим его всем азам. Святой Галири, так он называл его за спиной.
        - Кто любил тот и распял, так, кажется у вас говорится?
        - А вы осведомлены - улыбнулся Сергей.
        - Да я тоже, как и мой брат, недавно начал изучать ваши верования и культуру, и я услышал это фразу. Я понимаю её смысл, и от этого на душе становится очень горестно.
        - В нашем мире есть одна история рассказать, чем она закончилась?
        - Извольте - тяжело вздохнул первосвященник.
        - Тем что, искупив свой грех старый воин - так он назвал для себя прокуратора - идёт по саду для встречи со своим собеседником. Вот и вы искупаете свой грех и встаёте на путь к встрече с вашим наставником.
        Первосвященник впился в него глазами. Сергей взглотнул, напряжение в его душе было колоссальным. Только бы не пережать, только бы не переиграть. С ним ошибка непростительна. Он уже почти в руках, ещё немного.
        - Господин первосвященник - Сергей широко улыбнулся. Правило Глеба Жеглова сработало, святой муж начал успокаиваться. - И вы, и я знаю, что ваш наставник не мог, исчезнуть из-под стражи сам по себе. Не мог беспрепятственно оказаться в горной аномалии. Вы ему помогли, прямо или косвенно. И вы прекрасно знаете, что сейчас он живёт в горах под другим именем, является членом совета семи жрецов и не так давно стал верховным жрецом.
        Первосвященник утвердительно кивнул, сохраняя молчание.
        - Но вы не знаете, что он простил вас ещё тогда, сидя в холодной камере под этим особняком и считая часы до казни. Он наблюдает за вами, видя ваши успехи, и мечтает встретиться с вами, чтобы обнять, как наставник обнимает достойного ученика, как отец обнимает вернувшегося после долгого отъезда сына. Я говорил с ним совсем недавно, как с вами сейчас. Это письмо от него для Вас.
        Сергей протянул сложенный в трубочку свиток. Который ещё час назад передал Лукин, вкратце рассказав, откуда и для кого это письмо.
        Прочтя бумагу, первосвященник раскалился, по лицу потекли слёзы. «Теперь он мой» - подумалось Сергею.
        - Никто не мог выполнить этого желания, я молил Священное Дитя об этой встрече. Вы человек с враждебного мира оказались его посланником. Я счастлив. Если Дитя прислал вас значит, на то его воля и это будет правильно.
        Сергей зашёл в дом, смахивая пот со лба. Зачерпнув небольшим ковшиком из бочонка простой воды, он осушил его одним махом.
        - Ты устал сын мой - послышался рядом голос отца Анатолия.
        - Нет, просто ещё не привык к сухому и жаркому климату. А вообще с вами - святошами всё просто. Показал вам фокус, а вы уже сами объявили его чудом, уверовали и ещё других уверовать заставите.
        - А был ли это фокус сын мой? Что волею судеб, бежавший в горы опальный священник станет верховным жрецом. Что ты, падая из челнока, не разбился, попав на мель или плывущее дерево. Что не погиб от рук лучших убийц империи, добрался до гор, и встретился с нами. Разве это не чудо?
        - Хороший план и везение.
        - Нет, везти так долго не может, бог ведёт тебя, не стоит гневить его подобными речами.
        В губернаторском дворце - центре сбора почти всей планетарной знати в этот день было людно, губернатор вследствие преклонных лет и большего желания коротать остатки дней на загородной вилле, нежели заниматься делами принимал дворян крайне редко. Весть о том, что он будет лично вести приём пару дней, быстро облетела столичную элиту. В приёмной толпилось много высокородных особ, а также должностях чинов, которые могли не обивать пороги виллы и предлагать взятку привратнику, а бывали и такие казусы, чтобы получить заветную подпись на каком-нибудь судьбоносном для них документе.
        Приёмная была больше похожа на просторный зал с расставленными по краям диванами и креслами. По натёртому до блеска полу цокали сапоги офицеров и каблуки дворян. Слуги с подносами раздавали лёгкое вино, и закуски, дабы гости не заскучали. Из соседнего зала раздавалась приятная тихая музыка.
        Ждущие общались о делах государственных, тайных почти шёпотом или просто развлекали друг друга интересными историями. Один из офицеров императорского флота хвастался перед молодым бароном своими подвигами в охоте за пиратами и контрабандистами. Двое дворян, что-то почти шепотом обсуждали в далёком углу, пока дочку одного из них отвлекал молодой барон в сером сияющем камзоле. Несколько благородных дам сплетничали сидя на сдвинутых в кружок креслах. Лишь два старых, но пристальных глаза в паре с двумя не менее острыми ушами наблюдали за всем происходящим. Холодный мозг впитывал информацию отделяя ценную от шелухи. К сожалению шелухи, здесь было предостаточно. Профессору Сомасу незачем было посещать губернатора, а вот вершащему Лосару здесь самое место. Старик сидел рядом со своей подругой графиней, которая в очередной раз пересказывала ему подробности ночной жизни всего столичного дворянства. Вершащий не обращал на неё внимания, хотя и дела вид, что не пропускает ни слова. Долгие годы, проведённые в ордене Мастеров Жизни научили не только слышать, но и не слушать.
        Очередь к губернатору двигалась медленно, кто-то из посетителей задерживался на долго, кто-то выходил очень быстро, радостный или огорчённый. Вот настала очередь и в приёмную зашёл Аугусто Дернер, получивший недавно повышение по службе до чина адмирала и занявший должность командира флагманского корабля флота системы. Его повышение размается было оплачено казной графа Акирила, но сам Аугусто человек достойный и знающей своё дело, чего не скажешь о большинстве присутствующих. Лосар уже было отвлёкся, от всего, ничего нового он уже узнать не мог. В пору было распрощаться с графиней, которая уже порядком надоела, как неожиданно в зал твёрдым вошли четверо. Вершащий окинув их взглядом, не предал этому значения. Дорого одетый господин, молодой примерно около тридцати циклов. В сопровождении троих крепких мужчин, в более простых платьях, но не простолюдины. Очередной дворянин с охраной из наёмников только и всего. Гость привлёк всеобщее внимание, перешедшее в негодование своим поступком. Он в сопровождении спутников подошёл к сидящему у дверей приёмной адъютанту, что-то сказав, он сделал несколько шагов
к двери. Дежуривший офицер попытался остановить незнакомца, но увидев сверкнувшую перед своим лицом бумагу, застыл. Через мгновение выпрямился как струнка, открыв дверь незнакомцу. Охранники обернулись к ней спинами, дабы не пропустить любопытных. Ещё через мгновение из двери появился будущий адмирал Аугусто, это высокое звание он получал после подписи губернатора. По его удручённому лицу было видно, что офицера флота бесцеремонно попросили «подождать снаружи». Спустя ещё несколько мгновений, незнакомец покинул кабинет губернатора, и также твёрдо в сопровождении охраны отправился к выходу. Вершащий лишь ухмыльнулся, каков наглец, и вдруг опешил. Под манжетой правой руки у него повязка, и по движению видно, что это ранение полученное недавно. Недавно прошедшая хромота на левую ногу ещё выдаётся. При первом появлении незнакомец прошёл мимо вершащего с левой стороны, и тот не мог физически увидеть повязку. Сейчас он тоже был слева, но путь его лежал в обратную сторону. Лосар хорошо разглядел повязка. Не уже ли это он, тот самый Хорзанский убийца, отправивший на встречу со Святым Дитя приказывающего
Харота. Верный Гетаракта перевернул с ног на голову перевернул всю криминальную столицу планеты, а он в столице. Каков наглец. Ну не стоит делать поспешных выводов, это может ещё и совпадение. Может это какой-то наглый провинциальный барон, который в Корзане то не был ни разу.
        - Графиня, а вы не знаете кто этот незнакомец?
        - А вы не слышали профессор?! Об этом же со вчерашнего вечера говорит вся столица.
        «Старая курица, я знаю от тебя, кто с кем спит, не спит, спал, будет спать. Ты лила мне мочу в уши всё утро и могла рассказать о том, о чём говорит весь город».
        - Нет, графиня, вы знаете, я вчера никуда не выходил, годы берут своё, и упустил такую новость - мило ответил старик.
        - Я точно не знаю его имени, но вчера вечером в город прибыл граф Арован. Тот самый, который после гибели сына получил тяжелый психический недуг. Так вот, этот господин прибыл с ним и сейчас гостит в его особняке почти в центре города. Имени его я не знаю. По слухам, он сумел его излечить от недуга. Узнав об этом, первосвященник уже на пути в столицу.
        - Я слышал, что он уже прибыл. Сейчас всё выясним - наблюдая за вышедшим из приёмной Аугусто хитро сказал профессор.
        Он уверенной походкой направился к вышедшему адмиралу. Подождав пока тот получит поздравления двоих офицеров флота стоящих неподалёку.
        - Адмирал Аугусто, позвольте поздравить Вас со столь высоким и ответвленным званием и назначением - улыбаясь, говорил Лосар - никогда ещё флагманский корабль нашего сторожевого флота не был в столь достойных руках.
        - Благодарю профессор. Сейчас - оглядев весь обширный зал - мало кто из гражданских интересуется военными делами.
        - И не говорите адмирал, я как человек старого поколения ещё помню славные времена, когда наши храбрые солдаты карали сепаратных графов да баронов, вздумавших, будто они ровня императору. Тогда форму уважали больше.
        Оба на мгновение замолчали.
        - А скажите адмирал. Кто был этот нахал, зашедший к губернатору за Вами?
        - Я не расслышал его имени профессор, но смог услышать его назначение. Он новый исполняющий обязанности начальника тайной полиции планеты, которому как он выразился, нет времени стоять в очереди. Предъявив назначение его, быстро сверили с тем, что недавно поступило в канцелярию, и губернатор сразу же подтвердил его полномочия.
        - Однако, а откуда он взялся, наша планета заблокирована и попасть постороннему на неё не возможно не так ли адмирал?
        - Верно, видимо он уже был на планете. Прошу прощенье профессор, обязательно побеседовал бы с вами подольше, но служба. - Слегка поклонившись Аугусто, поспешил к выходу.
        Ну что же, для приказывающего Лосара всё сошлось. Видимо с тайной полиции узнали, что Харот является членом ордена, и решили дело по-тихому. Возможно, и с Вентралем поступили также, следует улучшить охрану и вызвать Гетаракту из Корзана. Хоть этот новый начальник тайной полиции и важная шишка, но он убил члена ордена, значит должен умереть.
        Профессор оглядел зал и попрощавшись с графиней направился к выходу.
        Глава 22. Будни начальника тайной полиции
        В управлении тайной полиции шла непривычная суета. Новый исполняющий обязанности начальника только что покинул здание. Терлон быстро узнал, что в губернаторском дворце уже побывал незнакомец, привлекший к себе массу внимания местного бомонда, но что он сразу заявится в управление было неожиданностью. Обескураженный заместитель даже не успел толком рассмотреть своего не известного патрона. Новоиспеченный начальник появился неожиданно на двух челноках с личной охраной, предъявил дежурному офицеру предписания из управления тайной полиции сектора, заверенные подписью губернатора. Войдя в здание, Он подхватил первого попавшегося в сером мундире - это оказался офицер интендантского подразделения и приказал провести его по всему управлению. Не долго пробыв в канцелярии, он посетил кабинет покойного Вентраля, дал распоряжения адъютанту и покинул здание.
        - Кермит - обратился подошедший Терлон когда уже всё утихло, а приходящему в себя бывшему адъютанту господина Вентраля, который по наследству переходил к следующему начальнику тайной полиции и даже успел побывать в подчинении самого Терлона - что хотел новый?
        - Я сам не успел ничего понять - пожал тот плечами - он влетел как сверхскоростной перехватчик, зарегистрировался в канцелярии, отдал распоряжение относительно его охраны, личная в двадцать человек нанята за его счёт, он заявил о возмещении и написал отказ от наших офицеров. Внешний периметр особняка Арована в центре должны патрулировать усиленные группы фасулов. Также он забрал десяток пустых предписаний, видимо хочет оформить своих наёмников сотрудниками без звания, что бы те могли посещать с ним все официальные учреждения.
        - Ну да стандартная процедура, нашим не доверяет. Где он только столько наёмников набрал? Их сейчас не сыщешь.
        - А это кажется и не наёмники, я отправил запрос в управление тайной полиции Сектора, как того требует инструкция. Там всё подтвердили, и на вопрос относительного того как данный субъект мог попасть на заблокированную планету мне ответили, что он давно уже здесь работал, но напрямую был связан с секторам. Поэтому мы о нём ничего не знали. Возможно, эти ребята часть его группы.
        - Я бы тоже чужакам не доверился - заключил Терлон, скользнув взглядом на стол адъютанта заинтересовался - что за бумаги?
        - Он просил достать все громкие последние дела - захват корабля руссов, горную операцию, нападение на Сирента Акирила, несчастный случай с господином Вентралем, Кревлодскую бойню и крушению челнока с группой крадов из полка непобедимый Лосс.
        - А по ней что-то новое есть?
        - Нет, версия старая мафиозные разборки, кстати, завтра утром общее собрание, всех руководителей подразделений. Новый начальник представится официально.
        Весь оставшийся день Терлон размышлял, о произошедшем. Поведение нового начальника его никак не удивило, сам бы на его месте поступил бы также. При не ясной гибели старого и непонятной обстановке на планете в целом нанятый наёмник может быть вернее офицера дававшего присягу. Но то, что он появился так быстро, было очень странным. Нужно сообщить об этом субъекте Риффе.
        Когда Терлон покину место службы, на город уже надвигались сумерки. Душный сопрелый воздух предупреждал о скором пришествии дождя. Прохожие это понимали и старались быстрее скрыться от надвигающегося ливня. Терлону тоже не имел большого желания промокнуть и ускорил шаг. Торговец в рыбной лавке через два дома передаст записку барону Хобкиру, а тот в свою очередь Риффе. Да и возможно, у одноного старика есть хороший омуль, которого его худосочные служанки, купленные недавно для работы по дому и разного рода холостяцких утех, запекут господину на ужин. Граф платит лучше, чем управление. Терлон уже очутился в приятных фантазиях, как вдруг осёкся, ему показалось, будто за ним следят. Да нет, показалось, мужчина, прошедший за ним два квартала от здания тайной полиции давно свернул за угол. На улице было не очень людно. Терлон осмотрелся, патруль фасулов, гончар, убирающий с прилавка свой товар, малый челнок, медленно ехавший по улице, служанка - женщина в возрасте идущая с базара с двумя корзинами до верху заполненных продуктами, лысеющий щербатый старикан не высокого роста с пропитой физиономией и
флягой в руках. Он шёл впереди и что-то напевал себе под нос. Рыбная лавка была уже почти рядом, когда вдруг перебравший старик, оступившись, упал прямо под ноги Терлону, тот остановившись чуть не споткнулся о пьяницу. Тайник хотел со всей силы пнуть упавшего на его пути в бок, но ничего не вышло. Чьи-то крепкие руки, ловко появившись, из тёмного узкого проёма между домами ухватил его, и втащили в темноту. Там Терлон оказался в крепких объятьях незнакомца, который не дал ни шанса жертве вырваться. «Пьяньчужка» ещё не давно упавший ему под ноги вскочил, мгновенно обшарил карманы и опустошил всё содержимое. Уставной фазер, и маленький четырёх зарядный пристёгнутой к икре правой ноги оказались за поясом грабителя. Терлон мог закричать, но понимал, что это у него не получится державший его слабо, но сдавливал горло. Закончив обыск «пьянчужка» высунулся из-за угла и громко свистнул. Челнок, который тайник заметил ещё раньше на улице, моментально появился рядом. Двери внутрь открылись, хватка моментально ослабла и незнакомец толчком в спину показал, что нужно садиться в челнок. Терлон решил не отказываться
от «приглашения», он скромно присел на мягкое кресло внутри.
        - Здравствуйте господин Терлон - улыбаясь, сказал сидящий внутри человек, офицер присмотрелся. Несомненно, новый начальник тайной полиции.
        - Здравствуйте господин Конье. - Вспомнив имя, ответил Терлон.
        Оба незнакомца напавших на него тоже сели в челнок, и он медленно поехал, «пьяньчужка» протянул начальнику изъятую бумажку, которую Терлон хотел предать для Риффе. Он был обескуражен тем как донесение попало к нему в руки, офицер лишь почувствовал, как у него встаскивают оружие, а не оказалось и потайного кинжала, и кошелька разумеется.
        - Мило - скользнув взглядом по зашифрованной записке, промолвил собеседник, убрав её в карман камзола, он, не снимая улыбки с лица продолжил - перед завтрашним собранием я решил познакомиться с вами лично. Вы давно служите в тайной полиции и, насколько мне известно, знаете о многом, что происходит на планете.
        Он говорил, с каким-то непонятным лукавством, будто знает обо всех прегрешениях Терлона. Которых не мало. Хотя если бы он хотел покарать за них, не устраивал бы этого спектакля. Челнок сделал несколько поворотов и остановился возле больших ворот. Все сидящие в нём вышли. Привратник отворил массивные двери.
        - Проходите, Вам здесь всегда рады.
        Чего и следовало ожидать - особняк барона Арована. Прекрасное здание, построенное ещё прадедом сегодняшних Арованов. Официально этот дом снимает новый начальник тайной полиции, а по слухам первосвященник подарил его. У входа стояла немолодая женщина с седой прядью на чёрных волосах, одетая в мужское платье - наёмница. Поклонившись вошедшим она протянула поднос с двумя винными кубками.
        - Знаете, господин Терлон - войдя в большой зал, указал хозяин гостю на просторное кресло сам, расположившись на соседнем - я пригласил вас в гости, чтобы поговорить как с человеком более сведущим во внутренних делах планеты.
        - У вас интересный способ приглашение в гости - с иронией ответил Терлон, кивнув в сторону одного из недавних знакомых.
        - Простая предосторожность, для вас не секрет, что на планете сейчас что-то назревает, мой предшественник погиб при загадочных обстоятельствах. Нам с вами нужно думать о безопасности и не только высоких господ, но и своей собственной. Вы не задумывались о своей безопасности господин Терлон?
        - Признаться даже нет - Терлона смутил сам вопрос. Мелкие грабители и воришки прекрасно его знают и не посмеют залезть в дом или стянуть кошелёк, организованные группы мафиози тоже не будут связываться. Серый мундир сам по себе устрашит любого от слуги для дворянина. В этот момент по телу пробежал не приятный холодок - кроме другого серого мундира.
        - Вот - заметив это раздался голос начальника - вы не уверенны. Пойдёмте со мной у меня есть для вас кое-что.
        Встав с кресла, господин Конье поманил собеседника рукой в небольшую дверцу. Терлон последовал за ним, замечая как вслед тронулись и двое наёмников. Большой хорошо освещённый коридор с каменными ступеньками, ведущими вниз к довольно массивной двери. Вирт остановился, хлебнув из кубка, он открыл перед Терлоном дверь. От увиденного офицер тайной полиции хотел было дёрнуться наутёк, но прекрасно понимал двое наёмников за спиной сделать этого не дадут. У входа стояли ещё двое наёмников за ними тянулся коридор, по краям которого стояли камеры, справа вместо камер была пыточные с соответствующим инвентарём, ещё по пять камер с каждой стороны тянулись друг напротив друга. Дверца одно из них была открыта. Готовые нары, небольшой столик с кувшином и миской. В углу свежевычещенное отхожее место.
        - Суровые времена наступают господин Терлон их нужно пережить в тихом сухом месте и под хорошей охраной. Согласитесь это лучше городской тюрьмы.
        - Да что вы себе позволяете, если вы и начальник кто дал вам право так обращаться с подчинёнными?! - Терлон сделал вид, будто разъярен, но по выражению лица оппонента понял, не подействовало.
        - Покажи - обратился Вирт к сидящему за небольшим столиком в углу пыточной молодому мужчине со светлыми волосами.
        У того на столе стоял явно компьютер, но Терлон никогда не видел такой формы, больше похожей на чемодан. Недалеко появилась голографическая проекция незнакомого человека в странной одежде.
        - Ваше имя, звание и цель операции. - Спросил незнакомый голос за кадром.
        - Моё имя Горбит Фект Второй, я лейтенант полка Непобедимый Лосс. Я в составе сводной группы крадов своего полка проник на территорию гор с целью захвата или ликвидации посла руссов.
        - Что вы должны были делать после?
        - После удачного или не удачного окончания операции мы должны были выйти на позиции пехотного полка, где под видом прорыва горцев группа должна была быть полностью уничтожена.
        - Вы знали о том, что погибните?
        - Я и ещё один из бойцов должны были якобы чудом выжить и выйти в другом месте. Мы должны были рассказать, что группа погибла в результате ошибочных действий командира группы капитана Доера.
        - От кого вы получил приказ уничтожить ваших солдат?
        - От первого капитана полка Непобедимый Лосс Сирента Акирила и заместителя начальника тайной полиции Терлона. Последнему Акирилы хорошо платят.
        На этом запись завершилась и проекция исчезла.
        - Ну как вам? - Улыбнулся Вирт.
        - Гнусная лож, этой записи не поверит не малое, не большое Жюри. Даже если этот офицер повторит всё под присягой. - Возмутился Терлон. Его брови поднялись вверх, глаза расширились.
        - Илиминтарно - Сергей попытался спародировать на имперском языке любимую фразу советского Шерлока Холмса, чем вызвал улыбки своих бойцов. - Именно поэтому я пригласил вас сюда, расскажите мне, сколько Вам платит Риффе, какие операции вы проводили под его диктовку, сколько и какие сотрудники тайной полиции ещё состоят на службе графа?
        - Это всё лож, я честно служу империи, я не получал денег от графа и если узнаю, кто в моём ведомстве - оговорка по Фрейду, отметил для себя Сергей - есть предатели я лично предам их каре.
        - Не сомневаюсь, посмотрите вот сюда. - Сергей указал рукой в сторону пыточной на небольшое металлическое кресло, усеяно металлическими штырями и тисками для рук, ног и в районе шеи. Крутя рычаги можно было сдавливать конечности жертвы. В центре кресла был конусовидный угловатый выступ с коротким цилиндром для наименее комфортного сидения - это у вас называется королевским троном.
        Терлон отшатнулся, но один из наёмников крепок подхватил его.
        - Хотите на нём посидеть? - Широко улыбнувшись, спросил Вирт.
        Это конец. У Терлона пересохло во рту. Голова начала кружится.
        - Нет.
        - Я дам вам сто тирей - широко улыбнувшись, предложил новый хозяин особняка.
        Сергей захлопнул за собой дверь. Вытирая руки платком от насевшей на них каменной пыли подвала, он стал не спеша подниматься по ступенькам.
        - Ну как? - спросил появившийся сверху Лукин.
        - Слабак - заключил Ворон махнув рукой и философский добавил - когда ты держишь в своём кулаке многие жизни развивается комплекс бога и стоит богу стать смертным, и попасть в чью-то более сильную руку…
        Лукин лишь усмехнулся.
        - Ты ко мне по делу?
        - Да, весточка от мадам - нашли человека, нужно идти смотреть и минут десять назад, когда ты развлекался внизу прибыл первосвященник, тебя спрашивает.
        - Не будем заставлять главу церкви ждать.
        - Господин начальник тайной полиции - улыбаясь, поприветствовал святой муж.
        - Ваше высокопреосвященство - ответил Сергей.
        Стоя в небольшом зале оба обнялись, будто старые товарищи. За его спиной Сергей заметил шестерых парней, один из них был в охране при их прошлой встречи, остальные были не знакомы.
        - Что привело вас ко мне в столь поздний час?
        - Сегодня я не хотел афишировать приезд к вам. Мои люди уже доложили, что половина столицы только и обсуждает ваше вступление в должность.
        - Мои будущие враги и так узнали бы обо мне, так обо мне вовремя узнают и мои будущие друзья.
        - Пока у вас их не много именно поэтому я здесь. Видите этих людей. - Первосвященник показал в сторону своих телохранителей - они ваши. Теперь Ваша воля для них равна моей.
        Сергей осмотрел парней сразу видно крепкие, опытные, под церковными мантиями оружие.
        - Благодарю вас. Лука, приставь людей к делу.
        Лукин показал парням следовать за ним. Первосвященник, проводив их взглядом продолжил.
        - И ещё у меня для вас есть подарок.
        Сергей немного смутился. В империи, как и на земле в старые времена посланники или вассалы приходили к королю с подарками. Чувствовать королём себя было несколько не уютно, да и до дня рождения ещё не скоро, на него не спишешь.
        Рентонт Амагуэ стоял прислонившись спиной к дому рядом с лавкой какого-то местного сыровара, который четно пытался прогнать незнакомого бродягу одетого в запачканную мантию. Грозил кулаком, обещал звать фасулов. Рентонт с превеликой радостью бы хотел всадить свой кривой кинжал в горло этому пузачу. Не то что бы его пугала его ругань или угрозы, сама интонация как этот наверно бывший слуга общается с горным жрецом сильно оскорбляла уже не молодого служителя культа. Рентон осмотрелся, всё же он не в горах, а в столице империи.
        - Дай мне своего лучшего сыра - бросив на прилавок пару десятков тирей.
        Торговец слегка успокоился, деньги конечно не большие, но окупают два куска лучшего овечьего сыра. Торговец, посмотрев на покупателя, протянул один. Жрец вернулся на место, где только что стоял и с задумчивым видом начал грызть кусок мягкого бело сыра с добавками каких-то ароматных трав. Сыр действительно был не плох.
        Светило уже клонилось к закату, мелкие торговцы начали закрывать свои лавки. Люд расходится по своим делам. На улице становилось пустынно. Жрец осмотрелся. «Хорошо, позволит избежать лишних глаз и жертв. Только бы он не задержался и поехал этой дорогой».
        Ещё несколько дней назад достопочтимый жрец Алтодар вызвал со срочным делом Рентонта своего наперсника. Член совета семи жрецов, как и подобает, был краток. Протянув кусок пергамента с начертанным на нём портретом он лишь произнёс: «Этот человек желает порушить много цикловой порядок жизни в наших священных горах. Он наш враг. Ты найдешь его в столице. Умей его». Взяв троих верных послушников и усилившись ещё двумя посвященными Рентон отправился в столицу. Долго искать нужного человека не пришлось, а новом начальнике тайной полиции уже судачили от губернаторского дворца до крестьянского рынка. Жрец улыбнулся. Начальник тайной полиции будет отличным трофеем, и это дело явно упрочат его позиции перед Алдором, а возможно и перед советом.
        Из-за угла появился молодой юноша. Усы ещё не успели полностью занять своё место на лице, и были лишь пушинкой. Тёмные зачёсанные волосы, приличная одежда и гордая осанка выдавали в нём столичного жителя.
        - Светлейший, он едет. Я подслушал разговор двух гвардейцев. Сейчас огибает город, с кем-то встречается. Потом возвращается к себе в особняк. Будет ехать в первом челноке, с пилотом и телохранителем. Во втором ещё четверо.
        - Займи своё место. Подашь сигнал, когда челноки появятся.
        Жрец, сняв заплечный мешок, передал его послушнику. Юноша исчез за углом. Рентон провёл рукой под потрёпанной церковной мантией. Смертоносная машина ждала своего часа. Оружие возмездия, как называли его горцы. Руссы - наши старшие братья по борьбе принесли его со всем недавно. После этого жизнь горских расцвела. Рейды солдат прекратились после первой же кровопролитной стычки. Теперь горские могли уже не прятаться по ущельям и лощинам от ловчих команд, приходящими в горы возвращать слуг бывшим господам. Жрец сам вспомнил себя. Как мать спрятала его и старшего брата завалив небольшой лаз в пещере камнями. Дети слышали её крики, как насиловали и как уводили. Много циклов спустя он четно пытался разыскать её. Лишь от одного старого слуги узнал, что мама погибла через два цикла. Её нагнали почти у самого подножья гор и отправили на рудники.
        Жрец мотнул головой, прогоняя горькие мысли. Лёгкий посвист раздался с другой стороны улицы. Всё идёт согласно плану. Один из послушников перед самым проездом челноков повредил одну из двух больших телег наплоенных мешками с пшеном. Телега развалилась, мешки вывалились на дорогу загородив её. Старик возничий сейчас бегает вокруг них с причитаниями, а начальник тайной полиции ждать не будет он велит поехать другой дорогой через эту улицу. Здесь его уже встречают.
        Совсем скоро челноки появились из-за угла, всё шло по плану. Посвящённый Хорей молниеносно толкнул вторую телегу загруженную мешками. С гулким грохотом она прокатилась по мостовой, и, ударившись в стену здания мешки, попадали на камни, поднимая большой столб пыли. Пропустив первый челнок, второй оказался отрезан. Хорей метнул несколько гранат в сторону второго и достав из небольшого мешочка стоящего рядом пулемёт открыл огонь по второму челноку не давая охранникам выбраться и придти на помощь. Тем временем посвящённый Олдар держал, взведя металлический тубус гранатомета, целился в первый идущий челнок. Бахнул выстрел. Пилот среагировал вовремя, свернув резко вправо и врезавшись в стену каменного дома. Снаряд задел его лишь краем, прочертив неприятным скрежетанием о металл обшивки он, ударив, изменив направление, поразил стену напротив. Не беда. Рентон распахнув мантию, выхватил автомат и начал полевать остановившийся почти напротив него челнок. Юноша выскочил рядом извлекая из переданного недавно мешка гранату, лёгкий пистолет-пулемёт болтался пристёгнутым на ремешке у пояса. Автоматная очередь
раздалась ещё и над головами нападавших - это послушник Хакара, его позиция на крыше. Жуткий грохот выстрелов разносился по столице. Случайные прохожие и торговцы бежали в ужасе, не разбирая дороги. Боевых действий в городе не было уже много циклов.
        Рентон быстро заметил неладное, пули смертоносного автомата не пробивали металл челнока. Жёлтые искры лишь покрывали его оставляя мелкие царапины. Не взрыв гранаты, не шквал огня не могли навредить сидящим внутри. Лишь переднее колесо повреждённое взрывом парализовало челнок. Увидев, что двое пассажиров челнока покинули его через боковую дверь, оказавшись зажатыми между стеной и машиной, послушник выскочил, вперёд задумывая метнуть гранату поразив покидавших. Его сразил высунувшийся пилот единственным выстрелом. Рентон дал очередь в открытое окошко, попал. Кровь брызнула внутри челнока. Упускать свои жертвы жрец не собирался. Хоть прошло и очень мало времени подмога уже спешит. Несколько выстрелов из фазера уже прошло чуть выше его головы. Перехватив автомат и пригнувшись. Он несколькими крупными скачками оказался рядом с челноком. Граната уже лежала в правой руке. Приглушённый хлопок за челноком. Держа оружие перед собой, жрец оббежал его. Пусто. Между стеной и челноком никого не было, в салоне лишь окровавленное тело пилота. Где они? Глаза быстро заметили небольшое полуовальное окно у самой
мостовой. Оно вело на цокольный этаж, который видимо, присутствовал в конструкции здания. В таких квартирках обычно проживают бедные горожане - темно из-за маленького окна, тесно, но дешево. Ещё одна граната полетело в это окошко. Взрыв внутри. Остатки магазина расстреливаются в темноту. Новый уже занял место брошенного. Рентон запрыгнул внутрь. Темнота. Узкая комната, пропитанная свежим запахом взрыва. Приоткрытая дверь напротив. За ней темнота и удаляющийся топот нескольких ног. Жрец выскочил из двери. Тёмный силуэт навалился, слева схватив за оружие. Жрец попытался отдёрнуть напавшего не получилось. Руками он крепко схватился за автомат. Правая рука быстро оскользнулся к магазину, щелчок и нападавший отстегнул его. Резкая боль в районе кистей Рентонта. Нападавший начал бить по пальцам обоймой пытаясь отобрать оружие. Это даже раззадорило жреца. Он отпустил автомат и отскочил в сторону, уже нащупывая на поясе пистолет. Единственный выстрел в полутьме прекратил человеческую жизнь.
        Шамиль отдёрнулся, после взрывов и очередей один финальный выстрел. Он обернулся, Сергея за спиной не было. Страшные мысли путались в голове сами собой. Он очутился в коридоре, откуда и раздался последний хлопок. Сергей сидел с автоматом в углу. Пальцами правой руки он постукивал себя по ухо. Его противник в поношенной мантии был пригвожден к полу. Бурая лужица вырастала из-под тела слева. Точно в сердце.
        - Хороший выстрел.
        - Ёпстудей! Чего? - громко крикнул оглушённый Сергей, приставив ладонь к уху.
        - Хороший выстрел.
        - Чего?! А, да!. - Он продолжал теребить уже оба уха.
        - Как ты умудрился оторваться от меня?
        - Чё? А ты направо повернул, а я налево, когда понял что попал в тупик - громко говорили Сергей, частично не слыша вопросы Шамиля - ломанулся назад, а тут этот крендель.
        Шамиль помог командиру встать. Оба последовали к выходу. Сергей всё пытался бороться с лёгкой контузией, частично не слышал. Оставив его к комнате, Шамиль аккуратно присев подошел к окну. Бой уже практически завершился. Рядом с большим возом, перекрывшим дорогу второму челноку лежал труп мужчины. Двое парней из челнока добавили выстрелами фазеров, поразительно, изуродованное и дымящееся тело ещё шевелилось. На крыше, откуда вёл огонь ещё один автоматчик, мелькали лица незнакомых людей. В одном из них Шамиль узнал охранника первосвященника. Успели, значит. Вначале улицы, подоспевшие Буслай и Дырявый вязали ещё одного, мужчина с чёрным лицом был обезоружен, но всячески сопротивлялся бойцам норовая раскидать их. Подбежавший Маугли сшиб его с ног, и уже втроем, они кое-как смогли связать непоседу. Из-за угла появился челнок с гвардейцами. Сергей остановил его поднятой рукой. «Чёрт» - подумал Шамиль - «И на минуту нельзя оставить».
        - Что здесь происходит? - спросил выскочивший одним из первых капитан гвардии.
        - Я начальник тайной полиции, на меня было совершено покушения. Капитан - Сергей запнулся.
        - Капитан Гольдер второй полк охраны столицы. - Вытянувшись в струнку, отрапортовал гвардеец - мы услышали стрельбу, и тот час же бросились на помощь.
        - Что? А. Капитан отцепите место никого не впускать, кроме офицеров тайной полиции. Расследованием займутся мои подчинённые.
        - Так точно. Господин начальник у вас повреждён мундир.
        - Что?! А, - Сергей мельком осмотрел себя. Разорванные бока в нескольких местах, видно ободрался, когда лез через маленькое окошко в подвал. - ерунда. Что-то ещё капитан?
        - Я знаю вы недавно в столице и могу порекомендовать вам хорошего портного, который шьет костюмы и парадные мундиры для всех высоких чинов.
        - Мне нужен парадный мундир? - спросил Сергей, начиная приходить в сознание и сразу осёкся. Капитан был прав парадный мундир был нужен во, чтобы то не стало - и где мне найти этого мастера.
        - Его зовут Клардинье Леоне, он живёт в старом городе почти у самых восточных ворот. Его все знают, и я уверен господин без труда найдёт его ателье.
        Сергей вернулся в особняк уже поздней ночью, как не уговаривал его Шамиль, он не решился оставить всё на ребят. Самому было очень интересно кто так быстро сумел утроить на него покушения. На пороге все вернувшихся встречала пышногрудая женщина лет сорока. Да и сорок дать этой красотке с короткими русыми волосами, было бы кощунство. Подтянутая ухожена она приняла у Сергея испорченный мундир. Лукин выскочил следом за ней осыпая всех вошедших градом вопросов.
        - Всё потом - скупо процедил Сергей - война войной, а обед по расписанию.
        Человек быстро привыкает к хорошему, очень быстро. После тяжелого дня хозяин сыт, немного выпил хорошего вина, поданного стройной служанкой у которой как бы невзначай с плеча спадает бретелька. Через получаса она в компании ещё одной не менее сексуальной женщины готовит горячую мраморную купель. В воду добавляются лепестки и масла, банная комната наполняется запахом благовоний. Обе служанки желанным взглядом осматривая крепкого мужчину одетые в лёгкие почти прозрачные тоги готовы помочь хозяину сбросить одежды и погрузиться в горячую воду. Как предупредил Лука - первый помощник господина, любой приказ хозяина должен быть исполнен, даже если он не понятен и не логичен. Повесив головы красотки, не говоря не слова, повиновались руке указавший им на дверь и покинули купальню.
        Сергей, в чистой одежде развалился в кресле кабинета, на втором этаже особняка. Красный распаренный он с жадностью употреблял холодное пиво, конечно земное бутылочное не чета, а местное тёмное чем-то напоминающее эль. Оно тут не особо популярно, но ценители этого напитка есть.
        - Ну, мил друг - обратился он к сидящему рядом Лукину - что это ты мне тут за пышный приём устроил с сауной и девочками?
        - У тебя был тяжелый день, в тебя стреляли, я думал тебе нужно расслабиться.
        - В меня последние двенадцать лет стреляют, первые семь чуть почаще, а ты развёл тут филиал Ложбинки.
        Лукин усмехнулся.
        - Семерых служанок и двоих слуг-садовников прислала Мадам - это её ребята из агентуры. Все местные, проверенные, надёжные.
        - Что надёжные хорошо, так даже спокойнее, только смотри, чтобы ребята не очень тут заглядывались. Мы здесь не на курорте. И мне таких штук не подбрасывай. Расслабляться будем, когда Риффе добудем. - Подытожил Сергей.
        Налив себе ещё полный кубок, он, оглядев лежащие на подносе закуски, выбрал кучку орехов. Обычные не солёные, но к пиву подошли.
        - Какие тут ещё нововведения кроме этих красавиц?
        - По периметру установлены камеры, датчики движения, невидимая лазерная сетка по ночам, пульт управления всего тут - Лукин показал на стену слева - за стенкой. Арвидас всё настроил, уже проверяли - работает. Жаль собачки в империи не приняты, они лучше любой охранной системы. Тоже самое в потайном ходе, плюс пара растяжек. Так что сам, когда ходить будешь не зацепи.
        - Ясно, теперь смотри суда - Сергей потянулся за кожаной сумкой лежащей на столе неподалёку - теперь ты Лука Гортастер Третий из системы Сабоо. Отставной дворянин-вояка. Мой заместитель на место пропавшего господина Терлона.
        Лукин принял документы быстро осмотрел его и прочёл.
        - Ух, ты настоящий. Лука Гортастер Третий из рода Самооских Готастеров. А такие там есть?
        - Считай есть.
        - Но у меня на это имя нет, не паспорта, не дворянской грамоты?
        Сергей засмеялся.
        - А с этой бумагой, дворянским колечком, серым мундиром и фазером в кобуре она тебе нужна? Ты в контрразведке служил, вот теперь повысили до помощника начальника тайной полиции планеты Корт II.
        Оба рассмеялись в полголоса.
        - Твои основные задачи - продолжал Сергей - через день посещать управление собирать бумажную волокиту и смотреть что там и как. Будешь всем говорить, что я после покушения руковожу дистанционно, через тебя. Якобы я действительно занят делами. Также через день ты в сопровождении одного-двух наших парней в форме должен посещать губернаторский дворец и центр управления обороной планеты. Курирование этих объектов входит в нашу юрисдикцию. В святые святых тебя всё равно пускать не должны, но можешь потереть языком авось, что лишнее увидишь. Основная задача примелькаться там, чтобы каждый гвардеец тебя в лицо знал. Чаще бери Шамиля, чтобы он запомнил внутренне расположение.
        - Я всё понял. Для тебя тоже новости. Пока ты в баньке парился, пришла весточка от Барда, переправленная от Деда. В двух словах. Некоторые из совета семи жрецов, узнав о твоей миссии от верховного в тайне воспротивились и решили устроить маленький переворот, подговорив ещё некоторых членов. Они хотели сместить верховного жреца и получить контроль над герцогом. Дед вовремя среагировал. Переворот провалился, но эти гады успели послать людей, чтобы и с тобой вопрос решили при любом исходе дела.
        Сергей расхохотался уже в полный голос.
        - Дед бы ещё через месяц весточку бы прислал!!! Сейчас-то в горах как обстановка?
        - Нормально совет пяти жрецов полностью на нашей стороне. Сегодняшние то были оттуда.
        - Да, трое послушников и двое черномордых. Одного парни повязали. Кстати он здоровый, не сбежит?
        - Неа, ему сейчас вкатили лошадиную дозу транквилизатора, проспит долго. Чтобы поддерживать их силу раствор грибов нужно принимать примерно раз в неделю. Он со временем обычным человеком станет, но цвет лица и малая продолжительность жизни уже останется на всегда, если не начать заново кормить.
        - Нам бы таких пару десятков - мечтательно произнёс Сергей.
        - Пары десятков, конечно, нет, но Маугли раньше таким был.
        - Погоди-ка, ну да он смугловатый и силушкой не обижен хотя худющий как спица.
        - Он тоже должен был стать посвященным, но за какую-то провинность его сбросили со скалы, когда ему лет десять было, а наши нашли случайно и выходили. Отвар ему не нужен, и проживёт он подольше, чем посвященные и меньше чем обычные, но силушка осталась.
        - Да, запас сушёных грибков я у одного, предположительно главного нашёл и мой не совсем удачный портрет.
        - Это, которого ты самолично исполнил?
        Сергей кивнул.
        - Их на самом деле шестеро было, один нам дорогу большим возом преградил. Его сейчас ищут я распорядился, чтобы нашли и грохнули. Пускай тайная полиция на нас поработает.
        - А он не сдаст, если живым возьмут?
        - Не думаю, они даже имени не знали, только портрет. Мыуже официально объявил, что руссы поздравили меня со вступлением в должность.
        Глава 23. Русская игра
        Крепкая металлическая дверь заднего хода «Ложбинки» открылась почти бесшумно. Двое мужчин в одежде дорогой одежде как у уважаемых горожан, провожаемые взглядом высокого охранника с короткой стрижкой - как крады носят, спешно покинули дом утех. Старый лысоватый с проседью несколько раз оглянулся на это прекрасное заведение, но пошёл прочь, заметив, что отдаляется от молодого. Свернув за угол оба оказались и парадного входа. Мимо них по широкой улице проследовали два пассажирских челнока. Один был обширно увенчан вмятинами и царапинами. «Горожане» проводили их взглядами.
        - Быстро мастера челнок залатали - поравнявшись с Сергеем, шепнул Флиба.
        - Да почти за день.
        - Начальник, ты сам-то в порядке, с Корзана приехал весь в дырочку, вчера мокроделы жаловали.
        - А я теперь и отдыхать буду, за меня - он хитро улыбнулся - теперь другой работает.
        - Да этот фраерок хоть и постарше, за метлой следит. Чётко всё будет, похожи как две капли ханки.
        - Ты завязывай по фене ботать, не на шконке чифирь разливаешь. Если поймут, то хана.
        - Да я в теме начальник, нада будет канарейкой запою.
        - Ты лучше пропой мне, как сейчас обстоят дела со столичной преступностью.
        - Никак, Риффе перехватил контроль над многими легальными и подпольными заведениями, кто не соглашался отдать по-хорошему, знакомились с могильными командами графа, и быстро выбывали из игры. Все крупные представители, у кого хватило ума не сопротивляться, покинули столицу и ждут, чем дело кончится, даже нищих в городе почти не осталось.
        - Ясно значит местная мафия нам не поможет.
        Этот человек действительно был очень похож, не только лицом, но даже ростом и фигурой. Выдать могла только походка, но из-за кинжала пущенного Корзане мастером жизни рана на ноге ещё давала о себе знать. Как рассказала Мадам - он не был слугой, был неплохим актёром в одной из провинций, но имея слабости к красивым и богатым женщинам, как правило, замужним не за простыми ремесленниками, нажил себе немало врагов. И когда осознал, что навестившие его дом поздней ночью не наёмники, был несказанно рад. Менеджеры Барда предложили работать двойником одного влиятельного господина. Господин малоизвестен на планете, поэтому играть будет не так сложно. Единственное что нужно делать это ездить по приёмам, балам встречам и беседовать с дворянами на отдалённые тему уходя от политики, войны и прочих не нужных. Осмотрев походку и манеру двигаться актёр в точности воспроизвёл господина. Ворон в сердцах похвалил коллегу за профессионализм.
        Сейчас его было узнать труднее. Растрёпанные тёмные волосы довольно длинные, усы и небольшая борода. Линзы, изменившие цвет глаз. Дорогая одежда, несколько большего размера и вкладки округлившие фигуру. Сам себе он напомнил Портоса из советского фильма про мушкетёров, только шпаги не было.
        Они ещё раз свернули, миновав базарную площадь, пошли, очутились в южной части города, вдалеке за парой кварталов виднелись крепостные стены старого города. Флиба порывался разжиться винишком или элем, наконец, Сергей его отдёрнул.
        - А куда мы идём - спросил Флиба как только они миновали базар.
        - А вот отдыхать и идём.
        - Так зачем мы ушли из Ложбинки, и прошли столько хороших мест, где можно посидеть и выпить?
        - Эх мой недалёкий друг, отдых это не только вино и бабы это - Сергей вожделенно вздохнул - ещё и зрелище. Да и выпить думаю, успеем.
        Они появились перед зданием минут через пятнадцать, уже почти стемнело. Возле большого здания этажа в четыре собралось много народа около пятидесяти человек. Стоял лёгкий шум, у крепких деревянных дверей стояли крепкие охранники, незнакомые Сергею, проводя фейсконтроль. Проходили его зачастую те гости, приезжающие на челноках, но сунувшие за вход пригоршню тирей тоже попадали внутрь. Сергей и Флиба относились ко второй категории.
        Пройдя внутрь гости огляделись, прямо вёл коридор в большой зал, где делались ставки, и продавалось вино с закусками. По бокам были лестницы, ведущие на верхние этажи, на удобные балконы пускали ВИП персон. На арене шли увеселительные бои. Гладиаторам с деревянными мечами, и копьями без наконечников с завязанными глазами сражались вслепую. Двое ловких карликов в кожаных бронях, носились вокруг бойцов мешая им состязаться, ставили подножки, щепали, хватали за ноги, корча рожи смеющейся толпе. Распорядитель - объявляющий бои, смеясь, сбросил небольшой факел на песок арены. Шут, ухватив его, начал носится кругами, подпаливая зады незадачливых гладиаторов.
        - Я пока осмотрюсь - процедил сквозь зубы Флиба. - Вам вина или ставочку?
        - Сам раздобуду - ответил Сергей, наблюдая как припрыгивающий старикан, направлялся в сторону крупье.
        Шуточные поединки уже закончились, после небольшой паузы на песке сошлись двое крепких парней в рукопашную без оружия. Бой напоминал, что-то среднее между боксом, самбо и кабацкой дракой, ну не восьмиугольник. Толпу разогревали.
        Поставив серьёзную сумму наличными, Сергей побродил по залу, всматриваясь в незнакомые лица дворян и зажиточных столичных горожан. Ежевичное вино, что он держал в руках почти в пол-литровом кубке приятно омывало горло. Не дешевое, хотя и не достаточно выстоянное, заметил он для себя, поймав на мысли, что уже становится ценителем местных вин. Сергей огляделся, странно, Флибы не было уже довольно долго. Что может с ним здесь случится, а что угодно прошерстит чьи-нибудь карманы и попадётся на этом. Фасулов конечно не вызовут, но что Бахти Вятский может надолго выйти из игры по состоянию здоровья - факт.
        Людей у входа уже не было, все жаждущие зрелища находились внутри, не было никого, лишь у лестницы дежурил крепкий блондин. Его Сергей узнал сразу, они с чернокожим коллегой пытались «одолжить» у него кошелёк в Корзане. Заметив незнакомца, целенаправленно идущего через его пост в «ВИП зал», блондин выставил перед собой руку, дабы упереться ею в грудь нагловатого нарушителя. Сергея это позабавило, он уже предвкушал, как изящным движением заломит кисть охранника, но потерпел фиаско. Блондин, узнав его, резко отдёрнул руку назад и вытянулся, чуть ли не смирно.
        - Доброго вечера господин - даже с какой-то нежностью произнёс охранник.
        - Привет, ну я как обычно, где хозяин.
        - Наверху на четвёртом этаже.
        - Благодарю.
        Сергей миновал старого знакомого, спешно поднимаясь по лестницам. На втором и третьем этажах было шумно, с арены раздавались крики гладиаторов, скандирование толпы: «Артий, Артий Артий». На последнем людей не было, звуки снизу доносились более приглушённо. По среди комнаты были расставленный закуски и кувшины с вином, следы на помятом кресле указывали, что здесь минуту назад сидел человек, кожа даже ещё не остыла. Сергей прислушался, из-за угла доносились приглушённые звуки ударов, сначала он решил, что они с арены, но потом. Распорядитель объявил очередную победу Артия, а звуки продолжались.
        Лет пять назад Ровес не был преуспевающим дельцом Корзана, его могущество началось позже и упрочилось после визита к нему группы «товарищей из органов». Он, Кси и ещё парочка местных начинающих мафиози занимались мелкой незаконной торговлей перекупкой контрабанды, сбытом краденного не честными купцами или награблено пиратами, но, как и водится, все хлебные места были давно распределены между местными мафиози, а новичкам доставались лишь крохи с барского стола. Небольших накоплений хватило, чтобы открыть небольшой кабачок, используемый как штаб, место, где можно обыграть в кости заезжего деревенского простачка, но долги за него большим парням ещё не были розданы до конца.
        Малиец с одним из своих тёмнокожих парней Гапиром - местным, коротал вечер в крупной харчевне, где часто собирались «деловые люди» в надежде урвать что-то иногда получалось найти мелкий товар или работу, чтобы хоть как-то сводить концы с концами. Заведение в этом плане более напоминала помесь биржи труда с местом проведения, чем ресторан, этакий деловой центр. Большой зал со множеством столов ближе ко входу, отдельные кабинеты со столиками, комнаты с кроватями на втором этаже. Вечер обещал уже становился неудавшемся, и ребята уже собрались покинуть заведение, как в двери зашли четверо. Пиратский капитан Согар и его помощники. Капитан работал с одним из главарей города, сбывал ему вырученный в нападениях товар по хорошим ценам. Многие купцы таким образов возвращали свои товары или перекупали груз конкурентов. Крепкий, рослый буйного нрава пират проследовал в один из кабинетов, где его видимо ждали. Свиту он оставил у входа. Троица из двух крепких и одного худощавого мужчины, который был циклов на десять пятнадцать старше спутников, плюхнулась на лавки, за столом отгнив двух сидящих там пьяньчуг.
Ровес проводил их взглядом, веди он дела с этими парнями озолотиться было бы парой пустяков, но кто из местных разрешит ему вести такие дела, да и Согар человек авторитетный с первым встречным дел вести не будет. Они уже было вышли из таверны, как пиратский капитан, выходя из кабинета с шумом хлопнул дверью. Выругавшись уже в закрытую, он рявкнул на сидящих за столом спутников, те побросав кружки, направились за старшем. Ровеса почти сдуло из дверного проема, дабы не попасть под горячую руку или чего хуже саблю.
        Уже провожая корсаров взглядом малиец быстро смекнул.
        - Проследи, где они остановились - шепнул он Гапиру - и попробуй с кем-нибудь познакомиться, навести мосты.
        Гапир понимающе кивнул.
        В кабак-штаб он вынулся под утро, когда тот уже закрывался. Сильно прихрамывая с разбитым лицом, сломанным носом и несколькими выбитыми зубами.
        - Что случилось, кто это так тебя? - Обескуражено спросил встретивший у порога Кси.
        - Пираты меня и слушать не стали лишь посмеялись и послали - ответил он уже подошедшему Ровесу.
        - А побои, это они тебя?
        - Нет, наши старшие заметили меня, они пришли мириться с капитаном, и просили передать, - он сплюнул кровавый сгусток - что нам не стоит даже и мечтать о работе с Согаром, и на наше заведения вешают ещё пять тысяч тирей долга.
        Ровес у оставалось лишь выругаться на родном французском.
        Жизнь потекла своим чередом, мелкая работа всё же попадалась, долги постепенно отдавались, пока однажды, дней через двадцать после случившегося в кабак Ровеса не заглянул один из свиты Согара. Тот, что был самым старшим и самым худым. Мужчина был уже хорошенько пьян, но это не остановило позыва налить ещё. Ловкач Мурнга сразу заговорил с «гостем» и вскоре он уже сидел за игровым столом.
        Некоторые думают, что в кости жулить нельзя, так думают не образованные люди на знающие о свинцовых шариках или тяжёлых жидкостях внутри кубиков, а также ловкости того, кто их сбрасывает. За вечер пират проиграл почти две тысячи тирей, восемьсот из которых были в долг. Гость написал много расписок, пока не свалился окончательно от последнего глотка вина. Ровес имел не без основательные опасения, что проспавшись, он вернётся с капитаном и частью команды, но этого не произошло. К вечеру следующего дня проигравшийся ранее вернулся с выгодным предложением. Баахти, как звали третьего помощника капитана Согара, предложил вернуть долг товаром, который тот в свою очередь умыкнул у капитана. Пират очень трясся и почти умолял оставить в тайне их дело. Ровес поколебавшись, согласился. Шёлк был отменным, и по цене раза в три ниже рыночной, хоть вышло гораздо дороже, чем был должен пират, все остались в выигрыше.
        Ещё несколько раз Баахти сдавал по-тихому небольшие партии товара. Дело шло в гору, Ровес открыл заведение с девочками. Показав щедрость, перед некоторыми из влиятельных мафиози получил поддержку. Одним словом рос и уже подумывал о переносе дела в Корзан - столицу всей мафии планеты.
        Пират появился неожиданно и в очень хорошем настроении и поведал, что есть шанс умыкнуть хороший груз целый грузовой челнок с ориканской рудой, но стоить это будет очень дорого. Сама руда очень редкая, но даёт замечательный металл, применяемый от клинков до компонентов космических кораблей. Недавняя новость о нападении пиратов на каравн с этой рудой уже облетела планету несколько раз. Цена не испугала Ровеса, он мгновенно рассчитал в голове прибыль, около двух сотен тысяч тирей при затрате в семьдесят. На руках было сорок-пятьдесят, занять ещё двадцать реально под залог заведений. Местные мафиози ему доверяли.
        Встречу назначили за городом на пустыре не далеко от дороги. Ровес, Кси и ещё пара ребят, приехали на малом челноке. Баахти появился чуть позже на таком же лёгком челноке, с одним из пиратов пилотирующих грузовой челнок забитый ящиками. Встретились, поздоровались, пошли осматривать груз. Весь кузов был запачкан рудной пылью поблёскивающей в свете звёзд. Ящики официально промаркированы отправителем - одной из рудных шахт с далёкой планеты с длинным названием. Пират вскрыл одни ящиков, стоящих в кузове, в куче пыли лежали крупные и мелкие куски ориканской руды. Ровес улыбнулся, Баахти улыбнулся в ответ. Оплата была в небольших слитках по тысячу тирей каждый. Пират повелительным движением провёл по ним кончиками пальцев и, улыбнувшись, кивнул. Перебросив чемоданы в свой лёгкий челнок, он объявил, что с рудой отдаёт и грузовой челнок. Ровес уже собирался выборочно проверить ещё несколько ящиков, как вдруг из-за спин выскочили несколько челноков, и раздалась беспорядочная стрельба. Согар с группой пиратов выскочили из появившихся машин, обливаясь криками и проклятьями в адрес Баахти, он со всей силы
залепил ему ногой в живот. Пираты взяли покупателей в полукольцо, угрожая оружием. Ровес уже понимал, что сейчас всё будут отбирать. Выручил Кси, незаметно доставав из кармана свето-шумовую гранату, он, дав знак, запустил её. Этот ход был со всеми заранее отрепетирован на всякий случай. Мафиози зажмурились раскрыв рты, чтобы не мгновение не ослепнуть и не оглохнуть. Фокус сработал, дав те мгновения, чтобы запрыгнуть в грузовой челнок с рудой и дать дёру. Один из парней пытался в неразберихе порваться к стоящему чемодану со слитками, но получил выстрел из фазера и остался на пустыре навсегда. Грузовой челнок уже выкатил на дорогу, когда пираты полностью пришли в себя. Светлые фазерные заряды то пролетали на много выше, то били в задний борт. Сидевший на ящиках Кси уже выхвативший калаш отстреливался короткими очередями, не чтобы попасть в кого либо, а просто отогнать. Ровес был против закупки земного оружия, но Кси всё равно, закупил несколько образцов и как оказалось не зря. Оторвались.
        Мафиози обогнули город с севера, отправив Кси в город, принялись ждать. Он вернулся под утро, с небольшим кошельком тирей, ещё одним автоматом и парой пистолетов. В городе уже прознали о случившимся, мафиози забрали оба заведения. Ровес на это лишь усмехнулся, он планировал отсидеться и загнать руду. Дождавшись следующей ночи, решили взять курс на Корзан. Под утром челнок сломался посреди дороги, одно из задних колёс просто отвалилось и ящики с рудой посыпались на дрогу. Поднялся большой столб пыли. Трое мафиози повыскакивали из кабины. После того как рудная пыль рассеялась, обезумевший Ровес выхватил пистолет желая начать стрелять во все стороны или в себя, его еле усмирили. В ящиках под видом руды лежали обычные каменные глыбы. Так в один вечер Ровес потерял всё. Обидное понимание, что тебя развели, как девочку вселяло злобу. Обдумав положение, ребята направились в Корзан уже пешком с горстью тирей и автоматами под одеждой.
        Ровес вернулся в город по делам уже через полгода, его бывшие заведения уже были перепроданы из рук в руки несколько раз. Хозяева города тоже давно сменились, и, по сути, про него - Ровеса все давно забыли. Там он узнал, что Согар с командой был разбит и схвачен, и сейчас где-то на далёких рудниках отрабатывает ежедневную миску с баландой. На этом Ровес и успокоился, дела в Корзане шли также медленно, пока в двери не постучались грешники. С их содействием дела пошли ещё лучше. Ровес уже и забыл про этот позорный кидок, но сегодня осматривающий зал Кси увидел того самого Баахти в дорогом костюме, делающего ставки на бой.
        Сергей заглянул за угол, в небольшом коридоре у стены Кси крепкими руками держал Флибу сзади, а Ровес залепив жертве в район печени кулаком, уже примерял его к редким зубам флибустьера. Сергею сразу же представился Шура Балаганов из Золотого телёнка со словами: «Паниковского бьют».
        - Веселитесь?
        - Нет - улыбнулся обернувшийся Ровес узнав Ворона - проверяем нашего старого друга на крепость.
        - И как крепок?
        - А то сейчас закончим и на арену его к Артию, пусть повеселит народ.
        - Эй, Свой, я это - встрепенулся Флиба увидев Сергея, но получив сильный удар в живот поник.
        - Так Ровес ты молчи, а ты - обратился он к кашляющему Флибе - рассказывай, что натворил?
        - Да я, ну в общему, командир ну кинули мы их еще, когда я флибустьером ходил на корабле.
        - Вы знакомы? - Ошеломлённо спросил Ровес.
        - Да. И на много кинул?
        - Я уплатил семьдесят тысяч тирей за полный челнок с камнями.
        Сергей расхохотался, чем заразил Ровеса и Кси. Не смеялся лишь один Флиба.
        - Ладно, Кси - отсмеявшись, начал Сергей - отпусти его и налейте что-нибудь выпить, мы теперь в одной лодке.
        Ровес покосился не добро, постояв секунду сделал шаг над собой и шикарно улыбнулся как он умел делать во все тридцать четыре зуба.
        Вино делает с людьми разные вещи, некоторые становятся злейшими врагами, а Флиба и Ровес подружились уже на чётвёртом кубке. У российского цыганского вора в законе и французского преступника выходца из Мали оказалось много общего. Оба сидели во время нашествия, оба бежали и так далее. Сергей даже для себя отметил внутреннюю похожесть этих людей.
        - Давай о деле - перебил он рассказы - потом натрепитесь.
        Ровес отхлебнул из кубка.
        - Я весь во внимании.
        - Мне нужно найти подставное лицо, через которого я в твоём заведении будут делать крупные ставки, и проигрывать на них. Информация об этом должна просочиться за стены, хотя думаю, к тебе и так скоро придут с вопросами.
        - Лицо найдём и всё сделаем, а чего не сам тут ставить хочешь?
        - Да как тебе сказать, я тут теперь вроде как начальник тайной полиции, честь мундира и всё такое. Я тебе сейчас заранее напишу расписки на неделю вперёд, что, мол, да должен обязуюсь отдать тогда-то. Их береги как зеницу ока. Как только кто-то придет, и будет заикаться обо мне, отследишь этого человека и через Бахти передашь информацию нам. Если он от тех, кто нам нужен, то вскоре тебе предложат купить мои долги, и заметь за дорого.
        - А если нет?
        - Даже если и нет, то один господин будет рад их перекупить у тебя, когда выставишь долги на торг к местным вышибалам, ты в столице не давно, но сам скоро поймешь о ком я.
        Глава 24 Похищение «Невесты»
        Камера тихо наполнялась утренним светом Гальведар приподнял глаза, посмотрев сквозь решетчатое окно на восходящее светило. Ещё вчера первый сержант ударного пехотного полка, вышедший из рядовых, ветеран, уважаемый человек, сегодня ему суждено распрощаться со званиями и наградами. Не помогут не влиятельные друзья из гвардии, не заступничество командира, не боевые заслуги на Апорине. Почти все берут взятки, многие торгуют оружием из арсеналов полка, но не многие предоставляли своих закалённых в боях солдат для решения проблем с торговцами или преступниками, небольшой рэкет, выбивание долгов. Всё это позорит мундир солдата империи. И суждено было, им троим попасться в сети. Под видом одного из клиентов, оказался осведомитель тайной полиции. Терлон, который ранее за небольшой процент закрывал глаза на их дела исчез бесследно, об этом Гальдевар узнал только в камере от соседей. Двоих рядовых гвардейцев устроивших пьяную драку в небольшом борделе. Сегодня он проснулся один, соседей осудили ещё вчера.
        Одинокие шаги раздались с каменной лестницы. Гальведар на мгновение зажмурил глаза, всё военный трибунал, увольнение с позором, тюрьма или самое худшее клеймо слуги на остаток жизни. Щёлкнул электронный замок камеры, в открывшуюся дверь надзиратель пропустил не высокого человека в дорогом гражданском платье. Повторный щелчок и дверь камера снова заблокирована. Гость был малого роста, худощавый с острым выдающимся носом. Он осмотрел камеру и её обитателя, присев рядом он в тишине начал рыться с небольшой кожаной папке, принесенной с собой.
        - Кто вы и что вам нужно? - Первым, нарушив тишину, не выдержал узник.
        - Кто я не так для вас важно, что мне нужно? Я хочу вам немного помочь, а вы в ответ поможете мне - не отрывая глаз от документов, ответил незнакомец.
        - Каким образом?
        - Всё просто, вот - показал он документы - рапорт о вашей отставке по состоянию здоровья, как вы видите, он утверждён и подписан командованием. Вы были почётно отправленный в отставке два дня назад. Такие же рапорта «написали» ваши рядовые. Вчера вы отмечали свою отставку, напились на радостях. Пошли из одного трактира в другой, там вас отказались пускать, и вы утроили драку, чем нанесли ущерб заведению. От своих показаний относительно сбора с платы трактирщик уже отказался. Вас будут судить как гражданское лицо за пьяный дебош. Учитывая повод, ваши заслуги перед империей полагаю, судью будут минимально строги к бравым героям в отставке, а то, что вы были в мундирах не преступление.
        Хитро, подумал Гальдевар. Гражданский суд - это не военный трибунал и обвинение мелочь, происходящая на планете чуть ли не каждую ночь, но что этот человек хочет?
        - Откуда такое милосердие у господина к простым ветеранам?
        - Простые ветераны не согласятся помочь одному господину, пославшему меня, а помощь как раз похожа по вашему профилю. Вам нужно оказать одну незначительную услугу. Сделать тем самым доброе дело.
        - Что за дело?
        - Назовем его восстановлением справедливости. В своё время дочь одного богатого южного плантатора похитил недоброжелатель отца, чтобы получить часть его земель. Не доброжелателя схватили, а дочь так и не нашли. Несколько дней назад, поверенный этого господина случайно увидел девушку в одном заведении. Отец желает вернуть дочь. Вернуть девушку законными путями не возможно, её как вы уже догадались, продали в услужение, а люди, которым она попала, продавать её не будут или, узнав об интересе к этой персоне, назначат огромную цену. Девушку нужно неожиданно выкрасть, и спрятать на несколько дней за городом пока за ней не приедут.
        - А если я откажусь?
        - Откажитесь - это ваше право, трибунал решит вашу судьбу, вздумаете обмануть нас, и будите, возвращены обратно в эту камеру. Как ваш рапорт волшебно появился, также волшебно он может и исчезнуть.
        Гальдевар не поверил не одному из слов гостя, зачем знать больше, но предложение принял. На трибунале он, как и было условленно заявил, что покинул службу и очень удивлён, что его помесили в военную тюрьму, видимо из-за того, что он и его товарищи были в мундирах.
        Всех судили отдельно, и когда третий заявил, что он два дня как в отставке. Седой полковник - глава трибунала даже растерялся от этого заявления, приказал проверить. Всё подтвердили в канцелярии полка, и дело было передано в гражданский суд.
        Председатель планетарного суда граф Дариде, рассмотрев обстоятельства дела и принимая во внимания все доводы и заслуги отставных солдат, присудил, троим выплату штрафа в размере семи ста тирей с каждого. На этом заседание было закрыто.
        Старое зеркало в плохо освещённой зашторенной комнате тускло отражало сидящего напротив Сирента. Уже долгое время он четно пытался приклеить себе усы и небольшую бородку. Лориан до службы подрабатывающий в провинциальном театре делал это очень ловко, Сиренту же потребовалось много времени и терпения. Что может солдат, должен уметь и командир. Капитан накинул лёгкую куртку, осмотрелся. Из зеркала смотрел мужчина циклов около сорока, слегка сутулый. С походкой и осанкой приходилось воевать дня два, до этого он не рисковал покидать убежище. Сирент прихватил индивидуальное средства связи. Такими пользовались только в армии во время проведения операций, гражданские на планете их почти не использовали. Простолюдинам они были очень дороги, если учесть, что за последний цикл всё на планете подорожало в два-три раза, дворяне не пользовались ими, опасаясь подслушивания. Сирент и его парни пользовались армейскими их, и засечь и прослушать очень сложно, идеально для передачи коротких сообщений об опасности или сборе в условленном месте.
        Утро было прекрасным, светло опаляло город тёплыми лучами. Капитан слегка прищурился, поглядев на небо. Неспешной прогулочной походкой, следя за сутулой осанкой, он отправился к базару в южной части города. Дорога пролегала через нищий район, в котором крады и устроили для командира квартиру. Коричневый как он официально назывался. Горожане из благополучных районов здесь бывают редко, фасулы стараются не заглядывать без крайней надобности. Улицы были покрыты не камнем как во всей столице, а деревянными настилами, будто это мелкий городок в глубинке. Зловонный запах, нищие готовые броситься под челнок за тирею и круглосуточная преступность. Подарили району дурную славу. Сирента это всё не пугало. На краю таких районов часто селились отставные военные из числа крадов или пехоты, у многих любовь помахать кулаками ещё оставалась, а где этим заняться как не в месте, где никто не пожалуется в магистрат и не позовёт фасулов. Где тебе днём или ночью самому предложат отдать содержимое карманов, одежду, обувь, а иногда и ублажить нападавших. Такое предложение Сирент получил две ночи назад, прохаживаясь в
сумерках по району. Коротая вечер один и одолев два больших кувшина, первый капитан заявил сам себе об окончании одиночного пира. Цель его была просто дойти вниз по улице и, свернув в переулок, найти себе «пиявочку» на ночь. Так в полку в шутку называли уличных проституток - не всегда чистые, но присасываются почти намертво. Не далеко от дома, где его поселили, была точка. Приклеивать маскировку на лицо он просто не стал, да и не получилось бы. С гордой походкой Сирент отправился на покорение женских не сердец. До точки он дойти так и не смог, по дороге его встретили трое громил, видимо тоже шедшие за «пивочками». Осмотрев молодого незнакомца, ему предложили отдать всё ценное и так далее. Картинно порывшись в кармах, капитан достал медальон с Апорина, и глубоко вздохнув, проведя по нему подушечками пальцев, ринулся защищать четь офицера.
        Капитан как раз проходил место ночной драки, большую лужу крови на деревянном подмостки так и не замыли. Её протухший запах разносился по улице смешиваясь с вонью нечистот. Да и что говорить тела убрали только вчера вечером. Один лежал на деревянном настиле с собственным кинжалом в шее, второй несколько раз удавившись головой об угол дома, снёс себе часть черепа. Третий сумел уползти. В душу закралась сильная обида, когда один из нападавших сравнил его с «пиявочкой».
        Еще несколько поворотов по узким переулкам и Сирент попадает на один из городских рынков. Не тот, что раньше пару циклов назад, многие торговцы обанкротились и свернули деятельность, у остальных дела не лучше, про цены и говорить нечего.
        Сонные торговцы только начинают работу, выставляя на лотки под тканевым навесом множество продуктов. Слева крепкая высокая женщина с толстыми руками раскладывает перед собой на пустующий прилавок рыбины с красным мясом. Солёный запах сразу же бросается в нос прохожему. Справа худощавая длинноволосая служанка гончара выкладывает на прилавок кувшины, мисы, стаканы. Седовласый корзинщик плетёт свой товар, прижавшись спиной к каменной стене дома. Сирент проходит несколько рядов, пересекая рынок. Смотрит, приценивается, но сегодня товар волнует его менее всего.
        Раз в три дня он приходил на рынок ранним утром, чтобы полюбоваться на неё, на ту, чью любовь невозможно, получить даже за большие деньги. Просто потому, что она сама этого не поймёт. Она как всегда, пританцовывая, появилась из-за угла. Лёгкое изящное платьице, чуть ниже колен, плетёная корзинка, висящая на локотке левой руки. Зачёсанные и убранные в хвост рыжие волосы. Ада не спеша входила на рынок, восхищаясь ещё одним солнечным днём. Она пыталась что-то напевать себе под носик под аккомпанемент звенящих бубенчиков составляющих её украшения, одаривала улыбками всех встречных людей, заражая своей радостной безмятежностью. Торговцы за прилавками, нищие, сидящие у входа, фасулы, воры карманники службу и даже не понятно, откуда оказавшийся в столь ранний час на рынке молодой священник улыбались её в ответ. Её все знали и любили, даже в мыслях не у кого не было обидеть эту милую голубку. Поравнявшись с ней и Сирент получил милую девичью улыбку, что бросило его в сильное смущение. Ада не узнавала его, да это и к лучшему. Девушка зашла к нескольким торговцам, протягивая им небольшие листки бумаги и
специально заготовленные горстки тирей, она получала нужные продукты. Хлеб, зелень, яйца, молоко и мёд - таков рацион мадам Керсаль. Сирент проводил девушку взглядом. Обернувшись к прилавку, он присмотрел себе небольшую курицу деловито кудахтающую в деревянной клетке. Сегодня будет бульон.
        Истошный женский крик раздался как гром среди ясного неба. Корзина выпала на каменную мостовую. Окрася её текущим желтком, смешанным с мёдом из разбитого кувшина. Двое крепких парней затаскивали Аду в подъехавший челнок. Девушка истошно визжала, но освободиться из рук похитителей не могла. Крепкий жилистый мясник, стоявший неподалёку спиной, выдернув из деревянной колоды огромный тесак, которым недавно разделывал тушку, бросился на помощь несчастной. Один из похитителей заметил его, сделав несколько шагов навстречу и увернувшись от удара, нанёс ответный в селезёнку торговца. Этот отточенный приём Сиренту был знаком не понаслышке. Похитители служат или недавно служили в армии. Подавив сопротивление жертвы, они быстро затолкали девушку внутрь и на полном ходу помчались прочь. Капитан бросился по касательной наперерез через рынок, но не успел. Пробежав несколько кварталов, он лишь увидел, как челнок скрылся за углом. И поехал по дороге, ведущей из города.
        Челнок остановился возле небольшого трёх этажного домика рядом с речкой. Это был надел одного мелкого дворянина, на время переданного похитителям. Связанную девушку в разорванном платье вынесли из челнока.
        - Ферст - окликнул несущего Гельвар - отнеси её на верх этаж и запри в комнате. Нотен, сообщи заказчику об успехе, а я пока отгоню челнок и загляну в деревню за пищей.
        С грохочущем рёвом двигателя машина скрылась за домом.
        Аду, потерявшую сознание заперли в небольшой комнате на последнем этаже дома. Похитители расположились в соседней.
        Бывшей пехотинец сидел у только-что разведённого камина перекусывая, вяленым мясом и крепким вином.
        - А ничего девчонка, брыкалась она сильно вот и платьишко пришло в негодность. - Улыбнулся Ферст входящему Нотену - крепкий мужчина средних лет, с небольшим ожогом над левой бровью полученной ещё на Апорине.
        - Заказчик доволен, пару дней просил подержать здесь, потом за ней приедут родственники - ответил тот с виду молодой парень, но под ещё юношеским лицом скрывался матёрый ветеран.
        Время лилось скоротечно, и кувшин быстро опустел.
        - Скучно, что-то, а нам тут ещё долго сидеть - поднимаясь со стула зевнув, произнёс Ферст.
        - Гельвар небось там на сеновале девок охаживает.
        - Вот вот, так пойдем, и мы развлечёмся - намекнул старший ветеран.
        - Ты одурел?! - Воскликнул Нотен - заказчик нам голову за дочь оторвёт.
        - Да нужна она ему как собаке пятая нога, я так понял из разговора с нашим тюремным гостем, что папа сам её в бордель продал, а сейчас выгодно замуж хочет выдать. Внешность у неё всё взяла, ума не осталось - сам зычно рассмеялся над своей шуткой.
        Нотен подскочил пытаясь остановить товарища, но тот ловко оттолкнул его и тот и плюхнулся на пол.
        - Не горячись, ты ещё молодой. Хотя уже и не совсем - Ферст задумался, ссориться желания не было - в борделе она, думаешь, вино разносила? В общем как хочешь, а я пойду, развлекусь, приласкаю голубушку.
        Боец поник, он залпом выпил оставшееся в деревянном стакане вино, и, пытаясь не думать о том, что сейчас будет за стенкой пошёл в погреб наполнить из бочки ещё кувшин.
        Ферст приоткрыл дверь, девушка лежала на большой кровати завёрнутая в тёмное покрывало. Раньше эта комната была спальней. Заметив незваного гостя, она лишь всхлипнула. Подойдя к ложу, ветеран резким движением сорвал с неё покрывало. Богиня. Волосы, милое лицо, осанка, молодые сочные груди, длинные ножки. На левом запястье и правой щиколотке по несколько звенящих браслетов с бубенчиками, которые позванивали всю дорогу. Мужчина навалился на неё, прижимая всем телом, желая ласки. Девушка взвизгнула, пытаясь сопротивляться, но как может защититься хрупкая молодая девушка от сильного ветерана. Ферст не заметил лишь, как его жертва лёгким движением пальцев повернула маленький рычажок на кистевом браслете, тоже она сделала пальчиками ног. Болтающиеся браслетики с бубенцами туго обтянули её плоть, не издавая ни звука.
        Старые деревянные ступени скрипели под ногами Нотена. Он вернулся в пустую комнату с полным кувшином вина. Дрожащей рукой стал его наливать. Из-за стены доносились девичьи стоны, смешанные с криком. Мужчина посмотрел на воткнутый в стол кинжал, которым они недавно разделывали вяленое мясо, но отбросил эту идею. Убить сослуживца, которому ты обязан жизнью он не смог бы никого. Слушать эту трель не хотелось, он опустошил только что налитый стакан. Нотен заткнул уши, стоны слышались приглушённо. Ему казалось, будто жертва вскрикивает с каждым ударом его сердца. Не в силах слушать он распахнул окно, вдалеке он увидал Гельвара, тот неспешна, шёл к дому неся запечатанный кувшин под мышкой и что-то в сумке. План созрел в голове сам собой. Нотен вмиг очутился у двери комнаты. Стонов было уже не слышно. Ударом ноги он распахнул дверь. В спальне стояла тишина. Ферст лежал на животе возле кровати. Его голова была странно повёрнута вправо, ещё не много и он бы смог увидеть вошедшего Нотена открытыми глазами, но они были уже безжизненны, похожи на стеклянные. Резкий толчок в плечи откуда-то сверху. Ветеран
упал на колени, чувствуя обнажённую девушку на своей спине. Что-то холодное и острое обвило шею, тоненькие девичьи руки тянули удавку назад. Стальная струна резала мужчине горло, он пытался дернуться, стремительно терял силы с каждой капелькой крови падающей на пол. Наконец тело перестало сопротивляться.
        Сергей в компании Лукина и Арвидаса вошёл в рабочий кабинет мадам. Все трое сразу расселись по разным местам. Хозяйка с распущенными волосами сидела за своим столом, медленно смакуя вино их хрустального бокала.
        - Чего звала красавица? - не выдержал Ворон - у нас и так дел невпроворот.
        - У меня Аду похитили - безжизненно ответила мадам.
        - Аду?! Ха Ха - гость громко рассмеялся, удивив этим гоготом только своих спутников, мадам даже не дёрнулась - у кого хватило ума и храбрости похитить твоего хеттера?
        Лукин и Арвидас переглянулись.
        - А я всё равно переживаю, тебя позвала для того, чтобы уступил на время своего специалиста - она взглядам показала на блондина - как только выйдет на связь нужно запеленговать и быстро забрать.
        - Не вопрос сделаем, я пошлю ребят за ней.
        - Не свети их, заберут мои.
        - Госпожа - отвлекла их от беседы вошедшая девушка лет восемнадцати - вам просили передать письмо.
        Девушка, видимо по привычке, виляя задом прошла мимо сидящих мужчин и вручила хозяйке свёрнутый трубочкой свиток.
        - Ваша девочка у нас - начала читать хозяйка - её здоровье и жизнь зависят от вас. Никому не сообщайте, мы хотим лишь вскоре побеседовать с вами.
        Мадам дочитав записку, швырнула её на стол.
        - Краткость сестра таланта - вспомнила она старую поговорку.
        - Арви - обратился Сергей - останься пока тут, как выйдёт на связь, меня тоже поставь в известность.
        - Сделаю командир.
        Выходя из дверей, Сергей тихо шепнул Лукину.
        - Как хакер нам маякнёт, пошли пяток наших ребят пускай прикроют на всякий случай.
        Пассажирский челнок мест на восемь выехал из переулков на окраине города. Одиноко сидящий на небольшом камне Сирент помахал им рукой.
        - Что случилось капитан? - спросил высунувшийся Лориан.
        - Одни плохие парни похитили милую девушку, её нужно спасти.
        Парни слегка усмехнулись, но спорить с Сирентом не стали. На его лице читалось сильное напряжение.
        - Где нам искать похитителей?
        Сирент сел внутрь челнока рядом с пилотом, он открыл бортовой компьютер и развернул карту местности.
        - Чёрный челнок с похитителями поехал вот этой дорогой - Сирент провёл пальцем - в двух крупных поселках расположенных южнее челнок не появлялся. Значит, они находятся где-то в этом кругу.
        - Откуда такие новости - спросил Лориан.
        - Фасулы стоящие здесь на посту за не плохую плату мне всё сообщили - улыбнулся граф.
        - Они вас не узнали?
        - Не думаю - Сирент ещё раз осмотрел карту и круг, где по его расчётам нужно искать похитителей - челнок обычный шоссейный по бездорожью идёт плохо, так что думаю, они спрятались в каком-нибудь одиноком поместье, которых тут всего три.
        - Ага - подтвердил Баэр - в двух живут мелкие аристократы с семьями, а вот третье пустует уже почти пол цикла, хозяин один мелкий барон сдавал его в аренду, хотя дела шли из рук вон плохо из-за нынешней финансовой обстановки никто его не снимал. Да и земля там плохая, а вот несколько дней назад его сняли почти за двойную цену и всего дней на десять.
        - Откуда ты это знаешь?
        - Такие странные события не могут оставаться без внимания.
        «А чутьё будто в тайной полиции служит» - подумал о подчинённом Сирент, но не решился комментировать вслух.
        Четверо бойцов в гражданской одежде вооружённые ручными фазерами крались вдоль плетеной ограды. Миновав её, они рассылались по небольшому саду, мелькая между деревьями. Приблизившись к дому, остановились и залегли, дожидаясь пятого.
        - Ну что - спросил Сирент у прокравшегося по кустам Вильдара.
        - Челнок стоит там - он показал рукой назад - загнан в один из сараев. Видел следы одного человека, но уверен, что их больше у входа тоже натоптано.
        - Я думаю их трое-четверо, двое хватали девушку у базара, третий пилотировал челнок. Нужно посмотреть… - Сирент не успел договорить, как услышал резкий птичий крик, который был условным сигналом тревоги.
        Крады замерли как один. Из-за небольшого склона появился неизвестный челнок, на полном ходу он въехал во двор и резко притормозил рядом с левой стеной дома, почти впритык. Из него появились двое крепких парней вооружённых фазерами. Окно распахнулось точно над ними, полуобнажённая рыжеволосая девушка с лёгкостью подобно пушинки пригнула из окна второго этажа, приземлившись на крышу. Ещё один прыжок, и один из появившихся мужчин элегантно подхватив её на руки, посадил нутрь. Оба последовали за ней, и стоило двери челнока закрыться, как он резко дернувшись, начал уноситься вдаль. Сирент с открытым ртом лишь проводил челнок с сидящей внутри Адой взглядом.
        - Упорхнула птичка - констатировал находящийся рядом Вильдар.
        - Я их узнал - к Сиренту подошёл Лориан - это охранники из Ложбинки.
        - Я тоже их узнал, но мне очень любопытно, почему за девушкой не погнались, посмотрите что внутри.
        Второй раз повторять не пришлось, крады миновали оставшуюся часть сада и исчезли в дверном проёме. На улице остались лишь Сирент, неспешно идущий за ними и Вальдар, прикрывающий от нападения с тыла. Сразу рядом с дверью у входа лежало тело мужчины средних лет рядом разбитый кувшин с молоком и несколько кусков мяса выпавших из сумки. Кинжал торчал из левой части груди, точно из сердца. Кисть сжимала ручной фазер, погибший успел его выхватить, но не выстрелить.
        - Его убили броском кинжала, вон оттуда с лестницы - показал Лориан.
        На месте, куда он только, что ткнул пальцем, появился Баэр.
        - Второй этаж чисто, на третьем в спальне ещё два тела. У одного сломана шея, со вторым не понятно, его будто душили и резали горло одновременно - глаза слишком выпучены, но и крови полно, и ещё я нашёл там небольшое, но мощное средство связи, оно уничтожено.
        - Его прикончили металлической верёвкой, я про такое на Апорине слышал - тихо ответил Сирент.
        - Эти парни тоже на Апорине бывал - произнёс Лориан, показывая на тело лежащего при входе - это Гальведар, пехотный сержант и ветеран бывалый, я его знавал во время экспансии. Остальные, наверное, тоже его парни из пехотного полка. Хотите сказать - это милая девочка так постаралась убрать трёх ветеранов?
        - Меня сейчас уже ничего не удивит лейтенант, на нашей планете творится непонятно что. Ладно, уходим.
        Постучавшись, Лукин вошёл в кабинет к Сергею. На улице уже стемнело, но Ворон всё ещё корпел над бумагами. Перебирал документы, что-то высчитывал, записывал.
        - Арви подошёл и пацаны вернулись.
        - Ну как всё прошло?
        - Арви говорит Бард счастлива, с Адой всё в порядке. Ребята мадам сработали быстро, приехали, забрали и дали дёру.
        - Ну и отлично - тихо произнёс Сергей, переключая своё внимание обратно на документы - что-то ещё?
        - А вот теперь заметь самое интересное. Кроме ребят мадам освобождающих девушку и наших парней, там была ещё интересная группа персонажей, явно пришедшая тоже спасти несчастную - слово несчастную, он иронически выделил - а знаешь, кто командовал этой группой?
        - Неужели Мухаммед Али?
        Лукин, хотел продолжить, но захлебнулся усмешкой.
        - Нет - отсмеявшись, продолжил он - это был недавно нашими молитвами фиктивно покойный Сирент Акирил.
        - Оп, а этот тут чего забыл?
        - Сам не знаю, но, по словам Дырявого, он видимо тоже собирался освобождать красотку, говорит смешно выглядит с приклеенными усами.
        - Я надеюсь, вы отследили, где теперь прячется этот рыцарь в сияющих доспехах.
        - Командир, ты сейчас кирпич в мой огород решил бросить, конечно, отследили. Он скрывается в грязном квартале, западного района. Ну, ты знаешь, наверное, такое не доброе местечко. Снимает небольшую квартиру. Я напротив Флибу поселил, пусть присмотрит, он там особо в глаза бросаться не будет.
        - Да, этого господина лучше держать под наблюдением и далеко не отпускать.
        Сергей немного расслабился, устроившись поудобнее в кресле.
        - Кстати, а что за шухер ночью был?
        - Да ерунда - усмехнулся Лукин - на двор какой-то макак залез, сигналка сразу и сработала. Арвидос конечно настроил её, чтобы не срабатывала на мелкие объекты, там кошек, кротов, но макак был не маленький, у соседей сбежал, дворяне на планете кого только не держат.
        Глава 25. Гром среди ясного неба
        Риффе Аккирил стоял, замерев, наблюдая за действиями священника и не обращая внимания на стоящих рядом людей. Родственников и сослуживцев погибших крадов. К вечеру в храме было можно даже сказать прохладно, но графу было не по себе в этом заведении. Дневная духота, смешенная с запахом благовоний, не давали не глотка воздуха скорбящим. Пожилой священник, напевая протяжную панихиду, медленно переходил от одного накрытого белым покрывалом тела у другом. Кремировать погибших было решено закрытыми, тела сильно пострадали в огне. Риффе не спускал глаза с одного из тел. «Сирент, мой мальчик, как же так?» - мысленно произносил он. Вспоминая, как совсем маленького племянника сестра после разорения супруга отдала на воспитание, как он, будучи самым страшим, выделялся среди детишек. Лидерские качества были присущи ему смолоду. Как в юности ставил свой авторитет. Как крепко поссорился с бароном Дернером. Как высмеял перед знатью молодого Августо. Тогда это семейство имело большие связи не то, что сейчас, но его отец побоялся вступиться, что и получил прозвище трусливый. Вспоминал Риффе и их последний
разговор, а точнее ссору. Ту оплеуху незаслуженно данную Сиренту.
        Закончив песнопение, священник обошёл каждое из накрытых тел, окуривая погибших священной травой. Дав знак молодым помощникам, он повернулся к лику Священному Дитя шепча заупокойную молитву. Молодые служители по очереди брали носилки с закрытыми телами. Они аккуратно складывали их в ряд в открытое жерло печи. Храм охватила тишина, лишь было слышно всхлипывание некоторых женщин. Священник громко произнёс последние слова молитвы. Скрипнув, закрылась задвижка, и всепожирающий огонь направил тела, и души погибших в другой более совершенный мир на встречу со Священным Дитя. Отчитавшись перед Богом за свою прожитую жизнь, они снова вернутся в этот мир в облике безвинных чад.
        Скорбящие начали расходиться из храма. Скупые соболезнования, невысохшие слёзы, хмурые лица. Графу хотелось побродить одному, он велел Хобкиру ждать в челноке, пока сам прохаживался вокруг храма. Вечер уже опускался на город, и приятный ветерок разгонял тягость, полученную в душном храме. Грузовой челнок остановился неподалёку. Молодые служки выгрузили из него несколько замотанных в белые простыни тел. Риффе не спеша подошёл к священнику руководившему здесь.
        - Чьи это тела? - скупо спросил граф.
        - Бродяги, нищие, слуги - немного промедлив, он, добавил - те, за чью панихиду никто не заплатит. Кремируем их - обычное дело.
        - Среди ни есть мужчина, утонувший на западной окраине города? - спросил Риффе протягивая несколько тирей священнику.
        - Тот, что у Крутого берега свалился. Да есть такой.
        - Но почему он здесь я слышал это был отставной офицер? - без какой либо фальши удивился Риффе.
        - Этот мошенник и вас граф обманул, он лишь выдавал себя за офицера, а оказался обычным нищим живущим за чей-то счёт. Если бы выпивка его не сгубила всё и осталось бы тайной.
        - Вот возьми - граф протянул тугой кошелёк - проведи панихиду по этим несчастным.
        Спрятав деньги под длинной мантией, священник шустро начал раздавать команды служкам. Риффе лишь провожал взглядом в тела. Их, водрузив на носилки, хватали служки и исчезали в распахнутых дверях чёрного хода. Когда исчезло последнее тело, граф мысленно попрощался со своим бывшим агентом и не спеша пошёл в сторону челнока.
        Всю дорогу граф задумчиво молчал. Хобкир сидевший напротив сверлил его глазами, но отвлечь друга не рисковал. Ошибочно полагая, что он скорбит о погибшем племяннике. Риффе скорбил, но не только о Сиренте. Дело начинало трещать по швам. Профессор до сих пор не может понять, как Уничтожитель планет эти планеты уничтожает. Максимум, что можно ею уничтожить - это небольшой город. Бесследно исчез Терлон, а новый начальник тайной полиции видимо знает о связях в его ведомстве с Риффе. Погиб Сирент, погиб бывший агент русс, на начальника тоже было совершено покушение, активизация руссов нет сомненья. Да и кто на самом деле этот господин Вирт?
        - Барон - нарушил долгое молчание Риффе - что мы знаем он нашем новом начальнике тайной полиции?
        - Всё и ничего. Мои люди постоянно следят за особняком и всеми его передвижениями.
        - Наших людей нет в доме? - удивлённо спросил граф.
        - В том то и дело, я хотел поставить на рынок пару своих агентов, но слуги и служанки появились откуда-то сами собой. Будто их и не покупали, а привезли вместе со скарбом. Вокруг особняка охрана фасулов и несколько человек из свиты первосвященника. Внутри за высоким забором только его наёмники. Никого не пускают. Сам же начальник ездит, как мы недавно удостоверились, в бронированном челноке первосвященника. Днём редко бывает в городе или на службе вечером посещает различные приёмы. Я подсылал к нему наших благородных граждан, чтобы выведать его настроения. Говорит он обо всём - охоте, богатом урожаи винограда в южных провинциях, боях гладиаторов и попках молодых баронесс, но абсолютно ничего о политике войне и интересующих нас вещах. От темы уходит в прямом и переносном смысле.
        - Да - глубоко заключил Риффе - скрытный человек. Неплохо было бы мне с ним побеседовать один на один.
        - Я уже пробовал поговорить с ним сам эффект был тот же. Кстати он неплохо разбирается в сортах фруктовых вин, но сам почти не пьёт.
        - А как на счёт женщин?
        - Никак, тоже пробовал, только говорит и смотрит.
        - Экий праведник - усмехнулся Риффе - очень не характерная черта для начальника тайной полиции, зато понятна дружба с первосвященником. Неужели он так неуязвим?
        - Нет господин граф, хоть он и хорошо замаскировался, но одну его слабую сторону нам удалось найти, он азартен, когда дело доходит до крови.
        - Поясни.
        - Как вы уже знаете, наш новый начальник беседовал о боях гладиаторов, я всё проверил. Он делает ставки через подставное лицо, и что самое замечательное уже в небольшом проигрыше.
        - И каков его небольшой проигрыш?
        - Уже около пяти тысяч тирей. Господин Ровес, уважаемый в криминальных кругах человек поделился со мной этими новостями за хорошее вознаграждение.
        - Ты выкупил его долги?
        - Нет, я решил поступить хитрее. Ровес получил ещё денег, и пообещал увеличить долг почти вдвое.
        - И этот Ровес не боится, что начальник просто закроет его с заведением.
        - Конечно, боится и готов перепродать нам долг, как только он его увеличит.
        Риффе улыбнулся, новый начальник тайной полиции будет сговорчивее старого.
        - Господин граф, господин граф - тихо приговаривал Бертольд, дёргая за руку спящего графа.
        - Чего тебе - зевнул Риффе - чего разбудил ночь за окном.
        - Господин граф от губернатора посланник сверхсрочно.
        Открывший глаза дворянин начал просыпаться.
        - Что у них стряслось в такой час.
        Бертольд помог надеть халат вставшему хозяину. Чтобы Риффе быстрее проснулся слуга, уже приготовил кувшин с холодной водой.
        - Не знаю, господин граф - ответил слуга, переливая воду из кувшина в маленький тазик. ОН поднёс его к господину, чтобы тот смог умыться - давно такого не было, чтобы присылали вестовых среди ночи.
        Риффе наспех умылся, обтерев лицо и руки, Бертольд помог хозяину надеть длинный халат.
        Посланник ждал внизу в большом холле. Молодой лейтенант гвардии видимо чей-то сын. Вытянувшись в струнку, юноша протянул графу запечатанный свиток.
        - Господину генералу второго ранга лично в руки - отрапортовал он.
        Граф сломив не глядя развернул свиток.
        «Главе оборонительных систем планеты Корт II генералу второго ранга графу Риффе Акирилу при получении сего надлежит неотложно отбыть в поместье губернатора, что рядом с деревней Картена». Чуть левее внизу стояла закорючка губернатора и его печать.
        - Бертольд, готовь мундир и буди пилотов челноков.
        Рядом с поместьем губернатора было достаточно людно. Десяток стоящих на пустыре челноков. Освещали своими фарами всё вокруг. Рядом с ними толпились люди. Риффе выглянул из окна своего. Пилоты, слуги, офицеры в мундирах всех мастей. Видимо случилось что-то сверх важное, если губернатор среди ночи собрал почти весь цвет.
        Слуги встретили графа у дверей особняка. Приняв накидку дворянина и сопровождавшего телохранителя, провели в небольшой зал. В нём уже скопилось около пары десятков человек. Как и предполагал Риффе все высокопоставленные лица планеты. Председатель суда граф Дариде, генерал Риден, адмирал Аугусто видимо ещё не успевший отбыть на орбиту, генерал Чаргант - глава гвардии, недавно примкнувший к крылу Риффе, барон Вестардо как представитель общественности, Барон Хобкир со своими хеттерами как представитель промышленников, первосвященник с братом бароном Арованом. Ещё с десяток более мелких дворян и старших офицеров. Вроде все, а нет, вот и новое лицо, в распахнувшиеся двери вошёл исполняющий обязанности начальника тайной полиции Вирт Конье в сопровождении одного из своих офицеров. Все присутствующие тоже были удивлены полуночному визиту, некоторые шепотом переговаривались, стараясь узнать подробности, но по внешнему виду можно заявить с уверенностью, что цель этой встречи сюрприз для каждого. Слуг с кубками вина и закусками не было, значит, дело серьёзное.
        Ждать пришлось не долго, губернатор появился почти сразу. В сопровождении слуги он медленно проследовал в цент зала, где ему было приготовлено кресло. Было видно, как старику с трудом удаются лишние движения. Возраст, ранения, полученные во время мятежа Силви на планете тридцать циклов назад. Слуга поддерживал его под локоть. Устроившись в кресле, губернатор высоко поднял руку, чтобы привлечь к себе внимание.
        - Господа - медленно начал он дрожащим голосом - как вы уже знаете, наш доблестный флот бьётся с мятежным герцогом Алдаром в системе Гартон. Этой ночью из столицы я получил сообщение, что система Вортос подняла мятеж, но не с целью поддержки соседних ближайших систем, а сепаратный.
        В рядах собравшихся прошла легкая волна шёпота.
        - Как же допустили, что герцог Эзерин, троюродный племянник императора смог пойти на этот поступок? - спросил негромко кто-то из дворян.
        - Герцог как верный сын империи пал в бою с мятежниками - опустив глаза, губернатору вдруг представилось, что он сам пророчит своё будущее - мятеж возглавила крупная фракция местных дворян.
        Повисла пауза, Риффе стоявший в окружении своих соратников почувствовал на себе взгляды остальных присутствующих. Он повёл глазами в стороны. Вся планетарная элита пожирала его глазами. Кто-то из них может даже мечтает на него наброситься и вонзить кинжал в спину, а кто-то готов пасть ниц. Лишь один человек не смотрел в его сторону, он вёл себя так, будто не услышал слова, сказанные меж строк. Вирт Конье - начальник тайной полиции - наивный мальчик или опаснейший демон.
        - Вам господа нужно принять особые меры, чтобы не допустить вольнодумство и брожения на планете. Прежде всего, это касается вас господин Конье. Вы хоть и человек новый на планете, но ситуация очень сложная. - Старик закончил, не спуская глаза с обладателя серого мундира.
        - Господин губернатор, я полагаю, что сейчас на нашей планете полный порядок и причин для паники я не вижу - если бы дворяне не были людьми сдержанными, они бы ахнули. Да как этот сопляк мог такое ляпнуть, кто-то даже тихо рассмеялся возле выхода. - В моём распоряжение имеется лишь ряд сигналов из расквартированных на планете частей и относительно гражданских лиц, где присуще вольнодумство. Они носят очаговый характер и подлежат внимательнейшей проверке. Мой покойный предшественник провёл серьёзную работу в этом направлении, и я планирую довести её до конца. Новость о мятеже скоро просочится на планету, поэтому дабы отвлечь граждан и мелкое дворянства я предлагаю организовать ряд мероприятий направленных на укрепление духа. Господин первосвященник может провести священный ход по улицам столицы и объехать крупные города с молитвами. Провести фестивали в крупных городах, турниры гладиаторов, напомнить об угрозе со стороны руссов, которое в последние дни активизировались. Нужно работать с населением и не только со стороны тайной полиции и духовенства, каждый дворянин должен участвовать.
        - Интересное предложение, мы рассмотрим его - тихо произнес губернатор.
        Потом свою точку зрения высказали ещё несколько высокопоставленных лиц. Собрание завершилось тем, что нужно что-то делать, но что конкретно, обозначил только господин Конье. На этом и остановились, поручив оному начать работу оп выявлению не благонадёжных элементов, а первосвященнику заняться паствой.
        Утро встретило Риффе свежим холодком. Дворяне покидали поместье, когда уже начинал светать. Всегда находившийся рядом Хобкир был отвлечён беседой с одним крупным землевладельцем. Но оставил его и, поравнявшись с Риффе шепнул на ухо, чтобы тот прошёл в сад. Пока были выступления, он сумел кое-что устроить. Челноки спешно покидали стоянку, а его челнок почему-то долго стоял на одном месте. Прибежавший пилот сказал, что скоро всё починят и графу нужно немного подождать.
        Граф уже долго прогуливался по парку. Да, губернатор мог похвастаться своим садовником, изящные живые изгороди, свежее подстриженные кусты, стеблю плюща опоясывающие арки в аллеях и множество цветов. Покойная жена губернатора пропадала в садах днями напролёт, в память о ней вдовец приукрасил сад. Граф задержался у небольшой веранды, молодая служанка расставляла на столе приборы и закуски. Изящная девушка в длинном почти до щиколоток платье наливала в кувшин белое вино. Рядом стоял небольшой мангал, на котором закипала вода. Риффе заметил, что на столе всего два комплекта приборов. Изящным движением молодая прелестница, убрав с огня металлический чайник, с закипевшей водой сноровисто приоткрыв небальной мешочек, бросила в него сухие травы и ягоды. Завидев дворянина она оставив работу склонила голову.
        - Для кого планируется этот завтрак? - Поинтересовался Риффе.
        - Для вас господин граф - игриво улыбнулась служанка. Указав ему одно из мест, она налила чай в глиняную чашку и, поклонившись, удалилась.
        Риффе остался один. Из беседки было хорошо видно, как восходит светило Корт, его лучи, проникая под деревянный потолок, слепили сидящих лицом.
        - Господин граф - окликнул его уже ставший знакомым голос, появившиеся из-за деревьев силуэт заслонял собой лучи светила, которые обволакивая идущего, не давали его разглядеть. Риффе это и не потребовалось, он уже понял, с кем он разделит этот завтрак, Хобкир постарался.
        Человек в мундире подошёл к столу и налив себе в такую же кружку чаю сел напротив.
        - Господин Конье, какой приятный сюрприз - Риффе развёл руками показывая на стоящий перед собой накрытый стол - присаживайтесь.
        Сергей, улыбнулся, отодвигая стул.
        - Вы уже стали хозяином в особняке губернатора?
        - Это пустяки господин начальник - улыбнулся он в ответ на колкую шутку.
        - До меня доходят слухи, что некий дворянин желает стать хозяином более обширных земель.
        А он наглец. Ну не страшно, сейчас мы остудим его спесь, подумал Риффе нащупывая в кармане сложенные долговые расписки выкупленные Хобкиром.
        Дариде отдёрнул штору, глядя в спину, проходящему в ворота Риффе. Глубоко вздохнув, он обернулся. Риден, сидящие в глубине комнаты, допив очередной кубок с вином, наполнил его заново.
        - Хватит генерал, столько пить по утрам вредно для здоровья - с упрёком произнёс он.
        - Проблемы со здоровьем меня сейчас пугают гораздо меньше - отмахнулся тот, дрожащей рукой он поднёс кубок к губам и сделал жадный глоток - Что делать судья? Риффе теперь может поднять мятеж в любую минуту, не опасаясь скорого прихода императорских войск, а мы даже не догадываемся, когда он атакует, сколько войск встанет на его сторону.
        - Раньше нужно было об этом думать - огрызнулся судья - чтобы слёзы горькие не лить, а ты думал, тебе губернаторский пост так просто достанется. Прошли те беззаботные времена, давно прошли.
        В комнате стало тихо. Гневный пыл судьи сходил на нет.
        - Господин судья, что вы можете предложить, ваша авантюра с попыткой похищения глупой девочки и та потерпела фиаско. Нам ещё повезло, что Риффе не узнал или не принял во внимание эту ситуацию.
        Председатель верховного суда начал ходить взад вперёд по комнате показывая нервозность. Тем временем Риден продолжал свой монолог:
        - Конечно идея сама по себе хорошая, пронюхать о планах графа через состоящий с ним в связи мадам Керсаль, выкрав её любимицу. Только вот любимица сбежала, найденные вами в тюрьме исполнители - бывшие ветераны пехотинцы мертвы, а куда подевался организатор этого мероприятия?
        - Линдер передал письмо мадам, встречался с ней и сообщил о её полном согласии сотрудничать с нами. Два дня назад он пропал, потом и выяснилось, что исполнители тоже мертвы.
        Хобкир наблюдал из окна как Риффе долгое время беседовал с Конье и покинул его в приподнятом настроении. Уже в дороге барон всё-таки не выдержал и спросил друга.
        - Ну что, как всё прошло.
        - Мальчик теперь с нами, ну или под нами, как кому нравится. Он опасается скандала с игорными делами, хотя и не показывает этого, если дело дойдёт до управления сектора, да и с деньгами у него сейчас не так хорошо как у нас. Временно он послужит нашему общему делу. - Ответил граф, улыбаясь во всей улыбкой.
        - Каким образом? - Не терпя, выкрикнул Хобкир.
        - Он попал в неприятную ситуацию, меж трёх огней я бы сказал, с одной стороны мы, и для него давно не секрет, что мы готовим. С другой наши противники на планете, и он был прав, что как только мы выступим, они сразу объединяться вокруг Ридена и Дариде. С третьей стороны его начальство, которое за измену покарает его быстрее всех.
        - Так и чем он нам так поможет?
        - Он будет заниматься тем, что и обещал искать вольнодумцев в нашей армии, но только тех и в тех полках, на которых укажу я. Нужно подготовить список тех полков, офицеров и дворян, которые будут бороться против меня до последнего, и передать его начальнику тайной полиции. Он в свою очередь объявит их мятежниками, связь многих с генералом Ридном очевидна, соответственно он глава заговора. Губернатор стар и скоро может покинуть наш мир, а я граф Акирил Риффе II подавивший зарождающийся мятеж становлюсь губернатором.
        - Да хитрый план, а он?
        - Получает повышение, решит свои финансовые проблемы и покидает нашу планету восвояси.
        - Ты ему веришь?
        - Верить то верю, но не доверяю, очень тоже он хитёр. Как только он получит списки и начнёт работу над сторонниками Ридена, снимать с должностей офицеров, заключать в тюрьмы дворян, мы избавимся от него. Свалить его гибель на наших врагов будет не сложно, и первосвященник встанет на нашу сторону. Дальше всё по его сценарию, если даже и не получится, мы сможем ещё больше ослабить наших врагов.
        - Выходит, что эта ваша бомба, которую изучает профессор уже и не нужна - удивился барон.
        - Нужна, не нужна, толку сейчас от неё столько, сколько и от профессора - никакого.
        - И на черта тебе эти выкрутасы? - Обескуражено спросил Лукин, выслушивая в идущем челноке рассказ Сергея о недавней беседе.
        - Сейчас Риффе в любой момент может воспользоваться ситуацией и начать мятеж, хоть его позиции мы слегка ослабили, но империя связанная войной в нескольких системах не сможет оперативно выделить войска, и не забывай, что эта планета может существовать автономно без помощи извне, чем последний год она и занимается. Его противники не так сильны как раньше, начальник тайной полиции теперь не опасен. Граф проглотил мою наживку, я показал ему, что он держит ситуацию под своим контролем. Вскоре он передаст мне список тех, на кого нужно будет собирать компромат и обвинять в измене.
        - А что тебе даст этот список?
        - В первое время, пока граф верит, что я ему помогу - это даст минимум дней десять-пятнадцать, как только разуверится или посчитает, что дело сделано, то попытается убрать меня - это и станет нам сигналом для начала.
        - А если не попытается?
        - Всё равно выиграем время, а ты сам понимаешь до дня икс ещё достаточно долго. Если Риффе попытается начать мятеж раньше, весь план полетит к чёртям.
        Оба на минутку замолчали.
        - Слушай, тут парни мадам какого-то супчика поймали. Вроде как он имеет отношение к похищению Ады, но говорят, молчит зараза. Вот и передала его к нам для более квалифицированного допроса.
        - Ну, тогда поехали, поглядим, кто у нас планете ворует прекрасных девиц.
        Возница остановился в паре кварталов от особняка, заплатив ему, пожилая женщина медленно покинула открытый экипаж. Она могла бы подъехать и к воротам, прожитые циклы давно забрали крепость в руках и ногах, но желания быть обнаруженной заранее не было. Медленно шагая, опираясь на клюку, женщина оглядывалась по сторонам, делая вид, будто гуляет. Со временем такие прогулки становились уже в тягость. Патруль фасулов миновал её даже не обратив внимание, но пристальный взгляд с крыши небольшого трёх этажного дома она заметила. Служители церкви Святого Дитя из личной охраны первосвященника. И вот она уже перед воротами в особняк графа Арована. Она ещё помнила молодых инквизиторов - рьяные защитники веры, пролившие немало человеческой крови. Рукоять поднятой клюки глухо стукнула по деревянной калитке. Шаги по ту сторону ворот послышались довольно скоро, по ним женщина безошибочно определила, что подошли трое.
        - Что вам угодно госпожа? - Спросил мелодичной женский голос принадлежавшей красотке служанки появившейся в небольшом окошке.
        - Внученька, я желаю, увидится с хозяином этого особняка по очень важному делу - ответила старушка.
        - К сожалению граф Арован сейчас проживает в другом поместье далеко за чертой города.
        - Милочка ты не совсем поняла меня, я хочу поговорить с твоим хозяином, исполняющим обязанности начальника тайной полиции Виртом Конье.
        - Господин Конье не принимает посетителей - также мелодично ответила девушка, закрыв окошко.
        - У меня для него послание от господина Вентраля.
        Девушка затихла.
        Калитка медленно открылась. Конечно, это слова были сказаны не для тупой служанки, а для людей стоящих рядом с ней. Женщина шагнула через порог. По бокам от служанки стояли двое крепких мужчин в серых мундирах тайной полиции с готовыми к бою фазерами. Молодые, сильные, уверенные в себе.
        - Почему вы не сказали сразу, что пришли по важному делу - красочно улыбнулась девушка - пройдёмте со мной в особняк.
        До входа было не далеко, но чтобы осмотреться время было. Охрана за воротами фасулы и люди первосвященника были для вида, остальные находилась внутри. Электронная система охраны периметра на ограде. Хорошо вооружённые наёмники. Четверо из которых, не считая, служанки, находившись на небольшом расстоянии, конвоировали гостью. Если бы у неё было бы желание атаковать, то броситься и использовать одного из них как щит не получилось бы. У входа в дом стояла ещё одна женщина, крепкая с почти чёрными волосами и седой прядью разделяющую их на две не равные части. Одетая в обычное гражданское платье - эта точно не служанка. Охранники оставили гостью, не входя в дом, за ней наблюдали уже другие. Черноволосая сменила молодую девушку провожая гостью в дом. Миновав большой центральный зал, женщина проводила её в большой кабинет со стоящим посередине столом и попросила подождать.
        - Командир - начал зашедший в кабинет Лукин. Сергей, как и обычно, рылся в бумагах. После первого дня на службе он вывез почти весь архив себе в особняк, тут и работал с документами - тебя там какая-то бабушка спрашивает, говорит у неё для тебя новости от покойного господина Вентраля. Я полистал то, что она принесла. Там хороший компромат на Риффе, и самое главное она хочет передать тебе лично на словах.
        Он протянул хозяину кабинета папку, Сергей быстро пробежался глазами по содержимому.
        - Да вещь стающая. Где сейчас находится наша гостья?
        - Ждёт в гостевой комнате, напротив, с одним из парней.
        - Хорошо, я иду.
        Оба мужчин вышли из кабинета, Сергей направился на встречу, майор спустился вниз. Дверь легко отворилась, гостевая комната была небольшой и переделанной в кабинет. Посередине возле стены большой деревянный стол, чуть дальше камин, пара окон. Пожилая гостья и охранник сидели в креслах.
        - Не вставайте - махнул вошедший Сергей.
        Он пересекал комнату, посредине идя к столу, в левой руке оттягивая папку, чтобы бросить её на стол. Правой уже вынимая фазер из кобуры. Ворон сразу заметил сидящего без движений охранника, что само по себе было странным, и краем глаза он заметил отсутствующие фазер в его застёгнутой кобуре.
        - Принесённые документы весьма и весьма любопытны мне.
        Он резко отдернулся, отскочив влево. Фазовый заряд ударил в угол стола, слега его обуглив. Оба ответных выстрела хозяина особняка прошли в уже пустующее кресло, старушка молниеносным движением соскочила с него. Гостья, перемещаясь достаточно быстро, стреляла раз, за разом пытаясь достать Сергея. Её растрёпанные седые волосы развивались на плечи. Очередной фазовый заряд обезоружил мужчину, точное попадание в его фазер. В последний момент хозяин отбросил неисправное оружие в сторону престарелой убийцы. Громкий хлопок дал лишь несколько секунд для принятия единственно правильного решения.
        Лукина смутил не естественный шум, доносящийся из комнаты, куда минуту назад ушёл Ворон. Он прислушался, звук бьющегося стекла переключил его взгляд на окно. Через мгновение тёмная фигура командира приземлилась напротив. Громко ругаясь, он, упав на ноги он, перекувыркнувшись, побежал в сторону парка, укрываясь за кронами деревьев. Шамиль с двумя бойцами с громким топотом уже неслись по лестнице на второй этаж. Несколько выстрелов из фазера на верху, и глухой крик: «Чисто» завершили покушение. Двое находящихся во дворе охранников уже бежали к выпорхнувшему из окна Сергею. Опомнившись, майор помчался на второй этаж. Женщина сидела, прислонившись спиной к стенке под разбитым окном. Она была ещё жива, тело билось в судорогах. На одежде чуть ниже груди чернела подпалина. Лукин подскочил к ней, прихватив за грудки.
        - Кто послал? Говори! Облегчи душу перед встречей с Дитя! Ну же!
        - Ни, ни кто, я. Я са сама.
        - Зачем?!
        - Гор… Горец сказал перед смертью, что он нес… несёт зло.
        Старуха закашлялась.
        - Кто ещё знает о горце? Кто!?
        Женщина уже не пыталась сказать, лишь раскрывала рот, потом и вовсе сникла. Лукин проверил пульс на шее - умерла. Обученным движением он ловко обыскал тело.
        - Епустудей восемь раз через коромысло - раздался голос вошедшего Ворона - я на легальном положении без году неделя, а уже второе покушение. Юр, что там у неё.
        - Ну, из экспресс допроса и детального просмотра её вещей я могу заключить, что эта милая женщина была связанна с горцами, видимо с последним, которого так и не поймали. У неё в кармане твой рисованный портрет, как был у тех покушавшихся в прошлый раз, небольшая пустая бутылочка там видимо был раствор из каменных грибов. Вот посмотри - Лукин приоткрыл мёртвой женщине рот - всё почерневшее.
        - Она из-за этого такая быстрая была?
        - Да.
        - Подожди минутку - Сергей вышел минут на пять, потом вернулся с бумагами.
        - Гальдара Моран, сотрудник тайной полиции, ушедшая в отставку циклов пятнадцать назад. Очень давно была наставницей молодого Вентраля.
        - Только откуда его бывшая наставница достала эту папочку, сама, что ли намыла. Были бы у неё люди в распоряжении, сама бы не пришла тебя валить.
        - Очень хорошо если твои выводы верну, иначе…
        Сергей развёл руками, чуть помедлив, он перелистал документы по несколько раз.
        - Знаешь, кто это Вентралю намыл. Не спеши открывать рот. Орден Мастеров жизни.
        - Откуда такая информация? В папке этого нет.
        - В деле Гальдары Моран Венраль своей рукой небольшую записочку нашёл - Сергей показал небольшой рукописный листочек. «Если ты читающий эту записку, значит, я уже встретился со Священным Дитя»… Ну и так далее маленькая исповедь единственное дельное, что сообщил экс начальник тайной полиции - это то, что на планете действует ячейка мастеров жизни.
        - Так это ты и так опытным путём доказал - усмехнулся Лукин.
        Оба обернулись к двоим бойцам выносящим тело. Васильев - один из горских сторожил бежавший слуга. Потери всегда даются сложно особенно первые, но нельзя на войне без потерь. Молчание нарушил Ворон.
        - Я сейчас всё ещё раз прикину - обратился он к Лукину - и пошлешь к Барду посыльного с письмишком, а так же ещё к одному человеку. Время разбрасывать камни.
        Глава 26. Время разбрасывать камни
        Две молодые очаровательные служанки, белокурая девушка циклов пятнадцати отроду и почти вдвое взрослее дочь связи белого слуги с темнокожей усердно крутились вокруг своего господина. Толстый обрюзгший мужчина почти полностью обнаженный, отпил из кружки терпкого вина, завалил своё тело на мягкий вертикальный стол. Мулатка принялась усердно растирать заплывшее тело маслом. Закончив процедуру, они в четыре руки начали массажировать господина, который периодически издавал протяжные стоны.
        Массажный зал был не велик. Большую его часть занимала, обитая мрамором купель с почти горячей водой. Хозяин любил сильно разогревать воду и воздух, так что во всём заел, валил пар и мог проводить там сутки напролёт. Сам он был очень доволен приобретением умелой мулатки. Своими руками она творила чудеса с его уже не молодым телом, возвращая ему утерянные с возрастом силы, да и купленную после деревенскую девчушку уже обучила своему ремеслу достаточно сносно. Идиллию пребывания нарушал неожиданный стук в дверь. В двери появился один из доверенных офицеров гвардии находящийся в доме. Подойдя к хозяину, он тихо шепнул на ухо.
        - Господин генерал, вам просили передать - гвардеец протянул небольшую смятую записку.
        Прочитав её Риден быстро вскочил со стола, не дав девушкам закончить.
        - Собери всех, кто есть сейчас на вилле и на двух челноках выезжаем.
        Утренние сумерки легли на планету, ночь неумолимо сдавала свои права приближающемуся утру. Два военных пассажирских челнока покинули город, отправившись на север вдоль реки. Они сильно петляли на дороге, идущей по склону не давая сидящим внутри гвардейцам задремать. Их шеф генерал Риден наоборот был очень бодр. Он не думал, что этот человек захочет с ним встретиться. Челноки выехали не небольшой речной берег, напротив почти около воды стояли ещё два челнока с десятком людей вокруг. В сумерках было не разобрать этих тёмных силуэтов, но опытный пилот сразу приметил фазеры, свисающие с плечных ремней. Челноки остановившись, не доезжая до реки и встречающих шагов двадцать. Широкая дверь открылась наверх, генерал вышел первым, его офицеры, кроме пилотов, не покидающих своего места, вышли вслед за шефом. Холодный утренний воздух сразу же пробудил от дремоты. От встречающих отделился один человек, махнув рукой, он медленно пошёл в сторону генерала. Риден осмотрел его, мужчина среднего роста в чёрном кожаном плаще и видневшемся изнутри сером мундире. Кивнув спутникам, чтобы стояли на месте генерал,
поправив свой золочёный китель, также неспешно побрёл на встречу.
        - Доброе утро господин генерал - широко улыбнулся начальник тайной полиции.
        - Господин Конье, здравствуйте, здравствуйте. Я вижу, вы не любите спать по ночам - поприветствовал собеседника генерал.
        Руководители двух мощных структур на планете, тайной полиции и армии, встретились у небольшой речушки. Хоть и формально генерал Риден был главой всей армии и флота расположенной в системе, власти на самой крупной планете с атмосферой у него было гораздо меньше, чем ну главы обороны планеты Корд II. Оба это знали.
        - Не те сейчас времена чтобы спокойно спать.
        Они медленно пошли вдоль неспеша бегущей воды, удаляясь от челноков. Генерал старался скрывать, что ждёт от встречи с начальником тайной полиции спасительную тростинку, за которую он ухватится.
        - Как вы понимаете - начал Сергей - я позвал вас в столь ранний час не любезничать. Я на этой планете, ровно, как и в новой должности, совершенно недавно, и не желаю быть убиенным как мой предшественник.
        - С господином Вентралем произошла случайность - возразил генерал.
        - Риффе Акирил, вот большая случайность, произошедшая с планетой - с явным нажимом на имя произнёс Сергей, замечая, как лёгкая улыбка пролетела по лицу собеседника.
        Собеседник уже еле скрывал радость.
        - Господин Конье, вы что-то намеренны предпринять? - Лукаво спросил он.
        - Сам я мало что могу предпринять, повторюсь, я на планете человек новый. Много не знаю, а вы законный приемник губернатора и злейший враг Риффе.
        - Почему вы так уверенны, что именно я его враг?
        - Это копия списка переданного мне Риффе, в нём он указал дворян, офицеров, купцов, полки и так далее. В общем, всех на кого нужно сфабриковать дела. - Сергей протянул бумагу генералу. Тот, прочитав немного, буквально отшатнулся от начальника тайной полиции.
        - Не переживайте - улыбнулся Сергей - этот список я выманил у него специально, чтобы понять расклад сил на планете. Вы первые в этом списке. Даже председатель верховного суда указан после вашего ближайшего окружения. Значит, вряд ли вы донесёте Риффе, то о чём мы сейчас будем говорить.
        Генерал лишь медленно кивнул, списком он был серьёзно обескуражен. Сергей в свою очередь продолжал монолог. Опустив руку в небольшую планшетку, он достал чёрную папку.
        - Это, разумеется, копии документов, которые мне удалось достать - он протянул папку Ридену - там указанно большая часть тех, кто получает деньги от Риффе, какие полки и корабли точно встанут на его сторону. Списки наёмников. Все финансовые операции. И также обратите внимание на страницу двадцать два.
        Генерал быстро перелистал, побегав глазами по ней, он побагровел ещё больше.
        - Да генерал, бомба руссов. Вот так вот просто без большого флота и армий, мятежнику можно будет диктовать свои условия нашему императору.
        - В имя Священного Дитя безвинного и безгрешного - голос генерала дрожал - что нам делать, мы обречены.
        - Если бы Вы тянули и дальше вся планета точно обречена.
        - Что вы предлагаете?
        - Моё предложение просто, арестовать Риффе с ближайшим окружением и отстранить его от власти.
        - Но чтобы арестовать дворянина, а тем более графа и генерала, нужно иметь определённые основания.
        - Да вы правы, нужно все мои доказательства, факты и домыслы отправить ко двору, там пока их получат дней десять-двадцать рассмотрят, пока пройдёт заседание высших дворян, где всё ещё раз взвесят Риффе не то, чтобы захватил власть, он умрёт от старости. Я уже отправил копии всех документов с пояснительной запиской в управление тайной полиции сектора. Наша бюрократия быстрее работает, но чтобы не привлекать внимание действовать мы будем своими силами. Именно поэтому я и обратился к вам. У меня мало людей, и плюс ко всему вы в первую очередь имеете на планете большой авторитет и являетесь приемником губернатора. Законным приемником. - Сергей специально закончил речь ударением на последние два слова.
        Генерал был обескуражен, с одной стороны он не верил своему счастью, с другой уже видел в себе спасителя всей планеты разом. Помедлив немного, генерал изрёк.
        - Я полностью с вами господин Конье согласен, что мне нужно вы предлагаете делать?
        - В первую очередь никому не говорить о нашей встрече, в вас и ваших людях я уверен. Во вторых аккуратно поговорите с высшими дворянами на предмет, как они относятся к быстрым изменениям на планете. Держите людей в постоянной готовности, у меня ещё нет плана быстрого смещения Риффе и его сторонников, и ещё генерал. Ваш ключ управление планетарной системой безопасности?
        - Мой находится у меня в особняке в сейфе, второй без которого системой нельзя пользоваться у Риффе, коды доступа в центре управления.
        - Свой лучше держите при себе, после ареста Риффе я заберу его ключ, надеюсь, мне им не придётся воспользоваться, но подстраховаться нужно.
        Оба мужчин увлеченные беседой достаточно далеко отвалились от челноков. Поднявшееся из-за холма утреннее светило ослепило, начинало слепить обоим в глаза.
        - Светило Корд подарило нам свои утренние лучи - медленно произнёс Сергей - и ещё, если когда-то к вам придёт человек и назовётся именем, к примеру, Такс Вагнер считайте его моим сверхсрочным посыльным и полностью ему доверяйте.
        Генерал понимающе кивнул. Они распрощались и неспешно вернулись к своим челнокам.
        - Ну как? - спросил с нетерпением Лукин.
        - Порядок, он с нами. Лёх - обратился он помедлить к пилоту - вези к Ложбинке. Тормознешь за пару кварталов.
        - Сделаем командир - отозвался Дырявый с места пилота.
        - Лука, Шамиль переодеваемся. Не в мундирах же в бордель идти.
        В такие заведения принято ходить вечером или поздно ночью, а по утрам расходиться. Трое крепких мужчин наоборот постучали в тяжелую дверь чёрного хода. Сергей по-хозяйски постучал сапогом. Щелчок. Отворив в проеме, появился крепкий мужчина, сразу узнавший утренних гостей. Он безмолвно кивнул, приглашая троицу внутрь. Мадам, не смотря на ранний час, сидела у себя в кабинете, закутавшись в большой красный халат. Тонкие женские пальчики грелись о небольшую глиняную чашку с горячим отваром.
        - Ты приболела? - Спросил вошедший Сергей.
        - Нет, озябла немного. Ночью было холодно. - Она широко провела по комнате рукой, показывая гостям места, где они могут сесть. - Хорошо что пришёл, сама хотела к тебе посылать человека, есть проблемы.
        - У нас проблемы?
        - Вроде того - она сделал глубокий глоток - нам ведь нужен живым Сирент Акирил?
        - Да, при любом исходе он должен остаться в живых - Сергей осёкся - только не говори, что его не стало уже по-настоящему.
        - Пока нет. Дней пятнадцать назад на планету из Центра пришла разнарядка о переводе целей из класса «А» в класс «Икс».
        Сергей заметил удивлённые глаза спутников и пояснил.
        - Это классы ликвидации, «А» - не терять из виду и уничтожить по первому приказу. Под него подпадают дворяне, военные и чиновники империи. «В» - всё тоже самое но это уже относится к урождённым на нашей планете, сотрудничавшим с имперциями во время экспансии. Класс Икс - немедленная ликвидация.
        - Вот вот - подтвердила Мадам - один из переведённых объёкт класса «А» Љ 1152.
        - Сирент Акирил - логично догадался Лукин.
        - Я придержала весь список, чтобы не привлекать внимания к нашей операции. Проблема в том, что двенадцать дней назад погиб первый из списка. Офицер из Чарроты Ванс Гаронд, он же Дональд Харрис бывший офицер армии США, перешедший в начале нашествия на сторону противника. Заочно приговорён к казни почти лет десять назад, но обнаружили его совсем недавно. Причина смерти поражение электрическим током - его посадили на самодельный электрический стул. Другой Зарант Ошер военный врач в период экспансии предложил применение тактики заражения.
        - Это тот, что заражал, пленного аналогом тяжелой формы пневмонии, а потом устраивал фиктивный побег или обмен пленным.
        - Да носитель, попадая обратно, заражал товарищей. Мы тогда это быстро раскусили, но потери были серьёзные. Ему вкатили лошадиную дозу собственного препарата. Это произошло в Кревлоде. Следующий Сирент Акирил.
        - Из Чаротты в Кревлод по земле ехать дней шесть плюс два на подготовку итого восемь. Из Кревлода в столицу три дня плюс два на подготовку. Ещё день плюс-минус - прикинул Сергей - выходит Сирента ликвидируют сегодня-завтра.
        - А как такое могло произойти? - Спросил молчавший до этого Шамиль.
        - От раздолбайства даже наша грешная служба не защищена. Одни всё засекретили, вторые недосмотрели, а нам как обычно расхлёбывать. Есть информация кто по списку работает?
        - Из разоблачённой ячейки СВР в Кревлоде. Куда ты Ворон по прибытию шёл. Взяли не всех, и резервный канал связи остался, скорее всего, через тайник. По нему информация и протекла. Работает по ним некто Самостийный, мне он не подчиняется, скорее даже не знает о нашем существовании.
        Сергей красочно присвистнул.
        - Это кто? - С интересом выдавил Лукин.
        - Один, эпстудей, очень большой мастер своего дела. Возраст, пол, внешность мне не известна, но репутация его давно обогнала.
        - Именно - подтвердила мадам - ликвидатор с большой буквы и как вы понимаете человек с придумкой. Вопрос, что делать будем?
        - Отдавать ему Сирента нельзя, его стрелять тоже не очень хочется. Свой как-никак. Ладно. Нужно действовать. - Сергей поднялся с кресла. - Сейчас аккуратно выдвигаемся в район проживания предполагаемой цели. Юр, езжай в управление. Пусть тайники район отцепят.
        Затхлый воздух, пропахший потом и несвежим мясом, наполнял низкосортную таверну коричневого района. Не смотря, на прохладную ночь, день выдался очень жарким в столице, пик уже прошёл, но в плохо проветриваем заведении, не многочисленные посетители чувствовали себя как баньке. На разливе у больших бочек суетилась крепкая женщина средних лет. Если посмотреть со спины её половую принадлежность выдавали лишь растрёпанные русые волосы, в целом она могла дать фору любому вышибале не только по комплекции, но и в умении выпроваживать неугодных клиентов. Подавальщиц там не было, оплатив кружку другую малинового вина или тёмного пива, клиент сам получал свою выпивку, вставая за высокий столик на уровни груди. Питейный зал постепенно наполнялся народом. За очередной группой наемных работяг перепачканных каменной пылью в таверне появился одноногий калека в поношенном пехотном мундире. Опираясь на самодельную деревянную клюку, он проковылял к хозяйке заведения, прикрикивая зычным голосом: «Подавайте ветерану!». С разных сторон послышался весёлый смех, кто-то посоветовал дождаться вечера и пойти к пиявочкам,
может они что подадут. Остальные просто не обращали внимания. Одноногий был не только завсегдатаем заведения, но и имел поддержку одного мафиозного клана, куда и сдавал львиную долю дневной милостыни. Дождавшись своей очереди, когда работяги отошли, он улыбнулся полу беззубой улыбкой хозяйке, протягивая оплату за порцию тёмного пива. Та, взяв в крепкую мясистую руку деревянную кружку щедро, почти до краёв, наполнила его хмельным напитком и протянула клиенту. Нищий кивнул в знак благодарности, развернувшись к залу, он повторил свой коронное: «Подавайте ветерану!», и побрёл искать свободное место. Хотя свободные места и были, он встал к столику недалеко от двери, где прохладный сквознячок приятно обдувал стоящего невзрачного мужчину в обычной крестьянской одежде. Руки его были запачканы пылью, рядом с кружкой эля на столе лежал разломанный хлеб и небольшой вязаный капюшон из чёрной нити.
        - Подавайте ветерану! - Хлебнув из кружки, сказал он в лицо крестьянина.
        Тот сделав мощный хлебок эля задумчиво посмотрел на нищего и отрывая кружку от губ произнёс.
        - А давно ты воевал ветеран?
        - Давно воевал, ещё молодым был, когда во время герцогского мятежа ноги лишился. - На самом деле он всю жизнь был обитателем этого района, но про отрезанную по колено ногу не соврал, действительно потерял её ещё в молодости, сильно поранив ее, ампутировали из-за опасности гангрены.
        - Я помню те времена, хоть был ещё юнцом - задумчиво произнёс крестьянин, будто вспоминая, что-то давно ушедшее. В этот момент он произнёс почти, не раскрывая рта. - Ты обо всём узнал?
        Нищий преподнес кружку к губам, сделал мелкий глоток и, не отводя её ото рта, дабы никто не заметил движения его губ, ответил.
        - Доходный дом вниз по улице, за перекрестом пятый слева с синей стеной. Он на третьем этаже предпоследняя комната по коридору, но сейчас он не один, с ним несколько крепких парней и готов поклясться, что это далеко не слуги. Крепкие, статные при оружии.
        Крестьянин медленно моргнул, показывая собеседнику, что всё понял.
        - Извини ветеран, подать мне нищему крестьянину нечем, вот возьми капюшон, он согреет тебя холодной ночью. - Допив эль, крестьянин подвинул свой подарок нищему и направился к двери. Ветеран взял капюшон, улыбнувшись, он почувствовал тяжесть кошелька с тиреями внутри.
        Самостийный вышел на покрытую деревянными настилами улицу неспешна, направился к указанному дому. Своей агентуры в столице, да и вообще на планете у него не было, часто приходилось нанимать людей на месте. Не всегда надёжных и опытных, но в случае не качественной работы концы приходилось подчищать. После разоблачения резиденции в Кревлоде, что вызвало полное отсутствие финансирования, пришлось даже взять пару левых заказов. Этого делать агент крайне не любил, но то чтобы он боялся гнева начальства на его маленький бизнес. Могло случится так, что цель находилась в разработке Центра или того хуже, является засекреченным агентом, но с военным врачом повезло, его младшая сестра давно хотела отхватить наследство у бездетного «светила медицины».
        Доходный дом с синей стеной, как и описал нищий. Дверь с забитым в неё колышком дабы не закрывалась, внутри не мытые полы и пыльные полки. Хозяйка, а точнее сказать работница доходного дома - женщина лет шестидесяти костлявая как смерть не обращала внимание, на зашедшего крестьянина. Всем своим видом показывая, что здешнее жильё этому забулдыги не по карману.
        - Здравствуйте госпожа - крестьянин щедро поклонился - староста нашей деревни скоро прибудет в столицу и просил присмотреть для него жильё.
        Женщина, слегка зевнув перевала взгляд на гостя.
        - Он желает жить на самом верхнем этаже, какая-нибудь самая дальняя от входа комната, староста не выносит шума и суеты, и будет дней через пять. У вас есть свободные номера? Услышав про верхний этаж, женщина напряглась.
        - На верхнем этаже нет свободных квартир, там их всего три две сейчас заброшены и требуют ремонта, а в третьей надолго снял жильё один отставной офицер.
        - Может - улыбнулся крестьянин ставя на стол несколько тирей - мы договоримся с вами и постояльцем. Мой староста тоже служил в императорской пехоте и старые офицеры падки на вино.
        - Не вздумайте так шутить - тихо произнесла женщина, демонстративно отодвинув деньги - это очень страшный человек, он редко бывает один, сейчас с ним компания сослуживцев, но поговаривают, что недавно одной тёмной ночкой, он имел встречу с несколькими крепкими парнями, и вышел из этого боя победителем. Так, что лучше поищите своему старосте другое место.
        «Крестьянин» понимающе поклонился и, изобразив испуг, быстро покинул доходный дом, но Самостийный был рад. Здесь точно находился Сирент Акирил цель класса «Х» Љ 1152. Про ночной инцидент с его участием, был наслышан именно эта промашка первого капитана, и повысила интерес ликвидатора к коричневому району. Он вышел из доходного дома, немного походив вокруг, как бы в поисках другого места расположения старосты деревни Самостийный осмотрел дом, подходы к нему и приоткрытое окно на третьем этаже. План проникновения созрел быстро. Оставалось одно дождаться темноты. Смущали лишь наличие ещё нескольких человек, скорее всего крадов в квартире с целью. Наблюдая за окнами, он насчитал троих. Чтобы не сильно бросаться в глаза на улице, «крестьянин» нашёл себе небольшое укрытие в выбоине дома, которая была завалина каким-то строительным мусором, осколки камней, доски, тряпьё, которыми накрывают товар уличные торговцы, несколько пустых бочек. Улица оттуда была видна не важно, а вот вход в доходный дом и нужная пара окон вполне.
        Время тянулось неумолимо долго, вечер медленно спускался на город. Прохожие попадались на улице всё реже. Пару раз по улице прошёл патруль фасулов, ещё трое крепких ребят чёрных кожаных плащах. Они напомнили Самостийному братков начала девяностых, отличие было лишь в густых шевелюрах. Доходный дом проследовала лишь одна парочка, крепкий мужчина в гражданской одежде, видимо тоже ветеран или переодетый офицер, с ним миловидная девушка, правда не тянувшая на уличную пиявочку. Красивая, статная с длинными волосами, прямо секси заключил наблюдатель. Ночь спустилась окончательно, он уже думал покинуть пост, а утром найти бездомного, или нанять другого нищего, или местного бездельника для наблюдения за домом, как вдруг из двери, ведущей в доходный дом, выскочили трое. По всему было видно, мужчины очень куда-то спешили. Одного из них хоть и в темноте Самостийный узнал наверняка, он видел его ещё при свете дня в окне наблюдаемой квартиры. Удача. Цель сейчас осталась в одиночестве, можно действовать. Дождавшись пока троится исчезнет из поля зрения «Крестьянин», подождав ещё минут тридцать, без лишнего шума
покинул своё укрытие. Как не в чём не бывало, пересёк улицу и свернул за угол соседней с доходным домом двухэтажки. Быстро надев на руки лёгкие тканевые перчатки и оглянувшись по сторонам, он ловко полез по водостоку и уже через пару минут был на крыше. Пригнувшись и вымеряя каждый шаг, Самостийный медленно шёл к своей цели - небольшому окошку на третьем этаже доходного дома. Оно не представляло собой серьёзной преграды, небольшое в деревянной раме. Достав из-за кожаного сапога двояко заточенный крадский боевой кинжал, который он и собирался пустить в дело, Самостийный лёгким движением откинув две деревянные планки, аккуратно вынул небольшой квадратик стекла. Сунув в образовавшийся пустой проем, он без труда нащупал защёлку. Окно с тихим скрипом распахнулось, и убийца медленно вперёд ногами вполз на этаж. Небольшой коридор, поворот в другую часть дома справа, предполагаемая дверь с целью вторая слева. Самостийный провёл правой рукой в области пояса, дабы убедиться, что страховочный ПБ на месте. Перехватив по удобнее кинжал, который он намеревался использовать для ликвидации капитана крадов с
последующим вырезанием «Знаков страха» на лице. К работе он всегда подходил с душой, старался выбирать для своих целей разные способы умерщвления, как он сам называл их шутку: «Смерть по специальности». Ликвидатор медленно подошёл к двери и начал прислушиваться к происходящему.
        Чуть слышный для обычного человека скрип деревянного пола безошибочно подсказал Самостийному, что некто подкрадывается к нему со спины. Молниеносный выпад и взмах отточенным как бритва кинжалом. Противник отскочил в последний момент, кинжал даже немного задел лоскуты костюма. Офицер - как его окрестил для себя Самостийный, тот, что пришёл с любовницей. В его руках не было оружия, но манеры движения просто кричали, что оно ему нет очень нужно. Второй, в длинном плаще, один и троих патлатых братков с улицы, которые прогуливались с час назад. Он появился из двери комнаты, которая должна быть закрыта не ремонт. Плащ был расстёгнут, из-за него в тёмном коридоре сложно было разглядеть серый мундир, он Самостиный всё понял, с тайниками ему уже не раз приходилось сталкивать. Хоть их и минимум четверо, это не страшно. Жаль только цель может сбежать, а бегать не в его правилах. «Офицер» повёл себя, однако странно, если тайник обычно хватаются за фазеры, этот начал размахивать небольшой плетёной верёвкой, толи, отвлекая внимание, толи не понятно что, пытаясь показать. «Крестьянин» не желая искушать судьбу,
бросился в нападение. Кисть правой руки, в которой только что был кинжал, попалась в ловко брошенный офицером аркан. Горская петля, хитро, но в последний момент Самостирный раскусил этот фокус, кинжал перелетел в левую руку и уже готовиться нанести удар противнику. Неожиданно, третий, так тихо подкравшийся, прихватил уже летящую сбоку замахнувшуюся с кинжалом руку остановив её. Не страшно, Самостиному есть чем ответить. Сначала он освободит правую руку от аркана, крепким ударом в пах. Потом можно действовать и освободившийся рукой, и ногами. Его план был разрушен лишь одним ударом подоспевшего противника. Расслабляющий удар под почку. На мгновение тело расслабилось, и двое нападавших повалили убийцу на пол. Ещё секунда, и удавка уже скрутила обе руки за спиной. Кинжал отлетел куда-то в строну. Быстро подняв его на наги, чьи-то «заботливые руки» набросили на голову тёмный мешок, и, обыскав, изъяли ПБ.
        Сирент уже давно пристрастился к легкому сливовому вину, но старался не злоупотреблять им и другими, напитками. Живя в казарме или на съёмной квартире, почти каждый день нужно было появляться в части пред очи полковника, заниматься физическими упражнениями с бойцами, участвовать в учениях. Капитан не мог, позволит себе сильных попоек, всегда старался держаться, выпивая меньше всех, чем ещё служа на Апорине лейтенантом сыскал себе славу носящего своих менее осторожных сослуживцев. За дни подполья всё изменилось. Утро начиналось с бутылки, ночь ею оканчивалось. Безделье и одиночество были злейшими врагами графа. Верный крады не могли посещать его каждый день. Оставаясь одному, для соблюдения секретности, он не включал света, не пел песен, редко покидал убежище. Вино стало лучшим другом, собеседником, соратником, а потом и просто необходимостью.
        Красная жидкость, тихо булькая, наполняла глиняный стакан. Капитан немного потряс, порожнюю бутылку выцеживая последние капли. Стакан был на половину пуст или на половину полон. Сирент сурово взглянул на него и уже потянул к нему руку, как услышал звук шуршания из-за входной двери, скрип половой доски, чуть слышный свист клинка рассекающего воздух. Хмель пропал сам собой, капитан почти спрыгнул со стула, выхватывая из кобуры ручной фазер, висящий на поручни соседнего кресла. Он приблизился к двери почти вплотную, вслушиваясь в вечерний сумрак. В коридоре шла борьба, рычание, удары, звук упавшего на пол тела. Парни Сирента выкупили весь этаж и за лишнюю плату управляющая всем говорит, что мест на верхнем этаже нет, и кроме отставных офицеров устраивающих там пирушки, на этаже пусто. Возня продолжалась, и всё же любопытство не выдержало, он широко раскрыл дверь. В тёмном коридоре, рядом с его дверью на полу копошились несколько человек. Двое крепких мужчин вязали руки третьему за спиной. Один, закончив стягивать руки, ловко накинул на голову небольшой тёмный мешочек, второй ощупывал одежду
связанного, извлекая из-за пояса пистолет руссов. Третий показался почти рядом с дверью, шагах в трёх, от двери.
        - Господин офицер - видимо угадал мужчина, Сирент заметил в его руках фазер, из-под тёмного плаща виднелся серый мундир тайной полиции - прошу вас пройти в комнату и плотно запереть двери, здесь происходит задержания шпиона руссов.
        Сирент ещё раз оглядел коридор, сделав лёгкий кивок, он, покорно убирая фазер, исчез в дверном проёме. Краем глаза, заметя крадский кинжал, лежавший у плинтуса. Щёлкнув замком, капитан продолжал прислушиваться к шуму. Схваченного поволокли по лестнице вниз, было слышно, как ноги бьются о деревянные ступеньки. Подождав ещё немного, Сирент приоткрыл дверь. В коридоре повисла тишина, звуки работающих двигателей челноков слышались с улицы. Капитан проследовал на лестницу, любопытство обуяло его. С внутренней стороны двора стояло два челнока. Их прожектора освещали почти весь двор. Трое уже знакомых тайников вывели схваченного и передали его остальным серым мундирам стоящим внизу. К ним вышел мужчина не высокого роста, по стати и движением - главный. Он отдавал команды. Сирент присмотрелся в небольшое окошко на лестнице. Имя этого человека он не знал, но понял сразу - это был новый начальник тайной полиции, сменивший господина Вентраля. На схваченного он почти не взглянул, лишь показал рукой на один из челноков. Тайники, высоко задрав за спиной руки схваченному шпиону, повели его в сторону челнока.
Начальник продолжал раздавать указания. Сирент внезапно одёрнулся, сейчас тайники вернуться на место и спросят документы, будут выяснять личность, задавать вопросы. Сирент бросился в свою комнату. На ходу похватал свои вещи, бумаги. Уже в дверном проёме он обернулся, на небольшом столике рядом с глиняным стаканом лежал медальон. Ловкие пальцы капитана подхватили дорогую реликвию. Сирент бросил взгляд на стакан с вином. Он был не наполовину пуст, и не на половину полон, нет, он был с вином. Вино притупляет реакцию и чувства, делает свою жертву слабым. Не появись тайники, и к утру, офицер лежал бы в луже собственной крови заколотый крадским кинжалом. Что убийца оказался у его двери не случайно, граф был уверен, и серые мундиры оказались здесь не случайно, будто зная, куда придёт убийца, и умело расставили сети.
        Шагая по коридору Сирент понял, что выйти через дверь на первом этаже уже не получится, там слышались незнакомые мужские голоса и испуганный писк управляющей. Тихий скрип раздался во тьме. Капитан в мгновении оказался у источника звука. Небольшое открытое окошки болталось на петлях, и повинуясь дуновениям ветра. Уйти тем же путём, что пришёл суда убийца. Оконный проём был довольно узок, но всё же пропустил массивное тело офицера.
        Темень уже спустилась на улицы. Серент двигался ускоренным шагом, желая быстрее покинуть бывшее место своего проживания, но куда идти дальше он не представлял. Его верных крадов срочно вызвали по тревоге в полк. Мысли путались в голове желая восстановить картину произошедшего с ним за последнее время и понять, кто так неистово желает его гибели. Предполагать, что это всего лишь месть руссов за службу на Апорине глупо, почему они раньше это не организовали. Может это и руссы, а кто-то, кто просто старается свалить на них свои чёрные делишки. Логично, только кто это может быть? Генерал Риден? В принципе мог, но его первый противник дядя - Риффе Акирил. Сам дядя. Сиренту было не хорошо от этой мысли. Аугусто Дернер, он ненавидит Сирента все душой ещё из-за той юношеской шалости. Не станет, если не отомстил тогда, когда ещё его дом Дернеров был гораздо выше и могущественнее Акирилов, то и сейчас не станет. Кто-то из офицеров других крадовских полков? Невозможно, все они куплены дядей, а на Сирента готовы молиться как на божество. Заполненный этими мыслями Сирент не заметил, как оказался у ворот
знакомого ещё с детства особняка. Мышечная память сама приняла решение. Ну что же была, не была. Сирент постучал кулаком в ворота.
        Риффе Акирил медленно выслушивал рассказ племянника, не перебивая и даже не задавая вопросов. Сирент в душе был рад, что не ошибся и пришёл сам. Он никогда не видел дядю таким счастливым и долго не мог выбраться из его крепких объятий. Даже слезинки радости на глазах пожилого графа были в диковинку. Выслушав до конца, он, поправив домашний костюм, начал расхаживать по комнате. Это продолжалось не долго, отмерив несколько шагов к камину и обратно к креслу, он остановился, видимо ловя нужную мысль.
        - Сирент, о том, где ты находишься, знали только твои парни, верно? - Это был не вопрос, а скорее рассуждение. Риффе не давая племяннику времени, чтобы ответить, продолжая сам - однако, об этом знали как минимум твои убийцы и начальник тайной полиции.
        - Верно. А что ты знаешь о нём?
        - То, что он, появившись недавно, слишком путается под ногами. Он работает на меня, но складывается впечатление, что просто дурит. Не сомневаюсь, что это покушение им же и инстцинированно. Никого не убили, и ты не видел даже лица наподдавшего.
        Сирент утвердительно кивнул.
        - Мальчишка хочет показать мне, что он всё знает и всё может. Тем хуже для него - голос графа стал более властным - мы вскоре распрощаемся с нашим начальником.
        Связанного Самостийного потряхивало в челноке. Льстило, что везут хоть и в компании крепких парней, чьи тела он чувствовал по бокам от себя, но на заднем сидении челнока, а не в местном автозаке. Дорога протянулась минут на двадцать, пока челноки не остановились. Пленника вытащили и, не говоря лишних слов, куда-то потащили. Самостийный даже не успевал переступать ногами, его практически подняли над землёй и очень быстро несли. Скрип открывающихся ворот, чуть позже дверей. Быстрые шаги конвоиров раздавались уже по полу. Куда всё-таки несут, если в тюрьму, то зачем так спешить и тем более надевать капюшон на голову. Ещё один скрип дверей, остановка. Самостийного усадили на стул. Несколько минут томительного ожидания, рядом слышатся более редкие и медленные шаги. Холодный метал кинжала прикасается сзади к ладоням рук. Лёгкое движение, и обрезанные путы падают с кистей, второй стоящий сбоку снимает с головы мешочек. Яркий свет светильник бьёт в глаза. Пленник слегка щурится, но быстро привыкает. Охранники, те парни, что недавно вязали его, стоят по краям. Напротив сидят двое в серой форме тайной
полиции. Левый помоложе, лет тридцать пять. По мундиру видно - начальник. Лицо типичного дворянина, но не броское. Самостийный всматривается в него более тщательно. Рост средний, волосы тёмные, глаза карие, кожа смугловатая, выражение лица неброское, особых примет не имеет. Вот только по описанию, он на кого-то похож. Второй, что справа, постарше. Лицо с небольшой бородкой, больше похож на старого ветерана. Оба пристально смотрят на него.
        - Добрый вечер - сказал молодой на русском, давая акцент похожий на президента Путина.
        - Господа я вас не понимаю - на имперском ответил Самостийный вкладывая в фразу максимум удивления.
        Оба улыбнулись.
        - Начальник, я его знаю - послышался голос из-за спины. Самостийный уже слышал его раньше, ещё очень давно в прошлом, но когда и кому он принадлежал? - Это Самсон, присяжный киллер, наёмный по нашему.
        Такого поворота Самостийный не ожидал, вся конспирация полетела к чёрту, удивление на лице уже было не спрятать. С выпученными глазами он обернулся к автору разоблачительных слов. Бахти Вятский улыбаясь, смотрел на него, стоя возле стены.
        - Видишь - продолжил более молодой - кто ты мы уже знаем. Позволь мне представиться, с недавнего времени я руководитель всей агентурной сети. Так как твоя явка в Кревлоде была недавно засвечена, этой информации ты не получил, а начал работать по списку. Также я знаю, что без подтверждения из Центра, мои слова фуфляндия.
        - Не переживай сильно - Самостийный хитро улыбнулся - я узнал тебя, видел в Кревлоде, когда ты заходил в «Жареный окорок». Я пришёл к нему, чуть раньше тебя увидел незнакомые физиономии и не стал заходить. Услышал, как ты у вышибалы про девку спрашивал. Стандартный вопрос. Понял, что ты наш, думал выследить, да потерял тебя через два поворота, топтаться не моё это.
        - Ну, вот и замечательно, поработаешь теперь на меня.
        - А что за работа?
        - Топтаться не заставлю, а так по специальности присяжным киллером.
        Глава 27. Последняя милость
        Челнок начальника тайной полиции проследовал Восточные ворота, въехав на небольшую, но широкую улочку. Распуганные рёвом мотора, сидящие на каменном тротуаре птицы взмыли высоко в небо, и прокружа над улицей, снова сели на привычное место, разглядывая выходящих из челнока людей. Пилот остался прогуливаться возле челнока. Трое в серых мундирах тайной полиции неспешно шагали в открытые двери небольшой мастерской. Клардинье Леоне - хозяин мастерской и лучший портной на планете с нетерпением ожидал важного гостя на финальную примерку.
        - Добрый вечер господа, прошу, проходите - раскланиваясь, мастер провёл клиента и его спутников в просторную комнату. Мастер был довольно низкого роста, небольшой пролысиной на макушке, но обладал довольно крепкими руками и добротным пузиком.
        Комната была типичной портняжной мастерской справа от входа стояла большая гладильня с парой больших утюгов. Слева у окна висело несколько дорогих костюмов и светло-голубой мундир флота - тоже чьи-то заказы. Чуть вдалеке у стены стоял рабочий стол мастера с набросанными на него лоскутами, нитками, одёжными лекалами, рядом швейная машина. В центе комнаты располагался небольшой столик с разложенным на нём фруктами и вином. Мастер указал клиенту присесть за него, сам же принялся откупоривать бутылку явно с древним вином. Разлив содержимое в хрустальные бокалы мастер предложил гостю выпить. Из-за спины начальника тайной полиции появился один из телохранителей и, шепнув что-то шефу, сначала понюхав содержимое, сделал небольшой глоток. Минуту обождав, он утвердительно кивнул. Хозяина мастерской такой жест не смутил, дворяне часто побаиваются быть отравленными, что ли говорить о начальнике тайной полиции. Наконец гость в такт с хозяином сделал небольшой глоток.
        - Не стоило так осторожничать - произнёс он, обращаясь к своему телохранителю - это замечательнейшее цингарское вино где-то десяти циклов выдержки.
        - О, господин так хорошо разбирается винах. Покорнейше прошу меня простить и подождать некоторое время, наслаждаясь этим замечательным напитком пока я принесу ваш мундир.
        Хозяин исчез минут на семь, он работал, совсем не держа слуг, поговаривали, он боялся, что подкупленные конкурентами помошники испортят дорогой заказ или узнают секреты мастерства. Портной вышел, держа на вешалке замечательный белый мундир с серебряными вставкам и золотыми пуговицами. Покрой был отменный, улыбаясь, он показал его заказчику и движением руки позвал господина пройти в небольшую комнатку для примерки. Телохранители собрались последовать за ними, но мастер остановил их.
        - Как можно, господин сейчас соизволит переодеваться - произнёс он с большой долей убеждения.
        Не обращая внимания на его протест Микола, недавно пробующий вино, демонстративно прошёлся по комнате. За довольно массивной дверью она была достаточно не большой, и протест мастера оказался понятен, ширма, большое зеркало, небольшая табуретка сантиметров в двадцать от пола, столик с разбросанными иголками и мелками, под ней лежало несколько мотков разных тканей и небольшое приоткрытое окошко напротив двери, обдающее комнату приятным свежим ветерком с улицы. Если они зайдут вчетвером, мастеру будет тяжело осуществлять примерки, да и ещё учитывая комплекции телохранителей. Хмыкнув, он вышел и показал рукой, что всё спокойно.
        - Проходите господин - почти поклонился мастер, показывая на открытую дверь - подождав пока клиент, пройдёт внутрь мастер высунулся из дверного проёма и широко улыбаясь, добавил - господа могут отдохнуть здесь, примерка не займёт много времени. На двери щёлкнул засов.
        Оба остались стоять. Подойдя Дырявый тихо шепнул Миколе:
        - Чего-то он сегодня переигрывает, раньше, когда приезжали, так не стелился. Тебе это странным не кажется?
        - Это последняя примерка, сегодня начальник должен получить свой мундир, если всё будет в порядке. Вот видать и на чаевые зарабатывает - он слегка улыбнулся.
        - Нет, наверное, может он со всеми так, посмотри - Дырявый показал на стены - вон кругом портреты различных господ.
        Одна из стен была увешана местными фотографиями разных улыбающихся дворян в дорогих костюмах. Рядом с некоторыми стоял портной.
        - А тебе не показалось, что он немного ростом уменьшился, раньше вроде и так был не высокий, а теперь ещё ниже - тихо шепнул Дырявый.
        - Может усох? - оба улыбнулись.
        - Ох, ох как господину хорошо, как идёт - раздалось из-за двери.
        Клиент уже переодел мундир и стоял напротив зеркала, портной, стоя рядом на табуретке, чтобы ростом с клиентом застёгивал ему пуговицы. Его крепкие пальцы скользнул к последней у шеи, там он застегнул небольшую застёжку на воротнике.
        - Пожалуйте господин, ох как идёт, как идёт.
        - Да верно - рассматривая себя в зеркало - мундир сделан шикарно, вы действительно выдающийся мастер.
        Начальник тайной полиции стоял в белоснежном мундире из дорого материала, с серебряными бляхами на ремне, красно-золотыми манжетами и таким же воротом с причудливыми орнаментами. Сидел мундир идеально.
        Мастер, поправляя рукава клиенту, отошёл чуть назад, оказавшись за спиной. Он расправлял что-то на спине. Быстрым движением продел руку под задник воротника, и нащупав там вшитый шнур, резко дёрнул вниз, начиная накручивать. Удавка мгновенно стянула шею начальника тайной полиции, глаза начали выкатываться, рот не мог произнести не стона, не крика. Дополняло ужасающую картину, то, что жертва видела свои страдания в зеркале, а портной громко продолжал приговаривать, дабы заглушить звуки и показать телохранителям, что всё в порядке.
        - Ох, господин да в таком мундире сразу на приём к самому императору.
        Хватка не ослабевала, клиент пытался достать мастера ударами локтей, но тот так ловко спрятался за спиной, малые габариты давали ему преимущество, не локтем не головой задеть его спрятавшегося за спиной было невозможно, а сдвинуть и ударить о стену убийца себя не давал. В глазах уже начинало темнеть, шейные позвонки трещали. Уже не думая, а инстинктивно левая нога со всей силы ударила в стоящую рядом табуретку, которая с характерным дребезгом влетела в зеркало напротив. Клиент окончательно потерял сознание.
        Массивная дверь на засове не помогла удержать разъярённого Миколу, он выбил её собой одним ударом, и так как комнатка была не велика задел «портного». Тот отскочил и, понимая, что силы не на его стороне ловким прыжком уже оказался в приоткрытом окошке. Он уже почти полностью вылез на крышу, как почувствовал крепкую хватку на щиколотке. С грохотом разбивающегося стекла «портной» влетел обратно в комнату. Второй телохранитель, сидя над громко кашляющим клиентом помогла ему снять злосчастный мундир. Первый, ухвативший каратышку за ногу, сильно размахнулся кулаком. Тяжелые удары быстро лишили сознания вёрткого «портного».
        - Как он? - Спросил Микола связывая руки и ноги схваченного.
        - Шея вроде не сломана, но кашлять ещё долго будет.
        Спустя пару минут Дырявый появился на пороге мастерской, свиснув, он махнул пилоту челнока, показывая руками, чтобы тот подогнал машину вплотную. Челнок, зарычав, медленно подъехал открывающийся дверью к самой двери. В салон усадили ещё находящегося в шоке начальника тайной полиции и связанного несостоявшегося убийцу. Дав газу, пилот направил свою машину в Восточные ворота.
        На столицу спускался тёплый вечер, рыночные торговцы уже собирались закрывать свои лавки. Самостиный прогуливался вдоль рынка в сторону Коричневого района. В этот раз на нём уже была не поношенная крестьянская одежда, а добротный городской камзол из хорошего тёмно синего сукна. И небольшой плащ за спиной, в плащ он планировал закутаться, когда окажется в Коричневом районе, а то в такой одежде можно нарваться на неприятности. Грабителей он не боялся, но светиться не стоило.
        Самостийный прожил в особняке, куда его привезли уже пару дней. После знакомства с Вороном, его ещё бойцы называли Свой. Татарин по имени Шамиль, тритий человек в этой группе провёл его по всем бойцам, представил. Парни оказались слаженной командой, но узнав легендарную кличку и специфику работы, быстро приняли, невзирая на преступное прошлое. Хотя кто да нашествия мог знать доживёт ли он до сегодня и кем станет. В первые годы службы Самостийному приходили горы приказов о ликвидации объектов класса «В» - лиц, уличённых в сотрудничестве с имперцами и получившими их гражданство. Многие из них были «тринадцатыми» как их звали партизаны. В начале нашествия имерцы открыто заявляли, кто выдаст местонахождения двенадцати человек, станет гражданином империи со всеми правами. Стоит отметить, что таких доброхотов оказалось множество. Некоторые умудрялись за счёт других выкупать свои семьи, чтобы перебраться в Империю свободным. Не удивительно, что когда наша планета окрепла, первая волна праведного гнева была направлена именно на эту категорию.
        - Подавайте ветерану! - Прервал воспоминания Самостийного мерзкий пронзительный голос.
        Старый знакомый своим мерзким голоском огорошивал улицу, увидев Самостийного он никак не смутился. Медленно переведя на гостя взгляд, он продолжил свою тираду. Одна тирея с лёгкостью упала в его глиняную мисочку. Самостийный чуть нагнулся к «ветерану».
        - Работа есть - почти не открывая рта, процедил он.
        «Ветеран» понимающе кивнул.
        - Нужно разузнать, кто сегодня удушил начальника тайной полиции, и где может прятаться исполнитель. Здесь ещё задаток - в миску плюхнулся небольшой мешочек.
        - Так говорят убийцу, схватили телохранители.
        Самостийный выпрямился, развернувшись, сбросил лишь одно слово: «Удрал».
        Он медленно возвращался в сторону доходного дома по улицам столицы. Вечер забирал свои права. Слежку он заметил ещё на пути к рынку, прекрасно понимая, что новый начальник не отпустит его без присмотра, а оно и понятно, было очень любопытно, почему следят двое темнокожих парней явно мафиозной наружности.
        Спустя полчаса он был уже у дверей доходного дома, которые покинул ранее. Пройдя в одну из квартирок на первом этаже, Самостийный, предварительно стукнув в дверь три раза и услышав два коротких. Лёгкий скрип двери, хозяин в ответ отпёр ключом. В зашторенной комнате, как и при его уходе, сидело двое крепких бойцов и готовые в любой момент изжарить не прошеного гостя. Ему лишь приветливо кивнули, и сидевший дальше от двери привстав, мотнул головой показывая налево. Небольшая дверца, ведущая как в чулан, выглядела так, будто её не открывали уже год, хотя только несколько часов назад Самостийный вышел из неё. Молчаливый страж лёгким движением отворил. Внутри было темно, пахло пылью. В небольшом чулане примерно два на четыре у правой стены стояли, набросаны самодельные деревянные клетки для птиц. Их назначение выдавали прилипшие перья и засохший помёт. Ведро, швабра, на левой полке стояло несколько пустых фляг из бутылочной тыквы. Войдя первым, стражник нажал ногой куда-то рядом с клетками. Раздался тихий хруст, стена с полочками начала медленно отъезжать, вглубь открывая ход. Включив мощеный фонарь,
висевший слева от входа проводник кивнул, приглашая гостя внутрь. Небольшая каменная лестница ступеней в пятнадцать была довольно скользкой, Самостийному стоило много труда не поскользнуться. Пройдя её оба остановились, проводник, оперившись на стену начал, что-то искать в верхнем углу между потолком и стеной. Раздалось шуршание рации.
        - Арв, это я - тихо произнёс охранник - отключи фотоэлементы.
        - Сначала постойте смирно и покажите свои рожицы - прошуршало в рацию в ответ.
        Оба на минуту застыли, Самостийный пытался отыскать камеру, но так и не вышло.
        - Опознаны, проходите всё чисто.
        Они шли ещё минут пятнадцать, не разговаривая, лишь луч фонаря и тихие шаги по влажному камню вносили изменения в маленький мир многовекового подземного хода. Как и его начало, конец пути венчала похожая лестница. У неё уже ждал такой же зевающий охранник, осветив гостей, он перекинулся парой слов с коллегой и, попрощавшись тихо захлопнул дверь, пропустив Самостийного в особняк. Новый страж, лицо которого Самостийный уже помнил. Повёл его не наверх, как он ожидал, а по небольшому коридору ещё вглубь особняка, объяснив, что главный сейчас внизу, работает.
        За дверью находилась пыточная. Пухлый мужчина небольшого росточка висел почти у самого потолка за руки. К ногам были привязаны две большие на вид очень тяжелые гири. Вокруг расхаживал боец, задавая лишь один вопрос: «Кто послал»? Мужчина пыжился от боли, но продолжал молчать. Ещё двое - Дырявый и Микола стояли по краям. Сидящие в камерах пленники тоже пристально наблюдали за процессом. Ворон сидел на небольшом табурете посреди комнаты, примеряя злополучный мундир. Увидев утвердительный кивок вошедшего Самостийного, он ответным предложил ему остаться. Экзекуция продолжалась еще, какое-то время, но явно не приносила пользы.
        Спустя минут двадцать на пороге появился Лукин, скорой походкой он направился к продолжающему примерять мундир Сергею.
        - Всё сделано, как и планировали. Девочки Мадам и парни Корейца уже пустили слух, что начальник тайной полиции погиб и убийцу усиленно ищут. В управлении я дал такую же информацию. Тайники подняли город на уши.
        - Ёпстудей, вообще неприятно - ответил Сергей, затягивая удавку на своей шее - но стоит отдать должное, мундир сшит идеально. Что удалось найти в доме портного.
        - Да толком ничего кроме тела самого мастера. Этот сломал ему шею, потом загримировался под убитого и ждал.
        - Ещё дорогим винишком нас угощал - раздался голос Миколы - вино очень хорошее было.
        Сергей усмехнулся.
        - Хорошее или превосходное? - неожиданно для всех спросил высунувшийся из камеры Терлон.
        - Наверно превосходное, цингарское вино. В такой ещё дорогой бутылке.
        - Могу с уверенностью заключить, что прозвище этого человека Последняя милость. - Твёрдо произнёс Терлон.
        Висевший на дыбе слышал этот разговор, Сергей строго настоял, чтобы даже внутри особняка все общались исключительно на имперском. Наёмный убийца лишь слегка дернулся, услышав своё прозвище.
        - Он всегда перед исполнением своей миссии делает жертве шикарный подарок дорогое вино, женщина или что-то подобное.
        - С чего он такой добренький?
        - Это самый высокооплачиваемый наёмный убийца на планете как правила, его нанимают дворяне для ликвидации дворян, чиновников людей самого высокого ранга, и удушение смерть без потери даже капли крови - этого достойны сливки общества высокие дворяне, военные, может и те в ком течёт кровь императоров. Подарок как дань последнего уважения.
        - О как, меня прировняли к самым высшим. А скажи, многие могут этого Милостника нанять?
        - Он стоит очень дорого, даже по нашим меркам.
        - Ну - вставая с табурета и протягивая Лукину мундир - видимо Риффе сделал свой ход. Мундир передай девчонкам, пусть выпорют удавку и зашьют. В нём ходить буду. Господину Терлону с ужином давать порцию вина неделю. Заслужил так сказать за помощь следствию. Этот пусть ещё немного повисит, подумает над своим поступком, подумает потом в камеру.
        «Центру. Белый король начинает эндшпиль. Первая фаза операции «Шах белому королю» запущена мною. Четыре туза наготове. Ворон».
        Глава 28. Шах белому королю
        На дворе стояла уже поздняя ночь. Сквозь открытое окно в комнату пробивалась прохлада и стрекотание ночных насекомых из прилегающего сада. Герцог Карах прикрыв глаза, прислушивался к ночным звукам. Он любил иногда оставаться ночами на службе. Не задремать позволило лишь присутствие заместителя, недавнее чрезвычайное происшествие сделало работу управления тайной полиции круглосуточным. Проций сидел напротив, медленно попивая горячий травяной отвар. Адъютант начальника мастерски его заваривал.
        - И так, что мы имеем - прервал молчание герцог - без малого за два десятка дней на планете Корт II убивают уже второго начальника тайной полиции. Нет, ну я понимаю, если гибнут оперативные сотрудники да ещё в таком районе, но это уже не в какие рамки. Что мы за тайная полиция, которая должна защищать интересы империи, если мы себя защитить не можем.
        Он вышел из-за стола, бесцельно походя по комнате, подошёл к большому деревянному шкафу. Внутри шкаф был почти пуст, лишь одинокий парадный мундир висел посередине. Герцог провёл рукой по вороту. Мало ли.
        Дверь со скрипом отворилась, на пороге появился адъютант с кипой бумаг.
        - Донесение с планеты Корт II сверхсрочное, сверхсекретное.
        - Убийцу, что ли поймали? - Пошутил Карах.
        - Никак нет, автор донесения начальник тайной полиции планеты Корт II, Вирт Конье.
        Находящиеся в комнате недоумевающее переглянулись.
        Финд набрал как можно больше воздуха в грудь, и с долей некой торжественности начал читать донесение. Его автор уведомлял руководство тайной полиции сектора, что группа крупных дворян планеты под предводительством графа Риффе Акирила готовит на планете переворот с целью сепаратного выхода из состава империи. То, что планета может существовать автономно, без помощи извне всем было ясно. В донесении перечислялись преступление графа, включая убийство начальника тайной полиции господина Вентраля и покушение на нынешнего. Это вызвало некое недоумение слушателей. Далее шли махинации, махинации, подкуп, запугивание, кипа должностных преступлений. Венчало же список прегрешений дворянина информация о перехвате верными ему крадами биологической бомбы способной уничтожать населения планеты включая саму митрополию - столицу империи. В донесении был подробно описан факт подмены корабля руссов, технические характеристики оружия, информация о месте нахождения. Первым не выдержал герцог Карах. Не обращая внимания на присутствие подчинённых в своём кабинете, он грубо выругался, дав фору любому уличному босяку.
Проций не подал вида, но прекрасно понимал висящую над планетой опасность, если всё присланное, правда.
        - Финд читайте дальше, надеюсь, в этом донесении есть хоть что-то хорошее - выругавшись, обратился герцог к адъютанту.
        «… Исходя из вышеперечисленного, считаю своим долгом в первую очередь как офицера империи не допустить попытку переворота. Мною разработан ряд мер по стабилизации обстановки. Первое. Объявить масштабные учения всех планетарных войск и сторожевого флота, дабы вывести войсковые неблагоприятные части из городов и мест постоянной дислокации на приличное расстояние. Второе. Провести массовые аресты дворян подозреваемых в заговоре. Третье. Частично или полностью снять блокировку планеты с целью созыва большого жюри с привлечением высших дворян империи. От лица руководства тайной полиции прошу наделить меня данными полномочиями, дабы получить поддержку лояльных и не определившихся дворян планеты.
        Начальник тайной полиции планеты Корт II Вирт Конье».
        Повисла очередная пауза.
        - Финд, запросите подтверждение личности отправителя.
        - Сообщение пришло с личным кодом начальника тайной полиции, увидев это, я запросил подтверждение и почти сразу получил вторую телеграмму. В ней говорится, о том, что данные о гибели была фикцией.
        - Чем дальше, тем интереснее и интереснее, господа давайте думать.
        Проций быстро пробежал взглядом по спискам подозреваемых в измене, первая очередь ареста, вторая. Координаты выдвижения части войск и флота на «учения», список задействованных полков.
        - Придумано хитро - закончив ознакомление с документом издал Проций - неблагонадёжные полки будут находиться в отдалении от крупных городов, первые аресты пройдут для них незаметно. Допрошенные смогут дать более полную картину заговора, некоторые из офицеров в отдалении от ВЛИЯТЕЛЬНЫХ ДВОРЯН могут и за ум взяться, о присяге вспомнить.
        Словосочетание влиятельных дворян, он специально выделил.
        - Эндер Тоон просит от нас скорейшей помощи для реализации своего плана, пока его фиктивная гибель не раскрыта. Даже нет времени проанализировать все риски. - Задумчиво произнёс герцог.
        - Вы позволите? - Спросил стоящий с документами адъютант. Заметив лёгкий кивок, он продолжил. - На эти пять-шесть дней планета будет ослаблена перед лицом внешней опасности, но я считаю это даже плюсом, так как, узнав о ситуации, император прикажет ввести на планету экспедиционные войска.
        - Верно - заметил Проций - также из графика перемещения войск я заметил, что Эндор желает укрепить границу с горной аномалией, перебросив туда ещё пару полков. Чтобы исключить возможные попытки герцога Силви воспользоваться ситуацией.
        Проций на миг задумался. В его голове вильнула одна страшная мысль, она была настолько глупой и неожиданной, что он не решился озвучить её патрону, мысль была настолько фантастична, что сам Проций в душе даже посмеялся над собой.
        - Тогда давайте подытожим господа - привставая с кресла, величественно сказал начальник тайной полиции сектора - Я лично вылетаю, ко двору императора, чтобы получить одобрения на снятии блокады с планеты и получить право на арест герцога Риффе и замешанных в заговоре дворян. Финд готовьте временные документы на проезд до планеты Корт II и арест дворян. Проций вылетайте на Корт. Вы передадите подготовленные документы губернатору и будите гарантом, что все, что делает начальник тайной полиции планеты, происходит с нашего ведома и одобрения. Свободны.
        Оба офицера вытянувшись щёлкнули каблуками.
        Прошло около полу дня, Финд сидя за своим столом, возился с документами, как увидел, просто вбежавшего к нему Проция.
        - Срочно - взволнованно произнёс он - доложи герцогу, нужно всё отменять.
        - Невозможно он уже на пути к космопорту. Возможно, уже вылетает в метрополию ко двору императора. Что вообще случилось?
        - Связывайся скорее - руки Проция дорожали, его безумная идея, начала приобретать угрожающий оборот.
        - Связи нет, можете передать на космопорт, да что случилось то?
        - Смотри - Проций протянул адъютанту листок бумаги, там было изображение нескольких стоящих человек в форме тайной полиции стоящие в большом рабочем кабинете.
        - Что это?
        - Это снимки с места гибели господина Вентраля, мне их передал один мой человек с Корта. Вот это - он ткнул пальцем на один из силуэтов - исполняющий обязанности начальника тайной полиции Вирт Конье. Только это не Эндор Тоон. Это человек видимо заменил его. Мы имеем дело с чужаком. У тебя в досье было изображение Эндора Тоона.
        - Никак нет, он же работал под прикрытием, только словесный портрет.
        - Нужно срочно остановить герцога.
        - Хорошо мы попробуем связаться с космопортом из кабинета начальника. Там связь получше. Пойдёмте. Кто-нибудь ещё видел этот снимок?
        Герцог Карах переминаясь с ноги на ногу прохаживался по взлётному полю космопорта. Он уже два раза переносил свой собственный вылет, ожидая Проция. Тот всё ещё не появлялся. Уже связывались с управлением, отправляли вистового к дому помощника, всё четно. Лёгкий ветерок обдал лицо герцога, с затянутого тучами неба начали падать редкие капельки. Герцог не спеша начал подходить к козырьку здания космопорта. Они должны были прибыть на планетарную станцию на одном транспортном катере, обсудив по дороге все планы, и уже потом разлететься в разные стороны. Проций не появлялся, это сильно тревожило герцога. Сам он обожал пунктуальность и сотрудников подбирал себе под стать. Нося серый мундир по-другому нельзя. Небольшой челнок тайной полиции появился на взлётном поле неожиданно, он спешно проскочил в ворота и направился прямиком к кораблям. Карах бросил на подъезжающую машину взгляд, уже представил, как отчитает Проция за опоздания, но этому не суждено было быть. Из открывающейся двери появился запыхавшийся адъютант.
        - Господин Герцог. Дома и на службе Проция так и не обнаружили - без лишних приветствий доложил он - охрана уверяет, что он покинул здания управления сразу же после вашего отъезда.
        Герцога ударил лёгкий холодок. Почему исчез Проций? Это точно как-то связанно с новыми обстоятельствами. Возможно, он работает ещё на кого-то, и пока они в растерянности ищут его, Проций уже передаёт эти сведенья. Перебрав несколько мыслей Карах крикнул двум стоящим офицерам в голубой форме императорского флота.
        - Немедленно вылетаем!
        Те двое, бросив обсуждать, что-то интересное спешно побежали к кораблю.
        - Финд, вы сейчас вы проследуете со мной на планетарную станцию, там подготовьте документы на себя, возьмите самый быстрый кораблю и вылетайте на Корт II.
        - Слушаюсь, позвольте лишь известить супругу о срочной командировке.
        За окном уже давно стояла поздняя ночь, и особняк был погружен в безмятежный сон. Не спал лишь хозяин несколько слуг и нежданные гости. У графа в окне кабинета горел тусклый огонёк лампы. Сиренту уже порядком наскучило это представление. За провальным докладом профессора Хорита уже долго следовала ругань дяди. По сути, первому капитану было всё равно, на эту авантюрную затею с бомбой он и не рассчитывал. Другие отсоединившиеся системы успешно противостоят флотам и армиям империи, ещё одно выступления сепаратизма и у Императора может не остаться боеспособных армий, а на Корте расположены закалённые в боях войсковые части, которые в большинстве поддержат отсоединение под рукой семейства Акирил.
        - Что значит, вирус не стабилен? - Продолжал, срывая горло буйствовать граф. В своё время ещё отец нынешнего обладателя, закладывая этот особняк, специально приказал инженерам изолировать от проникновения любого звука этот кабинет. Так бы Риффе перебудил уже всю округу. - Ты сам мне недавно пел, что им можно отравить планету, сейчас ты заявляешь, что даже пол злосчастной деревушки не сможет простудиться.
        Профессор, стоя напротив графа на коленях, поднял глаза, пытаясь что-то сказать.
        - Молчи! Я. Мы потратили на тебя, и твои исследования кучу времени и денег, а получили. Да чтоб! Ничего мы не получили! И ты ещё смеешь оправдываться…
        Вот что-что, а кричать дядя мог до бесконечности, Сирент это знал. Вообще слушать ему наскучило ещё давно. Капитан тихо привстал с небольшого дивана. Медленно переступая с ноги на ногу, он пересёк кабинет и скрылся за дверью. Не дядя, не профессор так увлечённые даже не заметили, как скрипнула дверь. В холле стояла тишина. Поводя кончиками пальцев по вискам, медленно побрёл в гостевую комнату, где сейчас он располагался. От крика порядком разболелась голова, но кружечка лёгкого вина перед сном поможет успокоить боль. Заперев дверь Сирент сел в кресло оглядев бутылку на небольшой прикроватном столике. Свет в комнате он потушил намеренно, чтобы немного отдохнуть в темноте. Стянув с себя чёрный мундир крадов, он аккуратно повесил его на спинку кресла поверх кобуры. Глаза быстро привыкли и уже могли различать фигуры предметов. Налив в хрустальный бокал терпкое ежевичное, любезно оставленное ему Бертольдом верным дядиным слугой, знавшим Сирента с малых лет. Молодой граф откинулся в объятье мягкого кресла. Сделав небольшой глоток, он вспомнил, как совсем недавно также сидел в не большой комнатке в
третьем этаже доходного дома, думая кто, может желать ему гибели. Пальцы нежно трепали верный медальон. Всей безмятежности помешала лишь духота в комнате. Встав, Сирент подошёл к окну, открыв его, первый капитан ощутил свежее дуновение ночного ветерка. На его лице появилась умиротворённая улыбка, а лик бы напомнил Священное Дитя. Через мгновение безмятежность сменилась тревогой и ощущением очень больших неприятностей.
        К воротам со стороны улицы быстро, но при этом довольно бесшумно продвигались шесть тёмных фигур. Одежду было разглядеть невозможно, лишь короткие фазовые винтовки свисали с боков. Приблизившись, неизвестные, разбились на пары. В этот миг Сирент потерял их из вида, высокая каменная ограда заслонила. Через мгновение трое уже забрались на ограду высотой почти в два человеческих роста, и спрыгнули вниз. Потом ещё двое поодиночке в равные промежутки проделали этот нехитрый трюк. Видимо один забирался по спине товарища, подтягивался и спрыгивал в сад рядом с воротами. Почти бесшумный вскрик откуда-то из сада, один из нападавших скручивал проходящего стражника. Сирент очнулся, в одном прыжке оказался у кресла, быстро вынул фазер из кобуры и привёл в боевое положении. Вновь появился в проёме окна, выцеливая одного из двух замерших возле ворот нападавших. Оба стояли на одном колене, водя дулами фазовых винтовок в сторону особняка. Глухой шорох листвы послышался со стороны парка. Сирент уже по звуку понял, что оттуда движется не меньшая группа. Так и оказалось пятеро, стараясь не шуметь пробирались через
кусты окружая дом. Выстрели сейчас Сирент со стороны ворот его бы не достали угол слишком острый, а вот стрелки, из парка заметя вспышку в окне второго этажа, могли снять после первого выстрела.
        Первый капитан продолжал наблюдать, пока он не видим для нападавших. К воротам со стороны улицы тихоходно подъехали два челнока вставшие почти нос к носу. Один из стоящих привстал и, не выпуская винтовки из правой руки, левой поднял задвижки и распахнул ворота. Оба вытянулись в струнку. В свете фар появились ещё несколько силуэтов, теперь Сиренту всё стало предельно ясно. Впереди также с лёгкой винтовкой, надетой на плечо, шёл начальник тайной полиции за ним в сопровождении гвардейцев следовал генерал Риден в походной форме. Арест.
        Сирент отскочил от окна. Прыгать. Нет, так он попадёт в лапы тайников при приземлении, они сейчас окружали особняк. Сирент выскочил в холл, захотел вскрикнуть, оповещая о нападении, но было поздно, на первом этаже офицеры в серых куртках также ловко как стражника в саду вязали руки Бертольду. Пользуясь спасительной темнотой, Сирент слетел с лестницы и сшиб одного из нападавших, случайно оказавшимся на его пути. Не теряя скорости, он почти летел на кухню. Там была одна незаметная дверца под навесом. Навес почти полностью оброс плюшём, дверцу днём было сложно разглядеть не то, что ночью. Закрыта. Конечно, на ночь её запирают. За спиной в соседней комнате уже слышны скорые шаги преследователей. Выстрел из фазера в то место, где находится запор, и дымящаяся дверца распахнулась сама. Ещё мгновение, и капитан исчез в темноте.
        Серые мундиры рассредоточивались очень быстро, почти не встречая сопротивления от сонной охраны и слуг. Для ареста Риффе Сергей задействовал почти всех своих бойцов, даже нескольких парней Ровеса переодел в серые куртки. Сейчас он неспешно шёл к особняку. За спиной почти наступая на пятки, следовал генерал Риден в сопровождении гвардейцев. Он старался держаться как можно серьёзнее, но свой щенячий восторг скрыть не получалось. Стоящий у дверей в особняк боец подошёл к высокопоставленным особам.
        - Господин начальник - начал он докладывать вытянувшись смирно - особняк отцеплен, объект находится под стражей, сопротивления оказано почти не было, потерь нет. Скрыться удалось лишь одному неустановленному лицу. Вероятно телохранитель.
        - Что же господин генерал - обратился Сергей к Ридену, показывая рукой внутрь здания - прошу вас.
        Генерал, ускорив ход, обогнал всею свиту, идя первым. Стоящий возле дверей кабинета тайник также вытянулся, смирно приоткрыв дверь в кабинет графа. Внутри было несколько сумеречно. Риффе был прижат спиной к одной из стен, руки были расставлены в разные стороны, ноги широко разведены. Двое в серых куртках надёжно зафиксировали графа-изменника. В углу под охраной третьего сидел перепуганный старик в дорогом костюме. В кабинет набилось много людей. Генерал Риден, с тройкой гвардейцев, начальник тайной полиции с парой своих бойцов и живущие по соседству - престарелый барон, поддерживаемый двумя внуками и мелкий дворянин отставной полковник, вытащенный офицерами тайной полиции из ближайшего кабака. По дороге тот моментально протрезвел, решив, что арестован. Всё оказалось банальнее, однако дворян понятых не находящихся на стороне Риффе было найти в округе не так просто. Риден подошёл к пленнику, показав жестом руки, чтобы его перестали держать. Развернув принесённые бумаги, торжественно произнёс.
        - Граф Акирил Риффе III, генерал первого ранга императорской армии глава всех оборонительных сил планеты Корт II вы обвиняетесь в измене императору и попытке мятежа, также в рэкете, кражах, подкупе чиновников и офицеров, убийствах и запугивании граждан империи.
        - Также по линии тайной полиции - начал Сергей из-за спины генерала - вы обвиняетесь в организации убийства прошлого начальника тайной полиции господина Вентраля.
        - Господа понятые - обратился генерал к стоящим у выхода дворянам - ознакомитесь с ордером на арест.
        К удивлению многих даже профессора Риффе не был не в гневе, не в растерянности он держался довольно спокойно, будто услышанные обвинения предназначались кому-то другому.
        - Кто утвердил данный ордер?
        - Главное управление тайной полиции сектора, через несколько дней его утвердит император и объявит созыв большого жюри.
        Риффе в ответ лишь высокомерно выдохнул.
        - Господа, прошу ответить на вопрос, что за документы лежат на вашем столе? - Громко почти на весь кабинет произнёс как бы случайно прохаживающийся Сергей, указывая на стопку отчётов и чертежей.
        Риффе продолжал сдержаться спокойно, сидевший в углу профессор отвернулся, боясь даже посмотреть в сторону начальника тайной полиции.
        - Господа понятые прошу вас взглянуть на документы.
        Полковник, мельком пробежав по ним глазами, заявил, что он двадцать циклов служил в пехоте и в кораблях и ракетах не разбирается. Поддерживаемый под руки старик задержался на у бумаг на долго. Перебрал почти все документы, некоторые даже по несколько раз.
        - Во имя Святого Дитя - выдохнул он - вы знаете, что здесь.
        - А вы нам расскажите - улыбнулся ему Сергей - обитатели этого кабинета пока не настроены на диалог.
        - Судя по чертежам это мощная бомба, снаряженная смертельным вирусом способная уничтожить, целую планету.
        Повисло молчание, кроме понятых и гвардейцев генерала для остальных это не было неожиданностью.
        Старик сильно закашлялся, пытаясь выпрямиться самостоятельно, он поднял руку и протянул указательный палец, в угол комнаты, указывая на профессора.
        - Это он её изобрёл.
        - А кто этот человек? - Глядя на дрожащего в углу спросил Сергей.
        - Профессор Хорит, он тоже есть в наших списках - послышался позади голос генерала.
        - Отлично, увести его. Господа понятые прошу засвидетельствовать факт изъятия ключа доступа к центру управления обороны планеты.
        Начальник тайной полиции картинно протянул руку перед лицом Риффе. Тот не стал сопротивляться, понимая, что сейчас стоящий тайник просто сорвут с его шеи ключ. Медленно сняв небольшой похожий на украшение кулон. Он протянул его тайнику. Это был помещённый внутрь электронный чип, ключом он назывался номинально. Второй такой же был на шее генерала Ридена.
        Официальная часть закончилась, понятые покинули комнату, за ними тайники вывели и профессора. В кабинете графа стало заметно свободнее. Риффе позволили даже сесть в одно из кресел, двое офицеров тайной полиции стояли позади него. Начальник тайной полиции и генерал сели напротив.
        - Я поражён. Вижу вы граф человек очень спокойный. Вам были предъявлены такие обвинения.
        Риффе лишь оскалился в ответ.
        - Мальчик, к вечеру этого дня ты будешь стоять на коленях передо мной, и выпрашивать самую болезненную казнь. Ты кстати тоже - обратился граф к Ридену. Чем явно испугал генерала.
        - Да?! Видимо вы полагаете, что отправленные на ученья из столицы лояльные вам полки так быстро вернутся.
        - Вы распространили от моего имени устный приказ, подтверждающий пришедший из военного министерства приказ о начале учений - продолжил мысль тайника граф - умно, но через день два его нужно утвердить письменным.
        - Верно, он уже готов - Сергей достал из папки несколько бумаг, стоящий рядом тайник, взяв их, подошёл к столу, где лежала личная печать начальника оборонительных сил планеты и лёгким ударом поставил оттиск на документы.
        Риффе усмехнулся.
        - Видимо сейчас вы попросите меня подписать приказ?
        - Зачем утруждать такого человека как вы - с огромной долей ехидства вмешался Риден.
        Стоящий с приказом тайник, окинув комнату взглядом, ловко поставил на документах подписи и издали продемонстрировал их графу. Впервые лицо Риффе исказилось не на шутку. Его подпись красовалась под приказом.
        - Ну что же генерал, мы закончили. Уведите его.
        - Господин начальник - в двери появился один из офицеров тайной полиции.
        - Что ещё?
        Здесь не далеко на втором этаже нашли подозрительную комнату, взгляните.
        Все кроме Риффе и сопровождающих его офицеров пошли за пришедшим тайником. Пройдя несколько десятков шагов, они остановились у распахнутой двери, ведущей в маленькую комнатушку. Сергей прошёлся по ней, внимательно осматривая.
        - На стуле мундир первого капитана крадов полка Непобедимый Лосс, пустая кобура, разобранная постель, не допитое вино, кресло ещё тёплое, в нём долго сидели, возможно, дремали. Угадайте, кто сумел сегодня бежать из окруженного нами особняка.
        - Сирент Акирил жив и на свободе - заключил генерал.
        - Да, Риффе бы не разрешил в своём доме постороннему носить мундир своего погибшего племянника. Генерал, срочно прикажите верным гвардейцам, отцепившим расположения полка Непобедимый Лосс быть наготове, в бой не вступать, но в случае агрессии подавить мятеж.
        Особняк Акирала Риффе опустел, вместе с хозяином арестовали и всех слуг. Высокопоставленные лица, распрощавшись, расселись по своим челнокам. Их пути разошлись, Риден поехал в военное управление держать арестованных решили там, Сергей в свой особняк.
        - Арвидас - обратился Сергей с сидящему на переднем сидении хакеру - свяжи срочно по спец каналу с Бардом.
        - Готово.
        - Отправляй в волчью стаю хищного кролика.
        - Как понял?
        - Принял, хищный кролик готовится. - Ответил из наушника миловидный голос Мадам.
        Красно-жёлтое светило уже показывалось из-за горизонта, в столице начинались аресты.
        Сирент убежал довольно не далеко, он залёг в соседнем саду, и, планируя напасть на преследователей, пролежал в кустах почти до рассвета, но погони не было. Отряхнувшись, капитан медленными шагами, не выдавая себя шорохом листвы и веток, прокрался обратно к особняку. Ещё долго наблюдал за ним. Дом будто вымер, не веря, что тайная полиция не оставила здесь пост он всё же решился войти в дом через ту самую дверку, из которой его покидал. Ожидания не оправдались, дом был пуст. Сирент направился в свою комнату, её видимо не обыскивали, даже мундир остался на том же месте. Жаль, но надевать его теперь опасно. Открыв шкаф, Сирент быстро переоблачился в обычную городскую одежду. Достав из тайника маленькую железную коробочку, он сел к зеркалу. Нанести самому себе на лиц грим и лишнюю растительность уже труда не представляло. Капитан осмотрел своё лицо и одежду, а что вполне горожанин, только бы походка не выдала. Последний штрих - маленький бронзовый тубус на шею с «паспортом».
        К полудню на улицах наблюдалось заметное оживление, мелкие торговцы, лоточники, нищие, горожане и простые слуги обсуждали произошедшее утром. Многие обанкротившиеся за последний цикл блокады планеты не скрывали радости. Давно пора графа Акирила поставить на место. Некоторые бились об заклад, что видели, как его выводили из особняка. Один даже клялся, что видел его тело. На удивление слуги реагировали более эмоционально, какая им разница, чей герб вытравлен на клейме, оказывается есть. Многие активно обсуждали произошедшее и надеялись на перемены, хотя никто толком не понимал в лучшую они будут сторону или наоборот.
        Старый город был отцеплен, у всех ворот дежурили отряды гвардейцев Ридена. По улицам шастали усиленные патрули фасулов. Сирента они не проверяли. Спустившись по одной из широких улиц, молодой Аккирил очутился у здания военного управления космофлота. Обстановка в нём был наверное как и во все столице. Гвардейцы в красно-голубых мундирах выводили арестованных высших офицеров флота. Среди них был даже кто-то из Дернеров. Отцепление, стоя вокруг особняка с фазерами на изготовку пыталась разогнать толпу зевак, состоящую из горожан простолюдинов. В начале у них это плохо получалось, пока в дело не вмешался один из троицы в серых куртках, стоявших у своего челнока. Сирент видел этого чернявого капитана в ту ночь, когда бежал из доходного дома. Он был видимо самый главный. Наблюдая за просьбами и приказами гвардейцев не мешать выводу арестованных и вообще разойтись, всё-таки вмешался в установление порядка. Крепкой рукой он выхватил самого ретивого наблюдателя и прилюдно обвинил его в пособничестве мятежным дворянам. Двое других, мгновенно скрутили бедолагу. Глупыш, было, начал протестовать, но получив
сильный удар в солнечное сплетение, мигом обмяк. Зевак сдуло как ветром. Некоторые продолжали посматривать с другой стороны улицы. Как арестованных с голубой форме космического флота империи сажали в стоящие у входа челноки.
        Сирент решил пройти мимо, как его впервые в этот день остановили гвардейцы. Представившись неразборчивым именем, лейтенант потребовал назваться и предъявить документы, отметив военную выправку гражданского. Первый капитан был готов к такому вопросу, и лишь подчеркнув свой «отставное» звание и три года службы на Апорине, начал спешно разворачивать нагрудный тубус. На паспорт так и не взглянули. Видя как Сирент его спокойно доставал. Велели проходить прочь и не глазеть на «совершение правосудия». Пройдя несколько шагов граф, обернулся, челноки с арестованными уже отъехали и из здания выходили обычные офицеры штаба, оторванные от работы. В основном молодые лейтенанты, не понимающие, что произошло. Внимание капитана привлёк один такой, кажется, он служил в отделе дальней космического наблюдения. Сирент узнал его, но не помнил имени. Держа большую папку с бумагами, он метался, не зная к кому подойти. Решившись, подошёл сначала к офицерам тайной полиции, и видимо получив отворот поворот к гвардейцам. Те тоже не стали слушать, указав в сторону улицы. Лейтенант, повесив голову, неторопливо побрёл в
указанную сторону. Те провожая его взглядом, начали собираться отъезжать, тайники крутились у открытого челнока. Чернявый уже сидел, внутри припав к узлу связи. Побитый им бедолага тяжело поднимался, забирать его явно не собирались, лишь пугнули толпу.
        Сиренту вдруг показалось, что в папке медленно идущего лейтенанта что-то очень важное. Дождавшись, когда фигура в голубой форме повернёт за угол, и исчезнет из поля зрения гвардейцев. Капитан быстро подскочил к нем и, ухватив за мундир, резко дёрнул в холл открытой лавки. Коридор был полутёмным и изогнутым, так что не прохожие и не хозяин не увидели двоих.
        - Что у тебя там? - Бесцеремонно спросил Сирент.
        Лейтенант попытался высвободиться и закричать, но в последний момент мигом застыл.
        - Господин капитан вы ли это?
        - Да я, но кто ты и как ты меня узнал?
        - Моё имя Эрнесто Фект, мой старший брат Горбит Фект служил в под вашем началом, но недавно пропал.
        Сирент вспомнил этого молодого парнишу, брата Горбита, хоть видел его один раз и то вскользь.
        - Да он был хорошим солдатом. Так что у тебя здесь - указал Сирент на папку.
        - Здесь данные дальней тахионной разведки по нашей системе, их нужно срочно показать губернатору. Это вопрос обороны планеты.
        Сирент взял несколько листов. В технических тонкостях космологии он не был силён, но смысл понял быстро. Его голову посетила точно такая же мысль как голову Проция находящемуся в десятках миллионах световых лет.
        - Кто-нибудь видел эти документы?
        - Я как раз собирался сделать доклад, когда гвардейцы ворвались здание. Потом я подходил к ним, к офицерам тайной полиции, показывал, а они велели идти домой, пока меня тоже не арестовали.
        - У тебя есть копия этого доклада?
        - Да так положено подавать по уставу.
        - Дай её суда у тебя останется оригинал, а сам попробуй передать её губернатору.
        - Вы передадите её генералу Риффе, начальнику обороны планеты?
        - Нет, его тоже арестовали сегодня. - Тихо ответил Сирент выходя из дверей и спешно пряча бумаги.
        Пройдя по мостовой и свернув на соседнюю улицу, он долго думал, что делать дальше. Если данные тахиосканеров и его догадки верны, мятеж дворян меньше зло для планеты и не только. Сирент остановился. Дурак. Нужно было брать не бумаги, а младшего Фекта с собой. Принеси губернатору хоть гору документов, он первым делом прикажет арестовать племянника главного мятежника, а лейтенант лицо не заинтересованное. Сирент развернулся и почти побежал обратно. Повернув за угол, он еле успел остановиться, по улице набирая скорость, ехал челнок тайной полицию. Тот самый, рядом с которым стояла троица офицеров. Их три силуэта были видны внутри с близкого расстояния. Резко повернув, машина исчезла за поворотом.
        Капитан продолжал искать идущего Фекта, при его темпе ходьбы, он не мог далеко уйти. Но не в лавке, не на другом конце улице, не в тёмном закоулке напротив, куда заглянул Сирент, его не было. Кучка коробок деревянных ящиков, солома и небольшая куча испортившихся овощей. Сирент уже собирался выйти из закутка, но вдруг увидел небольшой свежий кровоподтёк на каменной стене. Остальное было уже понятно, младший Фект лежал на животе за грудой ящиков и наспех забросанный соломой. Голова была повёрнута влево, из разбитого лба уже не текла кровь. Из-под левой лопатки чернело бурое пятно на голубом мундире. В центре её венчала рукоять небольшого металлического клинка, вогнанного по самую ручку. Папка, лежавшая рядом с ногами, была пуста.
        Сирент шёл по улицам, стараясь не привлекать внимание. Теперь он точно уверен в своих выводах. В полк благо он в паре кварталов отсюда. Только там ещё остались свои. Капитан почти побежал. В этот момент со стороны расположения полка раздались первые выстрелы фазовых винтовок.
        Пожилой мужчина вышел из небольшого домика-конторки. Рядом пустовала небольшая огороженная площадка с парой навесов, в хорошие времена в неё умещалось до двух сотен слуг.
        Времена уже давно стали не хорошие. Двое оставшихся охранников тоже слуги, остальных хозяин тоже продал, оставив самых надёжных, спасались от палящего солнца под козырьком конторки. Старенький пассажирский челнок стоял в теньке трёх ветвистых деревьев. Заметив хозяина, дёрнулись, чтобы встать, но мужчина махнул рукой. Чтобы заниматься оптовой торговлей живым товаром гражданину не дворянских кровей, нужно иметь специальное разрешение. Продлевать его каждый цикл стало настоящей проблемой, с каждым цена была всё выше и выше. Сколько оно будет стоить на следующий цикл лучше даже не думать. Хозяин занимался этим ремеслом уже циклов двенадцать. Его небольшой «магазинчик» как он сам его шутливо называл, располагался очень удобно, на перекрестке трёх дорог. От крупнейшего космопорта в столицу и в сторону западных провинций, богатых на свои плантации.
        Стоя у крыльца, он всматривался вдаль, не везут ли новых слуг со стороны космопорта. Кого там могут везти, последних руссов везли ещё пару циклов назад. Он бы давно обанкротился, если бы не перепродавал молодых служанок из близлежащих сёл и имений в столицу или наоборот сильно проштрафившихся в шахты или на плантации. Хозяин простоял так достаточно долго, пока чуть повернувшись влево, не заметил стоящего рядом мужчину. Очень маленького роста с угольно чёрним волосами. Он стоял здесь, будто давно также всматриваясь вдаль, ожидая прихода транспорта с новыми слугами. Небольшим потемневшим платочкам он аккуратно протирал шею от пота.
        - Господин что-то желает? - Спросил незнакомца хозяин.
        - У господина есть на продажу слуги, сильные мужчины, шестеро.
        - Так господин стоит здесь один.
        - У моего хозяина сломался челнок. Они там - незнакомец показал рукой за холм - пока их держат в амбаре. Поедем, покажу.
        Деревней это было нельзя назвать два заброшенных дома и один большой амбар. «Сломанного» челнока нигде видно не было. Дверь была чуть-чуть приоткрыта. Торговца это несколько испугало. Одного из охранников он взял с собой, второй остался в конторе. Незнакомец вёл себя, как ни в чём не бывало. Выйдя, он показал рукой на двери амбара.
        - Вас ждут. Охранника оставьте со мной - и заметив напряженность гостя добавил - не переживайте вам ничего не угрожает.
        В амбаре было достаточно светло. На наваленном сене сидели крепкие чёрноволосые усатые мужчины схожие с пришедшим коротышкой. Рядом лежали сумки, коробки, оружие явно с Апорина. В центре на бревне сидел главный.
        - Buenos dias amigo caro.
        - Hola Eduardo?.
        Глава 29 Один день мятежной планеты
        Утро, наводнённое арестами в столице, для полка Непобедимый Лосс началось достаточно спокойно. Полковник Берроу после малого жюри сумел сохранить свою должность, и все последующие дни старался не попадаться никому на глаза. Командовал полком он, уже фактически подписывая приказы и документы, которые приносили ему офицеры. За день до начала арестов он, как и все главы военных частей получил приказ о готовящихся учениях. Все увольнительные были отменены, арсенал распечатан. Полку надлежало быть в состоянии повышенной боеготовности и ожидать дальнейших распоряжений.
        Капрал, потирая сонные глаза, вышел к воротам. Утренняя свежесть воздуха бодрила, не давая дремоте взять верх над соблюдением устава. Светило, уже поднималось слева от поста, бросало чёрные тени на желтоватую пыльную дорогу. Вахта заканчивалась. Его и двоих рядовых должны были вскоре сменить. Завтрак, помывка и полудневный сон уже превращались из долгожданный мечты в реальное будущее. Вдалеке из утренних сумерек появился высокий темный силуэт. Капрал пригляделся. Тёмная форма, рост, выправка, телосложение. Ещё несколько мгновений и уже отчётливо было видно, как к посту подходил широкоплечий сержант. Выглядя практически эталоном бойца элитного полка. Капрал окинул рядовых взглядом, парни были крепкие, да и он сам не обделён был силой и навыками, но им ещё далеко. Идеальная выправка, форма лежит как влитая, всё по уставу, лишь длинный тряпичный свёрток под мышкой. Никаких лишних деталей сине-зелёная нашивка с надписью «ранение второй степени» и нагрудный знак с надписью «Апорин». Сержант твёрдо остановился рядом с воротами, отдав честь начал доставать пропуск. Капрал не переставал смотреть, хотя
прекрасно знал, как выглядит его пропуск. Он сделал вид, что читает, но это ему не требовалось. Сержант проходил через его ворота уже, наверное, раз в третий или в четвёртый за последние дни. Он, кажется, был вестовым при штабе. Убрав документы, сержант проследовал на территорию. Капрал лишь глянул ему в след. Вот все бы так с увольнительной приходили чистые, опрятные, выбритые, а не в грязи и набитой мордой, как двое рядовых дня четыре назад. Увидевший их дежурный офицер орал тогда на всех подряд не разбирая. Бедолаги угодили тогда под арест, а ему - дежурному по посту сделали выговор, за то не задержал. Вспоминая это, капрал поморщился и смачно сплюнул на дорожную пыль, которая на удивление начала странно вибрировать. Он нахмурился. Шум двигателей, раздавшийся где-то вдалеке, планомерно нарастал. Две тяжелые, боевые машины, малый челнок и танк все с маркировкой шестого гвардейского полка. Капралу это не очень понравилось, техника через эти ворота въезжала редко, да и то техника родного полка, а не номерного гвардейского.
        - Тревога - прикрикнул рядовым капрал - Бруго, поднимай бодрствующую группу и дежурного офицера, Валтар занять боевую позицию.
        Пушка танка взяла на прицел будку охраны, а к посту направились два офицера в сопровождении нескольких гвардейцев вооружённых фазерами.
        Тоже самое началось на двух других постах ведущих к огороженному расположению. Полк был полностью блокирован.
        Скоростной корвет уверенно рассекал тьму космоса. Все четыре двигателя работали на полную мощность, толкаясь в безвоздушное пространство. Корабль почти не трясло, лишь ощущался небольшой наклон. Пилот уверенно вёл корабль к системе Корт. Барон Вертант удобно устроился в кожаном кресле, смотрел на мониторы. Как показала практика, бывший штурман не забыл свои флотские навыки, и умело управлялся с этим скоростным кораблём, пару раз заменяю лейтенанта основного пилота. Двое сопровождающих сержантов из силового отряда тайной полиции, которых выделил герцог в качестве охраны, дремали в каюте. Уже скоро они должны были достигнуть окраин звёздной системы. Финд приоткрыв глаза, повернулся к соседу. Тот неподвижно вглядывался в экран радара. Три неизвестные точки замаячили где-то вдалеке. Они неспешно двигались, но как по команде в одно мгновении изменили курс, двигаясь на сближение. Вот и встречающие. Три имперских истребителя приближались с высокой скоростью. На перехват.
        - Неизвестный корвет - прозвучал хриплый голос на открытой волне, когда истребители почти поравнялись - вы приближаетесь к закрытому участку системы, требуем немедленно отвернуть на планетарную станцию планеты Корт IV.
        Сбросив скорость до нормальной, пилот включил связь, протягивая устройство соседу справа.
        - Я адъютант начальника управления тайной полиции Сектора герцога Караха капитан Финд Вертант. Командую корветом «Органа Дра». Я имею пропуск в закрытую зону и особые полномочия, прошу встречи со старшим офицером императорского флота.
        - Вас поняли корвет «Органа Дра», мы сопроводим вас до флагманского корабля флота системной обороны.
        Пилот изменил курс, следуя за истребителями. Финд быстро натягивая серый мундир, начал приводить себя в порядок. Застегнулся, поправил волосы, подхватил лежащие на панели приборов два небольших тубуса с документами, зацепил их ремнями на поясе. Появившиеся в кабине пилота сопровождающие уже были в застёгнутых мундирах.
        Истребители привели корвет к трём крупным кораблям, двум тяжелым крейсерам и флагману. Не видавший такие махины планетарный человек наверняка удивился бы. Находиться в кораблике рядом с этой мощью, ты чувствуешь себя маленькой мушкой пролетающей мимо человека.
        - Корвет «Органа Дра» для вас открыт к шестой док.
        Пилот уверено подвёл корабль к большому открывающемуся люку, который быстро поглотил весь корабль. Лёгкий толчок предвестил экипаж о присоединении к корабельной палубе. Ворота дока с громким щелчком закрылись. Начался процесс наполнения воздухом с последующей декомпрессией. О его окончании экипаж известил диспетчер. В доке зажёгся свет. Большие синие лампы, расположенные на стенах информировали о том, что в доке можно дышать.
        Сержант дёрнул несколько задвижек по периметру большой герметической двери, чуть поддал плечом и открыл её со скрипом. Выставив небольшой механический трап, он спустился первым, следом вышли Финд, второй сержант и пилот в голубом мундире флота. Им на встречу уже шествовало около десятка корабельных стражников с фазовыми ружьями наперевес. Возглавлял их всех молодой лейтенант явно дворянского происхождения - типичный щёголь на офицерской службе.
        - Лейтенант Кастол Вистардо, дежурный офицер.
        Финд заметил, что присутствие трёх серых мундиров ничуть не смутили франта. Это показалось очень подозрительным.
        - Адъютант начальника управления тайной полиции Сектора герцога Караха капитан Финд Вертант. Я имею специальный пропуск для пролёта на закрытую планету - он стукнул пальцами по одному из тубусов - с целью встречи с губернатором и передачи ему сверхсекретных распоряжений. Вас должны были предупредить.
        - Разрешить пролёт вам может только командующий сторожевым флотом, то есть капитан флагманского корабля - лейтенант очень хитро улыбнулся, что смутило ещё больше - следуйте за мной.
        Гости в сопровождении лейтенанта и стражников покинули док. Пройдя несколько коридоров, они изредка встречали членов экипажа. В основном это были техники, занимающиеся своей работой. Стражники в некоторых местах. Картина, увиденная тайниками за одним из поворотов, просто повергла в шок. Проходя мимо корабельных бань на одном из уровней. Из-за угла прямо из промывочной вышла, чуть шатаясь, полупьяная девица. Из одежды на ней был только расстёгнутый штурманский китель, сшитый на несколько размеров больше. Встреча с такой делегацией её ни камельки не смутила. Улыбнувшись тайникам, она исчезла за поворотом. Финд нахмурился ещё сильнее. Что творится на флагманском корабле?
        Наконец они прибыли в просторный зал, навстречу им вышли несколько человек. Стоящего в центре в адмиральском мундире Финд узнал сразу.
        - Командующий сторожевым флотом и капитан флагманского корабля адмирал Аугусто Дернер.
        Финд испытал огромное облегчение, Аугусто он знал с ранних лет, они вместе учились в космической академии только, Аугусто был на несколько курсов старше. Не плохая карьера для его возраста уже адмирал. Финд усмехнулся про себя. Чему завидовать карьере, он сам из обычных штурманов стал лейтенантом тайной полиции и адъютантом начальника, а сейчас уже капитан.
        - Адъютант начальника управления тайной полиции Сектора герцога Караха капитан Финд Вертант. У меня пропуск на пролёт и посадку на планету Корт II. Вас должны были предупредить. - Финд потянулся за тубусом со специальным пропуском.
        - Да адъютант, нас предупредили. Арестовать!
        Дальше всё произошло стремительно, несколько рук схватили адъютанта и его спутников. Сержанты, увидев дула фазеров у своих лиц благоразумно сопротивляться не стали, пилот просто встал как в копанный. Их быстро и тихо обезоружили, лишь Финд на правах старшего потребовал объяснений, за что получил сильный удар в район живота. Тубусы из напоясной сумки уже перекочевали в руки щёголя лейтенанта. Гостей с зафиксированными за спиной руками повели по бесконечным коридором уровней. Адмирал и щёголь лейтенант исчезли, вели безмолвные стражники, не обращая внимание на протесты. Коридоры, лифты, лестницы, снова коридоры. Финд пытался запомнить, откуда их привели, но сбился довольно быстро. Озираясь по сторонам, он пытался вглядываться в обозначения на стенах, но тоже четно не было времени разглядеть схемы и направления.
        Ведущих стражников сменили другие. Очередной безымянный коридор и два поворота. Адъютанта вели последним. Стражники повернули, налево уводя спутников. Финд изумился, его двое стражников повели совершенно в другую сторону, направо. Это показалось странным. Снова пошли бесконечные коридоры, лестницы. Эти прогулки по флагманскому кораблю немного утомили. Вот остановили в небольшом коридорчике возле какой-то двери. Ведущий стражник нажал кнопку открытия, в тот же момент второй освободил руки пленника. Финд понимая, что от него хотят, сделал шаг в открытую дверь. Обычная жилая каюта, чуть больше среднего, вероятно младшего офицера. Только посерди её в слегка небрежно расстёгнутом мундире сидел не молодой лейтенантик. Дверь не неприятным техническим звуком запахнулось за спиной гостя. На небольшом деревянном столике рядом с хозяином стояла обычная бутылка вина из зелёного стекла и две деревянные кружки.
        - Здравствуй Аугусто - процедил сквозь зубы Финд - не потрудитесь ли объяснить господин адмирал, что происходит на этом корабле.
        - Здравствуй Финд. Понимаю твой вопрос, ты желаешь получить объяснения, но только что происходит на корабле, я сам давно понять не могу. Присаживайся. - Он показал на небольшое кресло напротив. Разливая вино в кружки.
        Финд не отказался от предложенного вина. Подождав пока адмирал закончит разливать, Финд приподняв стакан, козырнул Аугусто, тот сделал похожий жест. Оба выпили.
        - Ууу - на выдохе произнёс адъютант - какое крепкое вино, не его ли выдают пехотинцам?
        - Его самого - ответил даже не поморщившийся адмирал - я давно к нему привык, спокойно смотреть, что вытворяют на флагманском корабле сторожевого флота, я не могу.
        - Может, расскажешь, что тут твориться?
        - Почти тоже, что и во всей армии. Корабль, как, наверное и весь планетарный флот служит графу Риффе Акирилу. Жалование тот платит больше флотского. Офицеры и мелкие дворяне, почти счастливы. Рядовые тоже не обделены. Ты представляешь, мною командует один из племянников барона Хобкира. Недавний капитан, который на службе ещё и цикла не провел, командует адмиралом.
        Аугусто засмеялся, но смех больше походил на истерический.
        - Вся моя трусливая многочисленная семейка теперь смотрит в рот Акирилу, ждет, когда упадёт оттуда лишняя крошка, чтобы ухватить - это он уже произнёс с большой горечью - и тогда они все и отец и дядя, все струсили ещё перед слабыми Риффе. Что же говорить про нынешние времена, когда, но почти безгранично владеют всей планетой. Я давно мечтаю повторить…
        Замечая взгляд гостя он осёкся, но Финд прекрасно понял, о чём говорит адмирал. Её небольшой портрет до сих пор стоял рядом с койкой Аугусто. Эту историю уже плохо помнили на планете. Многие и забыли, но не нынешний адмирал.
        Около десяти циклов назад Аугусто, будучи ещё штурманом выпускником космической академии был страстно влюблён в девушку из мелкой дворянской семьи. Семейство Дернеров было против этого союза, предусматривая для сына более выгодную партию. Отец Аугусто думал, что это лишь мелкая сыновья интрижка, наиграется и бросит. Время шло, молодые подумывали о свадьбе. После одного из напряженных семейных разговоров Дернеры скрипя зубами дали Аугусто согласие. Счастливые дни закончились, как это бывает неожиданно, появись на одном из приёмов слегка подвыпивший Сирент Акирил. Девушка была обесчещена. Аугусто как на зло в тот день вызвали на службу, о случившимся он узнал через пару дней. В бешенстве он появился у ворот особняка Акирилов. Сирнет даже не дослушав обвинения до конца, и вызов на дуэль при содействии двоих крадов сослуживцев просто избил молодого Аугусто, и полностью лишив одежды, швырнул в грязь, чем заставил добираться по городу в непристойном для дворянина виде. Дернеры могли бы начать крупный скандал, требуя защиты чести, но смолчали. Скрипящего зубами от злобы Аугусто перевели служить на
Апорин. Там тогда только всё начиналось. Девушку родственники быстро выдали замуж за мелкого дворянина из южных провинций. Нынешний адмирал мечтал, о мести, но как это бывает, руки его были связанны. Сирент Акирил лично передал отцу крупную сумму, на выкуп сына из русского плена. Тем самым спас себя от повторного вызова и, по сути, выплатил виру за свои злодеяния перед семейством Дернер.
        Пауза в беседе затянулась, Финд начал понимать, что Аугусто тоже вспомнил эту историю, его лицо немного сильно погрустнело. На глазах одном из глаз появилась скупая слеза, глядя на портрет молодой девушки.
        - Пока нас вели, я тут девицу полуголую видел - решил сменить тему Финд.
        - А да - лицо Аугусто сразу изменилось с разочарованного на брезгливое. Хлебнув вина, он улыбнулся, как ни в чём не бывало адмирал. - Тебе несказанно повезло побывать на первом корабле военного флота, где открыли бордель.
        Служба на сторожевом корабле очень скучная штука, но это уже переходило все рамки приличия.
        - Как я тебе уже говорил, на корабле командую не я. Вот мне и велели арестовать адъютанта начальника тайной полиции везущего очень важные документы. Они не такие уж и важные - Аугусто помахал распечатанными из тубуса листами - но их присутствие на столе губернатора или генерала Ридена даст им больше храбрости при арестах семейства Риффе и прочих. Финд ты знаешь, что сейчас на планете твориться?
        - В общих чертах, Риффе, Хобкир и ещё часть большая часть дворян и офицеров в столице арестованы этой ночью.
        - Тут ты, верно, подметил, в столице планеты. Сам видишь, на корабле никого не арестовывали. Через несколько дней, отозванные полки и корабли якобы на учения получат информацию и поймут всё происходящее и потекут к столице, и тогда Риффе уступит свое место в темнице генералу Дернеру и этому новому начальнику тайной полиции Конье. Мы сами получили указания не по связи, а с офицером, привозившим девочек.
        - Так и будет, если на планету не ступят войска императора, а, как мне известно, один из флотов уже движется к системе.
        - Да, об этом написано в твоих бумагах. Только это чушь полнейшая. Уж поверь мне. Императорские войска сейчас связанны подавлением мятежей в других системах, они могут снять небольшой флот с районов боевых действий, но поверь мне как адмиралу императорского флота, суда корабли доберутся ещё не скоро. Если губернатор и его союзники не справятся своими силами за ближайшие дни. Их самих обвинят в мятеже.
        Аугусто налил опустошённый стакан гостю, потом подлил себе.
        - Давай за нас Финд - поднял он перед собой стакан.
        По всему телу барона мгновенно пробежал холодок, ему не редко доводилось слушать такой тост, но не от офицеров империи.
        Выпив почти залпом, адмирал откинулся на спинку кресла.
        - В том шкафу, что за твоей спиной - он показал рукой на крупный шкаф из не дорогой породы дерева - штурманский плащ. Наденешь его, чтобы твоя серая форма никого на корабле не смутила. Стражники и входа в каюту проводят тебя к доку. В соседнем от того куда вы причалили, стоит лёгкий катер для спуска на планету. Позывной у тебя будет «Руга», свяжешься с диспетчером, попросишь открыть док. Если спросит, зачем и куда летишь, скажешь, капитан Хобкир приказал, а дальше уже сам. Не разучился ещё пилотировать?
        Финд изумился словам, отрицательно покачал головой.
        - Не разучился.
        Аугусто расцвёл в улыбке.
        - Славно. Вот твои документы и фазер - он протянул оружие и тубусы - и поторопись, пока властители корабля отдыхают.
        Финд поднялся с кресла, отворив шкаф он обнаружил там пару повседневных адмиральских мундиров, обычную форму штурмана и синий офицерский плащ. Надев его на себя, адъютант спешно застёгивал пуговицы.
        - Почему Аугусто? Если эти бумаги помогут губернатору, тебя тоже обвинят в измене.
        Аугусто побагровел и, протягивая переоблачившемуся адъютанту его вещи, бросил лишь одну фразу.
        - Капитан адмиралу не указ. Иди.
        Светило было уже в зените, когда рядом с центральным въездом в расположение полка крадов Непобедимый Лосс шла ожесточённая полемика между группой гвардейских офицеров и парой лейтенантов в чёрных мундирах.
        - У меня приказ ввести вверенное подразделение на территорию части - махал у носа дежурного офицера крадов гвардейский капитан.
        - У меня нет приказа кого-то пропускать! - Кричал на него дежурный лейтенант. - Пропуск на территорию расположения полка любых лиц, гражданских или военных, не значившихся в полку запрещён. Позвольте Вам напомнить господин капитан, что так прописано в общеармейском уставе.
        Гвардеец уже начинал терять терпение. Утром ему и ещё группе офицеров гвардии поставили важную задачу, блокировать полк Непобедимый Лосс, а недавно поступила новая директива проникнуть на территорию части, выдавить личный состав в казармы и не выпускать до особых распоряжений. Услышав приказ, плевались почти все гвардейцы.
        - Извольте приказать своим солдатикам - крад чувствуя превосходство перед старшим по званию офицером, формально издевался, коверкая слова - сесть в свои железные коробочки и разъехаться, не отвлекая нас от несения службы.
        Стиснув зубы, гвардеец лишь промолчал, обмеряя взглядам лейтенанта в чёрном. Сложно что-то доказывать офицеру элитного полка, который почти вдвое шире тебя и на голову выше. Ещё и дворянин, судя по отметкам на поясном ремне.
        Капитан мысленно потянулся за фазером, но нельзя поддаваться на провокации. За его спиной стояли двое лейтенантов и ещё шестеро рядовых с фазерами наизготовку, ещё чуть дальше стоял танк и броневик, а в кузове челнока сидело в ожидании ещё три десятка полностью вооружённых гвардейцев готовых в случае чего броситься на помощь. Лейтенант был лишь в сопровождении капрала у обоих ручные фазеры в кобурах плюс пятеро вооружённых крадов расчёт караула. Ещё чуть дальше проводили физическую разминку около пятидесяти раздетых до пояса бойцов, рядовых. Их подгонял всего один капрал.
        - Я требую связаться с полковником Берроу, надеюсь, он разъяснит своим подчинённым все недоразумения. - Последнее слово капитан произнёс с особым нажимом и почти по слогам.
        Лейтенант полковника не особо воспринимал в серьёз как почти и весь полк, но если он даст этим павлинам в красно-синих мундирах добро, они хлынут и уже ничем не остановить.
        - С глубочайшим сожалением связаться с полковником мы не можем, как вы знаете, сегодня с самого утра нигде не работает связь. - С показной издёвкой произнёс крад.
        - А что у вашего вистового - гвардеец кивнул на стоящего позади капрала, - ног нет, или он настолько важная птица - что вы не решаетесь ему приказывать.
        Офицер в чёрном мундире проглотил остроту. Этот фазан уже начинал действовать на нервы. Повернув голову, он бесславно кивнул капралу в сторону штаба полка. Тот выпрямись и щёлкнув каблуками, картинно не спеша зашагал. Молодец, понял отношение командира к незваным гостям.
        Вход в здание никто не охранял, да и зачем, кроме чёрных мундиров здесь никого не бывало. Идущий капрал козырнул вышедшему из дверей посыльному сержанту с длинным свёртком в руках. Не спеша по массивной деревянной лестнице отделанной ковром поднялся на второй этаж. Штаб был почти пуст все крады и офицеры были в основном на физических занятиях или тренировали интеллект. Больше он никого не встретил. Миновав дежурного и пару пролётов, он очутился у дверей полковника. Поправив мундиры и стряхнув небольшой слой дорожной пыли, как-никак к старшему офицеру входит, он толкнул двери. Небольшая приёмная, пустующий деревянный стол адъютанта обшитый синим сукном, два небольших диванчика для ожидающих. На одном из которых и расположился хозяин приёмной. Лёжа на спине с согнутыми в коленях ногами, прислоненными к стенке. Мундир расстёгнут почти до середины, на лице полностью его закрывая толстая книга. Руки мирно сложены на груди. Сапоги стояли чуть поодаль дивана. Капрал усмехнулся, полковника, конечно, не уважали, но чтобы адъютант такое вытворял на службе. Хотя может, полковника нет в штабе, и служивый
позволил себе отдохнуть. Капрал тихонько кашлянул. Ещё раз, но уже по громче. Спящий не шелохнулся. Капрал подошёл к дивану стараясь шагать как можно громче. Никакого эффекта. Ну что подать капрал наклонился к адъютанту, и, сдвинув с лица книжку резко отдёрнул голову. Стеклянные глаза посмотрели точно на него, рот чуть приоткрыт, на шее борозда от удавки. Мёртв. Запертая в кабинет полковника дверь сдалась после третьего удара ногой. В просторном кабинете картина была не лучше, полковник висел под потолком, немного раскачиваясь. Не было и капли сомнения, что он сделал это не сам. От стола было очень далеко, а стул видимо который послужи временной опорой. Лежал перевёрнутым в другом конце комнаты. Капрал выскочил из штаба, и уже собирался объявлять тревогу, как подумал, что если гвардейцы узнают, что полковник мёртв, а точнее убит, сразу ринутся в части, да ещё и арестуют всех кого захотят, и обвинят в убийстве.
        К тому времени пикировки между двумя офицерами уже завершились, оба просто выдохлись или закончился список острот и подколок. Противоборствующие стороны стояли всё также, лишь за спиной крадов уже собралась группа безоружных рядовых закончивших занятия и безмолвно наблюдающих за происходящим.
        Противостояние офицеров перешло в немое русло, кто кого пересмотрит. Два пронзительных взгляда были обращены друг на друга, глаза в глаза. Это могло бы продолжаться до вечера не вернись также чинно и картинно капрал.
        - Господин лейтенант - было новой издёвкой уже со стороны капрала, не спросил у старшего по званию разрешения доложить - господин полковник отъехал инспектировать полигоны, адъютант не знает на какой именно он отправился и не может связаться с ним.
        В душе капрал сам себя поблагодарил за сообразительность.
        Гвардеец немного растерялся, ситуация оказалась проигрышная. Он немного поник, но тут как удар молнии, неожиданно и хлёстко в голову стукнула мысль.
        - И как получилось, что вы об этом не знали, если челнок полковника находится на стоянке - гвардеец крича взмахом руки показал на бок полковничьего челнока торчавший за топливным складом - и транспорт может покидать расположение части только через центральный въезд. Вы лжецы, это не элитная часть, а сборище оборванцев!
        - Вы забываетесь, с кем говорите капитан! - на тон повышенный перешёл крад.
        - Да я - набирая в лёгкие воздуха - вас аресту…
        Капитан гвардейцев не успел договорить, точно выпущенный фазовый заряд разбил ему грудь. По инерции продолжая жестикулировать руками, он чуть не рухнул на стоящего позади лейтенанта в последний миг успевшего отскочить.
        Повисшая пауза, когда все присутствующие обдумывали, что делать показалась мучительно долгой, но со стороны всё прошло в один миг. Гвардейцы стоявшие позади начали вскидывать фазовые винтовки, оба лейтенанта и капрал потянулись в свои кобуры. Лишь лейтенант крадов, понимая, что не успеет достать оружие, начал работать головой, в прямом смысле слова. Подскочив к вытаскивающему фазер гвардейцу, он с огромной силой ударил его головой в лицо. Благо гвардеец был почти одного роста. Кости черепа и носовые хрящи неприятно хрустнули. Перехватывая из его руки уже вынутый фазер, точным ударом сапога в район ниже пояса, нейтрализовал второго офицера. Его новый фазер уже рефлекторно искал дулом жертву из группы рядовых гвардейцев, как вдруг заряд ударил его чуть выше живота. Гвардеец, стоявший у брони танка сориентировался быстро. Ещё мгновение и второй выстрел неведомого автора поразил и его.
        В начавшейся перестрелке гвардейцы, имея значительный перевес в живой силе и огневой мощи, быстро подавили сопротивление поста. Врываясь на территорию, они встретились с новой проблемой. Дорогу преградила полусотня раздетых до пояса безоружных рядовых. Они были уже готовы бросится, но винтовки направленный в их сторону были более весомым аргументом. Всё решил истошный вопль отползшего капрала, того что ходил искать полковника. Раненного в плечо и отползшего за будочку стражника его даже не заметили в суматохе. Он проорал какое-то известное только ему ругательство и расстрелял почти весь боезапас фазера в подставившим спины гвардейцам. Безоружные кинулись вперёд. Лишь несколько стоящие чуть по одаль, бросились к оружейному складу.
        У центрального въезда разгорелась настоящая бойня. Немногое удостоились чести сразить неприятеля голыми руками, но те, кто успел добежать уворачиваясь от смертельного шквала вспышек. Посмертно сдали норматив по рукопашному бою без оружия, а некоторые даже смогли им завладеть. Стоны и крики раненных заглушали длинные очереди из тяжелой фазовой пушки броневика косившего безоружных. Всё кончилось очень быстро полсотни раздетых до пояса тел перемешанных с парой десятков в красно-синих мундирах лежали в разных смертельных позах, не давая въехать технике. Многочисленные гвардейцы, получившие подкрепление вбегали, освобождая место от убитых и раненных. Рассредоточиваясь по расположению, они хватали всех кто, попадался по дороге.
        Тела и раненных сложили отдельно у главного въезда. Слева сидя на корточках, чтобы было сложнее убежать, согнали ещё около трёх десятков крадов. Многие забаррикадировались в казармах, с оружием или без, некоторые пытались сбежать, но четно, гвардейцы были слабее в рукопашном, но стреляли не хуже чёрных мундиров.
        Полковник Агарт командовавший всей операцией вышел из личного челнока въехавшего уже после резни на территорию. Выйдя, он осмотрел тела и пленных.
        - Что же вы натворили - обратился он к выжившим - убили своего командира, устроили мятеж в пригороде столицы и это элитный полк.
        Он, было, хотел еще, и выругаться, но точный выстрел из полуоткрытого окна третьего этажа одного из складов прервал возмущение, снеся полковнику затылочную часть черепа.
        Пленные встретили выстрел шквалом одобрительного крика. По злосчастному окну ударили сразу множество фазеров. Было видно, как отлетают частички обугленных камней, и снова тишина. Очередной выстрел уже из окна соседнего здания штаба, поразил неудачного высунувшегося из люка броневика наводчика.
        Пленные крады радостно взвыли ещё четырежды, пока въехавший танк, несколькими громкими выстрелами просто не разнёс оба здания.
        Небольшой катер показался в небе над космопортом. Описав несколько кругов, он начал аккуратно приземлился на указанное диспетчером место. Аугусто не обманул, стражники проводили в один из доков, где Финда ждал небольшой корабль. Со взлётом тоже не было никаких проблем. Повторив слово в слово диспетчеру, сказанное адмиралом ворота дока открылись, выпуская корабль в космос.
        Гул торможения при посадке слегка заложил уши, небольшой толчок, заставивший пилота слегка подпрыгнуть. Толи в спешки, толи от большой радости Финд забыл пристегнуться. Челнок остановился на полосе. Ещё некоторое время он отруливал с ней в указанное диспетчером место. Барон выключил все системы корабля и, размякнув в кресле, глубоко вздохнул, после такого приёма на флагманском корабле, чего модно ожидать на самой планете не понятно.
        Долг зовёт. Он на всякий случай накинул на себя синий плащ офицера императорского флота, выданный Аугусто, крепко его, затянув дабы, не было видно серой формы тайной полиции. Дверь пришлось отворять уже самому. Светило блеснуло в глаза, Финд долго тёр их стараясь привыкнуть. Он вышел из корабля и на мгновение обновился. Космопорт жил обычной жизнью, никто не бежал арестовывать прибывшего или чинить какие либо препятствия. Несколько техников в приоткрытом ангаре возились с грузовым челноком. Возле здания космопорта толпились несколько пилотов в светло-синих мундирах, что-то обсуждая. Один из офицеров, видимо пилот челнока, сняв мундир, лёжа на обшивке своего звездолёта загорал.
        Финду уже привыкшими глазами посмотрел на палящий с высока Корт. Как давно он не был дома, на это планете два, а может три цикла. Уже и сам не помнил. Глубокий вздох. Этот давно забытый вкус воздуха. На мгновение даже захотелось сейчас сбросить всё плащ, мундир, распустить поясной ремень и завалиться под стать этому пилоту. Загорая на заросшем небольшой травкой поле рядом с полосой.
        Барон сам и не заметил, сколько времени он провёл в мечтаниях, пока звуки приближающегося наземного челнока не вернули из мира грёз к реальности. Из него вышел мужчина средних лет в сером мундире.
        - Лука, заместитель начальника тайной полиции планеты. - Без какой либо помпезности представился он.
        - Адъютант начальника управления тайной полиции Сектора герцога Караха капитан Финд Вертант.
        - Да. Нас предупредили о вашем прибытии. - Барону это фраза не очень понравилась. Последние кого предупредили о его прибытии схватили его. Мужчина в свою очередь показал рукой в открытую дверь челнока, где внутри кроме пилота сидела ещё двое крепкий тайников. - Прошу располагайтесь. Мы отвезём вас во дворец губернатора.
        Бабах! Где-то вдалеке ухнул танковый залп. За ним ещё один и ещё.
        - Что это? Танки?
        - Это господин барон, мятеж против империи. Прошу не задерживайтесь.
        Танковый хлопок остановил Сирента не бегу. По направлению он понял, откуда шла стрельба. Разум понимал, что происходит, но сердце не желало верить. Понимая, что бежать уже бесполезно, это только вызовет подозрения, он неспешна, направился к расположению полка. Миновав пару кварталов его ждала ужасающая картина. Гвардейцы, стоявшие в отцеплении, еле сдерживали любопытную толпу. По свободной от зевак улице в сторону городской тюрьмы конвоировали около сотни солдат с чёрных мундирах. Ноги были стянуты, чтобы можно были сделать лишь небольшой шаг. Некоторые были с наспех перевязанными ранами, кто-то шёл придерживая ладонью ещё кровоточащее плечо, почти у всех разбитые лица. Некоторых поддерживали товарищи. Лица крадов были озлобленны, они озирались по сторонам на гвардейцев и зевак. Которые рассуждали, называя солдат то героями, то предателями.
        Калад Ривера молодой крепкий парень, попавший на службу в этот полк из обычной пехоты всего дней двадцать назад так и не смог понять, что произошло с ним. Идя в колонне пленных, он вглядывался в лица, в толпе ища ответа. Как вдруг он встретился взглядом с человеком гражданском костюме, лицо было знакомо, взгляд пристальный. Через мгновение он узнал его, лицо озарилось улыбкой. Сирент тоже узнал рядового. Лёгким кивком головы он велел ему ничего не делать, и обождав пока рядовой отвернётся проходя опустившись поджимая колени исчез в толпе.
        Ривера тихо по цепочке передавал что увидел: «Всё будет хорошо капитан Акирил жив, он с нами». Лица крадов воодушевлялись на глазах. Удивление и испуг, превращающиеся в призренье к гвардейцам и империи, стали радостью. Идущий одним из первых огромный детина, набрав воздуха в лёгкие запел полковой марш.
        Бойцы резво подхватили его, не обращая внимания на окрики гвардейцев.
        Капитан Акирил по приличной дуге обходил расположение своей бывшей части. Смотреть на дымящиеся развалины у него не хватало мужества. Целью был же небольшой потайной ход, ведущий в пещеру в небольшой рощице к югу от расположения части. Об этом ходе мало кто знал, а знающие ходили через него в самоволку. Может кто-то успел скрыться через него. С приближением к пещерке разочарование в душе Сирента только увеличивалось. Никто не встретился на пути, не окликнул его. Вот уже напротив него тёмный вход. Никого. Сирент сел возле небольшого камня, упершись в него спиной. По мужскому лицу медленно стекли две слезинки. Капитан вжал голову в колени, что никто даже случайно не увидел скупых офицерских слёз, оплакивающих свой полк.
        Время текло быстро и Сирент не понял, сколько он так просидел, пока приглушённые шорохи, доносящиеся из недр пещеры, не привлекли его внимания. Неуверенные шаги, иногда спотыкающиеся иногда сопряжённые с металлическим скрежетом, приближались. Сирент тотчас вернул себе самообладание, присев на корточки она стал медленно сползать, прячась за валунами.
        Из пещеры появился высокий крепкий мужчина в чёрной форме крадов. Он, прихрамывая медленно покидал пещеру, опираясь тяжолую на фазовую винтовку. Капитана привлёк её странный вид, длинная, но складная, со странным прицелом, будто её делали на заказ. Её потрепало осколками и не понятно будет ли она ещё стрелять. Хозяин выглядел не лучше, ссадины на лице, шее, левая рука, которой он поддерживал себя под живот, залита кровью. Оставляя за собой кровавую дорожку, сержант подошёл к тому месту, где недавно сидел Сирент. Он явно опасался погони, оглядываясь назад. Сержант сел за камень, так, чтобы вышедшие из пещеры следом не увидели его. Капитан пристально следил, как крад аккуратно положил винтовку у камней начал что-то искать у себя в карманах. На мгновение крад застыл, заметя рядом человека направившего на него фазер. Их глаза встретились.
        - А, первый капитан Акирил, здравия желаю - тихо произнёс он.
        - Спокойно, не двигаться. Кто ты? - Сирент обошёл его по кругу, так чтобы крад не бросился на него, и медленно отодвинув винтовку сел напротив - я знаю всех солдат полка «Непобедимый Лосс», но ты мне не знаком.
        - Похвально капитан, сейчас мало командиров, которые могут похвастаться знанием подчинённых в лицо.
        Сирент пристально разглядывал человека в сержантском мундире крадов. Крепкий, сильный, даже выше самого Сирента, причёска на крадский манер. Незнакомец очень похож на крада, такого не стыдно и стыдно в почётный караул поставить. Эта спонтанная мысль прошла молнией по голове Сирента. Она приходила ему и раньше, когда он посещал «Ложбинку».
        - Вышибала из «Ложбинки»?
        - Браво капитан, вы узнали меня. А ещё говорят, дворяне на слуг не обращают внимания. Враньё.
        Сирент вгляделся в рот собеседника, странно язык и нёба были сплошь чёрного цвета. Будто он недавно поел каких-то сочных тёмных ягод.
        Вторая мысль пробила голову Сирента страшнее первой.
        - Это ты убил Вентраля надев эту форму, чтобы все подумали, что это дело рук одного из моих солдат.
        - И снова браво. - Кашлянув кровью на камень, похвалил его «сержант».
        - И ты, переодевшись в мундир, устроил провокацию в полку?
        Сирент понял, что и тут прав. Его обуяла сильная ненависть. Не успев получить одобрение, очередное одобрение он судорожно думал застрелить негодяя сразу или зарезать.
        «Крад» заметил ненависть и решительность в его глазах.
        - Не советую вам убивать меня. Гвардейцы что скоро выйдут из хода - он кивком головы показал на выход из пещеры, откуда из темноты доносились ещё далёкие, но частые звуки множества шагов - заинтересуются, кто убил меня и пойдут по вашему следу. Поверьте, к вам у них будет очень много вопросов. Бегите, вам нужно уцелеть.
        - Ты боишься умереть?
        - Я уже мёртв - тихо произнёс «крад» показывая взглядом на свой живот - мои кишки ещё находятся во мне только потому, что я крепко держу их рукой. Лучше помогите мне умереть красиво, верните винтовку и направите её в сторону выхода из пещеры.
        - Ты не выстрелишь мне в спину?
        - Не выстрелю, вас приказано не убивать.
        - Кто приказал?
        Сирент схватил собеседника за шиворот и начал трясти.
        - Кто приказал?
        Шаги из пещеры слышались более отчётливо.
        - Поспешите капитан, придёт время, вы всё узнаете.
        Справляясь со свей яростью, Сирент отпустил раненного. Не сводя его с прицела, он медленно поставил передним винтовку на камни и начал отходить спиной к лесу.
        - Спасибо - улыбнулся в ответ «крад».
        Пошарив немного пока карманам, он вынул из одного зелёную металлическую сферу.
        Граната руссов. Теперь Сиренту всё стало ясно окончательно. Выдернув чеку, «сержант» аккуратно положил её под одну из ног и прижал к каменному насту.
        Интенсивная фазерная перестрелка застигла Сирента, когда он был уже далеко от места выхода из пещеры. На один два винтовочных выстрела, отвечали десяток других. Всё стихло, также неожиданно, как и началось, лишь громкий хлопок взрыва эхом пронёсся по небольшому лесу.
        Двигатели челнока глухо завыли. Финд глядя на полосу космопорта, перебирал рычажки на панели управления. Челнок достиг нужной мощности и резко оттолкнулся от взлётного поля. Взлётные двигатели поднимали его вертикально. Им под стать начали помогать кормовые поднимая корабль по острым углом. Ещё не много, рука скользнула на рычаг ускорения кормовых. Сильное давление впечатывало пилота в кресло. Перегрузки тревожили тело.
        То что делал Финд было грубейшим нарушением наставления империи по космическим перелётом. Согласно ему челнок должен был причалить к орбитальной станции и уже с ней на более специализированном катере спуститься на поверхность, и соответственно подняться обратно при вылете. Но то, что прошло с адъютантом в этот день на флагманском корабле отбило всё желание терять время на соблюдения правил. На планете оказалось всё более спокойно. Господин Лука доставил его в губернаторский дворец. Где старый глава планеты принял все послания и выслушал доклад адъютанта начальника тайной полиции. Тот в свою очередь заверил, что как венный слуга императора будет держаться до конца, и переда соответствующий ответ. Который сейчас располагался в тубусе у пояса. На этом аудиенция была окончена. Прямо во дворце Финд написал рапорт о случившимся на флагмане, и сразу же был отвезён господином Лукой обратно в космопорт. Челнок в его отсутствие заправили и подготовили к взлёту.
        Перегрузки и давление постепенно нормализовались. Пилот повернув голову посмотрел в сторону. Орбита родной планеты была по-настоящему прекрасна. Вдалеке вращались орбитальная станция, охранные ракетобазы и истребительные гарнизоны, защищавшие планету от внешних нападений. Сторожевого флота видно не было. Он располагался по другую сторону. Финд развернул корабль, и, введя новые координаты пути, отдалялся от планеты на повышенном ускорении. Его путь лежал в противоположную сторону от империи.
        Прошло совсем немного времени как на радаре появились две точки, идущие на перехват. Корабли были похоже на штурмовики, но компьютер не смог определить их типа и конструкции, единственное, что было ясно, корабли были вооружены. Финд не стал искушать судьбы и, снизив скорость и подождав приближения кораблей, отправил свой челнок в дрейф. Глухой удар по обшивки дал знать, что к нему пристыковались. Щелкнув парой тумблеров, пилот открыл все отсеки. Развернувшись на кресле в сторону открытой двери, Финд привстал, отстегнув от пояса кобуру с фазером он положил её на панель, выставив руки вперёд. В дверном проём появился массивный металлический щит, из-за которого торчал наведённый на пилота автомат. Осмотря кабину щит открылся, выпустив оттуда двоих вооружённых руссов. Крепкие мужчины в синеватых камуфляжах и масках с заполненными разгрузками и металлическими автоматами. «Абордажная пехота» - подумал Финд. Набрав побольше воздуха в грудь, он произнёс единственную фразу на языке руссов. Ту, которую господин Петров научил говорить его чётко и без запинки.
        - Срочно отведите меня к старшему офицеру госбезопасности.
        Глава 30. Подавление
        Риден стоял в центре кабинета, докладывая губернатору о своих успехах. На нём был парадный красно-синий гвардейский мундир с золотыми погонами, напоминающими эполеты, на поясе, который удачно скрывал пухлый генеральский животик, красовался кинжал с искусно вырезанной ручкой из кости и украшенной блестящими камнями. Головной убор похожий на кивер, но без козырька с золотистым гербом гвардии, он держал в правой руке на уровне пояса. Чёткий командный голос, докладывающий о произошедшем в городе за последние два дня, разносился по залу. Одно слово генерал. Губернатор слушал, глядя куда-то вдаль, будто подрёмывая. Председатель верховного суда сидел, чуть в сторонке. В просторном губернаторском кабинете было ещё с десяток дворянских и армейских чинов. Сергей сидел в дальнем углу, расстегнув верхние пуговицы серого мундира, он старался слегка освежиться, день был очень душным.
        - Таким образом, изменник - он сильно выделил это слово - граф Риффе Акирил и его пособники были схвачены и заключены в городскую тюрьму. Благодаря нашим скорым действиям враги были взяты врасплох и почти не оказали сопротивления…
        То что, барона Хобкира не удалось взять живым благодаря хеттерам, перебившим полтора десятка гвардейцев, генерал дипломатично умолчал. Трупов было бы и больше, если бы Сергей не приказал заняться бароном своим людям.
        …- Как и предполагалось крады полка «Непобедимый Лосс» выступят с поддержкой мятежников. Вчера полк был блокирован. Отказавшиеся от повиновения солдаты также заточены.
        Тихие хлопки в ладоши раздались с губернаторского кресла.
        - Браво генерал - тихим голосом произнес старик, проснулся видимо - сейчас нам нужно решить, что делать дальше. Вчера ко мне прибывал личный адъютант начальника управления тайной полиции Сектора герцога Караха. Не смотря на то, что планета заблокирована, он сумел пробраться через наши сторожевые корабли, и рассказал массу интересного, что творится на орбите. Также он передал заверение, что императорский флот и армия уже движется к нам на помощь, и стоит лишь продержаться до их прибытия. Что вы думаете господа?
        Предложений было много от офицеров, чуть ли не пойти войной на всех кто не с губернатором, гражданские чины советовали начать делёжку имущества пока не прибыли представители империи и не отхватили самые жирные куски от собственности заговорщиков. Их же судьба была проста - лишение титула имущества и каторга в роли слуги. На этот фарс с призрением смотрел лишь председатель верховного суда. Громким кашлем он прекратил полемику, обратив на себя внимание.
        - Господа, не рано ли нам праздновать победу, я понимаю вашу радость, но не забывайте, что мы контролируем лишь столицу и схватили лишь зачинщиков мятежа. Армия разбросана по планете, и какие настроения бродят в умах офицеров и мелких дворян нам не известно.
        - Господин губернатор прошу слова - быстро застегнув мундир, громко произнес начальник тайной полиции. Заметив одобрительный кивок, продолжил - господин председатель всё верно сказал, праздновать победу рано, но мы находимся лишь в шаге от неё. Как вы все знаете, на планете полностью ограниченна, какая либо связь и мы не знаем, что происходит в городах, также как и другие города этого не знают. Однако по моим данным к столице движется несколько полков, командиры которых решили, что произошёл мятеж и власть в столице захвачена. Я предлагаю не позднее, чем завтра созвать большой жюри из всех находящихся в столице дворян и офицеров и прилюдно осудить Риффе и его сторонников за измену с предоставлением всех улик и прочего. Многие, кто даже был связан с Риффе, поняв, что дело проиграно, поспешат отречься или даже помочь новыми фактами. Это позволит нам выиграть время до прибытия поддержки. У меня имеется ряд предложений по обеспечению обороны города во время проведения большого жюри.
        - Можете изложить - тихо произнёс губернатор.
        - Верные нам части нужно вывести ко всем подступам к городу, если не удастся договориться с подходящими частями, начало боёв не затронет население. Также обеспечить повышенную охрану дворца губернатора, где и будет проходить жюри. Не забывайте, что Сирент Акирил на свободе. По моим данным в его подчинении есть ещё несколько крадов готовых прийти на помощь Риффе.
        - Позвольте господин губернатор - попросил слово Риден. - Если мы распределим войска, как предложил господин Конье, весь центр, весь Старый город будет практически пустым. Наши войска распределятся лишь по границе столицы и в самом центре. Я опасаюсь, что сторонники Риффе смогут использовать ситуацию, баламутя народ.
        - Я разделяю вашу обеспокоенность господин генерал, и этот вопрос тоже продуман. Насколько мне известно, в старом город имеется два отделения в резерве. Каждый состоит из танка и бронемашины, не считая экипажей ещё пять-шесть человек гвардейцев.
        - Да верно.
        - Я предлагаю расположить эти малые части на двух перекрёстках ведущих к дворцу.
        Подойдя к схеме города предварительно разложенной на одном из столов, он, взяв небольшую указку, он показал два перекрёстка.
        - Если перекрыть их столь незначительными силами, то пройти через них будет очень сложно, так как их почти невозможно миновать. На каждом расположен лишь пост фасулов, что не сдержит не наступающего противника, не озлобленной толпы. Порядок же на улицах будет обеспечиться моими людьми. Единственный момент, гвардейцы должны быть не в боевой броне, хоть мы и очистили цент города от лишнего народа, но дворяне, которые завтра съедутся суда, не должны думать, что мы опасаемся чего-то. Господа я закончил.
        После предложения начальника тайной полиции выступили ещё несколько ораторов. Несколько минут недолгих прений с одним отставным полковником, предложившим все имеющиеся в распоряжении войска запереть в Старом городе, предложение относительно расположения войск было принято. Далее ещё полдня шло распределение конфискованных сейчас или в будущем имений и предприятий, утверждения списка дворян кого обвинить в пособничестве позже, имущество коих тоже сразу разделили. В прениях Сергей старался не влезать, делая вид, будто просто дремлет.
        Дворянское собрание закончилось во второй половине дня, до вечера Сергей заехал в несколько мест, лично проинспектировал ворота в старый город, перекрестки, долго находился в управлении тайной полиции, где раздал ряд распоряжений. Уже когда сумерки сгущались, его челнок остановился в небольшом дворике у неприметного трёхэтажного дома. Дверь челнока выпустила мужчину в сером мундире из своих объятий. Сопровождающие проводив начальника взглядом, остались рядом с челноком. У двери стоял крепкий парень, узнав гостя он, поклонившись, отворил дверцу. Внутри было темно и душновато, Сергей шёл по тёмному коридору, осматривая старую заброшенную гостиницу изнутри. Ещё цикл назад он приносил хозяину не малые деньги. Двери с левого края шла вереница дверей, ведущая в небольшие квартиры. Они были либо заперты, либо распахнуты. Одна была даже выбита снаружи, и держась на нижней петле застыла во мраке. Пыль, чувствующаяся в воздухе, паутина в каждом углу, всё это навивало мрачные мысли.
        Коридор вывел Сергей к небольшой двери, у которой также стояли двое, пропустившие гостя, стоило ему лишь приблизится. Дверь распахнулась, пропуская к единственному освещённому месту всего дома. Большому залу, расположенному в центре дома и не имеющему даже окон. Посередине рядом с большим круглым столом с разложенной на нём схемой города его ожидали три знакомые фигуры. Лукин, коротая время, ковырялся в пыльных фолиантах. Ровес сидя рядом с Мадам на хоть и старом, но довольно неплохом кресле, развлекал её беседами, ниспуская глаза с глубокого выреза в декольте. По углам зала скучали сопровождающие.
        - Добрый вечер. Спасибо, что все прибыли.
        Начал Сергей. Собравшиеся медленно подошли к столу.
        - Доложите готовность.
        - Все группы готовы - ответил за всех Лукин - ждём условный час.
        - Условный час наступил, операция начнётся завтра утром. О цели операции члены группы должны узнать за несколько часов до начала во избежание малейшей утечки.
        - Лукин. Группа ноль. Переодевшись в форму сотрудников тайной полиции, захватываете точку «А». Я буду с вами. Группа два ноля, Бард. Точка «Б», и группа три ноля Кореец точка «Цэ». Расположитесь утром недалеко от предполагаемых мест захвата - Сергей указал все три точки на карте - по этой дороге утром пройдёт челнок тайной полиции с нами на борту. Это будет сигналом, после чего начинайте действовать. Ликвидацию находящихся там гвардейцев нужно провести максимально тихо. После захвата одевайте трофейную форму, чтобы со стороны не было подозрений. Мы атакуем по прибытию. Лукин пусть дуэт снайперов найдёт себе хорошую точку, но смотрите, чтобы своих не перестреляли. У вас стрелки есть?
        Мадам и Ровес кивнули почти одновременно.
        - Отлично, тоже расположите их. Чтобы покрывать почти всю центральную часть. Выстоять нужно будет до вечера, потом отходите мелкими группами в точки сбора «Е», «ЭФ» и «ЖО». «Е» - основная и самая безопасная, в этом доме на пару этажей ниже пола здоровый каземат. Один дворянчик ещё в старые времена выкопал. Остальные резервные. Чтобы ненароком не перебить, друг друга после начала операции повяжите на правую руку выше локтя белые повязки. Пароль «Солнце» отзыв «Восход». Вопросы?
        - Точка «ДЭ» в северной части, за неё кто-то отвечает - уточнил Лукин, показывая на лежащую с его стороны карту - если наступающие части не смогут пробиться по дорогам, они смогут хоть и без брони пройти вот по этим широким улочкам.
        - Могут, но не пройдут. Эту точку будет удерживать группа четыре ноля, товарища Донора.
        Спустя пару минут одна из дверей приоткрылась, оттуда появилась коротко стриженая физиономия Дырявого, кивнувшая в сторону Сергей. Командир кивнул в ответ.
        Дверь со скрипом приоткрылась, в зале появился крепкий мужчина.
        Бард и Кореец встретили его лишь лёгким приветствием, Лукин застыл как вкопанный. Товарищ Донор оказался главой горных басков Эдуарде.
        Тихие сумерки разогнал шум двигателя. Челнок медленно подъехал к воротам особняка. Развернулся, выпустив троих пассажиров. В одном из них Геторакта безошибочно распознал цель. Он и ещё двое исполняющих, располагались на крыше напротив особняка. Ранее здесь дежурили, судя по одеждам, представители церковного крыла. Их тела сложили чуть в стороне. Так как из-за неспокойной ситуации в городе не работала связь. Мастера жизни приняли решение использовать для наблюдения за домом эту крышу. Изучив график смены церковников, они легко смогли занять их место сразу после вступления на пост. Смена появится лишь утром, к этому времени цель будет исполнена. Неспешно пережевывая восковые соты, со смесью мёда и специальных трав Геторакта провожал цель взглядом.
        Мастера жизни дождались середины ночи, когда в особняке напротив погасли почти все огни. Лишь после этого надзирающий дал команду атаковать. В городе шли аресты, в воздухе чувствовался запах чего-то большого и опасного, поэтому да рассвета мастера тянуть не стали. Набросив верёвки, убийцы в мгновение ока спустились с крыши по отвесной стене. По плану исполняющие должны были, перебравшись через ограду проникнуть в покои жертвы. Надзирающий должен был подстраховывать. Бесшумными шагами он обошёл массивный забор слева, скрываясь в его тени. Обойдя дом, он взобрался на высокое дерево, которое раскачивалось со стороны в сторону под дуновением ветра. Со своего наблюдательного пункта он отчётливо видел, как с другой стороны пара исполняющих перелезает через ограду. Оказавшись на земле, оба пригнувшись, спешно приближались к дому. Яркая вспышка фазера ударила первого бегущего в грудь, он пробежал по инерции ещё несколько шагов, свалившись под окно первого этажа. Свет озарил весь двор. На особняке были установлены мощные прожектора. Оставшийся в одиночестве исполняющий бросился к ближайшему дереву, но
шквальная стрельба из окон буквально скосила его. Шум затих также быстро как и начался, во дворе появились вооружённые люди, некоторые были в форме тайной полиции. В этот момент Гетаракта поймав ветряной порыв, когда дерево качнулось в сторону особняка, спрыгнул. Минуя высокую каменную ограду, он приземлился в небольшой куст. Неподвижно застыв, он продолжал наблюдать, как обыскивают тела.
        Долго планируя вершащий Лосар исключил все попытки исполнения цели, кроме атаки ночью по особняку. После нескольких неудачных покушений, охрана исполняющего обязанности начальника тайной полиции серьёзно увеличилась. Заслать в дом соглядатая, подкупить или запугать слугу, вычислить маршрут передвижения, оказалось не возможным. Особенно после нападения на его челнок. К тому же мастера жизни не обладали подобной огневой мощью и старались действовать как можно тише и изящнее. За время наблюдения за особняком было выявлено, что в ночное время никто не покидает стен дома, а по стене и земле пускают некие невидимые лучи, и стоит чему-то крупному задеть стену или упасть на землю, сразу же появляется охрана. Обезьяна, заброшенная через забор несколько ночей назад, сумела выявить эту хитрость. Этим и решил воспользоваться вершащий, будучи уверен, что когда охранники выйдут во двор, убийца и сможет незаметно проскользнуть.
        Геторакта медленно положил на землю два мешочка и, потянув за верёвочные узлы, развязал оба. Выбрав момент, он, пригнувшись, пользуясь тенью, прокрался к дому. Стражники, занятые уборкой тел его недавних спутников были слишком заняты перепалкой, кто будет их уносить. В дом мастер жизни проник через приоткрытое окно на первом этаже. В небольшой комнате с разложенной и ещё тёплой постелью никого не было. Её обитатель видимо тоже сейчас во дворе. Мастер, приоткрыв дверь, оставляя только щелку, глянул в коридор. Никого. Покинув комнату, в полумраке он прокрался вдоль стены, рассчитывая, где встретить цель. Сильнейший удар откуда-то сзади в почки ошеломи убийцу. Расслабленное тело бросилось чуть вперёд. Спотыкаясь, упало на пол покрытый красным ковром. Две массивные фигуры, что-то крича, придавали его к полу, выкручивая руки. Фокус с тихим проникновением не удался. В глаза ударил резкий свет. В коридоре стояли несколько стражников, двое держали Геторакту, так, что мастер даже не мог пошевелиться. Третий довольно староватый мужчина, смотревшихся на фоне этих крепких парней как-то нелепо, с ловкостью
карманного вора вынимал из одежды все потаённые хорды и удавки. Закончив, он сделал знак коллегам, и те двое уткнув мастера, как можно ниже лицом повели куда-то вперёд. Геторакта чувствовал сильную боль в руках, но терпел, стараясь приподнять голову выше, и опознать цель, вертя ею. Стоп, вот он. Геторакта заметил в одном из дверных проёмов, мужчину разбуженного шумом. Вот он исполняющий обязанности начальника тайной полиции. Изображая покорность и дождавшись момента, когда его будут проводить как можно б