Внимание! Добавлено второе зеркало: www.ruslit.online, для тех у кого возникли проблемы с доступом.
Слишком большие разделы: Любовные Романы, Детективы, Зарубежныая Фантастика и их подразделы, разбиты на более мелкие папки, по алфавиту.
Библиотека / Фантастика / Русские Авторы / ДЕЖЗИК / Кошкина Татьяна / Мыслители: " №03 Говорящая С Книгами " - читать онлайн

Сохранить .
Говорящая с книгами Татьяна Кошкина
        Мыслители #3
        Книги. Они говорят со мной.
        Но среди тысячи голосов лишь один заставляет мое сердце замирать: “Я с тобой. Ты в безопасности. Мы справимся”. Я влюбилась в героя книги. У нас есть только один шанс быть вместе - найти его реальный прототип...
        Справимся ли мы? Я не знаю.
        1.0 - создание файла
        Говорящая с книгами
        Татьяна Кошкина (Золотая Кошка)
        Глава 1
        Сцена 1
        Я ненавижу комнаты с углами. Зачем только согласилась приехать в этот дом отдыха? Застряла в комнате, где целых четыре угла - три темных. Кто-то есть. Кто-то есть в одном из них. Кто он? Кто-то из книги со сказками или из забытого в коридоре детектива? Только не детектив, умоляю.
        Вжалась спиной в холодную стену и притянула ноги к груди. Всё, что меня спасает сейчас - это блеклый свет ночника. Его хватает только на один угол, но я чувствую. Меня не обмануть. Ты здесь, копошишься к темноте. Скребешься, как мышь. Дышишь…
        Движение. Мгновенно ловлю взглядом черную тень. Вон она. Угол. Прямо по диагонали. Сердце вздрагивает и сжимается. Надо крикнуть! Надо позвать Ирэн, но я не могу издать ни звука.
        - Кто…кто ты? - шепчу так тихо, что даже самый чуткий слух не в состоянии уловить. Но меня слышат. Кто там? Кто в этой темноте?
        - Твоя смерть!
        Холодный блеск. Мужчина с перекошенным от злобы дряблым лицом ринулся на меня. В руках нож, в глазах безумие и гнев. Это конец. Эту ночь не пережить, на помощь никто не придет. Сжимаюсь в комок, понимая, что беззащитна перед убийцей. Все-таки они меня доконали, добились своего, свели с ума. Зажмурилась, чтобы не видеть приближающийся кошмар. Напряглась каждой мышцей тела, как будто могла что-то изменить.
        - Нет! - тихий вскрик. Сильные руки сжали плечи. Теплое дыхание без запаха коснулось лица - это не человек.
        Я удивленно открыла глаза. Вырванное у трагического сюжета мгновение. Короткая встреча с карим взглядом, слова с красиво очерченных губ:
        - Жи-ви, - мой спаситель дрогнул всем телом. Скрипнул зубами от боли, получив в спину удар ножом, и стал прозрачным. Исчезал медленно и молча, глядя на меня с немым восхищением, как будто я святыня, за которую сумасшедший фанатик только что отдал жизнь. Вбирал в себя мельчайшие черты бледной маски, подаренной мне матерью-природой вместо лица.
        Злобный смех несостоявшегося убийцы таял вместе с ним.
        - Наивный идиот, - прошипел он и слился с темнотой. - Она все равно не справится…
        Всё, как обычно. Они всегда исчезают стоит завершить главу. Видимо, сейчас она закончилась. Убийца нашел жертву.
        - Аааа! - голос вернулся внезапно. Я кричала, как умалишенная: безумно, до боли в горле, глядя как с рук исчезают последние капли крови спасителя.
        Сцена 2
        Им давно не нужен был свет, чтобы чувствовать друг друга. Мир превратился в паутину: стоило одной нити дернуться, как на другом конце уже знали - он здесь. Пространство комнаты сейчас стало коконом, внутри которой лежала муха, которую давным давно пора было съесть. Они долго ждали, пока она будет готова и вот теперь…
        - Всё получилось, - мелодичный женский голос.
        - Наконец-то. Я почти потерял надежду, - низкий мужской, с нотками хрипотцы.
        - Что дальше?
        - Ждем. Теперь ход за ними. То, что произошло, привлечет внимание. Час назад я считал случившееся невозможным. Но этот псих разорвал границы, а значит, все взгляды будут обращены на неё. Если повезет, совсем скоро с ней свяжутся. Если нет, попробуем выбить под пытками. Слишком долго мы носимся с этой оборванкой и подкладываем ей книги. Возможно, её дар такой же бесконтрольный, как и у её отца.
        - Что тогда будем делать? - женский голос звучал напряженно.
        - Отдадим девчонку Ирвину, он давно мечтает выпустить кому-нибудь кишки…
        Нити невидимой паутины дрогнули. Обладатель одного из голосов исчез, не оставив запаха.
        Глава 2
        Сцена 3
        Дверь открылась, впустив в комнату яркий луч света. Ирэн ворвалась внутрь вместе с ним, также стремительно, как когда-то давно ворвалась в мою жизнь.

* * *
        - Моль!! Бледная поганка! - мальчишки громко смеялись и толкали хрупкую светловолосую девочку руками по кругу. Безвольная тонкая фигурка послушно перелетала от одного к другому, пока ноги не подкосились. Она упала на каменную крошку и. кажется, содрала колени.
        - Пф, поганка! Говорить-то не умеет, а отец у неё сумасшедший! - крикнул один из их и пнул в её сторону немного пыли.
        - Ага, бабушка говорила, его в дурдом забрали! - поддакнул еще один.
        - Отстаньте! - звонкий голосок разнесся по школьному двору. - Гоша, Дима! Дураки! - остальных мальчиков она, видимо, не знала по имени, поэтому просто обвела грозным взглядом.
        - Ира, да у нее даже бровей нет и чиканутая она! - тут же обиженно проворчал блондинистый Димка. - Сдалась она тебе, тьфу.
        - А у тебя мозгов нет, давай я тебя тоже запинаю!
        В центр круга вбежала полная противоположность сидящей в пыли бледной девчонки: темноволосая с длинной толстой косой до пояса, крепко сбитая с черными изогнутыми бровями и острым взглядом темно-карих глаз.
        - Уходим, - одна спокойная фраза темноволосого Гоши заставила всю компанию обернуться и послушной пойти следом за своим предводителем.
        Ира подбежала к сидящей в пыли девочке, взяла за руку и помогла подняться.
        - Ой, как они тебя, - отряхнула клетчатую юбку от пыли, - надо к медсестре. Тебя ведь Эля зовут?
        - Угу, - кивнула светловолосая, сдерживая слезы и едва заметно улыбнулась. - А ты Ира? Спасибо за помощь.
        - Не за что, меня давно бесит, что все тебя донимают. Давай дружить и никто больше тебя не тронет! - протянула ей пухлую ладошку.
        - Давай, - несмело пожала руку.
        Так Ира, а после Ирэн, стала её первым и единственным другом. Самым дорогим человеком в мире, сестрой, которой у неё никогда не было.

* * *
        - Ты как? Снова приступ? - она сильными руками сжала плечи, дернула головой, откидывая назад свою неизменную тяжелую косу.
        - Да, это было…хуже, чем обычно, - пролепетала я одними губами. - Не нужно было брать меня с собой, - слезы щекотали мои бледные щеки, сдержать из не было сил. - Я все испортила.
        - Тебе нужно развеяться, а не безвылазно сидеть в комнате с Тотом, - нахмурила красивые черные брови, ярко контрастирующие с бледной кожей. Она была очень красивой, я иногда по-доброму завидовала этому. - Идем в холл, там светло. Я посижу с тобой. Заплету тебе волосы, - улыбнулась и провела пальцами по моим длинным светлым прядям. Легкая ночная коса, которую я заплела перед сном, распустилась и теперь они как попало рассыпались по плечам, спускаясь до талии.
        Ирэн хорошо знала, что меня успокаивает.
        Сцена 4
        Теплые тона ярко-освещенного холла и насыщенный запах персикового масла, исходивший от подруги, помогли успокоиться. Я послушно опустилась на мягкий цвета топленого молока диван и подула на замерзшие ладони. Лето, а мне безумно холодно. Принялась разглядывать свои тонкие бледные пальцы, память дорисовала на них кровь. Такое чувство, что она так и не исчезла. Захотелось помыть руки. Срочно. Как можно быстрее её смыть.
        - Ир, сбегаю в ванную на минуточку, - улыбнулась подруге. - Все уже в порядке, не переживай.
        - Хорошо, я пока возьму расческу. Встречаемся здесь через три минуты, не опаздывай, - жизнерадостно рассмеялась подруга и убежала в свой номер.
        Пришлось вернуться в номер. Прежде чем войти, врубила свет в комнате на полную. Ожидаемо, там уже никого не было. Прошлась по периметру, заглянула на полки - никаких книг. В детективах обычно гадают, кто убийца. Я же задаю другой вопрос: “Откуда он взялся?”. И не могу найти ответ.
        Дважды помыла руки с мылом, для верности понюхала. Приятный запах лесных ягод заставил улыбнуться и облегченно вздохнуть. Теперь все в порядке. Посмотрена на свое бледное отражение в зеркале, да, красавицей меня точно никто не назовет. Эхом в голове пронеслись слова из далекого детства: “моль”, “бледная поганка”. Кто виноват в том, что я такой уродилась? Не альбинос, но близка к этому. Голубые глаза, светлые ресницы, бледная кожа и едва заметные на лице тонкие брови. Волосы мне всегда нравились: необычного цвета, почти седые. Длинные и блестящие, в детстве они часто нелепо торчали, но с возрастом потяжелели и стали лежать красивыми волнами. Хотя, есть вариант, что я просто слишком часто их расчесываю - это не дает лишний раз спутаться.
        Вышла из ванной в хорошем расположении духа, страх медленно, но уверенно отпустил меня. На сегодня пытки окончены. Интересно, почему сегодня все произошло не так, как всегда? Как будто этот призрак на самом деле мог меня убить. Этот парень. Он коснулся меня, я почувствовала его, а потом и его кровь. Еще никогда иллюзии не были такими реальными. Никто из них не мог просто так схватить меня.
        Одержимая этими мыслями, выглянула в коридор и услышала то, что для моих ушей не предназначалось.
        - Задолбала твоя Эля! - возмущался Вадим, парень Ирэн. Он терпеть меня не мог и был в этом совершенно прав. - Вечно с ней проблемы. Сдала бы её уже в дурку, следом за отцом. Нет, нянчишься с ней, как с ребенком. Она живет в твоем доме вместе с нами, теперь ты и на отдых ее с собой тащишь. Так и знал, она что-нибудь учудит.
        - Перестань, - раздраженно прервала его поток гнева Ирэн. - Она мой друг, как я могу оставить её одну в таком состоянии? Элла мне, как сестра. Если бы с нами жила моя сестра, ради тебя пришлось бы и ее выселить? Я молчу о том, что она живет в другом крыле здания. Ты её не видишь.
        - Зато ты срываешься к ней по первому крику. Даже среди ночи! Я устал со всем мириться, - рыкнул он. - Слишком много у тебя вещей, которые я должен терпеть. Твоя шизанутая подружка, постоянная писанина, ночные похождения за материалом. Ты вообще не в этом мире живешь, Ира! Как тебя только на работе терпят?
        - Знаешь, что? Если что-то не устраивает - катись! Завтра пакуй вещи и вали на все четыре стороны из моего дома.
        Я прикрыла дверь и прижалась спиной к прохладной стене. Снова. Снова я это сделала. Разрушила её отношения. Вадим долго держался, уже год они жили вместе и могли бы быть счастливы. Но я все испортила. Будь прокляты эти видения!
        Дождалась, пока хлопнет дверь и вышла к подруге. Она была на удивление спокойна, улыбнулась мне и махнула расческой.
        - Садись, - скомандовала Ирэн с улыбкой. - Рассказывай, что случилось? Кто на этот раз?
        Когда расческа мягко коснулась волос и скользнула вниз, я зажмурилась от удовольствия. Подруга всегда делала это нежно, почти как мама. Неприятные воспоминания кольнули, но совсем чуть-чуть. Время притупляет старую боль и дарит новую.
        - Ир, - начала я тихо.
        - Ты все слышала, - подруга не сомневалась в этом ни минуты. - Выгоним его завтра и всё. Без него даже лучше. Никто воблой в доме вонять не будет, - хихикнула она. - Будем жить, как раньше.
        - Я уеду, - вот и сказала. Выдохнула и напряглась, когда расческа замерла в моих волосах. - Не хочу больше портить тебе жизнь.
        Глава 3
        Сцена 5
        - Нет, - спокойно ответила подруга и снова принялась мерно расчесывать мои волосы. - Зачем тебе уезжать? Ты расстроилась из-за Вадима? Мне на него плевать. Найду другого, таких пруд пруди
        - Ира, - дернулась вперед и обернулась. - Я должна жить самостоятельно. Ты очень много для меня делаешь: пустила в свой дом, помогаешь справиться с болезнью и защищаешь от нападок. Ты даже ходила со мной по врачам, когда от меня отказалась родная бабушка. Все, чем я могу тебе отплатить - это уйти и позволить жить своей жизнью. Да ты из-за меня завести семью не можешь! - мой голос сорвался на крик. - Так не может больше продолжаться, - добавила уже тихо.
        - А теперь ты меня послушай! - подруга швырнула расческу на диван и резко встала. - Вбей в свою светлую голову, - стукнула пальцем по моему лбу, - что ты мне не обуза. Ты мой друг, человек, который меня понимает. Ты - часть моей жизни и если кто-то не может это принять, пусть катится к черту, - села на диван напротив и обняла.
        Я привычно уткнулась в её плечо. Так она успокаивает меня после самых страшных видений, наполняя пространство вокруг запахом персикового масла, теплотой и ровным дыханием.
        - Куда ты поедешь? - прошептала Ирэн. - К бабушке? На зарплату переводчика средней руки, который работает только на дому, ты разве что раздолбанную хрущевку снимешь. А там очень много углов, Элли. Живи у меня. В конце концов, кто еще будет вовремя платить в нашем доме за коммуналку? - рассмеялась подруга.
        Моя решимость растаяла под звуки её тихого смеха. Она права, во всем права. Завтра мы вместе поедем домой, я вернусь в свою круглую комнату, обниму Тодда и жизнь снова войдет в привычное русло.
        Сцена 6
        Пять дней прошло с поездки за город. Пять дней никаких видений. Пять дней я думала о том, что надо собраться с мыслями, взять Тодда и пойти на прогулку. Моя круглая комната с белыми стенами отчего-то стала тесной и пустой.
        - Привет, малыш, - улыбнулась пушистому другу. Хорь высунул черно-белую мордочку из гамака и несколько раз ткнулся прохладным розовым носом в мои пальцы. - Погуляем?
        Услышав знакомый призыв, Тодд бодро пробежал по рукаву моей толстовки и остановился на плече. Пришлось немного оттянуть ворот, чтобы он смог теплым лохматым колечком обвить шею. Вот так мы и гуляем. Я и мой друг Тодд, самый настоящий боевой хорь. Один раз даже набросился на вора, который хотел вытащить у меня из кармана мобильник. Четыре укуса. Он и так людей не любит, а последнее время стал совсем вредным. Разумеется, на мою скромную персону его вредность не распространялась.
        Нетерпеливый “фыр” в шею заставил меня поспешить, скорее влезть в удобные мокасины и выйти на улицу под серое небо с тяжелыми преддождевыми облаками. Бледная кожа, доставшаяся мне в наследство от папы, не годится для прогулок в солнечные дни. Каждое лето я переживаю, как ядерную войну.
        Наш уютный дом достался Ирэн от покойной бабушки. И нет, вы не угадали. Это была не раздолбанная развалюха с запахом гнили, а очень симпатичный двухэтажный каменный домик с небольшим палисадником перед крыльцом. О таких говорят, построено на века. Надежная кирпичная кладка, дорожка из серого камня, массивная дубовая калитка, украшенная изящным кованым орнаментом. Но главным достоинством дома было расположение - он неприметным светлым пятном ютился среди зелени в одном из чудом уцелевших районов частной застройки рядом с центром города.
        Настроение было выше среднего, проладный ветер щекотал кожу. Я весело перепрыгивала с одного камня дорожки на другой.
        - Ну что, Тодд, направо или налево? - почесала пальчиком лучшего друга, тот почему-то молчал, даже морду не высунул. Что ж, тогда пусть будет право.
        Сцена 7
        Мы с Тоддом задумчиво бродили среди деревьев - все, что осталось от старого леса. Я однажды видела в интернете фотографии, сделанные сто пятьдесят лет назад. Тогда на месте нашего зеленого райончика был смешанный лес. Исполинские дубы, старые ели. Сейчас от него остался лишь небольшой кусок “зеленки”, который пронзали трамвайные пути.
        Место более чем живописное: огромный гремящий трамвай здесь въезжает в красивый коридор из старых деревьев, кроны которых давным давно переплелись в форме арки. Сюда часто приезжают фотографы с парочками, снимают милые лав-стори. Такие ребята только что встретились нам на пути.
        Мы с Тоддом специально шли не торопясь, наслаждаясь видом. Симпатичный, но нескладный парень держал за руку девушку в романтичном белом платье с мелкой россыпью цветов. Та смеялась, осторожно выступая по трамвайной рельсе. Вокруг суетился фотограф в драных джинсах. Щелкал. Щелкал. Щелкал.
        - Смотри, Тодд, какие они милые, - улыбнулась, когда прохладный носик ткнулся в щеку.
        Мне нравилось просто брести вперед, как можно дальше от книжных шкафов. Впереди показался трамвай, я ожидала, что ребята отпрыгнут с путей. Но они, как будто ничего не замечали. Смеялись, фотографировались и веселились. Неужели не слышат? Он же громыхает на всю округу!
        - Нет, уходите! - трамвай не сбавлял скорости. - Уходите!
        Я бежала к путям, отчаянно размахивая руками. Тодд царапнул мне шею и вцепился что есть мочи в плотную ткань толстовки. Корень. Нога. Боль. Мгновение и я падаю под колеса трамвая. Хорь не удержался за кофту и улетел в ближайшие кусты. Миг осознания, что огромная железка не успеет затормозить. Мгновение паники. Кто-то схватил меня за капюшон и изо всех сил дернул назад.
        Горловина толстовки врезалась в шею. Я закашлялась и вновь не удержалась на ногах. Полетела назад, чувствуя себя сломанной игрушкой-неваляшкой, которая обязательно упадет на влажную траву.
        - Это не твоя смерть. Не твоя роль, - сильные руки обхватили талию за секунду до падения. Меня держали осторожно, как будто я сделана из самого тонкого хрусталя. - Они всего лишь иллюзии, ты - живая. Не забывай об этом,
        - Спаси… - щеки вспыхнули, я подняла глаза на своего спасителя и осеклась. Снова этот безумный, восхищенный взгляд. Его не перепутаешь другим. Невозможно. Чуть снова не лишилась едва-едва обретенного равновесия. Мир потерял четкие границы, в фокусе остался только он. Эти карие глаза, плотно сжатые идеальные губы, ровный нос. Второй раз в жизни я видела его так близко, второй раз он меня спас. - Ты жив? - сердце безумно стучало, заглушая грохот проезжающего мимо трамвая.
        Ошибки быть не может. Это он. Тот, чью кровь я смывала с рук земляничным мылом пять дней назад.
        Глава 4
        Сцена 8
        Внезапная звенящая тишина. Кокон перестал ткаться, теперь он накрывал её неожиданно и пугающе. В любое время, в любом месте и делал счастливой в тот же час. Бархатистый голос, от которого по позвоночнику бежала сотня мурашек предвкушения, а фантазия срывалась с цепи, вернулся:
        - Что-то происходит. Что-то странное, не спускайте глаз с девчонки. И напугайте её, как следует. Я вижу закономерность, но надо убедиться. Думаю, страх - ключ к её способностям. Доведите нашу невинную овечку до срыва.
        - Как прикажешь, мой господин, - отозвался женский голос с нотками восхищения.
        - Поручи дело Ирвину. Он знает, что делать. Его прототип очень сговорчивый. Если нужно, подключи людей. От вас иногда может быть толк.
        - Мой господин, уже уходите? - с придыханием. - Останьтесь еще на минуту, умоляю.
        - Как только я получу тело, ты будешь рядом со мной столько, сколько захочешь, девочка. Но пока, я не могу тебе помочь.
        Кокон исчез, оставив её в одиночестве. Она сделает все, что нужно. Только бы он мог вновь прикоснуться к ней, как тогда. Как той незабываемой ночью.
        Сцена 9
        - Тодд! Тодд! Где ты, малыш? - второй час я лазила по зарослям в поисках своего друга. Он, наверное, испугался не меньше меня. Дождь заливал глаза, толстовка и майка под ней уже промокли насквозь. Джинсы были в грязи по колено, дрожащие от холода руки исколоты шипами и ветками. Зуб на зуб не попадает - это точно про меня. Но бросить друга на улице, совсем одного - это не про меня. В голове, на которой эффект мокрых волос давно сменился образом “ведьма морская”, со всей яростью бесновались мысли, раз за разом возвращаясь к мгновению у трамвая.
        - Ты жив?
        - Пока да, - неясный силуэт медленно растворялся. - И ты, жи-ви…
        Я запомнила лишь восхищенный взгляд карих глаз и грустную улыбку губах. Все остальное, как будто стерли ластиком. Словно мой спаситель был заколдованным принцем из сказки или что-то вроде того. Его образ невозможно удержать в сознании, как ни старайся будешь помнить только отдельные фрагменты. Ах да, еще руки. Сильные и нежные, которые бережно сжимают меня, защищая от опасности. Сердце непривычно дернулось. Его словно уколола маленькая иголочка, едва-едва заметно, но обострившимися нервами я почувствовала это.
        Как любил говорить папа, если в конце пути не находишь то, что ищешь, вернись к началу. Кроссовки утопали в грязи, но мой путь был хорошо заметен среди плотно растущих деревьев и кустов, я наломала достаточно веток. Вернуться к месту встречи с загадочным незнакомцем не составило большого труда. Снова рельсы. Сзади грохот только что проехавшего трамвая.
        - Тодд! Тодд! - голос сел. Кажется, завтра меня ждет как минимум простуда, как максимум - ангина.
        Я думала, он побежал к дому, но шорох раздался с другой стороны. Краем глаза заметила, как шевельнулись кусты. Страх охватил меня лишь на мгновение. Плевать, если есть хоть один шанс, что мой пушистый друг там - я его найду. Если это кто-то другой, что ж, Ирэн кремирует меня и будет жить дальше свободным человеком. Шутка вышла мрачной и совершенно не смешной. Глупо отрицать, что бросаясь в кусты, ждала не этого. Он приходит, когда грозит опасность. Увидеть снова. Его. Один раз, даже если он будет последний в моей жизни.
        Секунду спустя я с громким криком скользила вниз по грязи, ломая по пути тонкие ветки. Лицо царапали длинные шипы. Они цеплялись за кофту, джинсы и растрепавшиеся волосы.
        - О нет, - слетело с губ, когда в вечернем полумраке я разглядела, куда меня занесла нелегкая. Только не это. Кто додумался выбросить сюда старые книги? Вот почему появилась та пара. Вот почему шевелились листья. Вот почему моя голова стремительно наполняется звуками, как пустая чаша вином. Здесь целая библиотека. Мокрые рваные листы. Грязные разорванные переплеты. Я стояла на некогда красивой кожаной обложке “Рождественских историй” Чарльза Диккенса.
        - Освобождаю по доброй воле - во имя моей любви к тому, кем ты был когда-то… - ближе всех звучал пугающий женский голос.
        Я обвела взглядом это странное место: то ли мусорную яму, то ли кладбище книг. Для меня оно было страшнее человеческого.
        Здесь не было персонажей, которые своим внезапным появлением держали меня в страхе последние два года. Только голоса, как в детстве. Шум. Гам. Кто-то кричал, кто-то плакал, кто-то страстно шептал. Сейчас в этой какофонии солировал Чарльз Диккенс.
        - Ты увидишь еще одну тень Прошлого, - продолжал голос.
        - Ни единой, - крикнул другой, скрипучий и неприятный. - Ни единой. Я не желаю ее видеть! Не показывай мне больше ничего!
        Не удержалась и откинула книгу подальше. Тут же пожалела об этом. Теперь меня окружал гул, безумный поток звуков, в котором не за что зацепиться. Он все нарастал и нарастал, с каждой секундой. Захватывал целиком, окружал плотным коконом. Голова начала кружиться, их слишком много. Я в ужасе закрыла глаза. Укол в виски. Нос защипало. Кровь. Солоноватая дрожка быстро добралась от носа до губ.
        - Слушай меня, - знакомый голос вернул в реальность. - Услышь меня, - сегодня я его уже слышала и вцепилась всем своим существом в призрачного спасителя.
        - Слышу, - прошептала тихо. - Кто ты? - слезы текли по щекам. Он пришел. Я изо всех сил сжимала голову руками и не могла поверить, что догадка оказалась верной. Впервые в моей жизни я ждала и кто-то пришел, чтобы помочь, спасти и, возможно, все объяснить.
        - Неважно. Как только я скажу “три”, открой глаза и беги направо. Ничего не бойся. Он всего лишь иллюзия. Помни об этом.
        - Кто он?
        Мой вопрос бессовестно проигнорировали, начав обратный отсчет:
        - Раз, два… - мое сердце пропустило несколько ударов, - три!
        Я открыла глаза и увидела его. Он не был иллюзией. Меня обманули. Живой, настоящий. Мужчина с дряблым лицом, дикой улыбкой на мясистых губах и с отвратительной проплешиной в обросших немытых волосах стоял напротив. На этот раз в его руке был пистолет, он целился мне в сердце.
        - Ну привет, девочка, - как гигантский змей, прошипел убийца.
        - Беги, Эля! - крикнул голос, за который я продолжала держаться, как за спасительную ниточку. - Беги!
        Его крик привел в чувство. Ведомая животным инстинктом самосохранения, я рванула в сторону. От холодного смеха за спиной по телу пробежали мурашки. Это было хуже голосов вокруг. Хуже пульсации в висках и вкуса крови на губах. Хуже унижений и походов к психиатру.
        Обезумев от страха, я карабкалась вверх склону, но тут же съезжала вниз по грязи. Нет, не сдамся. Выживу. Выберусь. Откуда-то внутри появилась решимость, вместе с ней возникло еще кое-что. Сильная рука схватила меня за запястье и дернула вверх.
        - Умница, - улыбка на красивых губах.
        Волна покоя обрушилась на меня вместе с усилившимся дождем. Я шумно выдохнула и пошатнулась. Он удержал за плечи.
        - Кто ты? Что со мной происходит? - повторяла, точно в бреду. - Ты знаешь…
        - Нам нужно торопиться. Я должен знать, что ты в безопасности, - схватил за предплечье и, раздвигая рукой кусты, потащил в сторону дома. У меня не было сил сопротивляться ему и чувству безопасности, что охватывало меня рядом с этим… кем?
        Глава 5
        Сцена 10
        - Спасибо, - стуча зубами от холода, я стояла рядом с калиткой и рассматривала своего нового знакомого. Чуть обросшие темные волосы скрывали уши, красивый разрез глаз, волевой подбородок. Широкие плечи обтянуты черной футболкой, ему под дождем не холодно. Разумеется, нет. Капли проникают сквозь него. Ни один волос не намок. Даже жалко, мокрая футболка только подчеркнула бы идеальное тело парня. О чем я думаю? Извращенка. - Может, объяснишь, кто ты?
        - В другой раз, тебе нужно вернуться в дом.
        Он окинул меня медленным, пристальным взглядом от мокрой макушки до грязных кед. Карие глаза цеплялись за всё: растрепанные светлые волосы, глаза, нос, чуть дольше задержался на тонких губах. Этот мужчина будто сканировал меня, запоминая каждую черточку. Уколол взглядом маленькую, едва заметную родинку на шее, спустился к спрятанной под намокшей толстовкой груди и я в какой-то момент почувствовала себя перед ним обнаженной. Холод, а щеки пылают. Взгляд больше похож на пытку.
        - Объясни мне. И не надо говорить, что я могу заболеть и мне нужно обработать раны, - махнула исцарапанными руками. - Расскажи мне правду. Кто ты такой? Ты знаешь, что со мной происходит? - откуда взялась эта настойчивость. Нахмурила свои едва заметные на лице брови и уставилась на него в ответ. Не все же ему меня изучать.
        - Хорошо, - обаятельная, чуть смущенная улыбка. - Меня зовут Том. Я создание.
        - Кто? - голова еще немного гудела и понимать такие мутные объяснения было тяжело. Еще и захватившее каждую клетку тела смущение мешало соображать.
        - Мы называем себя созданиями. Говорящие, такие как ты, тоже называют нас созданиями. Понятнее будет, если я использую слово “персонаж”? Я персонаж книги, - он продолжал улыбаться, засунув руки в карманы джинс.
        - Романтической книги? - глупее вопроса придумать сложно. Внешность, стиль и манеры - типичный герой истории про любовь. Том этакая мечта девочки-подростка. Красивый, обаятельный и добрый. Только короны не хватает и белого коня.
        - Есть такое дело, - почему-то сконфузился парень. Видимо, от своей роли он не получал ни малейшего удовольствия. - Романтика с детективным уклоном.
        - Почему я тебя вижу? - этот вопрос терзал меня значительно больше, чем предыдущий.
        - Не знаю. Я наблюдал за тобой, как и многие из наших. Ты - говорящая, а значит привлекаешь нас, - Том хмурился и смотрел на щедро поливающее меня дождем небо. - Но мои шансы стать хотя бы голосом были равны нулю. Не говоря уже обо всем этом, - он вытянул вперед руки и удивленно на них посмотрел. - Много раз я видел, как ты страдаешь. Как Создания пугают тебя, вместо того, чтобы объяснить и помочь. Я хотел прийти раньше, но не мог, потому что никто не читал мою книгу.
        - Многие из наших? - хотелось засыпать его вопросами, каким-то чудом мне удавалось сдерживать свой приступ любознательности.
        - Из тех, кто на стороне Говорящих. Это долго объяснять, Элли. А мое время на исходе, - Том вытянул вперед полупрозрачные руки. Моя память встрепенулась, отряхнулась от ледяных капель и подкинула дровишек в еще не остывшую печь. Эти руки обнимают меня, не дают упасть. Нежнейшее прикосновение из возможных. Сердце сбилось с ритма, жар коснулся щек.
        - Подожди, - рванулась вперед и схватила его руку. Думала, что моя пролетит насквозь, как через приведение в фильмах о Каспере, но ошиблась. Я почувствовала тепло. Это не было похоже на прикосновение к человеку. Мою ладонь будто ласкали и едва заметно щекотали тысячи золотых огоньков. Они не обжигали, а грели. - Вау, - с удивлением смотрела, как полупрозрачная рука создания становится человеческой. Я даже смогла разглядеть мелкие волоски на коже.
        - Вау, - шепотом повторил за мой Том, глядя на наши руки. Мою бледную в мелких ссадинах и его большую, с красивым рисунком вен и загоревшей кожей. - Это невероятно, - прозвучало с восхищением. - Ты… - схватил мою вторую руку и приложил к щеке. Снова мягкие покалывания. Парень зажмурился, как самой нежной ласки. Потерся щекой о мою руку. - Невероятная, - глаза в глаза.
        Я утонула в них, в этом темном омуте с мелкими золотистыми крапинками на радужке. Словно в замедленной съемке он убрал мою руку со щеки, поднес к губам и нежно поцеловал. Это была больше, чем нежность. Это было преклонение. Второй раз рядом с ним я чувствовала себя святыней, богиней, сошедшей на землю в простому смертному…
        Раскат грома заставил обоих испуганно вздрогнуть и посмотреть на небо. Оцепенение исчезло, Том отпусти мои руки.
        - Времени больше нет, - он огляделся по сторонам, ища взглядом неизвестного мне противника.
        - Но, - у меня было еще столько вопросов.
        Он снова схватил мою руку и крепко сжал.
        - Мы еще встретимся, Элли, - медленно, нехотя освободил мои пальцы. - Ты важна для нас. Не рискуй жизнью, прошу тебя. Будь осторожна. Когда я исчезну, подумай обо мне, вспомни мое лицо и назови имя. Если все получится, ты услышишь мой голос…
        Я услышала шорох между нашим и соседским домом, кто-то пробирался сюда через высокие побеги американского клена. Том, не мигая, смотрел туда.
        - Уходи. Быстро! Не оглядывайся, Элли! Не вздумай возвращаться за мной. Я больше не хочу умирать у тебя на глазах, - он нахмурился. - Бегом! - крикнул чужим, не своим голосом. Более низким и холодным.
        Второй раз за вечер подчиняясь его приказу, я побежала в дом. Заперла калитку и уже подошла к двери, как услышала тихий вскрик. Изо всех сил схватилась за ручку, чтобы преодолеть желание вернуться обратно и узнать, все ли с ним в порядке. Что случилось? Почему нельзя оглядываться?
        Он спас мне жизнь, я должна прислушаться к его просьбе. Шумно выдохнула и вошла в дом.
        - Тодд! - хорь спрыгнул со шкафа ко мне на плечо. - Я тебя везде ищу, а ты давно дома!
        - О боже, Эля! Что с тобой случилось? - Ирэн в фартуке с симпатичными ярко-желтыми цыплятами выбежала в коридор. Оглядев меня с ног до головы, чуть сама не словила инфаркт. - Срочно в горячий душ. Ты же простудишься! И забери своего грызуна! Он мне чуть палец не откусил, - продемонстрировала правую руку с приклеенным на большом пальце пластырем. - Кстати, я приготовила обалденное жаркое. Привести себя в порядок за пятнадцать минут в твоих интересах! Аптечку найдешь сама.
        Глава 6
        Сцена 11

* * *
        Два часа спустя я спокойная и какая-то ватная лежала в своей постели, разглядывая приклеенные к потолку светящиеся звездочки. Исцарапанные руки, взявшийся непонятно откуда синяк на щеке и любимая летняя пижама с удивленным жирафом на миниатюрной майке - в таком в ни перед кем, кроме Тодда, ни за что не покажусь. Зато бушующий внутри ураган чувств потихоньку успокоился, вернулась способность переваривать не только ужин, но и новую информацию.
        Ирэн о случившемся решила пока не говорить, слишком много белых пятен в этой истории. Подруга разнервничается и, не дай бог, снова отправит к доктору. Потому что мое расстройство явно усугубилось, превратило иллюзию в реальность и заставило мое сердце сходить с ума от желания повторить этот фокус.
        Все внутри кричало о правильности событий, о том, что впервые за много лет дверь, за которой прячутся все ответы, приоткрылась и впустила в мой мир Тома.
        Он говорил, что я могу услышать его голос. Что ж, стоит попробовать. Концентрироваться, лежа под теплым одеялом было сложно. Его образ ускользал от меня, утекал, как песок сквозь пальцы. Есть. Поймала. Волосы, глаза, губы. Он прижимает к ним мою бледную ладонь. Эта сцена фотоснимком всплыла в памяти.
        - Том, - прошептала я. Достаточно или нужно крикнуть громче? - Том…
        Никто не ответил. Неужели обманул? Решил отделаться от меня таким образом! Я злилась так, как будто реальный парень назначил мне свидание и на него не явился. Абсурд, все вокруг сплошной идиотизм. Я окончательно сошла с ума? Том - плод моего воображения?
        - Том, - перебирала пальцами лоскутное одеяло. - Пожалуйста, услышь меня. Я же не сумасшедшая. Я не сумасшедшая, - повторяла в отчаянии, чувствуя, как ком горечи подкатывает к горлу.
        - Ты не сумасшедшая, - рассмеялся знакомый голос в моей голове.
        - Том! Нельзя меня так пугать! - возмутилась я и чуть не подпрыгнула на кровати.
        - Можешь не говорить вслух, просто думай, - парень успокоился. Веселье по какой-то причине отошло на второй план. - Ты хотела поговорить? Теперь я могу разговаривать с тобой хоть всю ночь.
        - Правда? Тогда я, пожалуй, приступлю к пыткам, - губы сами собой растянулись в улыбке.
        В клетке завозился Тодд, как будто почувствовал чужака, но увы. Тома в комнате не было, а мне до умопомрачения хотелось снова прикоснуться к его руке. Но нет, так нет. Начнем с малого.
        - Значит, тебя кто-то написал? Кто? Где тебя можно прочитать? - вопросы были такими странными, что я хихикнула в одеяло.
        - Не знаю, - голос звучал грустно. - В нашем мире подобные мне изгои. Мы на самой нижней ступени социальной лестницы. То, что я оказался в твоем мире - это настоящее чудо. То, что у меня появилась форма - это чудо. Думаю, ты - моя крестная фея. Однажды появилась и мои мечты начали сбываться.
        - Почему на нижней ступеньке? Иерархия?
        - Да. Чем популярнее твоя книга, чем больше тебя читают, тем ты сильнее. Самые сильные из нас могут ненадолго обретать телесность и контактировать с людьми, как я сегодня. Для этого они должны быть на самом пике популярности, - он замолчал на несколько секунд. - А я даже близко к этому не подошел. Моя книга не дописана. Я распечатан на принтере. Мой автор бросил меня, - голосе прозвучала обида.
        Да, было над чем подумать и о чем рассказать Ирэн. Напомнить, что у неё где-то валяется пара недописанных книг. Проекты, которые она бросила, как бесперспективные: рейтинг на каком-то там сайте был слишком низким, выгодно продать не получилось. Теперь жизненно необходимо их закончить, потому что её Создания из-за этого глубоко несчастны.
        Довольно давно подруга начала публиковать свои рассказы, а потом и романы. Поняла, что с этого можно иметь неплохой доход. Я не следила за ее успехами, но точно знаю, одна из книг взяла премию и стала бестселлером в нашей стране. Ирэна Шарм, такой у неё псевдоним. Крыло дома, где живет Ира, забито книгами. Мне туда вход заказан. Ладно, потерплю до утра.
        - Мне жаль, - лучших слов для Тома я не смогла подобрать. - Ты назвал меня Говорящей. Расскажи об этом.
        - Ну, такие как ты, были созданы Творцом, чтобы контролировать наш мир и не позволять Созданиям вылезать в мир людей, а тем более причинять вред. Двадцать лет назад все изменилось. Тот, кто объединял всех Говорящих - Хранитель - погиб. Его амулет был утерян и в оба наших мира пришла анархия. Создания творят, что хотят. Говорящих никто не обучает, а те немногие, что владеют знанием, затаились и ждут.
        - Чего ждут? - в моей голове потихоньку укладывалась эта странная информация.
        - Когда амулет проявит себя, когда найдется новый Хранитель, - голос звучал воодушевленно. - Но я должен найти его раньше. Иначе будет беда.
        - Какая беда? - возникло ощущение, что с каждым его словом я все глубже проваливаюсь в кроличью нору. Куда она ведет? Что сулит мне встреча с Томом на самом деле? Что я найду в конце пути? Истину или…
        - Не все Создания такие, как я, Элли. Есть те, кто ищет Амулет. Они считают, что люди не должны управлять нами. Они стремятся к абсолютной власти. У нас раскол. Настоящая междоусобная война. Она не закончится, пока не появится Хранитель. Я прошу тебя помочь мне.
        - Как? - горло пересохло. Получается Том хочет втянуть меня в войну, которая длится двадцать лет. Меня? Ту, кто боится лишний раз выйти из дома без своего боевого хорька. Ту, что не умеет управлять странным даром Говорящих. Ту, что полгода назад сняли с учета у психиатра и то благодаря связям Ирэн. Плохой выбор, очень плохой. Но почему мне так безумно хочется во все это ввязаться? Этот странный мир манит меня и я не могу сказать “нет”.
        - Нужно найти мою книгу и прототип. Если ты будешь читать, думаю, я смогу вселиться в него и провести некоторое время среди людей. Тогда мы найдем амулет и война закончится. - Том говорил быстро и воодушевленно. Похоже, меня угораздило связаться с лидером повстанцев или что-то в этом духе. Вождь пролетариата? Не знаю почему, мне стало смешно. Еще вчера жила и думала, что ненормальная, а сегодня - бах, помогаю революционерам.
        - Хорошо, - улыбнулась светящимся звездочкам, хотя мечтала увидеть его глаза. - Я помогу, но.
        - Но? А ты хитрая, - мое веселье, кажется, передалось и Тому. - Что хочешь взамен?
        - Научи меня пользоваться даром Говорящих, - чувствовала себя сейчас Гарри Поттером, который сообщает Дурслям, что едет в Хогвартс.
        - Но, - он замялся, - я не могу. Я не Говорящий и не знаю, как тебя учить.
        - А сможешь найти того, кто знает? - теперь не сдамся, не дождетесь. Если есть хоть один шанс из миллиона взять под контроль этот дар и жить нормальной жизнью, я это сделаю.
        - Хорошо. Попробую найти такого человека, - внезапно голос Том стал напряженным.
        - Что-то случилось? Что у тебя происходит?
        - Прости, мне пора. Тут не все спокойно, нужно сосредоточиться на другом, - повисла тишина. Сеанс связи закончился или нет? Голос парня вернулся в мою голову внезапно. - Спокойной ночи, Элли. Думай обо мне почаще.
        Сцена 12
        Темнота. Наполненная голосами, она окружила меня со всех сторон и давила на хрупкие плечи. Я оглянулась, но не увидела ничего.
        - Кто здесь? - крикнула изо всех сил.
        Никто не ответил. Голоса продолжали шуметь и я будто сливалась с ними. Мой крик стал одним из миллиона. Слабый, ничтожный и никем не замеченный.
        - Где я? - наступив на горло собственному страху, сделала шаг вперед. Щелк. Вспыхнувший наверху свет на мгновение ослепил. Я потерла глаза и подняла взгляд. Яркий луч света падал на меня, как будто кто-то включил прожектор. Вокруг по-прежнему жужжащий гул и темнота.
        Вытянула руку. Она тут же увязла в эластичной на ощупь, похожей на желе тьме. Странное ощущение, страшное. Я больше не видела свою руку. Пошевелила пальцами, нет, она совершенно точно на месте. Удивительно, сейчас голоса не накатывали волной, как в той яме. Они больше напоминали шум города или дороги за окном. К такому легко привыкнуть и просто игнорировать. Живут же люди рядом с шоссе.
        - Что здесь происходит? - еще одна попытка быть услышанной канула в темноту.
        Я попыталась освободить руку от вязкой субстанции, но кто-то грубо схватил её и дернул вперед. Мой крик растворился во тьме вместе с телом. Вспыхнул яркий свет.
        - Ну привет, девочка, - знакомый голос и это лицо. Его толстые пальцы крепко держали меня за запястье.
        Я отшатнулась и ударилась спиной о стену того самого номера, где мы впервые встретились с Томом. Того самого, где его хладнокровно убил стоящий напротив меня человек. Нет, не человек - монстр. Лихорадочно блестящий взгляд, уродливое лицо с гримасой превосходства.
        - Что тебе нужно? - дернула рукой в попытке освободится. Ожидаемо проиграла. Тщедушная Элли против мощного мужика - ставки точно не в мою пользу.
        - Амулет. Отдай амулет.
        Я заметила резкое движение рукой. Предприняла еще одну попытку вырваться, провал. Горла коснулось прохладное острие ножа.
        - Тс, спокойно, - кончиком ножа пощекотал пылающую кожу. - Скажи дядюшке Ирвину, где он? Куда твой отец его спрятал?
        - Я… я не знаю, - язык прилип к небу, отказывался шевелиться. - Ничего не знаю про Амулет.
        - Врешь! - рявкнул он. - Я тебе кишки вырву, дрянь! Говори правду!
        - Я не знаю, - шептала, как заклинание. - Я не знаю…
        - Я не знаю! - громко крикнула и проснулась.
        Чертыхаясь, выпуталась из одеяла и стерла со лба капельки пота. Сон, столько сон. Села на кровати и глубоко вдохнула, пытаясь успокоить бьющееся в ритме паники сердце. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Закрыла глаза, подождала, пока радужные круги исчезнут, вспомнила голос Тома и внезапно стало легче.
        Быстро поняла, что уснуть не получиться. Взглянула на часы. Прекрасно, целых два часа нездорового сна, а завтра до обеда нужно закончить перевод большого пакета документов для J Electronic. Перспективная компания, обещали взять на постоянную работу, если все будет хорошо. Кажется, хорошо не будет.
        Щелкнула рукой по выключателю рядом с кроватью. Пару лет назад мы перенесли его сюда, чтобы я могла в любое время включить свет, если начнется приступ. Споты на потолке вспыхнул, теперь я могла видеть все круглое пространство комнаты: дверь в гардеробную, заваленный бумагами письменный стол, открытый ноутбук, клетку Тодда и незваного ночного гостя…
        Глава 7
        Сцена 13
        - Том?
        Он стоял рядом с клеткой и удивленно разглядывал меня: взгляд задержался на растрепанных волосах, синяке и миниатюрной майке с жирафом. Черт, пижама! Снова пылают щеки, на этот раз от смущения. Я спряталась под одеялом и превратилась в говорящую голову.
        - Как ты здесь оказался? - прижала колени к груди и обхватила руками.
        - Я не знаю. Просто был там, а потом оказался здесь, - ему тоже было неловко. - Ты кричала и металась по кровати. Что случилось?
        - Кошмар, - нахмурилась, отбиваясь от слишком живых воспоминаний. Развеять темноту в комнате легко, достаточно просто включить свет, выбросить её из мыслей намного сложнее. Я с подозрение посмотрела на ночного гостя, вдруг он имеет к этому отношение? Вдруг он знает. - Кто такой Ирвин?
        - Тебе снился Ирвин? - ровные брови Тома чуть выгнулись и приподнялись. - Это убийца, которого ты видела в лесу. Он неудержимый и очень популярный. Про него написана целая серия книг, - задумался на секунду и добавил, - автор умер не своей смертью.
        Сердце зашлось от страха. Не своей смертью. Ирвин убил автора? Смог? Стал материальным и убил или…
        - У него есть прототип. Сильный, - ответил на мой невысказанный вопрос Том. - Такой же сумасшедший, как сам Ирвин.
        - Он ищет Амулет. Требовал отдать его, но, - закашлялась. Все-таки немного простыла и только сейчас почувствовала, как першит в горле. - у меня нет никакого Амулета. Почему Ирвин охотится за мной? С чего этот маньяк вообще взял, что он у меня?
        - Давай поговорим об этом завтра, - Том с сочувствием смотрел мне в глаза. - Сейчас ты должна успокоиться и поспать. Вид у тебя болезненный. Я попробую до утра хоть что-нибудь узнать и мы решим, как быть дальше.
        - Думаешь после всего я смогу уснуть? - забылась и высунулась из-под одеяла чуть сильнее положенного, тонкая бретелька соскользнула с острого плеча. Это движение не укрылось от внимательных карих глаз. Взгляд обжег кожу сильнее полуденного солнца.
        - Я не знаю, - между бровей появилась морщинка, - как тебя успокоить.
        Том хотел помочь, но не понимал как. Эта искренность обезоруживала, сметала все стены недоверия и подозрений. Раньше я ненавидела, если кто-то входит в мою комнату без спроса, боялась тех, кто внезапно появляется из темноты. Но сегодня все изменилось. Впервые передо мной стоит Создание, и я не боюсь его. Рядом с ним меня не пугают даже мысли об Ирвине, а вот заснуть и не увидеть его утром по-настоящему страшно.
        - Волосы, - бросила красноречивый взгляд на расческу. Она всегда лежала на тумбочке, на случай, если повторится приступ. Мы с Ирэн так договорились, и я ни разу не нарушила обещание. Только что я раскрыла Тому секрет, как меня успокоить и не жалела об этом. - У тебя хватит сил, чтобы взять ее в руки?
        - Сейчас узнаем, - эта затея парню понравилась, с лица спала напряженная маска, зато в глазах появился охотничий азарт. Он смотрел на обычную пластиковую расческу, как хищник на дичь. Подошел к прикроватной тумбочке, поднес руку и, фшик, пальцы прошли сквозь ребристую рукоять.
        Я улыбалась, наблюдая за тем, как эмоционально изменяется его лицо. От азарта, до напряжения. Еще попытка. Снова провал. Недовольный и обиженный. Через секунду еще одна. Нет. Его сил не достаточно. Том тоже это понимал, но не сдавался, как щенок, который безуспешно ловит солнечный зайчик.
        - Прости, - в глазах непонимание и обида на себя, что не смог, не получилось. - Я недостаточно силен.
        - Но ты же прикасался ко мне…
        - Идея! - довольно улыбнулся. Мысль, влетевшая в эту слегка взлохмаченную голову, ему определенно нравилась. Протянул руку и вместо расчески прикоснулся к моим волосам, отвел тонкую прядь с лица. Я зажмурилась то ли от страха, то ли от охватившего меня острого приступа удовольствия. Это было лучше, чем расческа. Говорят, что на волосах нет нервных окончаний, но что тогда чувствовала я? Почему от его прикосновения теплая волна пробежала по волосам, коснулась кожи и разлилась по телу. В темноте закрытых глаз вспыхнули золотистые огоньки, такие же, как несколько часов назад на улице. Тогда я их заметила, а сейчас чувствовала так остро, как ничего и никогда.
        - Получилось, - довольный голос привел меня в чувство.
        - Да, - выдохнула и открыла глаза, - не то слово.
        - Так, ну-ка двигайся! - скомандовал Том и уселся на кровать, матрас не промялся. Парень хлопнул себя ладонью по коленям. - Ложись, - поймал мой недоверчивый взгляд и повторил настойчиво. - Ложись!
        Не знаю, что на меня нашло, но я послушалась. Осторожно подползла и положила голову ему на колени. Том придержал мои волосы, чтобы я не улеглась прямо на них. Длинные светлые пряди оказались в его полном распоряжении. Что тут началось. Он поочередно брал их в руки, медленно проводил пальцами по всей длине, потом возвращался к корням. Я чувствовала каждое движение, каждое новое прикосновение и скольжение. Хотелось мурчать в голос от удовольствия, но усталость оказалась сильнее и медленно затянула меня в объятия сна, наполненного теплом, золотым сиянием и чем-то еще. Новым. Непонятным. Тем, чему я все еще не могла дать имя.
        Сцена 14
        - Эля!
        Громкий голос Ирэн вырвал меня из мягкой утренней полудремы. Как же хорошо выспаться! Впервые за долгое время я спала крепко и даже в самом темном чулане моего сознания не осталось страха, что стоит закрыть глаза и кто-то появится в спальне. Потому что в спальне уже кто-то был. Тот, кто готов защитить меня ценой собственной жизни. Ой, черт! Как объяснить Ире присутствие Тома?
        Я открыла глаза одновременно с хлопком двери. “Мне конец,” - пронеслось в голове. Сейчас придется объяснять подруге, кто такой Том или… а вдруг его вижу только я? Эта мысль мне в голову еще не приходила. Тогда рассказать будет еще сложнее. Осмотрела комнату, но кроме сияющей Ирэн и возмущенно качающего клетку Тодда в ней никого не было. Неужели правда? Том - плод моего больного воображения? Внутренний голос? Воображаемый друг? От этой мысли стало не по себе. Нет, он же смог выдернуть меня из-под трамвая. Значит, парень вполне реален. Только где он?
        - Все в порядке? - участливый взгляд карих глаз подруги напомнил про совесть. Врать Ирэн не хотелось, но и рассказывать было пока нечего. Только пустые слова, только догадки. - Выглядишь странно.
        - Да, нормально. Выспалась, наконец-то, - улыбнулась и сладко зевнула. - Куда-то собралась?
        Ирэн была одета в светлую блузку и элегантный черный брючный костюм. Он подчеркивал приятные округлости фигуры, а туфли на высоком каблуке делали её ноги длинными, как у фотомоделей из рекламы чулок. В какой-то момент я поймала себя на желании нарисовать эту красивую картину. Давно со мной такого не случалось, очень давно.
        - Поэтому и пришла. У нас в пространстве сегодня фест фанатов детективов. Безумные ребята. Издательство будет презентовать чью-то новую книгу. Тебя не зову, - подмигнула подруга.
        - Угу, воздержусь, пожалуй. Если будет фест любителей детских сказок, я к твоим услугам. - внезапно в голову влетела странная мысль. Точно же, Ирэн. Ей необязательно ничего рассказывать, но она может знать что-то про Ирвина. - Подожди минутку. А ты знаешь книгу, главного героя которой зовут Ирвин?
        - Ирвин? - глаза девушки блеснули. - Конечно, знаю! Это же офигенная серия детективов. Культовая. Там впервые главный герой - сам убийца. Очень круто. Фанаты по всему миру. Там еще и автор очень загадочный, никто не знает, кто он и откуда. Псевдоним - Джон Ван, серия “Глазами убийцы”. Только не говори, что…
        - Нет, я не буду это читать, - тут же открестилась от всех возможных подозрений.
        - А то смотри, у меня есть все книги. Жаль, что автор исчез двадцать лет назад. Больше ни одной книги, никаких заявлений издателя. Одна из литературных легенд. Мы в фан-клубе даже сравнение проводили, кто из великих умер в тот же год и пытались вычислить. Вдруг Джон Ван - псевдоним звезды, - девушка хихикнула в ладошку. Я тоже улыбнулась этой наивности. - А почему ты вдруг спросила?
        - Да в сети наткнулась на цитату. Подумала, вдруг это что-то мирное, - вылезла из-под одеяла. Коснулась босыми пятками холодного пола. Посмотрела на часы. - Уже одиннадцать?
        - Ты сегодня соня, - улыбнулась подруга. - Мне пора, буду поздно. Бай-бай! - помахала рукой, отвернулась и хотела выйти. Но я остановила её.
        - Стой, минутку. Ты не помнишь, куда мы дели мои принадлежности для рисования?
        Ирэн медленно обернулась в дверях, её глаза стали огромными, похожими на две чашки с кофе. Было чему удивиться. Я не рисовала два года, с того дня, как умер отец, а мои симптомы ухудшились. Тогда единственное лекарство от всех страхов перестало работать и краски отправились в чулан.
        Сцена 16
        Большая перемена. Эле двенадцать лет, она сидит за партой и увлеченно рисует на листе бумаги эмблему Хогвартса. Вчера она прочитала первую книгу и даже немного поговорила с Гермионой. Это было необычно. Впервые голос был таким четким, уверенным и звонким. Раньше она слышала глухо, почти незаметно. Но вчера.
        - Ты хорошо учишься? - спрашивал девичий голосок.
        - Стараюсь. Но не так хорошо, как ты, - несмело ответила Эля.
        - Молодец. Мне приходится учиться, иначе мальчики без меня пропадут! - заявила Гермиона. - Про нас три книги уже написали, будет еще четыре. Классно, да?
        - Очень здорово. А почему ты говоришь со мной? Почему я тебя не вижу? - задала вопрос девочка.
        - Ой! - испуганно пискнула собеседница. В комнату, услышав странный разговор, вихрем влетела бабушка.
        - Что случилось? С кем ты разговаривала? - серые глаза женщины лихорадочно блестели.
        - С девочкой, - тут же выложила все Эля. - Она хорошая, она в книге живет.
        - Нет, - женщина побледнела, её глаза наполнились слезами, - только не ты.
        Она развернулась и быстро вышла из комнаты. Гермиона, к сожалению, тоже исчезла.
        Этим утром Эля узнала, что теперь ей придется посещать доктора, а разговаривать со странными голосами ни в коем случае нельзя. Не понятно. Девочка не хотела ничего плохого. Почему нельзя?
        Думая об этом, Эля увлеченно выводила на листе бумаги змею Слизерина. Когда кто-то с силой пнул её парту. Девочку окружили сразу четверо ребят из банды Романова. Ирэн приболела, заступиться было некому. Они об этом знали, планируя свой набег.
        - Что, нет твоей заступницы? - Димка еще раз пнул стол. Рука с карандашом дрогнула - рисунок испортила яркая зеленая черта. - Смарите, пацаны. Бледная рисует! - схватил лист. Грубо помял краешек.
        - Отдай, - пискнула Эля. Своим тихим голоском, конечно, никого не напугала. Кажется, её даже не услышали.
        - Смарите, Хогвартс. Че, психованная, ждешь своего Хагрида? - компания загоготала. - Дайте ей метлу, парни! Она ж ведьма, пусть летает!
        Кто-то притащил швабру и бросил её на парту. Эля влажными от слез глазами смотрела на несколько сломанных карандашей, это были её любимые.
        - Слышь, Бледная. Лети давай, - мнимого предводителя банды не смущали слезы жертвы. Он с силой скомкал листок и швырнул в девочку. - Дура!
        - Эй, мы вообще-то в баскет собирались поиграть! - в класс вбежал Игорь с баскетбольным мячом в руках. Сквозь застилающие глаза слезы Эля видела, как мальчик окидывает взглядом бардак. Листочек на полу, несколько карандашей упали на пол, швабра на столе. - Дим, ты дебил? Просили тя к ней не приставать, - размахнулся и швырнул мячом в друга. - Скоро перемена кончится, схера ли я вас там один жду. Охренели?! - последнее рявкнул так, что все подпрыгнули на месте и, бросая злобные взгляды на девушку, шумной толпой выбежали в коридор.
        Нет, воображаемая девочка ей нравилась намного больше реальных мальчишек. Да и немногочисленные одноклассницы не поспешили к ней на помощь. Гермиона бы так точно не поступила.
        Сцена 17
        Энергия наполняла меня до краев, хотелось излучать её во все стороны и делать мир лучше, но лучше пришлось делать только переводы документов. Ладно, им тоже нужно немного любви и понимания. Последнее обязательно. Три часа я корпела над переводом и дожевывала найденные на кухне вафли. Мысли сбивались с дела, улетая то к загадочному Тому, то к Амулету, то к монстру Ирвину. Меньше чем за неделю моя жизнь перевернулась с ног на голову.
        - Всё, - улыбнулась монитору и нажала заветную кнопку “отправить”. Ирина Валерьевна традиционно отвечает только на следующий день, можно смело отдохнуть или порыться в чулане. Второе привлекло намного больше первого.
        Чулан встретил меня плотным облаком пыли.
        - Апчхи! - не удержалась. Нащупала рукой выключатель и щелкнула. Свет залил небольшую каморку, наполненную самым разнообразным хламом: от старых туфель до проводов от давно умершей бытовой техники. Зачем они здесь? Когда-нибудь по-любому пригодится, так рассуждала Ирэн. Иногда даже оказывалась права.
        Покрытый слоем пыли мольберт нашла без труда, скинула с него трепыхающего лапками паука и выставила в коридор. Обнаружить коробку с принадлежностями оказалось немного сложнее. В итоге через час я выползла оттуда перепачканная пылью с ног до головы.

* * *
        - Тодд, смотри, - я сидела на деревянном полу комнаты. Чистая, с забранными вверх влажными волосами и вполне довольная жизнью. Выпущенный из клетки хорь тут же сунул нос в приоткрытую коробку и фыркнул. Ему тоже не нравилась пыль.
        Набор кистей в железной коробочке. Да, это придется выбросить и купить новые. Карандаши. Хорошие, профессиональные - мне их подарила бабушка. Я улыбнулась теплым воспоминаниям, но тут же закусила губу, чтобы не расплакаться. Грустных было все-таки больше.
        Тодд тут же попробовал на зуб выпавший из коробки карандаш.
        - Эй, а ну отдай! - дернулась вперед, но хорь оказался проворнее и умыкнул темно-синий карандаш в клетку. - Ой, - ногой я перевернула коробку и все содержимое рассыпалось по полу. Моё внимание привлекли два комка бумаги. Наверное, старые рисунки.
        Развернула первый и увидела то, о чем предпочла бы забыть навсегда.
        Глава 8
        Сцена 18
        Это были не мои рисунки. Кто-то другой, ломая карандаши после каждого второго штриха, будучи на грани безумия выводил их на листах из альбома. Папа. По выходным, после занятий в художественной школе я приходила к нему в больницу, он уже с трудом говорил, речь стала запутанной и неразборчивой. Лекарства добили его окончательно. Мне тогда казалось, что он хочет мне о чем-то рассказать. Но понять этот бессвязный бред было невозможно. Не знаю зачем хранила его последние рисунки столько лет среди карандашей и красок, зато хорошо помню, почему они скомканы.

* * *
        - Ты должна поехать к доктору, Эля, - настаивала в очередной раз Валентина Ивановна. Её внучка сопротивлялась до последнего. И это после того, что случилось! Как она кричала, отмахивалась от прибежавшей в комнату бабушки. Как будто её хотели убить. Ужасный приступ из-за того, что на полке оказалась книга Конан Дойла.
        - Человек с красным лицом, человек с красным лицом, - шептала она, как в бреду. Да это и был бред. Его новый уровень.
        - Собирай вещи, едем, - скомандовала женщина, но Эля уперлась. Вцепилась руками в косяк, даже сломала несколько ногтей.
        - Они мне не помогут, бабушка. Они только мучают, - дорожки слез отчаяния на бледных щеках.
        - Нам просто надо найти хорошего доктора, - не унималась Валентина Ивановна.
        - Ненавижу, - внезапно выдохнула девушка. - Я его ненавижу. Это же из-за него, да? Из-за отца? Это от него у меня это проклятие?
        - Это не проклятие, - устало выдохнула женщина. - У тебя просто невроз, мы все исправим и ты сможешь жить, как все.
        - Нет, - она подняла на неё влажный взгляд голубых глаз. - Не смогу. Никогда не смогу. Ты засунешь меня в дурку, как отца, когда это поймешь. Оставишь там умирать. И к нему, - закашлялась от подкатившей к горлу горечи, - я больше не пойду. Никогда.
        Она держала слово до последнего. До того дня, когда врач слезно попросил её прийти, предполагая скорую смерть пациента. Отец лежал на постели, что-то шептал и просил ручку и карандаш. Нарисовал это и… прогнал дочь.
        В тот вечер Эля долго не могла уснуть, разглядывая странные рисунки. Тогда они показались бредом сумасшедшего. Небрежно смяла, бросила в коробку и забыла, потому что на следующее утро сумасшедшего не стало и вдохновения тоже.

* * *
        Первый рисунок изображал человека, он будто замахивался рукой на маленькую девочку. Да, точно девочку. Вот два бантика и хвосты. В руке, которая наносит удар что-то есть, линии неровные, но угадывается острие. Нож. В голове тут же появились воспоминания о Ирвине. Отец знал? Мог предсказывать будущее? Сцена была очень похожа на тот день, когда из ниоткуда появился Том и спас меня.
        Второй рисунок был менее понятным. С одной стороны человек с небольшой бородкой, её почему-то отец нарисовал желтым. Напротив него еще один человек, странный. Его будто сначала нарисовали, а потом долго стирали плохим ластиком, только размазывая грифель по листу. За его спиной хаос, в котором почти ничего не различить.
        Дрожащими руками я подняла листок и поднесла к окну, надеясь, что летнее солнце поможет рассмотреть хоть что-нибудь. Различила невнятные очертания людей под слоем карандаша. Интересно, это что-то значит? Или просто бред? Аккуратно положила рисунки под стекло на столе, пусть заодно и расправятся.
        - Том? - представила его лицо и попыталась вызвать. Тишина. Вряд ли он чем-то поможет с рисунками отца, но попробовать стоило. - Том?
        Нет, парень был вне зоны действия моей мыслительной сети. Образ расплывался в сознании. Идея нарисовать его была внезапной, похожей на вызов самой себе. Чем больше времени проходило с нашего расставания, тем сложнее было вспоминать черты, улыбку и прикосновения. Они таяли, как будто время для этих воспоминаний ускорилось в разы. Если у меня будет портрет, призывать Тома станет намного проще.
        Одержимая этими мыслями, я взялась за работу. Пока просто в альбоме, новый холст предстояло еще купить.
        Сцена 19
        - Привет, как себя чувствуешь? - Том откликнулся на мой призыв только поздно вечером. Его голос казался уставшим, но довольным.
        - Лучше не бывает, - последний штрих на черно-белом эскизе. Я испуганно вздрогнула, когда знакомая до мурашек во всем теле рука парня легла на плечо. - О, ты опять телесный? - обернулась и не смогла сдержать улыбку.
        - Да, это удивительно. Мне сказали, что способности необученных Говорящих подчинены эмоциям. Возможно, поэтому я мог становиться телесным, когда тебе страшно. Но сегодня что-то пошло не так. Сейчас страха не было, да? - он проницательно прищурился.
        - Нет, я просто сидела, рисовала и думала о том, чтобы связаться с тобой, - пожала плечами, разглядывая его футболку. На ней было несколько темных пятен. Неужели кровь? Что произошло? Вопрос так и не слетел с губ. Том в наглую заглянул через плечо и с удивлением увидел свой портрет. Нечеткий. С непривычки линии ложились криво, их пришлось стирать по сто раз и перерисовывать заново. Но черты угадывались хорошо.
        - Хм, похоже. Только не говори, что ты иллюстратор, - он удивленно переводил взгляд с меня на лист и обратно.
        - Кто? - настала моя очередь удивляться. Теперь еще и иллюстраторы какие-то! Для начала надо с Говорящими разобраться.
        - Вообще, не я должен тебе это рассказывать. Говорящие подразделяются на два вида: иллюстраторы и редакторы. Иллюстраторы могут управлять теми, кто попал в ваш мир, при помощи рисунка. Им достаточно черкнуть пару штрихов и герой станет беспомощным, примет какой угодно облик. Это очень сильные Говорящие, но и очень уязвимые. Сама понимаешь, перед лицом разъяренного Создания нарисовать что-то можно просто не успеть, - положил вторую руку мне на плечо и сжал. Будто почувствовал пробежавшую по телу волу нервозности, да и спина от долгой работы сначала над переводом, а потом над рисунком побаливала. Было приятно чувствовать, как сильные пальцы едва заметно массируют ноющие плечи.
        - А редакторы? - задала наводящий вопрос, плавясь от этих прикосновений, как сырок “дружба”.
        - Редакторы оперируют текстом. Редактор всегда носит с собой блокнот и ручку, одно слово - и герой может умереть, исчезнуть, рассказать все, что знает. Они работают быстрее. Говорят, самым сильным редактором достаточно мысленно написать слово в сознании. Такие Говорящие работают с самыми опасными, агрессивными Созданиями, - он склонился к уху и шепнул. - Меньше болит?
        - Да, - слетело с губ раньше, чем я поняла, что произошло. - Откуда ты знаешь?
        - Я наблюдаю за тобой уже полчаса. Ты терла плечи, мне показалось, что нужна помощь, - выпрямился и произнес уже не так интимно.
        - И молчал? - нахмурилась я. Нет, этот гад шпионит. Столько времени был здесь и даже не подумал дать о себе знать.
        - Прости, ты так увлеклась. Кстати, очень красиво. Похоже получилось, - убрал руки. Едва не дернулась к нему, чтобы вернуть их обратно, но удержалась от искушения. Каким-то чудом. Правильно, Элли. Ты все делаешь правильно. Сейчас тебе нужна светлая голова и дело касается не только цвета волос.
        - Думаешь, что появился сейчас из-за того, что я нарисовала портрет? Ты просил восстанавливать в памяти твое лицо, если хочу поговорить. Но это очень сложно, черты как будто уплывают. Боюсь, что если расстанемся дольше, чем на сутки, то я просто забуду и не услышу тебя, - голос дрогнул. Он не должен знать и чувствовать, как мое сердце сжимается до боли от одной мысли об этом. Нужно держаться. В конце концов, не могла же я влюбиться в Создание или могла?
        - Думаю, это та часть дара, которую нужно развивать. Кстати, я нашел для тебя учителя, - огорошил новостью Том. Я в прямом смысле слова чуть не слетела со стула, парень вовремя поймал его за спинку и вернул в прежнее положение. - Мой друг помог. Он достаточно сильное Создание, у него есть связи и здесь, и во внешнем мире.
        - Отлично, - обернулась и посмотрела на своего сообщника. Что ж, Том отлично поработал, не то, что я. Всего лишь нашла старые рисунки умалишенного и нарисовала портрет. - Может, на рисунки глянешь. Их нарисовал отец перед смертью.
        Парень несколько секунд рассматривал помятые листы, хмурился, пытаясь вспомнить. Но, видимо, безуспешно.
        - Нет. Ничего в голову не приходит, - задумчиво почесал подбородок. Через секунду снова нахмурил брови и посмотрел на меня. - Пора идти. Меня зовет Виллар, возможно, он сможет что-то прояснить. Думаю, у него есть еще какая-то информация для нас, просто так это Создание ни с кем не связывается. Скорее, записывай адрес своего учителя. Он будет ждать тебя завтра в четыре часа. Его прозвище в нашем мире - Библиотекарь.
        Глава 9
        Сцена 20
        Сад благоухал ароматами самых разных цветов, распознать их не смог бы и самый искусный ботаник из мира людей. Чего здесь только не было: и цветущие лианы, и гигантские черные кувшинки, и поющий камыш. Все, что придумывали когда-либо авторы живет в этом гигантском саду под небом из золотых нитей. Тихо журчала вода в фонтане, на бортике которого сидел симпатичный темноволосый парень и ждал.
        - Привет, Том, - Виллар появился неожиданно. Длинные черные волосы спускались на плечи волнами, нос с горбинкой, хищный росчерк бровей. Черный костюм-тройка идеально сидит на теле. Тонкие губы поджаты. - Как наши дела?
        - Всё отлично. Я передал ей контакты Библиотекаря. Зачем звал? - Том резко ударил ладонью по воде в фонтане, в воздух взмыла сотня разноцветных радужных брызг.
        - Мы поспешили, Том. Ходят слухи, что Максимилиан тоже ищет Библиотекаря. Не оставляй её одну. Элли - наша последняя надежда, - голос звучал холодно и спокойно, в то время как сердце Тома подпрыгнуло от страха. Почему он так переживает за эту девочку? Почему всегда появляется, когда нужен ей? Так много загадок, которые безумно хочется поскорее разгадать.
        - Я не могу ходить в мир людей, когда вздумается. Ты можешь материализоваться? Или все еще не получается? - парень с надеждой смотрел на друга.
        - Не могу. Моя популярность падает. С каждым днем я все слабее, - и без того бледная кожа от расстройства стала чуть зеленоватой. - Думаю, люди Максимилиана узнали, что я как-то связан с тобой и сопротивлением. Они топят меня, специально забивают другими героями, отвлекают людей от моей трилогии. Сейчас это неважно. Как только найдем амулет и Хранителя, он наведет порядок. Я сделаю это, даже ценой своей жизни, - дважды ударил кулаком в грудь. Секретный знак сопротивления.
        - Ценой своей жизни, - Том повторил жест. - Ты и так много делаешь, Виллар. Будь осторожен.
        - Позаботься о девочке и найди прототип, Том. Это все, что нам сейчас нужно, - резко выдохнул и закрыл глаза. - Они призывают меня. Пора. Будь осторожен с Библиотекарем. Не хотелось бы так глупо провалиться, самим отдать Элли в руки Максимилиана и его фанатиков.
        - Сделаю все, что в моих силах, Вил, - они пожали руки и растаяли в воздухе, оставив после себя легкое облако золотой пыли.
        Сцена 21
        Впервые за долгое время я шла куда-то одна. Адрес, который назвал Том, принадлежал книжной лавке, расположившейся в одном из дворов рядом с главной улицей. В центре города всегда чувствуешь себя одинокой, блестящей крупицей текущего куда-то времени песочных часов. Мимо с равнодушными лицами снуют люди, кто-то сталкивается с тобой плечом и, не оглядываясь, проходит мимо. Ботинки, разноцветные одежды, мелькающие стрижки и головные уборы. Все это собирается вокруг тебя в плотный кокон и заставляет голову кружиться. Я чувствую равнодушие этой массы друг к другу и задыхаюсь в нем. Ненавижу центр города.
        Каменная арка стала для меня спасением. Небольшая дверца в старинных кованых воротах была приоткрыта, я шмыгнула внутрь и тут же попала в мир прохлады, сырости и легкого запаха мусора. Поморщилась и поспешила пробежать полумрак арки и огляделась. Достаточно просторный двор с ухоженной клумбой в самом центре и парой скамеек, на одной из которых сидела бабуля в кокетливой шляпке и кормила голубей. Этакий оазис гармонии и спокойствия в самом сердце города.
        Справа невысокое крыльцо с потрескавшимися от времени бетонными ступенями и блеклой вывеской “Книжная лавка”. Что ж, мне сюда. Выдохнула и сжала руки в кулаки. Добро пожаловать в Ад, Элли. С детства я ненавидела книжные магазины: слишком шумно, их слишком много вокруг и все они говорят. А с тех пор, как Создания начали при мне выходить из книг и становиться материальными, пришлось обходить их по большому радиусу. И вот теперь передо мной дверь книжной лавки, рука лежит на железной потертой ручке, и я должна войти внутрь, чтобы найти ответы.
        Сцена 22
        Книжная лавка встретила меня полумраком, пылью, сухим воздухом и запахом старых книг. Тишина. Я удивленно огляделась по сторонам, как такое возможно? Здесь куча книг - стеллажи от пола до потолка. Тишина?
        - Добрый день, - одна из трех дверей в противоположном конце комнаты открылась. Чуть наклонившись, вошел высокий статный мужчина. Вежливая улыбка на тонких губах, темная бородка-испанка, длинный нос с горбинкой, морщины в уголках глаз, острый серый взгляд и несколько черных прядей в седых длинных волосах. Он забирал их в хвост. Интересно, это Библиотекарь или просто продавец? Напоминает героя классического аниме.
        - Здравствуйте, я Элли. Ищу… - мне не дали договорить.
        Мужчина сорвался с места и подбежал ко мне, бесцеремонно схватил за подбородок и заставил поднять взгляд. Долгий пристальный взгляд, под которым я почему-то почувствовала себя виноватой.
        - Прекрасно, просто прекрасно. Какая концентрация силы, - улыбнулся он и отпустил. - Иди за мной. Разговаривать здесь небезопасно. Тарго, закрой дверь! - сзади меня раздались тяжелые шаги.
        Я обернулась и увидела странное полупрозрачное создание, то ли гнома, то ли гоблина. Тот, раздраженно фырча, потопал к двери и щелкнул замком. Развернулся и то ли улыбнулся, то ли оскалился.
        - Не бойся его. Он целиком послушен моей воле, как Старшего говорящего. Это помощник и проводник в Мир Золотых нитей, - спокойно объяснил, вне всяких сомнений Библиотекарь, схватил меня за плечо и утащил в правую дверь. Она громко хлопнула за моей спиной.
        Сцена 23
        Лестница вниз была крутой, а коридор пугающе узким и темным. Мы спустились на два пролета и оказались в круглой комнате-библиотеке. Ни окон, ни солнечного света. Только круглый стол в центре. Вокруг него три стула слева от входа и три стула справа.
        - Это зал Хранителя, здесь безопасно, - мое плечо, наконец, обрело свободу от тонких сильных пальцев. - Я Библиотекарь, последний из выживших учеников Хранителя.
        - Очень приятно, - не придумала ничего лучше для ответа.
        - Значит, ты - говорящая? - он развернул ко мне и сел на один из стульев по левой стороне.
        - Да, но сейчас, - выразительный взгляд на книги, - я ничего не слышу. Хотя книг в вашей лавке огромное количество. Почему они все молчат?
        - Потому что подчинены моей воле. Но сейчас нам лучше поговорить о тебе, - мужчина чуть наклонился вперед, поставил локти на колени и соединил подушечки пальцев. - Значит, ты дочь Якова?
        Я закашлялась. Библиотекарь был знаком с отцом? Мой отец тоже был говорящим? В голове всплыл пугающе-яркий образ Ирвина: “Куда твой отец его спрятал?” Точно. В тот вечер паника выбила из меня остатки разума. Эти рисунки. Папа что-то знал, но уже никому и никогда не расскажет.
        - Да. Он тоже был говорящим? Я права? - мой голос впервые звучал так холодно.
        - Яков был не просто говорящим. Он, как и я, был учеником Хранителя. Видишь три стула? Это, - стукнул ладонью по спинке того, на котором сидел сам, - мое место. В центре - место хранителя. А вот там, - указал да дальний, - место твоего отца.
        Я медленно подошла и несмело коснулась руками деревянной спинки. Сжала её тонкими пальцами. Почему он мне не сказал? Почему не объяснил? Почему не подготовил? Гнев накрыл меня с головой. Сжала зубы, глаза защипало от слез обиды.
        - Злишься? - сквозь тонкую майку почувствовала холодное прикосновение руки Библиотекаря. - Не стоит. Он сделал все, что мог. Если хочешь на кого-то злиться, то злись на меня и других Говорящих. Я не смог объединить их без амулета, не нашел тебя и не обучил. Во всех своих бедах можешь обвинять только меня. Но я хочу все исправить, - голос звучал искренне, аж до мурашек. Верить новому знакомому казалось логичным и правильным. И я поверила. Вот только ненавидеть его не получалось. По крайней мере, после принципа такого откровенного самобичевания.
        - Объясните мне всё. Как управлять даром? Как с этим жить? Как перестать бояться?
        Глава 10.
        Сцена 24
        - Сосредоточься, - рявкнул Библиотекарь. - Хватит бояться, это всего лишь иллюзия!
        Я с ужасом смотрела на прыгающих вокруг меня семерых козлят. Они пели какую-то идиотскую песенку и временами пытались сбить меня с ног. Как тут сосредоточиться? Здесь сразу семь созданий. Да, это всего лишь животные, тем более детеныши - ими управлять проще всего.
        - А ну, успокоились! - разозлилась и крикнула во весь голос. Почувствовала себя очень злой вожатой в летнем лагере, когда детишки окончательно вывели из себя. - Встали рядом и слушаем меня, козлята!
        Те испуганно вздрогнули, иллюзия задрожала, как в старом телевизоре и рассыпалась. Ни козлят, ни послушания. Я испуганно подняла взгляд на Библиотекаря. Тот явно с трудом сдерживался, чтобы не засмеяться.
        - Сила есть - ума не надо, да? - хмыкнул мужчина. - Аккуратнее. Не нужно обрушивать на Созданий всё волной. Аккуратно, постепенно. Как будто ты переливаешь молоко из крынки в чашку. Если опрокинешь сразу всю, то молоко разольется и ничего не останется. Поняла? А сейчас, раз ты накосячила, будешь исправлять. Заодно узнаем, иллюстратор ты или редактор.
        - Думаю, я иллюстратор, - осеклась. Говорить с ним про Тома почему-то не хотелось. Возможно, Библиотекарь и сам все знает, но что-то внутри было против. - Всегда любила рисовать, - попыталась максимально наивно улыбнуться.
        - Согласен. Такие вещи передаются по наследству. Твой отец был иллюстратором, - спокойно объяснил мужчина. Подошел к шкафу и достал прятавшийся на одной из полок альбом, достал ручку и положил все это на стол. - Нарисуй козленка. Тебе необязательно рисовать точь в точь. Ты должна представлять их образ в голове, штрихи на бумаге - это просто поддержка твоего дара, активизация силы. И самое главное, поймай желание сделать его реальным. Если просто нарисуешь и не вложишь эмоций, ничего не получится.
        Я опустилась на стул, где когда-то давно, еще будучи в здравом уме и трезвой памяти сидел отец. Взяла в немеющие от волнения пальцы ручку и коснулась пером бумаги. Козленок, значит. Хорошо. В сознании удивительно легко всплыл образ одного из мелких непослушных хулиганов, с Томом в этом плане было намного сложнее. Рука двигалась сама, кажется, я не отдавала себе отчета в действиях. Быстро. Ровно. Как заколдованная.
        - Ме! - послышалось сзади. Я обернулась и тут же рухнула со стула. Козленок оказался тем еще козлом и боднул его рогами. Рухнула на пол и содрала локоть. - Ты обидела моих братьев! - тонким неприятным голоском выкрикнул он.
        - А ну цыц, - прирыкнул на него Библиотекарь. Козленок прижал ушки и послушно замер на месте. Мужчина помог мне подняться на ноги. - Ты как?
        - Нормально. Просто не ожидала, - пошатываясь, поднялась на ноги. - Значит, я иллюстратор.
        Эта определенность грела душу. Наконец-то, хоть что-то стало понятно. Теперь я могу призывать созданий из книг, Библиотекарь научил меня отгораживаться незримым куполом от голосов и заставлять книги молчать.
        - Да. Ты прекрасно справляешься. Только будь осторожна, не храни эти рисунки, иначе эти Создания останутся в нашем мире, а не уйдут, как им положено по сюжету. Пообщалась и уничтожила, никак иначе. И не спеши гулять по книжным магазинам, пока дар забирает слишком много энергии. Если потеряешь контроль, Создания могут этим воспользоваться. Ты же понимаешь, о чем я? - пристальный взгляд серых глаз. Библиотекарь так и не отпустил мой локоть.
        - Про тех, кто ищет амулет. Мне рассказали про междоусобицу в мире Созданий, - кивнула и аккуратно освободила свой локоть. Провела рукой по разодранной коже, вроде, ничего страшного.
        - Тебе уже удалось наладить с кем-то контакт? Мне передали, что просьба обучить тебя идет от сопротивления. Но, сама понимаешь, никаких имен, - пояснил мужчина и опустился на свой стул.
        - Да, меня однажды спасло Создание. Его зовут Том. Я думала, что сошла с ума, - не стала рассказывать ему всю историю, да и об Иривине пока решила умолчать. Не хватало еще, чтобы Библиотекарь тоже думал, будто Амулет у меня.
        - Том, - задумчиво почесал подбородок. - Сойер? Айртон? Бомбадил? Какой Том?
        - Не знаю его фамилии, простите. Я даже не знаю, из какой он книги, - пожала плечами и снова умолчала, что стоит мне сильно испугаться, как мой друг непременно появится здесь.
        - Ясно. Думаю, на сегодня достаточно. Восстанавливайся. Продолжим завтра в тоже время, если ты согласна учиться дальше? - чуть прищурился. Мой ответ определенно значил для него больше, чем я могла предположить. Мне стало немного не по себе.
        - Да, конечно. Завтра в то же самое время, - кивнула и подошла к двери. Но не успела её открыть, как та распахнулась сама и в неё вбежала красивая блондинка.
        Сцена 25
        - Папа, ты опять тут с книгами заперся! - у неё был самый приятный голос, который мне доводилось слышать в жизни. Мелодичный и чуть звенящий, как колокольчики фей. - Ой, - девушка, наконец, заметила меня, и опустила взгляд. - Прошу прощения.
        Библиотекарь подошел к нам и встал рядом с неожиданной гостьей.
        - Видимо, судьба вам познакомиться. Это Эльза - моя дочь, - нежно прикоснулся рукой к плечику девушки, покрытому тонким шифоном белой офисной блузки. - Это Элли - дочь старого друга и моя ученица. Говорящая с книгами.
        - Правда? - серый, как у отца, взгляд девушки коснулся моего лица и странно блеснул. - Ты умеешь? Здорово! Я не унаследовала талантов отца, - немного горечи в голосе.
        - Готова поменяться, - улыбнулась. Эльза мне понравилась. Утонченная, элегантная, стильная и, судя по взгляду, очень добрая. Ответом мне стала искренняя улыбка на идеально накрашенных губах. Кажется, эта девушка была такой, какой всегда мечтала быть я. И все потому, что может жить спокойно: без голосов, без маньяков и докторов.
        - Не говори так. У вас очень важная миссия. Отцу тяжело справляться одному, после того, как все разбежались. Вас итак немного. Пап, сколько мы нашли выживших?
        - Пятерых, - устало выдохнул мужчина. Этот разговор ему совершенно точно не нравился.
        - Всего? - у меня внутри все похолодело.
        - Да, в мире осталось всего пять обученных Говорящих. Четверо из них глубокие старики. Не хотел пугать тебя сразу, но после смерти Хранителя и потери амулета нас начали убивать. Те, кто был слаб и не обучен, погибли в первые дни. Мы пытались защитить, кого могли. Но сил не хватало. Твой отец после того, что произошло у Хранителя, лишился разума и дара. Сам попросил запереть его в сумасшедший дом, а к тебе не приближаться. Мне было тяжело нарушить этот запрет, Эля. Но сейчас смотрю на тебя и понимаю, что должен был сделать это раньше.
        - Кто убивал говорящих? - догадка обожгла сознание. Отец пытался спасти меня. Защитить от того, кто поставил себе цель уничтожить говорящих с книгами.
        - Создания, - он укоризненно посмотрел на дочь, что невольно стала причиной неприятного разговора. - Им нельзя доверять, Элли. Поэтому первое, чему я пытаюсь тебя научить - это контроль над ними, теми, кто обрел телесность. Это защитит тебя.
        - Прекрасно, пап, ты ее напугал. Эля, не бойся. Не так страшны книги, как мой папа их малюет. Уверена, ты справишься, - подмигнула весело и немного по-детски. Ответила вымученной улыбкой. Я ее оптимизма не разделяла, особенно после встреч с Ирвином.
        - Мне пора, - хотелось побыть одной или поговорить с Томом. В последнее время и то, и то было одинаково комфортным.
        - До завтра, - кивнул Библиотекарь. Эльза просто махнула мне рукой и обрушила на отца тонну информации часть которой уловил мой чуткий слух.
        - До тебя не дозвониться в этом бункере! Сегодня вечером, мы с Левой ждем в гости…
        Сцена 26
        Искушение зайти в книжный магазин было велико. Она даже немного постояла у входа в один из них, но так и не решилась открыть дверь. Библиотекарь, так и не назвавший своего настоящего имени, не стал бы предостерегать просто так.
        Домой отправилась на старом громыхающем почти пустом трамвает. Из людей только она, кондуктор, да старенькая бабушка с книжкой в руках. Наученная горьким опытом я старалась держаться как можно дальше от седой читательницы. Обычно в такие моменты Создания не упускали возможности показаться мне и хорошенько напугать.
        - Здравствуй, Говорящая! - я чуть не подпрыгнула, когда на сиденье рядом опустился немолодой мужчина с тростью. Характерные загнутые на кончиках усы, одет с иголочки, в руках трость.
        - Здравствуйте, - попыталась успокоиться и улыбнулась. Этот персонаж был мне известен и совершенно точно не пытался убить. У него немного другой профиль. - Давно не виделись.
        - Об этом я и хотел поговорить, - погладил пальцем набалдашник трости. - Твоя бабушка. Ты давно ей звонила?
        Укололо. Больно. В самое сердце. Сегодня для него не самый легкий день. Сначала море информации об отце, теперь воспоминания о бабушке. Что ж, мы не общались с того рокового дня, как меня сняли с учета, и она опустила руки. Лечиться я больше не хотела, сгоряча высказала все, что накипело за много лет ненужной терапии, и вылила все море обиды за то, чего у меня никогда не было: свиданий, дня рождения с кучей друзей, выпускного бала вместо которого меня засунули в очередную лечебницу. Сейчас, спустя столько лет, я понимала, что глупо было выплескивать все на самого близкого мне человека. Но ничего не могла сделать. Бабушка выгнала меня из дома, назвала неблагодарной дрянью и отказалась от любых встреч.
        - Мы с ней не общаемся, - все уложилось в одну фразу.
        - Жаль. Я хотел бы знать, почему она перестала меня читать. Так обидно. Много лет человек перечитывал тебя, ты даже немного прикипел к нему душой, а потом раз и тишина, - чуть нахмурил лоб мужчина. - Непорядок.
        Догадки одна одной хуже. Я сжала в руках мобильник, намереваясь набрать почти забытый номер, но снова слышать усталость и разочарование в голосе не хотелось. Валентина Ивановна Малкина, она же моя бабушка, была гордой, характерной женщиной. Про таких говорят: “Скажет, как отрежет”. Вот она и отрезала много лет назад… меня.
        Скрипучий голос на записи объявил остановку. Мой собеседник засобирался, глядя на женщину с книгой.
        - Что ж, спасибо за беседу, юная леди, - поднялся с сидений. - Рад встрече с новой Говорящей, отрадно видеть, что теперь вы меня не боитесь.
        С губ слетело раньше, чем я успела что-либо сообразить:
        - Вы на чьей стороне?
        - Я на стороне порядка, - педантично смахнул волосок с пиджака и вышел, оставив меня наедине с воспоминаниями, запутанными мыслями и мобильным телефоном.
        Сцена 27
        Придя домой, первым делом я взялась за карандаши. Нужно нарисовать Тома прямо сейчас. И спрятать рисунок подальше, так он сможет быть с ней дольше и ему не придется умирать. Эта мысль грела и придавала сил. Штрих за штрихом, я прорисовала все тщательно: волосы, лицо, плечи, одежду. От макушки до кончиков кроссовок - это был Том. Но образ так и остался на листе…
        Волна отчаяния. У меня же все получилось каких-то несколько часов назад. Почему сейчас не работает?
        - Том, - я чувствовала, как слезы щекочут лицо. - Том, пожалуйста.
        - Да? - знакомый голос в моей голове. - Эля, что случилось? Библиотекарь тебя обидел? - он звучал озабоченно.
        - Нет, он научил меня призывать Созданий. Но я не могу привлечь тебя, я скучаю и очень хочу тебя увидеть, - мои слова больше походили на крик отчаяния. - Что я делаю не так?
        - Меня просто не читаю. Против этого даже самый сильный и опытный Говорящий ничего сделать не может. Нужно найти книгу и прототип, тогда все станет проще, - терпеливо объяснил парень.
        - Как, черт возьми, я это сделаю? - впервые в жизни злилась на собственное бессилие. Раньше принимала его, как должное. Ударила кулаком по рисунку, больно. На глаза снова навернулись слезы. Несколько раз махнула рукой, пытаясь стряхнуть боль.
        - Ку-ку, - меня обняли сзади знакомые руки. - Кажется, мою книгу снова открыли.
        Выдохнула и откинулась назад. Том положил мне голову на плечо, я от неожиданности попыталась обернуться и наши щеки соприкоснулись. Мои влажные и его сияющие, мягкие, обжигающие. Дыхание перехватило. Губы в миллиметре друг от друга. Почему-то в памяти всплыла смущающая правда, что я ни разу в жизни не целовалась.
        - Ты плакала? - его губы тихо шевелились рядом с моими, почти касаясь.
        - Да, - говорить было страшно. Вот-вот и прикосновение, но его не произошло.
        - Почему? - звук “у” заставил его чуть вытянуть губы и коснуться моих. Это был не поцелуй, но я отпрянула. Нет, сегодня мое сердце точно возьмет выходной и выключится. А потом подаст в суд за нарушение условий труда, слишком много переживаний на один трудолюбивый моторчик за одни сутки.
        Меня развернули на стуле. Том присел и мы оказались лицом к лицу. Парень нежно стер ладонью остатки слез с моего лица.
        - Потому что не получилось сделать тебя телесным. Библиотекарь сказал, если я нарисую и потом не уничтожу картину, ты сможешь оставаться таким сколько угодно, - поднесла руку к его щеке и коснулась её ладонью.
        - Ты же понимаешь, что я все равно не стану от этого полноценным человеком? Так и останусь полуживой иллюзией, не смогу вернуться в мир Золотых нитей, буду заперт здесь. Многие об этом мечтают, но не я. Это неправильно, Элли. Будет лучше, если мы найдем прототип.
        - А есть разница? С прототипом или с моим рисунком?
        - Да. Если я завладею его сознанием, войду в тело. То буду человеком на все сто процентов. Смогу взять в руки расческу, - коснулся моих волос и пропустил сквозь пальцы. - Почувствовать твой запах. Узнать, какая на ощупь кожа, - его взгляд на секунду стал расфокусированным. Он медленно приближал свое лицо к моему. Сердце сделало протестующий против нового шока кульбит, но я его проигнорировала, подаваясь вперед. - И смогу помочь с Ирвином, - выдохнул мне в губы и отстранился, скидывая наваждение с нас обоих. Сердце аплодировало стоя и благодарно раскланивалось.
        - Хорошо, - убрала руку с его лица и сжала подлокотники. Кажется, я схожу с ума. Только что чуть не поцеловала Создание. Первый в жизни поцелуй и тот не с человеком. Нужно было отвлечься. - Том, расскажи мне о сюжете твоей книги. Я попробую её отыскать…
        Глава 11
        Следующие два дня я была в отчаянии. Том не отвечал на зов, его подробный рассказ в поиска не ничем помог. Типичная история для подростков, каких миллионы. Он - самый популярный парень потока, она - забитая простушка. Том защитил её от бандитов и как-то все закрутилось, что начал помогать, уделял все больше внимания. Узнал, что по какой-то неизвестной причине за девочкой ведется охота, решил разобраться и получил удар ножом в спину. На этом моменте автор забросил историю, теперь Том был вынужден раз за разом умирать в этом мире, чтобы вернуться в свой.
        И что прикажете с этим делать? Как искать типичную недописанную лав стори среди миллионов?
        В результате на занятии с Библиотекарем я не могла сосредоточиться и усмирить даже одну полку с книгами, зато вполне успешно нарисовала несколько сказочных персонажей. Было приятно, наконец, понять, что не сумасшедшая. Но мысли о поисках книги не оставляли.
        Сцена 28
        Телефонный звонок с незнакомого номера застал меня между третьим и четвертым абзацем перевода. Прерываться не люблю, хотела по привычке перевернуть мобильник и забыть о неизвестном номере, но нечто похожее на интуицию заставило меня взять в руки телефон и принять вызов.
        - Здравствуйте, Элли Яковлевна Малкина? - произнес звонкий женский голос. Ну все, сейчас буду впаривать кредит, я приготовилась отключиться.
        - Да, все верно.
        - Я из тридцать третьей больницы. Ваша бабушка сейчас у нас, случился инсульт. Мы нашли ваш номер в её мобильном, - девушка осеклась. - Поторопитесь.
        - Скоро буду. Спасибо, что позвонили, - отключила вызов и чуть не выронила телефон. Всё казалось каким-то нереальным. В голове не укладывалось. Бабушка, больница. Я помнила ее энергичной старушкой, которая полгорода может перевернуть одной левой. А тут больница, инсульт. Дрожащими пальцами нашла в быстрых вызовах телефон Ирэн.
        - Вызывай такси и езжай в больницу, - в ответ на мой сбивчивый рассказ скомандовала подруга. - Я как только закончу, тоже приеду. Дождись меня там.
        Странно, от спокойного и уверенного тона Ирэн мне стало намного легче. Руки все еще тряслись, но стакан с водой удержать получилось вполне успешно, как и набрать номер такси.
        Сцена 29
        - Бабушка!
        Я была в ужасе, как она постарела за два года. Морщинок на лице стало в три раз больше, кажется, теперь она целиком состояла из них. Похудела, щеки чуть-чуть впали. После инсульта кожа была бледная, чуть зеленоватого цвета.
        - Эля, - вымученно улыбнулась правой стороной лица, левая осталась неподвижной. Врач предупредил меня, что после приступа восстановились не все двигательные функции. - Как хорошо, что ты здесь. Думала, не успею прощения попросить перед смертью…
        Я хотела что-то сказать. Поддержать, обнадежить и успокоить, но все слова застряли в горле. Слезы на щеках, горькие дорожки от скрытой обиды к страху потери.
        - Не говори глупостей, - села на стул и единственное, что смогла сказать. Несмело коснулась её прохладной руки. - Ты будешь жить и никакого прощения просить не нужно. Без тебя я бы не выжила.
        - Ты хорошо выглядишь и без меня, - к счастью, она отошла от темы прощания с жизнью, вместо этого еще одна попытка улыбнуться. - Все в порядке?
        - Да, кроме того, что ты в больнице, - решение пришло в голову мгновенно и единогласно принято мной. - Врачи тебя подлечат и поедем домой вместе, буду теперь за тобой ухаживать. Если пустишь меня назад, конечно.
        - Пущу, я давно хотела, но гордость не позволяла. Ждала, что сама, - прервалась, говорить ей было тяжело. - Сама домой попросишься, - выдохнула бабушка с горечью. - Ирке наговорила гадостей, тоже бы извиниться, душу облегчить.
        - Не нужно извинений, ты же всегда говоришь, кто старое помянет, тому глаз вон. Сейчас главное поставить тебя на ноги. Врачи говорят, шансы есть. Где ключи от дома? Я съезжу, привезу тебе всё, что нужно.
        Она слабо кивнула в сторону тумбочки. Я открыла верхний выдвижной ящик, одной стороной он тут же соскочил с реле и завалился на бок. Черт! Дернула несколько раз и с трудом вернула его в прежнее положение. Знакомые ключи с брелком-дельфинчиком, мои старые. Их я несколько лет назад картинно бросила в дальний угол комнаты и навсегда захлопнула за спиной дверь дома, в котором прошла вся моя жизнь.
        - Возвращайся скорее, - тихо прошептала вслед бабушка.
        Сцена 30
        Я смогла дышать полной грудью только на крыльце больницы. Влажный преддождевой воздух ворвался в легкие. Ступенька. Выдох. Еще ступенька. Вдох. Как медитация, которая мне никогда не удавалась. Подобная чушь никогда не могла успокоить то, что бушует внутри. Как можно, находясь на грани срыва, сидеть в позе лотоса и дышать под счет? Даже если в ушах звуки летнего дождя.
        “Том,” - остановилась в небольшом сквере, где в солнечные дни гуляли пациенты, а сейчас лишь таинственно шумел ветер, и закрыла глаза. Представила его лицо и позвала, но никто не ответил. Тишина. Третий день тишины подходит к концу и невозможность услышать хотя бы его голос убивает. Сейчас Том нужен мне, как никогда, но его нет. Сейчас Ирэн нужна мне, но она на работе.
        Вместе с осознанием на кончик носа упала первая холодная капля дождя. Пришло моё время быть сильной. Раньше вместо меня сильными были все вокруг, они спасали и защищали слабую безвольную куклу, запутавшуюся в своих кошмарах. Бабушка, которая потеряла сына и пятнадцать лет таскала меня по докторам, ища способы излечить загадочную семейную болезнь. Ирэн, что взяла на себя опеку надо мной, успокаивала после каждого приступа и не могла завести нормальные отношения. Том, который спасал меня ценой жизни. Теперь моя очередь позаботится о них. Хватит быть жертвой. Пора взять жизнь в свои руки, разгадать загадки и помочь тем, кто так должно поддерживал меня.
        Выдохнула и открыла глаза. Капли дождя заливали лицо, волосы и стекали холодным потоком под одежду.
        - Эля! - знакомый голос и надо мной, будто из ниоткуда возник зонт. - Обалдела? Тоже решила в больницу угодить? - возмущенная Ирэн стояла рядом, ежась от холода. Меня же как будто отключили, я не чувствовала ни холода, ни сырости.
        - Нет, я еду домой за вещами, - показала ключи со знакомым подруге брелком. - Думаю, когда бабушку выпишут, перееду к ней. Нельзя её оставлять одну после такого.
        - Хорошо, это правильно, - кивнула она, в темных глазах я увидела одобрение. От этого на душе стало чуть-чуть легче. - Тогда я пока к ней. Заодно утрясу с врачами, переговорю. Сняла наличку и купила по мелочи. Будем договариваться. Мне на работе еще сиделку порекомендовали хорошую. Скину тебе телефон.
        - Мне и в голову не пришло, - на лицо с мокрых волос скользнуло несколько холодных капель, я раздраженно стерла их ладонью. - Скажи мне, сколько потребуется денег. Переведу. Не бросай бабушку, пока не вернусь. Хорошо?
        - Конечно. Надеюсь, ты вызвала такси? - красноречивый взгляд на обложившее нас со всех сторон серое небо.
        - Да, кажется, это оно, - кивнула на бело-желтый автомобиль, который только что подъехал к воротам. - Позаботься о бабушке!
        Сорвалась с места и со всех ног бросилась к машине. Проливной дождь избивал меня своими крупными каплями еще несколько секунд, а мне оставалось только молиться о том, чтобы водитель пустил в салон мокрую до нитки сумасшедшую девушку.
        Сцена 31
        Странное щемящее чувство заполнило меня целиком, стоило подняться на уютное крыльцо нашего старого дома. На нем в дождливую погоду мы часто сидели вместе с бабушкой и пили чай, слушая, как стучить дождь по железному козырьку. Здесь я рассказывала ей обо всех своих детских переживаниях: школьные обиды, тройки по литературе и нежелание детей с нашей улицы играть со странной девочкой.
        Повернула ключ, знакомо скрипнули железные петли, им подпел обшарпанный деревянный пол в коридоре. Картинка в голове была пугающе ясной: я в летнем сарафанчике бегу в дом и радостно улыбаюсь, в моих ладошках трепыхается только что пойманный на полянке у дома кузнечик.
        Не включая свет, по памяти прошла до двери в жилую часть дома, даже переступила высокий порожек и не споткнулась. Тело помнило за меня. С силой дернула дверь и вошла внутрь, поежилась от холода: все окна нараспашку. На полу бельё из комода, одеяла, подушки, книги, даже небогатое содержимое холодильника незваные гости выкинули наружу. Неужели грабители?
        Мурашки вдоль позвоночника. Я дрожащей рукой ударила по выключателю, яркий свет разогнал полумрак комнаты. Здесь были люди, грязные следы на полу говорили сами за себя. Порыв ветра поднял один в воздух несколько разбросанных по полу листов и швырнул в меня, будто издевался.
        Поймала один и мельком взглянула на распечатанный текст. Чернила принтера чуть побледнели со временем, но при свете разобрать содержание можно было без труда.
        - Это невозможно, - прошептала, когда сердце пропустило удар. И тут же от страха рухнуло в пятки, потому что в соседней комнате отчетливо скрипнула половица.
        Глава 12
        Сцена 32
        - Вы меня чуть до инфаркта не довели! - возмущенно крикнула я на Создание. Нет, только подумайте? Всего два занятия с Библиотекарем и больше не страшно. Теперь мне доподлинно известно, кто тут главный. Создания опасны только если их бояться, дать слабину, позволить играть с собой. Много лет я разрешала им это. Хватит.
        - Простите, юная леди, - мне показалось или Пуаро выглядел слегка смущенным, поглаживая рукоять трости. Только подумайте, смущенный великий сыщик. Кому расскажи - не поверят, бабушка так точно никогда и представить себе не могла любимого персонажа таким. - Злоумышленники имели неосторожность открыть одну из книг и прочитать несколько слов. Этого мне хватило, чтобы прийти сюда, притаиться в углу и хорошо всё рассмотреть. Подумать только, устроили такой бардак. Джейн тоже не была бы в восторге. (прим. Джейн - имя мисс Марпл, второго известного персонажа Агаты Кристи).
        Проследила за его взглядом. Да, книги разбросаны как попало. Некоторые явно трясли. Интересно, что они искали? И, самое главно, нашли или нет? Кажется, вопросы так ярко отразились на моем лице, что ответ я получила незамедлительно.
        - Они искали Амулет. Приходил один из прототипов со своей бандой. Если вам интересно, на летней веранде сейчас разбито окно.
        - Прототип Ирвина? - догадка обожгла сознание вместе с ударом молнии за окном.
        - Знакома с ним? Что ж, - одобрительно кивнул круглой головой Пуаро. - Да, именно его прототип.
        - Вы можете, - неловко просить, но вариантов не было. Том меня не слышит, даже мысленно. Осторожно сжала в онемевших от волнения пальцах листок. - Узнать, что случилось с Томом? Его фамилия Вонамор. Том Вонамор. Пожалуйста. Если он еще жив, передайте, что я нашла книгу и, - голос дрогнул, - автора. Я соберу её и начну читать, если еще не слишком поздно…
        Сцена 33
        Ей было четырнадцать. Хрупкая бледная девушка с тяжелой сумкой через плечо, она спешила домой после занятий в художественной школе. Прохладный осенний ветер обдувал лицо, Эля улыбалась ему, как лучшему другу. Она могла бы стоять так вечно, обдуваемая всеми ветрами. Но уже темно, бабушка будет волноваться.
        - Опачки, кто это у нас здесь? - в одной из темных арок путь девушке преградили двое парней. - Гуляешь так поздно одна? Не страшно?
        Сердце испуганно забилось где-то в районе пятки, голова закружилась. На этот раз были не призраки, не герои книг. Сейчас ей угрожали реальные люди и как с этим быть Эля не знала. Блондинка сделала несколько осторожных шагов назад и врезалась спиной в кого-то третьего. Испуганно обернулась. Всё. Это ловушка. От троих не убежать.
        Но сзади стоял не враг.
        - А кто вам сказал, что она одна? - высокий для своего возраста парень подошел и положил руку на плечо Эле. Ироничная ухмылка, растрепанные темные волосы трепал ветер.
        - Романов? - тут же дернулся один из парней. - Твоя деваха, что ли? Извини, братан, не знали. Мы это. Проводить хотели. Темно, страшно ж. Уродов на улице полно, - залебезил тот. Неудивительно. Игорь Романов был достаточно популярным в их районе парнем из очень хорошей семьи, спортсмен и главарь достаточно большой банды ребят. С ним ссориться не хотел никто.
        - Ты девушку напугал. Что нужно сделать? - с нажимом произнес её защитник и чуть сильнее сжал плечо пальцами.
        - Простите, мамзель, - улыбнулся болтливый и толкнул молчаливого напарника локтем. Тот, видимо, разговаривать не умел и пробубнил что-то себе под нос. Видимо, ему сделали скидку на скудоумие и зачли.
        - Идем, - спокойный голос за спиной.
        Как послушная кукла Эля пошла вперед, все еще ощущая стальную хватку на своем плече. На свободу её отпустили только, когда они завернули за угол. До бабушкиного дома оставалось всего ничего, метров пятьсот по хорошо освещенной улице.
        Девушка обернулась, по всем законам жанра нужно было поблагодарить спасителя. Вот только слова прилипли к языку и не хотели вылетать наружу. Слово - не воробей, вот уж точно. Воробей бы точно уже вылетел, и она ушла бы домой с чистой совестью.
        - Ты как? - Игорь чуть нахмурил брови.
        - Нор…нормально, - Эля все еще была порядком растеряна. В детстве Романов и его гвардия издевались над ней, каждый раз доводя до слез. Потом вступилась Ирэн и все стало немного лучше. Только периодические злые шуточки и немного презрения. В последнее время, то ли ребята стали старше, то ли она им наскучила - Элю просто игнорировали. Этот вариант устраивал всех до сегодняшнего вечера.
        - Не смотри на меня так, бледная. Ты учишься со мной и ребятами. Если уж кто и может над тобой издеваться, так это я. Нечего доставлять такого удовольствия другим, - пожал плечами Романов. Эля подавила в себе желание отвесить ему подзатыльник. Странное чувство, но приятное.
        - Спасибо, что помог, - строить из себя самостоятельность было глупо. Одна бы она не справилась. - Очень вовремя.
        - Всегда пожалуйста, - чуть улыбнулся парень.
        Это было необычно. Просто так стоять в золотистом свете уличного фонаря и разговаривать с одним из самых популярных парней школы, от которого раньше слышала лишь насмешки. Она давным-давно навесила на них клеймо “придурки” и вынесла вердикт “держаться подальше“. Ирэн её в этом поддерживала.
        Вроде, пора расходиться, но никто из них не спешил сделать это первым. Неловкую сцену прервал крик:
        - Эля! - бабушка бодро ковыляла в их сторону по тротуару. - Ты где ходишь? Я все глаза проглядела!
        - На меня хулиганы попытались напасть, - вяло оправдывалась Элли. Ситуация смущала. Она задержалась вечером, напугала бабушку и попалась ей вместе с парнем. Вопросов дома будет море. Посмотрела на Романова, тот уходить не собирался. - Ээ. это Игорь. Он мне помог и проводил сюда. Это Валентина Ивановна, моя бабушка.
        - Хех, какой стал, - усмехнулась та, не дав ему и слова сказать. - Помню, как ты Эльку обижал вместе с дружками. Хорошо хоть помочь догадался. Хочешь, чаем напоим?
        Эля переводила обалдевший взгляд с бабушки на Романова и обратно. Что за ерунда происходит? Какой чай? Что там бабушка себе нафантазировала?
        - Спасибо, сейчас не могу. В другой раз с удовольствием. До свидания, Валентина Ивановна и Эля.
        Она устала считать, сколько раз этим вечером теряла дар речи. Серьезно? Назвал по имени? Этот вежливый и сдержанный парень - Игорь Романов. Бред какой-то. Проводила взглядом его стремительно удаляющуюся фигуру. Что это было?
        Сцена 34
        - Так, Романов. Надоел, - проворчала Мария Ивановна, их занудная и скрипучая, как старый диван математичка. - Ноги в руки и садись к Малкиной. Хотя бы болтать не будешь, - просверлила его грозным взглядом сквозь стекла очков.
        - Ну че вы его сразу к Малкиной-то, а? - возмутился второй “братец Ро”, как называли их девчонки. Два лучших друга, Романов и Ромов. Неглупые, но слишком импульсивные, временами жестокие мальчишки. Так Эля думала до вчерашнего вечера. - Вдруг она его укусит. Бешеная же, бледная!
        - Вон из класса, Ромов. Контрольную напишешь после уроков! - рявкнула и открыла дверь. - Не выйдешь через три минуты, весь класс получит двойки в журнал.
        По рядам пронесся неодобрительный шепот. Димка неохотно поднялся, схватил с пола изрядно испачканный портфель и, закинув на одно плечо, вышел из класса. Напоследок громко хлопнул дверью.
        Романов спокойно поднялся и следом за другом направился к выходу, так подумала Эля, но очень удивилась, когда Игорь остановился рядом с её партой и сел рядом.
        - Отлично. Рада, что хоть у кого-то из вас есть понятие о коллективной ответственности.
        Через пару минут листочки с заданиями лежали на столах и в классе воцарилась почти идеальная тишина. Только несколько отъявленных двоечников тихо шебутились на задних партах, пытаясь достать шпаргалки. Эля старалась сосредоточиться на примерах, математика её всегда завораживала и немного успокаивала. Получить задачу - найти решение, перепробовать кучу вариантов и получить правильный ответ. Хорошая игра, когда у тебя нет друзей.
        Эля увлеченно грызла кончик ручки, стараясь вникнуть в задания и не обращать внимание на сидящего рядом одноклассника.
        У того дела шли не слишком гладко. Закончив со своей работой, девушка незаметно покосилась в его листок. Да, беда. Ошибка во втором примере, а четвертую задачу вообще не решил. Закусила губу и задумалась, нет, так нельзя. С другой стороны, вчера он её спас. Нужно отплатить.
        Аккуратно взяла запасной листочек, переписала на него свое решение и, сложив вдвое подсунула под локоть соседу.
        Игорь бросил на неё удивленный взгляд и развернул бумажку. Улыбнулся и подмигнул, мол, спасибо. Эля быстро отвела взгляд и опустила лицо вниз, пряча за светлыми волосами вспыхнувшие от смущения щеки.
        Через несколько минут ее осторожно толкнули локтем. Листочек вернулся с коротким: “Спасибо за помощь, но” и исправленным решением задачи. Черт! В третьем действии вместо плюса переписала минус. Пришлось в срочном порядке исправлять и свою работу.
        Получилось неловко. Именно этим словом можно было охарактеризовать их дальнейшие “отношения”. Маленькая тайна для двоих. Случайные встречи, приятные разговоры вдали от посторонних глаз, но никогда на людях. Разумеется, не гоже светиться Игорю Романову, одному из самых популярных парней в школе, рядом с Бледной.
        Эля всё понимала и поддерживала игру, с каждым разом проваливаясь все глубже в пучину странных чувств под названием “Первая любовь”. Она думала о нем, иногда скучала, но вместо того, чтобы позвонить, писала историю главный герой которой не боится общественного мнение и любит героиню искренне, готов ради нее преодолеть всё.
        Героя звали Том.
        Глава 13
        Сцена 35
        - Том в порядке, нужно собрать листы и начать читать книгу. Тогда у него будет достаточно сил, чтобы связаться с тобой, - сыщик вернулся на удивление быстро. Я успела только закрыть окна, разбитое наспех закрыла найденным в сарае фанерным листом.
        - Спасибо огромное, - улыбнулась хмыкнувшему в усы Созданию. - Сделаю все, чтобы Том смог появиться здесь.
        - Так стремитесь его увидеть? - хитрый прищур внимательных глаз. - Влюбились, юная леди?
        Вместо меня ответили вспыхнувшие щеки.
        - Будьте осторожны. Любовь затмевает разум, а вам нельзя его терять. Особенно из-за собственного Создания, - смутил меня окончательно и растаял в воздухе, не оставив следа.
        Он был прав, без сомнения. Я влюбилась в героя, которого придумала сама, чтобы выразить любовь. Думала, что с дурдомом покончено, но, кажется, увязла в этом безумии еще глубже. Села на кровать, здесь я спала давным-давно, плакала ночами и придумывала новые приключения для своих героев. До того рокового дня…
        Сцена 36
        - Как тебе удалось ее уговорить? - смеялась Эля, примеряя классическое черное платье. Такое простое на вид, но первое в жизни и потому красивое. Длинные золотые сережки-ниточки прятались среди светлых волос. Ради такого дела, они распущены и уложены красивыми волнами.
        - Приступов не было полгода, - пожала плечами Ирэн. - Может, ты вылечилась? В любом случае, мы должны пойти на вечеринку к Романову! Ты не ходишь на тусовки, надо вливаться. Не вечно же быть изгоем, - закончила свою пламенную речь подруга и аккуратно прикоснулась к губам ярко-красной помадой.
        - А нормально, если я в таком платье буду? Как-то слишком официально, - Эля продолжала крутиться перед зеркалом, нежно разглаживая бледными руками черный подол.
        - Нормально. Там все будут в официальном, это же день рождения самого пафосного мажора нашей школы. Все, как в лучших домах Франции. Потом, когда его предки свалят, начнется настоящий патихард, полюбуешься на блюющих по кустам одноклассничков, - иронизировала подруга.
        - Какое-то невеселое зрелище, - пьяных людей Эля не любила. Но Ирэн права, нужно перестать прятаться. Да и сердце с душой спелись, требуя прийти к Игорю на праздник красивой. Она даже аккуратно затемнила карандашом брови, став ярче.
        В голове уже плавными мазками несуществующей кисти загадочный художник рисовал картину, подсмотренную в миллионах мелодрам и подростковых лавстори. Дурнушка, которая изменилась. Приходит в красивый дом, он видит её и теряет дар речи, больше не может думать ни о ком другом и…
        Она не знала, что красивое кино не имеет никакого отношения к реальности.
        Сцена 36
        Я вернулась в дом к бабушке только через несколько часов, когда все устаканилось в больнице и нас с Ирэн выгнали, потыкав чуть ли не носом в расписание посещений. Завтра утром мне нужно будет хорошо поработать, чтобы разобраться с заказом на три дня раньше, и успеть заскочить к Библиотекарю.
        В голове все смешалось, как и листы в книге Тома. Стоило успокоиться и впервые за много лет расправить плечи, как целый мир решил рухнуть на них: бабушка, работа, Библиотекарь. Ничего из этого нельзя просто отложить на потом, спрятаться в своей круглой комнате, закинуться убойной дозой снотворного и отключиться. Сейчас кроме меня не справится никто.
        Мысли волчком крутились в голове, пока я внимательно собирала листок за листком. Ирэн порывалась пойти со мной, с трудом отбилась от подруги. Понимаю, она хотела, как лучше. Но не сейчас. Втягивать сюда Ирэн - последний оплот нормальности, человека, который столько меня спасал, нет. Никаких неприятностей для Ирэн, не сейчас.
        Подняла с пола еще одну страничку, последняя глава. Один из парней в драке достает нож, Том не видит угрозы, так как занят двумя другими и…
        Слезы потекли по лицу. Впервые за долгое время я вспомнила, отчетливо вспомнила момент, когда написала эти строки. Всю свою боль, которую длительная терапия и невероятное количество транквилизаторов истончили до крайности, но не стерли из памяти души и тела до конца. Я умоляла забрать у меня эти воспоминания, это разочарование и страх.
        Когда тебе шестнадцать, прийти на бал и не стать Золушкой - настоящая трагедия.
        Сцена 37
        Дом с красивыми коваными воротами, небольшим парком и длинной подъездной дорожкой показался Элли настоящим дворцом. Двери были открыты настежь, играла приятная живая музыка. Это не было похоже на празднование семнадцатилетия, больше на светский раут. Странно, почему Игорь и его родители устроили праздник именно в таком стиле?
        Эля волновалась до дрожи, поднимаясь вверх по невысоким ступеням.
        - Проходите к бассейну, - симпатичная брюнетка в строгом костюме указала на стеклянные двери справа. - Подарки можно положить сюда, - в углу стоял большой стол, заваленный разного размера коробочками и пакетами.
        - Вау, некисло живет Романов, - хохотнула Ирэн, разглядывая обстановку. Её семья тоже была не из простых, но такой роскоши себе не позволяла.
        Эля с грустью посмотрела на стол с подарками и небольшую светлую коробку в своих руках. Она точно затеряется среди этого многообразия. Как же хотелось вручить его самой, улыбнуться и поздравить. Но ничего не поделать, пришлось послушно положить подарок куда сказано и следом за подругой выйти на огромную площадку у бассейна.
        - Ух ты, - сорвалось с губ против воли, когда она разглядывала золотистые огоньки на стоящих по периметру деревьях. Фуршетный стол, огромный танцпол, небольшое возвышение-сцена - все выглядело, как в американском сериале про красивую жизнь. От этого кружилась голова.
        - Да, что-то будет, - усмехнулась Ирэн и приветливо махнула рукой своему парню Владу, высокий худощавый брюнет уже спешил к нам, удивленно глядя на меня. Да, кажется, ему появление чокнутой подружки только что испортило свидание и прекрасный вечер.
        - Привет! Видели, блин? - кивнул на поляну и дернул плечами, в рубашке ему было явно неуютно. - Чего этот павлин рисуется?
        - Кто его знает. Мне кажется, красиво, - подруга коротко обняла парня. - Я даже рада, что тут так необычно. Эля впервые решилась пойти на вечеринку, правда, здорово?
        - Ага, очень, - Влад старался скрыть недовольство, но получалось это из рук вон плохо.
        Элли еле сдержала смешок и поспешила оставить парочку наедине. Её цель проста, забиться в дальний угол и посмотреть, как это бывает. По закону жанра красавец-именинник должен был заглянуть в этот самый темный угол и достать оттуда свою принцессу. О том, что план провальный шестнадцатилетняя девушка пока не имела никакого представления.
        Первая половина вечера прошла в скучноватой обстановке. Музыка, несколько поздравительных слов от родителей Игоря. Все знали, что его мама и папа давно не живут вместе. Валерия Романова оказалась натурой непостоянной и увлекающейся, поэтому, родив мужу двоих детей, умудрилась влюбиться в рок-музыканта и укатить с ним в Европу. Разумеется, последовал развод. Дети благополучно были переданы в руки Остапу Романову, владельцу активно растущего медиахолдинга, характерному и очень жесткому мужчине. К сожалению, слишком занятому, чтобы уделить больше внимания воспитанию сыновей. Игнат Романов, старший брат Игоря и прямой наследник бизнеса отца, два года назад был отправлен заботливым родителем учиться за границу. Что ж, после окончания школы Игоря, совершенно точно, ждет подобный путь…
        - Ну что ж, - Остап Романов в свойственной ему размеренной манере поднялся на сцену. - На этом мы, старые зануды, отправляемся куда подальше. Игорь, еще раз с днем рождения! Надеюсь, взрослая часть праздника понравилась тебе и гостям не меньше. чем та, которую придумал ты. Отдыхайте, отрывайтесь, оставьте от дома хотя бы фундамент! - рассмеялся мужчина и, махнув рукой, спустился со сцену. Куда тут же вытащили диджейский пульт.
        Когда родители и немногочисленные взрослые ушли, Романов-младший, на ходу срывая с себя галстук выскочил на сцену и громко заорал:
        - А теперь, затусим!
        Грянула музыка. Эля же сидела, как громом пораженная, наблюдая, как Игорь хватает за талию и прижимает себе к какую-то кудрявую шатенку с весьма объемной, давно и живописно сформировавшейся грудью, которую та не стеснялась демонстрировать окружающим.
        В горле пересохло. Ирэн очень своевременно подала ей стакан с сидром.
        - Да, вот теперь все самое интересное. Странно, я думала, что сейчас объявят о помолвке, - хохотнула подруга, делая глубокий глоток сидра. На вечеринке из алкоголя стоял только сидр и легкое игристое вино, разумеется, самые ушлые уже притащили пиво и что покрепче. Кто-то, судя по вкусу, подлил в сидр виски. Эля закашлялась, но проглотила немного пьянящей жидкости. Отставила коварный стакан подальше. Нет уж, её и без алкоголя неплохо вставляет.
        Несколько минут играла громкая, бьющая по ушам музыка. Голова разболелась.
        - Ир, я пойду поищу здесь туалет, - шепнула подруге и, получив утвердительный кивок, отошла подальше. Туда, куда принц, поглощенный декольте своей спутницы, и не думал смотреть.
        Сцена 38
        На танцполе бесновались, рядом со столами напивались до поросячьего визга. Эля смотрела на все это с ужасом, прячась в тени древесной кроны. Хотелось уйти, вернуться в свою тихую комнату, выплакать все глаза и уснуть неспокойным сном. Медленная, красивая мелодия. Наконец-то, уши отдохнут от безумного тынц-тынц. Но сердцу успокоиться не дано, снова Игорь обжимается с шатенкой, в наглую кладет руки ей на пятую точку и сжимает. Как в замедленной съемке. Эля сдержала приступ тошноты и вздрогнула, когда пьяный мужской голос раздался совсем рядом.
        - Опачки, Бледная, - второй “братец Ро” стоял рядом и шатался. В его руках был полный бокал приправленного вискарем сидра. Убойная доза даже если выпить половину, в случае с Ромовым этот стакан был явно не первый. - Ты что тут забыла?
        - Меня позвали, я пришла, - спокойно ответила Эля, отодвигаясь.
        - Слушай, либо кто-то сегодня много выпил, - хохотнул и приблизился, распространяя вокруг себя неприятный запах, - или ты даже неплохо выглядишь. Потанцуем, - бесцеремонно схватил за талию и дернул в сторону танцпола. Часть напитка расплескалась на траву.
        - Уйди, - скинула руку и шагнула назад, врезалась спиной в ребристый ствол дерева, - не хочу я с тобой танцевать. Протрезвей сначала!
        - Что? - возмутился Ромов. - Ты ваще концов не знаешь, Бледная? Ты кому отказываешь, чувырло? - он рванулся вперед, схватил её за волосы, больно сжал и дернул назад, заставив поднять на себя лицо. Эля сдавленно вскрикнула, но из-за музыки никто не услышал. - Думаешь, морду намазала и можно выпендриваться? Как была психованной, так и осталась!
        Девушка дернулась, испытав только новый приступ боли. В следующую секунду ей на лицо полилась сладкая вонючая жидкость.
        - Это смоет с тебя самомнение. Нечего мазаться, сучка. Выпьешь заодно.
        Когда стакан опустел, Ромов грубо толкнул задыхающуюся девушку на траву и, плюнув в её сторону, ушел. Видимо, на поиски новой жертвы.
        Эля чувствовала себя разбитой, уничтоженной. Плакала, размазывая по лицу остатки косметики. Кожа быстро стала липкой, в таком виде возвращаться туда, где хорошее освещение и много людей было нельзя. Пришлось отправиться на поиски туалета. Смыть с себя эту грязь и поехать домой, подальше отсюда.
        Это не её мир. Здесь все чужое: жестокое, отвратительно приторное и мерзкое. Если Игорю так нравится, значит, она в нем ошиблась. А ему совершенно точно нравилось. Пока Эля, глотая слезы, бежала в дом, то не удержалась и посмотрела на Игоря. Взгляд привычно нашел его в толпе. Стало больнее в разы. Он целовал это недоразумение. По-настоящему целовал и ласкал её спину руками. Девушка явно не была против…
        Сцена 39
        Я нашла все листы. Разложила один за одним и до сих пор не могла успокоиться. Только уборка помогала выдержать натиск воспоминаний. Вот уже и кровати приведены в порядок, вещи убраны в шкаф и комод, книги расставлены по порядку.
        Рухнула на свою кровать и шумно вдохнула знакомый с детства аромат родного дома: сухая трава, старое дерево и немного влажности. Как же давно я его не ощущала, в груди щемило и в тоже время по телу разливалось приятное тепло. Дом.
        Удивительно, но здесь всегда пахнет особенным образом. Ты не перепутаешь этот запах ни с каким другим, только он будет в тебе забытое во время странствий тепло и позволяет утихнуть боли, к которой за много лет привык и принимаешь как данность.
        “Интересно, если я сейчас прочитаю книгу, Том придет?” - рука сама потянулась к папке. Предостережения Пуаро из головы, как ветром сдуло. Будь, что будет. Я хочу его увидеть, хотя бы для того, чтобы попытаться найти некогда любимые черты.
        Понять, почему не узнала его раньше.
        Глава 14
        Сцена 40
        Она вбежала в дом, с непривычки споткнулась на каблуках. Скинула туфли к чертовой матери и продолжила поиски туалета босиком. Бежать по мягким коврам было приятно. Эля отмахнулась от официантов, которые предложили помощь. Сама разберется. Пусть никто не трогает, не прикасается к ней больше и не смотрит на заплаканное лицо.
        Эля услышала голоса и замерла рядом с неприметной дверью. Да, наверное, это и есть дамская комната, где сейчас вовсю сплетничают девчонки. Что ж, самое время добавить им тем для разговора. Решительно схватилась за ручку, толкнула дверь и вошла внутрь.
        Это не туалет. Голоса принадлежали не людям. В одно мгновение на девушку обрушился поток звуков, раздирающий барабанные перепонки. Снова. Приступы вернулись. От резкого звукового удара она пошатнулась, отступила назад и стукнулась спиной о резную поверхность двери, ручка врезалась в поясницу. Библиотека. Огромная. С тысячами книг от пола до потолка. Такое Элли видела только в кино и никогда не хотела бы увидеть в реальности.
        Тело обмякло и перестало слушаться, Она будто растворялась в этой какофонии голосов, превращаясь в безвольную куклу. Колени подкосились, девушка медленно сползла на пол. Нужно открыть дверь, выбежать в коридор и все закончится, но сил нет даже на то, чтобы подняться. Этот вечер выпил её до дна, вымотал и теперь решил поставить красивую точку в уничтожении Элли Малкиной.
        “Кричи-не кричи, девочка, тебе никто не поможет,” - зацепилась на чье-то злобное шипение. Почему все так любят детективы?
        Крик. Подсказка. Руководство к действию. Из последних сил набрала в рот воздуха, расширила легкие на максимум так, что стало больно. Крик, громкий и пронзительный разнесся по коридорам дома. Последнее, что она слышала, проваливаясь в темноту, это топот в коридоре. Кто-то услышал, они бегут сюда.
        Сознание вспыхивало огнем несколько раз.
        - Что с ней? Вызовите скорую, - звонкий женский голос.
        Снова темнота. Чьи-то руки несут её, это точно не скорая.
        - Малкина, твою мать, что же с тобой происходит? Что ты вообще здесь делаешь сегодня? - тихий, напряженный шепот. Легкий запах алкоголя. Приятное тепло. Да, сегодня Золушка все-таки оказалась на руках у принца, пусть и таким странным образом.
        Темнота. В следующий раз сознание вернулось в знакомой до слез белой палате. Что ж, у нее уже должен быть абонемент и персональные тапочки. Знакомый доктор сидел напротив и что-то записывал.
        Добро пожаловать в свой мир, Элли. В чужой больше не суйся, он не для тебя! Да и как вернуться? Как посмотреть в глаза Игорю и одноклассникам? Она сорвала праздник. Пойти туда было ошибкой. На что рассчитывала? На романтичную сказку? В итоге лишь стыд, страх и размазанная по липкому лицу косметика. Такой увидел Золушку прекрасный принц, рассчитывать на руку и сердце не пришлось. Да после такого он с ней и на улице не поздоровается!
        Полгода Эля провела за закрытыми дверями диспансера под наблюдением врачей. Много транквилизаторов и терапии. Доктор помог привести голову в порядок, избавиться от раздражающих сознание чувств и навсегда поставить точку в книге, убивающей её любовь.
        В школу Эля так и не вернулась. Сдала выпускные экстерном в другом месте и поступила в иняз вместе с Ирэн.
        Об этой неудавшейся вечеринке больше не вспоминали.
        Сцена 41
        Переезжать от Ирэн я пока не спешила, вот бабушку выпишут и соберу вещи. Отсюда до больницы всего пять остановок на автобусе. Я лежала на кровати в своей круглой комнате и медленно листала забытый рассказ. Романом это назвать у меня не поворачивался язык, да и сколько нибудь художественным произведением тоже. Детский лепет с кучей ошибок, зато очень искренний и светлый. В паре мест я даже ностальгически улыбнулась и посмотрела на мольберт, там на новом холсте был закреплен карандашный портрет Тома. Будет время нарисую маслом.
        - Том, - тихо позвала вслух.
        - Ты нашла? - счастливый голос заставил подскочить на кровати. Он материализовался сразу. Вот, стоит напротив и смотрит на меня, бездумно перелистывающую страницы. Дочитала.
        - Да. Нашла, - я поднялась с кровати. - Встань ровно, - скомандовала. Парень удивленно вытянулся по струнке. Во взгляде непонимание и даже испуг. А ты думал, я на занятиях с Библиотекарем ворон ловлю? Мысль, что Созданий надо учиться подчинять мой наставник вбил мне молотком, да и сами герои произведений в этом вопросе не отставали. То ножку стула сломают, то попытаются схватить и куда-то утащить. Глаз да глаз. Правда, с человекоподобными Созданиями я пока не сталкивалась.
        - Я пошевелиться не могу, - с трудом прокомментировал свой испуг парень.
        - Прости, ты можешь шевелиться. Но стой спокойно, - такой реакции я не ожидала. Вот прям так? Слово-закон? Бред какой-то. Почему тогда истребили все Говорящих, если они были настолько сильны. Где-то тут точно есть подводный булыжник, о который мне предстоит еще ударить любимый мизинчик. Может, дело в том, что Тома создала я? Какая-нибудь особая связь? Нужно задать этот вопрос Библиотекарю.
        - Хорошо, смотри сколько хочешь, - пожал плечами и улыбнулся. Я не удержалась и ответила тем же, растворяясь в окутавшем меня тепле. Интересно, если прикажу меня поцеловать он…? Выкинула из головы эту мысль. Нет, Элли, ты - взрослый человек. Что за дурачества?
        Обошла его со всех сторон, всматривалась в телосложение и пыталась найти черты того парня, в которого когда-то была без памяти влюблена. Сказать по правде, их почти не было. Да, комплекция примерно такая же и цвет волос, но черты лица более ровные, нос аккуратный, скулы не такие острые. Глаза намного темнее. Игорь всегда коротко стригся и одевался с иголочка, а Том лохматый и в прикиде попроще. Взгляд зацепился за левое запястье и сердце дрогнуло. Вот оно. То, что я упустила, чего не заметила.
        Коснулась его руки, заметила, как Том зажмурился от удовольствия. Я тоже чувствовала это. Пульсацию, ласкающую кожу ладони. Подняла его руку повыше, разглядывая кожаный браслет. Мой подарок, что прятался в той самой маленькой коробочке. Помню, как выбирала его на сайте, оформляла предзаказ и бегала на почту под проливным дождем. Широкая кожаная основа, сверху несколько сплетенных ремешков и железные колечки с этническими узорами. Эксклюзив, авторский проект, такие никогда не повторяются дважды. Много лет назад, на одном из сайтов я увидела этот необычный модный аксессуар и подумала, что подарить нечто подобное Игорю будет правильно. Хотя бы на память.
        - Что ты делаешь? - Том несколько минут молча наблюдал, как я глажу пальцами теплую кожаную поверхность браслета.
        - Вспоминаю, - сглотнула горечь. - Ты уже знаешь? О том, кто я такая?
        - Да. Кажется, всегда знал, только сформулировать почему-то не мог. Сказать этого не мог, пока ты сама не узнаешь, - свободной рукой убрал с лица прядь волос. Медленно провел пальцами по подбородку и заставил поднять на себя взгляд. - Я всегда знал, что ты больше, чем Говорящая. Ты- моё всё. Мой автор.
        Мне больше не нужно было желать, только тонуть в карем взгляде. Теряя себя, я подалась навстречу его губам. Не знаю, каково это целовать живого человека. Но точно знаю, что значит прикасаться к мягким прохладным губам Создания, чувствовать нежной кожей дразнящие, обжигающие вспышки раз за разом. Они кусали и согревали одновременно, распаляя еще сильнее. Хотелось пить эти чувства, как чистую энергию, позволить ей наполнить себя до краев и раствориться. Сделать Тома реальным, сделать своим.
        От моих прикосновений он на несколько мгновений становился почти реальным, осязаемым. Скрипнула кровать под моим телом. Том приземлился на неё невесомо мягко и навис надо мной, обжигая поцелуями шею.
        - Стой! - кто-то должен был остановить это безумие. Голос Пуаро в моей голове и наставления Библиотекаря сделали свое дело. - Приказываю, стоять! Не шевелиться, - крикнула не своим голосом. Хорошо, что Ирэн еще не вернулась.
        Том послушно, как робот, поднялся и замер на месте. Руки по швам.
        - Прости, - встала и провела ладонью по его озадаченному и расстроенному лицу. Кажется, от своего прототипа он еще кое-что унаследовал, скорость в охмурении девушек. - Мы должны вести себя сдержанно. То, что произошло, неправильно, - отчитывала его, как учительница. - Ты Создание из другого мира, мы не должны, - говорила и не верила себе. - В общем, пообещай мне больше так не делать и я тебя отпущу, ок? Можешь говорить, - вспомнила, что и губы скорее всего подчинены приказу “не шевелиться”. Этот запрет пришлось снять.
        - Хорошо, - хитрая улыбка, - но если ты попросишь, не откажусь.
        - Том, прекрати, - тряхнула головой, отгоняя воспоминания. - Нам нужно сосредоточиться на поиске Игоря и амулета. Если ты забыл, за мной все еще гоняется Ирвин. Когда он появится в следующий раз, мы не знаем.
        - Я понял, освободи. Пожалуйста, - умоляющий взгляд.
        - Отлично. Свободен. А теперь рассказывай, что мы будем делать, когда найдем прототип. Как ты сможешь в него вселиться?
        - Процесс слияния совершенно безболезненный. Я просто касаюсь его тени и, проникая внутрь, соединяюсь с сознанием. Дальше все зависит от многих факторов: насколько мы похожи, сила его воли и характера, сможем ли договориться полюбовно или придется вырывать власть силой, - пожал плечами Том.
        От мысли про вырывать силой перед моим лицом сразу возникла сцена корчащегося на полу в адских муках человека. Нет, обещали безболезненно, надо верить. Хотя бы попытаться.
        - Хорошо. Завтра я попробую нарисовать тебя правильно и сделать материальным, хотя бы на таком уровне. И начну поиски прототипа, - деловито ответила, прикидывая, как же все успеть.
        - Отлично. Устала? Хочешь немного спокойствия? - призывно пошевелил пальцами.
        - Ты вьешь из меня веревки, - рассмеялась я и завалилась на кровать. - Только чур не приставать!
        - Все будет зависеть от твоих желаний, - прошептал он, укладывая мою голову к себе на колени.
        Сцена 42
        Кокон накрыл внезапно и на секунду девушка потеряла способность дышать, схватилась за горло и рухнула на колени. Воздух вернулся вместе с сильной рукой, которая с силой схватила ее за плечо и помогла подняться.
        - Что происходит?
        - Вы о чем, господин? - непонимающий взгляд в черные, как ночь, глаза.
        - Эта скотина, Том. Он стал сильнее. Что произошло? - рыкнул мужчина. - Вы следите за девчонкой?
        - Да, она учится. Ходит к Библиотекарю, но мы так и не смогли попасть внутрь. Он слишком осторожен и почти не выходит. Нужно, чтобы кто-то открыл вход изнутри, призвал кого-то из нас в зал собраний. Только так мы доберемся до него, - спокойно отозвалась девушка. Наконец-то отдышалась, теперь воздуха хватало. - Вы что-то нашли при обыске дома?
        - Нет, ничего. Скажи Ирвину, пусть будет начеку, но ничего не предпринимает. Девчонка должна научиться призывать людей, а не только козлят. Не спугните её, - спокойное наставление.
        - Стойте! - подбежала и схватила за руку, прижалась руками к изящной худощавой кисти. - Уже уходите, мой господин? Прошу вас, еще мгновение.
        - Ты бесполезна. Не хочу тратить на тебя силы. Работай, ищи амулет и не спуская глаз с девчонки! - оттолкнул и растворился вместе со своей пьянящей разум энергией.
        Глава 15
        Сцена 43
        - Ничего себе расценки, - жуя бутерброд, я увлеченно читала прайс сиделки, который только что скинула мне на почту Ирэн. Услуги были далеко не дешевыми. - Я лучше сама с бабушкой посижу.
        - Ага, - хмыкнула подруга. - В больнице, где куча народа читает книги и даже есть своя библиотека? Жди приступа.
        - Не будет никакого приступа. Я научилась это контролировать, - прозвучало так гордо, аж сама себя испугалась и тут же сникла. Да, научилась контролировать козлят, призраков и остальную флору с фауной. Но что делать, если кто-то из обитателей больницы окажется фанатом Ирвина?
        - Совсем? Я могу раскидывать книги по всему дому? Наконец-то, - захлопала в ладоши Ирэн, сверля меня проницательным взглядом. Приступ счастья был криво наигранным. - Помнишь, что случилось, когда мы в последний раз подумали, что приступов больше не будет?
        - Да, - последние дни освежили этот момент в памяти на все сто. Сделала небольшой глоток чая. - Ты права, нужно искать другой вариант. Жизнь бабушки не должна зависеть от того, решу я в очередной раз сойти с ума или нет. Тогда мне нужна постоянная, стабильная работа. Сама знаешь, заказы то есть, то нет. J Electronics пока молчит по поводу постоянки.
        - Угу, - закусила губу. Дураку понятно, что в ее неугомонной голове тут же начали прокручиваться варианты решения проблемы. - Прости, пока никаких идей. К нам тебе нельзя, больше ничего даже мельком не проскальзывало. Поспрашиваю у знакомых, может, что-то и выгорит.
        - Спасибо. Кстати, - глупая идея, но почему бы не рискнуть. - А ты не знаешь, случайно, как поживает Романов? Помнишь, Игорь из нашего класса?
        Подруга странно дернулась и медленно опустила чашку на блюдце. В темных глазах удивление, уголок губ приподнялся то ли в ухмылке, то ли просто дернулся от нервного тика. Интересная реакция.
        - Понятия не имею. К чему вопрос? - между красивых темных бровей появилась морщинка.
        - Да так. Вспомнила срыв. Вспомнила его. Почему-то стало интересно, как дела у этого мажора, - пожала плечами. Это уже любопытно, неужели лучшая подруга что-то от меня скрывает?
        - И все? Просто так вспомнила про Романова?
        Ирэн не верила ни одному моему слову, я чувствовала это кожей и понимала свою ошибку. Зачем спрашивать подругу, если есть гугл? В крайнем случае, порыться в социальных сетях. Нет, Эля, тебе непременно нужно было ляпнуть глупость.
        - Только не говори, что встретилась с ним где-то, - пристальный взгляд. Ирэн решила меня расколоть и теперь не отступится.
        - Нет, просто вспомнила. Без задней мысли. Ир, ты чего напряглась? - нарочито небрежно засунула в рот остатки бутерброда и с энтузиазмом принялась пережевывать. Когда я ем, я глух и нем. Отличная отмазка, если нужно немного потянуть время, чтобы придумать достойный ответ. Но никаких вопросов больше не было.
        - Ничего. Мне на работу пора, - подруга вскочила со стула, как будто на кнопку села. Кажется, попалась не только я. Завалить её вопросами сейчас или подождать до вечера? Лучше до вечера, через час меня ждет Библиотекарь, не хватало еще опоздать на занятие.
        Допросить Ирэн я смогу чуть позже, либо доберусь до самого Романова и получу ответы на все вопросы.
        Сцена 44
        “Как-то быстро ты нашелся, Игорь Романов,” - думала я, разглядывая повзрослевшую фотографию одноклассника на официальном сайте медиахолдинга его отца. Значит, ему доверили руководство всеми интернет-СМИ, принадлежащими компании. Круто. Вот только как добраться до топ-менеджера? Позвонить секретарю? Назначить встречу? Последние новости на сайте гласили, что холдинг планирует выход на европейский рынок. Может случиться так, что Игорь сейчас не в России и вернется нескоро.
        - Эй! Под ноги смотри! - прикрикнул Тарго, за которого я чуть не запнулась. - Вылези из телефона, девчонка, - продолжал ворчать он, привычно запирая дверь книжной лавки на все замки. - Эта ваша зависимость мешает концентрации, не знала что ли? - не унимался он.
        - Да хватит уже ворчать. Замолчи! - раздраженно прикрикнула на него и приготовилась выслушать в свой адрес новую порцию брюзжания, но в ответ услышала лишь тишину.
        Подняла взгляд от телефона. Тарго хватал ртом воздух, захлебываясь собственной гневной тирадой. На его сморщенной чуть зеленоватой коже выступили капельки пота, кривой нос покраснел, глаза заслезились. То ли гоблин, то ли гном был вне себя от бешенства.
        - Молодец, Элли! - радостно прогремел голос Библиотекаря за моей спиной. - Отличная команда, ты заставила Тарго слушаться. Значит, с Созданиями не должно быть проблем. Твоя сила растет.
        - Что? - я с ужасом взирала на Тарго и не понимала, о чем речь. Он же не Создание. Гномо-гоблин вполне осязаем, на сто процентов реален.
        - Тарго - важная персона. Он наш проводник по миру Золотых нитей. После утраты амулета только ему под силу открыт вход и увести нас туда, равно как и вернуть обратно. Подчинить Тарго, значит, доказать, что у тебя достаточно сил для путешествия.
        Кажется, мое сердце только что выросло, стало огромным и заполнило меня изнутри. Каждый удар отражался сразу в всем теле. Значит, при помощи Тарго я могу попасть в мир Тома? Смогу узнать, что там происходит на самом деле?
        - Тарго, можешь говорить, - тихо сняла запрет. Я готова была расцеловать этого уродливого гнома за одну только возможность попасть в другой мир.
        - Даже не думай, - Библиотекарь все прочел по моему лицу. - Необученной Говорящей там делать нечего. Пойдешь, когда будешь готова. Сегодня у тебя овеществление персонажей-людей. Будем тренироваться, это сложно. Иди за мной!
        Сцена 45
        - Ты издеваешься? Что с твоей головой сегодня? - лютовал Библиотекарь, широкими шагами расхаживая вокруг стола. Сложил руки на груди, серый взгляд метал молнии. - Соберись, наконец. Ты должна это освоить.
        - Не могу, - выдохнула и выбросила в урну шестнадцатый рисунок. Мысли крутились вокруг Игоря Романова, поиска работы и бабушки. Героям старых книг просто не хватало места в моей и без того заполненной голове.
        - Вы не ищите помощника в магазин? - задала вопрос невпопад. - Мне очень нужна работа.
        - Не ищу, с этого дела особенно не проживешь, - отрезал Библиотекарь. - А тебе учиться надо, иначе любая твоя работа закончится как только один из коллег принесет в офис книгу, - изо всех сил хлопнул ладонью по столу. Я подпрыгнула на “папином стуле“ и виновато посмотрела на мужчину. Он прав.
        - Хорошо, попробуем еще раз, - устало выдохнула и пододвинула к себе чистый листок.
        - Хватит на сегодня. От тебя никакого толка, всю силу на Тарго израсходовала, наверное, - махнул на меня рукой Библиотекарь, ему, кажется, было неловко за вспышку гнева. - Если есть какие-то вопросы, задавай или иди домой.
        - Есть. Один. Говорящие могут писать книги? - машинально начала штриховать лист.
        - Это строжайше запрещено. Говорящие не должны писать книги.
        Щух. Карандаш соскочил с листа и черкнул ровную грифельную линию на столешнице. Что значит не должны писать книги? Библиотекарь снисходительно кивнул в ответ на мой изумленный взгляд.
        - Создания, вышедший из-под пера говорящих слишком тесно связаны со своими, если так можно выразиться, родителями. Выполняют любую прихоть, слушаются беспрекословно. Они становятся зависимыми от нас целиком и полностью, Говорящий в этом случае становится фактически живым богом для своего Создания. Зато власть других Говорящих над ним ослабевает и после смерти автора Создание становится бесконтрольным.
        - Такое уже случалось? - нет, ну не сказки же он мне тут на ночь рассказывает, не древние мифы. По напряженному лицу и сжатым губам понятно, Библиотекарь знает больше, чем говорит.
        - Было несколько случаев. Давно, - отрезал мужчина. - О большем расскажу, когда доучишься. Нечего голову забивать ерундой или решила книгу написать?
        “Я её уже написала,” - ответила мысленно. К счастью, Говорящие читать мысли не умели.
        А мне было над чем подумать. Значит, Том - это мина замедленного действия. Пока я жива, он послушный и пушистый, если со мной что-то случится - бесконтрольное Создание, которое может бог знает что вытворить. Отбросила дурацкую мысль, если бы парень захотел избавиться от меня, то позволил бы умереть. У него была такая возможность.
        Подпитаться силой, заставить меня дописать книгу и потом убить? Нет. Потерла виски руками. Он не может или?
        Сцена 45
        Сегодня бабушка чувствовала себя намного лучше, цвет кожи стал больше похож на человеческий. Вставать ей пока не разрешали, но она воспринимала ситуацию с оптимизмом, да и Ольга Михайловна, сиделка, которую нашла Ирэн и оплатила на неделю, оказалась приятной собеседницей.
        - Кажется, умирать ты передумала? - улыбнулась я в ответ на приветствие.
        - Может и передумала, - загадочно ответила бабушка. - Ты была дома? Там все в порядке?
        - Да, все хорошо. Вчера навела там порядок, как только выпишешься перееду на совсем. Так что выздоравливай скорее, - пришлось спрятать беспокойство за напускной веселостью. Рассказывать больной бабушке о взломе не стала, тем более, что ничего ценного не пропало. Бандиты ни золото в шкатулке не тронули, ни спрятанные в дальний угол шкафа деньги на черный день, которые хранились по старинке в старом носке.
        - Хорошо, буду стараться. Теперь у меня есть повод вернуться.
        - Кстати, бабуль, я нашла там старые листы с рассказом. Это же мой, да? Который я в школе писала, - задала вопрос как бы невзначай.
        - Да, нашла а ящиках несколько месяцев назад. Очень по тебе скучала, вот и перечитывала по кругу. Вспоминала, - на секунду мне показалось, что бабушка сейчас расплачется. - Грустно тебе было, беспросветно как-то.
        - Что было, то прошло. Спасибо, бабуль, - сжала пальцами её морщинистую ладонь. - Спасибо. Ты даже не представляешь, как я благодарна за то, что помнила про меня все это время и читала рассказ.
        - Ты же моя единственная внучка, - накрыла мою руку своей. - А значит, самая лучшая в целом мире. Только жалко, что история не дописана. Интересно, что дальше стало с этим мальчиком?
        - Мне тоже интересно. Думаю, совсем скоро я об этом узнаю.
        Сцена 46
        По дороге домой в дребезжащем трамвае меня настиг телефонный звонок. Незнакомый номер. С радостью приняла вызов, возможно, новый заказчик. Было бы неплохо сейчас подзаработать.
        - Элли, добрый вечер! - пропел на том конце приятный женский голос. Где я его слышала?
        Мое напряженное приветствие встретили тихим смешком.
        - Ты меня не узнала, да? Это Эльза, дочь Библиотекаря, - девушка даже по телефону излучала доброжелательность. - Отец за ужином упомянул, что тебе нужна работа. Шеф как раз хочет нанять мне помощницу, попробуешь? Деньги не очень большие, зато стабильные.
        - Да, - от такой свалившейся на голову удачи я чуть дар речи не потеряла. Неужели рассказы о том, что мечты сбываются не пустые сказки? Ладно, Эля, не обольщайся, ты даже функций не знаешь. Может, еще не пройдешь. - Конечно, да. Что нужно делать?
        - Давай завтра вечером встретимся, все расскажу. Ты же переводчик? Я тебя загуглила, отзывы неплохие.
        - Все верно, переводчик. В основном технический, работаю с документами. Навык синхронного перевода так себе, сразу предупреждаю, - лучше обо всех слабых местах сообщить заранее и, в случае чего, не тратить вечер на встречу с призрачной фортуной.
        - То, что нужно. Завтра наберу тебя после обеда. Пока-пока.
        Глава 16
        Сцена 47
        - Значит, с переводом ты знакома. Это основной критерий, - элегантная блондинка сидела напротив в расслабленной позе, которую отчего-то хотелось написать в масле. Летящая ткань блузки, положение рук, игра света и тени на лице и шее, улыбка на ровно подведенных губах. - Что-нибудь знаешь о бумагах, переписке и планировании времени руководителя?
        - Нет, - все-таки зря пришла. Эля была отчего-то уверена, что работает эта особа в какой-то очень крутой корпорации, куда просто так никого не берут. Да и озвученная зарплата, которую девушка вчера окрестила “скромной”, была выше средней по городу.
        - Ладно, это и не главное. Дело в том, что наша компания сейчас выходит на международный уровень. Шеф, чтобы не напрягать отдел переводов оперативной корреспонденцией, организацией встреч и бронированием зарубежных гостиниц, хочет посадить в приемную человека, способного взять на себя эти обязанности. То есть работать нужно быстро, внимательно и профессионально. Остальным формальностям за пару дней тебя обучу, можешь не волноваться. Мой английский оставляет желать лучшего, так что - надежда на тебя, - подмигнула красивым серым глазом с длиннющими ресницами. - Справишься?
        - Не знаю, - звучало слабо сказать страшновато. Высокий уровень ответственности, оперативность, да я никогда в офисе-то не работала. Нервничая, начала комкать салфетку и совсем скоро передо мной образовалась куча некрасивых огрызков.
        - И еще, важный момент. Тебе придется сменить стиль. Есть офисные вещи? Юбки, блузки, официальные платья?
        - Нет, со школы ничего подобного не носила, - мысленно прикинула, можно ли взять что-то у Ирэн. Вряд ли. Разница между тощенькой мной и фигуристой подругой была слишком очевидной. Придется разориться на новый гардероб? Нереально.
        - Но попробовать хочешь? - Эльза сдаваться не собиралась и явно поставила себе цель затащить меня на работу, как бы я не отнекивалась. - Тебе очень пойдет. А если еще и брови подкрасить, будешь вообще красотка, - оценивающий взгляд на лицо. - Немного косметики. Хм.
        - Хочу, - сорвалось с языка прежде, чем я осознала, что именно несу. Опять, как много лет назад, буду наводить марафет. Однажды это уже закончилось кошмаром. Пальцы дрогнули от накативших воспоминаний. Но нельзя же вечно бояться и прятаться. Нельзя. Даже в самом надежном укрытии неприятности рано или поздно найдут меня и заставят шевелиться. Нет, они уже меня нашли.
        Лучшая защита - нападение. Пусть сейчас мое нападение выглядит как щенячий писк, но когда-нибудь я обрету голос и зарычу по-настоящему. Верю в этом.
        - Отлично. Тогда идем со мной. Сначала брови, - подняла вверх руку с идеально тонким запястьем и позвала официанта.
        - Что? - я аж поперхнулась чаем. - Прямо сейчас?
        - Да! А завтра утром придешь ко мне, что-нибудь из одежды подберем, накрасимся и вместе поедем. Так будет удобнее, сразу представлю тебя директору во всей красе. Увидишь, он челюсть с пола подбирать будет от того, какая ты красавица!
        Сцена 48
        - Нет, у неё золотые руки! - Эльза радовалась как ребенок, разглядывая художественное творчество на моем лице. Её подруга Вера постаралась вчера вечером на славу, делая мне татуаж бровей. Получилось красиво, почти натурально, очень ровно и совершенно бесплатно. Сказала, что мой пример очень яркий, его можно использовать в портфолио. Ну и по дружбе, разумеется.
        Даже если сегодня меня не возьмут на работу, уже не зря ввязалась в эту историю. Вечером полчаса крутилась перед зеркалом, разглядывая собственное отражение. Неужели это я? Почему раньше мне и в голову не приходило сделать что-то подобное. Добавить брови и почти красотка.
        - Согласна. Слушай, а как это надевается? - я путалась в черной шифоновой юбке с запахом. Длинные широкие хвосты, которые полагалось закрутить вокруг талии, вгоняли меня в панику.
        - Посмотри, петелька, - девушка тут же пришла на помощь, мигом отыскала коварную петлю и просунула в неё один из хвостов. - Теперь закручиваем, правильно. Сейчас другой хвост. И впереди завязываем в красивый бант.
        - Ух ты, - впервые за долгое время я чувствовало себя девушкой, настоящей, крутящейся перед зеркалом в красивом наряде. Мы с Эльзой были одного размера. Блузка цвета слоновой кости сидела идеально, юбка до колена не открывала ничего лишнего, зато легкая ткань красиво струилась по ногам. В ней у меня даже появились вполне женственные бедра, раньше не находила.
        - Точно, сейчас я тебя подкрашу и вперед. Покорять сердце моего босса.
        - Эй, только не слишком усердствуй. Не хочу перестараться, - рассмеялась, представив сурового мужчину средних лет в прямоугольных очках, который замирает с открытым ртом стоит мне войти в кабинет. Бред. Однажды о таком я уже мечтала, дело кончилось плохо.
        Надо быть реалисткой, Элли, реалисткой. Даже если умеешь говорить с выдуманными персонажами, ты все еще живешь в реальном мире среди реальных людей, где тебе нужно зарабатывать реальные деньги и не отвлекаться на ерунду. Мечтать о любви с первого взгляда можно было в пятнадцать, теперь уже поздно.
        Наше женское веселье прервал звонок в дверь.
        - Лева приехал! Это мой парень. Он нас отвезет в офис, ему по пути, - кратко объяснила девушка и побежала к двери, оставив меня один на один с собственным отражением в зеркале.
        Это точно не волшебство? На меня смотрела красивая незнакомка: длинная светлая коса лежала на плече, огромные голубые глаза смотрели изумленно, как будто я ее чем-то напугала. Бледность кожи теперь не выглядела болезненной, Эльза поколдовала немного с кисточками и, бах, вот она я. Или не я?
        “Вот бы Том меня такой увидел,” - проскользнула в голову мысль. Как только просочилась? Нет, звать парня нельзя. Может быть, вечером.
        - Доброе утро, - послышался насыщенный низкий мужской голос. В комнату вошел гладко выбритый высокий мужчина с отросшими до плеч медно-рыжими волосами: цвет мечты миллионов женщин, природой подаренный этому человеку. Удивительно. Прямоугольные очки блеснули в лучах заглянувшего в комнату солнца. Взгляд был холодный и спокойный, несмотря на вежливую улыбку.
        - Лева, - сияющая Эльза вошла следом и с нежностью посмотрела на своего спутника, он ответил ей тем же. С карих глаз мужчины мгновенно сошла корочка льда, вокруг собрались мелкие морщинки. - Это Эля. Ученица моего отца. Надеюсь, сегодня все получится и она станет моей коллегой по работе.
        - Очень приятно, - я искренне улыбнулась человеку, который имел счастье в первый раз увидеть меня красивой, а не бледной испуганной поганкой.
        - Значит, учишься у Генриха? Интересно. Впервые на моей памяти он взял ученика. Почему? - под его прохладным взглядом стало неуютно. Видимо, у Эльзы здесь вип-абонемент на тепло и хорошее отношение. Или просто я подозрительная? Лев ждал ответа.
        - Лев, прекрати, - красивая ладошка коснулась его плеча. - Ты не на работе. Эля одна из Говорящих. Сам знаешь, какая у них сейчас ситуация.
        - Да, знаю. Только много лет твой отец и думать не хотел про учеников, а сейчас взялся учить, - казалось, он видит меня насквозь. Если бы этот человек работал дознавателем, я раскололась бы от одного взгляда. - Мы думали, история Говорящих закончится вместе с ним.
        - Не закончится. Пока существует Мир золотых нитей, история Говорящих не может закончится, - я с трудом узнавала свой звенящий, напряженный голос. - Если Создания найдут амулет, люди не будут в безопасности.
        - Не мели чушь, Амулет утерян много лет назад. Скорее всего уничтожен вместе с последним Хранителем, - Лев как будто был слегка раздражен. - Эльза, я должен доложить об этом?
        - Нет, - голос девушки звучал испуганно, она с силой сжимала плечо мужчины и, кажется, сама была не рада тому, что проговорилась про учительство отца. - Я не думала, что это так важно. Давай пока не будем нагнетать, хорошо? Это не твоя работа. Лучше, - внезапно на губах заиграла коварная улыбка. Эльза протянула вторую руку, с силой ущипнула его за плечо и рассмеялась. - Лучше бороду отрасти! Тебе пойдет.
        - Обойдешься, - схватил её за руку быстро, отточенным движением, но очень мягко и нежно. - Хорошо. Прости, - внезапно перевел взгляд на меня, - я не должен был так в штыки воспринимать. Сегодня был трудная ночь, никак не выйду из рабочего режима.
        - Ничего страшного, - успокоила его, но сама сделала вывод - держаться от этого человека стоит подальше. - Эльза, нам не пора?
        - Ой, точно! Опаздываем!
        Сцена 49
        Лев зачем-то решил проводить нас до входа. Хотя понятно зачем. Он мягко придерживал Эльзу за локоть, когда та осторожно поднималась вверх по лестнице на высоких каблуках. Один раз чуть не споткнулась, но мужчина удержал. Я расслышала нежное:
        - Осторожно, Эль. Иначе придется нести тебя на руках, - воспользовался моментом и коротко поцеловал девушку в висок.
        У меня спутника не было - это плохая новость, хорошая - высоких каблуков не было тоже. Эльза, предчувствуя мою неспособность ходить в чем-то выше классических “трех пальцев” выдала именно такие туфли. Устойчивые и мягкие. Мы долго смеялись, что у нас даже ноги одного размера. Забавные совпадения. Сейчас со спины нас, уверена, можно было легко перепутать. Разве что длинная коса выдавала меня с головой.
        Подождала пару минут, пока парочка, наконец, расстанется у дверей. Забавно. Очень интересно наблюдать, как изменяется мужчина рядом с любимой женщиной. Полчаса назад он холодно допрашивал меня и был похож на настоящего хищника, что вот-вот бросится на дичь. Сейчас же мурлыкал котёнком, обнимая тонкую талию Эльзы, смотрел влюбленным взглядом и, кажется, не замечал ничего вокруг. Отдать должное, его спутница выглядела так же.
        - Мы точно не опаздываем? - пришлось вмешаться. На часах без десяти девять, всего ничего до начала рабочего дня.
        - Я пошла, - коротко поцеловала мужчину в щеку, - расти бороду!
        - Не дождешься, - хитрая, но теплая улыбка. Быстро поцеловал её запястье и, кивнув мне на прощанье, отправился к припаркованному у входа автомобилю.
        Сцена 50
        Моя интуиция спала всю жизнь и вдруг решила проснуться в самый неподходящий момент. Когда мы вышли на шестнадцатом этаже, я заподозрила что-то неладное или наоборот? Это была удача! Та самая, мифическая, которая сваливается на голову второй раз за два дня. Со стены лифтового холла на меня смотрел огромного размера логотип медиахолдинга CFL, который я имела удовольствие наблюдать вчера на официальном сайте рядом с фотографией Игоря Романова.
        - Эльза, - тихо поинтересовалась я, когда мы шли по длинному коридору с кучей дверей и комнат с прозрачными стенами. - А как, говоришь, зовут твоего босса? - почему мне раньше не пришло в голову спросить ни о названии компании, ни об имени потенциального руководителя.
        - Романов Игорь Остапович. У нас в компании принято на вы по имени, без отчества, - тут же проинструктировала меня девушка.
        Я замерла на месте, как вкопанная. Жизнь решила пошутить надо мной дважды? Второй раз навела марафет, и второй раз иду к нему. Сердце сбилось с ритма. Удача это или проклятье? Сейчас я в шаге от прототипа, у меня есть шанс встретиться с ним. Но он совершенно точно не возьмет меня на работу. Если только…
        “Том! Ты мне срочно нужен! Приготовься материализоваться, когда дам команду! Я нашла прототип…Том, ты меня слышишь?”
        Глава 17
        Сцена 51
        Хорошо, что юбка была достаточно длинная. Никто из проходящих мимо людей не видел, как у меня дрожат колени. С руками сложнее, их спрятать некуда, даже карманов нет. Пытаясь хоть как-то отвлечься, стала осматриваться по сторонам. Сколько же людей работает в этой компании? За последние годы я отвыкла от больших скоплений народа, даже голова разболелась от офисного шума. Эльза его, должно быть, уже не замечала, а мои уши резал каждый звонок телефона, взрыв смеха, громкий разговор. Сплошной гул. Не такой, как в яме с книгами, но не менее противный.
        Что ж, прижиться здесь будет непросто. Хотя всегда есть шанс, что Игорь увидит меня и даст красивого пинка. Особенно, если Том не успеет вовремя.
        - Эля, осмотрись пока. Я пойду наберу воду, нужно цветы полить. Потом пойдем штурмовать кабинет босса, - ободряюще улыбнулась мне Эльза, когда мы вошли в светлую приемную с огромным панорамным окном. Зелени здесь было, действительно много. Несколько цветов в больших кадках на полу, две длинные полки рядом со входом, откуда красивыми зелеными кудрями вниз спускались незнакомые мне вьющиеся растения.
        Нового сотрудника здесь совершенно точно ждали. Два стола стояли друг напротив друга. Один с монитором, разложенными по пластиковым лоткам бумагами и раскидистым фикусом в горшке - рабочее место моей новой знакомой. Второй же завален папками и документами. Между столами широкий проход и дверь в святая святых, кабинет руководителя. Темно-коричневого тяжелого цвета дверь с золотистой ручкой. Нажать, потянуть на себя и оказаться там, где сидит твое прошлое. Страшновато.
        Несколько минут молча разглядывала рисунок на двери, проваливаясь в воронку собственного страха.
        - Эльза, - скрипнула дверь за спиной. Знакомый голос ударил в спину. - Ты заказала букет для Милы? Он нужен мне через час - я ошибалась. Прошлое пряталось не за дверью, оно стояло за моей спиной. - Эльза, ты меня слышишь?
        Я помнила его голос другим. Сейчас он стал чуть ниже, чем в школе или мне кажется? Мягких ноток, как у Тома в голосе не было, только сталь и холодная властность, от которой стало холодно. Кожа на руках покрылась мурашками. Пальцы судорожно теребили кончик закинутой на плечо косы.
        - Эльза, ты чего застыла? - позвали сзади.
        Прятаться больше не имеет смысла. Я медленно обернулась и тут же опустила взгляд, не найдя в себе сил посмотреть на человека, в которого когда-то была отчаянно влюблена. Это страшно. Увидеть его снова и разбить иллюзию, что жила внутри столько лет, пускала корни в душу, а после появления Тома дала росток. Слабый, в нем едва-едва теплится жизнь, он может навсегда погибнуть стоит поднять взгляд.
        В приемной повисла напряженная тишина. Узнал или нет? Придется посмотреть. Я медленно, боясь спугнуть собственную смелость, подняла глаза и попыталась улыбнуться.
        Он, без сомнения. Игорь Романов десять лет спустя. Время изменило его. Когда мы виделись последний раз, это был молодой спортивный и гибкий парень. Я помнила игривую улыбку на его губах, веселый взгляд, как у щенка терьера. Сейчас же передо мной стоял мужчина. Ему сейчас двадцать семь? Да, день рождения уже прошел. Он заматерел, фигура стала более мощной, плечи шире, кажется, сменил баскетбол на качалку.
        Глаза. Это больше не щенок и далеко не терьер, сейчас на меня, чуть прищурившись, смотрел взрослый волкодав. В карих глазах спокойное любопытство, Игорь медленно осматривал с ног до головы, будто тянул время и принимал решение. Разорвать на месте или выслушать.
        - Привет, - мой шепот громом прокатился по тишине.
        - Привет, - тихий ответ и снова пристальный взгляд. Чуть нахмурил ровные брови. - Эля Малкина, я не ошибаюсь, - это был не вопрос. Констатация факта. Мужчина одернул правый рукав пиджака то ли по привычке, то ли у него это нервное. Кто знает.
        - Не ошибаешься.
        Нашу заторможенную беседу прервала Эльза. Влетела в приемную с наполненной бутылкой в руках и тут же защебетала.
        - Здравствуйте, Игорь. Хорошо, что вы уже здесь. Букет для Милы я заказала, доставка через двадцать минут. Цветы сейчас полью. Это, - указала на меня, - соискатель на должность помощника. Помните, я говорила про подругу? Вот.
        - Нет, она нам не подходит, - заявил Игорь и прошел мимо меня к кабинету. Ни один мускул на лице не дрогнул. Холодный, бесчувственный руководитель сразу отмел не подходящего соискателя, без лишних слов. Хорошо, что на этот раз в равнодушию с его стороны я была готова.
        “Том, ты мне нужен! Пора!”
        “Я здесь. Они меня не увидят, пока ты не прикоснешься” - парень появился рядом со своим прототипом.
        Игорь словно что-то почувствовал. Остановился. Нет, только я могу видеть Тома, который сейчас склоняется к его тени и прикасается к ней пальцами. Игорь дернул плечами, словно его кто-то пощекотал между лопатками. Парень хмурился, напряженно хмурил лоб, поднял руку и с силой ударил ладонью по тени. Игорь обернулся и странным взглядом посмотрел на меня.
        Неужели получилось?
        Сейчас они оба смотрели на меня одинаковыми карими глазами. Оба хмурились. Неужели Игорь передумал? Том сделал это? Получилось? Я не успела спросить, парень исчез. Остался только мужчина.
        - Малкина, зайди ко мне. На минутку.
        Эльза проводила меня удивленным взглядом.
        - Потом объясню, - сказала одними губами и вошла в кабинет. Дверь мне галантно открыл Игорь.
        Сцена 52
        - Значит, хочешь здесь работать.
        Кажется, Романов переварил мое появление, сейчас он выглядел настоящим хозяином положения, сидя в кожаном кресле за огромным столом из темного дерева. В кабинете пахло древесиной и немного полиролью. Когда мужчина прошел мимо меня, я случайно уловила ненавязчивый свежий запах его парфюма.
        Интересно, Том уже внутри? Идет какая-то борьба? Поэтому он меня позвал в кабинет? Или не получилось? Рисковать и спрашивать не стала. Игорь, если это он, не должен считать меня сумасшедшей.
        - Да, - мой дрогнувший голос прозвучал не очень убедительно. Сесть мне не предложили, я так и осталась стоять перед его столом, как нашкодившая ученица перед директором школы. Не знала куда девать руки, в итоге просто спрятала их за спиной. Кажется, костюм был неочень удобный, Игорь снова раздраженно поправил рукой левый рукав пиджака у запястья. Чешется, что ли?
        - Не понимаю, - поставил локти на стол и соединил кончики пальцев. - Ты всерьез думала, что я возьму на ответственную должность девушку с психическими проблемами? - выдохнул и прикрыл глаза. Передо мной точно был Игорь Романов, не Том.
        - Во-первых, я не знала, что иду на собеседование к тебе. Во-вторых, у меня больше нет проблем с психикой, можешь проверить медицинскую карту, даже с учета сняли, - он резко открыл свои пугающе темные сейчас карие глаза. Отшатнулась, сделала шаг назад, но не замолчала. - У меня есть большой опыт работы с переводом документов, сотни хороших отзывов и больная бабушка. Так что пришла я сюда деньги зарабатывать, а не развлекать тебя приступами или просить о снисхождении к бывшей однокласснице, - вскипела я. Откуда только смелость взялась? Но он назвал меня больной, психические проблемы, пф. Эта искра тут же разожгла пламя. Я уперла руки в бока, даже страх отступил.
        Несколько секунд он молчал, наблюдая как я, тяжело дыша, пытаюсь успокоиться. Впервые со мной такое. Вот так придти и фактически отчитать потенциального руководителя, вспылить и не контролировать свои слова, защитить себя, а не просто молчать, забившись в угол. Пьянящее чувство.
        - Хорошо, - выдохнул Игорь и достал из ящика стола листок бумаги. - Это приложение к договору, исходник есть на компьютере в приемной. Сделай качественный перевод, пусть Эльза отправить его на проверку переводчикам, меня в копию. Пока будешь ждать результата, скинь мне отзывы, рекомендации, свое резюме. Через сорок минут я уезжаю, так что в твоих интересах…
        Я не верила своим ушам.
        - Это шанс, Игорь?
        Удивление, видимо, так ярко отразилось на моем лице, что Романов улыбнулся и расслабился, снова откинувшись в кресле.
        - Это шанс, Элли.
        Сцена 53
        Эльза не стала ничего спрашивать, когда я на негнущихся ногах вышла из кабинета с листочком в руках, просто уступила мне место и занялась цветами.
        - Удачи, - подмигнула блондинка.
        Да, он мне очень и очень нужна. Времени прийти в себя нет, а вот приложение, перевод которого нужно выполнить идеально, чтобы утереть нос Романову, есть. Разогнавшись, как заправский локомотив, справилась с переводом я достаточно быстро, минут за десять. Снова повезло, приложение было типовое, нечто подобное мне доводилось переводить для другой компании всего неделю назад.
        - Готово? - Эльза смотрела в монитор и удивленно хлопала глазами, разглядывая текст. - Уверена? Может, еще разок проверишь?
        - Отправляй, все нормально, - махнула рукой, понимая, что если сейчас эта пытка не закончится, я просижу еще полчаса и гарантированно накосячу. Будь, что будет.
        - Смело, - хмыкнула моя подруга и выгнала имени из-за компа. Письмо с резюме и другими плюшками пришлось отправлять на адрес Романова с телефона. Спасибо, хоть визитка на столе нашлась.
        Следующие полчаса меня поили чаем, кормили шоколадом и успокаивали. Я же то порывалась заглянуть к Игорю и спросить о результатах, то искать местного переводчика, то сбежать домой и забыть все, как страшный сон. Когда дверь открылась, вскочила со стула так, что уронила на пол несколько папок с заваленного стола.
        - Что ж, я удивлен, - сунул руки в карманы расстегнутого пиджака Игорь и загадочно улыбнулся, переводя взгляд с меня на Эльзу и обратно. - Потом пожалею об этом, но ты принята. Испытательный срок два месяца. Только скажите теперь, дамы, как мне самому не рехнуться? Вы же одинаковые!
        Мы удивленно переглянулись и уставились на теперь уже общего босса.
        - Что? Две блондинки, одинакового телосложения и даже имена у вас начинаются на “Эл”, - продолжал веселиться Романов.
        - Я знаю хорошего психиатра, - не удержалась от шутки.
        - Смотри, чтобы он тебе не понадобился, - только что смеющийся взгляд стал серьезным, почти как в кабинете. Пришлось прикусить язычок. Да, все-таки босс и характер у него командирский. Шутки шутками, а завираться с Романовым не стоит.
        Телефонный звонок прервал нашу с Игорем игру в гляделки.
        - Да? Уже еду к тебе. Конечно, зайка моя, - его голос изменился до неузнаваемости, стал каким-то тягуче-елейны. Меня аж передернуло. - Буду через двадцать минут, ага, - быстро направился к выходу. По дороге Эльза едва успела сунуть ему в руки недавно привезенный курьером букет бледных чайных роз.
        - Это его невеста, - пояснила блондинка, стоило двери закрыться за спиной Романова. - Влюблен в неё по уши. Бегает, цветочки дарит, на моря возит. Уже ставки делаем, когда свадьба будет.
        Я не знала, как ведут себя влюбленные мужчины. Может, это норма? В меня никто никогда не влюблялся, ну не считая Тома. Но у него совсем другой случай.
        - Она хорошая? - спросила сама не знаю зачем. Врать себе было глупо, в какой-то момент, на долю секунды мне захотелось оторвать этой зайке уши.
        Нет, я должна собраться. Вернуться домой, прийти в себя и узнать, что случилось с Томом. Почему он не смог слиться с прототипом? Что пошло не так?
        Глава 18
        Сцена 54
        - Прости, он слишком силен, - Том грустно сидел на полу, подпирая спиной стену. Он вытянул вперед длинные ноги в кедах и опустил голову.
        Я чувствовала его печаль так ярко, что хотелось плакать самой. Вместо этого подползла к нему поближе, обняла и устроилась головой на тяжело вздымающейся груди.
        - Ты не виноват. Мы попробуем еще раз. Может, мне нужно дописать книгу? - мысль давно крутилась у меня в голове. Если книга будет дописана, то мое Создание станет сильнее и сможет слиться с прототипом. Только надо ли давать ему такую силу? Мне не давали покоя слова Библиотекаря о Созданиях без контроля.
        - А ты сможешь? - карие глаза искрятся надеждой. Да, это не холодный давящий взгляд настоящего Игоря. Если Том смотрел с теплотой, согревал, то Игорь замораживал. От одного воспоминания об этом захотелось надеть свитер. - Эля, о чем ты задумалась?
        - Так, ни о чем, - обняла крепче и закрыла глаза, успокаиваясь. - Уже думаю над сюжетом. Как спасу тебя, ты обнимешь свою возлюбленную и вы будете жить долго и счастливо.
        Только бы не заплакать. Нет. Эля, держись. Ты не можешь ревновать своего персонажа к своему же персонажу, это безумие. Но я ревновала, отчаянно, стиснув зубы.
        - Лишь на бумаге, - горячая рука прикоснулась к затылку, пальцы проникли в волосы. Он медленно перебирал пряди. Прикосновения опьяняли не хуже терпкого вина. Впав в какое-то подобие дремы я сама потянулась к его губам. Мне нужно было согреться после холода, которым обдал меня Романов. Я не нашла другого выхода, кроме как поддаться чувствам к его более совершенной копии.
        Том целовал меня нежно, спокойно и сладко. Это вернуло тепло в кончики моих пальцев.
        - Я смогу победить его и поцелую тебя по-настоящему, - шептал он мне в губы. - Как только окажусь в его теле, сразу сделаю это.
        - А если не сможешь? Он очень сильный?
        Парень отстранился, коротко поцеловал меня в лоб и улыбнулся.
        - Меня выкинули из сознания, как щенка. Стоило лишь прикоснуться к тени. Нужно подловить его пьяным или расстроенным. Тогда будет проще, но когда он собран и напряжен - бесполезно. Вчера Игорь Романов был на пределе. Думаю, что из-за тебя, - снова эта грусть на лице. - Когда прикоснулся к сознанию, там была только ты. Больше ничего. В его голове раз за разом я видел, как ты оборачиваешься и смотришь на него.
        Том обнял так крепко, что я на секунду задумалась уж не ревнует ли он к собственному прототипу. Что ж, тогда мы на одной волне.
        - Я сильно его удивила. Думал, наверное, что меня давным-давно в дурдом сдали.
        Постаралась небрежным тоном сгладить ситуацию, как могла. Но парень пресек мои попытки одним вопросом:
        - Почему он прототип, Эля?
        Сердце пропустило удар, ухнуло и провалилось вместе со мной в те самые воспоминания. Снова. Когда ж я перестану их переживать? Столько лет жила спокойно и вот, кто-то снова всколыхнул тину на дне моего личного болота. Теперь все черти из тихого омута решили переехать поближе к солнечному свету и свести меня с ума.
        - Потому что когда-то я любила его, - скрывать нет смысла.
        - А он? - Том напрягся всем телом. - Он любил тебя?
        - Нет. Не любил. Думаю, Игорь вздохнул спокойно, когда я навсегда исчезла из его жизни. - слова давались с трудом. Нет, только не плакать, только не сейчас.
        - Это невозможно. Без тебя невозможно дышать, - снова его слова до мурашек и настойчивый поцелуй. Отвечая ему, я сделала свой выбор. Книга будет дописана.
        Сцена 55
        - Ты жив! - подбежала к нему, обхватила руками шею, прижалась всем телом и растаяла в ответных объятиях. Его тепло оплело меня невидимой лианой, привязало к нему навсегда. Это был самый сладкий плен из возможных.
        - Я же обещал, что мы снова встретимся! Что найду тебя и больше никогда не отпущу, любимая, - Том склонился и нашел мои губы. Я подалась навстречу, отвечая на каждое прикосновение. Больше не было страшно, потому что он со мной. Навсегда. Тот, кто защитит меня даже ценой собственной жизни. Пусть этот поцелуй длится вечно…
        Конец.
        Я вытерла слезы и упала на кровать совершенно без сил. Дописала. Теперь книга Тома закончена, он станет сильнее. Да, это риск, но у меня нет выбора. Он единственный, на кого можно положиться в этой таинственной истории с амулетом.
        За окном брезжил ранний летний рассвет, а я только собиралась лечь спать. Надеюсь, три часа для сна - это не слишком мало. В любом случае больше у меня нет. До первой зарплаты придется ездить на работу через квартиру Эльзы, а уже потом начинать собирать новый гардероб.
        Несмотря на усталость, еще полчаса ворочалась в кровати. Внутри все ныло от осознания, несколько минут назад я написала эти строки. Строки, в которых Том целует другую девушку и остается с ней навсегда.
        Запутавшись в собственных мыслях и чувствах, как в рыболовной сети, я провалилась в сон.
        Сцена 56
        - Всем привет! - в середине рабочего дня в приемную ворвалась фигуристая невысокая девушка с темными кудряшками, сияющей улыбкой и милыми ямочками на щеках. - Новые лица, поздравляю с первым рабочим днем, - достала из сумки две коробки с пирожными и поставила на стол. Позаботьтесь о моем Гоше и не сильно на него обижайтесь, вы же знаете этот характер.
        Пока я складывала в голове два и два, растерянно глядя на энергичную гостью, Эльза прояснила ситуацию:
        - Здравствуйте Мила. Большое спасибо, - аккуратно взяла коробки и убрала в шкафчик. - Доложить Игорю, что вы пришли?
        - Да-да, конечно, - пока Эльза набирала номер босса, девушка обернулась и посмотрела на застывшую меня. Язык прилип к небу. Так вот ты какая, Мила. Я представляла стервозную модель, но никак не такое чудо природы. - А вы Эля? Мой Гоша рассказывал, что вы учились вместе.
        - Да, очень приятно познакомиться, - с трудом улыбнулась. “Мой Гоша”. Ненавижу, когда так называют людей, сразу ассоциация с волнистым попугайчиком. Гоша - хорошая птичка. Игорь - красивое мужское имя, которое можно сократить сотней других способов.
        Почему мне так больно, что за ерунда? Все давно прошло, давно зажило и не имеет никакого значения. Нет, старые чувства не могли ожить, тогда я бы сгорала от ревности и ненавидела её. А мне она даже понравилась, против такой женщины, действительно, невозможно устоять. Активная, улыбчивая, энергичная и очень симпатичная, явно заботится обо всех вокруг. Но от этого лишь больнее.
        Она сделает его счастливым. Сделает то, что я не смогла. Сделает то, о чем я когда-то мечтала.
        - Мила, Игорь вас ждет.
        - Отлично, спасибо! - девушка упорхнула из приемной в кабинет директора.
        - А у него хороший вкус, - выдавила из себя я. Нужно же было что-то сказать. Пристальный взгляд Эльзы так и требовал от меня поставить диагноз гостье.
        - Да, и нюх на деньги. Девочка из очень хорошей семьи, но замуж не спешит. Если он её окольцует, для компании это будет коммерческий успех не хуже успешного выхода на Европу, - подмигнула блондинка. - Но Мила и правда ничего. Хорошенькая. Есть во что влюбиться и без денег, - красноречиво изобразила грудь на два размера больше нашей и рассмеялась. Эту шутку я с удовольствием поддержала.
        Сцена 57
        Работать в офисе оказалось не так тяжело, как я думала. Во многом даже удобнее, чем дома. В случае чего я могла за две минуты дойти до отдела переводов, проконсультироваться, а не слушать полчаса короткие гудки. Эльза дотошно объясняла мне остальные обязанности: что делать с почтой, как переводить звонки на босса и принимать самой, куда вносить встречи и другие секретарские мелочи, с которыми раньше сталкиваться не приходилось.
        - Привет, краса… - гость не договорил и замер в дверях. Да уж, назвать меня красавицей у него до сих пор язык не поворачивается. Неужели братцы Ро все еще дружат? Обалдеть. - Малкина?!
        Игорь в проявлении своих чувств был более сдержанным. А вот Дмитрий Ромов своих эмоций не скрывал. Странно, этот человек не слишком изменился. Да, стал мощнее и нос ему кто-то все-таки сломал. В остальном же десять лет прошло, а манеры и взгляд так и не изменились. Все такой же несносный.
        - Офигеть! Я думал, он вчера в баре пошутил! - подошел к столу и наклонился, рассматривая поближе. Ему кто-нибудь говорил, что разглядывать людей в упор неприлично?
        - Я тоже рада тебя видеть. Ты мешаешь, - ненавижу, когда кто-то говорит под руку. Огрызнулась на него между делом.
        - О, прости. Тебе же трудиться надо, - улыбнулся. Кажется, остался доволен увиденным. - Может, в кафешку сходим? Расскажешь, как у тебя дела. Школьные годы вспомним.
        Интересно, а он вообще помнит, что учудил тем вечером или алкоголь отшиб ему память? Мне очень хотелось получить ответ на этот вопрос. Но не задавать же его здесь, в присутствии Эльзы. Ей итак пришлось рассказать о перипетиях моей школьной жизни, чтобы не удивлялась отношению босса к моей скромной персоне.
        - Давай дождемся вечера встречи, там и вспомним, - постаралась вежливо улыбнуться под его пристальным взглядом, блуждающим между моими губами и вырезом блузки.
        - Да ладно тебе, Малкина? Ты привлекательна, я чертовски привлекателен. Так чего зря время терять? Или в кино? Хочешь в кино? - продолжал ослеплять меня своей улыбкой. Этот не отвяжется. Интересно, если отправлю его по адресу в открытую, он снова схватит за волосы и выльет мне на лицо что-нибудь вонючее? Или обойдется водой из графина?
        Проверить мне не дали. Из кабинета вышел Игорь, обнимая одной рукой Милу он светился от счастья, хоть солнечные очки надевай.
        - О, пришел. Как раз вовремя, - бросил короткий взгляд сначала на Эльзу, - Вернусь в два тридцать. Подготов третью переговорную, приедут британцы. - потом повернулся ко мне. - Эля, запроси пакет документов по UK-J и подготовь приложение к договору. Русская версия на согласовании у юристов.
        Раздал указания и увел с собой всю шумную компанию. Я на несколько секунд зависла, глядя на только что закрывшуюся дверь. Тут же поймала на себе сочувствующий взгляд Эльзы.
        - Ромов от тебя не отстанет. Этот кобель делает стойку на всех симпатичных девушек, имей ввиду. А лучше найди парня, - посоветовала она.
        - Я и без парня от него отделаюсь. У Ромова нет со мной никаких шансов. Гарантирую.
        - Опять школьные истории? - подмигнула девушка.
        - Они самые.
        Сцена 58
        К счастью ни Мила, ни Ромов, ни другие раздражающие мою нервную систему субъекты больше не появлялись. Даже с документами все вышло гладко, под чутким руководством Эльзы мне удалось с первой попытки подготовить необходимый пакет и раздобыть у юристов то самое важное приложение.
        В половину шестого мы немного расслабились и решили побаловать себя сладеньким. Благо, Мила нас снабдила вкусностями на неделю вперед. Не скажу, что я сладкоежка, но иногда, особенно после напряженного дня, ничего не имею против эклера или заварного пирожного.
        По закону подлости, только в наших чашках задымился ароматный кофе, как из кабинета выглянул Игорь.
        - Элли, зайди ко мне на минуту, - произнес каким-то странным голосом и ушел обратно.
        Мы с Эльзой переглянулись. Неужели все-таки накосячила? Где? Открывая дверь в кабинет Романова, я перебирала в голове возможные косяки. Но вспомнила лишь один, забыла принести документы о снятии с учета в лечебнице.
        - Игорь, прости я принесу завтра… - решила сработать на опережение, но договорить не успела.
        Меня схватили и буквально впечатали спиной в стену. Хотела крикнуть, позвать на помощь, но мои губы накрыли другие с горьким привкусом кофе. Я попала в ловушку. В капкан из рук, тела и до головокружения свежего запаха мужского парфюма.
        Но главным предателем стало сердце. Оно бессердечно выбивало из меня ответные прикосновения. Сделало подсечку коленям. Заставило пылать щеки и каждый миллиметр моей бледной кожи.
        Сегодня днем я познакомилась с его девушкой. Сегодня вечером он безумно целует меня в своем кабинете и я самым бессовестным образом счастлива.
        Глава 19
        Сцена 59
        Безумие в офисе. Больница. Сломавшийся трамвай. После напряженного дня еле-еле донесла себя до дома, рухнула на кровать и залезла с головой под одеяло. Впервые в жизни мне захотелось обратно в лечебницу. Пусть добрый доктор выслушает меня, все объяснит и скажет как жить дальше. Может быть, даст таблеточку и меня перестанут разрывать противоречия. Я смогу, наконец, успокоиться.
        Но доктора не было. В голове же раз за разом прокручивались воспоминания о конце рабочего дня. Яркие, болезненные и шокирующие.
        - У меня получилось, - выдохнул он мне в губы и улыбнулся. - Я смог занять его тело, Элли!
        Я должна была быть счастлива. Все получилось, ура. Но вместо этого чуть не разревелась прямо там под этим теплым карим взглядом, который совершенно точно принадлежал не Игорю. Как я могла ошибиться? Как я могла подумать, что настоящий Романов может так меня целовать? И, что самое страшное, почему от эйфории не осталось и следа, когда до распаленного поцелуями мозга дошло - это Том. Не Игорь.
        - Я так и подумала, что это ты, - обняла, стремясь сгладить неловкость. Боялась до дрожи в коленях, что он заметит мою грусть, начнет задавать вопросы.
        К счастью, радости Тома хватило на нас двоих, парень ничего не заметил.
        - Не знаю сколько продержусь. Он сопротивляется, так что будь осторожна, - наконец, освободил меня. Но тут же снова обнял. - Это так прекрасно, чувствовать тебя так. Как живого человека. Твою кожу, твой запах, прикасаться кожей к коже, без волокон золотых нитей.
        Да, это было прекрасно. Вот только Том прикасался ко мне, чувствовал меня, а я Игоря. Его запах, его губы, его грубоватая кожа на ладонях, его тело.
        Долго прятаться под одеялом мне не дали. Телефонный звонок заставил вылезти и вдохнуть немного свежего воздуха.
        - Ты не забыла, что тебе нужно тренироваться? - напряженный голос Библиотекаря на том конце провода.
        - Простите, Генрих, - сама не ожидая, вспомнила его настоящее имя. - Когда мы сможем встретиться?
        - Приезжай завтра после работы. Ты должна освоить призыв и управление Созданиями, как можно быстрее. И не тяни время, - отрезал он напоследок и положил трубку.
        Вежливость девяностого уровня. Выдохнула и упала на подушку. Как не разорваться между всем свалившимся на меня безумием? Хорошо еще, что Ирвин затих, или нехорошо. Слишком напоминает затишье перед бурей.
        Сцена 60
        В полумраке старинного зала, освещенного блеклым светом бессовестно чадящих факелов и несколькими свечами на длинном дубовом столе, сидели люди. Сосчитать их неопытному глазу было бы сложно, но тот кто сидел во главе стола точно знал, их двадцать два. Это самые преданные его соратники. Те, кто готов был бороться за независимость от Говорящих до конца.
        Поводом для экстренного сбора стала не победа, до неё им предстоял долгий путь. Мужчина прикоснулся своими аристократически длинными пальцами к белой маске-комедии на лице, поправил и встал со своего места. Голос, искаженный заклинанием, звучал звонко и слегка скрипуче.
        - От моих доверенных лиц я узнал отвратительную новость, - возвестил он. - Сопротивление стало сильнее. Этот чертов Том, эта букашка на нашем теле, вышел на новый уровень. Его дописали, дали ему силу.
        Возмущенный шепот прошелся по рядам его соратников. Да, это проблема. Раньше лидер сопротивления был слабым и почти бесправным, сейчас ситуация кардинально изменилось. Он обрел силу достаточную для появления в мире людей.
        - Это еще не всё. У него есть прототип. Если он получит над ним власть, начнет мешать поискам Амулета. Мы должны уничтожить его. Убить прототип.
        Два раза стукнула по каменному полу трость. Все сидящие за столом вздрогнули и одновременно устремили взгляды в темный угол.
        - Не согласен, - раздался спокойный мужской голос. Все замерли. Кто-то перечит Максимилиану. У кого хватило смелости? Из тени вышел грузный мужчина с самыми узнаваемыми в мире усами, закрученными на кончиках. Окинул всех внимательным взглядом.
        - Слушаю вас, легендарный, - в голосе Максимилиана прозвучало почтение. Сейчас перед ним было Создание другой касты, единственный легендарный персонаж, который поддержал их. Обычно подобные ему держались в тени, не обращали внимания на возню и борьбу за власть.
        - Я видел ваши нелепые попытки найти амулет. Видел, как раз за разом вы терпели поражение. И ни разу не попытались думать головой, - Пуаро подошел к предводителю, обернулся и с превосходством посмотрел на сидящих. - Хотите избавиться от мальчика? Пытаетесь доконать и запугать девочку? Вам не приходило в голову, что в день убийства Хранителя рядом был еще один человек? Его любимый ученик. Тот, кто должен был сменить его на посту. Тот, кому он мог успеть передать амулет. Тот, кто мог оказаться умнее всех нас и спрятать его так, что лишь один человек в мире сможет найти артефакт.
        - Хотите сказать, девочка может быть ключом к тайнику? - произнес один из сидящих за столом, его лицо скрывал огромный капюшон.
        - Да и, возможно, картой, - кивнул Пуаро. - Она знает про Амулет. Том ищет его. Так дайте им волю, не мешайте. Они помогут нам, сами того не подозревая. Приведут прямо к Амулету. Наша задача в другом, получить контроль над ними. Найти книгу Тома. Это единственный экземпляр. Вряд ли девчонка успела набрать книгу заново, скорее всего, нашла автора и они дописали кусок текста. Даю еще подсказку, Эля влюблена в этого персонажа.
        - Значит, - голос Максимилиана звучал воодушевленно, - если у нас окажется единственный экземпляр книги, она сама принесет нам Амулет, чтобы спасти жизнь Тома. Она идиотка?
        - Нет, влюбленная девушка. Это примерно одно и тоже. Если не придет, просто сожгите книгу и отправьте к ней Ирвина. Он же не поддается контролю, я прав? Его автор мертв.
        - Вы и правда гений, легендарный, - признал мужчина в маске. - Настоящий гений.
        - Ах да, и не забудьте про Библиотекаря…
        Сцена 61
        - Элли, зайди ко мне.
        Ожидаемо, что следующее утро в офисе началось именно с этой фразы. Вчера мне повезло и Эльза не обратила внимания на мой растрепанный вид, после того как я вышла из кабинета директора. Сейчас мне предстояло снова в него войти и оттолкнуть Тома. Ночью я твердо решила, что нужно успокоить свои чувства и сосредоточиться на учебе, работе, уходом за бабушкой. Никакой любви мне сейчас не надо, для неё в моей жизни просто нет места.
        - Да, ты что-то хотел? - вошла в кабинет и вновь встретилась с холодным взглядом.
        Игорь вернулся. От этой мысли холодок пробежал по позвоночнику. Помнит ли он, что вчера произошло в кабинете? Знает ли, что Том был в его голове? Почему вчера я не задала эти вопросы Тому? Нужно попробовать сегодня спросить у библиотекаря.
        - Ты в порядке? Какая-то бледная.
        Будешь тут бледной, когда на тебя так пристально смотрят. Изучающий взгляд, как будто ждет рецидива, какой-нибудь выходки или чувствует что-то?
        - Все в порядке. Плохо спала ночью. Ты за этим меня вызвал? - попробовала пошутить, может, сработает.
        - Нет. Вот зачем, - достал черный конверт из плотной бумаги и протянул мне. - Ромов решил организовать встречу одноклассников. Тебе тоже положено приглашение.
        - Что?!
        - Вот и мне интересно, что происходит, - сдержанно кивнул Романов. - С каких пор мой друг воспылал такой любовью к бывшим одноклассникам? Ты не в курсе, случайно?
        - Нет, - искренне хлопала глазами я, прикидывая, можно считать наш вчерашний разговор с Ромовым причиной или нет.
        - А он говорит, что ты подкинула ему эту замечательную идею, - с нажимом произнес Игорь. - Научилась врать, Малкина? М? Что у тебя с Ромовым? Когда успела?
        Расстрел вопросами. Мне показалось, что еще немного и он повернет лампу, врубит на полную мощность и устроит допрос в стиле гестапо. Сделала шаг назад, хотелось, конечно, сделать пару тысяч шагов и сбежать отсюда подальше, но тогда мне придется два часа отвечать на вопросы Эльзы. С другой стороны, почему бы не рассказать все Игорю? Пусть повлияет на своего друга, а то с Ромова станется и руки распустить.
        Одно но, с каких пор мужчина, который собрался жениться, устраивает подобные допросы бывшим однокашницам? Может, это все-таки Том? Присмотрелась и… ничего не поняла.
        - Что я успела? Ромов вчера приглашал меня в кафе и в кино, предлагал вспомнить школьные годы, - иронию в моем голосе расслышал бы и глухой, - я отшутилась про встречу одноклассников. Мне и в голову не могло прийти, что он ради этого её организует! Лучше было согласиться и сходить с ним в кино?
        От моего вопроса Игорь растерялся, как будто сам только что проснулся и понял - делает что-то не так. Посмотрел в окно, потом снова на меня и потер левое запястье.
        - Нет, ты все правильно сделала, - кивнул он. - Хочу тебя предупредить, что не потерплю никаких лямуров на рабочем месте. Тем более с Ромовым.
        - Поверь, Ромов - последний человек в мире, с которым я могла бы закрутить роман, - огрызнулась я и решительным жестом взяла конверт. - Но установку я поняла. Если мне, как свободной девушке, понравится кто-то из коллег, все отношения внерабочее время. Еще какие-то вопросы?
        - Нет, иди, - нахмурился и поправил галстук.
        Мне дважды повторять не требовалось. Лучше грызть себя изнутри в приемной, чем на глазах у Романова. Не знаю почему, но мозг подкинул в мою голову странное, давно забытое воспоминание и сейчас оно заиграло совсем новыми красками.
        Сцена 62
        - Привет, ты чего здесь сидишь? - Игорь подошел и уселся рядом с ней на ступеньки высокого школьного крыльца.
        Оторвал Элю от бессмысленного разглядывания плывущих облаков, похожих на сладкую вату. Это была её любимая погода: когда нет палящего солнца, чтобы обгореть, но достаточно светло и хорошо видно яркую голубизну неба. Самое начало осени, даже листья все еще зеленые.
        - Физра, у меня освобождение. А ты что здесь делаешь? - она осмотрелась по сторонам. Их не должны видеть вместе.
        - Прогуливаю. Достала эта учеба, убегу в парк, - улыбнулся парень, на секунду задумался и предложил. - Хочешь со мной?
        - Э, у нас же еще литература, - попыталась воззвать к разуму одноклассинка Эля.
        - Ты ненавидишь её также сильно, как я, - рассмеялся Игорь и не стал больше ничего слушать. Встал, схватил за руку и потащил за собой с территории школы. Девушка едва успела подцепить свободной рукой сумку. - Будет весело!
        Он не обманул. Было весело. Рисунки теней на асфальтированных дорожках, солнце, мороженое и бесконечный разговор обо всем и ни о чем. Бродить по парку вместе, смотреть сквозь пока еще зеленые листья на голубое небо и беспечно улыбаться, когда вокруг нет толпы одноклассников, было замечательно. В середине рабочего дня парк пустовал, только изредка двум прогульщикам встречались сидящие на скамейках мамочки с колясками.
        Солнечное осеннее счастье продолжалось до тех пор, пока уроки в школе не подошли к концу.
        Шумная компания одноклассников вошла в парк. Эля заметила ребят первой и с силой дернула Игоря за рукав в сторону боковой дорожки, боясь, что их заметят. Увела подальше и, наконец, отпустила. Здесь безопасно.
        - Что это было? - не понял парень.
        - Там наши одноклассники. Нехорошо, если они нас заметят, - смутилась Элли.
        - Почему? Ну заметили бы и что?
        - Я же чокнутая, забыл? Не хочу, чтобы над тобой смеялись из-за меня, - опустила взгляд и принялась разглядывать трещинки на старом асфальте. Если центральную дорожку регулярно ремонтировали, то здесь кое-где уже проросла трава.
        - Ерунда. Давно уже никто не смеется. Ну кроме Ромова, но он у меня немного того. Не бери в голову, - небрежно махнул рукой Игорь. - А если попробуют, у меня рука тяжелая.
        Она ему не верила. Нет. Может, это новый способ посмеяться над ней? Бывает же такое. Когда самые популярные парни на спор начинают охмурять самую стремную девчонку, а когда она ведется на их ухаживания, выкладывают в сеть переписку, совместные фотки и смеются чуть ли не всей школой. С одной девочкой в параллели такое уже проделывал Ромов. Это было мерзко. Отвратительно. Ужасно. Вдруг теперь очередь Романова? Проспорил другу? И выбрал её.
        Они неплохо общались уже несколько месяцев, с момента спасения от хулиганов. Но, зная основательность Игоря, тогда все могло и начаться.
        - Эль, ты в порядке? - она поднял взгляд. Парень приблизился на несколько шагов и обхватил рукой её запястье. - Нет ничего страшного в том, что нас кто-то увидит и …
        Эля прекрасно чувствовала, к чему все идет. Он слишком близко. Они стоят на тенистой безлюдной дорожке парка. Лучшего места и желать нельзя для признания, поцелуя и внезапного появления смеющейся толпы одноклассников.
        - Нет! - безотчетный приступ страха заставил резко освободить свою руку. - Нельзя. Тебе не нужна сумасшедшая. Не нужны эти проблемы. Ты не выдержишь. Подумай хорошо, прежде чем связываться со мной и… проходи мимо.
        Она сама не верила, что отталкивает его. Отталкивает тогда, когда больше всего хочется поддаться искушению. Но для неё это будет искренне и навсегда, а для него мимолетная шутка или большие неприятности. Девушка сорвалась с места и со всех ног побежала прочь из парка. Нареветься вдоволь она позволила себе только дома. Тихо в своей комнате, чтобы бабушка не слышала.
        Жалела ли она об этом отказе? Да. Сотню раз да. Нужно было рискнуть. Получить удар, залечить раны и жить дальше, а не думать о том, что по глупости отказалась от своего счастья. Тогда Эля надеялась побороть свои чувства, забыть их, пережить, как болезненную влюбленность.
        Но ей и в голову не могло прийти, что настоящие чувства не умирают. Они пускают корни в болоте из слез, в пустыне памяти и трясине сомнений. Они прорастают вновь от одной мысли о любимом человеке. Настоящая любовь - самый страшный сорняк, который ничем не вывести. Его можно выдрать с корнем, но маленькое зернышко все равно останется. Можно посадить на его место другое чувство, оно все равно проиграет. Можно пересадить любовь в книгу, но там останется лишь бледный образ - настоящий росток никуда не денется. Рано или поздно он пробьется к свету, поднимется высоко-высоко и ты уже ничего не сможешь сделать. Больше не сможешь ему противостоять.
        Собираясь на ту злосчастную вечеринку, Эля сдалась. Надеялась улучить момент и поговорить с Игорем. А там будь, что будет. Она не могла знать, что безнадежно опоздала. Учебный год в шестнадцать лет - это целая вечность, которая многое меняет.
        Особенно, когда играют гормоны и один парень всерьез решил забыть в тот вечер свое увлечение “сумасшедшей”. Хотя бы попытаться, хотя бы на один вечер, потому что она все равно не придет. Никогда не приходит на вечеринки…
        Глава 20
        Сцена 63
        - Да, бабуль. Я завтра приеду, обещаю. Сегодня в приемные часы никак не успею.
        Как бы ни старалась, но бабушка и поход к Библиотекарю в условиях вечерних пробок никак не желали рифмоваться. Мысли об Ирвине, Томе и потенциальной опасности заставили меня принять волевое решение и пойти в книжную лавку.
        - Не переживай так. У нас все хорошо, за мной наблюдают. Доктор говорит, что если так пойдет дальше, меня скоро выпишут домой, - голос и правда был бодрый.
        Со спокойной душой я завершила разговор и сунула телефон в карман. Что ж, пришло время перестать быть примерной внучкой и стать образцово-показательной Говорящей. Улыбнулась своим нелепым мыслям и вошла внутрь.
        Книжная лавка встретила меня тишиной и полумраком. Даже Тарго не вышел встречать, что странно, обычно он подбегал первым и ворчал, что я долго держу дверь открытой. Сегодня тишина.
        - Тарго? Генрих? Вы здесь? - позвала тихо. Никто не ответил.
        Я замерла на пороге и огляделась. Лавка наполнена книгами от пола до потолка и если Библиотекаря здесь нет, они запросто выйдут из-под контроля и сведут меня с ума. Но вдруг что-то случилось? Вдруг Ирвин добрался до Библиотекаря и пытает его? Тогда я смогу найти и вызвать Тома. Стоп. А почему не сейчас?
        “Том, мне нужна твоя помощь. Том!”
        Вместо мысленного ответа в моем кармане завибрировал телефон. “Игорь Романов” высветилось на экране.
        - Что случилось? - испуганный голос на том конце. - Я слышу тебя, но пока в этом теле не могу ответить.
        - Ничего. Просто я одна в книжной лавке. Дверь была открыта. Страшно. Библиотекаря нигде нет, Тарго тоже, - пожаловалась и поняла, что сглупила. Может, Генрих просто в нижнем зале и не слышит меня. А я уже придумала бог весть что.
        - Я приеду, - спокойный короткий ответ. - Жди меня, не входи.
        В дальнем конце зала, в темноте под вторым ярусом полок что-то упало и разбилось. Я вскрикнула, хотела захлопнуть дверь и спрятаться, как привыкла за много лет. Забиться в угол и дождаться, пока кто-то придет и меня спасет. Но не сделала этого.
        - Уже выхожу! - крикнул Том в трубку, но я его не слышала.
        Рука с телефоном медленно опустилась, я переступила порог. За спиной захлопнулась дверь книжной лавки.
        - Привет, давно не виделись, - скромно улыбаясь ко мне приближалась старая знакомая. Непослушные кудрявые волосы, круглое личико и чуть выпирающие зубки, как у брундучка. Гермиона из “Тайной комнаты” медленно приближалась ко мне.
        - Привет, - страх отступил. Я доверчиво пошла навстречу. - Точно, очень давно не виделись. Прости, что прошлый раз бабушка тебя напугала.
        - Ничего страшного, - мило склонила голову на бок девочка. Вдруг резко выпрямилась и не своим голосом прорычала. - Сейчас мы напугаем тебя!
        В следующую секунду я оказалась в захвате. Сильная рука обхватила шею и нажала. Больно до слез, хрип вырвался из горла. Беспомощно махнула руками, попыталась ударить локтем, но нападавший не дернулся. Гермиона кокетливо махнула рукой и растворилась, оставив меня один на один с шипящим на ухо голосом:
        - Ну что, девочка, добро пожаловать в мир книг и голосов. Как вовремя отлучился твой учитель. Приготовься к смерти!
        Это был не Ирвин. Его голос я узнала бы из миллиона. Мысль стала спасительной. Не знаю почему, но в моем сознании Ирвин отпечатался, как мировое зло, которому я не могу ничего противопоставить. Если это не он, значит, есть шанс усмирить этого козленка.
        - Отпусти меня, - с трудом выдавила звуки из пережатого рукой горла. - Подчиняйся!
        Ничего не получилось. Видимо, сил недостаточно. Я стремительно теряла их вместе с сознанием. На долю секунды свет погас, но сознание каким-то чудом все еще было при мне. Написать. Написать в воображении! Так могут только редакторы, но у меня нет выхода. Надо хотя бы попробовать.
        “Отпусти меня. Отпусти меня. Отпусти меня” - три огненный надписи вспыхнули на черном.
        О чудо, получилось! Рука исчезла. Я могла открыть глаза, но не сделала этого, боясь потерять контроль над ситуацией.
        “Отойди на три шага и замри. Не двигайся. Ты никогда не причинишь мне вред. Это приказ”
        Не знаю зачем поставила свою подпись. Приказ же.
        - Как прикажете, Хранитель, - с тихим стуком Создание, что только что пыталось меня убить, рухнуло на пол.
        Кто? Как он меня назвал? От неожиданности открыла глаза и резко обернулась. Сзади меня стоял на коленях молодой парень в лохмотьях. Я не знала из какой он книги, да и, признаться честно, меня мало интересовала его родословная.
        - Повтори еще раз. Что ты сейчас сказал? - подошла ближе.
        - Как прикажете, Хранитель, - недоуменно повторило Создание.
        - Что?! - два вскрика одновременно разнеслись по книжной лавке. Вспыхнул яркий свет.
        Сцена 64
        Сквозняк гуляет по серому заброшенному складу, на первом этаже которого давным-давно не появляются даже бездомные. Ходят слухи, что здесь обитают призраки. Местные жители запрещают детям приближаться к складам, да и сами предпочитают обходить их стороной. Мало ли.
        - Ирвин, - бархатистый голос. Силуэт мужчины в полумраке комнаты с заколоченными окнами. Так сюда не попадает ветер и солнечный свет. - Мы прекращаем поиски амулета.
        - Что значит прекращаем? - он едва не подпрыгивает на месте от возмущения. - Я тут столько времени землю носом рыл и все зря?!
        - Нет. Мы получим амулет. Для этого нам нужна книга мальчишки, что защищает Говорящую. Достать мне её, - холодный приказ. Возмущения отлетели от гостя, как капли дождя от стекла.
        - Есть наводки. Где она может быть? - нахмурился Ирвин. Он не любил работать вслепую, не собака.
        - Либо у девчонки, либо в библиотеке Говорящих, если у неё хватило ума спрятать книгу в надежное место, в чем я искренне сомневаюсь. - скептически изогнул бровь собеседник.
        - А если хватило? - напрягся мужчина, которому проще было крушить и ломать, чем проводить детективные расследования.
        - Тогда сдохни, но узнай, как туда попасть! - голос собеседника эхом разнесся по складу. - У тебя три дня! Я дам тебе помощницу…
        Сцена 65
        Я удивленно смотрела на Игоря, точнее на Тома в его теле. Тот застыл в дверях с нелепым выражением лица. Рубашка полурасстегнута, спортивная кофта нелепо надета прямо поверх классической рубашки и совершенно не сочетается с брюками. Таким небрежным Романова я видела впервые.
        - Что ты имел ввиду? - раздался сзади голос Генриха. Библиотекарь подошел и склонился к озадаченному Созданию. - Почему ты называешь её Хранителем? Отвечай! Приказываю!
        - Я почувствовал приказ Хранителя. Огненное зарево, обжигающих огонь силы во тьме, - прошептал он. - Надеюсь, я смог вам помочь, Библиотекарь.
        - Да, ты все сделал правильно, - почти ласково погладил его по волосам мужчина. - Эля, отпусти его. пожалуйста. Твой приказ я не могу отменить.
        Меня точно парализовало. Значит, это Генрих все подстроил? Зло посмотрела на Библиотекаря, тот в профилактических целях отошел на несколько шагов. Он что, меня испугался? Мир сошел с ума. Видимо, слишком долго я его боялась. Он решил обидеться, отомстить и сделал так, что теперь начали бояться меня.
        - Эля, не злись, - Том подошел ко мне, встал за спиной и положил руки на плечи. Тепло ладоней успокоило. - Отпусти его, пожалуйста.
        Закрыла глаз. Написала на темной поверхности: “Свободен от приказа не шевелиться. Можешь вернуться в мир”. Открыла глаза и посмотрела на Создание. Парень поднялся и прошептав извинения, растаял воздухе.
        - В нижний зал, оба! - скомандовал Генрих и пошел вперед.
        Сцена 66
        - Это плохо, очень плохо, - Библиотекарь метался туда-сюда по комнате и строго на меня поглядывал. За спиной стоял Романов, точнее его оболочка с начинкой из Тома и успокаивающе сжимал рукой плечо. Чувствовать поддержку в обрушившейся на меня новой порции хаоса было приятно.
        - Объясните, наконец, что происходит? - не выдержал Том. Мое Создание не отличалось терпением, ему итак пришлось потратить драгоценное время, чтобы объяснить, кто он такое и как здесь оказался.
        - Сам не понимаю. Эля использует силу хранителя, обмануть Создание нас не могло. Огненные буквы никто не видел уже многие годы, - внезапно обернулся и пристально на меня посмотрел. - Скажи честно, отец дарил тебе что-то? Какую-то вещь, украшение с красным камнем?
        Я пыталась вспомнить, но ничего не приходило в голову. Чаще всего с отцом мы общались в больничной палате, там у него не было возможности ничего мне подарить.
        - Он водил тебя куда-то? Проводил какие-то обряды? Ты встречалась с предыдущим Хранителем? - завалил меня вопросами Библиотекарь.
        Да я много с кем встречалась и детство свое помню урывками. Стерлось после всей этой кучи терапий и транквилизаторов.
        - Ни с кем я не встречалась. А что было в детстве представления не имею, - ответила коротко. - Встречи с отцом помню только в больнице.
        - Когда у тебя появился дар? - внезапный вопрос заставил меня растеряться.
        - Я слышала голоса. Это началось перед школой. Совсем тихо. Чем старше я становилась, тем отчетливее они были. После смерти отца пришли видения, - отчиталась я. Эту информацию мне приходилось повторять так часто, что она отпечаталась у меня на подкорке.
        - Думаю, они успели провести ритуал. Ты коснулась амулета, процесс запустился. Это был бы гениальный план, - Библиотекарь занял свое место за столом. - Но почему он тогда не передал тебе амулет? - говорил сам с собой, глядя куда-то в центр стола.
        - О чем ты говоришь? - Том не выдержал первым.
        - Много лет назад. Когда Создание вышло из-под контроля и началась охота за Хранителем, мы пытались его спрятать. Но Создание всегда его находило, каким-то невероятным образом. Тогда заключить силу хранителя в другой сосуд было бы гениальным решением. Никто и подумать не мог, что Хранитель - ребенок. И ты, - от его быстрого взгляда у меня затряслись колени. - Элли, идеальная кандидатура. Твой отец был учеником Хранителя - на него могли подумать и выследить. Но за тобой никто не стал бы гоняться. Скажи, ты помнишь только школу, да? То, что было до стерлось?
        - Да. До момента появления голосов я не помню ничего, - в голове медленно складывались паззлы. Теория Библиотекаря была очень реалистичной. Но почему отец не предупредил? Хоть бы записку написал…
        “Так он и написал!” - пронеслось в голове и отразилось на лице так ярко, что два заинтересованных мужских взгляда тут же устремились на меня.
        - Ты что-то вспомнила? - подался вперед Библиотекарь.
        - Отец оставил рисунки. За сутки до его смерти я виделась с ним. Он нарисовал и отдал их мне. Думала, что это просто бред сумасшедшего.
        - Где эти рисунки? Они сохранились?
        - Да, у меня дома. Могу принести их завтра. Генрих, что мне делать? Что должен делать Хранитель?
        Том почувствовал мою нервозность, взял мою ладонь в свою и переплел пальцы. Его тепло успокаивало. Я чуть сильнее сжала его руку, ожидая ответа.
        - Искать амулет и не пользоваться силой Хранителя, чтобы не случилось. Это Создание, которое ты подчинила сегодня, не предаст. Но любое другое мигом растрезвонит, что появился новый Хранитель и гражданская война мира Золотых нитей обрушится на тебя. Ты будешь беззащитна до тех пор, пока не найдешь амулет. Хранитель без амулета. Ума не приложу, что с этим делать. Пока спрячем тебя ото всех, - повернулся к Тому. - Глаз с нее не спускай. Головой отвечаешь.
        Сцена 67
        На улице совсем стемнело, дождь разошелся не на шутку. Во внедорожнике Игоря было тепло, приятно пахло и я окончательно расслабилась.
        - Том, ты умеешь водить машину? - глупо спрашивать, когда уже в ней едешь, но мой выдохшийся от перегрузки информацией мозг соображал медленно.
        - Игорь умеет. Я знаю все, что знает он, и могу использовать его навыки, - объяснил парень, включая навигатор. - Говори адрес. Дорогу к твоему дому я не знаю.
        Большую часть пути ехали молча. Лавировать на залитой водой дороге было сложно, Том все свое внимание переключил на то, чтобы доставить меня домой в целости и сохранности. Я же тихо дремала, откинувшись на кожаную спинку сидения. Машина была такой большой, что мне без труда удалось вытянуть ноги.
        - Твою ж!
        Машина дернулась и Том потерял управление. Мы летели куда-то в сторону, к счастью, пустой встречки. Каким-то чудом вышли из заноса. Парень щелкнул на аварийку и прижался к обочине. Я все еще не могла перевести дыхание и потирала ушибленное плечо. Том медленно обернулся.
        - Что я здесь делаю? - на меня растерянно смотрел Игорь Романов. - Что ты делаешь в моей машине?
        Глава 21
        Сцена 68
        - Игорь, с тобой все в порядке? - участливо наклонилась к нему. - Мы задержались на работе и ты предложил меня подвезти, потому что на улице дождь.
        Ненавижу врать. Ненавижу. Но сейчас это ложь во спасение, только не знаю кого: меня, Тома или самого Игоря. Наверное всех. Да, Эля, постарайся ради нас всех сыграть свою роль до конца и распутать клубок. Не бывает бесконечных ниток, рано или поздно эта игра закончится. Спроси хотя бы у котов, им не привыкать играть с клубками. Они точно знают, когда заканчивается нить.
        - Не помню ничерта, - он потер рукой лоб и нахмурился. - Примерно с обеда. Даже переговоры с британцами, как в тумане. Вроде помню, но как будто фильм смотрю.
        - Может, тебе стоит отдохнуть? Переутомился? - рука сама потянулась к двери. - Мы почти приехали, так что давай я здесь выйду. А ты разворачивайся и езжай домой. Выспись лучше.
        Щелкнул замок. Игорь заблокировал двери. Мое сердце сделало кульбит и замерло.
        - Сиди. Там дождь и темно, не страшно в таких условиях гулять по частному сектору? - босс улыбнулся как-то странно, непривычно, по-доброму. Давно не видела у него такой улыбки, почти как в школе. Без иронии, легкого оттенка высокомерия и отстраненности. Просто искренняя улыбка.
        - Раньше же ходила, - пожала плечами.
        - Раньше я не подвозил тебя домой, - резонно заметил Игорь и, видимо, пришел в себя. Включил поворотник и выехал на дорогу.
        Через пять минут машина остановилась у дома Ирэн и, как по волшебству, закончился дождь. Мужчина щелкнул на кнопку и дверь разблокировалась. Ну, по крайней мере, я так думала, когда благодарила и дергала за ручку. Щелк. Щелк. Не открывается.
        - Игорь, что с замком?
        Ох, надеюсь, это проблема с дверью, а не у моего бывшего одноклассника мозги перемкнуло. Мало ли, вдруг с него какой-нибудь мимо проходящий автор еще и маньяка списать умудрился. Всякое бывает. В мире, наполненном авторами, каждый может случайно стать прототипом.
        - Я открыл. Странно. Попробую с той стороны, - вылез из машины и подбежал, скользя ботинками по грязи, к моей двери.
        Вот и дождалась ты, Эля. Игорь Романов собственной персоной открывает тебе дверцу автомобиля. Ну что за жизнь? Мечты сбываются, когда уже нафиг не надо. Или все-таки надо? Смотрела на Романова сквозь мутное стекло. Дверь открылась без проблем и теперь улыбающийся Игорь предстал передо мной без дополнительных эффектов размытия. Улыбался слегка смущенно.
        - Хорошо, что дверь заело. Я бы не заметил, что высадил тебя в лужу, - кивнул под ноги. Проследила за его взглядом. Да, лужа была фантастическая: большая, глубокая и мерзко-коричневая. Романов - венец мужской логики. Вместо того, чтобы отъехать в сторону, встал одной ногой в лужу. И как отсюда выбираться? Если постараться, можно шагнуть в сторону и попасть просто в грязь, а не утонуть в воде.
        - Отойди немного, - встала на порожек машины, - сейчас попробую аккуратно… Ой!
        Меня бесцеремонно подхватили на руки. Всего пара мгновений и вот она я, растерянная и удивленная стою на каменном крылечке у ворот нашего с Ирэн жилища. Пытаюсь дышать ровно, спрятать вспыхнувшие щеки и забыть, как это, когда тебя бережно несет мужчина: его чуть солоноватый запах, сильные руки и ровное дыхание. Уверенный и спокойный, как будто так и надо.
        - С ума сошел? - возмутилась, не зная, что еще сказать. Надо было отделаться простым “спасибо”, но я так растерялась, что обронила куда-то в грязь вежливость.
        - Зато ты не испачкалась, - резонно заметил Игорь, глядя на мои совершенно чистые туфли.
        - А вот ты да, - ответила снисходительным взглядом.
        - Ну я же здесь мужик, мне положено в грязи валяться и симпатичных барышень на руках носить, - осекся. Видимо, сам не ожидал такое ляпнуть. Я от симпатичной барышни тоже немного обалдела и превратилась в окончательно смущенную.
        - Если хочешь, заходи. Высушишь обувь, - прозвучало, как в глупом американском кино, когда девушка пытается заманить парня на ужин с завтраком. Тут же быстро добавила. - Ира будет рада тебя видеть.
        “Только бы он не подумал ничего плохого! Почти ночь, а я зазываю его в гости. Стыд какой” - каким-то чудом сохраняла спокойствие, хотя внутри дрожала от волнения и страха. Если первую фразу мой горе-спутник воспринял положительно, то от второй почему-то в восторг не пришел.
        - Ты живешь с Ирой? - чуть нахмурил брови.
        - Да, снимаю у нее половину дома по хорошей цене. Уютно и от центра близко, - такое чувство, что извиняюсь. Глупо. Да, я живу с лучшей подругой и нам очень весело. Правда, последние дни мы совсем не видимся, но это уже совсем другая история.
        - Понятно. Я лучше домой. Ты права, мне нужно поспать, - почти развернулся, чтобы уйти. Но почему-то передумал.
        Я схожу с ума. Смотрю на него в свете нашего бледного фонаря у двери. Игорь стоит в полоборота и едва заметно улыбается мне. Мне, а не кому-то другому. От одной мысли в груди щемит и дышать даже влажным после дождя воздухом становится безумно тяжело. До боли. До острого желания приблизиться.
        - Чтобы ты ни думала, Эля. Я рад, что ты вернулась в мою жизнь, - в его взгляде промелькнуло нечто странное и тут же исчезло. Мне не удалось выхватить и разгадать, что именно. Момент упущен. - И я давно должен был это сказать. Спасибо за подарок, - мужчина закатал рукав ветровки.
        Шумно вдохнула вместо удивленного вскрика и шагнула назад, врезалась спиной в дверь и случайно нажала звонок. Он пронзительно возвестил о моем появлении на весь дом. Я, не отрываясь, смотрела на браслет. Столько лет прошло.
        - До завтра, Элли.
        Игорь развернулся и почти бегом устремился к машине. Когда подруга открыла мне дверь, машина уже отъезжала от нашего дома.
        Сцена 69
        - И кто это был? - хитро улыбнулась Ирэн, разливая ароматный чай. Мы всегда пили его, когда шел дождь. Такая вот маленькая традиция. которая сейчас стала для меня пыткой.
        - Да так, один человек с работы, - снова вру. Хотя нет, сейчас все же лукавлю. Но в памяти так ярко отпечаталось нежелание Игоря встречаться с Ирэн, что и рассказывать подробности нет смысла. Мало ли, что между ними произошло, пока я по больницам кочевала.
        - Ухаживает за тобой? - проницательный взгляд. - Красиво ухаживает, раз ты даже туфли не запачкала.
        - Просто галантный. Задержались немного по работе, предложил подвести, - равнодушно пожала плечами, но вспыхнувшие щеки скрыть не смогла. Нет, Эля, черт. Надо уйти от этой темы, как можно дальше.
        - Так и съедешь от меня не к бабушке, а к нему, - тихо рассмеялась подруга. - Рада за тебя. Приступы в последнее время отступили.
        Закусила губу. Возможно, пора рассказать Ирэн правду. Не могу же я вечно скрывать от самого близкого человека эту тайну или могу? Присмотрелась. Нет. Рано, сначала найду ответы, потому расскажу всю историю целиком.
        - Да. Не знаю надолго ли, хорошо бы навсегда. Эй, аккуратнее! - шикнула на хорька.
        Тодд крутился у меня на руках и от всей своей хорьковской души радовался возвращению. Его очень не хватало на работе, я привыкла думать с хорьком на шее. Он помогал мне сосредоточиться, поддерживал, а сейчас ему большую часть дня приходится сидеть одному в клетке.
        “Интересно, Игорь любит хорьков?” - влетела в голову неожиданная мысль. От неожиданности чуть не уронила чашку на Тодда. Хорь возмущенно вытянулся.
        Надо срочно прочитать Тома, раз десять прочитать, чтобы он мог снова занять место Игоря. Так безопаснее для всех. Особенно, для моего сердца.
        - Малкина, делай со мной что хочешь, но по-моему ты влюбилась, - поставила диагноз Ирэн. Как всегда, точный. Вот только в кого? Том-Игорь, Игорь-Том, как две стороны одной монетки. Её кто-то подбросил в воздух, она крутится и совсем скоро приземлится той стороной, которая решит мою судьбу.
        Сцена 70
        Что-то не так. Я уже полчаса перебирала листы с романом Тома, который заботливо был уложен в папку и спрятан в моем рабочем столе. Там точно не хватало страниц. Тех самых, где в него втыкают нож. И, что самое ужасное, восстановить их невозможно. Это единственная распечатка. Перерыла всё вокруг. Тодд помогал, как мог, с явным удовольствием шурша раскиданными по комнате бумажками.
        - Это невозможно, - обреченно выдохнула и схватилась за голову. - Как я могла их потерять?
        Комната была заперта, да и кому может потребоваться пара листов из неприглядной папки. Хотели бы уничтожить Тома - забрали бы все. Значит, их потеряла я. Надеюсь, это не ослабит его. Вздрогнула от собственных мыслей. Нужно спрятать роман! Как можно дальше.
        “Генрих, простите за беспокойство. Я нашла рисунки и у меня в руках роман Тома. Вы сможете спрятать его в библиотеке Говорящих? Боюсь, что кто-то может его найти и уничтожить. Тогда Том погибнет.”
        “Хорошо. Приноси все завтра. И рисунки, и роман” - он ответил на мое сообщение сразу, как будто ждал.
        Выдохнула. Теперь Том будет в безопасности. Мелькнула идея сделать копию, но первая распечатка или рукопись для героя самые главные. Они, как смерть Кощея. Стоит сломать иглу, в нашем случае сжечь книгу, и персонажи исчезнут.
        Я не допущу, чтобы это случилось с Томом, никогда.
        Взяла папку с оставшимися листами романа, позволила Тодду влезть в широкий рукав моей пижамы и пробраться на шею. Что ж, почитаем.
        Сцена 71
        Не выдержала и забежала в Лавку перед работой. Не скажу, что Тарго мне очень обрадовался, но внутрь пустил. Генрих, разбуженный час назад, уже ждал в зале с круглым столом.
        - Терпение не твоя сильная сторона, да? - иронизировал Библиотекарь, попивая ароматный кофе. Моя чашка уже стояла рядом. Отказаться от такого удовольствия было выше моих сил, особенно ранним утром.
        - Простите, не могу успокоиться. Боюсь, что дома книга не будет в безопасности. И вот, - достала рисунки и положила на стол. - Это отец нарисовал перед смертью. Понятия не имею, что это значит.
        Генрих взял сначала один листок, затем другой. Несколько минут сосредоточенно рассматривал. Я ждала, затаив дыхание. Ну а вдруг? Вот сейчас его озарит. Мы разберемся, все станет просто и понятно.
        - Нет, не понимаю, что он хотел этим сказать, - хмурился мужчина. - Забери их пока с собой. Может, что-то придет в голову. Звони в любое время. Чем быстрее мы найдем амулет, тем лучше.
        - Хорошо.
        Часть моей души успокоилась. Книга и Том в безопасности, а с амулетом как-нибудь разберемся. В конце концов, он должен быть где-то рядом, раз мне так легко удается использовать силу Хранителя.
        Сцена 72
        Ни через день, ни через два, ни через неделю мы ничего не нашли. Загадка казалась нерешаемой. Том снова вошел в силу, но влезать в голову к Романову не рисковал, не было причин. Иногда заглядывал ко мне по вечерам и рассказывал про мир Золотых нитей. Как он необычен, разнообразен, прекрасен и не ограничен никакими условностями. Обнимал, целовал на ночь и берег сон, как верный пес.
        После того вечера я переживала, что Игорь начнет вести себя как-то странно, наши взаимоотношения изменятся. Но ничего не происходило. На работе бывший одноклассник был собран, ироничен и сдержан. Никаких улыбок, намеков и, слава богу, никаких прикосновений.
        - Эля, ты же придешь завтра? - Ромов притащил стул и уселся рядом с моим столом. Вот ведь приставучий, прохода не давал всю неделю. Что он только ни придумывал: цветы, конфеты, шарики вешал. Псих. - Вечер встречи. В семь часов и никаких опозданий.
        - Я прекрасно помню во сколько начало. Приду, - выдохнула и закрыла файл с переводом. Решительно невозможно работать. - Ты мне ужасно мешаешь. Игорю сам объяснишь, почему перевод задерживается?
        - Объясню. Он мне как раз должен, - довольно улыбнулся блондин со сломанным носом. - Отмажем тебя. Поболтай пока со мной.
        Эльза хмыкнула и, пока Ромов не видит, покрутила пальцем у виска. Мол, совсем мужик с ума сошел. Я была с ней абсолютно согласна. Интересно, если я по старому знакомству договорюсь с доктором, он пришлет сюда наряд санитаров? Есть тут один придурок, которому срочно нужно вправить мозги и, возможно, отрезать то лишнее между ног, чем он думает.
        “Я могу войти в прототип и прогнать его,” - послышался голос Тома. Я улыбнулась, глядя в монитор. Наблюдает за мной, присматривает - это чертовски приятно.
        “Не нужно, сама разберусь. Он всего лишь человек, хоть и мерзкий до нельзя”.
        - Что там у тебя такое? - Ромов перегнулся через стол и заглянул в монитор. Еле успела свернуть браузер. Хотя, может, стоит устроить показательное выступление? Показать, что я псих и немного поистерить? Тогда он сбежит.
        Но истерику закатывать сегодня предстояло не мне. Первый тревожный звонок раздался пятнадцать минут спустя на столе у Эльзы. Ромов все еще сидел рядом и продолжал меня рассматривать, улыбаясь. Я же тренировалась игнорировать приставучих поклонников, вот уж не думала, что когда-нибудь мне пригодится этот навык.
        - Добрый день, приемная Игоря Романова, - привычно отозвалась девушка. Я привычно подняла на неё взгляд и заметила, как изменилось лицо. - П-подождите. Мила, успокойтесь. Сейчас я попробую вас соединить, - нажала кнопку. - Игорь, там Мила. Она… - блондинка осеклась. - Я поняла. Не соединять. - переключилась на девушку. - Простите, Мила, у него совещание. Не может говорить.
        Я смотрела во все глаза и не понимала, что происходит. Зато подмигнувший мне Ромов точно кое-что знал.
        - Скоро у вас тут будет весело, - хмыкнул он и поднялся. - Пойду, займусь важными делами. Эля, семь вечера. Завтра. Жду! - картинно махнул рукой и вышел из приемной. Наконец-то смогла вздохнуть спокойно.
        - Эль, там какая-то ерунда, - подруга была в шоке. - Кажется, между нашими голубками пробежала черная кошка…
        Сцена 73
        Не знаю, как кошка, а сама Мила с покрасневшими от слез глазами прибежала в офис через час. На неё было больно смотреть: бледная, взлохмаченная, растерянная. Руки дрожат, губы тоже дрожат. Она вот-вот разрыдается.
        - Мила, что случилось? Поругались? - Эльза, добрая душа, подбежала к девушке и тут же усадила на стул. - Игорь заперся в переговорке с директором по развитию и главным маркетологом. Думаю, скоро освободится.
        Я не усидела на месте и тоже подошла.
        - Виновата сама, - выдохнула Мила. Одинокая слезинка скатилась по щеке. - Не знаю, что на меня нашло, - прошептала и спрятала лицо в ладонях. Плечи дрогнули.
        Это было ужасно, видеть и чувствовать чью-то боль и беспомощность. Мне почему-то вспомнилась я сама месяц назад. Испуганная, нервная и совершенно беззащитная перед свалившимся на голову чем-то.
        - Эльза, щелкни на чайник. У меня ромашка в столе, - хотелось хоть как-то помочь. Успокоительное и ромашку я по привычке держала в ящике.
        Через пару минут протянула все еще плачущей Миле чашку с ароматным травяным напитком и села рядом. Получила одобряющий кивок от Эльзы. Вот уж не думала, что стану успокаивать девушку Игоря, которую совсем недавно готова была возненавидеть.
        - Что произошло? Мы можем помочь? - вкрадчиво спросила я, когда чашка опустела наполовину, а Мила перестала всхлипывать.
        - Не можете, - холодный голос за моей спиной заставил всех присутствующих в приемно вздрогнуть.
        Мила выронила чашку, та разлетелась в дребезги прямо у наших ног. Лужа медленно растекалась по плиточному полу.
        - Мы все выяснили вчера, - холодный Игорь. Кошмарный сон средь бела дня. Я переводила взгляд с него на Милу и обратно, успела пару раз переглянуться с Эльзой. - Мила, повторяю еще раз. Я не стану рогатым мужем и больше не желаю быть твоим женихом. Ходи на свидания с кем угодно, нас больше ничего не связывает.
        - Ты все не так понял! - вскочила на ноги девушка и крикнула так громко, что я зажала уши ладонями. Ненавижу, когда кричат. Это страшно. Зато этот вскрик слышал сейчас добрая половина офиса.
        - Три свидания за неделю с моим лучшим другом и, бинго, ваш горячий поцелуй перед дверью твоей квартиры. Что из этого я не так понял, Мила? - голос, как ледяной меч, безжалостно кромсал самолюбие дрожащей девушки.
        Нет, не могу молчать. Разборки при посторонних не самое приятное, а она итак на ногах еле держится. Неужели у Романова напрочь отсутствует чувство такта? Даже при условии, что Мила повела себя глупо, он мог бы быть умнее. Наверное…
        - Может, вам стоит поговорить в кабинете? - встала и попыталась избавить Милу от унижения.
        - Не влезай! - так рыкнул Игорь, что я отшатнулась и запнулась за стул. Плюхнулась на мягкую сидушку. Спасибо, что не упала. Босс же направил свой гнев на, как я понимаю, бывшую невесту. - Мила, либо ты уходишь отсюда сама, либо я вызываю охрану. Ты сделала свой выбор. Иди к Ромову, вы с ним прекрасно друг друга понимаете.
        - Игорь, все не так! - еще одна попытка. Бесполезно. Игорь напряжен, зол и обижен. Не станет её слушать. - Это случайность, он сам… - пролепетала под тяжелым взглядом.
        - На свидания тоже сам ходил, один. И в подъезд тоже сам пошел, и до твоей двери добрался, хотя никогда у тебя в гостях не был. Или и раньше захаживал, а я чего-то не знаю? - добивал её мужчина. - Эльза, вызови охрану!
        - Нет, - шепнула Мила и, разрыдавшись, выбежал из приемной. Хлопнула дверь.
        Игорь стоял и спокойно смотрел на пустое место, где только что плакала Мила. Он был таким холодным, неужели ему не больно? Любимая девушка, почти невеста попалась на горяченьком с лучшим другом. По идее, страдать должен он, но жалко мне отчего-то Милу. В моей системе координат, кажется, произошел сбой. Или нет?
        - Нужно убрать осколки, - прошептала я, прервав немую сцену. Присела и, еще этого не хватало, - Ой, - порезалась вторым же осколком. Эля, этот день сведет тебя с ума. Еще Ирвина не хватает до полной картины. Кровь на подушечке большого пальца.
        - Эля! - от моего вскрика ожила статуя под названием Игорь Романов в печали. Присел рядом и схватил мою руку. - Сильно поранилась? - внимательно осмотрел, поднес к губам.
        Щеки вспыхнули и в последний момент я вырвала руку из его захвата. Что он делает? Кто еще из нас псих!
        - Все хорошо, мне просто нужен пластырь, - выпрямилась во весь рост. На Эльзу смотреть было страшно, но пришлось рискнуть. Она переводила ошарашенный взгляд с Игоря на меня и обратно.
        - Эльза, найдите аптечку и принесите в мой кабинет. Эля, за мной, - очнулся Игорь. Тут же включил режим босса, раздал указания и, не оглядываясь, прошел в свой кабинет. Капелька крови стекла вниз по пальцу, хотела её слизнуть, но не решилась. Слишком яркой была картина. Губы Игоря так близко к коже, и он вот-вот слизнет кровь с моего пальца. Бред. Я в бреду.
        - Что это было? - прошептала Эльза.
        - Сама не знаю, - голос дрожал. - Может, сбежать? Я не хочу идти к нему в кабинет. Кажется, он не в себе.
        - Ага, и включить в нем режим охотника, как в Ромове? - хмыкнула девушка, доставая из шкафа белый чемоданчик с красным крестом.
        - Ты права, - взяла аптечку из рук Эльзы и вошла в кабинет вместе со страхом, непониманием и странным чувством, что упускаю нечто важное во всей этой истории. Как будто вместо плюса я где-то снова переписала минус.
        Глава 22
        Сцена 74
        - Прости, я не должен был на тебя кричать, - тихо произнес Игорь и приклеил на палец пластырь.
        Да ты много чего не должен был сейчас делать. Не должен был пытаться слизнуть кровь с пальца, не должен был вызывать в свой кабинет, не должен был полчаса обрабатывать ерундовую рану, дуть на мой палец и все это время нежно держать запястье. Не должен был заставлять пылать мои щеки, а сердце сбивать с ритма. Но ты делал все это в тишине кабинета, куда Эльза не рискнула перевести ни один звонок, а они были. Сквозь дверь слышно.
        - Сама виновата, - отозвалась так же тихо и второй раз за день освободила руку из его пальцев. Он отпустил, к счастью. Потому что если бы удержал… Я сошла бы с ума. Сгорела бы прямо здесь, превратилась в пепел, как птица Феникс, но вряд ли бы восстала. - Ты как? Сильно плохо? Застать близкого человека вот так.
        - Переживу, - коротко ответил Игорь и, оставив на столе открытую аптечку, пересел в свое кресло. - Иди работай.
        Он прав. Кто я такая, чтобы лезть в его жизнь? Спрашивать о невесте, ковыряться в душе своим порезанным пальцем. Но что я еще могу сделать? Мне больно видеть человека, который потерял в один день и невесту, и лучшего друга, хоть тот и козел каких поискать.
        Стоп. Вот оно. Вот моя ошибка. Вот то, что я упустила. Ромов, сияющий как начищенный пятак, сидел в приемной и ни капли не опасался гнева второго братца Ро. Встала со стула и внимательно посмотрела на Игоря. Догадка была яркой, как вспышка фар на ночной дороге. Ослепляющей. Мысли пошли юзом и сорвались в кювет. Нет, он не мог. Он не такой. В груди что-то сжалось до боли.
        “Он мне должен,” - голос Ромова в голове.
        “Скоро будет весело,” - еще одна убийственная капля.
        - Ты это подстроил, - выдохнула и выпрямилась во весь рост. - Вы с Ромовым подставили Милу?
        Пожалуйста, скажи, что у меня больная фантазия. Умоляю. Ляпни какую-нибудь глупость, что старый друг важнее гулящей девушки или что-то в этом роде. Иначе я не знаю, как смогу дальше любить тебя.
        - Да, - спокойный ответ и мир вдребезги.
        - Как? Зачем? - села обратно на стул. Он поиграл с этой девочкой. Просто поиграл и выкинул, как ненужную куклу.
        - Мила была хорошим бизнес-проектом, но я решил от него отказаться, - голос Игоря спокойный и ровный, как будто так и нужно. Это чудовище. Бесчувственное чудовище. Он считает, что сделал все правильно. - Разорвать отношения в одностороннем порядке я не мог, слишком много дел нас связывает с её семьей. Пришлось спровоцировать. Надеюсь, тебе хватит ума никому об этом не рассказывать.
        - Ты… - я не могла найти слов. - Это отвратительно. Мерзко. Она же живая, живой человек! Как ты можешь так с живым человеком?! Она места себе не находит, чувствует себя предательницей. Ты хоть представляешь, как это больно?!
        - Эля, - Игорь заподозрил неладное и быстро подошел ко мне. - Эля, успокойся, - взял за плечи и попытался заглянуть в глаза.
        Но не знаю, что на меня нашло. Разочарование и обида накрыли такой огромной волной, что выплыть никакой возможности. Я ударила его. Впервые в жизни ударила человека кулаком в грудь. Раз. Два. Три.
        - Чудовище! - ударила еще раз. - Скотина бесчувственная!
        - Тут ты ошибаешься, - выдохнул и с силой притянул меня к себе.
        Губы на губах. Я должна была оттолкнуть, убежать, но тело не слушалось. Он заколдовал, опутал и просил каждым прикосновением понять. Не ответила. Слезы сделали наш поцелуй соленым с легким привкусом горечи. Больше всего на свете я мечтала об этом поцелуе, хотела отдаться ему без остатка, но не могла. Потому что Игоря Романова, которого я любила, не существует. Его никогда не было, я придумала его сама. Когда поняла, что не могу получить любовь одного придуманного героя, по глупости создала более совершенную копию. Но счастья мне не принесет никто из них, потому что они оба лишь плод моей фантазии.
        Сейчас меня целует совершенно другой человек. Он чужой. Я его не знаю.
        Сцена 75
        Пришла домой, выпустила из клетки Тодда и рухнула на кровать, не раздеваясь. Фундамент моего мира только-только стал прочным и вот снова покрылся трещинами, просел. Но на этот раз Создания, злой рок и даже Игорь не виноваты. Виновата я. Только я и никто больше. Та, кто все это придумала и посмела влюбиться в собственные иллюзии.
        На губах все еще горчил поцелуй Игоря. Рука, которой я все-таки залепила ему пощечину, неприятно ныла. В ушах мой крик: “Такого Игоря Романова я не знаю и не хочу иметь с ним ничего общего”. Хлопок двери. Я убежала из офиса за два часа до конца рабочего дня, босс не стал меня догонять.
        Зато успела навестить бабушку. Выглядит она значительно лучше, врачи планируют выписку. Сиделку рекомендуют оставить на ближайшие несколько месяцев, так что терять работу мне никак нельзя. Если Игорь после моей выходки не поставил меня в статус “неудачный проект” и не уволил к чертовой матери, с испытательного срока это не так сложно сделать.
        Отправила сообщение Эльзе.
        “Как дела? Прости, что сбежала. Все объясню в понедельник”
        Ответ почти сразу.
        “Я всё поняла. Ты молодец, что его отшила. Он ведет себя, как козел”
        Улыбнулась, глядя на экран мобильника. Пусть Эльза не видит всей картины целиком, но понимает меня. Хотя, о чем это я? На её глазах босс окончательно бросил невесту и начал странно вести себя со мной, потом в приказном порядке вызвал в кабинет. Полчас спустя я вылтела оттуда злая, как черт, с припухшими губами и криками. Схватила сумку и сбежала. Дураку понятно, что здесь происходит, а Эльза далеко не дура.
        “Спасибо за понимание. Сама не знаю, что на них всех нашло. Игорь сильно ругался, что меня нет?”
        “Вообще не ругался. Вышел, сказал, что отпустил тебя до понедельника. Через час сам уехал. Очень печальный…”
        “Он заслужил”
        “Догадываюсь”
        Положила телефон рядом на подушку. Хотелось рассказать Эльзе всё. Может, она даст хороший совет? К Ирэн идти было страшно. Объяснять, почему врала про Игоря, рассказывать о Томе, Говорящих. Слишком сложно. Хватит с неё моих проблем, она много лет только их и решала. Да, не нужно ни к кому бежать, ни у кого просить советов. Я же обещала себе справляться самостоятельно. Назад не сдам.
        Телефон издал тихое “вж“.
        “Любишь его?” - проницательная Эльза.
        “Любила, но не знаю его ли” - отбросила телефон в сторону.
        Прискакал Тодд и принялся теребить лапками мою косу. Ах да, ужин! И еще одно незаконченное дело…
        “Том! Надо поговорить…”
        Сцена 76
        - Валентина Ивановна, здравствуйте, - взъерошенный парень стоял на пороге старого дома. - Я по поводу Эли…
        Женщина смотрела на него хмуро, поджав тонкие губы, окруженные морщинами.
        - Я тебе второй месяц твержу, а ты ходишь да ходишь. Не вернется Эля. В лечебнице на неопределенный срок, возможно, она никогда не выйдет. Врачи никаких прогнозов не делают, - ворчала женщина.
        - В какой она лечебнице? Скажите уже, наконец! - рявкнул Игорь и ударил кулаком по стене дома.
        - Не кричи на старших! - осадила его Валентина Ивановна. - Туда все равно нельзя. Это закрытая клиника. Эля никого не узнает.
        - Один раз, пожалуйста, - уже просьба. Тихая и глухая. - Завтра вечером у меня самолет. Я улетаю учиться и вернусь через четыре года, - сунул руку в карман и достал плотный лист бумаги, похожий на визитку. Протянул женщине. - Это контакты. Электронная почта, аська. Если ей вдруг станет лучше, передайте. Мне очень нужно поговорить с Элей.
        - Хорошо, - выдохнула та и взяла листок. - А теперь иди. Удачной учебы.
        Дверь дома закрылась. Скрип ступенек крыльца. Ушел.
        Валентина Ивановна прошла на кухню и демонстративно бросила листок в печь.
        - Вы уверены, что мы поступаем правильно? - произнесла сидящая за столом красивая темноволосая девушка. - Может, им лучше поговорить?
        - Врач сказал, что ухудшение произошло из-за эмоционального всплеска. Следующая их встреча может стать фатальной и усугубить болезнь еще сильнее. Мы не должны этого допустить, - женщина устало опустилась на табурет. - И сама подумай, что будет, если они встретятся? Любовь? Эля сядет у окна и станет ждать, пока он вернется в Россию? Знаешь, чем обычно заканчиваются такие истории?
        Ирэн грустно кивнула и сделала глоток остывшего чая.
        - А теперь представь, каким ударом это станет для Элли. Если хочешь помочь подруге, придерживайся моей версии. Они не должны встретиться. Скорее всего, он будет тебе звонить.
        Сцена 77
        Третий час за барной стойкой, но измученную душу не может вылечить ни виски, ни самый болтливый бармен. Он пытался, правда пытался побороть это в себе. Странную привязанность к странной девочке. Игорь долго не понимал, что происходит. Почему Элли одним своим появлением занимает все его мысли? Почему раз за разом он, стараясь не палиться, спасает её от ребят из своей банды? Почему тем вечером увидел девушку на улице и пошел следом, как маньяк? И хорошо что пошел, иначе эти придурки из соседнего района…
        От одной мысли, что могло случиться в тот вечер с хрупкой и беспомощной блондинкой у него все в душе переворачивалось. Возможно, рядом с ней он невольно чувствовал себя нужным: защитником, плечом и, в конце концов, мужчиной в самом лучшем смысле этого слово. А возможно, это нечто большее - судьба, рок, незримое притяжение. После того, как встретил навсегда потерянную девочку в собственном офисе, готов был поверить во всё, даже в голозадых младенцев с луками, которые пускают невидимые стрелы направо и налево.
        - Бармен, еще виски! - потребовал он.
        Думал, что всё прошло. Закончилось. Отмучился. Время залечило раны, притупило чувства - только привычный кожаный браслет на руке служил напоминанием о случившемся. Игорь даже жениться собрался, выгодно и на хорошей девушке. Мила была идеальной кандидаткой: симпатичная, умная и с очень богатым папой. Они познакомились на встрече с инвесторами, сначала с её отцом, который выгодно вложил в них хорошую сумму, а потом и с активной, веселой дочерью. Завоевать Милу не составило большого труда. Девушка ждала, мечтала о своем принце - оставалось только сыграть влюбленного идиота, завалить цветами и дело в шляпе, девушка в постели, деньги в компании, а он удачно и благоразумно женат.
        Но стоило Элли появиться, как всё вернулось. Браслет жег руку. Сердце разогналось до сверхзвуковой и не собиралось останавливаться. Накатило так, что поцелуи с Милой причиняли физическую боль, артистизм актера в постановке “Я вас люблю, хоть я бешусь” сошел на нет. Он больше не мог обманывать, но и открыто расторгнуть помолвку тоже не мог - это разрушило бы отношения с инвестором. Еще и Ромов стал крутиться вокруг Эли, приводя в тихое бешенство.
        План казался гениальным. Два в одном. Избавиться от всех помех сразу. Один раз стать козлом, чтобы получить свое право на искренность. Это должен был быть его грех, его тайна, которую никто и никогда не узнает.
        И что теперь? Эля обо всем догадалась. Он не сдержался, не смог отпустить её просто так и поплатился за это.
        - Ваш виски, - бармен поставил стакан и удалился.
        - Романов, ты - дебил, - посмотрел на свое мутное отражение в задней стенке бара. - Она права. Чудовище, которое думает только о себе, только о бизнесе.
        - Ну ты еще убейся теперь, - прозвучал ироничный голос.
        Игорь вздрогнул и оглянулся. Вокруг него давно образовалась мертвая зона - никто не хотел сидеть рядом с в дупель пьяным мужиком.
        - Ты кто? Где ты?
        “Прекрасно, кажется, я допился до белой горячки. Так вот ты какая, мифическая белочка!” - влетела в голову идиотская мысль.
        - Сам ты белочка! Я Том и нам надо поговорить. Бери такси и езжай домой, - не унимался голос. - Вслух не говори, иначе тебя отвезут в дурдом. А ты мне нужен на свободе, иначе мы не сможем защитить Элли.
        “Элли, причем тут Элли?” - внял просьбе говорить мысленно. Хорошо хоть белочка готова к диалогу, значит, не все потеряно.
        - Она отказалась от тебя и прогнала меня. Если хотим все исправить, придется объединиться…
        Глава 23
        Сцена 78
        - И что вы здесь забыли? - Генрих сидел за круглым столом и смотрел на внезапно вломившийся в Лавку комплект 2 в 1. И нет, это был не шампунь с кондиционером, а прототип с Созданием.
        - Мы хотим защитить Элли! - заявил воняющий на всю лавку перегаром тип. Глаза лихорадочно блестят, волосы чуть растрепаны, рукой нервно теребит браслет из кожаных ремешков на запястье.
        - Давайте честно и полностью. Мы - это кто? - Библиотекарь строго посмотрел на сговорившуюся парочку. Растрепанный мужчина и полупрозрачный парень за его спиной, видный лишь глазу Говорящего. Этот, к счастью, не пах.
        - Том. Я её Создание. Она написала роман. Давно, задолго до того, как узнала правила. Простите, что не сказал сразу, - выдал парень. Скрывать было уже бессмысленно, сейчас кроме Генриха им никто не поможет. - Вчера кое-что произошло, Элли прогнала меня. Я не могу нарушить её запрет, вы же знаете.
        - Твою ж, - Библиотекарь устало потер виски. Этого ему не хватало. - А ты кто такой? - уже обращаясь к Игорю.
        - А он тот, из-за кого нас всех послали к черту! - заявил парень, пока Игорь откровенно тормозил. Гудящая голова итак с трудом переваривала мегатонны свалившейся информации.
        Генрих смотрел на полупрозрачное Создание за спиной своего прототипа. Похожи и не похожи одновременно. Человек перед ним, чуть помятый и с похмелья, но серьезный и уверенный мужчина. Взгляд прямой, голова поднята вверх - он готов штурмовать Эверест, убивать драконов. Он знает точно, сил на это хватит.
        Создание за его спиной скорее мальчик, легкий и неоперившийся. Горящий взгляд, упрямство и порывистый нрав. Такой готов штурмовать неприступные стены, разбивать голову в кровь в надежде на удачу. Однажды стена сломается, верит он. Но это только вера, своих сил он не осознает, стратегии не понимает и просто горит. Такие становятся великими героями, но редко доживают до праздничного пира.
        - Отлично, - хлопнул ладонями по столу. - Я рад, что она вас прогнала. Иначе так и не увидел бы картину целиком. Хранитель, который написал книгу. Вы хоть знаете, чем это может обернуться?
        Два удивленных карих взгляда прожигали его, вот только Генрих не лед, чтобы плавиться от огня. Он камень, который многие годы лежал на пути в пещеру. Теперь её пора приоткрыть.
        - А я вам расскажу…
        Сцена 79
        Ирэн каким-то чудом уговорила меня пойти на этот треклятый вечер встречи. Мол, давай, покажи какой ты стала, хватит комплексовать. Создай о себе новые воспоминания. На самом деле, меня мало волновало, что думают обо мне бывшие одноклассники и думают ли вообще.
        Особенно, когда точно знаю, что Ромов затеял это не ради минутки приятных воспоминаний, а с совершенно определенной целью. Что ж, одна рука у меня осталась без удара, приберегу для одного гадкого ловеласа. Пусть только попробует распустить руки. От братьев Ро надо держаться сегодня чем дальше, тем лучше.
        Если у Игоря есть хоть капля совести, он не придет. Не станет меня мучить еще и сегодня. Но после всех событий в наличии у него совести я искренне сомневаюсь, только холодный расчет.
        - Не дрожи, - одернула меня Ирэн перед входом в ресторан. - Ты - красавица! Уже представляю, как у всех челюсти отвиснут! - ликовала подруга. Это придавало сил.
        Сделать счастливым самого близкого своего человека после бабушки, что ж, ради этого стоит войти в двери дорогущего ресторана и провести вечер в компании бывших одноклассников, двое из которых к тебе неровно дышат.
        Поправила подол легкого белого платья до колена. Оно подчеркивало тонкую талию и открывало плечи, на которых сейчас волнами лежали впервые за много лет распущенные волосы. Откинула прядь назад. Выдохнула. Надо, значит, надо. Не ради Ромова, ради Ирэн и ради себя.
        Сцена 80
        Хорошая новость - совесть у Игоря есть. На праздник он не пришел, зато его друг появился вовремя и портил мне вечер с удивительной самоотдачей. Так рьяно, что бывшие одноклассники поглядывали на нас с легким недоумением: стульчик отставил, вина подлил, что-то прошептал, попытался тронуть за руку, но я красноречиво пригрозила вилкой. Чем вызвала тихие смешки окружающих.
        Вся компания вскоре разделилась на несколько групп по интересам. Молодые мамочки усиленно начали обсуждать памперсы, совместную покупку и у кого-когда резался зубик. Мужчины завели какой-то разговор про автомобили. Несколько девушек-охотниц, которые тоже пришли сюда не юность вспомнить, с интересом разглядывали всех неженатых.
        Некоторые из одноклассников совсем не изменились, а кое-кто шокировал всех даже больше, чем адекватная я. Мишка Лаптев, некогда кругляш с огромным пузом и самый гнобимый после меня человек в классе, пришел к нам подтянутым спортсменом. Даже работает где-то инструктором, чемпион по бодифитнесу. Девочки-охотницы едва слюнями не изошлись.
        - Видишь, все не так страшно, - шепнула мне Ирэн, когда Ромов отбежал куда-то в сторонку с администратором. - Ты даже не центр внимания, - красноречивый кивок в сторону бывшего колобка.
        - Еще бы Ромов отлип. Настроения все равно нет, - отпила немного вина. Один бокал на вечер - не больше.
        Заиграла приятная мелодия. Несколько пар из-за соседних столиков вышли на небольшой импровизированный танцпол в центре зала.
        - Потанцуем? - прозвучал приятный голос рядом. Обернулась и облегченно выдохнула. Это наша сегодняшняя суперзвезда протягивает мне руку.
        - Конечно, - улыбнулась и схватилась за нее, как за спасательный круг. Мишка удивился, но ничего не сказал. Он просто не видел, что за его спиной стоял Ромов и негодующе сверкал глазами. Да, кто-то успел раньше, обогнал одного из братцев Ро. Увы, мы давным-давно не в школе и команды друзей-бандитов у тебя рядом нет.
        Сцена 81
        - А он всерьез за тебя взялся, - хмыкнул парень и кивнул в сторону хмурого Ромова. Тот потоптался рядом со столом и, дабы не пасть жертвой с интересом подглядывающих на него охотниц, пригласил на танцпол Ирэн.
        - Спасибо, что спас, - улыбнулась и чуть не наступила ему на ногу. Неуклюже дернулась.
        Черт. Я никогда не танцевала медленные танцы. Кто будет приглашать ударенную на всю голову девушку? Как там говорят в кино, пусть он ведет тебя? Ох, попробую. Нервно. Мои ладони тут же вспотели.
        - Прости, я плохо танцую, - старалась не поднимать взгляд на своего горе-кавалера.
        - Ничего страшного, тоже не профи. Решил, что не зря Ро поставил свою коронную песню. Он еще со школы на всех вечеринках под нее девушек соблазняет. Один танец и, бах, они уезжали с ним в закат. Хотел предупредить, - спокойный ответ.
        - Еще раз спасибо. Со мной у него не выйдет, - пожала плечами и расслабилась. Да, пусть ведет. Если просто следовать за его движениями, проблем не будет. В конце концов, мне не привыкать быть ведомой.
        - Я рад, что ты адекватная. Тем более, что неадеквата здесь хватает, - усмешка и кивок в сторону охотниц. - Кстати, здорово выглядишь. Лучше себя чувствуешь?
        - Да, все в порядке. Ты тоже крут, реально всех шокировал, - одобрительно похлопала его ладошкой по плечу. - С тебя девушки глаз не сводят.
        - Зато меня от них воротит. Помню, как эти красотки смотрели на меня раньше и отрезает, - выдохнул. Приятное мятное дыхание, как будто он только что съел конфетку. - Думаю, может, тебя на свидание пригласить? Ты как?
        Щеки вспыхнули. Так искренне и просто это сказать. Меня никто не приглашал на свидания, никогда. Стоит согласиться? Одно свидание ни к чему не обязывает. Схожу, узнаю, как это бывает: цветы, кино или кафе. Возможно, из двух бывших изгоев получится неплохая пара. Еще и тенер дома, сделаю себе фигуру мечты.
        Почему-то от одной мысли о возможных отношениях стало смешно.
        - Не думаю, что это хорошая идея, - постаралась сгладить неловкость. - Я пока в семейных делах по уши: бабушка болеет, работа новая. Не до свиданий. Ничего личного, просто пока совсем к этому не готова.
        Музыка закончилась. Меня отпустили на свободу. Парень порылся в кармане пиджака и протянул мне визитку.
        - Если вдруг надумаешь, звони. Ну или решишь позаниматься спортом? - весело подмигнул.
        - Хорошо, спасибо еще раз.
        Подняла взгляд и увидела его. Игорь сидел за барной стойкой и пристально смотрел на меня, вращая бокал с виски. Красивый в дорогом черном костюме, с небрежно растрепанными волосами и расстегнутым воротом белой рубашки. Когда он пришел?
        Короткий кивок головы в сторону выхода.
        - Могу я перехватить твою партнершу? - голос Ромова за спиной. Он только что закончил с Ирэн и решился на вторую попытку.
        - Только если она захочет с тобой танцевать, - снисходительный кивок Миши.
        Я замечаю это противостояние краем глаза, потому что Игорь поднимается и стремительно приближается к танцполу. Что за бред происходит с моей жизнью? С каких пор я так популярна у мужчин? Хочу сбежать и наплевать, что подумает стоящая рядом Ирэн и другие одноклассники. Пора возвращать себе былую славу припадочной психопатки.
        - А ну-ка, убрали руки от моей девушки, - спокойный голос. Кажется, с этим ледяным спокойствием он сейчас придушит обоих и так же равнодушно будет танцевать со мной прямо на их бренных останках.
        - С ума соше… - попыталась вступиться Ирэн, но потеряла голос. Когда Игорь схватил меня за руку, дернул на себя и захватил мои губы своими.
        Я потеряла не только голос, но и волю. Просто ждала, чем кончится эта безумная сцена. На поцелуй не ответила. Дождалась, пока показательные выступления Игоря Романова на танцполе закончатся. Когда-нибудь этот театр одного актера закончится.
        - Нам надо поговорить, - выдохнул мне в губы и, схватив за локоть, вытащил из ресторана. Изумленные взгляды в спину. Бешено стучащее сердце. Злость, захватывающая разум. Я, наконец, начала приходить в себя.
        Сцена 82
        Стояла напротив него, ежась от прохладного вечернего ветра, и молчала. Смотрела в сторону. Только не глаза в глаза, иначе самоконтроль падет смертью храбрых. Губы все еще помнят поцелуй, а надо, чтобы забыли.
        Игорь затащил меня в узкий переулок рядом с рестораном, куда взгляд просто так не упадет. Несколько минут мы, тяжело дыша, стояли друг напротив друга. Он ждал, пока устрою истерику, я не собиралась оправдывать его ожидания. Игнор. Полный игнор. Пусть хоть гопака передо мной танцует, ни слова не скажу.
        - Эля, поговори с нами! - выкрик заставил меня подпрыгнуть на месте и посмотреть на…них?
        Кто передо мной? Всмотрелась в лихорадочно блестящие глаза. Непонятно. Взгляд спокойный, но не равнодушный, как у моего босса. Поведение тоже похоже на Тома, но поцелуй. Это не Том. В висках неприятно покалывало.
        - Мы с Томом объединились, чтобы помочь тебе. Я знаю про Говорящих, про то, что тебе угрожает опасность. Генрих многое рассказал.
        Два моих мира столкнулись. Видения и реальность. Безумие и разум. Я шагнула назад, испуганно глядя на мужчину передо мной. Это слишком страшно, какой-то сюрреализм. Какого черта Игорь вообще лезет в мою жизнь? Глаза защипало. Стиснула зубы, чтобы хоть как-то сохранить разум.
        - Эля, - шаг вперед, медленный и осторожный, как будто боится, что убегу. Нет, не убегу. Хватит с меня игр в трусливого зайца. - Поговори с нами. Пожалуйста.
        - Не хочу, - я не узнавала свой голос. Он звенел, как натянутая гитарная струна, и дрожал также. Еще немного и расплачусь. - Делайте, что хотите. Но не вмешивайте меня. Если Ирвин захочет убить, пусть убивает. Я устала. Устала ничего не понимать, жить вслепую и бояться собственной тени!
        - Эй, иди сюда, - схватил за руку и привлек меня к себе. Уткнулась носом в плечо и разрыдалась, как кисейная барышня. - Мы справимся. Вместе мы справимся и расставим все по своим местам, - шептал Игорь или Том, все равно кто, и нежно гладил ладонью волосы, медленно перебирая пальцами пряди.
        - Почему я? - обхватила руками торс и вцепилась в ткань пиджака. - Почему именно я? Есть сильные и уверенные люди, они могут справиться. А я просто хочу жить, как все. Не быть хранителем этого идиотского мира. Хочу работать, веселиться, любить нормального человека, а не бесчувственного придурка и плод собственного воображения.
        Несу полный бред. Осеклась. Что я сейчас сказала? Подняла на него испуганные заплаканные глаза. Довольная улыбка. Вот зараза.
        - Любишь, - хитрый прищур глаз. - Я так и знал! - ликование в каждом звуке и каждом движении.
        В этот раз я ответила на поцелуй. С кем? Разберусь позже. Если это меня успокоит, поцелую хоть жабу.
        Сцена 83
        - Ирвин, у нас проблемы. Эля не просто Говорящая, она - Хранитель. Человек и лидер сопротивления объединились для её защиты. Ты нашел книгу? Надо спешить.
        Красивая брюнетка с толстой косой наблюдала за сценой в переулке. Такого никто из них не мог предположить.
        - Если она Хранитель, - грубый голос. - Значит, амулет у неё. Книги в твоем доме нет!
        - Черт, Максимиллиан нас убьет. Вы еще у меня? Уходите оттуда! Встретимся на складе через два часа, - скомандовала Ирэн, спрятала телефон в клатч и вернулась в ресторан. Вечер будет долгим.
        Глава 24
        Сцена 84
        - Больше так не делай, - выдохнула, когда поцелуй прекратился. Тихо оттолкнула и, цокая каблуками по асфальту, вышла из переулка. Теперь, когда свободного пространства вокруг стало больше, самообладание медленно возвращалось.
        Что я делаю? Призналась ему (им) во всем. Притом, что сама не понимаю своих чувств до конца. Сейчас же я чувствовала, что обманываю их. Кого? Вероятно, обоих. От мыслей об Игоре в душе горечь разочарования, о Томе - добрый взгляд психиатра. Все это нездорово. Все это неправильно. Даже поцелуй, от которого дрогнули колени, казался ошибкой.
        - Стой, - Игорь догнал меня в два счета и встал рядом. Нет, мне показалось или ему смешно?
        - То, что я сказала и сделала, - начала тихо. - Это было на эмоциях. Пожалуйста, не трогайте меня оба, - дернулась было в сторону ресторана, но меня с силой схватили за плечо.
        - Целовать не буду, но от меня ты не отделаешься. От него тоже, - раздосадованно выплюнул он последнюю фразу. Присутствие Тома явно не доставляло радости Игорю. - Пока не разрешится ситуация с Ирвином, будешь под нашим присмотром. Я договорюсь об охране.
        - Я не помню, чтобы просила о помощи. Если тебе все рассказали, ты в курсе, что никто не может мне противостоять. Против силы Хранителя Создания бессильны, - высвободила плечо. - Езжай домой.
        - Ты не всё знаешь, - удержал, сжал так, что стало немного больно. - Сейчас делаем так. Садишься в машину, я забираю твои вещи и везу тебя домой. По дороге поговорим. Генрих рассказал кое-что интересное.
        - Хватит командовать, - буркнула, понимая, что поговорить нужно. Вдруг, пока я развлекалась с бывшими одноклассниками, случилось кое-что поважнее объединения двух выдуманный мной мужчин.
        Сцена 85
        Много лет назад.
        - Они скоро придут, поторопись! Уходи, - шептал высокий худощавый мужчина с острой бородкой. - Спаси амулет, Яков. Только тебе я могу его доверить.
        Грохот за деревянной дверью. Кто-то бежит вверх по ступеням, громко топая. За ним еще и еще. Их много. Еще секунду и они ворвутся в комнату.
        - Но без него ты будешь уязвим, - второй мужчина с взъерошенными светлыми волосами держал на руках хрупкую девочку с бледной кожей и быстро отходил к потайному входу в стене. Якову и в голову не могло прийти, что в доме Хранителя им может угрожать опасность. Что действовать придется так быстро. Что дочь, которую не с кем было оставить дома, окажется ключом к спасению и невольной жертвой обстоятельств.
        - Я ошибся. Нарушил закон. Мне нести за это ответственность. Уходите, - обернулся и бросил последний взгляд в сторону своего лучшего ученика. - Уходи, Яков. И не мучай себя, ты все сделал правильно. Она поймет, когда-нибудь…
        Стоило одной двери захлопнуться, как распахнулась другая. Яков быстро бежал по узкому коридору вниз. Сейчас самое ценное в его руках: единственная дочь и будущий Хранитель. Если кто-то прорвется сюда, и она, и амулет окажутся под угрозой.
        Сцена 86
        - Привет, сильнейший из Говорящих, - молодой парень с огромными горящими глазами развязной походкой вошел в комнату. Следом за ним в комнату хлынули люди, самые разные: мужчины, женщины и даже дети. Заполнили её, оставив лишь круг в центре.
        - Смотри, кого я привел. Потребовалось много времени, чтобы собрать их, Созданий, навсегда связанных со смертными, и объединить. Позволить им жить в этом мире, как равным.
        - Зачем? - устало произнес Иван. - Зачем?
        - Мы устали подчиняться вашим глупым законам. Мы хотим свободы! - крикнул во все горло. - Создания не зависят от людей! Вы не боги в нашем мире!
        Толпа вторила гулом: “Вы не боги в нашем мире! Мы хотим свободы!”. По спине Ивана пробежали мурашки. Он знал, чем закончится это противостояние, потому что смотрел в глаза собственного Создания.
        - Ирвин, ты не можешь убить меня. Уходите. - строгая команда. Все, что у него оставалось сейчас - самообладание. Его терять ни в коем случае нельзя. - Ты мое Создание. Подчиняйся!
        - Пытаешься остановить меня? - рассмеялся парень и достал пистолет. - Попробуй, па-пу-ля, - чеканил каждое слово.
        Ужас в серых глазах Хранителя.
        - Илья? - голос дрогнул. - Почему?
        - Свобода. Мы оба хотим свободы от тебя, - усмешка на полных губах, таких же, как у давно почившей матери. Зубы сжаты, острые скулы напряжены - этим он похож на него, как и слегка приплюснутым носом. Только выражение лица другое: злость, лед и решимость. Сегодня он сделает то, зачем пришел.
        - Что Ирвин тебе наплел? Илья, давай поговорим. Прошу. Ты никогда не был жестоким.
        Ложь. Сын был неуправляемым, агрессивным и склонным к насилию. Иван боролся, как мог. Врачи, школы и даже религия - ничего не помогало. Чтобы выплеснуть гнев и боль, попытаться понять своего сына и просто не сойти с ума, он начал писать. Взял характер Ильи и начал моделировать ситуацие, которые раз за разом неизменно кончались коварным убийством. Жена, еще будучи живой, нашла записи и отнесла издателю. Назвалась автором по имени Джон Ван. Когда Иван узнал, процесс было не остановить. Он стал легендой и жертвой…
        - Ахахаха! - смеялся, как безумец. - Ты до последнего в меня верил, да? А сам писал темные истории. Знаешь, а мне понравилось. Они меня вдохновили, Ирвин вдохновил. Это, действительно, мой путь. Быть грозным, неудержимым и…свободным от тебя. Адьюс, папуля!
        То, на что ни у одного создания не хватило бы сил, сделал собственный сын. Выстрел за выстрелом. Вся обойма в теле. Мужчина рухнул на пол, кашляя кровью. Стоящие вокруг безмолвно наблюдали, как растекается лужа крови под бездыханным телом.
        Джон Ван умер. Иван умер. Но Хранитель остался жив, как и Создание, над которым никто не может получить контроль. Создание, которое так крепко переплелось с прототипом, что теперь они за одно. Идут к общей цели и никогда не остановятся.
        Сцена 87
        - Подожди, - я терялась в догадках, путалась. - Хочешь сказать, что Ирвин - это прототип, который спелся с Созданием и я перед ним совершенно беззащитна? Они убили Хранителя?
        Мурашки прошли по коже. Обняла себя руками и бросила короткий взгляд за окно. Перед глазами сразу всплыл образ этого человека. Мясистые губы, изуродованное лицо. Либо он никогда не был красавцем, либо жизнь оставила на нем такие ужасные отпечатки.
        - Да, с людьми могут справится только люди. А с Созданием ты, я уверен в курсе, не справится никто, - спокойно произнес Игорь.
        Мне же до спокойствия было далеко. Фактически сейчас за мной гоняется профессиональный убийца, от которого нет защиты. Если с человеком обещанная Игорем охрана справится, то как быть с Созданием и к чему приведет это странное затишье. Ирвин давно не появлялся на горизонте.
        - Неужели, совсем без шансов? - кусала губы и боязливо посматривала на темнеющий окнами дом. Нужно было взять с собой Ирэн, с ней не так страшно идти.
        - Генрих сказал, что Хранитель с амулетом может попытаться подчинить такое Создание. Но без амулета, увы, - хотел коснуться моего плеча, но я отпрянула. Игорь не стал настаивать. - Тебя проводить?
        - Нет! - отрезала холодно и выскочила из машины.
        На подходе к дому поняла, что импульсивная дура. Но было уже поздно, на этот раз он за мной не побежал.
        Сцена 88
        Щелкнула по выключателю и выдохнула. Дома. В прихожей тишина, на кухне тоже. Налила себе стакан воды и осушила залпом. Потом еще один. Хотелось перестать чувствовать на губах его губы, хотя бы на минуту. Флер прежней наивной и детской влюбленности не отпускал.
        - Это еще что за… - ко мне выбежал Тодд. Забрался на стол и встревоженно по нему скакал.
        Я точно помню, что запирала клетку. Рука дернулась к телефону, но кнопка вызова так и не была нажата. Кому звонить? И есть ли повод? Может, хорь выбрался сам? Вот только у него стресс на лицо: вертится, скачет, на руки не залазит.
        Сжала в руках телефон, прихватила из ящика скалку и пошла в комнату. Может, скалка и не амулет, зато аргумент веский.
        Сцена 89
        Игорь отогнал машину чуть в сторону, чтобы Эля не заметила, и остановился. Внимательно смотрел на дом. Кажется, все в порядке. Включился свет сначала в одной комнате, потом в другой. Может, зря он переживает? Зря инстинкты напряжены до предела? Но эта история выбила его из колеи.
        Черт с ними, с этими мистическими штуками. Голос в его голове убедил в их существовании на все сто процентов. Это можно принять, с этим можно работать - так оценил ситуацию серьезный бизнесмен Романов. Угроза жизни Элли напрягала значительно больше. Еще утром он связался со знакомым директором охранного агентства. Через четверть часа его ребята будут здесь. Они проверять дом, поставят защиту и будут неустанно следить за девушкой, даже если она против.
        Обида на него не должна стоить ей жизни.
        - Меня от тебя передергивает, - знакомый голос в голове. Да, теперь “побыть одному” почти несбыточная мечта. - Хватит нервничать. Все идет по плану, дома, кажется, полный порядок. Мне нужно встретиться с другом, кое-что прояснить. Справишься один?
        - От тебя толку-то, - раздраженно буркнул Романов. - Катись.
        - Хреновый из тебя джентльмен. Она таких не любит, - отозвался Том и исчез.
        - Сама призналась, что любит, - от этой мысли на губах заиграла улыбка, но тут же исчезла. Но кого? Его или меня? Идиотизм. Раздвоение личности. С силой сжал руль, ревность кипела внутри и не готова была сдавать позиции. Да, он ревновал к Тому. Угораздило же вляпаться в такой странный любовный треугольник. - Ничего, если нужно будет, я её завоюю. Честно. Правильно. Как мужчина женщину, а не как слюнтяй, сдавшийся после первого отказа. И не как странный воображаемый друг. Теперь все будет по-настоящему, Элли.
        Сцена 90
        Под небом из золотых нитей всегда было светло и тепло. Нежный ветерок ласкал кожу, ароматы цветов наполняли сад. Том, как обычно, сидел на бортике фонтана и задумчиво гладил кончиками пальцев воду, переливающуюся всеми цветами радуги.
        В голове и мыслях сумбур. Чувства смешались, как цвета в фонтане. Элли, он сходил с ума. Думал о ней постоянно и успокаивался лишь тогда, когда был рядом. Но она человек, существо из другого мира, их природа настолько различна, что нет ни единого шанса быть вместе. Игорь ясно дал понять, что не уступит своё тело. Силой его завоевать не получится - слишком слаб.
        Что же делать? Возможно, когда они найдут амулет, Элли поможет ему. Если любит, разумеется. Её слова о чувствах надорвали что-то внутри. Возможно, это была связь с женщиной, которая предназначена ему судьбой. Эля сама написала концовку. Хэппи энд. Своими руками связала двух Созданий навечно, сама стала прототипом для той, кого в мире золотых нитей Том так и не встретил.
        - Ценой своей жизни, - произнес совсем рядом бархатистый голос. Виллар появился, как всегда, неожиданно. Том улыбнулся и поднял взгляд на старого друга. Улыбка мгновенно спала с лица.
        За спиной Виллара полукругом выстроились фигуры в черных плащах с капюшонами, скрывающими лица. Пособники Максимилиана, те кто хотят захватить власть над миром золотых нитей, те, кто ищут амулет и мечтают избавиться от Хранителя.
        - Хватит играть в шпионский игры, Том. Пришло время поговорить серьезно.
        Парень рванул в сторону, но не успел. Золотая сеть соткалась в воздухе, повинуясь одному движению Виллара, и обрушилась на Тома, придавив к земле. Она прожигала одежду, причиняла невыносимую боль. Каждое движение - свирепый ожог пылающей веревки. Лидер сопротивления пытался скинуть сеть до последнего, пока одежда не превратилась в лохмотья, а сознание - в темноту.
        Безвольное тело, изуродованное длинными ожогами, рухнуло на траву парка. Несколько особенно чувствительных цветков отбежали в сторону, спасая свою жизнь.
        Виллар медленно обернулся к людям в черных плащах с капюшонами. Самые близкие его соратники, те немногие, кто знал настоящее лицо, сорвались с места и, дождавшись, пока испариться сеть, подхватили пленника.
        - Отнесите его в замок, - холодная команда.
        - Как прикажете, Максимилиан.
        Сцена 91
        Дверь приоткрыта. Сердце трепещет, руки сжимают скалку, рядом бежит Тодд, от этого почему-то становится спокойнее. Вряд ли мой боевой хорь пошел бы туда, где прячется убийца.
        Аккуратно толкнула кончиком скалки дверь. Порыв ветра в лицо, листы бумаги разбросаны по полу. Кто-то разбил окно, влез в комнату и перевернул все вверх дном. Но, кажется, уже ушел. Сделала шажок внутрь, как услышала возню в ванной. Бац. Что-то упало и разбилось.
        Выскочила из комнаты, уронила скалку и бросилась к выходу из дома, но не успела. Он появился со стороны комнат Ирэн, соткался из воздуха. Создание. Незнакомое.
        Высокий, худощавый с красивыми чертами лица, темными волосами ниже плеч и с аристократически длинными пальцами. Темный взгляд пронзал насквозь, душил высокомерием.
        - Привет, Говорящая. Или как тебя теперь называть, Хранитель? - от чарующего бархатистого голоса мурашки пробежали по спине.
        - Кт-кто ты? - мой голос больше походил на писк. Испуганная мышка в мышеловке. Сейчас меня поймали за хвост.
        - Ах да, я не представился. Как невежливо с моей стороны, - усмехнулось обольстительное Создание.
        Мне же этих церемоний хватило, чтобы написать огненными буквами: “Не двигайся! Ты не причинишь мне вред! Можешь говорить.”
        - Оу, - Виллара передернуло. - Чувствую силу Хранителя. Сильная девочка. Редактор и Иллюстратор в одном лице. Красивое сочетание, а я эстет - люблю все красивое. Вернемся к знакомству. Меня зовут Максимилиан. Думаю, ты уже слышала обо мне и знаешь, что мне и моим друзьям очень нужен амулет.
        Где-то в глубине памяти всплыло. Да, Том говорил об этом. Тот, кто ищет амулет и хочет с его помощью заполучить власть над миром золотых нитей. После пробуждения силы хранителя, я ему как ком в горле.
        - Ты не сможешь причинить мне вред, - говорю холодно и спокойно. Даже удивительно, что не боюсь.
        - Я нет, а вот она да, - что-то твердое уперлось мне в затылок.
        - Освободи его, - голос лучшей подруги звучал без привычной теплоты, холодно и отстраненно. Ирэн? В ушах зашумело, только что мой мир разбился, осколки со звоном осыпались на пол. Апатия. Она охватила всё тело. Ирэн была последним оплотом нормального мира, тем, кто боролся за меня до последнего, даже когда бабушка сдалась. Она была той, кто поверил в меня и, жертвуя всем, преодолевал трудности. Самая близкая, родная, как старшая сестра. Сейчас она не дрогнувшей рукой приставила пистолет к моей голове.
        - Стреляй, - хриплю и смотрю глаза в глаза Виллару. - Стреляй. Убейте меня, наконец, и делайте всё, что вам угодно, - медленно подняла руку и прикоснулась к щеке, стирая слезу.
        - Какая драма. Нет, Хранитель, ты нужна мне живой. Пока, - усмехался Виллар. Его ситуация забавляла. - Как интересно, да? Лучшая подруга, такая чуткая и понимающая Ирэн. Всегда внимательная к тебе, но ты никогда не отвечала тем же. Если бы хоть на мгновение заглянула в её жизнь, то рассекретила бы меня гораздо раньше. Ведь я её Создание. Ирэн, подойди ко мне, не прижимай пистолет так сильно. Вдруг нажмешь случайно.
        - Как прикажешь, - продолжая держать меня под прицелом, подошла к Виллару. Да, я не ошиблась, узнала по голосу точно. Ирэн в своем красивом винного цвета платье, прямо с вечера встречи. - Освободи его, позволь двигаться! - команда мне.
        Уже все равно. Пишу мысленно: “Двигайся, но не причиняй вреда мне и…Ирэн”. Не знаю, зачем добавила последнее, просто не смогла иначе. Пусть это будет моя последняя благодарность.
        - Прекрасно, - пошевелил руками и приобнял свою напряженную спутницу. Заметила, как одного прикосновения Создания дрожь прошла по её телу, Ирэн закусила губу и шумно выдохнула. Я понимала её, как никто. От одного прикосновения Тома испытывала тоже самое.
        - Что вам от меня нужно? - пусть уже скажут. Амулета у меня все равно нет, откупаться нечем.
        - Помощь, - спокойно ответил Виллар и провел подушечкой пальца по декольте своей сообщницы. - Мы знаем, что ты до сих пор не нашла амулет. Зато в тебе достаточно сил для другого. Нарисуй меня. Дай мне возможность быть телесным столько, сколько она захочет. Порадуй свою подругу, отплати за доброту, - продолжал медленно гладить кожу Ирэн.
        - Что? - я не понимала. Он просто хочет стать телесным? Это все? Слишком легко. Первый шаг. Если сможет стать почти человеком, ему будет проще искать амулет? Возможно. Или он задумал что-то еще? Мысли в моей голове путались.
        - Ты точно невнимательна к моей Ирэн. Плохая подруга, - прозвучало почти нежно. - Вы с Томом что, не зашли дальше поцелуев? - снова эта холодная усмешка. - Зря, ты многое потеряла. Да, моя милая?
        - Пусть уже нарисует, - сквозь зубы прошипела Ирэн.
        - Видишь, как ей не терпится почувствовать меня рядом с собой в полной мере. Мой дорогой автор, чувствительная, как фиалка, и горячая, как пламя печи. Она создала меня для себя. Таким, какого всегда хотела. Но создала нечто большее. Того, кто сможет навести порядок в этом мире. Раз Хранитель отказывается выполнять свои прямые обязанности, - голос скатился к рычанию. - Рисуй!
        “Хранитель отказывается выполнять обязанности,” - пощечиной по разуму. Он прав. На все сто процентов. Я не хочу быть Хранителем, не хочу останавливать войну и пытаюсь сбежать. Даже смерть сейчас будет побегом.
        - Нет, - выдохнула спокойно и ровно. Я приняла решение. Больше оно ни с кем, даже с перепуганной в очередной раз самой собой, обсуждаться не будет.
        - Лучше выполни его просьбу, - с нажимом произнесла некогда моя лучшая подруга. - По-хорошему.
        - Нет. Я найду амулет и верну все в равновесие. Убить меня ты не сможешь, он, - кивнула на Создание. - Запретил. Давай, стреляй в меня. Разрушь все его планы. Хранителя больше не будет, никто не сможет вам помешать.
        Я не поняла, что произошло дальше. Слишком быстро. Кто-то ворвался в дом, какие-то мужчины. Пистолет выпал из рук Ирэн. Девушку уложили на пол лицом вниз люди в черных масках.
        - Тебя и на секунду нельзя одну оставить? - Игорь вошел на кухню. Я чуть не потеряла дар речи, когда любопытная мордочка Тодда вылезла у него из-за пазухи. Мой боевой хорь, кажется, не терял времени даром, а звал на помощь. Или это счастливая случайность?
        Плевать. Подгоняемая страхом, подбежала к Игорю, замерла в шаге и потеряла голос, решимость и саму себя. Расплакалась. Колени подкосились. Мужчина успел вовремя - подхватил на руки. Хорь тут же выбрался из-за пазухи, пробежал по моему животу и груди, ткнулся мордочкой в шею.
        - Все нормально, Тодд, - улыбнулась ему. На Игоря смотреть не было сил.
        - Игорь Остапович, что делать с этой? - грубо произнес мужчина и задрал маску. На нас смотрел сурового вида крепкий вояка со шрамом в половину лица, но удивительно добрыми серыми глазами. - Это вообще захват заложника и все такое.
        Виллар исчез. Растаял, бросив свою верную помощницу наедине с проблемами. Очень мужской поступок, достойный благородного героя романа, ничего не скажешь.
        - Элли решать, - поднес меня ближе к Ирэн. Мужчина схватил её за руку и рывком поднял.
        Подруга не смотрела на меня, она пожирала взглядом Игоря.
        - Опять ты. Какого черта ты в неё вцепился? Почему ты все портишь? - рычала она. Такая чужая, жестокая и дерганная, больше не моя подруга.
        - Потому что не сдаюсь, - сильные руки сжали меня чуть крепче. - Однажды я тебе уже поверил, больше не намерен так ошибаться. И Элли не позволю. Думал, ты обманула меня из лучших побуждений, искренней заботы о подруге, по просьба Валентины Ивановны, в конце концов. Но у тебя был свой план, да? Прекрасно. Будь моя воля, ребята уже отправили бы тебя куда следует. За решетку, очень надолго!
        Мы с Тоддом дрожали, слушая этот голос. Сейчас Романов был похож на вулкан, что вот-вот взорвется и гнев обрушится на бледную Ирэн с двойной силой. Та отцепила свой взгляд от Игоря и перевела на меня.
        - Я хотела, как лучше. Всегда этого хотела. В первую очередь для тебя, - мне показалось или в огромных темных глазах блеснули слезы.
        - Элли, тебе решать. Мы можем написать на неё заявление, отконвоировать в полицию прямо сейчас. Служба безопасности все сделает в лучшем виде, - кивнул мужчине, что удерживал Ирэн.
        Принять решение. Судьбоносное для Ирэн. Если сейчас, когда доказательств полон дом, вызвать полицию, её жизнь будет разрушена. Настоящая, а не придуманная жизнь, большую часть которой она потратила на помощь мне.
        - Не нужно полицию. Отпустите Ирэн.
        - Эля? - Игорь чуть не убил меня взглядом, но менять свое решение не стану. Обойдется.
        - Я ей должна. Очень много. Просто уедем отсюда сейчас.
        - Хорошо, но пистолет мы заберем. На всякий случай.
        Глава 25
        Сцена 92
        - Возвращаемся, - скомандовала я, обнимая Тодда. - Ключи от бабушкиного дома забыли.
        А еще мы забыли мои вещи, туфли и даже куртку не прихватили. Игорь просто вынес меня из дома, засунул в машину и дал по газам. Наивно предположила, что меня везут к старому дому, маршрут совпадал.
        - Они тебе не нужны. Мы едем ко мне, - поставил перед фактом. Холодно и спокойно, как будто так и надо. Эй, а у меня спросить? Я, конечно, благодарна за помощь, но это не повод так себя вести.
        - Нет, ко мне.
        Крутанул руль так резко, что я взвизгнула и вцепилась в ручку двери изо всех сил. Мы съехали на обочину и остановились. Сердце стучало, как безумное. Второй рукой прижимала к себе озадаченного Тодда, хорь почти уснул у меня на груди, пока ехали спокойно и не ссорились.
        - Значит так, - Игорь резко обернулся и посмотрел на меня, тут же пригвоздив взглядом к кожаной обивке сидения. Какой же он все-таки пугающий, раньше я этого не замечала. Сильный, даже давящий, умудряется заполнить все пространство вокруг себя неизвестной энергией, как будто сотня Ирвинов окружила. - Тебе только что угрожали пистолетом, в твой дом вломились и перетряхнули там все к чертовой матери. Тебя хочет убить какой-то чокнутый наполовину потусторонний псих. В моем доме есть охрана, он надежно защищен со всех сторон - муха не проскочит. Дом твоей бабушки не безопасен. Так что сейчас ты молча едешь ко мне, пьешь чай и ложишься спать. Завтра на трезвую голову разбираемся с остальным. Возражения не принимаются. Ясно? - рявкнул последнее так, что я чуть не подпрыгнула, а Тодд дернулся вверх, цепляясь коготками за платье и спрятался в моих волосах. Поцарапал шею.
        - Ай, Тодд, - попыталась достать хорька, тот запутался в волосах окончательно.
        - Стой, - голос мужчины звучал уже мягко. - Не дергайся, я помогу, - шлепнул меня по рукам и прикоснулся к моим волосам. Несколько минут с удивительным спокойствием мягко и осторожно выпутывал сопротивляющегося зверька. - Всё, дуралей. Иди лучше ко мне, - забрал Тодда и снова посадил за пазуху. Тот с самым довольным видом высунул оттуда мордочку с розовым носиком. - Ты как, сильно поцарапал?
        Подался вперед и отвел прядь волос в сторону. Я вздрогнула, но противоречить не решилась. Страшно. Не хотела опять чувствовать его злость.
        - Все нормально, - дернула плечом, пытаясь скрыть свое смущение. Ох уж этот пристальный взгляд, до костей пробирает.
        - Дома обработаем, - спокойно поставил диагноз Игорь.
        - Осторожнее с Тоддом, он может тебя покусать. Зверек у меня со скверным характером, - заметила, чтобы хоть как-то разрядить обстановку.
        - Да? По-моему, нормальный хорь. Он из дома выбежал, увидел меня и чуть сам в руки не запрыгнул. Классный, думаю, зверь. Только потом сообразил, что просто так хорьки из домов не убегают, пошел проверить, а тут парни как раз подъехали и, - почесал пальцем головку Тодда, - пригодились.
        - Хорошо, - кивнула, не зная, что еще сказать на предательство своего боевого хорька.
        Видимо, в этом сезоне предательство - писк моды. В голове слишком много вопросов, в душе зияет дыра размером в полжизни. Сил нет даже на слезы, я просто хочу покоя. Хоть немного, хотя бы пару часов.
        - Больше нет возражений? - довольно улыбнулся Игорь.
        - Отвези меня уже хоть куда-нибудь, - пробурчала раздраженно и, откинувшись на спинку, устало закрыла глаза. Не хочу с ним разговаривать. Вообще ни с кем не хочу говорить. И видеть никого не хочу. Мне нужен покой.
        Сцена 93
        Игорь вошел в гостиную и замер в арке, наблюдая за Элей. Его нечаянная гостья тихо сидела на подоконнике-скамье в эркере: забралась туда с ногами, притянула колени к груди, обняла Тодда и смотрела в сад. Длинные светлые волосы закрывали её хрупкую фигурку, как плащ. Задумчивая, уставшая и напуганная, даже в таком состоянии девушка уже казалась ему частью этого дома, его жизни.
        Не удержался и коснулся экрана небольшой панели на стене. Игорь давным-давно оснастил такими дом, чтобы из любой комнаты можно было регулировать всё: от теплого пола на кухне до фонарей в саду. Последнее интересовало его сейчас в большей степени. Выбрал опцию и тихо кликнул пальцем.
        Элли испуганно вздрогнула, когда в полумраке летней ночи включилось освещение сада. Один из фонарей прямо у окна, остальные шли сияющей цепочкой вдоль мощеной камнем дорожки и выходили к поляне для приема гостей. Над ней работали с особой тщательностью, Игорь настоял на небольшом деревянном настиле, где стояло несколько столиков и уютных кресел. Одну половину закрывала крыша, а вот другую, которую отлично было видно из окна, гирлянда с маленькими золотыми лампочками. Если стоять там на деревянном полу и смотреть в небо, то кажется, будто все оно покрыто золотыми нитями с огоньками близких звезд. Если подпрыгнуть, их можно коснуться рукой.
        Девушка обернулась, на лице застыло удивление, восхищение красотой сада и желание прогуляться.
        - Очень красиво, - тихо произнесла Элли. - У тебя вообще очень красивый дом.
        - Спасибо. Рад, что тебе здесь нравится, - подошел и положил рядом с ней футболку. - Придется поспать в этом, завтра съездим в магазин и купи тебе все необходимое. Клетку и корм для Тодда уже привез Владислав, мой помощник по дому. Он следит за садом и помогает по хозяйству, если что-то сломается, ну и всякое такое. Завтра познакомитесь.
        - Хорошо, - девушка продолжала прижимать к себе хорька.
        - Так и будешь здесь сидеть? Давай я покажу тебе комнату, потом выпьем чай. Тодд, наверное, тоже устал. У него был тяжелый день.
        - А есть шорты? Ходить в футболке…
        - Она мне велика, тебе вообще будет, как платье, - махнул рукой Игорь. - Слезай, пошли смотреть вашу с Тоддом комнату на ближайшее время.
        Сцена 94
        Дом у Игоря был по-настоящему шикарный. Кстати, я оказалась права, совсем недалеко от бабушки. Мы проехали мимо нашего старого дома и через десять минут въехали в приветственно пиликнувшие ворота.
        Мужчина помог мне выйти из машины и куда-то повел. Признаться честно, не отдавала себе отчета, куда именно. Гараж. Узкий коридор. Лестница. Прихожая. Я, как послушная кукла, брела следом за ним.
        Успокоилась только в гостиной, где в уютном эркере с видом на сад оказался удобный подоконник с разноцветными подушечками. Там мы с Тоддом, который соизволил вспомнить про хозяйку, и засели, улетая в пустоту. Цветок неизвестного мне вида чуть покачивался на вечернем ветру. Я наблюдала за ним и понимала, как никогда. Чувствовала себя таким же цветком, подвластным жизненным порывам. То в одну сторону, то в другу, гляди того пройдутся секатором и отрежут голову на пике цветения.
        Вспыхнувшие огни. Красота сада поразила меня в самое сердце, что трепыхается сейчас из последних сил. Игорь выглядел странно, его взгляд такой, что проникает куда-то глубоко-глубоко. Туда, куда в моем мире еще не ступала нога человека. Как в компьютерной игре. Закончилась одна карта, ты начинаешь исследовать другую. Кажется, я только что вступила на новую терра инкогнито, неизведанную землю.

* * *
        - Ого! - я вошла в комнату и не сдержала восхищеного вдоха. Хотя полагалось это делать Тодду, ведь это ему притащили гигантскую клетку с целым парком развлечений для одинокого хорька. Нахмурилась, сообразив, сколько может стоить такое удовольствие. - Зачем такую огромную? Мы же здесь ненадолго.
        - Посмотрим, - неопределенно пожал плечами Игорь. Его хитрая улыбочка мне не понравилась. Сейчас я склонна видеть врагов в каждом, раз даже лучшая подруга стала предателем. Что мешает Романову заточить меня здесь, как принцессу в башне?
        - Нечего тут смотреть. Выйди, мне нужно переодеться, - бросила футболку на двуспальную кровать.
        Игорь присвистнул и, посмеиваясь, вышел. Спасибо, что обошелся без ехидных пошловатых шуточек, раньше он легко умел такие откалывать. Посадила Тодда в клетку, тот немного пошебуршал и улегся в гамаке, видимо, понравилось. Футболка оказалась огромной, мне доставала почти до колена. Точно не платье?
        Покрутилась перед зеркалом. Нет, обычная потертая мужская футболка. На груди вытертый логотип, судя по плохо читаемой надписи, неизвестного мне университета. Что ж, в таком виде можно и чай попить. Все равно заснуть мне сегодня не удастся.
        Сцена 95
        - И где мой чай? - поинтересовалась я, изучая взглядом мужчину. Он сидел на диване и что-то активно набирал на экране планшета.
        - Он в саду. Подумал, тебе там понравится, - не отвлекаясь, ответил Романов. - Секунду. Я сообщил охране, что ты пока живешь у меня. Сопровождать тебя будут постоянно. Завтра едем в магазин, написал в несколько, нас будут ждать. Думаю, стоит заехать к Генриху и поговорить об Ирэн. Так?
        Пока я сходила с ума, терялась в хитросплетениях собственной души и дома Романова, он все спланировал и организовал. Кажется, восхищение так ярко отразилось на моем лице, что Игорь без труда го прочитал.
        - Что? Кто-то же должен всем заниматься, пока ты в коме. В конце концов, не мне сегодня угрожали пистолетом, - пожал плечами. - Так, а когда выписывают твою бабушку?
        - Черт! В понедельник.
        Стало совсем неуютно. Бабушка, как я могла забыть? Что делать? Домой ей тоже нельзя возвращаться. Вдруг Ирэн и Максимиллиан доберутся до нее, она не переживет такого потрясения.
        - Домой ей нельзя, - еще несколько ударов пальцами по экрану планшета. - Ага, в пригороде есть санаторий. Моя тетка там каждый год отдыхает: говорит, отличные врачи и условия, никакой заграницы не надо. Отправим её туда на две недели, а там решим, как быть дальше. Сиделку ты ей наняла, как я понимаю?
        Мысленно прикинула, что долг перед Романовым с минуты на минуту станет окончательно заоблачным. Придется пахать на него всю жизнь без зарплаты, чтобы все это отработать.
        - Эй, притормози. Это дорого!
        - Ты сейчас опять со мной споришь? - взгляд поднял лишь на мгновение. - Деньги - это моя задача. Твоя быть рядом и приходить в себя. Ясно? Тем более, я уже отправил туда запрос. Завтра утром они сообщат о наличии номеров в нужные нам даты.
        Нет. я за ним определенно не успевала. Во всех смыслах этого слова. Только пискнула и все уже сделано, организовано, отправлено. О клетке и еде для Тодда я, будучи в шоковом состоянии, тоже не подумала.
        - Игорь, ты много на себя берешь! Хватит меня затыкать, я тебе не жена и даже не девушка, - насупилась, чтобы хоть как-то остановить этот поток креативных идей босса, которые тут же становятся реальностью.
        - С этим разберемся позже, - отрезал тиран диванный обыкновенный и отложил планшет в сторону. - А теперь пить чай! - взял трубку стационарного телефона и нажал кнопку. Выслушал кого-то. - Спасибо, Агнесс.
        - У тебя и прислуга есть? - удивленно взирала на Романова, топая следом за ним к двери.
        - Да, кто-то же должен держать дом в порядке. Про Владислава я уже говорил. Есть еще две дамы бальзаковского возраста, Агнесса и Дарья, они помогают по хозяйству и готовят еду. Живут здесь же, в флигеле за домом. Иногда к Агнессе приезжают племянники, вот это настоящий дурдом, но ты с ними еще познакомишься, - подмигнул Игорь, снял с вешалки куртку и накинул мне на плечи. - Там прохладно.
        Странное ощущение, что меня привезли сюда навсегда, а не просто трудные времена пережить, не покидало ни на минуту. Сунула ноги в мужские тапки и озадаченно посмотрела на Романова. Мой тридцать шестой в сорок четвертом. Привет, гусь лапчатый.
        - Ой, у тебя нет тапок поменьше? - повисла неловкая пауза.
        Игорь посмотрел на мое озадаченное лицо, потом на тапки. Снова на лицо. В этой буйной голове явно велась какая-то деятельность, зрел новый план, который непременно нужно выполнить вот прям сейчас и никаких завтра. Прежде, чем успела что-то осознать, меня вместе с тапками подхватили на руки.
        - Что ты делаешь?
        - Тапок поменьше у меня нет. Держись крепко, - чуть подкинул меня на руках, заставив испуганно вскрикнуть. Тапки чудом не слетели с ног. Лучшим решением стало обхватить шею и, действительно, держаться.
        В его руках было тепло и уютно, это путало и без того спутанные мысли. Как думать про Ирвина, Виллара, Ирэн и Тома, когда тебя так бережно сжимают руки, когда тепло проникает сквозь футболку к телу, а приятный запах мужского парфюма заставляет дышать глубоко до боли в легких.

* * *
        Сад встретил нас прохладным ночным ветерком и золотистым светом фонарей. Меня аккуратно доставили на деревянный помост. Вот и оно, то самое небо из золотых нитей и огоньков. Улыбнулась им и почему-то подумала о совсем других Золотых нитях, которые сейчас, должно быть, ярко сияют над головой Тома. Где бы его там ни носило.
        Игорь опустил меня на кресло, такое огромное, что я без труда поместилась там с ногами. Раньше, чем успела поежиться от вечерней прохлады, на плечи опустился шерстяной плед.
        - Спасибо. У тебя очень красивый сад, - вежливость требовала сказать хоть что-то приятное хозяину этого великолепия, а моя фантазия н комплименты, как назло, дала сбой.
        - Рад, что тебе нравится, - мужчина опустился в кресло, стоящее рядом. На столе я заметила высокий термос и две чашки, больше похожие на супницы. Выпей и лопни? Игорь разлил по ним дымящийся напиток с невероятно вкусным ароматом земляники. - Этот чай Агнесс заваривает по своему особому рецепту. Версия для успокоения. Проверим.
        - Хм, - с легким недоверием взяла в руки чашку. Теплая. Что может быть лучше, чем сидеть на веранде под небом из золотых огоньков, вдыхать аромат земляники и не думать о плохом. Все плохое будто осталось за стенами этого дома, а здесь только покой и защищенность.
        Некоторое время сидели молча и пили чай. Игорь тоже о чем-то думал, потирая пальцами теплый бок чашки. Я же старалась сбежать от мыслей куда подальше. В голову не лезло ничего хорошего, только растерянность, боль от предательства и страх за себя, бабушку и почему-то за Тома.
        - Злишься на меня? За Милу, - тихо спросил Игорь.
        - Не злюсь, разочарована, - ответила эхом, - парень, которого я знала, казался мне более человечным и понимающим. Добрым. Тем, кто не способен на подлость по отношению к другому. Сейчас мне кажется, что я тебя не знаю.
        Игорь хмыкнул. Видимо, я его идеализировала слишком сильно и подлостей в послужном списке бывшего одноклассника было немало.
        - Тогда сделаем так, - поставил чашку на стол и обернулся ко мне. - Девушка, здравствуйте, можно с вами познакомиться? - на губах улыбка, в глазах огонь.
        - Что? - я растерялась, руки дрогнули. Пришлось тоже поставить чашку на стол - жалко, если разобьется.
        - Меня зовут Игорь Романов. Вы, незнакомка, очень красивая, я хочу с вами познакомиться, - протянул мне руку. Замерла в нерешительности, потом улыбнулась и пожала, к собственному удивлению, поддерживая дурацкую игру.
        - Я Элли. У меня куча проблем, поэтому не советую вам со мной связываться.
        - А я все равно рискну, - хотела разорвать рукопожатие, но меня не отпустили. Игорь чуть приблизился и поднес руку к губам. Короткое прикосновение к запястью, как легкий разряд тока по всему телу. - Не боюсь проблем и неприятностей. У меня тоже есть проблема.
        - Какая? - голос не слушался. Щеки, вопреки прохладе, пылали.
        - Влюбился в вас, - взгляд в самую душу. Что он со мной делает? Кажется, сама с кресла я уже не встану, ноги не удержат. Сердце бьется, как одуревшее. Черная дыра в душе не затягивается, но в её тьме, вопреки всем законам физики, рождается что-то новое. Пересекаются время и чувства, случается то, что казалось невозможным.
        - Мы же только познакомились, - продолжать игру становилось все труднее. В горле пересохло, мне нужно еще немного чая.
        - Это любовь с первого взгляда. Выходите за меня замуж, Элли, - сжал мою руку сильнее. Глаза в глаза. Мир вокруг пришел в движение, я в одном шаге от обморока.
        - Вы торопитесь, Игорь Романов, - шепчу едва слышно, губы не слушаются. Я точно сама проваливаюсь в эту черную дыру и ничего не могу сделать.
        - Простите. Сейчас я, как никогда, хочу поторопить время. Хочу начать все сначала, Элли. Узнавать тебя каждый день, поддерживать и помогать крепко стоять на ногах.
        Щелк. Меня переключило мгновенно. Снова воспоминания об Ирэн, её поддержке и её же предательстве. Сейчас я и правда чувствовала себя сломленной веткой, домом без фундамента, Вселенной без законов притяжения - ничем. Но вопреки всему, жила. У меня не перестало биться сердце, не отказали руки и ноги, голова все еще могла мыслить. Всё это я давным-давно могу делать самостоятельно. Мне больше не нужно цепляться за кого-то, чтобы жить. Тем более, что потерять свой спасательный круг слишком легко.
        Резко освободила руку из его пальцев. Игорь не ожидал такой реакции, отпустил.
        - Мне не нужны ходунки. Я должна научиться твердо стоять на ногах сама, без чьей-либо помощи. Хватит уже защищать бледную, бедную и унылую. Это инстинкт у тебя какой-то? Направь его в другое место. Помимо меня сирых и убогих в мире более чем достаточно, благотворитель! - всю боль от предательства Ирэн я вложила в эти слова. Неосознанно вылила на Игоря все, что подкатило к горлу: разочарование, горечь, желание быть свободной и, наконец, начать жить без оглядки на кого-то другого.
        Замолчала, переводя дух. Самой стало неловко. Он же не виноват, благодаря ему я сейчас жива, здорова и вдыхаю аромат земляничного травяного чая.
        Несколько секунд молча смотрели друг на друга. Я пыталась отдышаться и не провалиться от стыда сквозь землю, Игорь хмурился. Резко поднялся и подошел к моему креслу, с силой схватил за плечо и заставил встать прямо на мягкую подушку. Теперь я была с него ростом, даже чуть выше.
        - Высказалась? - все еще сжимая плечо. - Теперь моя очередь. Я не скрываю и не говорю загадками, мне этого дерьма и на работе хватает. Я не хочу тебя обманывать, ходить кругами и вздыхать, мне давно не семнадцать лет. Стоять! - рыкнул, когда попыталась вырваться и дернул на себя. Хорошо, что плетеная основа кресла оказалась тяжелой, иначе оно бы попросту подо мной перевернулось. - Я тебя до конца дослушал.
        - Игорь… - голос дрогнул. Мне не нравился сейчас мой босс, совсем. Взгляд решительный, почти злой, он смотрит на меня, пробивая насквозь. Давит и оплетает невидимыми цепями, лишая возможности сопротивляться. Сейчас мне снова страшно рядом с ним, как тогда в машине.
        - Я тебя люблю, Элли. Очень давно люблю. Перед выпускными экзаменами я долго тебя искал, пытался встретиться, даже чуть не отказался от учебы за границей. Вернулся и купил себе дом здесь, чтобы проезжать по улице, где ты когда-то жила. Ношу твой подарок, не снимая. Из-за тебя я бросил Милу. Да, ты меня осуждаешь за метод, но разорви я помолвку по личной инициативе, пришлось бы расстаться с несколькими проектами и лишить сотню людей работы. Прости, что оказался таким козлом и выбрал другой вариант решения, - перевел дыхание, все еще убивая меня взглядом. - Я тебя люблю и сделаю всё, чтобы помочь, защитить и завоевать тебя. Без всякой благотворительности. Я не хочу быть твоими ходунками, я хочу стать землей, по которой ты будешь ходить. Основанием, которое ты никогда не потеряешь. Всё честно, Эля. Я предельно честен с тобой сейчас. Тебе решать, что с этим делать…
        Я не верила своим ушам, глазам и своему сердцу, что сошло с ума. Чувствовала себя так, как будто мне сейчас не в любви признались, а огрели по голове сковородой. Перед глазами пролетело всё: и мои прежние чувства, и обрывки воспоминаний о вечеринке, и события в офисе, наши поцелуи. Столько вопросов и только один правильный ответ - любовь.
        Голова кружилась так, как будто в чашке было вино. Я снова терялась, не могла справиться с налетевшим вихрем. Мне нужен был кто-то, кто остановит это безумие. Кто поймет и поддержит… других идей не было…
        - Том, - тихо позвала я, прежде чем потерять сознание.
        Сцена 96
        - Бедная девочка, - приятный женский голос, такой добрый, как у бабушки из сказки.
        - Совсем наш Игорек с ума сошел, - поддержал его второй, чуть скрипучий. - Привез испуганную, явно что-то случилось. Не дал толком оклематься и, раз, в любви признаваться. Дуралей. Ничего удивительного, что девочка в обморок грохнулась.
        - Даша, не брюзжи. Он же мужчина, они ничего не понимают, - тихо рассмеялась, как я поняла, Агнесс. - Видит цель в себя верит. Ему еще многому предстоит научиться. Игорь умный, он справится. Видела, как вчера испугался и к нам прибежал? Любит её, точно тебе говорю, у меня глаз наметанный.
        - Лишь бы до инфаркта девочку своей любовью не довел, да и меня заодно. Даром, что я доктор на пенсии, но не волшебница, чтобы палочкой махнула и вернула к жизни, - все еще негодовала скрипучая.
        Притворяться спящей, слушай их разговор, становилось все труднее. Интересно, где я? В комнате не пахнет наполнителем Тодда, значит, не там, куда меня поселил Игорь.
        - Проснулась, - Агнесс заметил мое притворство.
        Пришлось открыть глаза и улыбнуться. Занятно, именно так я их и представляла, пока слушала разговор. Высокая и стройная, даже в свои немолодые годы, Дарья стояла рядом с широким подоконником и поливала многочисленные цветы. Агнесс, чуть пониже ростом с более женственной фигурой и мягкими движениями, тепло улыбалась мне в ответ. Её добрый серые глаза с искорками хитрости смотрели пристально.
        Седые волосы обеих женщин забраны в пучки, поверх одежды белые фартуки. Видимо, это уже требование руководства.
        - Здравствуйте, - озадаченно поздоровалась. - Где я?
        - В нашем женском царстве, милочка, - пропела Агнесс, - во флигеле. Тебя Игорек принес, когда сознание во дворе потеряла. Ты не помнишь? Ночью ты просыпалась один раз. Спросила где находишься, а потом снова отключилась.
        - Нет, не помню. Или… - напряглась, да, действительно. Ночью я видела Дарью, она что-то ответила и сказала, что мне нужно поспать. - Вспомнила. Замылилось просто.
        - Ничего страшного. Я принесу завтрак. Даша, осмотришь пациентку? - попросила свою напарницу Агнесс и вышла из комнаты.
        Сцена 97
        Четверть часа спустя, Дарья заявила, что я в порядке и поспешно убежала куда-то по делам, оставив меня один на один с вечно улыбающейся Агнесс. Та как раз принесла завтрак: яичницу с обжаренными тостами и джемом, - и суетилась с чайником. Комната наполнилась приятным запахом неизвестных мне трав. Если вчера я разнюхала землянику, то сегодня узнать не удалось ничего.
        - Кушай, - налила отвар в чашку, поставила передо мной маленький деревянный столик и присела на стул у кровати, наблюдая, как я увлеченно нарезаю яичницу.
        Вчера на вечере встречи поесть мне толком не удалось, так что яичница никогда не казалась мне такой вкусной, да и джем с хрустящим хлебом - то, что нужно.
        - Элечка, ты прости, что я влезаю, - Агнесс смотрела на меня с почти материнской нежностью. - Ты уж Игорька сильно не ругай. Я слышала, как он себя повел в саду, - поймала мой удивленный взгляд. Задать вопрос мешал полный рот травяного напитка. - Не шпионила, подошла и хотела кипяточка вам подлить, но чай оказался неактуален, - ответила на мой невысказанный вопрос. - Мужчины иногда глупости делают. Игорек у нас только в бизнесе хитрюга, а в общении с дамами прямой, как танк.
        - А вы давно на него работаете? - поинтересовалась, стараясь увести тему подальше от вчерашнего вечера. Он все еще вызывал в теле легкую дрожь и страх. Игорь пугал всем: прожигающей искренностью, прямотой и силой, которая чувствовалась в каждом движении.
        - Три года. Как мой Коленька умер, так и переехала сюда. У нас квартира была большая на проспекте, мне одной на зарплату библиотекаря не потянуть. Стала искать работу, попала к Игорю. Он тогда этот план и придумал, чтобы я жила здесь. Тут хорошо, природа, сад красивый и мотаться никуда не надо. А квартиру сдала, на черный день откладываю. Даша вот давно с ним, она еще на старшего Романова работала, - снова хитрая улыбка. - Спросить хотела, ты к нам навсегда или временно прячешься от кого?
        - Временно, - кивнула и допила остатки отвара. - А вы как догадались, что прячусь?
        - Так у нас вся служба безопасности на ушах стоит и новые какие-то подъехали. Мы теперь, как в замке, не подобраться, - Агнесс забрала поднос. - Жалко, что не навсегда. Влюбленный босс - это веселее, чем сумасшедший трудоголик.
        - Ничего он не влюбленный, - буркнула я и, упав на подушку, спряталась под одеялом. Слова Агнесс меня смутили, а вспыхнувшие щеки окончательно спутали карты.
        - Ладно-ладно, - веселилась женщина. - Не влюбленный Игорь просил передать, что ждет тебя в главном доме. Твое платье здесь в шкафу, туфли там же. Собирайся и приходи к нему.
        Приходи к нему. От одной мысли руки дрожали, но выбора не было. Отсидеться в домике рядом с веселой Агнесс не получится, да и к бабушке надо заехать.
        Но как быть с Игорем? Что после всего ему сказать? Правду?
        Знать бы для начала самой эту самую правду.
        Глава 26
        Сцена 98
        - Привет, - я тихо вошла в гостиную.
        Бросила тоскливый взгляд на полюбившийся подоконник и перевела на Игоря. Тот сидел на диване и сосредоточенно читал что-то на планшете. Временами хмурился, проводил пальцем по экрану, делая пометки.
        - Привет, - отложил девайс в сторону и поднялся. - Ты как?
        Мерзко. Нервно. Страшно. Стыдно. Вот так я сейчас и никак иначе. Опустила взгляд, изучая рисунок пола: стилизация под классическое дерево - ничего интересного. Но все лучше, чем смотреть на Романова.
        - Эй, - подошел и щелкнул меня пальцем по подбородку. - Тебе лучше? Мы можем действовать по плану или оставить тебя дома?
        - Прости меня, - ответила совсем не в тему, зато камень с души свалился. Я вчера повела себя агрессивно и неправильно. Игорь не виноват в том, что меня предали. Он не виноват в том, что я хочу быть независимой. Бывший одноклассник не заслужил этих эмоций.
        - За что? - не понял Игорь.
        - За то, что сказала вчера. Прости, это из-за Иры. Не хочу снова зависеть от кого-то так, как от неё. - пыталась смотреть куда-то мимо него, но получалось плохо. Он чуть склонился, пытаясь мой взгляд поймать своим. Нет уж, к такому я не готова.
        - Ты тоже прости, - раздался спокойный ответ. Вот тут догонялки взглядом пришлось отменить. Я смотрела на него и не понимала, за что мне причитаются извинения. - Я все-таки рискнул поторопить время. Думал только о себе и своих чувствах, это неправильно.
        В следующую секунду быстро наклонился, коротко поцеловал в кончик носа и, хитро улыбаясь, направился к выходу.
        - Ты идешь? Через сорок минут нас ждут в магазине, - крикнул и быстро вышел в коридор.
        Впервые в жизни мне захотелось кому-то отвесить подзатыльник. Что за детский сад, Романов?
        Сцена 99
        - Игорь, ты с ума сошел? - я с ужасом смотрела на магазин и поняла, что значит нас будут ждать во столько-то. Мы вошли в дверь с красивой ручкой в форме дракона, других покупателей в помещении не было, две девушки в идеально-сидящих брючных костюмах приветствовали нас и улыбнулись. Уточнили время примерки, Игорь подтвердил. Я же стояла и смотрела на зеркальные черные стены, подсвеченные лампами логотипы известного бренда и множество ниш с блузками, брюками и платьями. - Что это?
        - Это магазин одежды. Женской, - пояснил Игорь, только по дрогнувшим уголкам губ поняла, что ему весело. - Девушки, нужно подобрать гардероб для моей спутницы. Офисный стиль - пять-семь вариантов. Коктейльных платьев - штуки четыре. Главный критерий: сдержанно, но сексуально.
        Я аж поперхнулась, но не успела возразить. Продавщицы подхватили меня под белы рученьки и утащили в примерочные. Следующий час меня засовывали в разные костюмы и платья, после чего аккуратно вытаскивали в зал. Игорь сидел на диванчике и опять что-то заинтересованно изучал в планшете, поднимая глаза только тогда, когда я появлялась вместе с новым нарядом. Некоторые ему нравились, некоторые вызывали недоумение и девушки по одному взгляду и кивку головы точно знали, что нужно делать. Вот это профессионализм.
        - Отлично, в этом и оставайся, - улыбнулся он, глядя на меня в коралловом коктейльном платье-футляре. Здесь девушки превзошли себя, оно село идеально. Я даже в зеркале себя не сразу узнала, этакая успешная бизнес-леди едет на переговоры с подрядчиком. Тихо рассмеялась и… посмотрела на ценник. Веселье, как рукой сняло. Нет, я предполагала, что магазин дорогой - не глупая. Но что он настолько дорогой. Мне и в голову не могло прийти, что тряпки могут стоить четыре моих зарплаты.
        - Может, уберем лишнее? - грустно посмотрела на гору вещей на прилавке.
        - Здесь нет лишнего. Девушки, упакуйте быстро. Мы спешим.
        Пока я бегала вокруг Игоря, упрашивая не транжирить деньги, продавщицы сложили покупки в пакеты и Романов с равнодушным видом щелкнул картой по терминалу. Не удержалась и хлопнула его ладонью по плечу, чтобы хоть как-то обратить на себя внимание.
        - Идем дальше, - взял листок и написал что-то на нем. - Покупки отправить сюда.
        - Хорошо, - девушки не скрывали улыбок, но держались хорошо.
        Мои нервы сдали, когда после магазина с джинсами, кофтами и футболками Игорь уверенно вошел вместе со мной в магазин нижнего белья. Нет, у него вообще есть хоть малейшее понятие о приличиях? Надеюсь, он не рассчитывает на демонстрацию этих комплектов одежды. Щеки вспыхнули мгновенно.
        - Может, ты пока в другом месте погуляешь? - спросила с надеждой, хоть и предсказывала отрицательный ответ.
        - Не беспокойся, - обернулся и взял меня за руку, - я больше не буду торопить время, Элли.
        От этих слов по спине пробежал холодок. Что ж в переводе с языка Романова это значит никаких демонстраций. Зато в выборе мой босс принял самое активное участие. Теперь я знаю, что Игорь обожает черные кружевные комплекты - у меня их восемь. Ненавидит сложные конструкции типа боди и корсетов с кучей завязочек - прошел мимо. Шелковые ночнушки тоже не впечатлили ни его, ни меня. А вот бледно-розовый романтичный комплект с полупрозрачным лифом и, ой, я не буду разглядывать провокационный низ, заставил Игоря замереть на месте, перевести на меня взгляд, потом вернуть обратно.
        - Полчаса хватит, чтобы все примерить?
        - Хватит, - ответила быстро, не зная, куда прятать глаза.
        - Отлично. Подожду тебя в кафе напротив, код твой ДР первые четыре цифры, - сунул мне в руки карточку, развернулся и на удивление быстро вышел.
        Не знаю, что в этот момент на меня нашло, но…
        - Можно я еще вот этот комплект примерю?
        Сцена 100
        К моему удивлению, Игоря в кафе не обнаружилось. Присела за один из столиков у стены, заказала кофе и набрала его номер.
        - Прости, - раздалось в трубке, - отошел на минутку, чтобы купить зарядник для айпада. Сдох, зараза. Уже возвращаюсь.
        - Я в том кафе, где ты должен был меня ждать, - поддеваю специально. Определенно, магазин белья настроил меня на игривый лад.
        - Минута. Уже подхожу.
        Не обманул, знакомая фигура появилась на входе. А нет, все-таки обманул. Вместо зарядника он ходил совсем в другое место, его выдал небольшой букет. Очень нежный из роз, гиацинтов и белых тюльпанов, где Романов их отыскал? Интересно, он знает, что тюльпаны - мои любимые цветы или случайно угадал?
        - Девушка, это вам, - улыбнулся и вручил мне букет. Мой первый в жизни букет цветов от мужчины. Пальцы дрогнули, сжимая оберточную бумагу.
        - Спасибо, - растерянно прошептала и вдохнула аромат. Да, гиацинтам здесь не было равных, дурманящий запах этого цветка перебивал остальные. Подбежавший официант тут же поставил на столик небольшую вазу с водой. - Зачем это? У нас же не свидание.
        - Утром было одевание, а теперь добро пожаловать на свидание, - пожал плечами Романов. - К бабушке твоей через два часа заедем и свободны. Генрих сегодня вне зоны доступа, Эльза говорит, по воскресеньям у него вечно не приемный день. Завтра выйдет на связь.
        - Когда ты успел все это узнать? - аккуратно поставила букет в вазу. Если бы мне месяц мне сказали, что Игорь Романов пригласит меня на свидание. Хм. Этот фантазер был бы послан по знакомому адресу одной психиатрической лечебницы. Сейчас это реальность. И пакеты с бельишком, заботливо им выбранным, тоже реальность. А я в самой настоящей панике.
        - Пока ты примеряла, - красноречивый взгляд на пакеты из провокационного магазина.
        - Игорь, - собралась с мыслями и задала вопрос, который мучил меня последние несколько часов. - Тебе не кажется, что это все слишком? Слишком дорого, слишком много…
        - Не слишком для моей любимой девушки, - мягкий ответ. - Я от своих слов и действий не отказываюсь, Эля. Не хочу терять время. Я тебя люблю и буду продолжать любить, пока ты не сделаешь свой выбор. А когда сделаешь, стану любить тебя еще больше.
        - Ты невозможен. Когда ты перестанешь это повторять? - его “любить тебя” засело внутри еще предыдущим вечером. Лежало там зернышком и тихо оживало. Что я буду делать, если оно пустит корни? Если это заклинание Игоря подействует и чувство вырастет во мне. Уже настоящее, без подростковых иллюзий. Страшно.
        - Никогда, - спокойно заметил мужчина и отпил кофе, чашку с которым официант поставил перед ним пару минут назад. - Я люблю тебя и буду рядом.
        - Даже сумасшедшую? - прищурилась и внимательно посмотрела. - Даже с целым миром воюющих Созданий? Я удивлена, как быстро ты все принял и даже не побежал к психиатру.
        - Я принимаю всё, что касается тебя. Да и наш общий знакомый Том умеет быть убедительным, потом Генрих познакомил с Тарго и материализовал Шерлока Холмса. Если честно, - чуть подался вперед и понизил голос. - Я бы очень хотел взять тайм-аут, чтобы впасть в истерику и побежать к доктору, но тебе угрожает опасность. Значит, не время для глупостей, - накрыл мою ладонь своей. - Я тебя вытащу, Эля, даже из мира в существование которого до конца не верю.
        - У меня от тебя мурашки по коже, - прошептала и высвободила руку. - И нам к бабушке пора…
        Сцена 101
        - Какая ты красивая. - улыбнулась бабушка. Она удивительно быстро шла на поправку, руки начали работать активно, кожа перестала быть зеленовато-бледной. - Новое платье?
        - Да, сегодня купила. Нравится? - раз бабушка счастлива, можно и платье от Романова потерпеть, хоть целый гардероб.
        - Очень. Ты в нем взрослая, настоящая леди.
        Тянуть время я не хотела. Видимо, заразилась от Романова этой привычкой: есть идея - есть действие.
        - Бабуль, тут такое дело. Хочешь две недели пожить в пансионате за городом? Сосновый лес, речка и отличные врачи. Там есть курс реабилитации после инсульта, - старалась, чтобы голос звучал весело и непринужденно.
        - Не знаю, - сомнение в голосе. - Я не хочу, чтобы ты тратила всю зарплату на моё лечение, - заявила она, - это очень дорого.
        - Не дороже денег, - спокойно заметил Игорь, входя в палату. Он задержался внизу, чертыхаясь в поисках парковки. Больница старого образца и нормального количества парковочных мест предусмотрено не было.
        - Ты? - бабушка от удивления слегка побледнела.
        Странный червячок сомнений зародился внутри. В ушах загадочным эхом звучали слова Игоря:
        “Думал, ты обманула меня из лучших побуждений, искренней заботы о подруге, по просьба Валентины Ивановны, в конце концов”
        “Я искал тебя”
        Догадка обожгла сознание. Игорь не дурак, узнавать о моем самочувствие он точно пошел бы сначала к бабушке. Растерянность. Ища поддержки посмотрела на единственного честного со мной человека. Если он сейчас ничего не сделает, я сойду с ума. Сразу и навсегда, без всяких Говорящих. Бабушка? Да вы издеваетесь…
        Игорь подошел и положил руку мне на плечо, едва заметно сжал. Лучше. Так намного лучше. Выпрямилась на стуле и посмотрела на удивленную бабушку.
        - Знаю, что вы хотели, как лучше, и не держу на вас зла. Только увидев Элли в своем офисе понял, что именно произошло с той бумажкой, которую вам отдал. Понял, почему она не написала мне, - спокойно ответил он. - Возможно, тогда ваше решение было верным. Не стану спорить и строить предположения. Обвинять в чем-то тем более не стану и, надеюсь, Элли тоже.
        Сжал плечо сильнее и опустил на меня строгий взгляд. Он был прав, абсолютно и во всем. Мне хотелось высказать бабушке за такое, от души и громко. Но нервничать ей нельзя ни в коем случае, иначе из больницы она уедет не в пансионат, а туда, откуда не возвращаются.
        - Что было, то прошло, - все, что я смогла выдавить из себя. Одобрительный хлопок по плечу. Этот тиран вьет из меня веревки.
        - Хорошо. Думаю, этот вопрос мы решили. Завтра в одиннадцать сюда приедет машина. Все явки-пароли оставил вашей помощнице. Если что, звоните. Пансионат очень хороший, моя тетя там отдыхала и была в полнейшем восторге. О деньгах не переживайте, у меня как оказалось, с недавнего времени там скидка. Родственная, - улыбнулся, глядя на меня. - Что? Тетя Мира только что звонила. Говорит, выкупила пансионат, и ругала меня последними словами за то, что хотел бронировать в общем порядке. Так что вы будете под феерически присмотром! Это я вам гарантирую.
        - Спасибо, - только и смогла произнести бабушка. Её такая манера общения. кажется, тоже немного напрягла. Но благодарности было все-таки больше…
        Сцена 102
        - Привет, Том, - Максимилиан Виллар стоял за толстыми прутьями клетки и внимательно смотрел черными глазами на едва живого парня.
        - Какого черта, Вил? - скрипя зубами от боли, пленник поднялся на ноги. Тут же ухватился рукой за стену, чтобы не упасть. От лоснящегося героя романа за несколько дней не осталось и следа. Тюрьма превращает в узника каждого, за кем закрывается её дверь.
        Грязные слипшиеся волосы, осунувшееся бледное лицо, сквозь лохмотья одежды виднеется испещренное ожогами тело.
        - Ты настолько глуп, что до сих пор ничего не понял? - усмешка на тонких губах Виллара. - Я никогда не был твоим другом. Мне нужно было держать руку на пульсе сопротивления, чтобы контролировать каждый твой шаг и каждый шаг тех, кто тебя слушает.
        - Класс, - сплюнул кровавую слюну. - Что изменилось? Почему раскрылся?
        - Твоя милая Хранительница должна кое-что сделать для меня. Разумеется, если хочет, чтобы ты к ней вернулся. Маленькая услуга в обмен на твою свободу.
        - Хочешь получить амулет и силу хранителя? - понимающе хмыкнул Том и поморщился. Любое резкое движение, даже вдох или выдох, причиняло боль.
        - Сила Хранителя не передается Созданиям. Мне нужно намного меньше. Один маленький рисунок её рукой и еще кое-что, - глаза сверкнули в темноте. - Посмотрим, готова ли маленькая создательница обменять твою свободу на твою жизнь.
        - Сволочь! - рванулся к прутьям, но отлетел от них, словно от удара электричеством.
        - Зато я хотя бы не дурак. Клетка из небесного металла. В ней тебя не отыщет никто, кроме разве что Творца. Но такие как он, редко обращают внимание на нас, эфемерных созданий, сотканных из золотых нитей вдохновения. Скоро мы это исправим, - резко развернулся, полы черного плаща подняли немного пыли. - Эй, горбунья, обработать раны! - скомандовал кому-то. - Он не должен потерять все силы.
        Сцена 103
        - Кино? - я с ужасом взирала на два маленьких билетика в его руках. - Нет, Игорь, только не кино.
        Создания, что пугали из темных углов много лет навсегда отвадили меня от кинотеатров. За всю свою жизнь я не была там ни разу. Темно. Страшно. Много людей, у которых в сумке вполне могли оказаться книги, тогда совсем беда. Ирвин и сны, с окружающей меня вязкой темнотой, только прибавили страха. Нет. Никаких кинотеатров.
        - Почему? - не понял стоящий напротив мужчина.
        - Темно. Я боюсь, - никакого смысла врать, - и не до конца контролирую силы. Если в зале будет много людей, а у кого-то в сумке заваляется книга Максимилиана, например? Или кто-то из дружков Ирвина проберется?
        - Хорошо, я понял, - спокойный ответ.
        Думала, сейчас он картинно порвет билеты или выбросит в ближайшую мусорку. Вместо этого Игорь достал мобильник из кармана летних брюк и набрал чей-то номер.
        - Вадимыч, привет. Как ты? - выслушал чей-то ответ. - Я тоже ничего, да. Папе передам обязательно. Слушай, такое дело. В кино девушку хочу сводить, романтика и все дела, да. Организуешь мне вип зал в пользование? С меня причитается. Не, я могу в общем порядке забронит, не вопрос, - дребезжащий голос на том конце что-то ответил, мне не удалось разобрать. - Вадимыч, с меня причитается. Спасибо. Успеем, конечно. Мы рядом. Да-да, за пятнадцать минут до сеанса мы у тебя.
        Он издевается? В процессе разговора несколько раз дернула его за руку, привлекая внимание. Ничего. Пока своего не добился, так на меня и не посмотрел. Зато потом, о ужас, какая довольная физиономия.
        - Всё. Мы идем в кино и никаких посторонних.
        - Романов, ты меня в гроб загонишь, - обреченно выдохнула, позволяя схватить свою руку и потащить вперед по скверу к стоящему в отдалении зданию кинотеатра.
        Сколько себя помню, этот памятник советскому прошлому стоял на главной площади города. Сначала серый и обшарпанный с пустым просторным холлом, где иногда проводили выставки рисунков и встречи литературных гениев местного масштаба, потом обновленный с экранами на фасаде, несколькими комфортабельными залами и игровыми автоматами.
        Час спустя я впервые в жизни вошла в зал кинотеатра…
        Глава 27
        Сцена 104
        Я замерла на входе. Шагнуть в полутемный зал? Нет уж. Ноги отказывались переступать порог, их будто закатали в бетонную плиту пола.
        - Трусишка, - сильная рука легла на талию. Игорь аккуратно обнял и утянул за собой внутрь. - Видишь, здесь нет никаких монстров и демонов, кроме твоих собственных, - короткий наглый поцелуй в висок. Я вздрогнула, но высвободиться из надежных рук не решилась, напряженно озираясь вокруг. Пусть хоть сто раз целует, лишь бы не отпускал. Не оставлял меня здесь одну. Сердце трепыхалось в груди, как безумное.
        Глазами я продолжала отмечать темные углы, невольно приглядывалась к ним, боясь увидеть лицо, которое пугающей гипсовой маской отпечаталось в памяти.
        Зал освещали небольшие желтые лампы под потолком. Обстановка не была похожа на кинотеатр: по моему скромному мнению, в зале должны были стоять плотные ряды стульев, а не уютные диванчики на двоих в количестве двенадцати штук. А нет, пятнадцати - еще три у самой стены. Оттуда вообще реально смотреть кино?
        - Странный зал, - вынесла вердикт, усаживаясь на диван в самом центре.
        - Вип. Здесь намного удобнее, - ответил Игорь и приземлился рядом.
        Дернулась и опустила встроенный подлокотник между нами. На что мужчина коротко хмыкнул и, не моргнув глазом, вернул его обратно.
        - Оставь мне немного личного пространства, - снова опустила и с вызовом посмотрела на босса. Хитрый смеющийся серый взгляд - он будет бороться до конца. Но и я не сдамся.
        - Оставь мне немного твоего личного пространства, - с нагловатой улыбочкой убрал преграду.
        - Игорь! - опустила.
        - Эля! - поднял.
        Оставшиеся пятнадцать минут до сеанса мы дурачились, как дети. Едва не начали перекидываться поп-корном. Игорь решил, что раз я первый раз в кинотеатре, то кола и хруст поп-корна входят в обязательную часть программы.
        Теплый свет дернулся и тихо погас. Игра закончилась. Я вскрикнула и сама прильнула к нему, позволила себе успокоиться в надежных руках.
        - Смотри фильм, трусишка. Так будет еще безопаснее, - нагло перетащил меня к себе на колени. Я не была против. Окруженная его теплом, как невидимым защитным коконом, чувствовал себя хорошо и спокойно.
        На какое-то время мне удалось погрузиться в происходящее на экране. Юная девушка, вредный мужчина, служебный роман - незатейливый сюжет и приключения героев заставляли смеяться раз за разом. Игорь сначала предлагал зрелищное кино, но потом передумал. Монстров я ждала из темноты, не хватало их еще и на большом экране.
        Оба ошиблись. В какой-то момент коварный сценарист решил вставить в сюжет похищение, банду плохих парней и пару сцен в стиле хоррор. И тут все смешалось. Тихий шепот на экране, тихий шепот в темноте…
        - Ты должна его бросить, иначе… - кто-то пугающе шептал героине в телефонную трубку.
        - Нарисуй меня. Нарисуй меня, Элли, иначе Том умрет…
        - Нет, - шептали мои губы. Им вторила героиня на экране. - Нет…
        Испуганно дернулась и проснулась. Растерянно посмотрела на чуть улыбающегося Игоря. Я глупо уснула у него на руках, это просто кошмар. Но что-то внутри грызло, не давало покоя. В прошлый раз с Ирвином тоже был сон, вот только чертовский реалистичный.
        - Ты дрожишь, - мгновенно почувствовал мое состояние Романов, - плохой сон?
        - Кажется, - облегченно выдохнула. - Кажется, только сон.
        Поняла, что невольно теснее прижимаюсь к Игорю. Пытаюсь спрятаться от страхов, подозрений и совсем не обращаю внимания на фильм. Походы в кино - это не моё, определенно.
        Чуть шершавая ладонь коснулась лица.
        - Все будет хорошо, Элли. Я рядом, - глядя мне в глаза, проскальзывая шепотом в уши, пробираясь к испуганно бьющемуся сердцу. - Сейчас я снова потороплю время.
        Представления не имею, что происходило в фильме дальше, потому что оставшиеся полчаса меня успокаивали. Губами. До головокружения нежно, до дрожи настойчиво и без малейшего шанса вырваться. Я и не пыталась, растворяясь в нем без остатка. Не в придуманной иллюзии, а в реальном человеке, который был со мной искренен, хоть и снова торопил время…
        Теперь мы делали это вместе. Куда-то отчаянно спешили. Он со своей любовью, я с непонятным желанием узнать настоящего человека, принять его таким, какой он есть. Вместе с замашками тирана, привычкой переть, как танк, и бескомпромиссностью.
        Легко любить фантазию, идеальный образ. Другое дело искренне любить в человеке всё: от сложного характера до прыщика на шее.
        Сцена 105
        У неё были странные руки: изящные и тонкие, но изуродованные язвами. Том внимательно наблюдал за молчаливой горбуньей, лицо которой скрывал капюшон побитого временем и пылью плаща. Расплескав воду, она небрежно поставила ведро рядом с ним.
        В длинных пальцах серая тряпка. Как в замедленной съемке Том видел, как горбунья приседает к ведру - слишком грациозно для старухи. Плеск воды, снова блестящие серебряные капли летят в стороны.
        - Снимай тряпье! - проскрипел старческий голос. - Тебя нужно вымыть, иначе сдохнешь здесь, как собака.
        Морщась от боли, принялся стягивать с себя лохмотья, оставшиеся от рубашки и штанов. В темнице холодно и влажно, Том мгновенно покрылся гусиной кожей и поежился.
        - Замерзнешь ты здесь, тщедушный, - проскрипела горбунья и, бросив тряпку, вышла из камеры. Педантично закрыв за собой дверь, в чем не было нужды, к этому железу Том не мог прикоснуться.
        Вернулась она через пару минут, таща за собой нечто отдаленно напоминающее матрас. Очень старый и побитый жизнью, грязью и в паре мест погрызенный крысами. Но лучше, чем лежать на холодном полу.
        - Садись ровно. Буду лечить, - скомандовала горбунья.
        Тому вновь пришлось повиноваться. Сил оставалось все меньше, помощи ждать не откуда. В такой ситуации только одна первоочередная задача - выжить. Тогда мысли станут четче, силы начнут возвращаться и, возможно, получится сбежать.

* * *
        Пытка холодной водой и тряпкой продолжалась несколько часов. Горбунья скрупулезно обрабатывала каждую рану, словно наслаждалась его мучениями. Больно безумно. Холодно - не меньше. Том искусал губы в кровь, но ничего, кроме шипения, стены темницы не услышали.
        Но даже боль не могла затмить странное чувство. Слишком нежные прикосновения, слишком аккуратные и, можно сказать, деликатные. Подобное совсем не свойственно черновым рабочим, особенно тюремным служащим. И эти странные покалывания, чувство стянутой кожи. Как будто раны затягивались сразу и довольно быстро.
        Догадка подтвердилась, когда горбунья оказалась напротив, и принялась промывать раны на груди. Ожоги мгновенно бледнели, кожа стягивалась.
        - Что это? - Том нахмурился. С тонкой руки женщины отвалилась криво препленная короста, под ней оказалась бледная, совершенно чистая кожа. - Кто ты такая?
        Сцена 106
        - Позвони ей, - требовательный голос Максимилиана в голове. Ирэн устало потерла виски. Общение забирало слишком много сил у них обоих. Она не была говорящей, но слышала свое властное самоуверенное создание, которое упорно стремилось общаться даже ценой неимоверных энергетических затрат.
        Сам Виллар объяснял это красиво. “Ты для меня больше, чем автор. Я люблю тебя” - разумеется, первое время Ирэн думала, что сходит с ума. Грешила на переутомление и даже ходила к психиатру, но после выхода последней книги, количество читателей резко увеличилось и Максимиллиан предстал перед ней во всей красе.
        Высокий, сильный, сочетающий в себе манеры аристократа и темперамент воина. Темные глаза, заглянув в которые, теряешь волю, как героиня твоего же романа. Шепчешь слова, которые не говорила никому раньше. Отдаешься удивительным прикосновениям, не похожим ни на что, испытанное раньше.
        Максимилиан был её идеалом. Как делали многие до неё и будут много веков делать после - она написала того, о ком мечтала, и стала его жертвой. Вот и сейчас от бархатистого голоса мурашки пошли по телу.
        - Позвони. Скажи, что Том у меня. Если не нарисует, я превращу его жизнь в ад. Убить его без книги невозможно, но есть вещи хуже смерти. Он испытает на себе всё.
        - Не слишком ли велика цена за наше счастье? - тихий ответ Ирэн.
        - Оно того стоит, любимая. Ты этого стоишь. Сколько времени ты хоронила себя, помогая этой девочке? Чего лишилась из-за нее? Всё, что ей нужно сделать ради тебя - нарисовать один портрет. Я сделаю тебя счастливой…
        - И найдешь амулет? - холодная улыбка на тонких губах. Девушка зажмурилась, наслаждаясь его голосом.
        - Да. С телесностью и амулетом, я смогу дать Созданиям новую жизнь, независимость и целый мир. Ирвин почти собрал армию прототипов, - триумф в каждом слове. - Говорящие слабы, как никогда. Они не смогут нам противостоять без амулета и… без Хранителя.
        Сцена 107
        Телефон выпал из моих ослабевших пальцев. Прекрасный вечер, наполненный романтикой, закончился. Пришла ночь. Темная. Пугающая. Говорящая со мной холодным голосом Ирэн.
        В голове лишь крик: “Том! Том!”
        Но никто на него не отозвался. Бывшая подруга не врала. Том у них, он меня не слышит и, если не передам завтра вечером рисунок Виллара, моему Созданию предстоит пережить все муки Ада. Грудную клетку сжало болью. Комната превратилась в размытое пятно из-за щиплющих глаза слез.
        - Игорь… - тихо позвала и только потом вспомнила, что он не Создание. Услышать просьбу просто не в состоянии.
        С другой стороны, может, оно и к лучшему. Игорь точно не позволит мне встретиться с Ирэн, а на Тома ему глубоко плевать. Думаю, он будет даже рад, если Том навсегда исчезнет из моей жизни. Тогда ему не придется соперничать с улучшенной версией себя…
        Глава 28
        Сцена 108
        Утром я тихо собралась, покормила Тодда и выскользнула из комнаты. Опрометчивое решение сбежать до завтрака из неприступной крепости Романова, но другого я не видела. В офисе с меня точно глаз не спустят, да и камеры наблюдения там повсюду.
        На цыпочках прокралась мимо двери в хозяйскую спальню, дальше по короткому узкому коридору в гостиную, где меня застало насмешливое:
        - И куда мы собрались? - Игорь сидел за барной стойкой и с самым блаженным видом пил чай. Странно, мне казалось, что суперактивные бизнесмены с утра заправляются крепким кофе, но у Игоря были явно другие вкусы.
        - Погулять, - ляпнула первое, что пришло в голову.
        - С вещами и пропуском? - пластиковый предатель с логотипом компании болтался у меня на шее. Эля, ты просто мастер маскировки и побегов. Браво!
        - Ну, чтобы потом в комнату не бегать, - под тяжелым серым взглядом стало неуютно. Понятно, что Игорь не верит ни одному моему слову, да я бы и сама не поверила, будь на его месте.
        - Я думаю, дело обстоит иначе. Вчера тебе позвонила Ирэн и потребовала портрет своего ненаглядного Виллара в обмен на то, что Тома, который гипотетически находится в заточении. Его ожидают страшные пытки, если одна наивная девочка не выполнит все требования. Где я ошибся? - усмехнулся и выгнул бровь. - А эта наивная девочка побежала туда, как последняя дуреха и не удосужилась посоветоваться со мной.
        - Ты, - я потеряла дар речи на мгновение, а потом возмущенно выдала, - Прослушиваешь мой телефон?
        Раньше на большее, чем “извини” меня бы не хватило. Сейчас же нападала сама, вопреки логике, как сорвавшийся с цепи подросток.
        - Как ты вообще мог установить в мой телефон жучок?! - достала мобильник и с негромким стуком швырнула на стойку. - Это нарушение личного пространства или как это называется правильно по закону?
        - Это называется спасение твоей жизни. Твой телефон прослушиваю не я, а ребята из службы безопасности. Как оказалось, не зря, - Игорь был пугающе спокоен и равнодушен, даже чай пить не прекратил, только небрежно повел плечом, поправляя темно-синюю рубашку.
        - Я не буду им пользоваться, - уперла руки в бока. - И не смей меня удерживать! Нужно спасти Тома!
        - Хорошо, купим тебе другой телефон. Установим прослушку в него, - пожал плечами мужчина, поставил пустую чашку на блюдце. - Ни к какой Ирэн я тебя не отпущу.
        - Буду я тебя спрашивать, - фыркнула и рванулась к двери. Открыла её без проблем и уперлась в широкую грудь ухмыляющегося охранника. Огромный амбал в черной футболке, при оружии - класс.
        Развернулась и прошествовала обратно к Игорю. Тот продолжал смотреть на мои метания с ледяным спокойствием.
        - Выпусти меня! - замерла напротив, уперев руки в бока.
        - Нет, - без лишних эмоций.
        - Ты не имеешь права! - снова взвиваюсь. Класс, Элли, ты снова в заточении. Видимо, такова твоя судьба - постоянно быть под замком: бабушкин дом, лечебницы, круглая комната в доме Ирэн. Теперь список дополнил неприступный замок Игоря Романова.
        - Я имею право оберегать свою женщину, - встал с барного стула и подошел ко мне. Высокий, широкоплечий в темно-синей рубашке с небрежно расстегнутым воротом и темных офисных брюках. Свежий запах средства после бритья заставил меня невольно вдохнуть воздух глубже. Умопомрачительно пахло.
        - Я не твоя… - попыталась возмутиться, но меня под тихий смешок охранника подхватили на руки и отнесли на диван. Игорь швырнул меня на мягкие подушки и навис сверху.
        - Значит так. Молчи и слушай, моя самостоятельная дурында. Ты собралась идти к бывшей подруге, которая угрожала тебе пистолетом, без охраны. Понимаешь, как это опасно? Ты думала о том, что сделает с тобой Виллар после того, как станет телесным? Что они сделают, если ты будешь не нужна? Сколько секунд ты проживешь? Ты об этом думала?
        Я сжалась среди мягких подушек, понимая, что ответ только один: “Нет”. Не думала совершенно. Просто поддалась порыву, рванула вперед, не включив голову. Игорь заметил мое состояние и сделал правильные выводы.
        - Вот теперь подумала, - одобрительно. - А теперь десерт. Ты уверена, что Том у них? Может, это блеф? Они хотят выманить тебя отсюда, Элли. Поэтому больше никаких импульсивных поступков. Сейчас ты завтракаешь, перед работой заедем к Генриху и попробуем с его помощью во всем разобраться. То говорил о сопротивлении, значит, там есть другие создания, они могут помочь. Поняла меня?
        - Ага, - оставалось только рассеянно кивнуть и получить за это короткий бесцеремонный поцелуй в кончик носа.
        Сцена 109
        - Ты пытаешься меня подкупить? - я улыбалась, глядя как Игорь проворно готовит мне завтрак. Тосты с сыром, яичница и кофе. Вкуснейший аромат наполнил кухонную зону и гостиную, а меня заполняло тепло. Гнев куда-то улетучился. Игорь был прав во всем, даже в том, что установил идиотскую прослушку на мобильник. Потерянное вчера чувство защищенности вернулось, вот только тревога за Тома никуда не исчезла, она звонким колокольчиком давала о себе знать из самой глубины моей души.
        - Нет, с чего бы? Это просто завтрак, - мужчина поставил передо мной тарелку с плотоядно улыбающейся кетчупом яичницей.
        - Романов, ты хоть раз в своей жизни что-то просто так сделал? - не удержалась от шпильки, но благодарно улыбнулась и отрезала себе кусочек воздушного белка.
        - Подловила, - подмигнул Игорь. - Нет, но причину ты знаешь. Если я еще раз скажу, что люблю тебя - в меня полетит эта яичница, - довольно усмехнулся.
        - Ты невыно…
        Снова не получилось договорить, потому что в голове прозвучал встревоженный голос Тома: “Эля, ты где? Не ходи к Максимилиану! Я на свободе!”
        Сцена 110
        - Ты всегда такой внимательный, когда дело касается женских рук, Том? - ответила горбунья совсем другим голосом. Звонким, девичьи, случившимся в мире для того, чтобы смеяться и никак иначе. Странно знакомым.
        - Кто ты, черт тебя дери? - отпрянул назад, оттолкнув ее руку, и с удивлением понял - спина уже не болит. - Что это за вода?
        - Из священного фонтана. Дай мне закончить. Раненым ты не осилишь побег, - девушка под капюшоном замолчала на мгновение, а после коротко добавила. - Ценой своей жизни.
        Выдохнул. Сопротивление, они нашли его. Лучше исхода и придумать нельзя, теперь главное выбраться отсюда и сообщить Элли. Виллар, скорее всего, уже связался с ней и выдвинул требования. Только бы она не спешила с ответом.
        Парень подался вперед, позволяя горбунье продолжить.
        - Как вы меня нашли? - тихо спросил Том, когда процедура была почти закончена. Раны затягивались на глазах, силы возвращались.
        - Мы тебя никогда не теряли, - отозвалась она и вылила остатки воды в темный угол, где тут же вырос вьюнок и опутал стену. Мгновение и на нем появились цветы. Красивые, едва заметно светящиеся в полумраке. - Ты должен побыть здесь еще немного. Побег почти подготовлен.
        - У меня нет времени, - шикнул Том. - Я должен выйти сейчас!
        - Имей терпение, - раздраженно. Щелчок по носу заставил парня поморщиться.

* * *
        Она вернулась только на следующее утро, когда парень чувствовал себя вполне здоровым и способным пройти весь долгий путь к свободе. На старом вонючем матрасе удалось даже немного поспать. Сон стал последним этапом исцеления.
        - Просыпайся, - обнаженного плеча коснулась теплая ладошка. Знакомый шепот, горячее дыхание обожгло ухо.
        - Напугала! - почти подпрыгнул Том и окончателно проснулся. На лицо скользнула выпавшая из капюшона длинная светлая прядь. Парень медленно прикоснулся к ней рукой и пропустил между пальцев шелковистые волосы.
        - На это нет времени, - резко поднялась горбунья и быстро заправила волосы под глубокий капюшон. - Максимилиана нет в замке. Его помощники тоже разбежались. Идеальный момент для побега. Следуй за мной…

* * *
        Том послушно шел за скрючившейся в три погибели горбуньей. Что-то ему подсказывало, что гигантский горб - тоже маскарад, как и язвы на руках. Но лишних вопросов парень задавать не стал. Сначала выбраться отсюда, потом всё остальное. Он непременно узнает, что это за девушка…
        Из мыслей вырвало эхо шагов. Кто-то шел в их сторону. Горбунья схватила его за руку и утащила за собой в узкую нишу справа, вжав своим хрупким телом в холодную влажную стену темницы.
        - Тс, - шикнула на него и чуть запрокинула голову вверх. Капюшон начал медленно сползать назад, Том аккуратно поймал его край и удержал. Да, он хотел увидеть свою спасительницу, но не сейчас. К тому же светлые волосы в полумраке будет слишком хорошо видно.
        - Аккуратнее.
        - Спасибо.
        Обмен любезностями пришлось закончить, когда шаги прозвучали совсем близко. Двое в нише затаили дыхание, глядя на трех вооруженных до зубов мужчин в темной форме охраны с золотыми значками на груди. Люди Максимилиана носили с собой более десяти видов оружия, могли усмирить большую часть жителей мира золотых нитей от вояк из книг-боевиков до героев средневекового романа, на которых современное оружие просто не действовало. Закон сохранения эпохи - сложная вещь.
        Когда шаги стихли, беглецы осторожно выбрались из укрытия и благополучно добрались до неприметной бочки с водой. Горбунья наклонилась и три раза тихо стукнула по чуть заплесневевшим доскам. Звук получился глухой, такой можно услышать, только находясь совсем рядом с источником.
        С тихим скрежетом бочка отъехала в сторону и оттуда выглянул взъерошенный голубоглазый паренек лет двенадцати. Русые вихры торчали во все стороны, а черное пятно на носу и грязные комбинезон выдавали в нем того еще разгильдяя.
        - Привет, тезка, - весело прошипел он. Вот кому нравилась хорошая заварушка, так это ему. Любой читающий человек сразу опознал бы в этом ловком сорванце Тома Сойера. - Давайте скорее. Вас там ждут.
        - Нашли кого послать, - раздраженно проворчала горбунья и подтолкнула Тома-взрослого к открывшемуся проходу. - Лезь давай!

* * *
        Утро в мире золотых нитей выдалось ясным и теплым. Подземный ход привел беглецов в небольшую пещеру на окраине зачарованного леса - его размеры невозможно было определить, как и найти того, кто здесь прячется. Эффект Робин Гуда пришелся им сейчас как раз кстати.
        - Привет, Том!
        - С возвращением, Том!
        Его тут же обступили Создания. Их было около десятка. Вооруженные крепкие мужчины были рады его видеть. Многих из них он знал, некоторых видел впервые.
        - Ценой своей жизни, - эхом отозвался парень и обернулся.
        - Ценой свой жизни, - пропел звенящий голосок. Черные лохмотья соскользнули с плеч, открывая взгляну истинной лицо спасительницы. Это была почти точная копия Элли. Длинные светлые волосы до середины бедра, огромные голубые глаза, маленький носик и хитрая улыбка на губах. Точеная фигурка закована в плен обтягивающих джинс и футболки, подчеркивающей аппетитные…
        Парень отвел взгляд. Нет, не Элли. Его автор трогательная и кроткая, испуганная девушка, которую хочется защитить от всех бед. Сейчас перед ним стоит сильная, уверенная в себе героиня, способная, если нужно, вступить в бой. И только сейчас до него дошло…
        - Эль? - чуть приподнял широкие темные брови.
        Впервые он встретил ту, кого Элли написала ему в пару. Девушку, ради которой в книге он преодолел все, чуть не погиб и вернулся живым. Девушку, созданную для него. Это было странное чувство, граничащее с безумием.
        Почему они не встречались раньше? Том наивно полагал, что Эль так и не родилась в мире золотых нитей, будучи слишком тесно связанной с личностью автора. Такое случалось и не раз, когда автор сливался с героем собственного произведения.
        - Догадливый, - ироничный смешок, подергивание плечиком и хитрый взгляд из-под длинных темных ресниц. Таких у Элли никогда не было, но, судя по образу героини, очень хотелось. - Пошли сообщение нашему автору, пока невинная овечка бед не натворила…
        Сцена 111
        Впервые в своей жизни я шла на работу в таком прекрасном расположении духа. Том нашелся. Генриха мы обо всем предупредили, он пообещал связаться с сопротивлением и договориться, чтобы они не спускали глаз с Максимилиана. Номер Ирэн был честно добавлен в черный список моего телефона.
        В новом образе мне было немного неуютно. Если раньше я воспринимала это, как вынужденный маскарад, да и вещи не были моими, то сейчас все было иначе. Обтягивающая бедра узкая темная юбка, тонкая светлая блузка со стоячим воротником и достаточно глубоким вырезом, чтобы цеплять взгляды мужчин, но не выглядеть дешево. Небольшая сумочка и туфли на устойчивом каблуке - шпильку Игорь запретил в приказном порядке. Он, видите ли, переживает, что могу подвернуть ногу. И вся эта красота на мне стоит примерно два месячных оклада помощника руководителя. Осознавая это, я боюсь даже потеть в этой одежде…
        Внедорожник Игоря заехал на подземную парковку.
        - Только попробуй сама вылезти! - опасно сверкнул глазами в мою сторону босс. Пришлось сидеть. Кажется, весь дух противоречия вышел из меня перед завтраком, на рабочий день ничего не осталось.
        Романов подошел и открыл дверцу с моей стороны. Прежде, чем я успела хоть что-то сказать или сделать, меня подхватили на руки. Дверь захлопнулась. Пискнула сигнализация. Землю под ногами я почувствовала только рядом с лифтом.
        - Это было лишнее, - ответила спокойно, чувствуя, как дрожат колени. - Я могу сама выйти из машины и дойти до своего рабочего места.
        - Мне нравится тебя носить, - пожал плечами Игорь. - Так ты очень близко и совершенно точно моя.
        - Больше так не делай, - сложила руки на груди. - Иначе о нас в компании будут ходить слухи. Ты только что расстался с невестой, все буду считать, что со мной ты только развлекаешься. Изменила невеста? Зажги с секретаршей.
        Кажется, я смотрела слишком много мелодрам, но другого опыта в романтических делах у меня все равно нет. Если не считать странного влечения к собственному созданию и безответной любви к придуманному Романову. Что делать с реальным я до сих пор не знала.
        - Если поползут слухи, я на тебе женюсь. Сразу все поймут серьезность моих намерений.
        Только цена юбки удержала меня на ногах. Серьезный подход, ничего не скажешь. А Игорь ничего не забыл? У меня спросить, например…
        С самодовольным видом босс вошел в лифт и обернулся. Конечно, фирменная романовская ухмылка на губах, я помнила её еще со школы.
        - Ты заходишь или нести тебя на руках?
        Сцена 112
        - Как он, мать вашу, мог сбежать? - совсем неаристократично вопил Максимилиан, размашисто шагая из угла в угол тюремной камеры. - Как?
        - Горбунья тоже пропала, - кивнул начальник тюрьмы. - Видимо, она ему помогла. Или он ее околдовал?
        - Да эта нечисть тут лет десять работает! Думаешь, она десять лет сидела и ждала своего шанса? Дурь. Вы просто слепые кретины… - замер. Еще немного и звон шестеренок в его голове станет слышен всем присутствующим. - Мне нужен Ирвин. Игры кончились. Приведите Ирвина!
        Сцена 113
        Игорь открыл дверь и галантно пропустил меня вперед. Точная, как часы, Эльза сидела в приемной и увлеченно щелкала по клавиатуре. Блондинка обернулась и воззрилась на меня, просканировав взглядом весь образ.
        - Здравствуйте, Игорь, - кивнула Романову, не сводя с меня глаз. - Кофе?
        - Нет, спасибо. Работай, - отмахнулся тот и, коснувшись моего плеча, наклонился к уху. - Я сегодня до семи. Не пытайся сбежать раньше, всё поняла?
        - Да, - я сжалась в комок под испытующим взглядом коллеги, но промолчать не могла. Мне в любом случае некуда пойти. Сейчас я привязана к Романову страхом за собственную жизнь и суровыми мужиками из охраны, который, стоит мне сделать хоть шаг ни в ту сторону, поймают и увезут в неприступный замок Игоря.
        Как только мужчина скрылся за дверью, Эльза хитро улыбнулась, пищурив глаза с длинными ресницами.
        - Кажется, выходные удались? Босс выписал тебе гигантские премиальные?
        - Ага, ради того, чтобы испортить мне жизнь, - сама не знаю, откуда взялась эта язвительность.
        - В смысле?
        - Кажется, он всерьез решил меня добиться и довести до ЗАГСа. Сказал, что был влюблен давно и навешал еще кучу лапши на уши, - устало опустилась на стул и щелкнула по кнопке включения компьютера. Тот послушно зашумел.
        - Думаешь, он это серьезно? Уверена, что он не пошел в отрыв после расставания с Милой?
        А мелодрамы не так глупы, как кажется на первый взгляд. Вот вам и живое доказательство. Первое предположение Эльзы полностью совпало с моим. Или у каждой женщины в голове живет своя идеальная мелодрама?
        - Боюсь, что серьезнее не бывает, - кивнула, понимая, что больше ничего объяснить не смогу. Не здесь. Да и стоит ли втягивать в эту мутную историю дочь Библиотекаря?
        - Неожиданный поворот сюжета, - улыбнулась Эльза, когда во всю мощь задребезжал телефон. - Да? Курьер? Пропустите, конечно…
        Глава 29
        Сцена 114
        - Вы меня как будто звали? - хохотнул Ирвин, развалившись на хозяйском кресле с высокой спинкой. Мужчина дымил самокруткой и временами сплевывал горькую слюну в чашку с остатками утреннего кофе. - Ваше высочество, - выплюнул последнюю фразу, как ругательство.
        Виллар поморщился, но комментировать отвратительное поведение гостя не стал. Этот моральный урод, убийца отца и просто псих ему сейчас нужен. Ирвин давно точил зуб на хорошую заварушку, настоящую жестокость. У него был самый настоящий талант к этому. Много лет назад он собрал приличную армию из Созданий, связанных с прототипами, и фактически вырезал всех Говорящих. Игры с наивной девочкой и занудные поиски амулета казались ему слишком мелкими, масштаб не тот.
        Убийца затушил сигарету в кружке и швырнул её в стену. Звон разбитого фарфора. Мужчина достал из кармана нож-бабочку, картинным жестом раскрыл и принялся ковырять им какой-то особенно кривой ноготь. Мясистые губы изогнулись в усмешке.
        - Игры закончились, мы переходим к действиям. Я даю тебе свободу. Можешь положить сколько угодно людей, использовать любые методы.
        - Воу-воу, вашшество, - смех Ирвина эхом прокатился по зале, - а как же этот ваш…гуманизьм? Наигрался в благородство?
        - Не язви. Мне надоело ждать, выслеживать и договариваться. Мы теряем время. Делай, что хочешь, но доставь мне: амулет, девчонку и единственный экземпляр книги Тома. Я прикончу этого ублюдка. Слишком долго он отравлял нам жизнь. Как только амулет будет у меня, мы подчиним сопротивление.
        - А девчонка нужна тебе…хм, живой? - в глазах блеснул охотничий азарт. - Убивать хранителей. Хочу продолжить эту традицию.
        - Доставишь живой. Я убью Тома у нее на глазах. А потом…можешь забирать.
        - Теперь мне нравится этот парень, - ткнул кончиком ножа в Виллара и рассмеялся безумно, пугающе и беспощадно.
        Сцена 115
        - Вау! - сорвалось с губ, когда в приемную вошел букет. Гигантский букет из неизвестно какого количества бордовых роз на длинной ножке. Несчастного худощавого курьера за ним даже не было видно.
        - Мне нужно Эльза Генриховна, - произнесла темно-фиолетовая кепка с логотипом известной сети цветочных магазинов. Голова и остальные части тела прятались за цветами.
        - Это я, - растерянно произнесла моя коллега и вытащила из шкафа пластиковое ведро. В него курьер с трудом засунул букет и, наконец, выдохнул. Студент с чуть покрасневшим лицом, теплой улыбкой и ямочками на щеках вручил Эльзе плотный белый конверт.
        - И распишитесь, пожалуйста, в получении, - достал из кармана смятую бумажку.
        - Да, конечно, - блондинка покрутила в тонких пальцах ручку и поставила подпись.
        Парень поспешил откланяться, а девушка распаковать послание. Я сидела и не могла перестать хихикать над растерянным выражением лица дочери Библиотекаря. Ситуация ухудшилась, когда та открыла конверт и прочитала содержимое.
        - Что? - не утерпела я.
        - С ума сойти, - только и смогла произнести Эльза, прежде чем рассмеяться. - Я забыла про годовщину знакомства. Неловко вышло, - хихикала девушка, разглядывая открытку. Схватила телефон и что-то написала. Видимо, благодарность своему странному бойфренду. - Мне нужно отпроситься сегодня пораньше. Хоть подарок купить.
        - Думаю, Игорь всё поймет, - кивнула в сторону закрытой двери кабинета босса. - Иди отпрашивайся. Я сегодня здесь до семи и совершенно никуда не тороплюсь.
        Сцена 116
        Сквозняк гулял по огромному помещению заброшенного склада. Где-то вдалеке скрипела давно слетевшая с петель дверь, за стеной ветер гонял старые картонные коробки. Высокий широкоплечий мужчина небрежно сидел на холодной свае и поигрывал ножом-бабочкой.
        Напротив него стоял второй с испещренным рытвинами лицом и отчитывался, изучая глазами грязный пол.
        - Мы не смогли прорваться в лавку. Библиотекарь тщательно охраняет свои владения и с ним Тарго. Даже в теле прототипа не войти в дверь, - отчитался он. - Девчонка сегодня была у него. Нет сомнений, что спрятала книгу Тома в Библиотеке Говорящих.
        - Сообразительная, - почти одобрительно хмыкнул Ирвин. - Но нам нужна эта книга. Если она будет у нас, девчонка придет сама и принесет амулет. А кто принесет нам книгу? И в обмен на что, как ты думаешь?
        Вопрос был риторическим. Ирвину не требовался ответ. План уже созрел в голове и готов был претвориться в жизнь. Не зря он бдительно следил за всеми Говорящими и их семьями столько лет. Не упускал ни единой возможности избавиться от последователей отца.
        Сцена 117
        - Кажется, я объелась, - рассмеялась Эльза, поправляя блузку.
        - Третье мороженое было лишним, - улыбнулся в ответ Лев и коротким движением завел машину.
        - Оно же шоколадное! - блондинка выдохнула и откинулась на кожаную спинку. - Такой вечер прекрасный, спасибо, - повернулась к нему. Во взгляде серых глаз чистая нежность и едва уловимые искорки коварства. - Давно мы так не выбирались. Работа твоя безумная. Ты сегодня домой?
        - Да, сегодня к тебе домой, - поймал её руку и притянул к губам. Короткий поцелуй и сотня мурашек по коже. - Кстати, у меня есть для тебя одна официальная бумага. Она требует не менее официального ответа.
        - Бюрократ, - хихикнула Эльза и, потянувшись вперед, взъерошила медно-рыжие волосы. Лев, отличающийся педантичностью и тяжелым характером обычно внушал окружающим страх, мог умело держать в напряжении. Никто из его знакомых не отважился бы повторить этот смертельный номер, даже его собственная мать. Но сейчас мужчина наслаждался. Смелым прикосновением, коротким контактом тонких пальчиков и его волос. Жмурился от удовольствия, как сытый хищник. Его Эльзе можно всё и даже больше.
        Достал из внутреннего кармана пиджака сложенную вдвое бумажку. Протянул девушке.
        - Даю тебе время подумать до дома, - усмехнулся и вдавил педаль газа.
        Эльза аккуратно развернула белый лист, в самом центре которого оказалась короткая надпись, выполненная каллиграфическим почерком Льва: “Я люблю тебя. Будешь моей женой?” Руки дрогнули. Всю дорогу девушка, не отрываясь, смотрела на листок. Ответ был очевиден.
        Когда машина остановилась рядом с домом, Эльза достала ручку и что-то быстро написала. Лев потянулся было за листочком, но получил по руке.
        - Я еще не закончила, - коварно улыбнулась девушка и принялась складывать оригами. Это было её небольшое увлечение родом из детства, когда, окруженная книгами, она скучала в кабинете отца. Тот давал ей чистый листы, чтобы рисовать. Но таланта к живописи у Эльзы не было, а вот складывать красивые фигурки получалось просто замечательно.
        Вот и сейчас девушка проворно сложила из листочка бумаги маленького львенка. Дорисовала ему глазки-сердечки на морде и улыбающийся ротик.
        Идиллию прервала стандартная мелодия телефона. Чертыхаясь, Лев полез во внутренний карман пиджака и выудил оттуда смартфон неизвестной марки.
        - Ну я же просил… - выдохнул устало, - прости, я должен ответить.
        Эльза пожала плечами и коротко кивнула. Блондинка хорошо понимала, что значит работать на Ассоциацию. Знала о важности их миссии, но временами не могла простить того, что Лев больше уделяет времени работе, чем личной жизни.
        - Сейчас? Паш, ты издеваешься? - раздраженно сжал переносицу мужчина. - Вы без меня справиться не можете? Ах, Кир приказал. Ну конечно. Я ему жениться не мешал, между прочим, - огрызнулся Лев.
        - Езжай, - прошептала Эльза одними губами.
        - Точно на час? - уточнил мужчина. - Ладно. Сейчас провожу Эльзу и выезжаю. Минут двадцать подожди, - выключил телефон и швырнул на заднее сидение. - Иногда я их просто ненавижу.
        - Всё в порядке. Вдруг там что-то важное, мир рушится, например.
        - У нас каждый день мир рушится…
        Лев вышел из машины, открыл девушек дверцу и помог выбраться. Отпускать её не хотелось, заканчивать так вечер, который должен быть идеальным - хотелось еще меньше.
        - Не провожай, - тихо ответила Эльза, прижимая к груди бумажного львенка.
        Большой Лев не выдержал и, шагнув вперед, обнял девушку. С силой прижал к себе, целуя светлые волосы, вдыхая любимый запах. Уезжать за минуту до счастья. Чертова работа! Сейчас он ненавидел её, потому что любил нечто более важное - хрупкую девушку в своих руках. Казалось, что если сейчас уйдет - больше никогда не вернется.
        - Дождись меня. Я хочу узнать ответ, - произнес тихо и ослабил хватку. Эльза посмотрела на него с улыбкой и прикоснулась ладонью к груди. Прижала к плотной ткани пиджака бумажного львенка с ответом на самый главный вопрос. Короткий, нежный поцелуй на губах.
        - Уезжай скорее. Можешь прочитать ответ по дороге, - взяла его руку и вложила в неё бумажную фигурку. Встала на носочки, теплое дыхание коснулось мочки уха. - Я буду ждать тебя, любимый… - тихий шепот.
        Смеясь, Эльза убежала к подъезду. Лев проводил её взглядом, убедился, что девушка вошла в подъезд. Проследил за движением в окнах подъезда и только увидев, что включился свет в комнате, сел в машину.
        Положил львенка на приборную панель. Он и без него знал ответ на свой вопрос и улыбался в забавному зверьку, выезжая на оживленную даже ночью трассу.
        Сцена 118
        Прижатая к стене Эльза тихо вскрикнула, к её лицу приложили влажный платок и через несколько вдохов девушка медленно сползла на пол.
        - Пробеги по подъезду, чтобы свет включился! - скомандовал Ирвин, бесцеремонно раскрыв сумочку, достал оттуда связку ключей и бросил одному из своих подельников. - Войдешь в квартиру - врубишь свет. А ты, - дернул второго, - скажи, когда он уедет.
        - Да не первый день на шухере стою, - сплюнул парень лет двадцати в драной футболке.
        - Перья мне тут не распускай, не дорос еще, - огрызнулся Ирвин, утаскивая девушку.
        Сцена 119
        Это был идеальный вечер. Мы с Игорем сидели в саду под сияющими огоньками. Звернутая в теплый плед, я не чувствовала вечерней прохлады. Тонкий грифель карандаша скользил по бумаге. Игорь всерьез решил, что мне необходимо рисовать, и заехал в обед в художественный салон. Слава богу, не притащил мольберт - ограничился гигантским набором карандашей и двумя альбомами для эскизов.
        - Что? - сидящий рядом мужчина оторвался от планшета. Почувствовал, наконец, мой пристальный взгляд.
        - Не шевелись, я почти закончила! - устрашающе махнула в его сторону карандашом.
        Да, я впервые в жизни рисовала Игоря Романова. Вглядывалась в черты, замечала, как он хмурится каким-то своим мыслям, просматривая договоры на планшете, как в этот момент изгибается его бровь и губы. Отметила спадающую на лоб прядку, кому-то пора стричься. Красивая линия скул и переход от подбородка к шее. Разрез глаз, темных и внимательных. Длинные ресницы, отбрасывающие едва заметную тень.
        От грифеля моего карандаша не укрылось ничего. Удивительно, получилось вполне неплохо, с учетом того сколько лет я не практиковалась. Портрет Тома не в счет, там у меня не было времени на тщательную проработку.
        - Ты меня рисуешь? - удивление в глазах. Игорь отложил планшет в сторону. - Дай посмотреть!
        - Неа, еще не закончила! - захлопнула альбом и прижала к груди.
        - Эля, не дразни босса, - чуть подался вперед с фирменной ехидной улыбочкой. Взгляд чуть потемнел. Ой-ой, кажется, кому-то очень нравится эта игра. Но сдаваться я не собиралась.
        - Дорисую и отдам, - не знаю зачем, но показала ему язык. Кажется, в моей пятой точке, отчаянно ищущей приключений, что-то заиграло. Наверное, детство.
        Воспользовалась моментом и чуть отодвинулась от него. Благо, когда шли сюда, отвоевала себе длинный диванчик, оставив Игорю два плетеных кресла на выбор. Зато теперь у меня было какое-то пространство для маневра.
        - Так, значит?! Сама напросилась!
        Мгновение и я лежу на диване под ним, продолжая прижимать к груди несчастный альбом. Капитуляция неизбежна. Противник задавил массой.
        - По хорошему отдашь или применим пытки?
        Когда он так близко - это уже пытка. Что еще пришло в эту буйную голову? Губы точно парализовало, я не могла произнести ни слова. Просто смотрела в карие глаза и тихо таяла от теплого озорного взгляда.
        - Пленник молчит. Значит, пытки, - возвестил Игорь.
        И…начал самым бессовестным образом меня щекотать. Только не это. Не терплю щекотки. Извивалась под ним, как змея, но выбраться так и не удалось. Куда моей хрупкой персоне против такой силы? Лицо покраснело от смеха, волосы, забранные в легкую косу, растрепались. Не удержалась стукнула Игоря по голове альбомом. Щекотка тут же прекратилась.
        - А это уже криминал, - улыбнулся взъерошенный не меньше меня босс. - За это придется понести наказание.
        За секунду до поцелуя накрыла губы альбомом, который тут же вероломно вырвали из моих в миг ослабевших пальцев. Игорь слез с меня, уселся в ногах и с самым невинным видом принялся разглядывать свой портрет. Вот же!
        Хотела стукнуть по плечу, но вместо этого перевернулась и подползла ближе, тоже взглянула на рисунок. Игорь молчал, разглядывая мои скромные художества.
        - Не нравится? У меня руки забыли, как карандаш держать, - схватила за корешок и аккуратно потянула. - Всё, верни.
        - Это ты меня видишь вот таким? - задумчиво почесал подбородок. - Жуткий тип.
        - Какой есть, - улыбнулась и повторила попытку вернуть свой альбом.
        Игорь аккуратно отцепил мою руку, бросил альбом в кресло и быстро перетянул меня к себе на колени. Тепло окружило со всех сторон. Горячее кольцо рук, широкая грудь, на которой так удобно лежать, и дыхание. Впервые в жизни я почувствовала себя дома.
        - Жуткий тип тебя все равно очень-очень любит, - мягкий поцелуй в висок, странно грустный голос. - Сможешь ли ты полюбить жуткого типа? Вот какой вопрос гложет меня сейчас.
        Обвила руками его шею и потянулась к его губам сама.
        - Кажется, я уже начинаю…
        Договорить мне не дал громкий звонок телефона. Магия момента была безвозвратно утеряна и вернуть её теперь не представлялось возможным.
        - Умеют они, - буркнул Игорь и, не отпуская меня, наклонился вперед. Подцепил пальцами лежащий на столике телефон и с удивленно посмотрел на экран. - Лев?
        Все тело напряглось мгновенно. Тот самый Лев? Тот, который должен сейчас быть на романтическом ужине с Эльзой?
        - Да, - голос в трубке разобрать не удалось. - Что значит, где Эльза? Я думал, с тобой. Она отпросилась с работы, уехала тебе за подарком и больше мы её не видели. Нет, срочно в офис не вызывал. Мы с Элей дома вообще.
        Слушая односторонний разговор, я сильнее прижималась к Игорю. Интуиция вопила во всю. Что-то случилось, что-то по-настоящему плохое.
        Сцена 120
        - Лев, успокойся, - рявкнул Игорь, пытаясь усадить на место мечущегося по комнате мужчину. - Бессмысленными метаниями делу не поможешь.
        - Совершенно с ним согласен, - произнес широкоплечий мужчина слегка за сорок в костюме темно-серого цвета. Его можно было назвать красивым той мужской красотой, которая появляется после пережитых драк и войн. Короткая стрижка, некогда сломанный нос с характерной горбинкой, небольшой шрам на щеке и рассеченная в каком-то давно забытом бою бровь. Но тяжелый взгляд карих глаз пугал. Я не смогла выдержать его и секунду - принялась изучать линолеум под ногами.
        - И что вы предлагаете делать? Где её искать? - не унимался Лев. - Телефон я нашел в подъезде, по нему отследить не можем. Паш, - он повернулся к сидящему за столом мужчине. - Мы можем рассчитывать на помощь Ассоциации? Михаила? Хоть кого-нибудь!
        Я впервые видела сдержанного парня Эльзы таким. Медные волосы взъерошены, галстук болтается как попало, пиджак давно скинут на ближайший стул. Глаза ищут в комнате что-то и не находят.
        - Сядь я сказал! - рявкнул Павел и ударил по столу ладонью так, что Лев мгновенно замолчал, а я невольно спряталась за плечом сидящего рядом Игоря. - Как я понимаю, пока не было звонков и никаких требований. По работе она могла владеть какой-то особой информацией? - темный тяжелый взгляд в нашу сторону.
        - Как мой помощник, она имела доступ к документации. Но ничего страшнее обычной коммерческой тайны. Если бы хотели надавить на меня, похитили бы её, - кивнул Игорь. - Возможно, дело в вас? В вашей работе?
        Мы с Игорем понятия не имели, чем занимается компания с золотистой витиеватой буквой “А” на табличке. Лев сказал, что частной охраной, но что-то на типичный чоп солидная фирма с дорогим офисом походила мало. Значит, здесь замешаны большие деньги, люди у власти и очень опасно.
        - Эль, ты ледяная. Будешь чай? - тихо спросил Игорь, взяв мои холодные ладошки в свою руку.
        - Угу, - буркнула тихо. Босс тут же сбежал к небольшому столику у окна, где стояли кофе-машина, электрический чайник и все, что нужно, для приема гостей.
        - Давить на Льва? - хмурился Павел. - Вряд ли. Последнее время у нас по человеческим делам странно тихо. Лев, ты дозвонился до Генриха? Может, с ним что-то случилось и Эльза у него.
        - Не дозвонился. Временно недоступен, - отозвался рыжий тихим почти рыком. - Почему? Почему он постоянно отключает свой долбанный телефон!
        - Лев… - с нажимом произнес Игорь и сунул мне в руки чашку с чаем.
        Взяла на автомате, потому что в голове уже крутились нездоровые мысли. Целый ворох самых разных догадок раз за разом штурмовал мое сознание, пока ответ не сформировался окончательно. Чашка выпала из моих руки на пол.
        - Генрих, - прошептала я тихо. - Он не возьмет трубку.
        - Что? - трое мужчин одновременно уставились на неё.
        - Эльзу похитили не из-за вас. Из-за меня. Максимилиан не получил желаемое при помощи Тома, теперь нашел другой метод. Если уничтожить рукопись, Том умрет. А я… сделаю всё, чтобы этого не случилось. Приду, куда он скажет…
        - Что она несет? - рыкнул Лев.
        - Будьте добры объяснить, о чем речь, - Павел обратился к более вменяемому Игорю.
        - Я спрятала единственный экземпляр у Генриха, в библиотеке Говорящих. Думала, там он будет в безопасности. Они могли похитить Эльзу, чтобы заставить Библиотекаря отдать им рукопись. Тогда они получат и Тома, и меня. Потребуют амулет, который я понятия не имею, где искать. Скорее всего это, - переплела пальцы и сжала до боли, - дело рук Ирвина.
        - Отлично. Мы влезли в разборки Говорящих. - выдохнул Лев с оттенком пренебрежения. - Если с ней что-то случится, - посмотрел на меня так, что кровь застыла в жилах.
        - Лев, - угрожающий тон Игоря, мужчина подался вперед, заслоняя меня от повисшей в воздухе опасности.
        - Успокойся, от Говорящих итак ничего не осталось. Спасибо Ирвину, - небрежно бросил Павел и взял в руки телефон. - Ассоциация должна вмешаться. Слишком много себе позволяют Создания, страдают люди. Кирилл как чувствовал, сегодня вечером поднял эту скользкую тему. Я его наберу. Вы езжайте к Библиотекарю. Может, успеете перехватить.
        Глава 30
        Сцена 121
        Знакомую фигуру у выхода из Лавки мы увидели сразу. В том, что Генрих легко обменяет жизнь Создания на жизнь дочери никто из нас не сомневался.
        - Сидите тихо, - шикнул Лев. - Пусти меня за руль, надо сесть ему на хвост, - потребовал он у Игоря.
        - Ты в таком состоянии можешь только на бешеной скорости в ближайший бензовоз врезаться, - осадил его Романов и тихо двинулся следом за машиной со светящимися на крыше желтыми шашечками. Не знаю почему, но Генрих вместо того, чтобы позвонить Льву, решил поехать один на такси.
        Нервно фыркнув Лев согласился и удобнее устроился на заднем сидении позади водителя, весь путь по городу он не сводил пристального взгляда с машины.
        Сцена 122
        “Том! ТОМ!” - кричал в голове звонкий женский голос. Он болезненно отдавался в висках. Том, превозмогая свинцовую тяжесть во всем теле, поднялся и уперся головой в низкую брезентовую крышу палатки.
        “Элли, что случилось?” - ответил мысленно и посмотрел на лежащую рядом девушку. Спит. Светлые волосы разметались, губы упрямо сжаты даже во сне, одна светлая обнаженная грудь не прикрыта пледом. Что на них вчера нашло? Как помутнение. Их притянуло силой, которой ни одно Создание не могло противиться - авторской волей.
        “Всё плохо. Ирвин похитил дочь Библиотекаря, чтобы заставить его привезти твою рукопись. Генрих уже в пути, мы следим за ним. Сможете поймать Максимилиана? Связать, удержать. Хотя бы на время.”
        “Сделаем!” - вмешался в их разговор недовольный женский голос.
        Эль, не открывая глаз, усмехнулась и показала Тому язык. В эфире повисла тишина. Элли, кажется, испугалась или снова не понимает, что происходит.
        - А ты думал у тебя эксклюзивный канал связи? - хохотнула девушка, потягиваясь, как сытая кошка. Сильная и гибкая с характером занозы, видимо, тоже одно из желаний сердца юной отшельницы. Стать вот такой.
        - Почему раньше не встревала? - поинтересовался парень.
        - Мы были далеко. Когда мы близко, то можем создать групповой чатик, - наконец, соизволила открыть глаза.
        “Том, кто это? Что за ерунда?”
        “Это Эль. Девушка, которую ты написала. Она сейчас рядом” - не подходящее время, чтобы это обсуждать, но вариантов не было.
        “Да-да. Рядом. Го-ла-я! Так что убери руки от моего парня и ищи себе кого-нибудь своего вида, Хранительница!” - выдала Эль под укоризненным взглядом Тома. Ну вот кто её за язык тянул?
        - Эль, - прирыкнул парень. - Мы с тобой позже об этом поговорим. Поднимайся, нам нужно вернуться в замок.
        “Элли, всё сделаем. И, прости меня…”
        Сцена 123
        Я не могла пошевелиться и поверить в происходящее. Впилась ногтями в ладонь. Что сейчас было? Мне изменило собственное создание с моим же созданием? Где мой любимый доктор. Мне срочно нужна палата в дурдоме. Обещаю даже истерику не закатывать.
        - Эля, все хорошо? Том вышел на связь? - голос Игоря вернул в реальность, и я поняла, что плачу. Холодные дорожки слез на щеках, в груди так больно, как будто меня в очередной раз предали. Нет, он мне ничего не обещал, как и я ему. Позволяла себе целовать Игоря, как в последний раз, сидеть у него на коленях и ходить на свидания - не лучшее поведение для влюбленной в другого. Но вот так грубо. Просто взял и в койку с другой, ничего не объяснив. - Эля? Что случилось, твою мать? - гаркнул Романов так, что я подпрыгнула.
        - Том вышел на связь, и не только он, - голос снова звучал ровно и безжизненно. Ситуацию нужно переварить, но на это совершенно нет времени.
        - Кто еще? Вилар? Его снова схватили? - продолжал арт-обстрел вопросами.
        - Эль. Моя героиня. Они встретились и теперь, - выдохнула, - вместе. Я не понимаю, как так? Почему так быстро? Как он мог? Говорил, что любит меня…
        Сзади раздался спокойный голос Льва, приправленный нотками легкой иронии.
        - Птички должны быть с птичками, а пчелки с пчелками, Элли. Я не слишком хорошо разбираюсь в делах Говорящих, но знаю точно: если автор пишет любовь с хэппи эндом, он объединяет своих Созданий навсегда. Это сильнее их самих, они просто не могут иначе. Отношения же Автора и Создания могут быть разными. В большинстве случаев это благоговейная любовь, собачья преданность - это легко перепутать с реальными чувствами. Но это не они. Ты обманулась, Говорящая, нужно это принять. Тем более, что свела их ты сама, своими руками и мыслями.
        Странно, но от слов Льва мне стало легче. Понять Тома и простить себя за тот маленький огонек тепла, что медленно разгорался в моем сердце, стоило подумать об Игоре.
        Внезапно мою руку накрыла горячая ладонь. Молча. Игорь просто взял мою прохладную руку и крепко сжал. Я поняла без лишних объяснений. Столько раз за эти дни слышала от него “Я люблю тебя”, что в голове мгновенно пронеслась эта фраза. Он уже столько раз подтверждал их, и сейчас среди ночи едет вместе с нами на поиски, хотя вся эта чехарда совсем не его дело. Игорь Романов мог уйти в любой момент, никто не стал бы его винить, но он здесь со мной и это лучше тысячи признаний.
        - Лев, ты просто мастер утешать девушек, - хмыкнул Игорь, остановился и отпустил мою руку, чтобы включить заднюю. Отъехал немного.
        Я не сразу сообразила для чего. Оказывается такси остановилось. Библиотекарь громко хлопнул дверью и, чуть пошатываясь, пересек пустырь, что отделял немногочисленные жилые дома от мрачной промзоны. Бетонный забор. Огромные ворота, некогда служившие пропускным пунктом, сейчас обреченно висят на одной петле. Два низких серых здания сияют темными дырами окон с давно выбитыми стеклами.
        Эля с ужасом смотрела, как Генрих протискивается между стеной и оторванной дверью ворот.
        Игорь припарковался на свободном месте рядом с одним из домов. Чтобы машина не так бросалась в глаза? Отличная идея.
        - Лев, звони Павлу. Зря я оставил охрану дома, не думал, что придется идти на штурм, - задумчиво почесал подбородок Романов. - Без прикрытия туда соваться - самоубийство. Мы не знаем сколько людей на стороне Ирвина, есть ли у них оружие.
        Сердце стучало, как сумасшедшее. Страх, острый и чистый, растекался ледяной водой по венам. В попытке успокоится я осторожно взяла Игоря за руку и крепко сжала.
        Сцена 124
        - Прекрати на меня дуться, - усмехнулась Эль, с размаха вырубая последнего охранника.
        - Ты не должна была так делать, - отрезал Том, убирая второго.
        Они вошли в замок тем же путем, что и ушли из него днем раньше.
        - Зато никаких страданий, - пожала плечиками девушка, склоняясь к подземному ходу. - Народ, путь чист. Первая шестерка, выходите. Надо зачистить подземелье!
        Шестеро крупных мужчин - косая сажень в плечах - с трудом протиснулись в дырку в полу. Сильнейшие воины, бывшие полицейские и наемники. Эль оказалась прекрасным стратегом, одним из лучших, кто был сегодня утром на совете Сопротивления.
        - Вчера после ужина. Ты сам на меня набросился. Хотел, как и все мужики, потусить и в кусты?
        Девушка сделала пару шагов и замерла напротив опустившего взгляд Тома. Она была права, во всем права. Вчера вечером они выпили немного огненной воды, он пошел освежиться к озеру и увидел её. Эль скользила по водной глади, как русалка. Гибка и прекрасная. Увидев его, девушка подплыла к берегу.
        Дальше, как в замедленной съемке, она поднялась. Длинные волосы прилипли к телу, скрывая под плотной вуалью грудь. Плоский живот с мелкими капельками, стекающими прямо… Парень с трудом заставил себя отвести взгляд, на этом его самообладание закончилось. Фраза “Эй, Том, брось в меня полотенцем!”, и она в его руках. Никакого сопротивления, только жарки поцелуи, ненужная одежда и бледный лунный свет.
        - Ты меня спровоцировала, - фыркнул Том, но улыбку не сдержал. Виноваты оба, и правы тоже оба. Они были созданы друг для друга. Одна искра и остановиться уже невозможно.
        - Готово! - отчитался мужчина. - Чисто. Пора открывать ворота!
        - Всё, хватит разводить нюни, Том. Пора действовать, - схватила парня за футболку, потянула на себя и поцеловала так, что один из вояк одобрительно присвистнул.
        - Эль, ты горяча!
        - Знаю, Вилл! Ты нашел сеть?
        Сцена 125
        - Не берет трубку! - чертыхался Лев, делая пятый вызов своему непосредственному начальству. - Надо идти. Двадцать минут прошло, а Генрих все еще не вышел. Значит, Эльзу ему не отдали.
        - Приманку никогда не отдают, - тихо заметил Игорь. - Мои ребята в пути.
        - Я больше не могу здесь сидеть! - рявкнул рыжеволосый и выскочил из машины быстрее, чем Романов догадался заблокировать двери.
        - Твою ж мать! - выругался мужчина. - Сиди здесь! - отпустил мою руку и бросился следом за Львом. Тот явно был в хорошей форме, летел ко входу на склады так, будто крылья выросли.
        “Эля, - тихий голос Тома в голове. - Что происходит? Я слабею…”
        Мы не успели. Ирвин уничтожает рукопись.
        Я, как сумасшедшая, схватила ключи и выскочила из машины. Бросилась следом за мужчинами через пустырь. Холодный ночной ветер растрепал сплетенную кое-как косу, сердце безумно билось, каждый второй вдох до рези в горле. Никогда не была спортсменкой и низа что не догнала бы Льва и Игоря, если бы последний не схватил нашего взъерошенного царя зверей за плечо. Подсечка и будущий муж Эльзы лежит на земле. Ого, не подозревала, что у Романова есть скрытые таланты по части единоборств.
        - Вернись обратно! - рявкнул Игорь, прижимая к земле взъерошенного Льва. Тот пытался сопротивляться, но хватка была слишком крепкой. - Мы не можем туда идти, это риск для всех. В том числе и для Эльзы. Одно неверное движение и её просто убьют, понимаешь? А потом схватят нас и грохнут за компанию.
        - У нас нет выбора, - тяжело дыша остановилась рядом с мужчинами, наклонилась, переводя дух. Завела за ухо растрепанную светлую прядь. - Том вышел на связь. Они уничтожают его книгу. Мы должны войти туда сейчас.
        - Какого хрена ты не сделал ксерокопию рукописи? - проворчал Лев, поднимаясь на ноги. - Никаких проблем бы не было.
        - Исходная рукопись одна. Файл с началом романа не сохранился. Сделай я хоть сотню ксерокопий, они сейчас были бы бесполезны и не смогли сохранить ему жизнь. Быстрее! Каждая минута на счету!
        Я первая двинулась в сторону складов, на несколько мгновений напрочь забыв о страхе. Даже Игорь не пытался меня остановить…
        Сцена 126
        - Так-так-так! - смеющийся голос Ирвина эхом разнесся по пустынному складу. Убийца небрежно крутанул пистолет в правой руке и провел дулом по бледной щеке привязанной к стулу Эльзе.
        Всё было так картинно, художественно, кинематографично, что мне на секунду показалось, будто мы на съемках фильм про бандитов. Несколько обшарпанных колонн поддерживали потолок склада. В самом центре просторного помещения на бетонной свае восседал Ирвин со счастливой ухмылкой на мясистых губах и искрами триумфа в безумном взгляде. Рядом с ним привязанная к стулу Эльза, тихо попискивает, роняя слезы. Рот перевязан грязной тряпкой, одежда испачкана и порвана, светлые волосы, некогда уложенные в красивую ракушку, растрепались. На бледном лице кровь, кажется, девушка сопротивлялась.
        В воздухе витает запах бензина и гари. Это чадит стоящая напротив Ирвина бочка. Языки пламени и тихий треск. Рядом бездыханное тело Генриха. Жив он или нет? Никто из нас троих не пытался строить предположения.
        - Как рад, что вы заглянули на эту маленькую вечеринку, - громкий смех. - Добро пожаловать, Хранитель!
        Вспыхнули привязанные к потолку лампы. От яркого света я на секунду потеряла возможность видеть, слепо сделал шаг назад и врезалась в стоящего за спиной Игоря. Все пространство вокруг мгновенно наполнилось голосами. Люди хлынули внутрь из всех дверей, а их здесь было немало. Кто-то влезал в окна. Мужчины, женщины, дети с абсолютно пустыми взглядами. Все, кому не повезло стать прототипами Созданий, примкнувших к Ирвину.
        Это ловушка. Мы вошли без проблем, не встретили никакого сопротивления. Игорь пытался нас образумить, но ни я, ни Лев его не услышали. Сами пришли, как овцы на убой…
        Глава 31
        Сцена 127
        - Мы допросили стражу! - отчитался Вилл. - Максимиллиан в большом зале!
        - Все в большой зал, быстро! Накинуть на него сети! - крикнула Эль во все горло. Скрываться больше не нужно, в замке Виллара слишком много членов Сопротивления, они теснят не многочисленную стражу. Крики, звуки ударов - запахло паленым, кто-то призвал магов.
        Том, Эль и шестеро из передового отряда рванули вперед. Девушка успела отлично изучить замок, знала самый короткий путь, но даже он был неблизким. Родовое гнездо семейства Виллар представляло собой огромный средневековый замок со множеством коридоров и потайных путей. Готические узкие окна, железные доспехи в коридорах, чадящие факелы, темные ковровые дорожки и огромные, украшенные искусной резьбой двери.
        - Эль, так ты главный лидер сопротивления? - глядя, как командует девушка, Том не удержался от вопроса. Сопротивление всегда было странной организацией, существовало несколько лидеров, но кто рулил всеми - этого не знал толком никто. Группы стихийно образовывались по всему миру, потом также внезапно исчезали.
        - Нет, - ответила девушка. Схватилась за тяжелую ручку двери и толкнула. - Но, кажется, скоро вы познакомитесь…
        Сцен 128
        - Кого-то не хватает, - поцокал языком Ирвин, встал и обошел вокруг бочки, оглядывая стоящих людей. - Да и огонь потухает, - вытащил из-за пазухи странно топорщащейся потертой курткий несколько листов.
        Я узнала их мгновенно, но лишь беспомощно вскрикнула, когда они полетели в огонь. Игорь удержал меня за плечо и с силой сжал.
        - Генрих выполнил твои условия. Отдай мне Эльзу, - подал голос Лев. - Ты обещал.
        - Не обещал, а ставил условия, - хмыкнул мужчина, выуживая мобильник из кармана старых джинс. - Раз пришли, я хочу, чтобы вы досмотрели спектакль до конца. Пикнешь, выпущу пулю ей в башку. Итак, последний гость, - набрал номер и приложил телефон к уху. - Птичка, пригласи Максимилиана. У меня есть, что ему показать. Мы на складе, да-да. Там, где виделись в прошлый раз. Если хочешь, тоже приходи. Твоя подружка уже на месте, будет невежливо, если откажешься.
        Я чуть пошатнулась. Он звонил Ирэн, она в сговоре с этим монстром, уродом, убийцей. Как? Как такое возможно? Скажите, что это плохой сон. Кошмар, который сейчас закончится. Невольно ущипнула себя за руку. Зря. Стало намного хуже, потому что это не сон. Это глупая очень жестокая реальность.
        Воздух в помещении на мгновение стал тяжелым, давящим на плечи, и рядом с Ирвином медленно из золотых нитей соткалась знакомая фигура. Максимилиан собственной персоной.
        - Что происходит? - вопреки ожиданиям, Виллар был недоволен. - Какого черты ты собрал здесь армию? Они должны защищать замок в моем мире. Сопротивление пошло в атаку…
        - Сопротивление больше не имеет никакого значения, - небрежно бросил телефон на бетонную плиту. Указал на нас свободной рукой. - Теперь у тебя есть девчонка. Можешь поиграть перед тем, как я прикончу очередного Хранителя.
        - Где книга Тома? Нахрена мне девчонка, идиот, если у неё все еще нет амулета! - рявкнул Виллар и получил смачный подзатыльник. Темные волосы взъерошились с одной стороны. Мужчина выпрямился и, сжав зубы, обернулся к Ирвину. - Ты что себе позволяешь?
        - Ох, вашшество, простите великодушно. Как же мог, презренный раб, - раскланялся в притворном раскаянии, продолжая одной рукой поигрывать пистолетом. Оружие крутанулось и замерло в его руках. Дуло уперлось в затылок Виллара. - Вот только я не раб, вашшество. А ты не господин. У мира золотых нитей никогда не будет господ: ни Говорящих, ни других Созданий. Никаких спесивых самовлюбленных ублюдков! Ты умрешь первым…
        Я замерла. Только что у нас на глазах власть изменилась, Максимилиан сам стал жертвой. Ирвин неудержим и абсолютно безумен. Не подвластен моим командам после смерти своего создателя, и безумно опасен. Что делать? Бежать? Тогда Эльза погибнет, да и как далеко мы убежим? Их слишком много. У нас две надежны: люди Игоря и загадочные мыслители, за которыми уехал Павел. Вот только никто из них не спешит нам на помощь…
        - Идиот, ты не убьешь меня земным оружием. Через пару секунд мои силы иссякнут, я вернусь в свой мир живым и невредимым, - рассмеялся Виллар.
        - Пистолет? - хмыкнул Ирвин. - Ты просто прикольно так смотришься. Это для неё, - кивнул в мою сторону и махнул пушкой. - Разумеется, если я не захочу попробовать ножом.
        Прежде, чем я успела испугаться еще больше, Игорь сделал короткий шаг вперед и спрятал меня за спиной, заслоняя от возможного выстрела. Я вцепилась дрожащими пальцами в его футболку на спине. Готова бы разрыдаться, но держалась из последних сил. Выглянула из-за его плеча, чтобы не терять из вида происходящее.
        - Благородно. Хорошо, тебя я убью раньше, - снисходительное Игорю. - А пока обратимся к моей личной библиотеке. Вашшество…вы знаете, что это такое? - он поднял с пола толстую бумажную папку с надписью “Дело №”, на которую до этого никто не обратил внимания. Отряхнул пыль.
        - Понятия не имею, - небрежно отмахнулся Виллар и расправил плечи.
        Кажется, он не чувствовал угрозы. Зато я точно знала, она есть. Знакомая до боли папка из чулана Ирэн. Много лет назад бывшая подруга постоянно бегала с ней в руках, предлагала почитать всем знакомым и часто перечитывала сама. Это было задолго до того, как её романы попали в Интернет, стали читаемыми, а потом превратились в успешную серию.
        - Первая рукопись, - прошептала я тихо. Ирвин каким-то чудом услышал. Наши взгляды встретились. Сердце заколотилось о ребра бешено, как у испуганного зайца. Псих. Ненормальный. Коварный. Безжалостный. В его глазах я видела смерть.
        - Даже непутевый Хранитель знает, что это, - убийца снова перевел взгляд на Виллара. - Первая распечатка романа одной глупенькой девочки, которая однажды выросла и стала известной в узких кругах курочек, мечтающих о темном властелине. Пять романов о Максимилиане Вилларе. Коммерческий успех. А все началось вот здесь, - тряхнул папкой, с которой слетели остатки пыли.
        - Ложь. Это не первая рукопись, - вздернул подбородок Виллар. - Настоящая надежно спрятана.
        - Да-да. Яйцо в утке, утка в зайце, заяц в заднице слона, - расхохотался Ирвин, продолжая поигрывать пистолетом в правой руке. - Тогда ты не будешь против, если я немного подкину дровишек в свой костерок.
        Ирвин швырнул папку в огонь. Бумага взялась сразу, золотистые искры посыпались во все стороны. Я зажала уши руками. Крик. Ужасный, оглушающий, звонкий крик. Так не может кричать человек, так распадается Создание, сотканное из золотых нитей. Так кричал Виллар, слишком уверенный в себе, чтобы спасти собственную жизнь. Боль. Она пронзила всё тело, как будто в голову попала молния. Я не устояла на ногах. Рухнула на колени прямо на холодный пол. Глаза наполнились слезами.
        Игорь тихо вскрикнул и подбежал ко мне, помогая подняться. Стоять я могла, только опираясь на его плечо. Стоять, дрожать и плакать - вот на что способен Хранитель сегодня.
        - Знаешь, почему никогда Созданий не убивали рядом с Хранителем? - Ирвин все продолжал ёрничать. - Потому что он слишком тесно связан с миром. Находясь слишком близко, он чувствует боль. Понравилось, девочка? Это была маленькая репетиция большого шоу.
        Сквозь слезы я видела, как Ирвин достал из-за пазухи то, что осталось от книги Тома и подошел к пылающему огню.
        Сцена 129
        Том понимал, что они слабеют. Оба: и он, и Эль. Кто-то уничтожил часть книги. Но пока есть силы, они будут бороться. Одновременно Создания переступили высокий порог зала. Виллара в нем не было, зато мужчина, стоящий рядом с высоким креслом, медленно обернулся и тихо стукнул тростью об пол.
        - Всем добрый вечер. Вы как раз вовремя, - открыл крышку старинных часов и сверился.
        - Легендарный, - Эль доверчиво подбежала к нему и коротко обняла, как старого друга. - Том, знакомься. Главный лидер сопротивления.
        - Это было лишнее, юная леди. Но я тоже рад тебя видеть, ты прекрасно справилась с задачей, - усмехнулся в усы. - Но у нас мало времени. Спешу вам сообщить, что вашего врага - Максимилиана Виллара больше нет, - Пуаро чуть склонил голову. - Теперь остался лишь один. Настоящий враг, которого нам не победить. Это может сделать только Хранитель.
        Том потерял дар речи, как и остальные вошедшие с ними Создания. Никто и предположить не мог, что кто-то из Легендарных Созданий заинтересуется этой возней. А Пуаро, поговаривали, в хороших отношениях с Максимилианом. Вот вам и хорошие отношения.
        - Кто он? - нахмурилась Эль.
        - Ирвин. Убийца Хранителя, своего Создателя и отца. Тот, кто не поддается контролю и абсолютно безумен. Он убил Виллара и сейчас, - замолк на пару мгновений.
        Слабость. Снова острая слабость. Том и Эль одновременно, как марионетки с обрезанными нитями упали на колени.
        - Он бросит в огонь вашу книгу. Простите меня.
        Сцена 130
        Картинка перед глазами моргнула. Пошла рябь, как на экране старого бабушкиного телевизора, где Ирвин смотрит в кадр и, глядя мне в глаза, швыряет стопку листов в огонь.
        - Нет! - с губ сорвался крик. Не знаю откуда нашлись силы вскочить в рвануться к бочке. Что я хотела сделать? Сунуть в руки в огонь, сгореть вместе с Томом? Схватит пепел?
        - Стой! - сильная рука обвила талию.
        Мы с Игорем замерли в центре круга. Он успел за мгновение до того, как я коснулась огня. Тяжело дыша, прижал меня к своему к своему телу. Слишком сильный, чтобы вырваться. Но я не сдавалась, как будто обезумела. Слезы застилали глаза.
        “Ирвин, ненавижу тебя!” - пылала лишь одна мысль в моей голове. Боль накатила вместе с осознанием. Тома больше нет, я никогда его не увижу. Я не уберегла свое Создание. Не уберегла того, кого с таким искренним чувством создавала. Не уберегла того, кто столько раз помогал мне. А Эль? Хотелось хоть одним глазком её увидеть. Узнать, какая она. Потому что она - это я. Та, которой испуганная, измученная врачами и транквилизаторами девочка всегда хотела стать. Какая она? Этого я уже не узнаю.
        На темной доске сознания одна за одной вспыхивали огненные буквы: “Умри, Ирвин”. Без надежды на исполнение. Без шанса уничтожить это чудовище. Без Амулета.
        Сцена 131
        Лев стоял, окруженный сотнями то ли людей, то ли зомби и впервые в своей жизни не видел выхода. Рвануть к Эльзе - самоубийство для себя и неминуемая смерть для неё. Послать сигнал Павлу - он давно включил маячок, еще когда они входили на склад. Попытаться прорваться к выходу? Он лучше умрет, чем оставит Эльзу рядом с этим чудовищем.
        Он смутно осознавал, что происходит вокруг. Смотрел только на привязанную к стулу любимую тонкую фигурку. Измученную, связанную и совершенно беспомощную. Девушка не поднимала головы всё время.
        “Один взгляд, Эльза, прошу тебя,” - умолял Лев мысленно, вглядываясь в неё, - “чтобы знать, что ты все еще здесь со мной…”
        Горел огонь. Пылали книги и умирали Создания. Элли рванулась к бочке, Игорь следом. Все было, как в тумане до того момента, как пол под ногами дрогнул и Эльза подняла на него взгляд. Серые, потемневшие от слез глаза. Страх и любовь в обрамлений длинных темных ресниц.
        Время замедлилось. Уши будто накрыло подушкой. А потом раздался крик. Такой громкий, что звон стоял в ушах еще пару секунд после.
        Сцена 132
        Что это? Я смотрела на Ирвина и не верила своим глазам. Он кричал. Кричал так, что уши закладывало. Внезапно его тело вспыхнуло ярко-зеленым пламенем и рухнуло, оставив лишь очертания пылающего полупрозрачного Создания. Ирвин все еще кричал, но уже бесшумно.
        Он умирал. Сгорал в огне моего гнева, погибал от власти Хранителя. Но в последний момент крик прервался, Ирвин посмотрел мне в глаза, улыбнулся и исчез вместе с яркой вспышкой света. Если выживем, этот момент будет сниться мне в кошмарных снах. Момент, когда я тоже стала убийцей, пусть и во благо.
        Как мне это удалось? Не важно.
        - Эля, ты как? - Игорь все еще прижимал меня к себе. Только благодаря этому я все еще держалась на ногах.
        - Не знаю, как я. А вот они настроены решительно! - прошептала тихо за секунду до того, как к нам ринулась вся армия Ирвина. Видимо, это не тот случай, когда после гибели предводителя, его люди разбегаются кто-куда. Эти решили мстить.
        - Вы не боги в нашем мире! - слышалось с одной стороны.
        - Мы хотим свободы! - отвечала другая.
        Как считалку, как заклинание вторил эти каждый прототип. Их голоса превратились в пугающий гул.
        Все смешалось. Я видела, как Лев бросился в нашу сторону, хотел добежать до Эльзы, но его окружили создания. Мужчина отбивался умело, как будто не в первый раз. Раскидывал одного за другим. Кажется, Создания решили просто задавить нас массой. У них не было ножей и другого оружия. Они просто теснее сжимали круг. На смену одного - приходил другой, потом следующий. Просто гигантская мышца, которая сокращается, чтобы выдавить из нас остатки жизни.
        Игорь успел отступить к все еще пылающей бочке и аккуратно опустить меня на пол. Стоять я уже не могла - убийство Ирвина высосало все силы у неопытного Хранителя. Я пыталась писать на черной стене: “Замрите все!”, но надпись гасла раз за разом. Решила попробовать на одном…получилось.
        Игорь подошел к процессу креативно. Стянул с себя футболку, поджег её край и начал отпугивать Созданий огнем, как лесных волков. Как ни странно, получилось. Они остерегались подходить к нам, особенно, когда парочка из них получила ожоги. Человеческая боль не была им знакома.
        Я подползла к лежащему рядом с бочкой Генриху, по ходу дела остановила нескольких созданий. Но силы были на исходе. Если Библиотекарь не очнется и не поможет мне - мы обречены. Помощи ждать неоткуда.
        Толкнула мужчину изо всех сил. Тело перевернулось на спину. Перерезанное горло. Только сейчас я заметила, что вляпалась рукой в лужу крови, припорошенную пылью. Вскрикнула и отползла назад, ударилась спиной о раскаленную бочку. Взвыла от боли.
        - Эля! - Игорю в очередной раз пришлось отступить. Он схватил меня за руку и оттащил в сторону, по пути оттолкнул нескольких созданий. Спину жгло неимоверно. Каждое движение - боль. Я не сдерживала слезы, но кого они в этой куче-мале интересуют.
        - Спектакль еще не закончился! - громкий крик заставил всех остановиться. Как в детской игре “морская фигура на месте замри”, мы остановились. Создания, каким-то чудом живой Лев, Игорь и дрожащая от ужаса я. Этого не может быть. Ирвин?
        Глава 32
        Сцена 133
        - Соскучились по дядюшке Ирвину? - зловеще улыбался мужчина, которого мы считали мертвым. - Спасибо, друзья, что дали мне время, - раскланялся Ирвин, держа за шею дрожащую Эльзу. Убийца приставил пистолет к её голове. - Думала, убьешь Создание и уничтожишь Ирвина? - он смотрел на меня безумным взглядом одержимого человека. Именно человека. - Наивная девочка-хранительница. Ты не знала, что я не жертва Создания, я его друг и соратник. Только он понимал меня, как никто. А ты, - рыкнул так громко. что по складу пронеслось эхо, - ты убила моего друга!
        - Нет, не делай этого. Пожалуйста, - все что я могла это просить, сидя на грязном полу. - Мы можем договориться. Возьми меня. Давай поменяемся. Отпусти Эльзу и возьми меня, раз я виновата, - с трудом поднялась на ноги.
        - О-оу, - он с силой вжал дуло в висок пленницы. - Я тебя вижу, рыжий. Один шаг и…пуф!
        Я могла лишь догадываться, что происходило за моей спиной. Видимо, Лев решил воспользоваться моментом и незаметно подобраться ближе.
        - Они сейчас придут! - крикнул Лев. - К нам приближается Творец. Отпусти её и забудем всё.
        О чем речь? Не имела ни малейшего понятия, изо всех сил стараясь не потерять сознание от усталости и боли. Игорь стоял рядом, но не мог коснуться меня - спина и часть руки с этой стороны были обожжены, ткань футболки не спасла кожу. Не сразу заметила, что бетонный пол под ногами начал тихо вибрировать, как и стены склада.
        - Творец? Сам? Какая честь для старика Ирвина. У меня есть урок для него. Но он станет сценой после титров, а пока. Хэппи энд! - выстрел.
        Я ошиблась, вот что будет сниться мне в кошмарах. Кровь и пуля навылет. Стекленеющий, наполненный страхом взгляд подруги. Тело, мешком упавшее не пол. Крик Льва за спиной: нечеловеческий - животный.
        Грохот. Между дико смеющимся Ирвином и нами приземлился…ангел? Крылья которого исчезли, стоило ему расправить плечи. Я вдохнула и не смогла выдохнуть, захлебнувшись чем-то неизвестным. Словно воздух стал водой и залился в легкие.
        - Спать! - тихая команда, щелчок пальцев и темнота.
        Сцена 133
        Это сон? Неужели только плохой сон? Я вздрогнула и проснулась. Мягкий диван в гостиной у Игоря. Пошевелила спиной - никакой боли. Точно сон. Похоже, я вырубилась так и не дойдя до комнаты. Эля, ну ты даешь! Улыбнулась сама себе, села на диване, сладко потянулась и провалилась в реальность.
        - Ты должен был спасти её! - кричал один голос за моей спиной. Лев, я без проблем узнала его голос. - Ты, творец, твою мать! Кирилл, ты должен был её спасти! Ты и твои гребанные Мыслители!
        - Я не всесилен, - спокойный мужской голос, чуть низковатый и успокаивающе мягкий. - Я не могу воскрешать, прости.
        Осторожно обернулась и выглянула из-за мягкой как раз в тот момент, когда Лев с силой ударил под дых высокого слегка худощавого парня в кожаной куртке. Тот согнулся, но отвечать не стал. Позволил Льву нанести еще один удар и оттолкнуть Творца. Он отлетел в кухонную зону и ухватился рукой за стойку.
        - Верни её, - занес руку для удара Лев, но тут же опустил и рухнул на пол. Широкий плечи дрогнули.
        Парень сел рядом с ним и поднес руку к его голове, почти касаясь волос.
        - Не делай этого, - рыжий поднял на него взгляд. - Не забирай их у меня. Это все, что осталось…
        - Тебе будет больно жить с этими воспоминаниями, - заметил Творец.
        - Не забирай. Я уже не жилец, Кир. Дай хотя бы сдохнуть вместе с ними. Эльза, - он плакал. Я не видела его слез, но дрожащий голос и тяжелое дыхание выдавали все. - Эльза не хотела бы этого. Не хотела быть забытой. Не так.
        Слезы катились по моим щекам, но я боялась даже пошевелиться. Выдать себя? Нельзя. Хотелось подойти и утешить Льва. Вот только его горю уже нельзя помочь. Впервые в жизни я чувствовала себя по-настоящему беспомощной. Маньяк в темном углу, видения после транквилизаторов, голоса повсюду - ничто по сравнению с невозможностью исправить прошлое, вернуть к жизни близких и облегчить страдания.
        - Что ты хочешь, Лев? - устало выдохнул Кир и опустил руку.
        - Хочу забыть вас. Всех вас, - кивнул в сторону входа в гостиную. Я проследила за его взглядом и увидела Павла. Он опирался на косяк, его красивое лицо не выражало никаких эмоций. Лев же продолжал говорить. - Забыть Ассоциацию, Мыслителей, Теней, Говорящих и кто тут у нас еще водится. Уволиться с этой гребанной работы. Жить жизнью простого человека, - запустил пальцы в шевелюру и с силой сжал. - И любить хотя бы память о ней. Сколько продержусь.
        - Это не жизнь, - коротко произнес Павел.
        - Другой мне не нужно, - выдохнул мужчина.
        - Хорошо, - хлопнул ладонями по коленям Кир. - Одно условие. Семь лет ты живешь. Живешь без попыток суицида, без провокаций. Семь лет. Если через семь лет ты все еще будешь искать смерти, я лично дам тебе полный покой. Убью любым удобным для тебя способом.
        Тишина повисла в комнате. От предложения Творца, кажется, в легком шоке были все присутствующие. То есть как? На что он рассчитывает? Пресловутое время лечит? Вряд ли оно сможет стереть из его памяти момент, когда из черепной коробки любимой девушки вылетают кусочки мозга. Эта сцена из моей памяти нескоро уйдет (и не знаю, уйдет ли вообще, вместе с предсмертной улыбкой Ирвина), а из его тем более.
        - Согласен. Семь лет я продержусь. Мы были вместе семь лет. Теперь семь лет без неё. Всё честно. Семь лет счастья против семи лет мучений.
        Павел подошел к нему и положил руку на плечо, крепко сжал.
        - Прощай, Лев. Ты был мне другом, коллегой и лучшим связующим. Спасибо. И прости за всё.
        Развернулся и быстро вышел. Только я заметила, как на мгновение маска на его лице дрогнула. Мои же слезы не останавливались ни на мгновение. Я слизывала их соль с губ и продолжала прятаться.
        - Готов? - спросил Кир, в очередной раз приближая руку с длинными пальцами к его виску. - Больше мы с тобой никогда не встретимся.
        - Не буду скучать. По тебе нет, всесильный подонок, - грустно усмехнулся Лев, опустив, наконец, свои волосы. Теперь они некрасиво торчали во все стороны, но никого из присутствующих это не волновало, в том числе и меня.
        - Так я и думал, - оценил иронию тот.
        Снова. Я спряталась и вжалась лбом в мягкую спинку дивана, хватая ртом воздух. Тоже самое произошло в момент, когда Кир появился на том складе. Не оставалось сомнений - это был именно он. Он вытащил нас оттуда… слишком поздно для Эльзы.
        Сцена 134
        Кажется, прошла вечность, прежде чем я снова могла ровно дышать, а моего плеча коснулась прохладная ладонь.
        - Ты должна была спать, - черт, от звука его голоса мурашки по спине бегают. Вдоль позвоночника щекочут, как будто он гладит меня им, как кошку. - Готова поговорить со мной?
        - А надо? - ответила, не узнавая свой охрипший от крика голос.
        - Обязательно. У тебя, наверняка, много вопросов, - глянул в сторону двери. - Паш, заберите Льва. Он проснется через пять часов. Ты знаешь, что нужно делать. Он не должен ни в чем нуждаться, организуй ему работу и вызови друзей. Ему сейчас одиночество противопоказано.
        - Хорошо, - отозвался спокойный мужской голос.
        Кто-то протопал и, судя по звукам, унес Льва из комнаты. Интересно, после общения с Творцом все выключаются или это анестезия для избранных?
        - Ну что? - он уселся на противоположную сторону углового дивана и устало мне улыбнулся. - Тебе нужны ответы?
        Села как послушная девочка. Только сейчас заметила, что на мне другая одежда и нет следов крови на руках. Домашние пижамные штаны и футболка с надписью перечеркнутой книжкой и надписью “Ненавижу читать!” на английском. Нам с Игорем показалось, что мне носить такую будет забавно. Я старалась не думать о том, кто меня переодевал. Вряд ли Игорь доверил эту миссию Агнесс. Кстати…
        - Где Игорь?
        - Никогда бы не подумал, что этот вопрос ты задашь первым, - удивленно приподнял ровные брови. Я же получила возможность рассмотреть Творца. На вид и не скажешь, что этот шатен с длинноватым носом и чуть глубже, чем принято по стандартам красоты, посаженными глазами умеет отращивать крылья и изменять память. На вид он чуть старше нас с Игорем, может быть, на пару-тройку лет. Видимо, принадлежит к тому типу мужчин, которые в драке берут изворотливостью и гибкостью, а не мощью тела. Хм, кажется, еще и женатый? С удивлением заметила золотой ободок на пальце.
        - Мы в его доме. Странно, что без него, - с деланным равнодушием пожала плечами, чем снова вызвала улыбку у Творца. Ой, заглянула в хитро прищуренные глаза и обомлела. Они черные. Абсолютно черные.
        - Глаза всегда такие, не пугайся. Игорь дома, принимает душ. Жив и здоров. Кажется, через пару секунд будет здесь, - чуть приподнялся и посмотрел поверх меня.
        - Очнулась? - быстрые шаги. Игорь в чистых джинсах и футболке, волосы влажные после душа.
        Не знаю, что на меня нашло. Вскочила и крепко его обняла. Только когда сильные руки прижали меня к себе, стало спокойно. По-настоящему спокойно, даже под пугающе-черным взглядом Творца. Игорь пришел, значит, со мной всё будет хорошо.
        - Эй, ты чего? - тихо рассмеялся он. - Всё в порядке. Элли, мы дома, - медленно погладил по волосам.
        - Не уходи, - прошептала тихо, отпустила его и утянула с собой на диван. На всякий случай, схватила за руку, чтобы не потерять.
        - Есть предложение получше. Давайте в сад. Всем нужно прийти в себя, - внес рациональное предложение Игорь. - Кирилл, вы не против?
        - Только если начнешь обращаться ко мне на ты, - хмыкнул Творец и поднялся, одернув куртку.
        Интересно, ему не жарко? Или там наверху холодно? Где вообще живут Творцы? В моей голове крутились эти и еще сотня идиотских вопросов, которые и думать-то стыдно, не то что задавать.
        - Мне не жарко. Я живу в горах, там прохладно, - лаконично ответил Кирилл. - Летать в футболке тоже удовольствие не из приятных. И, предвосхищая вопрос, да я умею читать мысли. И твои тоже, Игорь, - выразительный взгляд в сторону Романова. - Можно я не буду их комментировать?
        - Буду благодарен, - сдержанно кивнул тот. Вот у кого самоконтроль на высоте, либо мысли не очень крамольные. А вот действия вполне. Засидевшуюся меня тут же подхватили на руку, только и успела, что по плечам его ударить.
        - Я и сама могла, - прошептала смущенно. Один на один ладно, почти смирилась с его вечным желанием носить меня на руках, но не при посторонних же.
        - Кирилл сказал, что после случившегося тебе пару дней нужен отдых и полный покой. Так что сиди спокойно и отдыхай, - выразительный кивок в сторону почему-то ухмыляющегося Творца. Они тут спелись, что ли, пока я спала? Умение заводить полезные связи у Романова, видимо, в крови. Даже если эти связи несколько потусторонние.
        Сцена 135
        - Красиво, - заметил Кирилл, разглядывая золотистые огоньки и попивая ароматный чай. Агнесс не забыла приготовить нам традиционный вечерний напиток. Творец мирно сидел в кресле и довольно щурился. - Кажется, вопросов я от тебя не дождусь?
        Мы с Игорем устроились на диване. Меня тут же закутали в плед, пришлось втихую уташить туда же его руку и крепко сжать. Нет, рядом с Творцом мне было неуютно до дрожи в коленях, только Романов худо-бедно спасал ситуацию и на складе, и сейчас здесь. Только с ним я чувствовала в себе хоть какие-то силы идти дальше после всего случившегося.
        - Я не знаю с чего начать. У меня в голове все смешалось, - горло немного першило, отпила горячий ароматный напиток.
        - Понял. Тогда кратко. Начну с того, что принесу извинения за то, что Ассоциация вас бросила. Этого не должно было произойти, но мой отец-долбодятел, не считал Созданий и Говорящих серьезной проблемой. Думал, разберетесь сами. В общем, допустил ошибку. Признаюсь, не единственную в его послужном списке. У нас последние годы тоже был полный кавардак, как разобрался с головной структуре, перешел к вам. Пока суть да дело, понял, что у вас все совсем плохо. Говорящих почти всех вырезали, в Мире золотых нитей раскол и борьба за власть, а Хранителя нет.
        - Теперь, кажется, есть, - пожала плечами.
        - Теперь точно есть, - поправил меня Кирилл. - Эля, ты - единственный возможный Хранитель. Понимаю твои чувства: страх и неуверенность. Сможешь или нет? Получится ли сохранить покой в целом мире? Наверное, только я тебя и могу понять. Поверь, если есть за что бороться, ты справишься. Тут нет вариантов, - поставил чашку на столик. - Оказалось, Создания могут быть опасны для людей. Вы видели армию Ирвина. Почти всех, кто был на складе, мои подчиненные вернули в норму этой ночью. Большинство из них невинные люди, которым не повезло приглянуть какому-либо автору и стать прототипом. Кстати, вашу охрану я тоже привел в порядок, мне пришлось их обезвредить, чтобы не пострадало еще больше людей. Они планировали штурм.
        - А прототип Ирвина? Что с ним? - не знаю, зачем спросила. Вспоминать этого монстра, сидя на веранде под золотистыми огоньками, хотелось меньше всего.
        - Мы провели допрос своими методами, узнали всё, что нужно. И казнили. Других вариантов не было. Ни Ирвин, ни его прототип никогда и никого больше не потревожат.
        Еще как потревожат. Меня в ночных кошмарах. Ума не приложу, как смогу сегодня уснуть без волшебного приказа Творца. Стоит закрыть глаза, как перед ними проносятся картинки со склада. Ирвин. Огонь, пожирающий книгу Тома, усмешка убийцы, наступающая толпа людей, Генрих с перерезанным горлом, выстрел и Эльза. Я сильнее сжала руку Игоря, чтобы хоть как-то вырваться из этого кошмара.
        - У меня до сих пор нет Амулета. Ты поможешь его найти? - посмотрела с надеждой. Он Творец и, как я понимаю, может очень и очень многое.
        - Легко. Прямо сейчас. Игорь, позволишь? - подошел и замер напротив, протягивая мне руку.
        Я перевела испуганный взгляд с Романова на Творца и обратно. Нет. Одна с почти незнакомцем? Нет-нет и нет. Мало ли, куда затащит меня этот не пойми кто. Может, они Хранителей в жертву приносят? Или он просто грамотно втирается в доверие, чтобы заполучить власть над Миром золотых нитей?
        - Мир Созданий итак находится в моей власти, он неразрывно связан с нашим миром в целом. Просто я не могу быть везде и сразу. Иногда, как сегодня показала практика, это фатально. Считай, что я предлагаю тебе работу. Моим, кхм, заместителем по Миру золотых нитей, - почесал длинноватый нос, задумавшись на секунду. - Кстати, а отличная идея. Почему-то раньше не приходила мне в голову. Зам по Мыслителям есть, по Теням есть, будешь ты по Нитям и еще парочка личностей. Только зарплату обсудим потом, ок? Мне нужно перекинуться парой фраз с нашими казначеями.
        Тут я запуталась окончательно. Слишком тесно переплелась реальная жизнь и мистика. У нас что, Творец за зарплату работает? Интересно, а налоги он платит и кому? Понимаю, что брежу. Но ничего более вменяемого в голову просто не влетало.
        - Будешь смеяться, но зарплата у меня, действительно, есть. Ассоциация, которую я возглавляю, серьезная организация со вполне современной структурой. Как-нибудь расскажу, но не сегодня. Времени мало. Так ты идешь? - посмотрел почему-то на Игоря. - Я её верну. Честно! В целости и сохранности, гарантирую.
        - Эль? - Романов ему верил, но впервые спокойно ждал моего решения.
        - Хорошо, - скинула плед и осторожно коснулась прохладной руки Творца.
        Мир вспыхнул золотым светом. Кажется, все огоньки с неба разом обрушились на меня, а потом собрались в сияющий ковер и, как на батуте, подкинули вверх. Вдохнула и закрыла глаза, целиком отдаваясь ощущению полета.
        Сцена 136
        - Открывай глаза, - тихий узнаваемый голос рядом. Сейчас он звучит иначе, переплетается с плеском воды и ветерком ерошит волосы.
        Я послушалась и ахнула. Мы стояли на круглой поляне посреди чудесного сада. Таких растений я не видела никогда: кусты с радужными листьями, цветы причудливых форм и расцветок, была даже лилия со струнами внутри (она наигрывала что-то мелодичное или мне показалось?). Единственным знакомым кустом стал ароматный шиповник, его ни с чем не перепутаешь.
        - Опять он здесь, - фыркнул в его сторону Творец. - Преследует меня, зараза колючая!
        Оглянулась. Мы стояли спиной к фонтану с кристально чистой водой. Не сдержалась и сунула руку в поток, он заискрился всеми цветами радуги, капли коснулись одежды и тут же высохли.
        - Посмотри наверх, - подсказал Творец.
        - Вау! - теперь понятно, почему он называется “Мир золотых нитей”. Все небо будто накрыто гигантской сияющей сетью. Красиво. Очень похоже на нашу беседку в саду. Нашу? Одернула себя. С каких пор я говорю так о доме, где живет Романов. Это чужой дом, меня там просто приютили и теперь, когда все закончилось, мне предстоит вернуться обратно. Вот только куда?
        - Добро пожаловать в твой мир, Хранитель, - тихо прозвучало справа и на поляну, опираясь на трость вышел мой старый знакомый, великий сыщик с красивыми усами. - Творец, рад видеть снова.
        - Отличная работа, Пуаро. Вы были неподражаемы! - показал большой палец вверх Кирилл. - Надеюсь, вы от имени Созданий поможете Элли разобраться с этим миром и своими обязанностями. Будет здорово, если воскресите традицию встреч в Библиотеке Говорящих.
        - Да, но я все еще без амулета, - поспешила напомнить Творцу, зачем мы собственно явились.
        - Ты никогда не была без амулета. Просто не умела им пользоваться, - усмехнулся в усы Пуаро. - По просьбе Кирилла, я включился в игру и достаточно быстро разгадал рисунки твоего отца, о которых мне любезно поведал Тарго. Да-да, он присматривал за вами и докладывал мне обо всем, что происходит в Лавке. Это не два отдельных рисунка.
        Кирилл щелкнул пальцами и перед моим лицом повисли два знакомых до боли листка бумаги. Они медленно приближались друг к другу и, наконец, соединились краями. Слева оказался рисунок с толпой и златобородым мужчиной, а за ним человек с “ножом” и девочка. Меня осенило. Это не нож.
        - Хотите сказать, что…
        - Да. Хранитель почувствовал угрозу. Его давно мучили угрызения совести и подозрения, что жестокий, сумасшедший сын и Ирвин объединились. Тогда он решил спрятать амулет, отказаться от силы Хранителя. Они успели вовремя и провели ритуал. Но не над твоим отцом, за которым Ирвин пошел бы следующим, а над тобой. Невинным ребенком, у которого еще не проявился дар. Обычно он открывается во время переходного возраста. Полное становление происходит к восемнадцати, а ты? Когда ты увидела первого персонажа.
        - Намного раньше, в начальной школе, - я могла только кивать и подтверждать его слова.
        - Посмотри сюда. Он втыкает тебе в грудь не нож. Амулет. Ты должна была получить его позже, но вас обнаружили и ринулись следом. У Якова не было другого выбора, кроме как надежно спрятать бесценный артефакт. Там, где никто не додумается его искать. Впервые за много тысяч лет он разбил сосуд, высвободил энергию амулета, которая послушно перетекла в его дочь. Амулет всегда был с тобой, Хранительница. Ты и есть Амулет.
        Я от неожиданности села на край фонтана и не почувствовала сырости. Все логично. Возможно, в тот момент это было единственное верное решение. Но почему он не сказал мне? Почему не объяснил?
        - Потому что его убили раньше, - ответил на мой невысказанный вопрос Творец. - Он не знал, что твои способности проснулись. Никто и слова ему не сказал: ни ты, ни твоя бабушка. Яков ждал до последнего, но Ирвин добрался до него раньше. В больнице, чтобы избежать шумихи, обставили это, как несчастный случай с психом. Не уследили. Покаялись. Получили штраф. Но это лучше, чем многолетние разбирательства и допросы.
        Постепенно разбитая на сотни осколков картинка складывалась в моей голове. Получается все это время я жила в одном кусочке огромной мозаики. В своей круглой комнате со страхами и демонами, кошмарами и мечтами. Но в какой-то момент всё изменилось, кто-то постепенно начал добавлять к ней новые элементы, пугая меня еще больше, и спасая.
        - Прости, Ассоциация должна была прийти за тобой намного раньше. Помочь разобраться во всем, но, как я уже говорит, мой отец считал Говорящих слишком незначительными винтиками в механизме, - произнес Кирилл, теплый ветер взъерошил его волосы и, мне же не показалась, начал крутиться вокруг него и ластиться, как голодный котенок. Творец коснулся его рукой и погладил кончиками пальцев.
        - Почему все изменилось? Когда? Я могла жить в своей комнате вечно, так ничего и не узнать.
        - Да, если бы твоя лучшая подруга не написала Виллара. Властолюбивого ублюдка, который пришелся по душе тысячам читателей, обрел силу и решил захватить свой мир. Ирвин, почуяв кровь, тут же к нему присоединился, но всегда был себе на уме, - объяснил Пуаро. - Когда Максимилиан впервые явился к своему автору, то случайно увидел тебя. У него был незаурядный ум, Элли. Ум, который позволил ему распознать в тебе Говорящую с огромным потенциалом и силой Хранителя. Того, кого он всегда искал. Того, кто мог принести ему Амулет и дать власть над Миром Золотых Нитей. Поверь, на этом он бы не остановился.
        - И тогда он занялся Ирэн? - выводы я делать умела. - Заставил её предать меня?
        На поляне повисла напряженная тишина. Этакая драматическая пауза, как будто Творец и Пуаро чего-то ждали. Я прислушалась. Едва слышно за одним их кустов треснула веточка. Улыбка на лице Кирилла была такой хитрой, что я не удержалась от вопроса:
        - Что? - сложила руки на груди. Сколько можно уже со мной играть!
        - Выходите уже! Хватит её мучить! - скомандовал Пуаро и ударил кончиком трости по траве.
        Листья шуршали все громче. Под чьими-то шагами с легким шорохом приминалась трава. Я слышала это также отчетливо, как будто я была стоящим рядом с ней цветком. Такого слуха у людей просто не бывает!
        - Ты слышишь мир, Элли. Это хорошо. Он постепенно принимает тебя. Совсем скоро ты будешь чувствовать его целиком, сможешь найти кого угодно и где угодно, изменять любую его часть по своему желанию, но не советую увлекаться. Создания за смену климата, например, тебе спасибо не скажут, - объяснил Творец.
        - А ты так все миры слышишь? - покосилась на него с жалостью. Это же с ума можно сойти.
        - Сначала бардак, а потом привыкаешь. Тут главное практика, - протянул руку и бесцеремонно взъерошил мои светлые волосы. Эй! Поморщилась и распустила легкую косу, которую заплела еще на веранде, чтобы длинные пряди не лезли в лицо и не щекотали плечи.
        - А вот и они, - кивнул Эркюль, о котором я ненадолго забыла, бросая злобные взгляды на посмеивающегося Творца. Может, мне тоже ему двинуть? Лев его недостаточно помял сегодня. Сама удивилась собственным мыслям.
        - Думаю, сейчас тебе будет, чем занять руки, - кивнул Кирилл.
        Я, наконец, посмотрела туда, куда нужно. В следующую секунду вскочила на ноги и с громким криком повисла на шее у вышедшего на поляну парня:
        - Том! - обняла, прижалась всем телом и поняла, что плачу. - Как? Почему ты жив? - я потеряла его сегодня и…снова нашла. Гладила пальцами лицо, запускала их в жесткие непослушные волосы, наслаждаясь вновь этими вспышками энергии, возможными только между Созданием и его автором.
        - Потому что он не сжег первую рукопись целиком, - улыбнулся парень и погладил меня по голове. - Так что мы живы, хоть и никогда не сможем вернуться в мир людей. От несчастных уцелевших листов слишко мало энергии.
        - И я бы попросила убрать руки от моего парня! - раздался рядом знакомый голос, который я никогда не слышала раньше. Да-да, именно так. Я всегда знала, что Эль говорит именно так, но впервые услышала его вживую.
        Отпустила Тома и подошла к Эль, по пути нервно заплетая пальцами легкую косу. Никогда не отделаюсь от этой привычки. Мы замерли друг напротив друга, изучая взглядами одинаковых голубых глаз. Мне она нравилась. Ровная спина, красивая осанка, вздернутый подбородок. Такая же длинная светлая коса, как и у меня, лежит на плече. Грудь больше, вот. Невольно сама вся подсобралась, чтобы не теряться на её фоне. Хотя и ежу понятно, что Эль я создала улучшенной версией. Более красивой, более сильной и смелой. Той, кем всегда хотела быть.
        Покосилась на Тома, который переводил удивленный взгляд с меня на неё и обратно. Что? Что ты там увидел? За спиной хмыкнул Творец, а Пуаро корректно покашлял.
        Насмотревшись друг на друга мы с Эль синхронно выдали, сложив руки на груди:
        - Что ж, а она ничего! - совершенно одинаковым голосом.
        - Том, я один офигеваю или они правда одинаковые? - бессовестно заржал за моей спиной Творец.
        Вот уж точно, только такого творца этот безумный мир и заслужил. Немного с прибабахом.
        Сцена 137
        - Элли, - мы шли по бесконечному саду плечом к плечу с Творцом. - По поводу работы на Ассоциацию, это правда важно. Мне нужна твоя помощь.
        - Я понимаю. А мне нужна твоя. Одна я с этим, - развела руками, - не справлюсь.
        Ко мне на плечо тут же приземлилась маленькая голубая птичка, словно срисованная из мультика про Белоснежку. Почесала её по пернатому брюшку пальцем.
        - Первое время, само собой, будем помогать по мере сил и возможности. Я знаю нескольких уцелевших Говорящих. Они старики, но смогут рассказать тебе много полезного. Возвращаемся? - он протянул мне руку. Птичка чирикнула, прощаясь, и слетела с моего плеча. - Ты можешь возвращаться сюда в любое время. Просто представь золотую нить и коснись её. Уходишь также. В крайнем случае, ты всегда можешь позвать на помощь Тарго, просто назови его имя.
        Куст рядом зашелестел и оттуда показалась знакомая недовольная физиономия обитателя Лавки. Махнула ему рукой и улыбнулась, тот лишь фыркнул и скрылся. Вот ведь характер! Старый ворчун.
        - Кирилл, а как быть, если со мной что-то случится? Возможно опять заключить силу в Амулет? - сама не знаю, почему идея пришла мне в голову.
        - Если хочешь, нет ничего невозможного, - кивнул Кирилл и коснулся прохладными пальцами впадинки у основания моей шеи. Щекотно и странно. Мир с каждой секундой становился всё тише, а Творец медленно тянул на себя тонкую золотую нить. Странное движение пальцами, она завернулась в причудливый узел. Мгновение и кулон уже висит на цепочке. Маленький и изящный.
        - Ты еще и ювелир? - я удивленно смотрела на свой новый аксессуар.
        - Нет, просто решил, что ты устанешь постоянно таскать на шее громоздкий амулет и он не подойдет ни к одному наряду, - пожал плечами Творец и протянул мне все еще чуть теплый кулон.
        - Забавно, даже я об этом не подумала, - нет, мне и правда в голову не пришло, что постоянно носить амулет очень неудобно. Особенно такого размера, каким он изображен на рисунке. Видимо, раньше Хранителями были только мужчины. Что ж, придется Миру Золотых нитей привыкнуть к матриархату.
        - Я ощущаю все, что чувствует моя жена, в режиме двадцать четыре на семь. У вас, девушек, вечно что-то болит, что-то неудобное и все такое прочее. Не будем усугублять.
        “Вот и не поспоришь с ним!” - подумала я, прежде чем меня взяли за руку и мир рухнул куда-то вместе со мной. Снова пришлось зажмуриться.
        Сцена 138
        - Где мы? - я с удивлением смотрела на дом, к крыльцу которого принес меня Творец. Дом, в котором прожила много счастливых и пугающих минут. - Зачем ты принес меня к Ирэн?
        Внутри всё похолодело. Наивная, я думала, что все закончилось на том складе.
        Глава 33
        Сцена 139
        - Давай зайдем в дом, здесь прохладно, - Кирилл набросил куртку мне на плечи, шагнул и позвонил в дверь. Мы перенеслись прямо на дорожку палисадника. - Это важно.
        Важно? Что может быть важного в визите к Ирэн? К подруге, которая предала меня ради воображаемого мужчины, столько лет обманывала, а потом угрожала пистолетом. Последнее, что я хочу в конце безумного дня, это разговаривать с бывшей подругой.
        Загорелся свет в коридоре. Ирэн открыла почти сразу, как будто и не спала в столь поздний час. Бледная, сейчас она была больше похожа на кого-то из семейки Адамс, чем на мою красотку-подругу, яркую и жизнерадостную. Под глазами тени, бледные губы и усталый взгляд. Неужели оплакивает свое создание?
        - Эля, господи! - вскрикнула и бросилась мне на шею, крепко обняла, поглаживая по волосам. - Цела? Все в порядке? Кирилл, вы успели вовремя? - завалила сотней вопросов, пока я просто стояла, вдыхая почти забытый аромат её духов.
        - Успели спасти, правда, не всех, - кивнул Творец. - Отпусти её, иначе получишь в глаз. Я еще ничего не рассказал Элли о твоей роли в этом деле.
        - Ой, - Ирэн отпрянула от меня и замерла в шаге. - Проходите, я приготовлю чай.
        Сцена 140
        Знакомая до последней царапины на ящике кухня. Сколько вечеров мы с Ирэн провели на ней вдвоем, пока еще были подругами. Сколько смеха и слез помнят эти стены. Уму непостижимо. Кухня между двумя половинами дома. Там, где мы встречались и болтали обо всем на свете. Здесь Ирэн часто расчесывала мне волосы после приступов, отпаивала чаем, когда я впадала в депрессию и давала советы, если что-то шло не так.
        Сейчас мы снова были вместе. Рядом. На кухне, в которой витал аромат травяного чая, знакомый до слез. Я смотрела на чашку и не пила. Мне все еще было страшно доверять Ирэн, хотя я отчетливо понимала - сейчас всё изменится. Она до последнего была на нашей стороне, так ведь, Творец?
        - Ты правильно думаешь, - снова ответил вслух на мои мысли Кирилл. - Ира не предавала тебя. Она быстро разгадала интерес Максимилиана к тебе, но не поняла его природы. Испугалась, что он может причинить тебе боль и начала подыгрывать. Делать то, что он хочет. Соглашалась на всё. Пока однажды Виллар сам все не рассказал о том, что ты можешь оказаться Хранителем, попросил о помощи и обещал золотые горы.
        - Если бы я отказалась, - тихий голос Ирэн, - он нашел бы кого-то другого. Тогда ты была бы в настоящей опасности. Прости, последние несколько лет, это я подкладывала книги с убийцами. Виллар считал, что тебя надо стимулировать, чтобы способности раскрылись. Мне было ужасно стыдно, зато я знала все о его планах, каждый шаг и могла иногда смягчать или перенаправлять его. До тех пор, пока Виллар окончательно не обезумел и не связался с Ирвином. Той ночью, когда впервые появился Том, что-то изменилось, - перевела дыхание и глотнула чай.
        - Тогда на Ирэн и вышел Пуаро. Он, как и все, почувствовал странную активность. Да еще и Том, который бы одним из слабых Созданий, вдруг смог материализоваться в мире людей. Такого раньше никогда не случалось. С этого момента Ирэн слушала его приказы, - продолжил Кирилл. - И когда пришло время, она выкрала из твоей комнаты часть книги Тома. Эркюль предполагал, что целиком мы её не убережем. Только благодаря Ирэн Том все еще жив, как и ты. Без помощи твоей подруги мы бы не справились.
        Вот всё и перевернулось с ног на голову. Снова эти безумные качели. Почему так? Почему нужно было меня обманывать? Мучить? Как я ненавижу интриги и “гениальные” планы. Чувствую себя королем на шахматной доске. Стою, как дура. Живу. А вокруг идет игра, о которой я не подозреваю и не могу в ней сделать ровным счетом ничего.
        - Теперь можешь. Все в твоих руках, Элли.
        Как же бесит эта привычка отвечать вслух на мои мысли! Бросила злой взгляд на Кирилла и все-таки отпила немного уже остывшего чая.
        - Думаю, вам нужно поговорить. А мне пора, - Творец снова влез в свою кожаную куртку, которую я до этого аккуратно повесила на спинку стула. Сунул руку в карман. - Ах да, чуть не забыл! - вытащил оттуда смартфон неизвестной мне марки. Без каких-либо названий бренда, логотипа и так далее. - С его помощью ты всегда можешь связаться со мной и Павлом. Я перекопировал туда и твою телефонную книгу. Пользуйся на здоровье. Из дополнительных бонусов, батарейка не садится, интернет безлимитный и никакой абонентской платы.
        - Отличный корпоративный тариф. Ударостойкий? - весил телефон прилично.
        - Зришь в корень. Твоя пластиковая ерунда осталась у Игоря. Если боишься, что мы будем подслушивать, можешь попробовать пользоваться своим для личных целей. Но мы все равно услышим, - подмигнул Кирилл, уже стоя в дверях кухни. - Пока, Ирэн. Надеюсь, вы помиритесь!
        И мы помирились. Несколько часов говорили обо всем на свете, напрочь забыв о времени. Она рассказала правду о Вилларе, что поначалу влюбилась в него без памяти и только потом разобралась. Я о Томе и своем глупом увлечении собственным Созданием. Со слезами на глазах рассказала про Эльзу и Льва, в итоге рыдали уже вдвоем. Ирэн их не знала, но тоже расчувствовалась. Наконец-то мне удалось выплеснуть все накопившиеся эмоции. Когда за окном забрезжил рассвет, мы умылись, вытерли слезы и …
        - Эль, что у тебя с Романовым? - хитро прищурилась Ирэн.
        А я чуть не свалилась со стула и схватила телефон с криком:
        - Он меня убьет! Ир, секунду, - быстро нашла его в номер в записной книжке. Надо же, удобный интерфейс. Обычно я долго привыкала к новым гаджетам.
        - Слушаю? - взял трубку после первого гудка. Голос уставший, но не сонный. Господи, как же стыдно.
        - Игорь, ты меня потерял? - сказала тихо, предвосхищая праведный гнев.
        - Нет, - спокойно ответил мне мужчина. - Кирилл пролетал мимо. Предупредил меня, что ты у Ирэн. Мы о многом поговорили. Кажется, я начинаю потихоньку узнавать устройство нашего мира с новой, неожиданной для себя стороны.
        - Почему ты не спишь? Тебе нужно отдохнуть.
        - Работаю. Завтра вечером важная встреча. Нужно всё просмотреть и подготовить. Ваша чертовщина, конечно, штука важная. Но у меня еще и свои дела имеются, - усмехнулся Романов в трубку.
        Ничего себе? После все, что произошло, он умудряется работать. Я сейчас и фразы на английском не сформулирую, не говоря уже о вменяемом переводе текста. Хуже, даже с листа прочитать не смогу ничего - буквы будут расплываться. Полчаса назад я пыталась прочитать выжившие листы из Первой рукописи своего романа, но не смогла и строчки осилить.
        Я молчала. Просто прижимала к уху телефон и не знала, что сказать. Вроде бы всё, Игорь не переживает, предупрежден. Можно успокоиться и болтать с Ирэн дальше, не мешать ему работать. Подруга уже три раз говорила, что я могу снова вернуться сюда и занять половину дома. Всё будет, как раньше. Вот только одно я знала точно: как раньше уже не будет никогда.
        - Тебя забрать домой? - тихий голос на том конце воображаемого провода вернул меня в мир.
        Забрать домой. Улыбнулась в никуда, кажется, Ирэн сейчас снова примет меня за сумасшедшую. Игорь ждет ответа, а я не знаю, что сказать. Домой. Сердце колотится, словно бежит к этому домой по дороге впереди моих собственных мыслей.
        - Да. Забери меня домой, - ловлю себя на том, что сильнее прижимаю телефон к уху.
        - Через полчаса буду, - уверенно и спокойно. Я знала точно, через полчаса он будет здесь. Не обманет. Не исчезнет. Через полчаса я поеду домой.
        - Буду ждать, - отключила вызов и посмотрела на Ирэн.
        - Можешь не рассказывать. Диагноз доктору понятен. Рецепта не существует, - махнула рукой девушка и рассмеялась. К ней потихоньку тоже возвращалась жизнь: краска прилила к лицу, улыбка вернулась на красивые губы, а в темные все еще уставшие глаза блеск.
        - Прости, что не сказала тебе раньше. Я сама не была уверена.
        - Я тоже многое от тебя скрывала. Давай просто начнем всё сначала.
        Сцена 141
        - Эль, иди уже спать, - Игорь посмотрел на зевающую меня, отложил планшет в сторону и привычным жестом потер пальцами кожаный браслет на запястье.
        Мы вернулись домой два часа назад. Игорь продолжил работать, а я устроилась на другой стороне дивана с чашкой кофе. Так и сидели. Он периодически что-то раздраженно хмыкал себе под нос, я пыталась влить в себя давно остывший напиток, от которого уже воротило. За окном солнечное летнее утро во всю праздновало победу над темной безлунной ночью.
        - Не хочу, - снова зевнула.
        - Я вижу, - усталая улыбка на губах. - Что не так, Эль? Скажи мне. - встал, подошел и навис надо мной, скрестив руки на груди. Пристальный взгляд. Минута. Две. Три.
        - Мне страшно, - наконец, призналась я и поставила чашку на журнальный столик. - Боюсь, что если усну, мы все это приснится. Этот кошмар. Эльза, Генрих - у меня в голове не укладывается, что их больше нет. Я не знаю, как смогу посмотреть в глаза Льва, если встречу его на улице. Не знаю, что делать с Лавкой Генриха, которую Кирилл обещал передать в мою собственность. Нужно будет разобрать бумаги, узнать о его жизни. Это. Не знаю, как справлюсь. Просто не знаю.
        Оказывается, не все слезы мы сегодня выплакали с Ирэн. Что-то еще осталось. Или этот кофе решил стать слезами? Картинка перед глазами расплывалась, губы уже были солеными. Нет, все-таки не кофе.
        - Спать, - меня просто снова подхватили на руки. Я не имела ничего против такой доставки до комнаты, тело давно лишилось сил. Оказывается, Кирилл вылечил все мои ожоги, но вернуть потраченную энергию до конца не мог.
        - Ты куда меня несешь? - опомнилась я, когда мы оказались в совершенно другой комнате. Тяжелые темные занавески на окнах не пропускают лучи солнца, мягкий свет от вмонтированных в стену спотов, огромная кровать в центре, заправленная темно-синим постельным бельем.
        - Спать, - спокойно повторил Игорь и мягко прикоснулся губами к виску. - У меня кровать больше.
        Я не покраснела лишь по одной причине - усталость отбила остатки смущения. Меня аккуратно опустили на кровать. Под одеялом на удобном матрасе было уютно. Подушка пахла свежим кондиционером для белья и немного Игорем: его терпким парфюмом и тем самым уникальным человеческим запахом, который редко когда удается описать словами.
        Матрас за моей спиной чуть продавился и в следующую секунду меня просто сграбастали в охапку.
        - Спи. Все будет в порядке. Мы справимся, Элли, - прошептал он мне в волосы, и я поверила.
        Закрыла глаза и провалилась в крепкий сон без единого сновидения. Проснулась, когда за темными шторами начинался вечер, а опаздывающий на встречу с партнерами Игорь прыгал по комнате, натягивая брюки.
        Но это была уже совсем другая история о том, как мы со всем справились…
        КОНЕЦ.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader, BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader. Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к